ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → "Падение доброго - самое злое..."

"Падение доброго - самое злое..."

25 мая 2014 - Борис Аксюзов

«Падение доброго — самое злое...»



От              Отрывок из романа«Fiat Justitia» («Да будет Справедливость»)



Утром Санникова разбудил звонок в дверь. Он посмотрел на часы: было уже десять утра. Но для него это было рано, к тому же он никого не ждал.


Звонили настойчиво и нетерпеливо, и Саня крикнул:
- Иду! Дайте хоть одеться.


В прихожей у него возникла смешная мысль:
«Открываю, а на площадке – чекисты в кожаных тужурках: «Пройдемте с нами, вы арестованы за измену Родине».


Но за дверью стояла девушка, настоящая топ – модель в чем-то очень розовом, с длиннющими ногами.
- Вы заказывали телефон? – спросила она, ослепительно и доверчиво улыбаясь, но вопрос ее прозвучал, как будто она хотела спросить его: «А вы видели когда-нибудь такую красивую девушку, как я?»

    - Проходите, - смущенно пробормотал Санников, скрываясь в комнате, чтобы убрать с дивана постельное белье. Но девушка была настолько хорошо воспитана, что смотрела только на предмет, который держала в руках, моторным голосом выговаривая рубленые фразы:

    - Вы сделали очень хороший выбор. Телефон этой фирмы отвечает всем требованиям взыскательного абонента и пользуется заслуженной популярностью…


    Продолжая говорить, она ловко вскрывала коробку тонкими наманикюренными пальцами, но теперь ее глаза смотрели прямо в лицо клиента, словно она старалась даже взглядом убедить его в сказанном. От этого милого взгляда Сане стало тепло и приятно, и он тоже ответил ей признательной улыбкой. Но девушке эта улыбка почему-то не понравилась. Она резко положила коробочку с телефоном на середину стола и уже совершенно другим, обыденным, но по-прежнему очень красивым голосом сказала:
    - Неужели вы меня не узнали, Сан Саныч?

    Санников внимательно всмотрелся в лицо девушки и, не опознав его, решил ответить банальным комплиментом:

    - Среди моих знакомых такой красивой девушки никогда не было.

    Девушка рассмеялась:

    - У-у, каким опасным ловеласом Вы стали, Сан Саныч! А раньше были таким пай – мальчиком. В нашу сторону и смотреть боялись. А мы так старались вам понравиться! Я даже выучила все неправильные глаголы, чтобы вас поразить хоть этим. Хотите, сейчас назову вам все сто девять глаголов? Break – broke – broken, build - …

    - Стоп, стоп! – замахал руками Санников. – Так бы сразу и сказала: Татьяна Ткачева, 11-ый «Б» класс. Если бы я был директором, я бы обязательно бы повесил в коридоре школы мемориальную доску в честь твоего подвига. Но я бы никогда не подумал, что ты станешь такой красавицей... Полнейшее совершенство внешних форм, как бы сказал Пьер Карден.

    - Никогда не забывайте сказку о гадком утенке. И помните: совершенные внешние формы иногда мешают жить.


    - Вовек такому не поверю. Например, сегодня ко мне пришла красивая девушка, чтобы продать телефон, И, очарованный ею, я готов купить два телефона, три, десять…


    - И всё?

    - Что: «и все»?

    - И кроме десяти телефонов вам больше от нее не надо?
    - Ну…

    - Вот главное и заключается в этом «ну…», - неожиданно упавшим голосом сказала девушка и отвернулась.

    - Что с тобой? – встревожился  Санников.

    Таня обернулась к нему, и он увидел на ее глазах слезы.
    - Знаете, как девочки называли вас в школе? – спросила она, внезапно улыбнувшись.

    - По-разному называли. Например, Саня в кубе. Потом – сэр Коум. Это потому, что в начале моей работы в школе я имел неосторожность носить в нагрудном кармане большую красную расческу. Маленькие девочки звали меня uncle Tom за то, что я любил на уроках читать им в оригинале «Хижину дяди Тома», а девушки из выпускных классов дали мне кличку Pretty Sunny Boy, намекая на то, что я немного женственен и слегка рыж.


    - Нет, это совсем не то. Наши девушки называли вас Центр Доверия. Знаете, есть такая организация, куда все жалуются на свои горести и беды. Так вот, мои одноклассницы были поголовно уверены, что вы обладаете даром вызывать доверие неопытных девушек, после чего их так тянет исповедаться вам.


    - Помню, помню… Какая-то очень положительная и гордая дочь очень благополучных родителей однажды спросила моего совета, стоит ли дружить с Костей Холкиди, самым отъявленным школьным хулиганом. Его терпели в нашей «престижке» только потому, что его дед был Героем Советского Союза.
    - Это хорошо, что вы вспомнили… Я сразу догадалась, что Санников А.А., заказавший у нас телефон, это Вы, наш… Центр Доверия. И по дороге к вам, решила вам все рассказать. Я знаю, что Вы навряд ли сможете мне помочь, но мне будет легче оттого, что Вы хотя бы выслушаете меня. У Вас же найдется пять минут для своей бывшей ученицы?

    - Ткачева, не задавай мне глупых вопросов! – полушутя полусерьезно воскликнул Саня и придвинул ей стул. – Садись и излагай.

    - Я как только увидела Вас, сразу поняла, что расскажу Вам обо всем. О том, чего даже мои родители не знают. А потом, когда Вы насчет моей красоты прошлись, мне так тошно стало, что я разревелась. Если бы Вы знали, для чего в нашем магазине эта красота нужна… Я тоже не знала до первого вызова… У нас в отделе доставки  диспетчер сидит, сестра нашего хозяина. Если заказ делает мужчина, она посылает меня или мою напарницу Юлю. Если звонит женщина, она направляет к ней кого-нибудь из наших мальчиков. Они у нас тоже все как на подбор…
    Первый мой клиент, это было год тому назад, сразу предложил мне раздеваться. Когда я отпустила ему пощечину, он очень удивился и заглянул в свою записную книжку: тот ли магазин прислал ему товар?
    А потом напрямик спросил меня, неужели я не знала, что постель входит в обязанность девушек по доставке аппаратуры. Он даже был информирован, что они получают солидную надбавку к своей зарплате. А я не знала. Ничего не знала. И, вернувшись в магазин, подала заявление об уходе. Там уже стоял большой шум, и хозяин почем зря костерил какого-то Пашу Кенаря, который не ввел меня в курс дела. Он у нас из бывших интеллигентов, преподавал когда-то философию в пединституте и, наверное, потому посоветовал мне забрать свое заявление и забыть обо всем, а когда я отказалась, сказал, что лучше всего для меня будет уехать из Москвы. Советам его я внять не захотела, и ответила, что никуда не уеду, а буду работать в Москве, только не в публичном доме под вывеской «Евротел», а в приличном магазине. Тогда я была еще смелой, потому что ничего не знала. А тем же вечером ко мне заявились трое мужчин, очень приличных на вид. Они сами открыли дверь и расселись за круглым столом, распахнув модные длиннополые пальто. Они курили и пили коньяк. Один из них предложил выпить и мне. Он сказал, что тогда мне легче будет вынести то, что они сделают со мною. Другой бандит проявил чуткость и предложил мне выход – вернуться в магазин и молчать. И я вернулась…

    Саня не понял, почему он выслушал это страшный рассказ так хладнокровно. На какой-то миг ему вспомнилась девочка Лу из алмазного подземелья. Кольнуло в сердце, а в голове промелькнула насмешливая мысль об изощренности цивилизованного рабства. Но ответ словно был готов у него заранее, так легко и спокойно он произнес эти слова:

    - Я помогу тебе.

    Таня горячо возразила ему:

    - И не думайте что-нибудь делать! Весь этот криминальный бизнес держит какой-то крутой авторитет, а московская милиция давно закрыла глаза на его дела. Наказать их вы не накажете, а меня прежнюю уже не вернуть.
    Он промолчал, и она, не прощаясь, тут же ушла. Саня понял, что она не хотела, чтобы он видел ее плачущей.
    Он взял со стола оставленный ею чек и нашел там адрес магазина.
    «Ну, что же, - подумал он, придется нанести вам визит, господа коммерсанты периода зачаточного капитализма. А вас, господин Премьер, я обязательно познакомлю с этим видом «честного» предпринимательства. А то вы слишком воинственно настроены против моих попыток хоть что-то изменить в этом преступном мире».

© Copyright: Борис Аксюзов, 2014

Регистрационный номер №0216914

от 25 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216914 выдан для произведения:

«Падение доброго — самое злое...»



Отрывок из романа«Fiat Justitia» («Да будет Справедливость»)



Утром Санникова разбудил звонок в дверь. Он посмотрел на часы: было уже десять утра. Но для него это было рано, к тому же он никого не ждал.


Звонили настойчиво и нетерпеливо, и Саня крикнул:
- Иду! Дайте хоть одеться.


В прихожей у него возникла смешная мысль:
«Открываю, а на площадке – чекисты в кожаных тужурках: «Пройдемте с нами, вы арестованы за измену Родине».


Но за дверью стояла девушка, настоящая топ – модель в чем-то очень розовом, с длиннющими ногами.
- Вы заказывали телефон? – спросила она, ослепительно и доверчиво улыбаясь, но вопрос ее прозвучал, как будто она хотела спросить его: «А вы видели когда-нибудь такую красивую девушку, как я?»

    - Проходите, - смущенно пробормотал Санников, скрываясь в комнате, чтобы убрать с дивана постельное белье. Но девушка была настолько хорошо воспитана, что смотрела только на предмет, который держала в руках, моторным голосом выговаривая рубленые фразы:

    - Вы сделали очень хороший выбор. Телефон этой фирмы отвечает всем требованиям взыскательного абонента и пользуется заслуженной популярностью…


    Продолжая говорить, она ловко вскрывала коробку тонкими наманикюренными пальцами, но теперь ее глаза смотрели прямо в лицо клиента, словно она старалась даже взглядом убедить его в сказанном. От этого милого взгляда Сане стало тепло и приятно, и он тоже ответил ей признательной улыбкой. Но девушке эта улыбка почему-то не понравилась. Она резко положила коробочку с телефоном на середину стола и уже совершенно другим, обыденным, но по-прежнему очень красивым голосом сказала:
    - Неужели вы меня не узнали, Сан Саныч?

    Санников внимательно всмотрелся в лицо девушки и, не опознав его, решил ответить банальным комплиментом:

    - Среди моих знакомых такой красивой девушки никогда не было.

    Девушка рассмеялась:

    - У-у, каким опасным ловеласом Вы стали, Сан Саныч! А раньше были таким пай – мальчиком. В нашу сторону и смотреть боялись. А мы так старались вам понравиться! Я даже выучила все неправильные глаголы, чтобы вас поразить хоть этим. Хотите, сейчас назову вам все сто девять глаголов? Break – broke – broken, build - …

    - Стоп, стоп! – замахал руками Санников. – Так бы сразу и сказала: Татьяна Ткачева, 11-ый «Б» класс. Если бы я был директором, я бы обязательно бы повесил в коридоре школы мемориальную доску в честь твоего подвига. Но я бы никогда не подумал, что ты станешь такой красавицей... Полнейшее совершенство внешних форм, как бы сказал Пьер Карден.

    - Никогда не забывайте сказку о гадком утенке. И помните: совершенные внешние формы иногда мешают жить.


    - Вовек такому не поверю. Например, сегодня ко мне пришла красивая девушка, чтобы продать телефон, И, очарованный ею, я готов купить два телефона, три, десять…


    - И всё?

    - Что: «и все»?

    - И кроме десяти телефонов вам больше от нее не надо?
    - Ну…

    - Вот главное и заключается в этом «ну…», - неожиданно упавшим голосом сказала девушка и отвернулась.

    - Что с тобой? – встревожился  Санников.

    Таня обернулась к нему, и он увидел на ее глазах слезы.
    - Знаете, как девочки называли вас в школе? – спросила она, внезапно улыбнувшись.

    - По-разному называли. Например, Саня в кубе. Потом – сэр Коум. Это потому, что в начале моей работы в школе я имел неосторожность носить в нагрудном кармане большую красную расческу. Маленькие девочки звали меня uncle Tom за то, что я любил на уроках читать им в оригинале «Хижину дяди Тома», а девушки из выпускных классов дали мне кличку Pretty Sunny Boy, намекая на то, что я немного женственен и слегка рыж.


    - Нет, это совсем не то. Наши девушки называли вас Центр Доверия. Знаете, есть такая организация, куда все жалуются на свои горести и беды. Так вот, мои одноклассницы были поголовно уверены, что вы обладаете даром вызывать доверие неопытных девушек, после чего их так тянет исповедаться вам.


    - Помню, помню… Какая-то очень положительная и гордая дочь очень благополучных родителей однажды спросила моего совета, стоит ли дружить с Костей Холкиди, самым отъявленным школьным хулиганом. Его терпели в нашей «престижке» только потому, что его дед был Героем Советского Союза.
    - Это хорошо, что вы вспомнили… Я сразу догадалась, что Санников А.А., заказавший у нас телефон, это Вы, наш… Центр Доверия. И по дороге к вам, решила вам все рассказать. Я знаю, что Вы навряд ли сможете мне помочь, но мне будет легче оттого, что Вы хотя бы выслушаете меня. У Вас же найдется пять минут для своей бывшей ученицы?

    - Ткачева, не задавай мне глупых вопросов! – полушутя полусерьезно воскликнул Саня и придвинул ей стул. – Садись и излагай.

    - Я как только увидела Вас, сразу поняла, что расскажу Вам обо всем. О том, чего даже мои родители не знают. А потом, когда Вы насчет моей красоты прошлись, мне так тошно стало, что я разревелась. Если бы Вы знали, для чего в нашем магазине эта красота нужна… Я тоже не знала до первого вызова… У нас в отделе доставки  диспетчер сидит, сестра нашего хозяина. Если заказ делает мужчина, она посылает меня или мою напарницу Юлю. Если звонит женщина, она направляет к ней кого-нибудь из наших мальчиков. Они у нас тоже все как на подбор…
    Первый мой клиент, это было год тому назад, сразу предложил мне раздеваться. Когда я отпустила ему пощечину, он очень удивился и заглянул в свою записную книжку: тот ли магазин прислал ему товар?
    А потом напрямик спросил меня, неужели я не знала, что постель входит в обязанность девушек по доставке аппаратуры. Он даже был информирован, что они получают солидную надбавку к своей зарплате. А я не знала. Ничего не знала. И, вернувшись в магазин, подала заявление об уходе. Там уже стоял большой шум, и хозяин почем зря костерил какого-то Пашу Кенаря, который не ввел меня в курс дела. Он у нас из бывших интеллигентов, преподавал когда-то философию в пединституте и, наверное, потому посоветовал мне забрать свое заявление и забыть обо всем, а когда я отказалась, сказал, что лучше всего для меня будет уехать из Москвы. Советам его я внять не захотела, и ответила, что никуда не уеду, а буду работать в Москве, только не в публичном доме под вывеской «Евротел», а в приличном магазине. Тогда я была еще смелой, потому что ничего не знала. А тем же вечером ко мне заявились трое мужчин, очень приличных на вид. Они сами открыли дверь и расселись за круглым столом, распахнув модные длиннополые пальто. Они курили и пили коньяк. Один из них предложил выпить и мне. Он сказал, что тогда мне легче будет вынести то, что они сделают со мною. Другой бандит проявил чуткость и предложил мне выход – вернуться в магазин и молчать. И я вернулась…

    Саня не понял, почему он выслушал это страшный рассказ так хладнокровно. На какой-то миг ему вспомнилась девочка Лу из алмазного подземелья. Кольнуло в сердце, а в голове промелькнула насмешливая мысль об изощренности цивилизованного рабства. Но ответ словно был готов у него заранее, так легко и спокойно он произнес эти слова:

    - Я помогу тебе.

    Таня горячо возразила ему:

    - И не думайте что-нибудь делать! Весь этот криминальный бизнес держит какой-то крутой авторитет, а московская милиция давно закрыла глаза на его дела. Наказать их вы не накажете, а меня прежнюю уже не вернуть.
    Он промолчал, и она, не прощаясь, тут же ушла. Саня понял, что она не хотела, чтобы он видел ее плачущей.
    Он взял со стола оставленный ею чек и нашел там адрес магазина.
    «Ну, что же, - подумал он, придется нанести вам визит, господа коммерсанты периода зачаточного капитализма. А вас, господин Премьер, я обязательно познакомлю с этим видом «честного» предпринимательства. А то вы слишком воинственно настроены против моих попыток хоть что-то изменить в этом преступном мире».

Рейтинг: 0 273 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
117
116
112
111
107
96
95
92
91
88
87
83
81
79
74
73
72
71
70
69
66
64
64
63
63
Непогода. 23 апреля 2017 (Лариса Чайка)
61
58
57
56
56