ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → "Падение доброго - самое злое..."

 

"Падение доброго - самое злое..."

25 мая 2014 - Борис Аксюзов

«Падение доброго — самое злое...»



От              Отрывок из романа«Fiat Justitia» («Да будет Справедливость»)



Утром Санникова разбудил звонок в дверь. Он посмотрел на часы: было уже десять утра. Но для него это было рано, к тому же он никого не ждал.


Звонили настойчиво и нетерпеливо, и Саня крикнул:
- Иду! Дайте хоть одеться.


В прихожей у него возникла смешная мысль:
«Открываю, а на площадке – чекисты в кожаных тужурках: «Пройдемте с нами, вы арестованы за измену Родине».


Но за дверью стояла девушка, настоящая топ – модель в чем-то очень розовом, с длиннющими ногами.
- Вы заказывали телефон? – спросила она, ослепительно и доверчиво улыбаясь, но вопрос ее прозвучал, как будто она хотела спросить его: «А вы видели когда-нибудь такую красивую девушку, как я?»

    - Проходите, - смущенно пробормотал Санников, скрываясь в комнате, чтобы убрать с дивана постельное белье. Но девушка была настолько хорошо воспитана, что смотрела только на предмет, который держала в руках, моторным голосом выговаривая рубленые фразы:

    - Вы сделали очень хороший выбор. Телефон этой фирмы отвечает всем требованиям взыскательного абонента и пользуется заслуженной популярностью…


    Продолжая говорить, она ловко вскрывала коробку тонкими наманикюренными пальцами, но теперь ее глаза смотрели прямо в лицо клиента, словно она старалась даже взглядом убедить его в сказанном. От этого милого взгляда Сане стало тепло и приятно, и он тоже ответил ей признательной улыбкой. Но девушке эта улыбка почему-то не понравилась. Она резко положила коробочку с телефоном на середину стола и уже совершенно другим, обыденным, но по-прежнему очень красивым голосом сказала:
    - Неужели вы меня не узнали, Сан Саныч?

    Санников внимательно всмотрелся в лицо девушки и, не опознав его, решил ответить банальным комплиментом:

    - Среди моих знакомых такой красивой девушки никогда не было.

    Девушка рассмеялась:

    - У-у, каким опасным ловеласом Вы стали, Сан Саныч! А раньше были таким пай – мальчиком. В нашу сторону и смотреть боялись. А мы так старались вам понравиться! Я даже выучила все неправильные глаголы, чтобы вас поразить хоть этим. Хотите, сейчас назову вам все сто девять глаголов? Break – broke – broken, build - …

    - Стоп, стоп! – замахал руками Санников. – Так бы сразу и сказала: Татьяна Ткачева, 11-ый «Б» класс. Если бы я был директором, я бы обязательно бы повесил в коридоре школы мемориальную доску в честь твоего подвига. Но я бы никогда не подумал, что ты станешь такой красавицей... Полнейшее совершенство внешних форм, как бы сказал Пьер Карден.

    - Никогда не забывайте сказку о гадком утенке. И помните: совершенные внешние формы иногда мешают жить.


    - Вовек такому не поверю. Например, сегодня ко мне пришла красивая девушка, чтобы продать телефон, И, очарованный ею, я готов купить два телефона, три, десять…


    - И всё?

    - Что: «и все»?

    - И кроме десяти телефонов вам больше от нее не надо?
    - Ну…

    - Вот главное и заключается в этом «ну…», - неожиданно упавшим голосом сказала девушка и отвернулась.

    - Что с тобой? – встревожился  Санников.

    Таня обернулась к нему, и он увидел на ее глазах слезы.
    - Знаете, как девочки называли вас в школе? – спросила она, внезапно улыбнувшись.

    - По-разному называли. Например, Саня в кубе. Потом – сэр Коум. Это потому, что в начале моей работы в школе я имел неосторожность носить в нагрудном кармане большую красную расческу. Маленькие девочки звали меня uncle Tom за то, что я любил на уроках читать им в оригинале «Хижину дяди Тома», а девушки из выпускных классов дали мне кличку Pretty Sunny Boy, намекая на то, что я немного женственен и слегка рыж.


    - Нет, это совсем не то. Наши девушки называли вас Центр Доверия. Знаете, есть такая организация, куда все жалуются на свои горести и беды. Так вот, мои одноклассницы были поголовно уверены, что вы обладаете даром вызывать доверие неопытных девушек, после чего их так тянет исповедаться вам.


    - Помню, помню… Какая-то очень положительная и гордая дочь очень благополучных родителей однажды спросила моего совета, стоит ли дружить с Костей Холкиди, самым отъявленным школьным хулиганом. Его терпели в нашей «престижке» только потому, что его дед был Героем Советского Союза.
    - Это хорошо, что вы вспомнили… Я сразу догадалась, что Санников А.А., заказавший у нас телефон, это Вы, наш… Центр Доверия. И по дороге к вам, решила вам все рассказать. Я знаю, что Вы навряд ли сможете мне помочь, но мне будет легче оттого, что Вы хотя бы выслушаете меня. У Вас же найдется пять минут для своей бывшей ученицы?

    - Ткачева, не задавай мне глупых вопросов! – полушутя полусерьезно воскликнул Саня и придвинул ей стул. – Садись и излагай.

    - Я как только увидела Вас, сразу поняла, что расскажу Вам обо всем. О том, чего даже мои родители не знают. А потом, когда Вы насчет моей красоты прошлись, мне так тошно стало, что я разревелась. Если бы Вы знали, для чего в нашем магазине эта красота нужна… Я тоже не знала до первого вызова… У нас в отделе доставки  диспетчер сидит, сестра нашего хозяина. Если заказ делает мужчина, она посылает меня или мою напарницу Юлю. Если звонит женщина, она направляет к ней кого-нибудь из наших мальчиков. Они у нас тоже все как на подбор…
    Первый мой клиент, это было год тому назад, сразу предложил мне раздеваться. Когда я отпустила ему пощечину, он очень удивился и заглянул в свою записную книжку: тот ли магазин прислал ему товар?
    А потом напрямик спросил меня, неужели я не знала, что постель входит в обязанность девушек по доставке аппаратуры. Он даже был информирован, что они получают солидную надбавку к своей зарплате. А я не знала. Ничего не знала. И, вернувшись в магазин, подала заявление об уходе. Там уже стоял большой шум, и хозяин почем зря костерил какого-то Пашу Кенаря, который не ввел меня в курс дела. Он у нас из бывших интеллигентов, преподавал когда-то философию в пединституте и, наверное, потому посоветовал мне забрать свое заявление и забыть обо всем, а когда я отказалась, сказал, что лучше всего для меня будет уехать из Москвы. Советам его я внять не захотела, и ответила, что никуда не уеду, а буду работать в Москве, только не в публичном доме под вывеской «Евротел», а в приличном магазине. Тогда я была еще смелой, потому что ничего не знала. А тем же вечером ко мне заявились трое мужчин, очень приличных на вид. Они сами открыли дверь и расселись за круглым столом, распахнув модные длиннополые пальто. Они курили и пили коньяк. Один из них предложил выпить и мне. Он сказал, что тогда мне легче будет вынести то, что они сделают со мною. Другой бандит проявил чуткость и предложил мне выход – вернуться в магазин и молчать. И я вернулась…

    Саня не понял, почему он выслушал это страшный рассказ так хладнокровно. На какой-то миг ему вспомнилась девочка Лу из алмазного подземелья. Кольнуло в сердце, а в голове промелькнула насмешливая мысль об изощренности цивилизованного рабства. Но ответ словно был готов у него заранее, так легко и спокойно он произнес эти слова:

    - Я помогу тебе.

    Таня горячо возразила ему:

    - И не думайте что-нибудь делать! Весь этот криминальный бизнес держит какой-то крутой авторитет, а московская милиция давно закрыла глаза на его дела. Наказать их вы не накажете, а меня прежнюю уже не вернуть.
    Он промолчал, и она, не прощаясь, тут же ушла. Саня понял, что она не хотела, чтобы он видел ее плачущей.
    Он взял со стола оставленный ею чек и нашел там адрес магазина.
    «Ну, что же, - подумал он, придется нанести вам визит, господа коммерсанты периода зачаточного капитализма. А вас, господин Премьер, я обязательно познакомлю с этим видом «честного» предпринимательства. А то вы слишком воинственно настроены против моих попыток хоть что-то изменить в этом преступном мире».

© Copyright: Борис Аксюзов, 2014

Регистрационный номер №0216914

от 25 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216914 выдан для произведения:

«Падение доброго — самое злое...»



Отрывок из романа«Fiat Justitia» («Да будет Справедливость»)



Утром Санникова разбудил звонок в дверь. Он посмотрел на часы: было уже десять утра. Но для него это было рано, к тому же он никого не ждал.


Звонили настойчиво и нетерпеливо, и Саня крикнул:
- Иду! Дайте хоть одеться.


В прихожей у него возникла смешная мысль:
«Открываю, а на площадке – чекисты в кожаных тужурках: «Пройдемте с нами, вы арестованы за измену Родине».


Но за дверью стояла девушка, настоящая топ – модель в чем-то очень розовом, с длиннющими ногами.
- Вы заказывали телефон? – спросила она, ослепительно и доверчиво улыбаясь, но вопрос ее прозвучал, как будто она хотела спросить его: «А вы видели когда-нибудь такую красивую девушку, как я?»

    - Проходите, - смущенно пробормотал Санников, скрываясь в комнате, чтобы убрать с дивана постельное белье. Но девушка была настолько хорошо воспитана, что смотрела только на предмет, который держала в руках, моторным голосом выговаривая рубленые фразы:

    - Вы сделали очень хороший выбор. Телефон этой фирмы отвечает всем требованиям взыскательного абонента и пользуется заслуженной популярностью…


    Продолжая говорить, она ловко вскрывала коробку тонкими наманикюренными пальцами, но теперь ее глаза смотрели прямо в лицо клиента, словно она старалась даже взглядом убедить его в сказанном. От этого милого взгляда Сане стало тепло и приятно, и он тоже ответил ей признательной улыбкой. Но девушке эта улыбка почему-то не понравилась. Она резко положила коробочку с телефоном на середину стола и уже совершенно другим, обыденным, но по-прежнему очень красивым голосом сказала:
    - Неужели вы меня не узнали, Сан Саныч?

    Санников внимательно всмотрелся в лицо девушки и, не опознав его, решил ответить банальным комплиментом:

    - Среди моих знакомых такой красивой девушки никогда не было.

    Девушка рассмеялась:

    - У-у, каким опасным ловеласом Вы стали, Сан Саныч! А раньше были таким пай – мальчиком. В нашу сторону и смотреть боялись. А мы так старались вам понравиться! Я даже выучила все неправильные глаголы, чтобы вас поразить хоть этим. Хотите, сейчас назову вам все сто девять глаголов? Break – broke – broken, build - …

    - Стоп, стоп! – замахал руками Санников. – Так бы сразу и сказала: Татьяна Ткачева, 11-ый «Б» класс. Если бы я был директором, я бы обязательно бы повесил в коридоре школы мемориальную доску в честь твоего подвига. Но я бы никогда не подумал, что ты станешь такой красавицей... Полнейшее совершенство внешних форм, как бы сказал Пьер Карден.

    - Никогда не забывайте сказку о гадком утенке. И помните: совершенные внешние формы иногда мешают жить.


    - Вовек такому не поверю. Например, сегодня ко мне пришла красивая девушка, чтобы продать телефон, И, очарованный ею, я готов купить два телефона, три, десять…


    - И всё?

    - Что: «и все»?

    - И кроме десяти телефонов вам больше от нее не надо?
    - Ну…

    - Вот главное и заключается в этом «ну…», - неожиданно упавшим голосом сказала девушка и отвернулась.

    - Что с тобой? – встревожился  Санников.

    Таня обернулась к нему, и он увидел на ее глазах слезы.
    - Знаете, как девочки называли вас в школе? – спросила она, внезапно улыбнувшись.

    - По-разному называли. Например, Саня в кубе. Потом – сэр Коум. Это потому, что в начале моей работы в школе я имел неосторожность носить в нагрудном кармане большую красную расческу. Маленькие девочки звали меня uncle Tom за то, что я любил на уроках читать им в оригинале «Хижину дяди Тома», а девушки из выпускных классов дали мне кличку Pretty Sunny Boy, намекая на то, что я немного женственен и слегка рыж.


    - Нет, это совсем не то. Наши девушки называли вас Центр Доверия. Знаете, есть такая организация, куда все жалуются на свои горести и беды. Так вот, мои одноклассницы были поголовно уверены, что вы обладаете даром вызывать доверие неопытных девушек, после чего их так тянет исповедаться вам.


    - Помню, помню… Какая-то очень положительная и гордая дочь очень благополучных родителей однажды спросила моего совета, стоит ли дружить с Костей Холкиди, самым отъявленным школьным хулиганом. Его терпели в нашей «престижке» только потому, что его дед был Героем Советского Союза.
    - Это хорошо, что вы вспомнили… Я сразу догадалась, что Санников А.А., заказавший у нас телефон, это Вы, наш… Центр Доверия. И по дороге к вам, решила вам все рассказать. Я знаю, что Вы навряд ли сможете мне помочь, но мне будет легче оттого, что Вы хотя бы выслушаете меня. У Вас же найдется пять минут для своей бывшей ученицы?

    - Ткачева, не задавай мне глупых вопросов! – полушутя полусерьезно воскликнул Саня и придвинул ей стул. – Садись и излагай.

    - Я как только увидела Вас, сразу поняла, что расскажу Вам обо всем. О том, чего даже мои родители не знают. А потом, когда Вы насчет моей красоты прошлись, мне так тошно стало, что я разревелась. Если бы Вы знали, для чего в нашем магазине эта красота нужна… Я тоже не знала до первого вызова… У нас в отделе доставки  диспетчер сидит, сестра нашего хозяина. Если заказ делает мужчина, она посылает меня или мою напарницу Юлю. Если звонит женщина, она направляет к ней кого-нибудь из наших мальчиков. Они у нас тоже все как на подбор…
    Первый мой клиент, это было год тому назад, сразу предложил мне раздеваться. Когда я отпустила ему пощечину, он очень удивился и заглянул в свою записную книжку: тот ли магазин прислал ему товар?
    А потом напрямик спросил меня, неужели я не знала, что постель входит в обязанность девушек по доставке аппаратуры. Он даже был информирован, что они получают солидную надбавку к своей зарплате. А я не знала. Ничего не знала. И, вернувшись в магазин, подала заявление об уходе. Там уже стоял большой шум, и хозяин почем зря костерил какого-то Пашу Кенаря, который не ввел меня в курс дела. Он у нас из бывших интеллигентов, преподавал когда-то философию в пединституте и, наверное, потому посоветовал мне забрать свое заявление и забыть обо всем, а когда я отказалась, сказал, что лучше всего для меня будет уехать из Москвы. Советам его я внять не захотела, и ответила, что никуда не уеду, а буду работать в Москве, только не в публичном доме под вывеской «Евротел», а в приличном магазине. Тогда я была еще смелой, потому что ничего не знала. А тем же вечером ко мне заявились трое мужчин, очень приличных на вид. Они сами открыли дверь и расселись за круглым столом, распахнув модные длиннополые пальто. Они курили и пили коньяк. Один из них предложил выпить и мне. Он сказал, что тогда мне легче будет вынести то, что они сделают со мною. Другой бандит проявил чуткость и предложил мне выход – вернуться в магазин и молчать. И я вернулась…

    Саня не понял, почему он выслушал это страшный рассказ так хладнокровно. На какой-то миг ему вспомнилась девочка Лу из алмазного подземелья. Кольнуло в сердце, а в голове промелькнула насмешливая мысль об изощренности цивилизованного рабства. Но ответ словно был готов у него заранее, так легко и спокойно он произнес эти слова:

    - Я помогу тебе.

    Таня горячо возразила ему:

    - И не думайте что-нибудь делать! Весь этот криминальный бизнес держит какой-то крутой авторитет, а московская милиция давно закрыла глаза на его дела. Наказать их вы не накажете, а меня прежнюю уже не вернуть.
    Он промолчал, и она, не прощаясь, тут же ушла. Саня понял, что она не хотела, чтобы он видел ее плачущей.
    Он взял со стола оставленный ею чек и нашел там адрес магазина.
    «Ну, что же, - подумал он, придется нанести вам визит, господа коммерсанты периода зачаточного капитализма. А вас, господин Премьер, я обязательно познакомлю с этим видом «честного» предпринимательства. А то вы слишком воинственно настроены против моих попыток хоть что-то изменить в этом преступном мире».

Рейтинг: 0 203 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!