ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → "Бензин ваш, а идеи наши!"

 

"Бензин ваш, а идеи наши!"

1 апреля 2014 - Матвей Тукалевский
article205840.jpg

                  …Позвонил брат:
- Ты можешь встретить? Поезд номер… вагон…
- Конечно, - с готовностью ответил я.  
Брат помолчал и добавил:
- Хорошо будет, если и Глеб сможет меня встретить…
И мне показалась,  в его голосе прозвучали тревожные нотки…


              …Я люблю своего младшего брата. И люблю, когда он приезжает ко мне в гости. Приезжает или прилетает он, как правило, неожиданно и из самых разных направлений. Вообще-то, он в то время, о котором я повествую, жил в Алма-Ате, но его интересы бизнесмена простирались от Калининграда до Владивостока и от Мурманска до Севастополя.  Если бы мне пришлось, я бы не смог ответить на простой вопрос  - чем занимается мой брат. Хорошо, что в обиход вошло ёмкое и всеобъемлющее слово «бизнес». Бизнесом на многострадальной Руси 90-х годов ХХ столетия считалось всё; и продажа бабкой своих семечек, и миллионно долларовые сделки тех россиян, которые оказались в эти мутные 90-е в нужном месте,  с нужными связями, гибкой совестью и ненасытным аппетитом…

                  Я любовался на своего брата. Бог ему подарил удивительную голову. Которая впитывала всевозможную информацию, как высохшая губка влагу, надёжно её складировала по извилинам мозга и в нужный момент выдавала «на гора».

                    К тому же брат обладал великолепным аналитическим мышлением, был всегда полон неожиданных и неординарных идей, которые ложились в основу его практических разработок и приносили на удивление немалые дивиденды, которые могли бы его озолотить, если бы…

                    Если бы не ещё одно качество брата, которое я в нём ценил больше всех его достоинств –  щедрость.

                     Он мне чем-то неуловимо напоминал Остапа Бендера. Он мог, проявив массу изобретательности, настойчивости, выдержки претворить в жизнь одну из своих удивительных  идей, блестяще провернуть оригинальную сделку, получить баснословный гонорар и, неожиданно и абсолютно недоступно для понимания окружающих, широким жестом истратить  этот гонорар на помощь или щедрые подарки своим родственникам или даже просто случайным знакомым…

                      Причём, он, при этом,  удивительно легко расставался со своими деньгами, видимо, сам процесс одаривания доставлял ему небывалое удовольствие. Гораздо большее, чем обладание этими деньгами…

                   …Тревога, которая мне послышалась в голосе брата, меня насторожила и взволновала. Шли мутные 90-е  и человеческая жизнь перестала быть безопасной, как при «проклятых коммунистах»,  и обесценилась до ничтожности.

                        Поэтому я поехал на вокзал вместе со старшим сыном, который работал участковым и которого я попросил одеть форму…

                         …Брат вышел из вагона не один. Вместе с ним, оказывается, приехал и наш двоюродный брат, живший в Севастополе – Володя. Брат обнялся со мной, пожал руку сыну и кратко и несколько озабоченно кинул мне:

- Прости,  брат! Сейчас…  мы тут… договорим… - и обернулся к группе молодых людей, которые вместе с ним вышли из вагона и стояли теперь невдалеке, названивая кому-то по мобильникам…

                         - Ну, что? Пошли! -  сказал брат и, широко шагая, возвышаясь над толпой своими двумя метрами роста, быстро двинулся к вокзалу. Двое парней из группы пристроились к нему и продолжили какой-то свой разговор.

                         Можно было, не приглядываясь особо, определить, что эти ребята из группы «новых русских». Причём из того сегмента этого новообразования, который был ближе у криминалу, чем к  «правоверным» бизнесменам. Это были мускулистые ребята с борцовскими шеями, на которых болтались золотые цепи такой толщины, что, вероятно, выдержали бы и взрослого бультерьера. Взгляд их острых глаз, которого привыкли избегать окружающие, был,  однако, сейчас глубоко заинтересованным и прикованным к брату. Он что-то говорил им, а они, выдвигаясь вперёд и заглядывая ему в лицо, слушали его так, что я бы употребил эпитет «заворожено».

                         Позади этой первой тройки пристроились два горилоподобных существа, которые безостановочно двигая своими челюстями, пережевывая жвачку, безучастно шли за своими «братками», видимо, охраняя их…

                          …Я с сыном последовал за этим странным кортежем, замыкая его. Ко мне пристроился двоюродный брат и, в ответ на мои недоуменные взгляды, коротко прояснил ситуацию:

- Да ты не волнуйся! Просто пацаны ехали в одном купе с Сашей. Ну и разговорились. А ты же знаешь Сашу! Ему бы миссионером среди папуасов быть. Или от зубной боли заговаривать! Он же зомбирует собеседника сразу и – наповал. Он выдал им пару идей из «четырехсот сравнительно честных способов отъема денег» - они и опупели! Вот и смотрят ему в зубы, пытаясь осилить дилемму:  кто им попался гений или мошенник, ещё более опасный, чем они…

                       …Вскоре авангард нашего отряда подошел к зданию вокзала и все остановились. Я подобрался поближе к брату. По его разговору с «братками» я понял, что они его приглашают куда-то заехать в какой-то офис. Брат, поразмыслив секунду, решил:

- Ладно! Вы езжайте вперёд, а я за вами!..
                       Мы вчетвером забрались в нашу машину и пристроились за шикарным джипом «братков».

                      Я пошутил:
 - Что, брат, твои чары действуют и на криминальный элемент?!

Брат улыбнулся:
- Да, просто мы разговорились,  и я им сказал, что не стоит им жить по-Жегловски: «украл - выпил - в тюрьму», когда сейчас можно зарабатывать законно с меньшим риском не меньшие деньги.  Они заинтересовались. Ну,  я и выдал им одну идейку, которая мне в голову пришла прямо в вагоне:  сыграть на разнице курсов валют…

                      И он мне начал с азартом рассказывать свою идею, как можно «сделать деньги из воздуха», использовав разницу в курсах трёх валют: доллара, рубля и тенге. Несмотря на его подробное  объяснение и моё университетское экономическое образование, я половины не понял из задумки брата:

- Так,  а где деньги на этот оборот взять? – уточнил я.
- Да не надо никаких денег! – досадливо воскликнул брат, - Никаких денег никто не вкладывает. В ход идут банковские гарантии. Я могу им предоставить гарантии казахского банка, а за ними -  гарантия питерского банка. И сто тысяч баксов, как из воздуха – в руки…  
 
- Ну и что «братки»? – поинтересовался я.
- Да по пословице: «И хочется, и колется, и мама не велит!» - сказал брат.
- А сейчас куда едем?

- Они хотят посоветоваться со своими то ли боссами, то ли дружками! – состроил недовольную физиономию брат. – Кажется, каши с ними не сваришь! Слишком медленно соображают и слишком долго согласовывают! Времени жалко…

                         …В гостях брат пробыл недолго. Выйдя из здания, он сел в машину и в сердцах хлопнул дверкой:
- Поехали!

                        Оказалось, «шишки» «братков» на месте не было. Брат ждать не стал. Сказал:
- Ну, как согласуете – позвоните!


                        Едва мы вошли домой, как зазвонил мобильник брата. Он выслушал собеседника и сообщил:
- Ладно! Подумаю. Перезвоню.


                         Мы с Володей вопросительно глянули на него. Он, перехватив наши взгляды, пояснил:
- Да их «пахан» приглашает  в сауну…

И улыбнулся:
 - Хотите в сауну с девочками?!


Подошедшая моя жена вскинулась:

- Какая ещё «сауна с девочками»! Я вам дам сауну!

Володя мечтательно протянул, улыбаясь:
- Девочки нам не нужны, а вот икорки я бы посмакова-а-а-ал…  И красной, и чёрной…

Брат сказал, как бы подводя черту:
- Короче, надумаем, подъедем!..


                  …В сауну мы, всё-таки, поехать надумали. Это был, повторюсь, 1993 год. Нынешнее изобилие только-только стало заполнять прилавки наших грустных магазинов с сиротливо пустыми полками. Да не у всех хватало денег на это изобилие. А про бандитские спецсауны каждый из нас был наслышан из ТВ и «желтой» прессы. Ну, а любопытство, как известно, одно из самых сильных человеческих чувств…

                  …В обшарпанном фойе старой районной бани, по которой давно плакал капитальный ремонт,  нас встретил провожатый, который сразу повёл куда-то по лестнице. Поднявшись на второй этаж мы вошли в…  другой мир. В комнате, служащей раздевалкой,  было чисто и аккуратно. Стояли красивые персональные шкафчики, закрывающиеся на кодовый замок.  Мы разделись и, обмотав вокруг тела белоснежные махровые простыни, вошли в следующую дверь.
 
                      Здесь в небольшом зальце был бассейн, отделанный мраморной плиткой, с блестящими, изогнутыми поручнями и ступеньками для спуска в воду.  Рядом с бассейном стоял довольно большой, сервированный персон на десять,  стол,  заваленный всякой вкусной снедью.  Кроме так желанной Володей икры, было полно других деликатесов: кучи жаренного мяса, копчёности и сопутствующие им бутылки с пестрыми иностранными этикетками и с содержимым  разных оттенков радуги. В сияющих  ведерках изо льда торчали блестящие головки шампанского. Рядом со столом стоял холодильный шкаф с напитками и пивом в разномастных упаковках…


                   У дальнего  конца стола сидели знакомые уже нам по вокзальной встрече «братки». Во главе стола сидел мужчина пенсионного возраста с благообразной лысиной. Вся компания была уже явно навеселе. Видно, что присутствующие успели побывать и в сауне. То ли от жара, то ли от выпитого, их лица лоснились испариной.

                При нашем появлении, все, кроме Лысого, встали, приветствуя гостей.  Саша подошёл к Лысому и поздоровался. Тот, не вставая, протянул ему ладонь и пригласил:
- Располагайтесь,  гости дорогие…

                Саша сел рядом с Лысым,  вокруг них сели знакомые «братки», а мы с Володей скромненько примостились с другого краю Стола изобилия.


                 Через какое-то время  в зал вошел одетый парень и, склонившись к уху Лысого, что-то ему сказал. Лысый вопросительно глянул на Сашу:
- Девочек приглашать будем?
 Саша ответил:
- Я работу с удовольствием не смешиваю! Как говорится, «котлеты - отдельно, мухи – отдельно»!


Хозяин пиршества хохотнул:
- Что же, принцип,  вполне заслуживающий уважения!
Махнув отрицательно подошедшему, Лысый с Сашей продолжил прерванный разговор…


                  …Пробыли мы там часа два. Успели и попариться, и поплавать в бассейне, и налопаться от пуза редкими деликатесами…


                  …Когда мы  ехали домой и поинтересовались у Саши,  чем же закончилось такое приятное для нас «совещание», он сказал:

- Как я и ожидал, ничем!  Хозяин тоже взял тайм-аут. Сказал – позвонит. Видимо, они кроме как звонить и советоваться ничего не умеют!

И,  потянувшись, засмеялся:
- И как они дела свои делают?! Волокитчики и перестраховщики!..


                  …Это приключение окончилось прозаически. Через два дня позвонили Саше и я его повёз к банку в центре Питера. На крыльце его встретили всё те же парни и все прошли внутрь здания. Буквально, минут через пять вышел Саша в сопровождении обескураженных «братков». Брат спустился со ступенек и сел в машину. «Братки»  остались стоять на ступеньках.   

Не захлопывая дверку, брат помахал этим парням и сказал:
- «Пилите, Шура, пилите!»   
 
Один из парней подскочил к машине:
- Александр Игоревич, вы что-то сказали?!

Саша,  улыбнувшись,  ответил:
- Да есть такая книга «Золотой телёнок»… Интересная… Почитай!.. А такие дела надо делать быстро!… Пока вы рядили, да согласовывали, курсы валют изменились и выгода пропала…

Потом, глянув на расстроенное лицо «братка», добавил:
- Ну, бывай!
И хлопнул дверкой…

Питер.
1 апреля 2014г.

© Copyright: Матвей Тукалевский, 2014

Регистрационный номер №0205840

от 1 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0205840 выдан для произведения:
                  …Позвонил брат:
- Ты можешь встретить? Поезд номер… вагон…
- Конечно, - с готовностью ответил я.  
Брат помолчал и добавил:
- Хорошо будет, если и Глеб сможет меня встретить…
И мне показалась,  в его голосе прозвучали тревожные нотки…


              …Я люблю своего младшего брата. И люблю, когда он приезжал ко мне в гости. Приезжает или прилетает он, как правило, неожиданно и из самых разных направлений. Вообще-то, он в то время, о котором я повествую, жил в Алма-Ате, но его интересы бизнесмена простирались от Калининграда до Владивостока и от Мурманска до Севастополя.  Если бы мне пришлось, я бы не смог ответить на простой вопрос  - чем занимается мой брат. Хорошо, что в обиход вошло ёмкое и всеобъемлющее слово «бизнес». Бизнесом на многострадальной Руси 90-х годов ХХ столетия считалось всё; и продажа бабкой своих семечек, и миллионно долларовые сделки тех россиян, которые оказались в эти мутные 90-е в нужном месте,  с нужными связями, гибкой совестью и ненасытным аппетитом…

                  Я любовался на своего брата. Бог ему подарил удивительную голову. Которая впитывала всевозможную информацию, как высохшая губка влагу, надёжно её складировала по извилинам мозга и в нужный момент выдавала «на гора».

                    К тому же брат обладал великолепным аналитическим мышлением, был всегда полон неожиданных и неординарных идей, которые ложились в основу его практических разработок и приносили на удивление немалые дивиденды, которые могли бы его озолотить, если бы…

                    Если бы не ещё одно качество брата, которое я в нём ценил больше всех его достоинств –  щедрость.

                     Он мне чем-то неуловимо напоминал Остапа Бендера. Он мог, проявив массу изобретательности, настойчивости, выдержки претворить в жизнь одну из своих удивительных  идей, блестяще провернуть оригинальную сделку, получить баснословный гонорар и, неожиданно и абсолютно недоступно для понимания окружающих, широким жестом истратить  этот гонорар на помощь или щедрые подарки своим родственникам или даже просто случайным знакомым…

                      Причём, он, при этом,  удивительно легко расставался со своими деньгами, видимо, сам процесс одаривания доставлял ему небывалое удовольствие. Гораздо большее, чем обладание этими деньгами…

                   …Тревога, которая мне послышалась в голосе брата, меня насторожила и взволновала. Шли мутные 90-е  и человеческая жизнь перестала быть безопасной, как при «проклятых коммунистах»,  и обесценилась до ничтожности.

                        Поэтому я поехал на вокзал вместе со старшим сыном, который работал участковым и которого я попросил одеть форму…

                         …Брат вышел из вагона не один. Вместе с ним, оказывается, приехал и наш двоюродный брат, живший в Севастополе – Володя. Брат обнялся со мной, пожал руку сыну и кратко и несколько озабоченно кинул мне:

- Прости,  брат! Сейчас…  мы тут… договорим… - и обернулся к группе молодых людей, которые вместе с ним вышли из вагона и стояли теперь невдалеке, названивая кому-то по мобильникам…

                         - Ну, что? Пошли! -  сказал брат и, широко шагая, возвышаясь над толпой своими двумя метрами роста, быстро двинулся к вокзалу. Двое парней из группы пристроились к нему и продолжили какой-то свой разговор.

                         Можно было, не приглядываясь особо, определить, что эти ребята из группы «новых русских». Причём из того сегмента этого новообразования, который был ближе у криминалу, чем к  «правоверным» бизнесменам. Это были мускулистые ребята с борцовскими шеями, на которых болтались золотые цепи такой толщины, что, вероятно, выдержали бы и взрослого бультерьера. Взгляд их острых глаз, которого привыкли избегать окружающие, был,  однако, сейчас глубоко заинтересованным и прикованным к брату. Он что-то говорил им, а они, выдвигаясь вперёд и заглядывая ему в лицо, слушали его так, что я бы употребил эпитет «заворожено».

                         Позади этой первой тройки пристроились два горилоподобных существа, которые безостановочно двигая своими челюстями, пережевывая жвачку, безучастно шли за своими «братками», видимо, охраняя их…

                          …Я с сыном последовал за этим странным кортежем, замыкая его. Ко мне пристроился двоюродный брат и, в ответ на мои недоуменные взгляды, коротко прояснил ситуацию:

- Да ты не волнуйся! Просто пацаны ехали в одном купе с Сашей. Ну и разговорились. А ты же знаешь Сашу! Ему бы миссионером среди папуасов быть. Или от зубной боли заговаривать! Он же зомбирует собеседника сразу и – наповал. Он выдал им пару идей из «четырехсот сравнительно честных способов отъема денег» - они и опупели! Вот и смотрят ему в зубы, пытаясь осилить дилемму:  кто им попался гений или мошенник, ещё более опасный, чем они…

                       …Вскоре авангард нашего отряда подошел к зданию вокзала и все остановились. Я подобрался поближе к брату. По его разговору с «братками» я понял, что они его приглашают куда-то заехать в какой-то офис. Брат, поразмыслив секунду, решил:

- Ладно! Вы езжайте вперёд, а я за вами!..
                       Мы вчетвером забрались в нашу машину и пристроились за шикарным джипом «братков».

                      Я пошутил:
 - Что, брат, твои чары действуют и на криминальный элемент?!

Брат улыбнулся:
- Да, просто мы разговорились,  и я им сказал, что не стоит им жить по-Жегловски: «украл - выпил - в тюрьму», когда сейчас можно зарабатывать законно с меньшим риском не меньшие деньги.  Они заинтересовались. Ну,  я и выдал им одну идейку, которая мне в голову пришла прямо в вагоне:  сыграть на разнице курсов валют…

                      И он мне начал с азартом рассказывать свою идею, как можно «сделать деньги из воздуха», использовав разницу в курсах трёх валют: доллара, рубля и тенге. Несмотря на его подробное  объяснение и моё университетское экономическое образование, я половины не понял из задумки брата:

- Так,  а где деньги на этот оборот взять? – уточнил я.
- Да не надо никаких денег! – досадливо воскликнул брат, - Никаких денег никто не вкладывает. В ход идут банковские гарантии. Я могу им предоставить гарантии казахского банка, а за ними -  гарантия питерского банка. И сто тысяч баксов, как из воздуха – в руки…  
 
- Ну и что «братки»? – поинтересовался я.
- Да по пословице: «И хочется, и колется, и мама не велит!» - сказал брат.
- А сейчас куда едем?

- Они хотят посоветоваться со своими то ли боссами, то ли дружками! – состроил недовольную физиономию брат. – Кажется, каши с ними не сваришь! Слишком медленно соображают и слишком долго согласовывают! Времени жалко…

                         …В гостях брат пробыл недолго. Выйдя из здания, он сел в машину и в сердцах хлопнул дверкой:
- Поехали!

                        Оказалось, «шишки» «братков» на месте не оказалось. Брат ждать не стал. Сказал:
- Ну, как согласуете – позвоните!


                        Едва мы вошли домой, как зазвонил мобильник брата. Он выслушал собеседника и сообщил:
- Ладно! Подумаю. Перезвоню.


                         Мы с Володей вопросительно глянули на него. Он, перехватив наши взгляды, пояснил:
- Да их «пахан» приглашает  в сауну…

И улыбнулся:
 - Хотите в сауну с девочками?!


Подошедшая моя жена вскинулась:

- Какая ещё «сауна с девочками»! Я вам дам сауну!

Володя мечтательно протянул, улыбаясь:
- Девочки нам не нужны, а вот икорки я бы посмакова-а-а-ал…  И красной, и чёрной…

Брат сказал, как бы подводя черту:
- Короче, надумаем, подъедем!..


                  …В сауну мы, всё-таки, поехать надумали. Это был, повторюсь, 1993 год. Нынешнее изобилие только-только стало заполнять прилавки наших грустных магазинов с сиротливо пустыми полками. Да не у всех хватало денег на это изобилие. А про бандитские спецсауны каждый из нас был наслышан из ТВ и «желтой» прессы. Ну, а любопытство, как известно, одно из самых сильных человеческих чувств…

                  …В обшарпанном фойе старой районной бани, по которой давно плакал капитальный ремонт,  нас встретил провожатый, который нас повёл куда-то по лестнице. Поднявшись на второй этаж мы вошли в…  другой мир. В комнате, служащей раздевалкой было чисто и аккуратно. Стояли красивые персональные шкафчики, закрывающиеся на кодовый замок.  Мы разделись и, обмотав вокруг тела белоснежные махровые простыни, вошли в следующую дверь.
 
                      Здесь в небольшом зальце был бассейн, отделанный мраморной плиткой, с красивыми, изогнутыми поручнями и ступеньками для спуска в воду.  Рядом с бассейном стоял довольно большой, сервированный персон на десять,  стол,  заваленный всякой вкусной снедью.  Кроме так желанной Володей икры, было полно других деликатесов: кучи жаренного мяса, копчёности и сопутствующие им бутылки с пестрыми иностранными этикетками и с содержимым  разных оттенков радуги. В красивых блестящих ведерках изо льда торчали блестящие головки шампанского. Рядом со столом стоял холодильный шкаф с напитками и пивом в разномастных упаковках…


                   У дальнего  конца стола сидели знакомые уже нам по вокзальной встрече «братки». Во главе стола сидел мужчина пенсионного возраста с благообразной лысиной. Вся компания была уже явно навеселе. Видно, что присутствующие успели побывать и в сауне. То ли от жара, то ли от выпитого их лица лоснились испариной.

                При нашем появлении, все, кроме Лысого, встали, приветствуя гостей.  Саша подошёл к Лысому и поздоровался. Тот, не вставая, протянул ему ладонь и пригласил:
- Располагайтесь,  гости дорогие…

                Саша сел рядом с Лысым,  вокруг них сели наши знакомые «братки», а мы с Володей скромненько примостились с другого краю Стола изобилия.


                 Через какое-то время  в зал вошел одетый парень и, склонившись к уху Пахана, что-то ему сказал. Пахан вопросительно глянул на Сашу:
- Девочек приглашать будем?
 Саша ответил:
- Я работу с удовольствием не смешиваю! Как говорится, «котлеты - отдельно, мухи – отдельно»!


Хозяин пиршества хохотнул:
- Что же, принцип,  вполне заслуживающий уважения!
Махнув отрицательно подошедшему, Лысый стал с Сашей продолжать прерванный разговор…


                  …Пробыли мы там часа два. Успели и попариться, и поплавать в бассейне, и налопаться от пуза редкими деликатесами…


                  …Когда мы  ехали домой и поинтересовались у Саши,  чем же закончилось такое приятное для нас «совещание», он сказал:

- Как я и ожидал, ничем!  Хозяин тоже взял тайм-аут. Сказал – позвонит. Видимо, они кроме как звонить и советоваться ничего не умеют!

И,  потянувшись, засмеялся:
- И как они дела свои делают?! Волокитчики и трусы!..


                  …Это приключение окончилось прозаически. Через два дня позвонили Саше и я его повёз к банку в центре Питера. На крыльце его встретили всё те же парни и все прошли внутрь здания. Буквально, минут через пять вышел Саша в сопровождении обескураженных «братков». Брат спустился со ступенек и сел в машину. «Братки»  остались стоять на ступеньках.   

Не захлопывая дверку, брат помахал этим парням и сказал:
- «Пилите, Шура, пилите!»   
 
Один из парней подскочил к машине:
- Александр Игоревич, вы что-то сказали?!

Саша,  улыбнувшись,  ответил:
- Да есть такая книга «Золотой телёнок»… Интересная… Почитай!.. А такие дела надо делать быстро!… Пока вы рядили, да согласовывали, курсы валют изменились и выгода пропала…

Потом, глянув на расстроенное лицо «братка», добавил:
- Ну, бывай!
И хлопнул дверкой…

Питер.
1 апреля 2014г.

Рейтинг: +2 289 просмотров
Комментарии (4)
Константин Галь # 4 апреля 2014 в 15:56 0
Матвей, очень живо получилось! Длинные тексты на мониторе мелким шрифтом обычно заставляют бросать чтение после первых двух неудачных абзацев, но тут с интересом дочитал до конца!
Матвей Тукалевский # 6 апреля 2014 в 00:16 0

Спасибо! Шрифт исправил! c0137

Галина Карташова # 17 июня 2014 в 20:36 0
ИНТЕРЕСНО! И АКТУАЛЬНО ПО СЕЙ ДЕНЬ!
Матвей Тукалевский # 18 июня 2014 в 00:11 0

Спасибо, Галочка!
Как Вы там в Вашем городе?! Ещё Вас не майданят?!