ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Жертвы и хищники

 

Жертвы и хищники

28 июля 2013 - Олег Андреев
article149785.jpg

   Замир долго всматривался в полосу леса за широким полем. В ее густых зарослях могла прятаться сербская засада. Значит, впереди – неизвестность, а позади – опасные горы, с которых с трудом спустились трое мужчин и оторвались, похоже, от двуногих хищников, которые преследовали их уже более суток в погоне за содержимом мешков, навьюченных на спину осла, которого держал под уздцы высокий сербский крестьянин средних лет по имени Драган.

  Драган остановился позади Замира и, погладив рукой ежик волос на голове, скосил глаза на третьего спутника, молодого и бесшабашного парня, которого звали Бехар. Он держался за автомат на шее и безразлично стоял рядом, ожидая команды Замира. Но командир молчал, прильнув глазами к окулярам бинокля, изучал невспаханное и зарастающее сорняками поле и, казалось, мрачную и неприветливую чащобу за ним.

   – Даже, если там есть кто, нужно добраться до проклятого леса, – чертыхнулся вполголоса Замир. – Вот-вот в спину начнут стрелять бандиты Далмата, которых удалось задержать на перевале растяжкой с гранатой. Полчаса, не больше, думаю, выиграли.

   – Ну, что там? – спросил, не выдержав настороженной тишины, Бехар.

   – Что-что, поди знай! – огрызнулся командир. – Но очень похоже, что никого. Замир опустил бинокль и повернулся к парню. Затем перевел взгляд колких и глубоко посаженных глаз на спокойного с виду серба, которого вчера «мобилизовали» вместе с ослом в селе за горами. Он должен был провести их через перевал, и мужчину албанцы обещали отпустить домой.

Драган выполнил их требование, привел на равнину через горные тропы «борцов» за свободу и теперь стоял и ждал решение горбоносого мужчины, который нехорошо рассматривал его: словно хищник жертву.

  Ариец, так назвал осла хозяин, стоял смирно и, казалось, дремал, прикрыв глаза. Драган провел рукой по шее животного, ласково взъерошивая серо-бурые и короткие волосы, нарочито весело сказал:

   – Ну, что? Поди, соскучился по дому? Не грусти, сейчас повернем назад, только распрощаемся с добрыми людьми.

  Ариец встрепенулся и прижался большой головой к боку хозяина, мол, за тобой, хоть на край света.

   – Видишь высокую березу на краю поля? Что с перебитой вершиной! – резко прервал серба Замир.

   – Да!

   – Берешь ишака за повод и идешь прямо на дерево, никуда не сворачивая. Вздумаешь упрямиться, как он, получишь пулю! – албанец кивнул на осла, достал из кармана кожаной куртки пистолет и для убедительности показал мужчине. – За полем в лесу отпустим на четыре стороны, как обещали. Скопировал?

   – Не дурак! – пробурчал Драган. – Значит, демобилизация откладывается на неопределенный срок?

   – Тогда вперед! Мы – следом, – скомандовал албанец, словно не слышал вопроса.

   – Идем, Ариец! – со вздохом крестьянин потянул повод, и животное встрепенулось, перебрало тонкими ногами на месте и охотно тронулось – видимо отдохнуло – за хозяином, который недоумевал странному поведению Замира с Бехаром. Драган увидел, что они шли цепочкой на почтительном расстоянии за ним.

   – Гады! Боятся, что подстрелят из леса, как куропаток в открытом поле! – злорадно прошептал ослу крестьянин. – Не плохо, если бы их уложили, а ним ничего не было.

  Драган даже повеселел от такой шальной мысли и прибавил шаг, чтобы быстрее пересечь открытую всем ветрам и пулям местность, но осел заупрямился, явно не спеша к лесу. Мужчина тоже сбавил шаг и доверился животному, которого хорошо изучил за двадцать лет его жизни в семье.

  Ариец обладал совсем не кротким характером. Его никто не мог заставить тащить на спине больше восьмидесяти килограмм. Что только не предпринимал Драган, чтобы приучить осла, которого получил в подарок от родственников на свадьбу, перевозить больше груза, чем четырехногий «подарок» решил для себя. Словно у Арийца встроены весы на спине, и, когда стрелка переходила отметку восемьдесят, животное стояло на месте. Никакие угрозы и уговоры не могли заставить упрямца сдвинуться с места, пока не скинут лишние килограммы.

  За это получил от хозяина албанское имя Ариец, что означало – золотая жизнь.

  Кроме того, осел с молодых лет добился для себя право отдыхать, когда уставал. Драган давно махнул рукой на привычку Арийца время от времени в пути останавливаться на пять, десять минут. После отдыха животное трогалось само в путь и хозяин, успев выкурить сигарету, спешил за своенравным ослом.

  Даже с авторитетом хозяина не считалось домашнее животное. Первые годы молодой Драган любил прокатиться на своем осле по селу. Правда, люди смеялись, что ноги ездока почти волочились по земле, но озорной парень не обращал внимания на это, чинно сидел на спине животного, направляясь в лес за хворостом.

  Ариец бойко цокал копытами по каменистой тропке, весело поигрывая хвостом с кисточкой на конце, как у коровы.

  Но с годами Драган раздался в плечах, обзавелся лишним жирком на животе и стал весить девяносто килограмм. Осел моментально зафиксировал перегруз и не сдвинулся с места, когда хозяин забрался на него и цокнул языком. Все произошло на глазах людей, которые стояли поодаль и с улыбкой давали советы, как заставить такого упрямца, уважать хозяина.

  Драган поспешно слез с ретивого «паршивца», будто передумал, ехать верхом, и пообещал, отдать глупое животное на съедение голодным волкам. Но и после столь страшной угрозы Ариец оскалил, словно в усмешке, зубы и остался верен себе: ни одного килограмма сверх нормы и обязательный отдых в пути.

   Но один раз осел все же изменил своим правилам.

  Это случилось, когда албанские повстанцы вытеснили из села боснийских сербов, угрожая оружием, заставили народ покинуть издавна обжитые места.

  Тогда, не дожидаясь расправы вооруженных до зубов бандитов, сербские семьи ушли в горы, чтобы за перевалом найти спасение. Мужчины, женщины и дети растянулись цепочкой на крутой тропе, спеша уйти из-под обстрела.

  Драган вел осла, на которого успел погрузить кое-какие пожитки. Следом шла беременная жена с десятилетним сыном. Когда ребенок выбился из сил, Драган усадил его на осла. И Ариец ни разу не проявил недовольства, шествовал с немалым грузом по горной тропе.

  Уже на перевале стало нехорошо жене Драгана, и он усадил женщину на осла, уговорив отдохнувшего сына, продолжить путь на ногах.

  И вновь Ариец не возмутился, самоотверженно тащил на себе хозяйские пожитки и наездницу с наследником в животе. Драган с благодарностью провел животному по жесткой гриве коротких волос на шее и сказал:

   – Ты – настоящий осел, хвалю!

  Ариец тряхнул массивной головой в ответ, как бы соглашаясь, но сразу, словно усовестившись, пихнул хозяина в бок, как бы предлагая прибавить шаг, а не разводить телячьи нежности.

  Уже на равнине беглецы спокойно вздохнули и направились через луг к ближайшему сербскому селу у самого леса. И вдруг раздался взрыв мины и селянин Драгана, шедший впереди, упал на землю.

  Люди остановились и не знали куда направиться: вперед или назад. Они прошли половина пути. Луг оказался заминирован. Тогда Драган приказал сельчанам следовать на расстоянии за ним по одному. Он оставил жену и сына позади и привязал веревкой за повод Арийца, чтобы тот оказался, как можно дальше от впередиидущего хозяина.

  Так и продвигались они метр за метром по опасной равнине. Драган шел осторожно впереди, за ним – осел и еще дальше вереница людей, которые старались ступать след в след.

  Драган пристально смотрел вниз, стараясь увидеть мину в земле. И, если замечал что-то подозрительное, то отмечал место камнем и обходил его стороной. Голыми руками и внимательным взглядом, конечно, невозможно разминировать весь путь, но удача сопутствовала ему, и он вывел людей без дальнейших потерь с минного поля.

  В конце пути, когда благодарные сельчане окружили Драгана, говорили, что он – смелый человек, осел тоже любовно ткнулся в спину хозяина, мол:

   – Ты ничего мужик, стоящий.

  Смущенный мужчина лишь отвел рукой морду животного и пробормотал:

   – И ты туда же? Нашли героя!

  С тех пор домашнее животное не возражало, когда хозяин верхом проезжал по селу. Но всякий раз, за пределами деревни, крестьянин слезал и шел пешком, уважая принципы Арийца.

   – Ну, что стали там? – голос Замира вывел Драгана из задумчивости, и он обратил внимание, что осел остановился и стоял на месте, как вкопанный.

   – Что не так? – спросил Арийца хозяин, рассматривая землю впереди. – Или устал?

  И тут он заметил едва заметные усики противопехотной мины. Рядом отчетливо виднелся отпечаток ноги, значит, здесь установили ловушку, а след не замели, забыли.

   – Молодец, Ариец! – сказал Драган ослу и, обернувшись, крикнул, указывая на камень, который положил рядом. – Мина! Осторожно!

  И здесь до мужчины дошло, что главарь знал все. Поле заминировано, поэтому пустил вперед его с ослом, погнал вслепую на смерть.

   – Вот, волчина! – подумал Драган. – Да, похоже, не видать мне свободы, как собственных ушей. Что делать теперь?

   – Не стой истуканом на месте! Вперед! – зло крикнул албанец, подтверждая его догадку. – Застрелю!

  Сербский крестьянин перекрестился и потянул повод:

   – Идем, друг! Может с божьей помощью проскочим к лесу, а там обмозгуем, как нам быть дальше. А, если не суждено добраться туда невредимыми, встретимся на том свете. Я тебя не брошу!

  Засветло остановились лагерем на ночь в лесу возле речки. Драган напоил осла и отпустил щипать сочную траву на пойме. Потом принялся собирать с Бехаром дрова для костра.

  Ночью, лежа на еловом лапнике, крестьянин смотрел на звезды и долго не мог уснуть, переживая, как там без него обходится жена, скучал по детишкам. Незаметно уснул и проснулся от волчьего воя и тревожного храпа осла.

  Где-то в лесу волчья стая в полнолунную ночь воем наводила ужас на округу. Ариец от речки перебрался ближе к людям, чтобы не угодить в лапы хищников.

   – Сейчас волки в лесу не самая страшная опасность. Люди теперь злее их, ищут золотую жизнь для себя, – прошептал ослу Драган, к которому подошел, чтобы успокоить. Замир и Бехар лежали на земле у прогоревшего костра и, казалось, спокойно спали.

   – Самое время уйти от бандитов, – подумал мужчина, поглядывая на лунную дорогу, пересекающую речку. – На тот берег и ищи нас потом.

   – Дров подкинь в костер, раз встал и ложись спать. Завтра предстоит тяжелый путь! – услышал Драган окрик Замира и выругался про себя:

   – Что не спится ему? Вот, короста, а не человек!

  Весь следующий день пробирались едва заметными тропами. Отряд уверенно вел уже Бехар, который хорошо ориентировался среди леса.

   – Здесь родился? – спросил его Драган.

   – Почему? – не понял он.

   – Очень хорошо знаешь местность.

   – Запомни, не твое дело, кто, где родился и жил. Меньше знаешь, спокойнее живешь! – прервал расспросы Замир.

   – Да, я к слову, чтобы не разучиться разговаривать с вами, – проворчал серб.

  Но командир ничего на это не сказал, лишь зло посмотрел на крестьянина.

  Вечером вышли на лагерь из четырех человек, которые громко приветствовали прибывших. Люди были знакомы. После ужина они зашли в палатку и начали совещаться, приказав Драгану укладываться спать в шалаше поодаль.

  Ариец мирно щипал травку невдалеке. Его хозяин лежал на подстилке из лапника и не мог заснуть: беспокоила неизвестность, тревожно щемило сердце от дурного предчувствия.

  Драган выглянул из шалаша. Осел пасся при скупом свете полной луны. Никого не видно в лагере, только из палатки доносились оживленные мужские голоса.

  Крестьянин сначала перебежками, потом ползком прокрался к палате и прислушался.

  Из разговора людей он понял, что они впервые сопровождают героин, прибывший из Южной Америки. Так сказать, пробная партия: часть которой направится в Голландию, другая – в Украину и Россию.

   – Завтра все вместе дойдем до села, где наша база. Оно недалеко отсюда, в десяти километрах возле лесного озера, – услышал Драган голос одного мужчины. – Потом одни пойдут до границы с Румынией, другие должны выйти к Словении, где груз заберет следующая группа.

   – Что делать с сербом? – спросил Бехар. – Не вести же его на базу.

   – Утром пустишь серба в расход, чтобы не осталось свидетеля, – приказал кому-то все тот же командный голос.

   – И осла? – спросил Замир.

   – Ага, значит, ты меня убьешь за доброе дело, – усмехнулся Драган, догадавшись, кто – палач. – Вот и доверяйся обещаниям бандитов.

   – Четырехногий осел еще пригодится нам, а двуногий – отслужил свое. И выставь сейчас человека на пост, чтобы не сбежала сербская свинья! – услышал последние слова командирского голоса.

   – Сам ты – свинья! – прошептал Драган, поспешно отползая от палатки.

   «Немедленно бежать!» – решил он и побежал вглубь леса, но через двести метров остановился.

   «Ариец», – вспомнил серб. – «Что с ним делать? Если вернуться и забрать с собой, то можно снова угодить в руки албанцев. Да и не уйти с ослом по лесу, найдет по следам Бехар. Он знает все тропы».

  Драган махнул рукой и направился подальше от этих мест, стараясь не думать о животном, хотя на душе было погано от такого предательства.

  Проклиная на свете людей, которые не давали спокойно жить крестьянам, Драган продирался через заросли прочь от лагеря. Вскоре луна скрылась за облаками и стало невозможно продолжать путь в сплошной темноте. В любой момент можно угодить в глубокую волчью яму или сломать ногу в барсучьей норе.

  Мужчина остановился и, размыслив, решил залечь в кустарнике и дождаться утра, чтобы с первыми лучами солнца уйти еще дальше отсюда.

  Албанцы только утром хватились, что серб убежал.

   – Вот, гад! – выругался Замир. – Даже ишака бросил, а такая привязанность между ними была, что, казалось, только смерть могла разлучить их.

   – Своя шкура ближе к телу! – неприятно захихикал Бехар и посмотрел на людей, не зная к кому обратиться, – но от меня не уйдет далеко, сыщу. Разрешишь?

   – Найдешь, сразу пристрели! – приказал бородатый мужчина с глубоким шрамом на щеке. Очевидно, теперь командир совместного отряда.

  Драган вовремя услышал беспечные шаги Бехара, поэтому укрылся в расщелине каменистой гряды возле тропы в лесу, пробитой ногами местных жителей соседнего села.

   – Ишь, в погоню ударился за мной, – удивленно пробормотал крестьянин, глядя в спину удаляющегося парня с автоматом. – Не жалко ему стоптанных ног, бегая за мной? А ведь, пожалуй, убьет сразу, и глазом не моргнет. Ищи потом виноватого в лесу.

  Драган выбрался из укрытия и направился в противоположную сторону от преследователя, рассудив, что в той стороне его не будут искать. Он переждет тревогу бандитов и выберется из леса к людям.

  Вскоре серб наткнулся на речку и, утолив жажду, пошел вдоль бурлящей воды против течения.

   Через пару часов из-за поворота показалось село. Драган выбрал наблюдательный пункт на пригорке в кустарнике и прилег, наблюдая за населенным пунктом.

  Он не удивился, когда заметил покинутый им отряд ночью и своего верного осла.

   – Ага! Значит, это и есть ваш лагерь, – пробормотал крестьянин. – Ночью попробую увести Арийца, чтобы не думали, что бросил его.

  Мысль успокоила Драгана, и он направился ближе к реке, чтобы у воды провести день. Мужчина обогнул завал из вывороченных ураганом деревьев, и, когда проходил мимо корневище поваленной сосны, в грудь ему уперся ствол автомата. Довольный и улыбающийся Бехар рукой показал, чтобы он стоял на месте и сказал:

   – Я говорил, что далеко от меня в этих краях не убежишь.

   – Тогда стреляй, раз нашел, исполняй приказ! – сказал Драган и сделал шаг назад.

   – Больно надо самому руки пачкать, идем в село, там командир решит, что делать с тобой, – парень указал сербу оружием на постройки за леском.

  Мужчина со шрамом обругал Бехара:

   – Ты зачем припер его сюда? Тебе было сказано в расход пустить серба!

   – Не мог я перед родным селом убивать человека! Что скажут жители? – не испугался парень. – Я нашел беглеца, привел, скажи спасибо, а не лайся.

   – Ладно! Завтра решим, раз так, закройте его в амбаре, – не стал связываться с ним командир.

   – Иди! – злорадно ткнул пальцем на сарай Замир. – Посиди до утра. Завтра у нас на празднике будешь гостем, отдохнешь с дороги, а то набегался по лесу.

   – Благодарю за заботу, с удовольствием приму приглашение от друзей, которые помнят добро, – сказал Драган, заходя в прочное подсобное помещение крестьянского подворья. Он успел заметить за сараем загон для скота, где стоял Ариец.

   – Ничего, скоро увидимся, – пробормотал серб, оглядывая изнутри сарай, который оказался настолько крепким, что не было никакого шанса выбраться отсюда наружу.

  На следующий день только в полдень дверь сарая распахнулась и Бехар, весело улыбаясь, сказал невольнику:

   – Милости просим к праздничному столу на нашей земле, дорогой гость!

  Драган, шурясь от яркого солнца, молча вышел во двор и вопросительно посмотрел на парня.

   – Туда, – тот указал автоматом на яблоневый сад за загоном, где щипал траву осел. – Все собрались уже, тебя не хватает.

  За столами под развесистыми деревьями сидели молодые люди, вооруженные до зубов. Во главе сидели командиры, среди которых Драган разглядел Замира.

   – Пожрешь сначала или хочешь получить награду за добро? – ухмыльнулся он.

   – Жрут свиньи, а я бы поел немного! – с достоинством ответил серб. Он посмотрел на земляков, жителей села, которых зачем-то согнали и держали поодаль под дулом автомата охранника, и добавил:

   – Но чтобы не томить народ на ногах, то, пожалуй, сначала награждение, а обед потом.

  Он догадался, что бандиты задумали запугать людей, поэтому ничего хорошего не ждал.

   – Будет по-твоему, для мусульман желание гостя – закон для хозяина! Значит, начнем с награды. Верно? – человек со шрамом выкрикнул последние слова и посмотрел на бойцов.

   – Правильно! – недружно прокричали они в ответ.

   – Только хочу поправить тебя! – громко сказал Драган. – Я не гость и давно живу на этой земле, значит, вы гости?

   – Ладно, не будем горячиться, кто есть кто! – побагровел мужчина со шрамом. – У кого власть, тот и хозяин! Что ты говорил о неблагодарных албанцах?

   – Я ни словом не обидел вас, только сказал, что ваши люди обещали меня отпустить, если проведу через горы. Так? – Драган повернулся к Замиру.

  Тот пожал плечами и отвернулся.

   – Вот я и сказал, что за доброе дело расстреляете меня. Не по-людски поступаете!

   – Кто сказал, что тебя так легко накажут за побег. Ты бы привел сюда солдат, и нас побили, как куропаток на току. Нет! Ты отправляйся пока к своему ослу, распрощайся с другом.

   – Ну! – крикнул Бехар, щелкнув предохранителем автомата. – Иди в загон и жди там.

  Ариец перестал рвать траву и, приподняв морду, стал радостно ждать хозяина. Драган подошел к нему и потрепал по шее:

   – Ну, здравствуй, снова мы вместе. Только недоброе задумали ироды, так что не помни зла, если не случится больше увидеться. Я хотел как лучше.

  Ариец ласково ткнулся головой в бок мужчины.

  Так и стояли они вместе: домашнее животное и человек. А за оградой суетились люди. Кого-то тащили к загону. Драган увидел матерого волка. В пасти зверя торчала палка, а морда замотана веревкой, чтобы не мог укусить.

Волк затравлено озирался и пытался вырваться, но его держали сильные руки молодых людей, которые тащили зверя на полусогнутых ногах к загону.

   – Еще одна жертва в руках хищников! – сказал ослу Драган.

  Волк попался два дня назад в капкан, и его притащили в лагерь и не кормили с тех пор. Теперь бандиты ставили деньги на спор: кто победит и на кого набросится голодный зверь.

  Волку освободили пасть и швырнули в загон. Все замерли.

  Зверь поднялся на ноги. Потом слегка припал к земле и уставился на осла. Волк ощерился и глухо зарычал. Из пасти потекла слюна.

   – Пусти-ка меня вперед! – сказал Драган. – Так просто меня не возьмешь. Мужчина вышел вперед и загородил осла. Казалось, что серб был спокоен, но побледневшее лицо выдавало его волнение. Он сжал кулаки и пригнулся, ожидая бросок зверя.

  Волк переключил внимание на человека, он стал приближаться, не сводя глаз с жертвы.

  Вдруг осел встрепенулся, вышел из-за спины хозяина и стал рядом.

  Зверь опешил, остановился и уставился взглядом на Арийца. Тот стоял на месте и тоже смотрел в глаза волка. Между двумя животными явно проходила молчаливая борьба. Они не отводили друг от друга глаз.

  Люди за забором молчали, не шевелился и Драган.

  Вдруг волк поджал между ног хвост, шаткой походкой отошел в сторону и лег на брюхо.

   – Силен, брат! – прошептал мужчина. – Хоть умрем не от зубов волка, а от пуль хищников.

  Драган посмотрел в сад, ему показалось, что бандиты, бесновались от ярости, они хватались за оружие. Но почему-то выбегали на улицу.

   – Или поживем еще! – воскликнул мужчина, обхватывая за шею любимца, заметив, как в село ворвались солдаты.        

© Copyright: Олег Андреев, 2013

Регистрационный номер №0149785

от 28 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0149785 выдан для произведения:


Темноволосый Замир долго всматривался в полосу леса за широким полем. В ее тенистых зеленых зарослях могла прятаться сербская засада. Значит, впереди – неизвестность, а позади – опасные серые горы, с которых с трудом спустились трое мужчин. Они оторвались, похоже, от двуногих хищников, которые преследовали их уже более суток в погоне за содержимом мешков, навьюченных на спину осла, которого держал под уздцы высокий сербский крестьянин средних лет по имени Драган.

  Драган остановился позади Замира и, погладив рукой темный ежик волос на голове, скосил серые глаза на третьего спутника, молодого и бесшабашного парня с автоматом на шее, которого звали Бехар. Он безразлично стоял рядом, ожидая команды Замира. Но командир молчал, прильнув глазами к окулярам бинокля, изучал невспаханное и зарастающее сорняками поле и, казалось, мрачную и неприветливую чащобу за ним.

   – Даже, если там есть кто, нужно добраться до проклятого леса, – чертыхнулся вполголоса Замир. – Вот, вот в спину начнут стрелять бандиты Далмата, которых удалось задержать на перевале растяжкой с гранатой. Полчаса, не больше, думаю, выиграли.

   – Ну, что там? – спросил, не выдержав настороженной тишины, Бехар.

   – Что, что, поди знай! – огрызнулся командир. – Но очень похоже, что никого. Замир опустил бинокль и повернулся к парню. Затем перевел взгляд колких и глубоко посаженных глаз на спокойного с виду серба, которого вчера «мобилизовали» вместе с ослом в селе за горами. Он должен был провести их через перевал, и мужчину албанцы обещали отпустить домой.

Драган выполнил их требование, привел на равнину через горные тропы «борцов» за свободу и теперь стоял и ждал решение горбоносого мужчины, который нехорошо рассматривал его: словно хищник жертву.

  Ариец, так назвал осла хозяин, стоял смирно и, казалось, дремал, прикрыв глаза. Драган провел рукой по шее животного, ласково взъерошивая серо-бурые и короткие волосы, нарочито весело сказал:

   – Ну, что? Поди, соскучился по дому? Не грусти, сейчас повернем назад, только распрощаемся с добрыми людьми.

  Ариец встрепенулся и прижался большой головой к боку хозяина, мол, за тобой, хоть на край света.

   – Видишь высокую березу на краю поля? Что с перебитой вершиной! – резко прервал серба Замир.

   – Да!

   – Берешь ишака за повод и идешь прямо на дерево, никуда не сворачивая. Вздумаешь упрямиться, как он, получишь пулю! – албанец кивнул на осла, достал из кармана кожаной куртки пистолет и для убедительности показал мужчине. – За полем в лесу отпустим на четыре стороны, как обещали. Скопировал?

   – Не дурак! – пробурчал Драган. – Значит, демобилизация откладывается на неопределенный срок?

   – Тогда вперед! Мы – следом, – скомандовал албанец, словно не слышал вопроса.

   – Идем, Ариец! – со вздохом крестьянин потянул повод, и животное встрепенулось, перебрало тонкими ногами на месте и охотно тронулось – видимо отдохнуло – за хозяином, который недоумевал странному поведению Замира с Бехаром. Драган увидел, что они шли цепочкой на почтительном расстоянии за ним.

   – Гады! Боятся, что подстрелят из леса, как куропаток в открытом поле! – злорадно прошептал ослу крестьянин. – Не плохо бы, если бы их уложили, а ним ничего не было.

  Драган даже повеселел от такой шальной мысли и прибавил шаг, чтобы быстрее пересечь открытую всем ветрам и пулям местность, но осел заупрямился, явно не спеша к лесу. Мужчина тоже сбавил шаг и доверился животному, которого хорошо изучил за двадцать лет его жизни в семье.

  Ариец обладал совсем не кротким характером. Его никто не мог заставить тащить на спине больше восьмидесяти килограмм. Что только не предпринимал Драган, чтобы приучить осла, которого получил в подарок от родственников на свадьбу, перевозить больше груза, чем четырехногий «подарок» решил для себя. Словно у Арийца встроены весы на спине и, когда стрелка переходила отметку восемьдесят, животное стояло на месте. Никакие угрозы и уговоры не могли заставить упрямца сдвинуться с места, пока не скинут лишние килограммы.

  За это получил от хозяина албанское имя Ариец, что означало – золотая жизнь.

  Кроме того, осел с молодых лет добился для себя право отдыхать, когда уставал. Драган давно махнул рукой на привычку Арийца время от времени в пути останавливаться на пять, десять минут. После отдыха животное трогалось само в путь и хозяин, успев выкурить сигарету, спешил за своенравным ослом.

  Даже с авторитетом хозяина не считалось домашнее животное. Первые годы молодой Драган любил прокатиться на своем осле по селу. Правда, люди смеялись, что ноги ездока почти волочились по земле, но озорной парень не обращал внимания на это, чинно сидел на спине животного, направляясь в лес за хворостом.

  Ариец бойко цокал копытами по каменистой тропке, весело поигрывая хвостом с кисточкой на конце, как у коровы.

  Но с годами Драган раздался в плечах, обзавелся лишним жирком на животе и стал весить девяносто килограмм. Осел моментально зафиксировал перегруз и не сдвинулся с места, когда хозяин забрался на него и цокнул языком. Все произошло на глазах людей, которые стояли поодаль и с улыбкой давали советы, как заставить такого упрямца, уважать хозяина.

  Драган поспешно слез с ретивого «паршивца», будто передумал ехать верхом, и пообещал, отдать глупое животное на съедение голодным волкам. Но и после столь страшной угрозы Ариец оскалил, словно в усмешке, зубы и остался верен себе: ни одного килограмма сверх нормы и обязательный отдых в пути.

   Но один раз осел все же изменил своим правилам.

  Это случилось, когда албанские повстанцы вытеснили из села боснийских сербов, угрожая оружием, заставили народ покинуть издавна обжитые места.

  Тогда, не дожидаясь расправы вооруженных до зубов бандитов, сербские семьи ушли в горы, чтобы за перевалом найти спасение. Мужчины, женщины и дети растянулись цепочкой на крутой тропе, спеша уйти из-под обстрела.

  Драган вел осла, на которого успел погрузить кое-какие пожитки. Следом шла беременная жена с десятилетним сыном. Когда ребенок выбился из сил, Драган усадил его на осла. И Ариец ни разу не проявил недовольства, шествовал с немалым грузом по горной тропе.

  Уже на перевале стало нехорошо жене Драгана, и он усадил женщину на осла, уговорив отдохнувшего сына, продолжить путь на ногах.

  И вновь Ариец не возмутился, самоотверженно тащил на себе хозяйские пожитки и наездницу с наследником в животе. Драган с благодарностью провел животному по жесткой гриве коротких волос на шее и сказал:

   – Ты – настоящий осел, хвалю!

  Ариец тряхнул массивной головой в ответ, как бы соглашаясь, но сразу, словно усовестившись, пихнул хозяина в бок, как бы предлагая прибавить шаг, а не разводить телячьи нежности.

  Уже на равнине беглецы спокойно вздохнули и направились через луг к ближайшему сербскому селу у самого леса. И вдруг раздался взрыв мины и селянин Драгана, шедший впереди, упал на землю.

  Люди остановились и не знали куда направиться: вперед или назад. Они прошли половина пути. Луг оказался заминирован. Тогда Драган приказал сельчанам следовать на расстоянии за ним по одному. Он оставил жену и сына позади и привязал веревкой за повод Арийца, чтобы он оказался, как можно дальше от впередиидущего хозяина.

  Так и продвигались они метр за метром по опасной равнине. Драган шел осторожно впереди, за ним – осел и еще дальше вереница людей, которые старались ступать след в след.

  Драган пристально смотрел вниз, стараясь увидеть мину в земле. И, если замечал что-то подозрительное, то отмечал место камнем и обходил его стороной. Голыми руками и внимательным взглядом, конечно, невозможно разминировать весь путь, но удача сопутствовала ему, и он вывел людей без дальнейших потерь с минного поля.

  В конце пути, когда благодарные сельчане окружили Драгана, говорили, что он – смелый человек, осел тоже любовно ткнулся в спину хозяина, мол:

   – Ты ничего мужик, стоящий.

  Смущенный мужчина лишь отвел рукой морду животного и пробормотал:

   – И ты туда же? Нашли героя!

  С тех пор домашнее животное не возражало, когда хозяин верхом проезжал по селу. Но всякий раз за пределами деревни, крестьянин слезал и шел пешком, уважая принципы Арийца.

   – Ну, что стали там? – голос Замира вывел Драгана из задумчивости, и он обратил внимание, что осел остановился и стоял на месте, как вкопанный.

   – Что не так? – спросил Арийца хозяин, рассматривая землю впереди. – Или устал?

  И тут он заметил едва заметные усики противопехотной мины. Рядом отчетливо виднелся отпечаток ноги, значит, здесь установили ловушку, а след не замели, забыли.

   – Молодец, Ариец! – сказал Драган ослу и, обернувшись, крикнул, указывая на камень, который положил рядом. – Мина! Осторожно!

  И здесь до мужчины дошло, что главарь знал все. Поле заминировано, поэтому пустил вперед его с ослом, погнал вслепую на смерть.

   – Вот, волчина! – подумал Драган. – Да, похоже, не видать мне свободы, как собственных ушей. Что делать теперь?

   – Не стой истуканом на месте! Вперед! – зло крикнул албанец, подтверждая его догадку. – Застрелю!

  Сербский крестьянин перекрестился и потянул повод:

   – Идем, друг! Может с божьей помощью проскочим к лесу, а там обмозгуем, как нам быть дальше. А, если не суждено добраться туда невредимыми, встретимся на том свете. Я тебя не брошу!

  Засветло остановились лагерем на ночь в лесу возле речки. Драган напоил осла и отпустил щипать сочную траву на пойме. Потом принялся собирать с Бехаром дрова для костра.

  Ночью, лежа на еловом лапнике, крестьянин смотрел на звезды и долго не мог уснуть, переживая, как там без него обходится жена, скучал по детишкам. Незаметно уснул и проснулся от волчьего воя и тревожного храпа осла.

  Где-то в лесу волчья стая в полнолунную ночь воем наводила ужас на округу. Ариец от речки перебрался ближе к людям, чтобы не угодить в лапы хищников.

   – Сейчас волки в лесу не самая страшная опасность. Люди теперь злее их, ищут золотую жизнь для себя, – прошептал ослу Драган, к которому подошел, чтобы успокоить. Замир и Бехар лежали на земле у прогоревшего костра и, казалось, спокойно спали.

   – Самое время уйти от бандитов, – подумал мужчина, поглядывая на лунную дорогу, пересекающую речку. – На тот берег и ищи нас потом.

   – Дров подкинь в костер, раз встал и ложись спать. Завтра предстоит тяжелый путь! – услышал Драган окрик Замира и выругался про себя:

   – Что не спится ему? Вот, короста, а не человек!

  Весь следующий день пробирались едва заметными тропами. Отряд уверенно вел уже Бехар, который хорошо ориентировался среди леса.

   – Здесь родился? – спросил его Драган.

   – Почему? – не понял он.

   – Очень хорошо знаешь местность.

   – Запомни, не твое дело, кто, где родился и жил. Меньше знаешь, спокойнее живешь! – прервал расспросы Замир.

   – Да, я к слову, чтобы не разучиться разговаривать с вами, – проворчал серб.

  Но командир ничего на это не сказал, лишь зло посмотрел на крестьянина.

  Вечером вышли на лагерь из четырех человек, которые громко приветствовали прибывших. Люди были знакомы. После ужина они зашли в палатку и начали совещаться, приказав Драгану укладываться спать в шалаше поодаль.

  Ариец мирно щипал травку невдалеке. Его хозяин лежал на подстилке из лапника и не мог заснуть. Его беспокоила неизвестность, тревожно щемило сердце от дурного предчувствия.

  Драган выглянул из шалаша. Осел пасся при скупом свете полной луны. Никого не видно в лагере, только из палатки доносились оживленные мужские голоса.

  Крестьянин сначала перебежками, потом ползком прокрался к палате и прислушался.

  Из разговора людей он понял, что они впервые сопровождают героин, прибывший из Южной Америки. Так сказать, пробная партия: часть которой направится в Голландию, другая – на Украину и Россию.

   – Завтра все вместе дойдем до села, где наша база. Оно недалеко отсюда, в десяти километрах возле лесного озера, – услышал Драган голос одного мужчины. – Потом одни пойдут до границы с Румынией, другие должны выйти к Словении, где груз заберет следующая группа.

   – Что делать с сербом? – спросил Бехар. – Не вести же его на базу.

   – Утром пустишь серба в расход, чтобы не осталось свидетеля, – приказал кому-то все тот же командный голос.

   – И осла? – спросил Замир.

   – Ага, значит, ты меня будешь за доброе дело убивать меня, – усмехнулся Драган, догадавшись, кто – палач. – Вот и доверяйся обещаниям бандитов.

   – Четырехногий осел еще пригодится нам, а двуногий – отслужил свое. И выставь сейчас человека на пост, чтобы не сбежала сербская свинья! – услышал последние слова командирского голоса.

   – Сам ты – свинья! – прошептал Драган, поспешно отползая от палатки.

   – Немедленно бежать! – решил он и побежал вглубь леса, но через двести метров остановился.

   – Ариец, – вспомнил серб. – Что с ним делать? Если вернуться и забрать с собой, то можно снова угодить в руки албанцев. Да и не уйти с ослом по лесу, найдет по следам Бехар. Он знает все тропы.

  Драган махнул рукой и направился подальше от этих мест, стараясь не думать о животном, хотя на душе было погано от такого предательства.

  Проклиная на свете людей, которые не давали спокойно жить крестьянам, Драган продирался через заросли прочь от лагеря. Вскоре луна скрылась за облаками, и стало невозможно продолжать путь в сплошной темноте. В любой момент можно угодить в глубокую волчью яму или сломать ногу в барсучьей норе.

  Мужчина остановился и, размыслив, решил залечь в кустарнике и дождаться утра, чтобы с первыми лучами солнца уйти еще дальше отсюда.

  Албанцы только утром хватились, что серб убежал.

   – Вот, гад! – выругался Замир. – Даже ишака бросил, а такая привязанность между ними была, что, казалось, только смерть могла разлучить их.

   – Своя шкура ближе к телу! – неприятно захихикал Бехар и посмотрел на людей, не зная к кому обратиться, – но от меня не уйдет далеко, сыщу. Разрешишь?

   – Найдешь, сразу пристрели! – приказал бородатый мужчина с глубоким шрамом на щеке. Очевидно, теперь командир совместного отряда.

  Драган вовремя услышал беспечные шаги Бехара, поэтому укрылся в расщелине каменистой гряды возле тропы в лесу, пробитой ногами местных жителей соседнего села.

   – Ишь, в погоню ударился за мной, – удивленно пробормотал крестьянин, глядя в спину удаляющегося парня с автоматом. – Не жалко ему стоптанных ног, бегая за мной? А, ведь, пожалуй, убьет сразу и глазом не моргнет. Ищи потом виноватого в лесу.

  Драган выбрался из укрытия и направился в противоположную сторону от преследователя, рассудив, что в той стороне его не будут искать. Он переждет тревогу бандитов и выберется из леса к людям.

  Вскоре серб наткнулся на речку и, утолив жажду, пошел вдоль бурлящей воды против течения.

   Через пару часов из-за поворота показалось село. Драган выбрал наблюдательный пункт на пригорке в кустарнике и прилег, наблюдая за населенным пунктом.

  Он не удивился, когда заметил покинутый им отряд ночью и своего верного осла.

   – Ага! Значит, это и есть ваш лагерь, – пробормотал крестьянин. – Ночью попробую увести Арийца, чтобы не думали, что бросил его.

  Мысль успокоила Драгана, и он направился ближе к реке, чтобы у воды провести день. Мужчина обогнул завал из вывороченных ураганом деревьев и, когда проходил мимо корневище поваленной сосны, в грудь уму уперся ствол автомата. Довольный и улыбающийся Бехар рукой показал, чтобы он стоял на месте и сказал:

   – Я говорил, что далеко от меня в этих краях не убежишь.

   – Тогда стреляй, раз нашел, исполняй приказ! – сказал Драган и сделал шаг назад.

   – Больно надо самому руки пачкать, идем в село, там командир решит, что делать с тобой, – парень указал сербу оружием на постройки за леском.

  Мужчина со шрамом обругал Бехара:

   – Ты зачем припер его сюда? Тебе было сказано в расход пустить серба!

   – Не мог я перед родным селом убивать человека! Что скажут сельчане? – не испугался парень. – Я нашел беглеца, привел, скажи спасибо, а не лайся.

   – Ладно! Завтра решим, раз так, закройте его в амбаре, – не стал связываться с ним командир.

   – Иди! – злорадно ткнул пальцем на сарай Замир. – Посиди до утра. Завтра у нас на празднике будешь гостем, отдохнешь с дороги, а то набегался по лесу.

   – Благодарю за заботу, с удовольствием приму приглашение от друзей, которые помнят добро, – сказал Драган, заходя в прочное подсобное помещение крестьянского подворья. Он успел заметить за сараем загон для скота, где стоял Ариец.

   – Ничего, скоро увидимся, – пробормотал серб, оглядывая изнутри сарай, который оказался настолько крепким, что не было никакого шанса выбраться отсюда наружу.

  На следующий день только в полдень дверь сарая распахнулась и Бехар, весело улыбаясь, сказал невольнику:

   – Милости просим к праздничному столу на нашей земле, дорогой гость!

  Драган, шурясь от яркого солнца, молча вышел во двор и вопросительно посмотрел на парня.

   – Туда, – тот указал автоматом на яблоневый сад за загоном, где щипал траву осел. – Все собрались уже, тебя не хватает.

  За столами под развесистыми деревьями сидели молодые люди, вооруженные до зубов. Во главе длинного стола сидели командиры, среди которых Драган разглядел Замира.

   – Пожрешь сначала или хочешь получить награду за добро? – ухмыльнулся он.

   – Жрут свиньи, а я бы поел немного! – с достоинством ответил серб. Он посмотрел на земляков, жителей села, которых зачем-то согнали и держали поодаль под дулом автомата охранника, и добавил:

   – Но чтобы не томить народ на ногах, то, пожалуй, сначала награждение, а обед потом.

  Он догадался, что бандиты задумали запугать людей, поэтому ничего хорошего не ждал.

   – Будет по-твоему, для мусульман желание гостя – закон для хозяина! Значит, начнем с награды. Верно? – человек со шрамом выкрикнул последние слова и посмотрел на бойцов.

   – Правильно! – недружно прокричали они в ответ.

   – Только, хочу поправить тебя! – громко сказал Драган. – Я – не гость, и давно живу на этой земле, значит, вы – гости?

   – Ладно, не будем горячиться, кто есть кто! – побагровел мужчина со шрамом. – У кого власть, тот и хозяин! Что ты говорил о неблагодарных албанцах?

   – Я ни словом не обидел вас, только сказал, что ваши люди обещали меня отпустить, если проведу через горы. Так? – Драган повернулся к Замиру.

  Тот пожал плечами и отвернулся.

   – Вот, я и сказал, что за доброе дело расстреляете меня. Не по-людски поступаете!

   – Кто сказал, что тебя так легко накажут за побег. Ты бы привел сюда солдат, и нас побили бы, как куропаток на току. Нет! Ты отправляйся пока к своему ослу, распрощайся с другом.

   – Ну! – крикнул Бехар, щелкнув предохранителем автомата, удивленному сербу. – Иди в загон и жди там.

  Ариец перестал рвать траву и, приподняв морду, радостно ждал хозяина. Драган подошел к нему и потрепал по шее:

   – Ну, здравствуй, снова мы вместе. Только, что-то задумали ироды, так что не помни зла, если что случится. Я хотел, как лучше.

  Ариец ласково ткнулся головой в бок мужчины.

  Так и стояли они вместе: домашнее животное и человек. А за оградой суетились тоже люди. Кого-то тащили к загону. Драган увидел матерого волка. В пасть зубах зверя торчала полка а морда замотана веревкой, чтобы не мог укусить.

Волк затравлено озирался и пытался вырваться, но его держали сильные руки молодых людей, которые тащили зверя на полусогнутых ногах к загону.

   – Еще одна жертва в руках хищников! – сказал ослу Драган.

  Волк попался два дня назад в капкан, и его притащили в лагерь и не кормили с тех пор. Теперь бандиты ставили деньги на спор: кто победит и на кого набросится голодный зверь.

  Волку освободили пасть и швырнули в загон. Все замерли.

  Зверь поднялся на ноги. Потом слегка припал к земле и уставился на осла. Волк ощерился и глухо зарычал. Из пасти потекла слюна.

   – Пусти-ка меня вперед! – сказал Драган. – Так просто меня не возьмет. Мужчина вышел вперед и загородил осла. Казалось, что серб был спокоен, но побледневшее лицо выдавало его волнение. Он сжал кулаки и пригнулся, ожидая бросок зверя.

  Волк переключил внимание на человека, он стал приближаться к нему, не сводя глаз с жертвы.

  Вдруг осел встрепенулся, вышел из-за спины хозяина и стал рядом.

  Зверь опешил, остановился и уставился взглядом на Арийца. Тот стоял на месте и тоже смотрел в глаза волка. Между двумя животными явно проходила молчаливая борьба. Они не отводили друг от друга глаз.

  Люди за забором молчали, не шевелился и Драган.

  Вдруг волк поджал между ног хвост, шаткой походкой отошел в сторону и лег на брюхо.

   – Силен, брат! – прошептал мужчина. – Хоть умрем не от зубов волка, а от пуль хищников.

  Драган посмотрел в сад, ему показалось, что бандиты, бесновались от ярости, они хватались за оружие. Но почему-то выбегали на улицу.

 

   – Или поживем еще! – воскликнул мужчина, обхватывая за шею любимца, заметив, как в село ворвались солдаты.        

 

 

    

 

           

Рейтинг: +1 242 просмотра
Комментарии (2)
Надежда Рыжих # 1 августа 2013 в 07:34 0
Очень интересна я история и со счастливым концом prezent
Олег Андреев # 8 августа 2013 в 13:42 0
И тоже правда, произошла в бывшей Югославии. Осел был, и волк, который не тронул никого, хотя был голодный.