Зависть

14 июня 2012 - Александр Шатеев
 
 
       Автобус восемнадцатого маршрута отправился с конечной остановки в 8.32 – точно по расписанию. Кондуктор, грузная, неповоротливая с воловьими глазами тётя, нехотя оторвала своё массивное тело от пригретого сиденья с написанной от руки табличкой «Место кондуктора! Не занимать!» и  принялась неторопливо обилечивать пассажиров.
        Ольга, зажав между пальцев только что полученный билетик,  отвернулась к окну и стала задумчиво разглядывать так хорошо ей знакомый за тридцать один год  жизни придорожный пейзаж. За окном мелькали выкрашенные в жёлтый или розовый цвет двух- и трёхэтажные дома с облупившейся во многих местах штукатуркой, старые, как и те  тополя, за которыми они прятались. Вскоре жилой сектор кончился, потянулись заборы: кирпичные, бетонные – заводские и фабричные, – рабочий посёлок  от города отделяла протянувшаяся вдоль железной дороги промзона.
         Утренние сумерки за окном постепенно таяли – в это время года светает поздно. Там, вдали, куда доставала взглядом Ольга Сергеевна, в нежно-сиреневой полоске рассвета, уже поднявшись наполовину, краснел полукруг декабрьского солнца. День обещал быть ясным и безветренным, не таким неуютным, как вчера, но и это не радовало Ольгу: ночью, промаявшись от бессонницы, она приняла окончательное решение развестись с мужем.
       Коснувшись лбом прохладного стекла, Ольга на некоторое время почувствовала облегчение, словно оно приняло на себя часть её бесконечной и беспросветной грусти. Хотелось быстрее добраться до работы, чтобы там, уйдя с головой в дела, забыться, не вспоминать больше ни о доме, ни о своих проблемах. Но езды до работы полчаса, волей-неволей приходится перебирать в голове всё, что накопилось – времени вдоволь. Да к тому же, поток машин может снова застопориться у самого моста в центре  города – автомобильные пробки стали случаться в утренние часы всё чаще и чаще .
      Ольга Сергеевна,  вдруг резко отпрянула от окна – среди чужих голосов неожиданно её  слух уловил чей-то знакомый, но давно уже не слышанный смех. Кто же это? Пошарила взглядом по лицам пассажиров… Ленка! Вот те раз! Сколько лет не виделись! Всю школу, с первого по последний класс просидели  за одной партой, но потом пути разошлись, казалось, навсегда.
          – Бирёва! – окликнула её Ольга.
         Та никак не отреагировала.
         «Может всё же не она?». Ольга вгляделась пристальней: «Да нет же! Точно она!»
         – Лена! – позвала её ещё раз, уже по имени и громче.
       На этот раз подружка обернулась и радостно всплеснула руками – кто бы мог знать, что мы  вот так встретимся! Шустро в два прыжка подскочила и,  плюхнувшись на свободное место рядом,  впилась счастливыми глазами в Ольгу.
         – Ну, рассказывай, как ты, где ты? Как семья? Ведь десять лет не виделись!
      – Да вроде бы всё у меня хорошо, живу, работаю. – Поняв, что не скрыть от подруги своего подавленного настроения, призналась. – Вот только… разводиться я, Леночка, собралась…
         – А что так? Бьёт тебя, гуляет, пьёт беспробудно?
      – Нет, не пьёт, не курит, слова от него грубого не услышишь… Но понимаешь, вроде бы всё и хорошо, но... – Ольга обречённо махнула рукой и на глазах её засверкали изумрудные слезинки. – Как расписались, был ещё ничего, а сейчас… Вот послала, например, как-то раз я его за хлебом, говорю – купи батон белого и полбуханки чёрного…
         –  А он? – в предвкушении чего-то невероятного у Бирёвой округлились глаза.
      –  А он… – Ольга горько усмехнулась. – А он так и сделал: купил батон белого и полбуханки чёрного. Никакой инициативы…
         – Да-а, жизнь твоя бекова! –  сочувственно вздохнула Лена. – А мой, слава богу, не такой! Вот вчера, например, утром: дала ему денег, отправила за картошкой. Жду-жду его, обед ему, козлу, готовлю, а того всё нет и нет! Позже выясняется, он, видите ли, старых друзей, одноклассников своих долбанных встретил! Отметить встречу, говорит, решили… Короче, приплёлся домой поздно вечером в совершенно разобранном состоянии! На ногах, поверишь, не стоял! Я и давай лупить его чем попадя!  Он изловчился – и мне кулаком по скуле, до сих пор болит, а я  ему сковородой по дурацкой его башке! Спать к себе не пустила, в другой комнате на  диванчике, словно Бобик, ночевал. Утром встала пораньше, завтрак ему приготовила, покормила, на работу проводила. Короче, помирились мы… Вот мчусь сейчас на рынок мясца прикупить, уж хочется, эту заразу, чем-то вкусненьким попотчевать, когда с работы вернётся!
         – Счастливая ты, Ленка! Хоть тебе повезло тебе с мужем!
        Автобус, миновав площадь Ленина, остановился у Центрального рынка.
– Ну, ладно, пока! Мне выходить… Увидемся ещё! Вот мой телефон! Звони, не пропадай!– Сунув Ольге в руку клочок бумажки, Лена шустро выскочила в распахнувшиеся со змеиным шипением двери.
        Ольга, снова прижалась лбом к окну и всё смотрела и смотрела ей с завистью вслед, пока та не исчезла в подземном переходе.
 
                                                                            * * *
 
       Прочитала этот рассказ одна моя знакомая и задумалась.  Потом говорит: "А знаешь, и мне тот мужик больше понравился, который напился… ну, которого сковородой по голове!"
        Что я мог сказать ей на это? Мне оставалось только развести руками...

март 2012г.

© Copyright: Александр Шатеев, 2012

Регистрационный номер №0055702

от 14 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0055702 выдан для произведения:

Автобус семнадцатого маршрута отправился с конечной остановки в 8.23 – точно по расписанию. Грузная, неповоротливая кондукторша с воловьими глазами нехотя оторвала свой массивный зад от пригретого сиденья с с написанной от руки табличкой «Место не занимать!», и  принялась неторопливо обилечивать пассажиров.

Ольга, зажав между пальцев полученный билетик,  отвернулась к окну и стала задумчиво разглядывать так хорошо ей знакомый за тридцать один год  жизни придорожный пейзаж. За окном мелькали выкрашенные в жёлтый или розовый цвет двух- и трёхэтажные дома с облупившейся во многих местах штукатуркой, старые, как и те  тополя, за которыми они прятались. Вскоре жилой сектор кончился, потянулись заборы: кирпичные, бетонные – заводские и фабричные, – рабочий посёлок  от города отделяла вытянувшаяся вдоль железной дороги промзона.

Сумерки за окном постепенно таяли – в это время года светает поздно. Там, вдали, куда потянулась взглядом Ольга Сергеевна, в нежно-сиреневой полоске рассвета, высунувшись уже наполовину, краснело декабрьское солнце. День обещал быть ясным и безветренным, не таким холодным, как вчера, но и это не радовало Ольгу: ночью, промаявшись от бессонницы, она приняла окончательное решение развестись с мужем.

Ольга коснулась лбом прохладного стекла, на некоторое время почувствовав облегчение, словно стекло приняло на себя часть её безпросветной грусти. Хотелось быстрее добраться до работы, чтобы там забыться, уйдя с головой в дела, не вспоминать больше ни о доме, ни о своих проблемах. Но езды до работы полчаса, волей-неволей приходится перебирать мысленно всё, что накопилось на душе – времени вдоволь. Да к тому же, поток машин может остановиться в пробке у самого моста через реку в центре  города, что случается в утренние часы всё чаще и чаще .

 Ольга Сергеевна,  вдруг отпрянула от окна,  заслышав среди чужих голосов чей-то знакомый смех. Кто же это? Пошарила взглядом по лицам пассажиров… Ленка! Вот те раз! Сто лет не виделись! Всю школу просидели  за одной партой, но потом их пути разошлись, казалось, навсегда.

– Бирёва! – окликнула её Ольга.

Та никак не отреагировала. «Может всё же не она?». Вгляделась пристальней: «Ну, точно она!»

        – Лена! – позвала её ещё раз, уже по имени и громче.

            На этот раз подружка обернулась и радостно всплеснула руками – кто бы мог знать, что мы  вот так встретимся! Шустро в два прыжка подскочила и,  плюхнувшись на свободное место рядом,  впилась счастливыми глазами в Ольгу.

        Ну, рассказывай, как ты, где ты? Как семья? Ведь десять лет не виделись!

    Да вроде бы всё у меня хорошо, живу, работаю… Вот только… разводиться я, Леночка, собралась…

        А что так?

        Да понимаешь, муж мне попался так себе, ни рыба, ни мясо: как расписались, был ещё ничего, а сейчас… Вот послала, как-то раз, я его как-то за хлебом, говорю – купи батон белого и полбуханки чёрного…

        А он?

                    А он… – Ольга горько вздохнула. – А он так и купил: батон белого и полбуханки чёрного…

         –    Ну, нет… Мой, слава богу, не такой! Вот вчера, например, дала ему утром денег, отправила за картошкой. Жду-жду его, обед ему, козлу, готовлю, а того всё нет и нет! Позже выясняется, он, видите ли, старых друзей встретил! Отметить решили… Короче, притащился домой поздно вечером в совершенно разобранном состоянии! На ногах еле стоял! Я давай его лупить чем попало,  он мне – кулаком по скуле, до сих пор болит, я  ему сковородой по башке! Спать к себе не пустила, в другой комнате на  диванчике ночевал. Утром встала пораньше, завтрак ему приготовила, покормила, на работу проводила. Короче, помирились мы… Вот мчусь сейчас на рынок мяса прикупить, уж хочется, эту заразу, чем-то вкусненьким попотчевать, когда с работы вернётся!

                    Счастливая ты, Ленка! Повезло тебе с мужем! Мне бы такого…

 

Автобус, миновав площадь Ленина, остановился у рынка.

–          Ну, ладно, пока! Мне выходить. Ещё встретимся! Здесь мой телефон! – Сунув Ольге в руку клочок бумажки, Лена шустро выскочила в широко распахнувшиеся двери.

 

Ольга, снова прижалась лбом к прохладному стеклу и с завистью всё смотрела и смотрела ей вслед, пока та не исчезла в подземном переходе.

 

***

 

Прочитала этот рассказ одна моя знакомая - задумалась… А потом говорит: "А знаешь, и мне больше тот мужик понравился, который напился, которого сковородой по голове".

Что я мог ей сказать на это? Мне оставалось только развести руками...

 

март 2012г.

 

Рейтинг: +4 582 просмотра
Комментарии (10)
Альфия Умарова # 14 июня 2012 в 13:21 +1
Улыбнули! smile
Как же всё относительно! Одна недовольна, что заказала,
то и принес, другая счастлива с выпивающим.
А это от человека зависит, Ольге, мне кажется, с кем
угодно будет плохо, потому что не умеет радоваться тому, что
и кто у нее есть. А недостатки можно найти даже у эталона... soln
Александр Шатеев # 14 июня 2012 в 13:45 +1
Суждение женщин порой парадоксально. В ГУП "ИПК "Московская правда" со мной в отделе работала инженер-электрик Светлана Тепикина. Кабинет был на двоих, сидели мы лицом к лицу - очень удобно для ведения дружеских бесед. На моём рабочем столе всегда был порядок, ничего лишнего, если есть карандаши, то они все остро заточены, если шариковые ручки, то в работоспособном состоянии; документы, по которым ведётся работы в одной стопочке, а по которым завершены - в другой... У напарницы же моей на столе бедлам: всё свалено в кучу, горы бумаг, газет, полчища тупых карандашей и непишущих ручек.
- А знаешь, - Как-то раз признаётся она мне. - А мне не нравятся мужчины, у которых на столе полный порядок. И почерк у тебя ровный, отчётливый. Говоришь ты тоже очень уж красиво и разумно. Попросишь тебя что-нибудь сделать - ты выполняешь.Ты - опасный человек. Мужчина должен быть всё же не аккуратен, и почерк должен быть корявый, он должен быть косноязычен и необязателен... Вот такие мужчины женщинам нравятся...
Вот и хочется спросить порой у женщин: ПОЧЕМУ?
Альфия Умарова # 14 июня 2012 в 14:54 +1
Потому что женщина любит тех, кого хочется пожалеть,
переделать, кто несовершенен.
А Вы в ее глазах - ну просто какой-то слишком уж идеальный.
Это настораживает. Ведь с таким и самой нельзя расслабляться,
быть неряхой, неаккуратной. Придется "расти над собой", чего-то
добиваться, доказывать... smile
Александр Шатеев # 14 июня 2012 в 15:00 +1
Теперь мне всё понятно, буду над собой работать...
Ludmila Juhimec # 23 ноября 2012 в 11:51 +1
всегда хочется перчинки....пресное приедается быстро
Владимир Проскуров # 5 мая 2013 в 21:18 0
Чтоб осчастливить нас мужчин,
Готов у женщин один способ,
Ты на мгновение любим,
Расслабишься, проснешься с носом …

СПАСИБО!!!
Элла Жежелла # 8 октября 2013 в 18:45 +1
А Вам, мужчинам, (ну, не о вас конкретно речь, конечно, я так...) нравятся стервеллы, а?
Ну, есть же рядом преданная, любящая женщина.
Неееее! Нужно обязательно влюбиться в стерву. Или в шалаву. Чтобы изменяла. Деньги тянула. А вот влюбленная искренняя женщина даже раздражает своим телячьим взглядом.
отчего так?
Недостаток впечатлений?
Элла Жежелла # 8 октября 2013 в 23:58 +1
Не скажу за всех женщин, но о большинстве-точно.
Почему им больше нравится муж Лены? Хм...
Ба женщинам нравится страдать! Этим они пытаются оправдать свое существование. Детьми, да страшными терзаниями, в которых черпают чуть ли не вдохновение: "Ах, я спасаю алкаша".
Второq вариант.
Да, именно то, о чем я в посте выше написала: шекспировские страсти.
Ну, это же так интересно! Страсть! Ты ему -в морду. Он тебе - в ухо. А потом мириться... 4 раза за ночь.
Романтика. Ха-ха.
Элла Жежелла # 8 октября 2013 в 23:59 +1
tanzy4
Лидия Копасова # 24 ноября 2014 в 00:41 0
Да, "у Бога всего много!"