Записка

19 января 2012 - Валентин Акатов

ЗАПИСКА

 

Анастасия сидела за столом и, еле сдерживая рыдания, держала в правой руке шариковую ручку. Перед ней лежал маленький помятый клочок бумаги. Боль, как будто острым лезвием пронзала душу и тело, но она держалась и думала. Старалась собраться с мыслями и вспомнить то, что нужно написать на этом листочке.

– Надо вспомнить, немного, только то, что нужно. – Но, память открылась ей гораздо шире.

Сколько еще времени осталось, она не знает. И, как бы не было грустно и больно, вспоминала. Вспоминала свои былые годы.

А что, в общем-то вспоминать: все как у всех. Обычная девочка счастливого будущего, которое ей рисовали в школе под лозунгами пионерской, комсомольской ячеек и правительства. Родители тоже как у всех, работали на заводе, жили себе и верили в счастливое будущее. Да оно то, может быть, и было счастливое будущее. Чего уж там говорить... Окончила школу и поступила в техникум. Училась, как и все девочки того времени, на «хорошо», ведь учиться плохо девочкам тогда было неприлично. Мальчики обращали внимание и на этот момент. Никогда не считала себя слабой и всегда бралась за трудные дела, стремилась быть в лидерах. Постоянно за кого-то переживала и беспокоилась. Она не могла пройти мимо того, кто делает плохо, чтобы не сделать ему замечание. Вот так воспитывали родители, учителя в школе и в техникуме. Так она и по жизни шла, уверенно.

Пока была молодая, работа на заводе доставляла удовольствие, стремилась реализовать свой потенциал и проявить себя. Когда вышла замуж, еще больше проявилось чувство ответственности теперь уже за семью, так как через время пришлось растить и воспитывать двоих деток. Кажется, все было как у всех: семья, работа, любовь, муж и дети. Так и шла жизнь своим чередом.

Шла, но что-то в ней со временем надломилось. Незаметно и тихо. Это сейчас осознаешь и все прекрасно понимаешь, а тогда казалось, что все это мелочи, ну поругались с мужем, ну у всех такое бывает.

Ну, подняли голос дети на нее, можно простить – переходный возраст. Главное окружить их заботой и стараться контролировать, чтобы никуда не влезли, сейчас столько соблазнов у молодежи. Вот она с прежней энергией и ответственностью продолжала контролировать ситуацию в семье и на работе. А на работе ей приходилось отвечать за целую бригаду и производственный план, который выставляют каждый день на смену. Также в ее обязанности мастера входило не только контролировать производственный процесс, но еще и заботиться о людях, и она старалась из всех сил. Какие-то семейные проблемы у кого-то из рабочих – она сразу же беспокоится, поддержит, если нужно, и перед начальством походатайствует за помощь. Если надо задержаться и выполнить план, нет проблем, она поговорит со всеми, и они не сорвут заказ. Если чего-то не хватает из поставок по материалам, тоже не оставит в покое тех лиц, которые за это отвечают. Она-то беспокоилась за производство. Только нужно ли было так беспокоиться? Наверное, нужно, чтобы совесть была чиста, ведь за эту работу ей платили заработную плату, и она считала, что обязана добросовестно отработать ее. Ну, конечно же, просто отрабатывать она не могла. В свою работу всегда вкладывала душу.

– А как без нее то? Нет, другие могут и без нее работать. Только не она.

Вот так и жила. Жила, отдавала всю себя дома и на работе. Конечно же, хотелось и взаимности.

– Но почему получилось все наоборот, почему?

Слезы теплыми струйками покатились по щекам.

Вначале отвернулся муж. Уехал в длительную командировку на другой завод, а оттуда вернулся совсем другим человеком, как будто его подменили. Потом и дети стали высказывать свое недовольство. Да, конечно, они уже взрослые и сами планируют свою жизнь. Сын женился, и теперь у нее есть внучка. Туда-сюда и дочь выйдет замуж. Ну почему такое неуважение к ней было в последнее время? Они хотели вырваться из-под моего контроля? Ну, так я уже к ним старалась сильно то и не приставать со своими рекомендациями. Когда-никогда сделаю замечание, ведь бывало, что они и не правы были. Но это тоже им не нравилось. Эх, тут еще и муж потом открыто проявился. Оказывается, в том городе у него была любовница.

– А я то, все для них, да для них. А кто же обо мне позаботится?

Я то не железная, и мне тоже хочется тепла и ласки. Просто нежного слова и внимания. Я что, разве не заслужила? На работе тоже последнее время все как-то не ладилось. Стали частыми конфликты с другими руководителями, работать становилось все тяжелее

– Да, я пробовала ответить мужу тем же. Да, начала взаимоотношения с мужчиной. Но это было просто утешение раненой души. Хотелось внимания и тепла. Конечно же, мужчина был внимателен и добр, но также он был гораздо моложе ее, и у него была своя семья. Так что перспектив никаких, а хотелось жить открыто, не прячась от людей.

Слезы продолжали катиться по щекам Анастасии, а рука упорно удерживала ручку над листком.

– Я должна что-то написать. Я должна. Понимаю, что времени мало. Нет, не могу. Ничего не могу писать. Ничего. Не поймут.

Последние два месяца ее жизни были бурными, с чувствами и какими-то надеждами. Но надежды растаяли быстро. Она встретила человека. Прошлое у него было туманное, впрочем, ее это не волновало. Ведь он делал столько комплиментов, много рассказывал об их будущей счастливой жизни. Рисовал ей замки. И в то же время после первой недели влюбленной эйфории он начал бить ее. Но она терпела. Ведь он любил и уделял ей столько внимания. Затем они все чаще стали организовываться в каких–то непонятных компаниях и выпивках, выпивка, а потом побои. Но она и это терпела, лишь бы быть с ним рядом, ведь он любит ее.

И была рядом, и терпела. Терпела, пока не пришла к такому состоянию.

Силы покидали Анастасию, боль все сильнее пронзала избитое тело. Она тихо опустила кисть правой руки на бумагу и стала писать.

– Вот только буквы выходят совсем корявыми, – думала она, но за слезами уже ничего не было видно. Ну, еще немного, совсем чуть-чуть.

В дверь позвонили. Рая подошла и посмотрела в глазок. На площадке перед дверью стояли два милиционера. Сердце учащенно забилось, и какая-то тяжесть опустилась в ноги. Она открыла дверь.

Милиционер, тот, что стоял первым, поздоровался с ней и спросил: – Гражданка Игнатьева Анастасия Ильинична здесь проживает?

– Да, здесь, но последнее время она живет отдельно, снимает квартиру в другом районе, – ответила Рая.

– А вы кем ей будете? – продолжал спрашивать милиционер.

– Я – дочь.

– А еще кто-то есть из родственников?

 – Да, отец.

– Позовите, пожалуйста, его.

– Пап, иди сюда. Тут милиция пришла. За маму спрашивают.

Отец подошел к входной двери и спросил:– что случилось?

– Вам нужно одеться и проехать с нами на опознание тела одной женщины, рядом с которой нашли записку. На ней был указан ваш адрес и это имя, – сказал милиционер.

 

 

© Copyright: Валентин Акатов, 2012

Регистрационный номер №0016648

от 19 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0016648 выдан для произведения:

ЗАПИСКА

 

Анастасия сидела за столом и, еле сдерживая рыдания, держала в правой руке шариковую ручку. Перед ней лежал маленький помятый клочок бумаги. Боль, как будто острым лезвием пронзала душу и тело, но она держалась и думала. Старалась собраться с мыслями и вспомнить то, что нужно написать на этом листочке.

– Надо вспомнить, немного, только то, что нужно. – Но, память открылась ей гораздо шире.

Сколько еще времени осталось, она не знает. И, как бы не было грустно и больно, вспоминала. Вспоминала свои былые годы.

А что, в общем-то вспоминать: все как у всех. Обычная девочка счастливого будущего, которое ей рисовали в школе под лозунгами пионерской, комсомольской ячеек и правительства. Родители тоже как у всех, работали на заводе, жили себе и верили в счастливое будущее. Да оно то, может быть, и было счастливое будущее. Чего уж там говорить... Окончила школу и поступила в техникум. Училась, как и все девочки того времени, на «хорошо», ведь учиться плохо девочкам тогда было неприлично. Мальчики обращали внимание и на этот момент. Никогда не считала себя слабой и всегда бралась за трудные дела, стремилась быть в лидерах. Постоянно за кого-то переживала и беспокоилась. Она не могла пройти мимо того, кто делает плохо, чтобы не сделать ему замечание. Вот так воспитывали родители, учителя в школе и в техникуме. Так она и по жизни шла, уверенно.

Пока была молодая, работа на заводе доставляла удовольствие, стремилась реализовать свой потенциал и проявить себя. Когда вышла замуж, еще больше проявилось чувство ответственности теперь уже за семью, так как через время пришлось растить и воспитывать двоих деток. Кажется, все было как у всех: семья, работа, любовь, муж и дети. Так и шла жизнь своим чередом.

Шла, но что-то в ней со временем надломилось. Незаметно и тихо. Это сейчас осознаешь и все прекрасно понимаешь, а тогда казалось, что все это мелочи, ну поругались с мужем, ну у всех такое бывает.

Ну, подняли голос дети на нее, можно простить – переходный возраст. Главное окружить их заботой и стараться контролировать, чтобы никуда не влезли, сейчас столько соблазнов у молодежи. Вот она с прежней энергией и ответственностью продолжала контролировать ситуацию в семье и на работе. А на работе ей приходилось отвечать за целую бригаду и производственный план, который выставляют каждый день на смену. Также в ее обязанности мастера входило не только контролировать производственный процесс, но еще и заботиться о людях, и она старалась из всех сил. Какие-то семейные проблемы у кого-то из рабочих – она сразу же беспокоится, поддержит, если нужно, и перед начальством походатайствует за помощь. Если надо задержаться и выполнить план, нет проблем, она поговорит со всеми, и они не сорвут заказ. Если чего-то не хватает из поставок по материалам, тоже не оставит в покое тех лиц, которые за это отвечают. Она-то беспокоилась за производство. Только нужно ли было так беспокоиться? Наверное, нужно, чтобы совесть была чиста, ведь за эту работу ей платили заработную плату, и она считала, что обязана добросовестно отработать ее. Ну, конечно же, просто отрабатывать она не могла. В свою работу всегда вкладывала душу.

– А как без нее то? Нет, другие могут и без нее работать. Только не она.

Вот так и жила. Жила, отдавала всю себя дома и на работе. Конечно же, хотелось и взаимности.

– Но почему получилось все наоборот, почему?

Слезы теплыми струйками покатились по щекам.

Вначале отвернулся муж. Уехал в длительную командировку на другой завод, а оттуда вернулся совсем другим человеком, как будто его подменили. Потом и дети стали высказывать свое недовольство. Да, конечно, они уже взрослые и сами планируют свою жизнь. Сын женился, и теперь у нее есть внучка. Туда-сюда и дочь выйдет замуж. Ну почему такое неуважение к ней было в последнее время? Они хотели вырваться из-под моего контроля? Ну, так я уже к ним старалась сильно то и не приставать со своими рекомендациями. Когда-никогда сделаю замечание, ведь бывало, что они и не правы были. Но это тоже им не нравилось. Эх, тут еще и муж потом открыто проявился. Оказывается, в том городе у него была любовница.

– А я то, все для них, да для них. А кто же обо мне позаботится?

Я то не железная, и мне тоже хочется тепла и ласки. Просто нежного слова и внимания. Я что, разве не заслужила? На работе тоже последнее время все как-то не ладилось. Стали частыми конфликты с другими руководителями, работать становилось все тяжелее

– Да, я пробовала ответить мужу тем же. Да, начала взаимоотношения с мужчиной. Но это было просто утешение раненой души. Хотелось внимания и тепла. Конечно же, мужчина был внимателен и добр, но также он был гораздо моложе ее, и у него была своя семья. Так что перспектив никаких, а хотелось жить открыто, не прячась от людей.

Слезы продолжали катиться по щекам Анастасии, а рука упорно удерживала ручку над листком.

– Я должна что-то написать. Я должна. Понимаю, что времени мало. Нет, не могу. Ничего не могу писать. Ничего. Не поймут.

Последние два месяца ее жизни были бурными, с чувствами и какими-то надеждами. Но надежды растаяли быстро. Она встретила человека. Прошлое у него было туманное, впрочем, ее это не волновало. Ведь он делал столько комплиментов, много рассказывал об их будущей счастливой жизни. Рисовал ей замки. И в то же время после первой недели влюбленной эйфории он начал бить ее. Но она терпела. Ведь он любил и уделял ей столько внимания. Затем они все чаще стали организовываться в каких–то непонятных компаниях и выпивках, выпивка, а потом побои. Но она и это терпела, лишь бы быть с ним рядом, ведь он любит ее.

И была рядом, и терпела. Терпела, пока не пришла к такому состоянию.

Силы покидали Анастасию, боль все сильнее пронзала избитое тело. Она тихо опустила кисть правой руки на бумагу и стала писать.

– Вот только буквы выходят совсем корявыми, – думала она, но за слезами уже ничего не было видно. Ну, еще немного, совсем чуть-чуть.

В дверь позвонили. Рая подошла и посмотрела в глазок. На площадке перед дверью стояли два милиционера. Сердце учащенно забилось, и какая-то тяжесть опустилась в ноги. Она открыла дверь.

Милиционер, тот, что стоял первым, поздоровался с ней и спросил: – Гражданка Игнатьева Анастасия Ильинична здесь проживает?

– Да, здесь, но последнее время она живет отдельно, снимает квартиру в другом районе, – ответила Рая.

– А вы кем ей будете? – продолжал спрашивать милиционер.

– Я – дочь.

– А еще кто-то есть из родственников?

 – Да, отец.

– Позовите, пожалуйста, его.

– Пап, иди сюда. Тут милиция пришла. За маму спрашивают.

Отец подошел к входной двери и спросил:– что случилось?

– Вам нужно одеться и проехать с нами на опознание тела одной женщины, рядом с которой нашли записку. На ней был указан ваш адрес и это имя, – сказал милиционер.

 

 

Рейтинг: +1 157 просмотров
Комментарии (2)
Анна Шухарева # 12 августа 2012 в 00:55 +1
Печальная история о жизни хорошей и простой женщины.

Валентин Акатов # 12 августа 2012 в 08:39 +1
Спасибо Вам, Анна. Иногда нам хочется, чтобы у хороших людей всегда было всё хорошо, но каждый из них сам выбирает свою дорогу и приходится смирится с тем, что приподносит им жизнь. С уважением, Валентин.