ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Запасной игрок

Запасной игрок

23 сентября 2013 - митрофанов валерий
Запасной  игрок.

Кольку Саминова срочно вызвали в контору. Запыхавшаяся Светка - диспетчер, звонкоголосая как циркулярная  пила, найдя его в гараже, заорала ему  в ухо:
-Начальство требует, срочно, что-то там у них горит? В кантору давай! 
Колька  вскочил в промасленную кабину своего грохочущего «Кировца» и через десять минут, выбирая место  среди луж и заборов,  остановился у  канторы рейда. 
-Так вот Саминов,  отправляем тебя на курорт, понял куда? На курорт! Отдыхать значит поедешь, культурно в доме  отдыха, у моря,. Бывал на море? Да какое там? Побываешь. Посмотришь,  а чего дома в отпуске сидеть? – поправил галстук профорг Сёмёныч.
-Да  я не хочу. Чего там делать, отдыхать. Да я дома с удочкой да с ружьишком по лесу  пробегусь…-начал было артачится Колька.
Семёныч,хорошо зная тракториста,  убедительно  возразил:
-Ружьё твоё никуда не денется, если что и у моря выстрелит…- и  зашевелил усами  улыбаясь во весь рот -    там,  на пляже знаешь, как  девок стрелять   можно, мадамов всяких, эх, Колька, раздумаю, да сам по путёвке поеду…а что я  ещё могу! Ладно, собирайся, завтра и поезжай, за хорошую работу тебя наградили. Не так просто едешь. Награда  понимаешь тебе от руководства, получи и распишись. 
-Ну, если награда…а отказаться нельзя? Как трактор то без меня?  Кому его передать ?
-С трактором как с девкой прощается. Ну, Колян, механику скажи, он замену найдёт. Завтра и поезжай, путёвка  и так горит. Может  на  самолёте успеешь…
 Первые  два  дня  Колька не мог привыкнуть к странному распорядку дня, нужно было утром быстро  встать и бежать  на лечебную физкультуру, затем   завтрак, потом опять   минута в минуту  на процедуры -  глотать  сладкий воздушный сироп, да ещё  и днём поспать можно.
Соседи по комнате попались Коляну бравые, по всему видать не в первый  раз по курортам разъезжают, учёные. С утра до вечера парня  на ум наставляют:
-Ты,  парень деревенский, простой, тебя  только так  бабы  облапошить могут, деньгу с тебя  срубят  и в кусты. А ещё хуже, своего  фраерка  натравят на тебя, а чего? В прошлом  году  одного такого  как ты в море  нашли. Волнами выбросило, а говорят, что  зарезанный был. Повелся  на  то, что  молодуха  чебурашку  ему  показать  хотела, плащ  распахнула, а под  ним  ничего из  белья  больше  не было! Так, что  смотри  с  чебурахами  поосторожнее.
-Да, вы, мужики меня шибко то не пугайте, я не из пугливых, если что  и  вмазать могу! – отвечал с улыбкой  Колян вытаскивая  из под подушки тракторный разводной  ключ огромных размеров.
-Как знаешь, парень, как знаешь! А мы лишь помочь хотели, помочь и только! – и хлопали дверью после  ужина, чтобы насладиться не только  природой  и климатом, а тесным знакомством  с противоположным, но прекрасным  полом.
Колька несколько вечеров  мучал  телевизор, переключая   каналы  в поисках  телеэкзотики, но как  назло по   ящику передавали очередной  отчёт Генерального секретаря  КПСС Л.Брежнева. Генсек  хмурил роскошные  брови  и обещал  райскую жизнь  на последующие  годы. От скуки  щемило  скулы  и болели  зубы, бока  болели от кровати, хотелось чего то необычного. И  в один  из  вечеров, поддавшись  уговорам  мужиков, Колька  отсчитав сотню  рублей, отправился  в Приморский  бар.
Там  он,  озираясь по сторонам   встал  у стойки, пытаясь  что-то заказать, подсчитывая  в  уме  свои  расходы. Но заказать  не успел, его опередила  женщина:
-Два коньяка, кофе - тоже  два! И лимончика...если  можно. Миленький, ты  с Севера? - обратившись   к Николаю.
-А что  видно? - смутился отдыхающий.
-Конечно видно, ты  - белый!
-Как белый? Совсем?
-Совсем, вон  руки  и то  белые, а чего  про другое  говорить...- и женщина улыбнувшись протянула ему  коньяк - для  загара  хорошо, вот увидишь!
Коля не знал  как  поступить, боялся   разрисованной  мужиками  чебурашки, опасался  попасть впросак, оглянулся  на зал  и взял  стопку:
-Спасибо! И  я могу...заплатить  могу!
-Оставь,  паренёк, угощаю...-  и дама пододвинула  ему чашку  с кофе  и лимоны.
Она  была  явно  старше  его лет на  десять, но сохранила  моложавость, ей было не  больше  сорока. Рыжие, почти красные  волосы были прибраны  в причёску, отрывающую  высокий  лоб, зелёные  глаза горели искрами  изумрудов. Её не портили  чуть  широковатый нос и  пухлые  губы. В её  умении  держать прямо  голову, закидывать  рукой  прядь волос, поправляя  причёску и манере  говорить  тихо  и убедительно  таилась  какая-то загадка, тайна. И  Колька доверяясь её  словам, её   движениям, её  тайне всё  сильнее  запутывался  в    хорошо  расставленных чародейских  сетях.
В  ту же  ночь  провожая  её  до  дома, запутавшись  в  своих  сомнениях и желаниях, тракторист взял её испуганно за  руку и попробовал  поцеловать, на   удивление  она не оттолкнула  его, а поддалась  вперёд  и жадно   приняла  его неумелые но крепкие объятия:
-А  может  ко  мне, я  одна  живу..., - умоляюще  приказала  ему  незнакомка.
И  он, забыв  про  страхи  и сомнения  шагнул  за  её  ворота.
Ночь  показалась Коле  долгой и бесконечной, уже  в постели она  спросила его:
-А  как тебя  зовут? Меня Люба, Любовь...
-Саминов  Николай  Иванович, не женат, не состоял...живу  с трактором. Тьфу! Не  с трактором, а  с матерью! - рассмеялся  на  весь  дом  Коля.
-Раз, тракторист - Коля, то придави  меня  ещё  раз  как  следует! - не  унималась  красноволосая Люба.
Они не спали  всю ночь, вначале  жадно наслаждаясь друг  другом, затем разговаривая  о разном  и по  всем  житейским вопросам   у  них  был  полный консенсус - взаимопонимание. Кольке  было легко  с ней разговаривать, не нужно было набивать  себе  цену, смущаться  её  вопросам, он только  по  дороге  в санаторий  вдруг  понял, что влюбился!
Он  пытался в санатории отговорится  от навязчивых  вопросов, но  мужики - прохиндеи  давно всё  просекли  и подтрунивали над  трактористом:
- Какую  скорость то  выжимал? Солярой то от тебя  не воняло? А особа то  у тебя огненная!
Но Коля  мычал, поднимая уголки губ  в  смущении:
-Скорость?! Какая  скорость, да  она...да  я ...эх, колхознички!-  и махал  рукой.
Связь  с Любой  крепла  и уже  через неделю Коля почти переселился  к своей  пассии, выполняя лишь  расписания  курсовки. То ли от процедур, а может и от  прекрасной погоды, но вернее от всего  сразу в  его организме  началось  пробуждение новой неведомой  ему  силы - она  диктовала  ему, указывала  и строила  планы. Коле уже грезилась  свадьба, домашний  уют,  голопопые  дети.
Но  в один  из  весёлых  курортных  вечеров   в баре Люба, танцуя  с Николаем, глядя  ему  в глаза  спросила:
-А ты  в  правду  любишь меня, или  играешь?
-Люблю! -он  легонько  ткнул  её  в плечо-, без  разговоров! Железно!
-Тогда  я должна  тебя кое  с кем познакомить! Ты не  боишься?
У Кольки  как  шилом кольнуло  сердце:
-С кем?
-А пойдём - узнаешь! - и Люба взяла  его за  плечо  и подвела  к  столику за  которым сидел  седой  старик.
-Коль, знакомся - мой муж!
- Сечкин Пётр Иванович! - протянул  открытую  большую  ладонь незнакомец.
-Муж?-  поперхнулся  тракторист, подавая  руку  старику. -Как  это? Зачем?
-Да, ты, не  трусь  садись! Петя, налей  ему  коньяку! - загорелись щёки у Любы. -Ну,как тебе объяснить, милый, как объяснить? -не находила нужных  слов женщина.
-Я, импотент! - выпалил  старик  нисколько не смущаясь  молодому  человеку-, импотент, то есть - я не  могу ничего в постели, но Любашу  я люблю!
Старик  прижал  к  себе  женщину.
-Ну, я   пойду! - боясь поднять глаза  на  старика  попросил Коля.
-Да, нет, не уходи! Люба, удержи его! Наоборот, оставайся! Поговорим!  У нас   к тебе уговор, ну  договор  имеется, если желаешь  то за  деньги.
-Какой  договор? - в миг  протрезвел  деревенский Дон Жуан.
- Люба, налей  ещё  молодому  человеку...а  сколько, вам, Николай? Двадцать пять, тридцать? Ух, в  ваши  годы  я был  горяч, как  вулкан! А теперь...Так  вот, прошу  вас, до конца   путёвки  с Любой не расставаться. Она  сама  нашла  вас, вы  ей  понравились. Ну, если деньги за  ресторан, или куда, то ради Бога! Сколько надо - только  скажите! Я  дам...И на будущее, мы  подумали  с женой и решили, что  сможем каждый  год оплачивать вам путёку  на  на  нашем  курорте! Пока  можете не отвечать...- и вновь протянул  руку  Николаю,- по  рукам?
Колька сам не  свой,  не ответив на приветствие,  встал из-за  стола  и пошёл  к выходу. Свадьба, житейские  хлопоты  и ребятишки - всё  смеялось  над  ним! "Ничего не будет!" - крутилось  и билось  в голове, он  вздохнул  глубже - сердце  перестало  болеть.
С Любой  они  встретились на  следующий  день, его привязанность оказалась   сильнее  мужской  гордости, они  опять были  вместе, а вечером   втроём сидели за домашним  столом. Пётр Иванович  был  весел. Люба сидела на коленях  то у одного  мужчины, то у другого, Колька   легко  привык  к  своей  роли  и ему  это  нравилось.
Домой  в далёкую  деревню  он увёз фотографию, на  которой  была  изображена   симпатичная  женщина  в открытом  купальнике, лежащая  на  берегу  моря, она  улыбалась  и была  счастлива. Однажды  мать  увидела  карточку, но ничего не  спросила о ней:
-Сам  расскажет  если захочет!
Каждый  вечер, придя  с работы  домой  от своего железного друга, Коля поужинав доставал  фото, о чём- то  разговаривая, затем  брал  красный   карандаш и старательно крестиком   зачеркивал  прожитый день.
-Ты, Коля, после  своего курорту не такой  стал! Как помешанный! Не влюбился  ли там  в эту  красотку! -  не выдержала однажды  мать.
-Какое  там, мама, влюбился? Пропал! Вот летом  опять  туда поеду!

© Copyright: митрофанов валерий, 2013

Регистрационный номер №0160793

от 23 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0160793 выдан для произведения:
Запасной  игрок.

Кольку Саминова срочно вызвали в контору. Запыхавшаяся Светка - диспетчер, звонкоголосая как циркулярная  пила, найдя его в гараже, заорала ему  в ухо:
-Начальство требует, срочно, что-то там у них горит? В кантору давай! 
Колька  вскочил в промасленную кабину своего грохочущего «Кировца» и через десять минут, выбирая место  среди луж и заборов,  остановился у  канторы рейда. 
-Так вот Саминов,  отправляем тебя на курорт, понял куда? На курорт! Отдыхать значит поедешь, культурно в доме  отдыха, у моря,. Бывал на море? Да какое там? Побываешь. Посмотришь,  а чего дома в отпуске сидеть? – поправил галстук профорг Сёмёныч.
-Да  я не хочу. Чего там делать, отдыхать. Да я дома с удочкой да с ружьишком по лесу  пробегусь…-начал было артачится Колька.
Семёныч,хорошо зная тракториста,  убедительно  возразил:
-Ружьё твоё никуда не денется, если что и у моря выстрелит…- и  зашевелил усами  улыбаясь во весь рот -    там,  на пляже знаешь, как  девок стрелять   можно, мадамов всяких, эх, Колька, раздумаю, да сам по путёвке поеду…а что я  ещё могу! Ладно, собирайся, завтра и поезжай, за хорошую работу тебя наградили. Не так просто едешь. Награда  понимаешь тебе от руководства, получи и распишись. 
-Ну, если награда…а отказаться нельзя? Как трактор то без меня?  Кому его передать ?
-С трактором как с девкой прощается. Ну, Колян, механику скажи, он замену найдёт. Завтра и поезжай, путёвка  и так горит. Может  на  самолёте успеешь…
 Первые  два  дня  Колька не мог привыкнуть к странному распорядку дня, нужно было утром быстро  встать и бежать  на лечебную физкультуру, затем   завтрак, потом опять   минута в минуту  на процедуры -  глотать  сладкий воздушный сироп, да ещё  и днём поспать можно.
Соседи по комнате попались Коляну бравые, по всему видать не в первый  раз по курортам разъезжают, учёные. С утра до вечера парня  на ум наставляют:
-Ты,  парень деревенский, простой, тебя  только так  бабы  облапошить могут, деньгу с тебя  срубят  и в кусты. А ещё хуже, своего  фраерка  натравят на тебя, а чего? В прошлом  году  одного такого  как ты в море  нашли. Волнами выбросило, а говорят, что  зарезанный был. Повелся  на  то, что  молодуха  чебурашку  ему  показать  хотела, плащ  распахнула, а под  ним  ничего из  белья  больше  не было! Так, что  смотри  с  чебурахами  поосторожнее.
-Да, вы, мужики меня шибко то не пугайте, я не из пугливых, если что  и  вмазать могу! – отвечал с улыбкой  Колян вытаскивая  из под подушки тракторный разводной  ключ огромных размеров.
-Как знаешь, парень, как знаешь! А мы лишь помочь хотели, помочь и только! – и хлопали дверью после  ужина, чтобы насладиться не только  природой  и климатом, а тесным знакомством  с противоположным, но прекрасным  полом.
Колька несколько вечеров  мучал  телевизор, переключая   каналы  в поисках  телеэкзотики, но как  назло по   ящику передавали очередной  отчёт Генерального секретаря  КПСС Л.Брежнева. Генсек  хмурил роскошные  брови  и обещал  райскую жизнь  на последующие  годы. От скуки  щемило  скулы  и болели  зубы, бока  болели от кровати, хотелось чего то необычного. И  в один  из  вечеров, поддавшись  уговорам  мужиков, Колька  отсчитав сотню  рублей, отправился  в Приморский  бар.
Там  он,  озираясь по сторонам   встал  у стойки, пытаясь  что-то заказать, подсчитывая  в  уме  свои  расходы. Но заказать  не успел, его опередила  женщина:
-Два коньяка, кофе - тоже  два! И лимончика...если  можно. Миленький, ты  с Севера? - обратившись   к Николаю.
-А что  видно? - смутился отдыхающий.
-Конечно видно, ты  - белый!
-Как белый? Совсем?
-Совсем, вон  руки  и то  белые, а чего  про другое  говорить...- и женщина улыбнувшись протянула ему  коньяк - для  загара  хорошо, вот увидишь!
Коля не знал  как  поступить, боялся   разрисованной  мужиками  чебурашки, опасался  попасть впросак, оглянулся  на зал  и взял  стопку:
-Спасибо! И  я могу...заплатить  могу!
-Оставь,  паренёк, угощаю...-  и дама пододвинула  ему чашку  с кофе  и лимоны.
Она  была  явно  старше  его лет на  десять, но сохранила  моложавость, ей было не  больше  сорока. Рыжие, почти красные  волосы были прибраны  в причёску, отрывающую  высокий  лоб, зелёные  глаза горели искрами  изумрудов. Её не портили  чуть  широковатый нос и  пухлые  губы. В её  умении  держать прямо  голову, закидывать  рукой  прядь волос, поправляя  причёску и манере  говорить  тихо  и убедительно  таилась  какая-то загадка, тайна. И  Колька доверяясь её  словам, её   движениям, её  тайне всё  сильнее  запутывался  в    хорошо  расставленных чародейских  сетях.
В  ту же  ночь  провожая  её  до  дома, запутавшись  в  своих  сомнениях и желаниях, тракторист взял её испуганно за  руку и попробовал  поцеловать, на   удивление  она не оттолкнула  его, а поддалась  вперёд  и жадно   приняла  его неумелые но крепкие объятия:
-А  может  ко  мне, я  одна  живу..., - умоляюще  приказала  ему  незнакомка.
И  он, забыв  про  страхи  и сомнения  шагнул  за  её  ворота.
Ночь  показалась Коле  долгой и бесконечной, уже  в постели она  спросила его:
-А  как тебя  зовут? Меня Люба, Любовь...
-Саминов  Николай  Иванович, не женат, не состоял...живу  с трактором. Тьфу! Не  с трактором, а  с матерью! - рассмеялся  на  весь  дом  Коля.
-Раз, тракторист - Коля, то придави  меня  ещё  раз  как  следует! - не  унималась  красноволосая Люба.
Они не спали  всю ночь, вначале  жадно наслаждаясь друг  другом, затем разговаривая  о разном  и по  всем  житейским вопросам   у  них  был  полный консенсус - взаимопонимание. Кольке  было легко  с ней разговаривать, не нужно было набивать  себе  цену, смущаться  её  вопросам, он только  по  дороге  в санаторий  вдруг  понял, что влюбился!
Он  пытался в санатории отговорится  от навязчивых  вопросов, но  мужики - прохиндеи  давно всё  просекли  и подтрунивали над  трактористом:
- Какую  скорость то  выжимал? Солярой то от тебя  не воняло? А особа то  у тебя огненная!
Но Коля  мычал, поднимая уголки губ  в  смущении:
-Скорость?! Какая  скорость, да  она...да  я ...эх, колхознички!-  и махал  рукой.
Связь  с Любой  крепла  и уже  через неделю Коля почти переселился  к своей  пассии, выполняя лишь  расписания  курсовки. То ли от процедур, а может и от  прекрасной погоды, но вернее от всего  сразу в  его организме  началось  пробуждение новой неведомой  ему  силы - она  диктовала  ему, указывала  и строила  планы. Коле уже грезилась  свадьба, домашний  уют,  голопопые  дети.
Но  в один  из  весёлых  курортных  вечеров   в баре Люба, танцуя  с Николаем, глядя  ему  в глаза  спросила:
-А ты  в  правду  любишь меня, или  играешь?
-Люблю! -он  легонько  ткнул  её  в плечо-, без  разговоров! Железно!
-Тогда  я должна  тебя кое  с кем познакомить! Ты не  боишься?
У Кольки  как  шилом кольнуло  сердце:
-С кем?
-А пойдём - узнаешь! - и Люба взяла  его за  плечо  и подвела  к  столику за  которым сидел  седой  старик.
-Коль, знакомся - мой муж!
- Сечкин Пётр Иванович! - протянул  открытую  большую  ладонь незнакомец.
-Муж?-  поперхнулся  тракторист, подавая  руку  старику. -Как  это? Зачем?
-Да, ты, не  трусь  садись! Петя, налей  ему  коньяку! - загорелись щёки у Любы. -Ну,как тебе объяснить, милый, как объяснить? -не находила нужных  слов женщина.
-Я, импотент! - выпалил  старик  нисколько не смущаясь  молодому  человеку-, импотент, то есть - я не  могу ничего в постели, но Любашу  я люблю!
Старик  прижал  к  себе  женщину.
-Ну, я   пойду! - боясь поднять глаза  на  старика  попросил Коля.
-Да, нет, не уходи! Люба, удержи его! Наоборот, оставайся! Поговорим!  У нас   к тебе уговор, ну  договор  имеется, если желаешь  то за  деньги.
-Какой  договор? - в миг  протрезвел  деревенский Дон Жуан.
- Люба, налей  ещё  молодому  человеку...а  сколько, вам, Николай? Двадцать пять, тридцать? Ух, в  ваши  годы  я был  горяч, как  вулкан! А теперь...Так  вот, прошу  вас, до конца   путёвки  с Любой не расставаться. Она  сама  нашла  вас, вы  ей  понравились. Ну, если деньги за  ресторан, или куда, то ради Бога! Сколько надо - только  скажите! Я  дам...И на будущее, мы  подумали  с женой и решили, что  сможем каждый  год оплачивать вам путёку  на  на  нашем  курорте! Пока  можете не отвечать...- и вновь протянул  руку  Николаю,- по  рукам?
Колька сам не  свой,  не ответив на приветствие,  встал из-за  стола  и пошёл  к выходу. Свадьба, житейские  хлопоты  и ребятишки - всё  смеялось  над  ним! "Ничего не будет!" - крутилось  и билось  в голове, он  вздохнул  глубже - сердце  перестало  болеть.
С Любой  они  встретились на  следующий  день, его привязанность оказалась   сильнее  мужской  гордости, они  опять были  вместе, а вечером   втроём сидели за домашним  столом. Пётр Иванович  был  весел. Люба сидела на коленях  то у одного  мужчины, то у другого, Колька   легко  привык  к  своей  роли  и ему  это  нравилось.
Домой  в далёкую  деревню  он увёз фотографию, на  которой  была  изображена   симпатичная  женщина  в открытом  купальнике, лежащая  на  берегу  моря, она  улыбалась  и была  счастлива. Однажды  мать  увидела  карточку, но ничего не  спросила о ней:
-Сам  расскажет  если захочет!
Каждый  вечер, придя  с работы  домой  от своего железного друга, Коля поужинав доставал  фото, о чём- то  разговаривая, затем  брал  красный   карандаш и старательно крестиком   зачеркивал  прожитый день.
-Ты, Коля, после  своего курорту не такой  стал! Как помешанный! Не влюбился  ли там  в эту  красотку! -  не выдержала однажды  мать.
-Какое  там, мама, влюбился? Пропал! Вот летом  опять  туда поеду!
Рейтинг: +3 230 просмотров
Комментарии (4)
Виктор Винниченко # 23 сентября 2013 в 19:09 0
За творческий успех автора!
митрофанов валерий # 23 сентября 2013 в 21:10 0
спасибо Виктор... c0137
Анна Магасумова # 23 сентября 2013 в 19:20 0
Да, пропал Колька" ura
митрофанов валерий # 23 сентября 2013 в 21:12 0
спасибо, Анна,дальнейшая судьба его такова - не женился, жил один и её фотку хранил до смерти, показывал её мне и правда женщина была красивая........с Юрмалы 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
93
92
91
90
86
82
80
80
79
73
72
70
69
66
66
66
64
63
61
58
58
56
54