ЗАПАХ ЖИЗНИ

11 января 2012 - Владимир Потапов

 

                                                «А может не стоило трогать письма

                                                  И тихо скончаться, как жил…»

                                                       О.Митяев.»Почтовый чиновник»

 

 

   Сегодня заработную плату выдали вместе с квартальной премией.

   Адищев пересчитал деньги в конверте и положил в карман.

   Большие деньги. Около сорока тысяч. По их городским меркам- богатство. Эх, съездить бы сейчас куда-нибудь с Татьяной, с женой! Ведь нигде же не были! За сорок уже обеим! С хвостиком! Внуки уже!..

   А куда поедешь? Резину зимнюю надо купить. Танюха телевизор хотела поменять на «плазму» и вообще…

   А чего:  «вообще»?.. Съездили бы…

   -Ну, ты как, с нами?..- Сослуживец Иванов навис громадой над его столом.

   -Само собой! Тем более- зарплата…

   -Только, Сеня, сегодня не в «Стекляшке»- на вокзале посидим. Начальство в командировку посылает. Поезд в девять- успеем…

   -Ну и пусть… На вокзале- так на вокзале…

   Одно из немногого, что себе позволял Адищев- это посидеть по пятницам с сослуживцами после работы часа два-три за пивком или водочкой. И кафешка ими была облюбована вполне приличная, недалеко от работы. Но- вокзал так вокзал…Чего традицию-то нарушать? И так их мало осталось в жизни…

 

   Неудобная была кафешка на вокзале. На первом этаже, от общего зала не отделена, шум, постоянная толчея. Пиво- да! Пиво было отменным! Да они еще понемногу подливали в него «беленькой» из пакета.

   За соседний столик уселась компания бородачей в походной одежде. Рюкзаки сбросили здесь же, в проходе. Один из мужиков побежал в буфет, принес гору беляшей и открытую бутылку коньяка.

   Адищев неодобрительно косился на них:  один из рюкзаков завалился к его стулу и в ногу что-то уперлось, жесткое, как черенок лопаты. Соседям Сеня ничего не сказал, попытался сдвинуть ногой рюкзак подальше. Но тот даже не пошевелился, будто был набит камнями.

   Так они и сидели за соседними столиками: четверка цивильно одетых менеджеров автомобильной компании, всем лет под сорок-сорок пять, и четверка бородатых людей в походной, пропахшей потом и дымом одежде. И по годочкам-то бородачи были лет на десять постарше. Хотя… кто его знает…может, это бороды их так старили… не разберешь…

   -Альпинисты!- значительно сказал Иванов и даже палец вверх поднял.

   -С чего ты взял? Геологи, может…- Генка Кудрин оглянулся по сторонам в поисках «органов», нигде тех не обнаружил и долил водку в пивные кружки.
   -Альпенштоки!- все так же значительно держал палец Иванов.

   -Что за дурацкое развлечение?- буркнул угрюмо Гаврилов. Он сам хотел ехать в эту командировку, но выпало Иванову. –Как дети… Тешаться, чем не попадя… Внуки, поди , уже есть- нет! Лезут, сопли морозят! Романтики, ядри их!..

   -Чего ты… Красиво, может…

   -Ага! В туалет по-человечески не сходить: все на лету замерзает. Красоты… Вот ты в Таиланде был?- он целиком повернулся к Иванову. –А на Мальдивах? Вот это я понимаю: романтика и отдых! А здесь… В детство играют… Наливай!

   Адищев не прислушивался к спору. У него вдруг закружилась голова. От соседей пахнуло костровым запахом и почему-то копченой рыбой- и у него закружилась голова.

   -Чего это я?.. Нервный какой-то стал… Опять Генка, гад, «паленку» взял, что ли?

   И пока «свои» спорили, он тронул одного из бородачей за плечо.

   -Мужики, вы альпинисты?

   Тот внимательно на него посмотрел, кивнул.

   -В горы?

   -Нет, уже с гор,- и улыбнулся. И сразу стало видно: действительно, за пятьдесят ему, далеко за пятьдесят.

   -Ну, и как там?.. Интересно? Красиво?

   Мужик продолжал улыбаться, но глаза были серьезными.

   -По-разному… Тебе бы там не понравилось.

   -Почему? – удивился и обиделся Адищев. Голова продолжала кружиться все сильнее и сильнее.

   -Трудно там очень,- ответил тот и выпил свою порцию коньяка.

   -Трудно!.. Ему не трудно, а мне трудно!.. Я на пятнадцать лет его моложе, а ему не трудно!.. И почему от него рыбой копченой несет?.. Откуда она там, в горах?..

   Он повернулся к своему столику. Мужики продолжали спорить. Полез в карман за сигаретами и нащупал конверт с деньгами. И голова перестала кружиться. И хмель ушел.

   Адищев полез во внутренний карман. Да, документы на месте.

   -Я сейчас,- сказал он и встал. Никто не обратил на него внимания: вовсю собачились, что лучше- Мальдивы или Кипр?

   И лишь бородач из-за соседнего столика внимательно смотрел ему вслед.

 

                                   .     .     .

 

   Телеграмму своим он выслал уже через два дня.: чтобы не волновались и не будоражили разные морги и больницы. И так же, телеграммой, отпросился в отпуск. Обещал вернуться через месяц. Через месяц и вернулся.

   Скандалище дома был тот еще! Все собрались: и жена, и сестры ее, и сын с невесткой и внуком…

   -Идиот! Гад такой! Если б ты знал, что мы здесь пережили!!!- кричала в истерике Татьяна. –Всех обзвонили!!! На одних уколах жили! Да еще с такими деньжищами!!! Что мы подумать могли?! Убили где-нибудь!!! И хоть бы позвонил!!!

   Внук закатным ревем трясся на руках у невестки. Сестры кивали головами и поддакивали.

   Адищев же, как блаженный, с улыбкой ходил по комнате, открывал шкафы, гладил вещи, книги, фотографии.

   -Чего молчишь?! Где был?!

   -А я, Тань, билет на поезд взял и по Сибири немного прокатился…

   -Немного прокатился!.. То-то и видно!.. Как бомжара выглядишь! Вонь одна от тебя! Вонь да грязь!

   -Ничего, Танюш, это временно все…

   -Временно!.. А деньги?!! Спустил все?

   -Нет, Танюш, я тебе двадцать тысяч привез… Остальные потом…

   Сын, молчавший до этого и смотревший на отца глазами того, бородатого альпиниста, спросил тихо:

   -Ты где был-то, батя?

   -А я, сынок, бакенщиком на Енисее работал. Огни на ночь зажигал…

   -Ты ж говорил: в отпуск отпросился?..- опешила жена.

   -Ага, -Адищев продолжал ласково улыбаться. –А теперь, вот, за расчетом приехал…

   -За каким расчетом?!!- заорала жена. Невестка с внуком чуть ли не бегом шмыгнули в соседнюю комнату. –Ты когда, скотина, по-человечески жить будешь?!! Что ты нам всем нервы треплешь?!!

   -То-то я чую: рыбой от тебя копченой пахнет,- спокойно сказал сын и улыбнулся так же, по- отцовски. –Трудная работа?

   -Трудная,- отец поднял на сына глаза. –Но ты бы справился…

   Он снял с полки несколько футболок, трусы, носки, трико. Посмотрел на костюм- и повесил обратно.

   Жена уже не кричала. Она сидела на стуле, безвольно бросив руки на колени, и беззвучно плакала. Лицо сморщилось, и по этому, враз постаревшему лицу катились слезы. Зато сестры что-то негромко и не прерываясь ей говорили.

   -Таня,- Адищев продолжал складывать в чемодан необходимые вещи. –Я же и за тобой приехал. Если захочешь…

   Та покачала головой, не сказав ни слова.

   -Как хочешь, Таня. Если надумаешь- я тебя всегда ждать буду…

   -Да бабу он себе нашел!- вдруг громко сказала одна из сестер. –Чего перед нами-то юлить?!  А то: огни он зажигает!.. Крутит здесь хвостом!

   Адищев ничего не ответил. Застегнул чемодан.

   -Извини, Танюш… Приезжай, я буду ждать…

   -Приедем, батя. Летом отпуск дадут- приедем. Наладится все. Всему свое время. Мамка у нас хорошая…

   Сын вышел проводить его до двери.

   -Ты… это…- Адищев сглотнул комок. –Не вернусь я сюда больше. Ты, сынок, поговори с матерью… У меня правда никого нет. И не было никогда… На заимке живу. Один.

   -Ничего, батя, ничего… Образуется все… Мы еще и с внуком к тебе приедем. Но как вкусно от тебя пахнет! Даже голова закружилась!

   Дверь за отцом захлопнулась.

© Copyright: Владимир Потапов, 2012

Регистрационный номер №0013948

от 11 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0013948 выдан для произведения:

 

                                                «А может не стоило трогать письма

                                                  И тихо скончаться, как жил…»

                                                       О.Митяев.»Почтовый чиновник»

 

 

   Сегодня заработную плату выдали вместе с квартальной премией.

   Адищев пересчитал деньги в конверте и положил в карман.

   Большие деньги. Около сорока тысяч. По их городским меркам- богатство. Эх, съездить бы сейчас куда-нибудь с Татьяной, с женой! Ведь нигде же не были! За сорок уже обеим! С хвостиком! Внуки уже!..

   А куда поедешь? Резину зимнюю надо купить. Танюха телевизор хотела поменять на «плазму» и вообще…

   А чего:  «вообще»?.. Съездили бы…

   -Ну, ты как, с нами?..- Сослуживец Иванов навис громадой над его столом.

   -Само собой! Тем более- зарплата…

   -Только, Сеня, сегодня не в «Стекляшке»- на вокзале посидим. Начальство в командировку посылает. Поезд в девять- успеем…

   -Ну и пусть… На вокзале- так на вокзале…

   Одно из немногого, что себе позволял Адищев- это посидеть по пятницам с сослуживцами после работы часа два-три за пивком или водочкой. И кафешка ими была облюбована вполне приличная, недалеко от работы. Но- вокзал так вокзал…Чего традицию-то нарушать? И так их мало осталось в жизни…

 

   Неудобная была кафешка на вокзале. На первом этаже, от общего зала не отделена, шум, постоянная толчея. Пиво- да! Пиво было отменным! Да они еще понемногу подливали в него «беленькой» из пакета.

   За соседний столик уселась компания бородачей в походной одежде. Рюкзаки сбросили здесь же, в проходе. Один из мужиков побежал в буфет, принес гору беляшей и открытую бутылку коньяка.

   Адищев неодобрительно косился на них:  один из рюкзаков завалился к его стулу и в ногу что-то уперлось, жесткое, как черенок лопаты. Соседям Сеня ничего не сказал, попытался сдвинуть ногой рюкзак подальше. Но тот даже не пошевелился, будто был набит камнями.

   Так они и сидели за соседними столиками: четверка цивильно одетых менеджеров автомобильной компании, всем лет под сорок-сорок пять, и четверка бородатых людей в походной, пропахшей потом и дымом одежде. И по годочкам-то бородачи были лет на десять постарше. Хотя… кто его знает…может, это бороды их так старили… не разберешь…

   -Альпинисты!- значительно сказал Иванов и даже палец вверх поднял.

   -С чего ты взял? Геологи, может…- Генка Кудрин оглянулся по сторонам в поисках «органов», нигде тех не обнаружил и долил водку в пивные кружки.
   -Альпенштоки!- все так же значительно держал палец Иванов.

   -Что за дурацкое развлечение?- буркнул угрюмо Гаврилов. Он сам хотел ехать в эту командировку, но выпало Иванову. –Как дети… Тешаться, чем не попадя… Внуки, поди , уже есть- нет! Лезут, сопли морозят! Романтики, ядри их!..

   -Чего ты… Красиво, может…

   -Ага! В туалет по-человечески не сходить: все на лету замерзает. Красоты… Вот ты в Таиланде был?- он целиком повернулся к Иванову. –А на Мальдивах? Вот это я понимаю: романтика и отдых! А здесь… В детство играют… Наливай!

   Адищев не прислушивался к спору. У него вдруг закружилась голова. От соседей пахнуло костровым запахом и почему-то копченой рыбой- и у него закружилась голова.

   -Чего это я?.. Нервный какой-то стал… Опять Генка, гад, «паленку» взял, что ли?

   И пока «свои» спорили, он тронул одного из бородачей за плечо.

   -Мужики, вы альпинисты?

   Тот внимательно на него посмотрел, кивнул.

   -В горы?

   -Нет, уже с гор,- и улыбнулся. И сразу стало видно: действительно, за пятьдесят ему, далеко за пятьдесят.

   -Ну, и как там?.. Интересно? Красиво?

   Мужик продолжал улыбаться, но глаза были серьезными.

   -По-разному… Тебе бы там не понравилось.

   -Почему? – удивился и обиделся Адищев. Голова продолжала кружиться все сильнее и сильнее.

   -Трудно там очень,- ответил тот и выпил свою порцию коньяка.

   -Трудно!.. Ему не трудно, а мне трудно!.. Я на пятнадцать лет его моложе, а ему не трудно!.. И почему от него рыбой копченой несет?.. Откуда она там, в горах?..

   Он повернулся к своему столику. Мужики продолжали спорить. Полез в карман за сигаретами и нащупал конверт с деньгами. И голова перестала кружиться. И хмель ушел.

   Адищев полез во внутренний карман. Да, документы на месте.

   -Я сейчас,- сказал он и встал. Никто не обратил на него внимания: вовсю собачились, что лучше- Мальдивы или Кипр?

   И лишь бородач из-за соседнего столика внимательно смотрел ему вслед.

 

                                   .     .     .

 

   Телеграмму своим он выслал уже через два дня.: чтобы не волновались и не будоражили разные морги и больницы. И так же, телеграммой, отпросился в отпуск. Обещал вернуться через месяц. Через месяц и вернулся.

   Скандалище дома был тот еще! Все собрались: и жена, и сестры ее, и сын с невесткой и внуком…

   -Идиот! Гад такой! Если б ты знал, что мы здесь пережили!!!- кричала в истерике Татьяна. –Всех обзвонили!!! На одних уколах жили! Да еще с такими деньжищами!!! Что мы подумать могли?! Убили где-нибудь!!! И хоть бы позвонил!!!

   Внук закатным ревем трясся на руках у невестки. Сестры кивали головами и поддакивали.

   Адищев же, как блаженный, с улыбкой ходил по комнате, открывал шкафы, гладил вещи, книги, фотографии.

   -Чего молчишь?! Где был?!

   -А я, Тань, билет на поезд взял и по Сибири немного прокатился…

   -Немного прокатился!.. То-то и видно!.. Как бомжара выглядишь! Вонь одна от тебя! Вонь да грязь!

   -Ничего, Танюш, это временно все…

   -Временно!.. А деньги?!! Спустил все?

   -Нет, Танюш, я тебе двадцать тысяч привез… Остальные потом…

   Сын, молчавший до этого и смотревший на отца глазами того, бородатого альпиниста, спросил тихо:

   -Ты где был-то, батя?

   -А я, сынок, бакенщиком на Енисее работал. Огни на ночь зажигал…

   -Ты ж говорил: в отпуск отпросился?..- опешила жена.

   -Ага, -Адищев продолжал ласково улыбаться. –А теперь, вот, за расчетом приехал…

   -За каким расчетом?!!- заорала жена. Невестка с внуком чуть ли не бегом шмыгнули в соседнюю комнату. –Ты когда, скотина, по-человечески жить будешь?!! Что ты нам всем нервы треплешь?!!

   -То-то я чую: рыбой от тебя копченой пахнет,- спокойно сказал сын и улыбнулся так же, по- отцовски. –Трудная работа?

   -Трудная,- отец поднял на сына глаза. –Но ты бы справился…

   Он снял с полки несколько футболок, трусы, носки, трико. Посмотрел на костюм- и повесил обратно.

   Жена уже не кричала. Она сидела на стуле, безвольно бросив руки на колени, и беззвучно плакала. Лицо сморщилось, и по этому, враз постаревшему лицу катились слезы. Зато сестры что-то негромко и не прерываясь ей говорили.

   -Таня,- Адищев продолжал складывать в чемодан необходимые вещи. –Я же и за тобой приехал. Если захочешь…

   Та покачала головой, не сказав ни слова.

   -Как хочешь, Таня. Если надумаешь- я тебя всегда ждать буду…

   -Да бабу он себе нашел!- вдруг громко сказала одна из сестер. –Чего перед нами-то юлить?!  А то: огни он зажигает!.. Крутит здесь хвостом!

   Адищев ничего не ответил. Застегнул чемодан.

   -Извини, Танюш… Приезжай, я буду ждать…

   -Приедем, батя. Летом отпуск дадут- приедем. Наладится все. Всему свое время. Мамка у нас хорошая…

   Он вышел проводить его до двери.

   -Ты… это…- Адищев сглотнул комок. –Не вернусь я сюда больше. Ты, сынок, поговори с матерью… У меня правда никого нет. И не было никогда… На заимке живу. Один.

   -Ничего, батя, ничего… Образуется все… Мы еще и с внуком к тебе приедем. Но как вкусно от тебя пахнет! Даже голова закружилась!

   Дверь за отцом захлопнулась.

Рейтинг: +5 220 просмотров
Комментарии (6)
Алла Рыженко # 11 января 2012 в 22:09 0
Класс!!!!!!!!!!!!! Я бы так не смогла.....
Владимир Потапов # 13 января 2012 в 08:08 0
Алла, все так могут. Физически или мысленно. Не все хотят просто...
Ивушка # 19 ноября 2016 в 16:21 0
удивительный рассказ,мне очень понравился- действительно запах жизни,великолепная Проза
Владимир Потапов # 19 ноября 2016 в 22:00 +1
Спасибо, Ивушка. Я очень рад, что Вам мои рассказы нравятся, отторжения не вызывают. И еще эта "пишущая ручка" в Вашем отзыве... Будто общаешься с живым человеком за кружкой... пусть будет с кофе. c0414
Татьяна Вишневская # 19 ноября 2016 в 20:19 0
замечательный рассказ,тронул, спасибо super
Владимир Потапов # 19 ноября 2016 в 22:02 0
Спасибо, Татьяна. Всегда до чертиков рад, когда нравится написанное. Значит, не напрасно кропал.