ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Юбилей кота Мышанкина.

Юбилей кота Мышанкина.

13 февраля 2014 - Юрий Журавлёв

                                                                                    Другу и товарищу Серёжке в день его рождения.

 

 

Большой кот серой масти, волоча по снегу валенки,  вышел из дому во двор. День был ясный, с лёгким морозцем, который налепил великое множество невесомых снежинок, и те кружились хороводом вокруг всего, и совсем не собирались падать на землю. Кот остановился и от удовольствия зажмурился на солнце. Вдохнул свежего, немного колючего воздуха и, выдыхая, тихонечко промурлыкал себе под нос:

- Хорошо-то, как!

И, действительно, сегодня для кота был особенный день, и не только потому, что этот день выходной и нет надобности идти на работу, а просто сегодня у кота Мышанкина был необыкновенный день рождения, - седьмой по счёту. 

Что такого необычного может быть в седьмом дне рождения? Вон, люди сейчас уже целый год успевают отучиться в школе, и ничего в этом нет необычного, ведь, семь - это ещё так мало! Ну, так это для людей мало, а для котов, кошек и их детишек – котят, это уже и порядочно.

Кот Мышанкин, в который раз за сегодня, выставил вперёд свою левую лапу, растопырил на ней пальцы в разные стороны, а правой стал загибать по одному когтю и, при этом, вслух медленно считать:

- Один… два… три-и-и…

- Кар-р! Кар-р-р! – закричала откуда-то сверху ворона.

- Четыр-ре… - тут Мышанкин сбился и, чертыхаясь, замахал лапами на ворону, - А ну, кыш, не мешай! Не видишь, - я занят!

Кот принялся снова с самого начала считать, загибая растопыренные в стороны пальцы. Когда же ему, наконец, удалось досчитать до семи, он повернулся в сторону вороны и показал ей семь растопыренных пальцев:

- Во сколько! – восторженно заявил Мышанкин.

- Чегой-то ты? – отшатнулась в сторону от блеснувших на солнце острых когтей кота ворона, - Чего ты? – повторила она и на всякий случай отступила на шаг назад.

- Да не бойся ты, серая! Во, говорю, сколько мне сегодня исполнилось, целых семь! – тянул ввысь свои пальцы кот.

- Я не серая! Я, чтобы ты знал, - воронёная! - обиделась ворона и добавила, задрав клюв кверху, - И вообще, семь это не так уж и много!

- Как это, не много?! – от негодования у Мышанкина чуть вся жизнь перед глазами не побежала задом наперёд, - Да знаешь ли ты, глупая птица, что, если бы я был человеком, то мне сегодня был бы юбилей, - целых пятьдесят лет!

- Каким-таким человеком? Ты на хвост на свой полосатый посмотри, с таким приданым в люди никак не пробраться! Ха-ха-ха!

- Чего тебе мой хвост-то? – Мышанкин моментально спрятал свой хвост, - У самой-то, что такое позади присутствует, а?

- Сравнил, тоже! – тут ворона по-павлиньи распушила перья своего хвоста и залюбовалась им, - Мой хвост, можно сказать, для высоты полёта. Понял? А твой что? Только по земле и волочится! А моему полёту даже некоторые люди завидуют…

С этими словами ворона показала коту свой язык!

- Ах, ты! – Мышанкин закрутился волчком на одном месте, - Да я тебе сейчас…

Кот зацепил полную пригоршню снега и, скатав снежок, запулил его прямо в вороний клюв. В последний момент ворона увернулась, но сама не удержалась и, сложив крылья, камнем полетела вниз.

- Попалась! – обрадовался Мышанкин и, высоко подпрыгнув вверх, вытянул вперёд лапу с острыми когтями, - На, получи!

- Фиг тебе! – ворона, свалившаяся в «жёсткий штопор», ловко вынырнула кверху, сделала «мёртвую» петлю, и спокойно уселась высоко на ветке дерева, - острые когти кота даже не коснулись её ни капельки, - Смотрите, какая красота, - котяра-то старый! Ему уже целых пятьдесят лет! Древний кот-старожил! В его доме мыши хороводы водят спокойно, смотрите все!

Тут ворона показала своим крылом на окна дома, где на подоконниках дружно плясали и прыгали серые мыши. Кот погрозил распоясавшимся плясунам, но они в ответ только рассмеялись и стали корчить Мышанкину через стекло свои потешные рожицы.

- Ну, чего ты раскричалась на весь двор! – попытался утихомирить кот ворону, - И вовсе я не старый, мне же всего только семь …

- Да? А кто только что говорил, что ему пятьдесят, не ты ли? Мне послышалось про юбилей, что ли?

-  Ну, так это же, если другими мерками считать… я же это, к примеру, сказал… просто так…

- Значит, ты отказываешься от юбилея?

- Нет, от юбилея я не отказываюсь! – немного подумав, ответил кот Мышанкин.

- Тогда тебе столько лет, сколько вообще не живут!

- Подожди, подожди, как это «не живут», если, к примеру, ворон триста лет живёт, и ничего, не кашляет при этом!

- Ха-ха-ха! – ответила ворона, - Мне ворон не указ! Он вообще в лесу живёт, там у них свои законы, а я птица уже городская и мне незачем жить по их, лесным законам! Тебе это понятно?

- Понятно, - согласился кот с вороной, он повернулся и, удаляясь, заскрипел по снегу подошвами валенок, - куда уж понятнее…

- А ну, подожди! – остановила его сверху ворона, - Ты это куда просто так направился? Решил про возраст?

- Чего мне про него решать? Он мой, какой есть, такой и есть, чего к нему цепляться-то? – развёл кот в стороны свои лапы.

 - Нет, ты уж реши, - сколько тебе лет сегодня исполнилось! – не унималась ворона.

- Сколько лет, столько и зим сегодня мне исполнилось…

- Нет, ну вы только посмотрите, какой остряк выискался! – на весь двор закричала ворона, - А с виду такой молчун, - слова не вытянешь!

На её громкие крики из разных уголков стали собираться другие птицы, всем было интересно узнать, - что же такое здесь происходит?

- Я тебе нормальным языком сказал, что мне сегодня - вот,– кот показал вороне свои лапы с оттопыренными семью пальцами, - вот сколько исполнилось!

- Чего ты мне всё свои когти показываешь, грозишь, что ли? Ха-ха-ха! – ворона покатилась со смеху, - Граждане! Вы такое ещё где-нибудь видели? Доисторический кот грозит современной вороне! Да ему же собственный хвост уже не поймать, не то чтобы меня!

Тут все птицы дружно захлопали крыльями и ворона, зардевшись, стала направо и налево раскланиваться:

- Спасибо, друзья, большое вам спасибо!

- Да не угрожаю я тебе, а на пальцах показываю, сколько мне сегодня исполнилось! - кот поджал когти и поднял выше свои растопыренные пальцы, - На, считай!

- Больно надо мне какие-то пальцы пересчитывать! – задрала кверху свой клюв ворона, - Пусть этим делом учёные занимаются, для чего их всем миром обучали? Пускай теперь считают, – хлеб отрабатывают, а мне это незачем! Воронам такие глупости вообще не нужны!

- Зачем же ты ко мне тогда пристала, раз счёт считаешь глупостью? – кот снова зачерпнул снега и, прищурив глаз, стал лепить другой снежок.

- Я правду хочу знать! Кот в нашем дворе -дитя или старик? Имею полное право, отвечай сразу, не томи! Кем ты себя считаешь? – ворона от нетерпения даже запрыгала на ветке.

- Семь лет, я маленький, - ответил кот и запустил в ворону снежком.

- Ага! – увернулась от снежка ворона, - Значит, нет у тебя сегодня никакого юбилея!

- Нет есть, мне - пятьдесят! – выдохнул Мышанкин, посылая очередной снежок в сторону неугомонной птицы, - Мне сегодня лет - на настоящий человеческий юбилей! Вот тебе ещё! – посылал он снежок за снежком.

Хитрая ворона в это время ловко спряталась за ствол дерева от града снежков. Она держалась крыльями за свой живот и, сотрясаясь всем телом, заходилась в неистовом хохоте, а кот, распаляясь всё больше и больше, накидал по дереву уже большую кучу снежков.

Когда стрельба снежками поутихла, ворона устала хохотать и выглянула из-за дерева:

- Ну, что, малец, устал, или одышка старичка замучила? Иди домой, а когти в ломбард сдай за ненадобностью, всё равно, давно мышей не ловишь!

- Это кто, - я не ловлю? – обиделся кот, - На, смотри! - он махнул лапой и пролетающий мимо беспечный  воробей моментально оказался схваченным, - Видела?

У бедного воробья от страху перехватило дыхание, а сердце ухнуло прямо в воробьиные пятки, он закатил глаза и громко заверещал на весь двор.

- Пустишь ему кровь? – ворона в предвкушении зрелища даже опустилась на несколько веток ниже, - Давай, чего ты ждёшь?

- Нет, - кот разжал свою лапу, и воробей выпорхнул на волю, - сегодня у меня праздник.

- Кошмар, какие пошли коты! Ничего правильно не могут сделать… – принялась стыдить кота ворона, но снежок, прилетевший ей прямо в глаз, не позволил закончить.

Поскрипывая валенками, кот Мышанкин удалился прочь, а ворона, потирая свою голову, приложила на глаз медный пятак и сказала ему вслед:

- Вот с одной стороны, этот кот же совсем взрослый, тогда почему он шуток не понимает, а с другой, - ворона поправила на глазу пятак и поморщилась, - с другой, снежки кидает, как мальчишка! Куда катится весь этот мир, а?

 

 

 

24.01.2014г

© Copyright: Юрий Журавлёв, 2014

Регистрационный номер №0190584

от 13 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0190584 выдан для произведения:

                                                                                    Другу и товарищу Серёжке в день его рождения.

 

 

Большой кот серой масти, волоча по снегу валенки,  вышел из дому во двор. День был ясный, с лёгким морозцем, который налепил великое множество невесомых снежинок, и те кружились хороводом вокруг всего, и совсем не собирались падать на землю. Кот остановился и от удовольствия зажмурился на солнце. Вдохнул свежего, немного колючего воздуха и, выдыхая, тихонечко промурлыкал себе под нос:

- Хорошо-то, как!

И, действительно, сегодня для кота был особенный день, и не только потому, что этот день выходной и нет надобности идти на работу, а просто сегодня у кота Мышанкина был необыкновенный день рождения, - седьмой по счёту. 

Что такого необычного может быть в седьмом дне рождения? Вон, люди сейчас уже целый год успевают отучиться в школе, и ничего в этом нет необычного, ведь, семь - это ещё так мало! Ну, так это для людей мало, а для котов, кошек и их детишек – котят, это уже и порядочно.

Кот Мышанкин, в который раз за сегодня, выставил вперёд свою левую лапу, растопырил на ней пальцы в разные стороны, а правой стал загибать по одному когтю и, при этом, вслух медленно считать:

- Один… два… три-и-и…

- Кар-р! Кар-р-р! – закричала откуда-то сверху ворона.

- Четыр-ре… - тут Мышанкин сбился и, чертыхаясь, замахал лапами на ворону, - А ну, кыш, не мешай! Не видишь, - я занят!

Кот принялся снова с самого начала считать, загибая растопыренные в стороны пальцы. Когда же ему, наконец, удалось досчитать до семи, он повернулся в сторону вороны и показал ей семь растопыренных пальцев:

- Во сколько! – восторженно заявил Мышанкин.

- Чегой-то ты? – отшатнулась в сторону от блеснувших на солнце острых когтей кота ворона, - Чего ты? – повторила она и на всякий случай отступила на шаг назад.

- Да не бойся ты, серая! Во, говорю, сколько мне сегодня исполнилось, целых семь! – тянул ввысь свои пальцы кот.

- Я не серая! Я, чтобы ты знал, - воронёная! - обиделась ворона и добавила, задрав клюв кверху, - И вообще, семь это не так уж и много!

- Как это, не много?! – от негодования у Мышанкина чуть вся жизнь перед глазами не побежала задом наперёд, - Да знаешь ли ты, глупая птица, что, если бы я был человеком, то мне сегодня был бы юбилей, - целых пятьдесят лет!

- Каким-таким человеком? Ты на хвост на свой полосатый посмотри, с таким приданым в люди никак не пробраться! Ха-ха-ха!

- Чего тебе мой хвост-то? – Мышанкин моментально спрятал свой хвост, - У самой-то, что такое позади присутствует, а?

- Сравнил, тоже! – тут ворона по-павлиньи распушила перья своего хвоста и залюбовалась им, - Мой хвост, можно сказать, для высоты полёта. Понял? А твой что? Только по земле и волочится! А моему полёту даже некоторые люди завидуют…

С этими словами ворона показала коту свой язык!

- Ах, ты! – Мышанкин закрутился волчком на одном месте, - Да я тебе сейчас…

Кот зацепил полную пригоршню снега и, скатав снежок, запулил его прямо в вороний клюв. В последний момент ворона увернулась, но сама не удержалась и, сложив крылья, камнем полетела вниз.

- Попалась! – обрадовался Мышанкин и, высоко подпрыгнув вверх, вытянул вперёд лапу с острыми когтями, - На, получи!

- Фиг тебе! – ворона, свалившаяся в «жёсткий штопор», ловко вынырнула кверху, сделала «мёртвую» петлю, и спокойно уселась высоко на ветке дерева, - острые когти кота даже не коснулись её ни капельки, - Смотрите, какая красота, - котяра-то старый! Ему уже целых пятьдесят лет! Древний кот-старожил! В его доме мыши хороводы водят спокойно, смотрите все!

Тут ворона показала своим крылом на окна дома, где на подоконниках дружно плясали и прыгали серые мыши. Кот погрозил распоясавшимся плясунам, но они в ответ только рассмеялись и стали корчить Мышанкину через стекло свои потешные рожицы.

- Ну, чего ты раскричалась на весь двор! – попытался утихомирить кот ворону, - И вовсе я не старый, мне же всего только семь …

- Да? А кто только что говорил, что ему пятьдесят, не ты ли? Мне послышалось про юбилей, что ли?

-  Ну, так это же, если другими мерками считать… я же это, к примеру, сказал… просто так…

- Значит, ты отказываешься от юбилея?

- Нет, от юбилея я не отказываюсь! – немного подумав, ответил кот Мышанкин.

- Тогда тебе столько лет, сколько вообще не живут!

- Подожди, подожди, как это «не живут», если, к примеру, ворон триста лет живёт, и ничего, не кашляет при этом!

- Ха-ха-ха! – ответила ворона, - Мне ворон не указ! Он вообще в лесу живёт, там у них свои законы, а я птица уже городская и мне незачем жить по их, лесным законам! Тебе это понятно?

- Понятно, - согласился кот с вороной, он повернулся и, удаляясь, заскрипел по снегу подошвами валенок, - куда уж понятнее…

- А ну, подожди! – остановила его сверху ворона, - Ты это куда просто так направился? Решил про возраст?

- Чего мне про него решать? Он мой, какой есть, такой и есть, чего к нему цепляться-то? – развёл кот в стороны свои лапы.

 - Нет, ты уж реши, - сколько тебе лет сегодня исполнилось! – не унималась ворона.

- Сколько лет, столько и зим сегодня мне исполнилось…

- Нет, ну вы только посмотрите, какой остряк выискался! – на весь двор закричала ворона, - А с виду такой молчун, - слова не вытянешь!

На её громкие крики из разных уголков стали собираться другие птицы, всем было интересно узнать, - что же такое здесь происходит?

- Я тебе нормальным языком сказал, что мне сегодня - вот,– кот показал вороне свои лапы с оттопыренными семью пальцами, - вот сколько исполнилось!

- Чего ты мне всё свои когти показываешь, грозишь, что ли? Ха-ха-ха! – ворона покатилась со смеху, - Граждане! Вы такое ещё где-нибудь видели? Доисторический кот грозит современной вороне! Да ему же собственный хвост уже не поймать, не то чтобы меня!

Тут все птицы дружно захлопали крыльями и ворона, зардевшись, стала направо и налево раскланиваться:

- Спасибо, друзья, большое вам спасибо!

- Да не угрожаю я тебе, а на пальцах показываю, сколько мне сегодня исполнилось! - кот поджал когти и поднял выше свои растопыренные пальцы, - На, считай!

- Больно надо мне какие-то пальцы пересчитывать! – задрала кверху свой клюв ворона, - Пусть этим делом учёные занимаются, для чего их всем миром обучали? Пускай теперь считают, – хлеб отрабатывают, а мне это незачем! Воронам такие глупости вообще не нужны!

- Зачем же ты ко мне тогда пристала, раз счёт считаешь глупостью? – кот снова зачерпнул снега и, прищурив глаз, стал лепить другой снежок.

- Я правду хочу знать! Кот в нашем дворе -дитя или старик? Имею полное право, отвечай сразу, не томи! Кем ты себя считаешь? – ворона от нетерпения даже запрыгала на ветке.

- Семь лет, я маленький, - ответил кот и запустил в ворону снежком.

- Ага! – увернулась от снежка ворона, - Значит, нет у тебя сегодня никакого юбилея!

- Нет есть, мне - пятьдесят! – выдохнул Мышанкин, посылая очередной снежок в сторону неугомонной птицы, - Мне сегодня лет - на настоящий человеческий юбилей! Вот тебе ещё! – посылал он снежок за снежком.

Хитрая ворона в это время ловко спряталась за ствол дерева от града снежков. Она держалась крыльями за свой живот и, сотрясаясь всем телом, заходилась в неистовом хохоте, а кот, распаляясь всё больше и больше, накидал по дереву уже большую кучу снежков.

Когда стрельба снежками поутихла, ворона устала хохотать и выглянула из-за дерева:

- Ну, что, малец, устал, или одышка старичка замучила? Иди домой, а когти в ломбард сдай за ненадобностью, всё равно, давно мышей не ловишь!

- Это кто, - я не ловлю? – обиделся кот, - На, смотри! - он махнул лапой и пролетающий мимо беспечный  воробей моментально оказался схваченным, - Видела?

У бедного воробья от страху перехватило дыхание, а сердце ухнуло прямо в воробьиные пятки, он закатил глаза и громко заверещал на весь двор.

- Пустишь ему кровь? – ворона в предвкушении зрелища даже опустилась на несколько веток ниже, - Давай, чего ты ждёшь?

- Нет, - кот разжал свою лапу, и воробей выпорхнул на волю, - сегодня у меня праздник.

- Кошмар, какие пошли коты! Ничего правильно не могут сделать… – принялась стыдить кота ворона, но снежок, прилетевший ей прямо в глаз, не позволил закончить.

Поскрипывая валенками, кот Мышанкин удалился прочь, а ворона, потирая свою голову, приложила на глаз медный пятак и сказала ему вслед:

- Вот с одной стороны, этот кот же совсем взрослый, тогда почему он шуток не понимает, а с другой, - ворона поправила на глазу пятак и поморщилась, - с другой, снежки кидает, как мальчишка! Куда катится весь этот мир, а?

 

 

 

24.01.2014г

Рейтинг: 0 164 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!