ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Второе дыхание

 

Второе дыхание

18 апреля 2014 - Филипп Магальник
}

Кухня современной квартиры. Завтрак. За столом муж и жена среднего возраста. Едят молча. Он включает радио.

Татьяна: Ты ничего не хочешь рассказать о работе. Выключи радио. Почему я должна от других все выслушивать и делать вид, что в курсе дела. Люда меня посвятила вчера, потом выяснилось, что Анатолий переживает твое назначение.

Михаил: И правильно переживает. Мне такой зам не нужен – это точно. Конечно, семья, дети, сочувствие. Предложу ему производство, но не управление. Нет, ты здесь ни причем. Я его не терпел, но не ревновал. Унижаешь, милая.

Татьяна: А если я попрошу его не трогать? Столько лет занимал эту должность и ничего — устраивал… Как-никак, Люда мне подруга, и поэтому снимать его не смей, слышишь? Молчишь, да. Не хочешь разговаривать со мной, плевать тебе на друзей, жену и ее просьбу. Объяснения ни к чему! И не кричи на меня. (Михаил отвечает молчанием) Можешь убираться к себе в комнату. Все, выходной день, думала…. Никуда не пойду с тобой, ты меня раздражаешь, и давно…. Сама прогуляюсь.

Михаил: Тогда дома побуду, если не возражаешь. Ножи поточу. И краны…

Маленькая комната, бывший кабинет Михаила, превращена в спальню, где он уже более года и ночует. На небольшом столике компьютер, рядом кресло, у окна диванчик с неубранной постелью. Михаил делает стойку на голове, многократно отжимается. Он мужчина 42 лет, чуть выше среднего роста, подтянут, не хилый, с голой макушкой головы и очень живыми темно-зелеными глазами. В дверь стучат.

Татьяна: Я ухожу, Миша, двери запри, к обеду буду.

В дверях стоит весьма красивая женщина, с пышной прической, в модном облегающем костюме и с очаровательной улыбкой. Она явно знает цену себе и своему очарованию. Михаил многие годы покорен обаянием жены. Она не желает потерять свое воздействие на мужа, хотя изменения проявляются все сильнее.

Хозяин бодро садится к компьютеру, включает его и начинает говорить с машиной – проверяет взаимную готовность к работе.

Михаил: Займемся, уважаемый, сегодня закладками. Первоначально рассмотрим в очередной раз очистные. Опять сбой был, пошли в разнос. Нет, это вопрос не выходного дня. В самый раз, по-моему, открыть давно забытый файл под романтическим названием «ковчег». Семейный, разумеется. Долгие годы на плаву продержался, несмотря на жизненные бури, ураганы, потому что в команде, в доме, царило взаимопонимание, уважение к капитану. За 21 год совместного плавания родились и выросли дети — ковчег выдержал и эту нагрузку, не качнулся, правильным курсом вел его рулевой. Скромно упомянем о себе. В прошлом году дети разбежались, и все нарушилось. Я пытаюсь прежним курсом вести ковчег навстречу активной жизни, а Татьяна к тихим бухтам рулить стремится, где тишь и покой. Вот и раскачивает нас иногда сильно. Отчего жена в гавань тихую бежит? Предполагаю: а) предназначение женщины состоялось — дети; б) карьера училки приелась, повышение не светит; в) заземлитель слива избыточной энергии, то есть я, с уходом детей остался в единственном числе, под удар тока редко попадаю, лишь вечерами; г) элемент зависти к моему карьерному росту проявился упреками к задержкам, командировкам, длительному сидению за компьютером, неопрятному виду, невнимательности и так далее. Все во мне ее раздражать стало. У всех мужья лучше. Больше пяти месяцев, кажись, не стучался в опочивальню…. Да и не тянет уже при таком настрое. Что делать и не знаю с ковчегом в болтанке? Как равновесие восстановить? удастся ли…

Автор: (за кадром) Режиссер кино приукрасил бы монолог Михаила сценами из жизни супругов, чтобы наглядно подтвердить сказанное. Ситуация, разумеется, в семье критическая, не терпит отлагательств. Поэтому, наточив ножи и заменив прокладки на водопроводе, капитан ковчега вернулся к рассуждениям.

Михаил: (сидя у компьютера) Взаимные обвинения нарастают с каждым днем, увеличивая трещину между нами. Молчанка ни к чему хорошему не приводит. Нужен диалог с женой, по возможности, с признанием исключительно своих ошибок, как всегда. На самом же деле причина в…

В двери постучали. Вошли Анатолий с Людмилой. Поздоровались. Гость из кулька достал коньяк, конфеты. Поставил на стол.

Людмила: Таня пригласила нас в гости, твое назначение, Миша, отметить. Ты не против, надеюсь. Поздравляем тебя, как друга, давно заслужил это. Толик постоянно твердил руководству о твоих способностях, и вот прислушались… Таня за творогом для тебя на базар побежала, скоро будет. На все для тебя она готова, преданная душа. Вот и она. Можете поболтать, мужички, пока приготовим. Нет, помощь не понадобится.

На кухне.

Татьяна: Как Миша воспринял ваш приход, Люда? Нормально, говоришь. Ну, дай-то Бог. Не боюсь я его вовсе. Перестала понимать. Со мной не считается, отдаляться стал. Пытаюсь поставить на место, авось удастся. Как на какое? Мужа, который чтит жену. Давно, Люда, началось. Сидит и молчит в своей комнате. Не приходит ко мне по ночам уже с полгода. Сама понимаю, что перегнула. Все одно — Миша должен первым.

Людмила: Плохи дела, подруга. Молчала чего? Это уже не скандальчик семейный с прости-поцелуем, а что-то более…

Татьяна: Не сгущай краски. Просто не желаю более послушной женой ему быть, хватит. Жить лишь его работой, карьерой - не мой удел. Желаю праздной жизни с поездками, нарядами и блеском в глазах при моем появлении. Я это заслужила старанием, покорностью, пока детки росли. Посмотри, Людка, как выгляжу без фартука — Татьяна скидывает фартук, и перед подругой предстает эффектная женщина в самом соку — Ну как? Разве не вижу взгляды мужчин повсюду, думаешь? А ему это до лампочки. Кажись, все на столе готово. Будем звать наших.

Комната Михаила. Мужчины вальяжно сидят на диванчике, покуривают. Пепельница на придвинутом кресле. Окно распахнуто, волнистый попугай Кузя ворчит сердито на плече у хозяина, очевидно, по поводу сигаретного дыма.

Михаил: Анатолий, поговорим о девочках или о нашем завтра, которого ожидаешь. Может, вместе определимся с твоей работой? Так что о девочках.

Анатолий: Да нет. Коль уж замахнулся, Миша, руби. Чего ждать-то?

Михаил: Так вот. Внимательно с твоим личным делом ознакомился. К удивлению узнал, что ты химик, красный диплом, более трех лет экологией занимался у Олега Владимировича Смирнова, которого знаю лично и уважаю. Далее не совсем по профилю работал, очевидно, обстоятельства. Это не важно. Главное же в том, что к экологии в нашей фирме относятся снисходительно, несерьезно, специалисты считают зазорным сбросами заниматься. Короче, помолчи, Толя, хочу ввести должность главного ЭКОЛОГА фирмы с соответствующей лабораторией, технологами, инженерной группой по приборам контроля и… целой отраслью, призванной обеспечить экологию фирмы. Если надумаешь, то в течение месяца набросаешь наметки по созданию службы эколога, требования к помещению, оборудованию, людям. Что? И думать не будешь? Почему?

Анатолий: Я согласен, Миша, и благодарен за предложение. Прямо гора с плеч свалилась, думал об уходе. А запросами доконаю тебя, чтоб служба работала. Людка как обрадуется, что такое надумал. Тебя же не подведу, поверь, да мне и самому интересно, живая работа, ахтинужная! Мы идем уже, Таня, поговорили и договорились. Пахнет как. Рюмашки малые у вас, друзья, как наперстки. Можно нам с Михаилом бокалы? Это другое дело.

Анатолий разливает шампанское дамам, затем коньяк себе, хозяину. Миша пытается перекрыть ладонью бокал, не получилось. Стакан полон почти.

Анатолий: Милые дамы, рад сообщить, что переговоры у нас прошли успешно и результативно, за что и предлагаю выпить! Миша, не страшись выпить по полной за нас, производственников, наших дам и предстоящие планы.

Выпили все.

Анатолий: Люблю молдавский коньяк за аромат. Что, Таня? Конечно, не секрет. Перехожу на новую работу. Главным экологом фирмы со службами обеспечения, лабораторией технологической и тому подобным. Нет, Таня, оставаться замом не предлагал Миша, да и я не хотел служить в подвешенном виде далее у руководителя фирмы. С завтрашнего дня у меня…

Татьяна: Но я же просила Мишу не трогать мужа моей подруги. Почему все-таки он не внял моей просьбе? Назло что ли? А я-то, дура, надеялась еще на уважение к себе. Зря, Миша, так поступил.

Людмила: Я даже очень довольна компромиссом наших мужей, спасибо, Миша. А назло, Таня, никто не делал, а получилось просто — победил здравый смысл, а не жалость. Вы посмотрите, как мой светится, давно таким не видела.

Михаил, немного захмелевший от выпитого и чуть довольный собой, усиленно расправляется с куриной ножкой. Люда ему пирожков добавляет, видя аппетит. Таня недоброжелательные взгляды бросает на мужа. Тот уткнулся в тарелку. Новоиспеченный эколог пытается наполнить бокал хозяина, но его вовремя переворачивают. Все едят, хвалят хозяйку.

Людмила: Вы знаете, друзья, что мы, наконец, переселились в новую квартиру. Танюша была там - обустроились, навели «париж». С новосельем тянули из-за неопределенности у Толика, но сейчас все скоро сделаем. Ждите приглашения, готовьте подарок недорогой. Двадцать лет электричкой мотались на работу, но жили в тихом пригороде — чистый воздух и тишина. А сейчас привыкаем к шуму городскому…. Родительский дом рядом был, сына вырастила у бабули. А сейчас продать тот дом вынуждены, с долгами рассчитаться. Тань, кофе твоему надо сделать, раскис от выпитого.

Татьяна: Обойдется, знает же, что пить не умеет, а туда же — бокал коньяка хлебнул.

Михаил: Что-то усталость напала, глаза слипаются…

Анатолий: Ему поспать надо, пойдем, Люда. Догуляем на новоселье, правда, но уже рюмашками пить будем. Извини, Миша, за передозировку, непривычный ты к напиткам.

Татьяна: Спасибо, Мишенька, за праздник, что всем устроил, за полусонное гостеприимство. И так во всем, Люда. Там, где он — за упокой. А ты говоришь — цепляюсь. Вы уж извините нас. Пойдем, Миша, проводим гостей к автобусу, и спать пойдешь к себе. Погуляли, называется.

Хозяин встает из-за стола, отправляется в ванную, обливает обильно водой лицо, причесывается.

Миша: Простите, что так получилось… Я готов.

Таня: В джинсах и клетчатой рубашке собираешься с нами пойти? Посмотри на Анатолия, меня в наряде, Люду. Не видишь разницы? Пусть даже до угла проводить.

Людмила: Прекратите по пустякам ссориться, подруга, и оставь его в покое. Миша, мы дорогу домой сами найдем, будь здоров всем назло. Спать иди.

Гости и жена уходят. Хозяин убирает стол, моет посуду, наводит порядок в квартире. Принимает душ и посвежевшим садится за компьютер. Смотрит ленту новостей, переключается на «семейный ковчег». Настраивается на продолжение разговора с машиной, молчаливым собеседником.

Михаил: Все называют компьютер умнейшим аппаратом. И зря, ибо он только фиксирует чужие мысли и безразличен к проблемам душевным, сухарь с математической памятью, вот кто он. А остановился я давеча на причинах болтанки ковчега и разлада в команде. Степень отрицательного заряда, направленного в меня со стороны жены, достигла максимума. Это невооруженным глазом видно. А при достижении критической массы заряда пробой неизбежен со вспышкой молнии и громом….

Шумно хлопает входная дверь. Слышны удары брошенной обуви, скрип и хлопанье дверок шкафа. Таня резко врывается в кабинет и бросает на пол стопку рубашек и джинсы, затем убегает и приносит старую кожаную куртку и кепку. Швыряет в кучу и футболит ножкой. И это все безмолвно. Продолжается шум падающих предметов и начинается, в конце концов, скандал, который затихнет после перечисления всех согрешений мужа за 22 года в оскорбительной форме, с проклятиями и угрозами. Михаил, не проронив ни слова, сдерживается, временами стучит по столу головой и кулаком… Врывается жена.

Таня: Ну, что доволен? Добился своего?! Меня до истерики довел, а сам у компьютера отдыхаешь. На проводы сил не было, да? Прилично одеться не смог ради меня. Могу умереть на пороге — тебе до лампочки! С температурой 39 лежала, помнишь, два года назад, а ты в кафе с дружками свое сорокалетие отмечал! Одну стопку, говоришь, лишь выпил, не более 15-20 минут там был, но гулял, пил, когда я…. Как что хочу? Развестись! Давно надо было. Завтра же подам заявление. Все, решилась, наконец. С жильем тебе решать… Что ты молчишь? Большим начальником стал, да? С женой дурой!

Миша накидывает куртку и уходит. Татьяна оглядывает комнату, утирает заплаканное лицо, читает вслух записи про семейный ковчег и ее поиски тихой гавани, дописывает — технарь бездушный и дурак. Да, дурак! Просматривает электронную почту в разделах входящие и исходящие.

Татьяна: Женщин не обнаружила, мамочка, нет у него баб, но просила посмотреть. Нет, и не нужны ему женщины, они его раздражают, как и я. Финита, мама. С Мишей жить невозможно, и более не хочу…баста. Мне необходимо успокоиться и разойтись цивилизовано, без истерик. Да ему молоко за вредность давать надо было, но уже поздно. Нам пора разбежаться, ибо постоянно на срыве… Вот, и к ужину не пришел, видеть не хочет. Машину в гараже обхаживает, наверное. Ну и пусть. Мне какое дело, спрашивается?

Михаил вернулся домой где-то в полдесятого и обнаружил на столе записку. Прочел ее вслух: «Миша, между нами все кончено, прошу ускорить наше расставание мирным путем. Какие-либо переговоры бесполезны. На развод сама подам, ты занят. Как детям сообщить, подумаю. Все, прощай. Прошу не беспокоить, надоел».

Михаил тщательно умывается, собирает в рюкзак вещи, бросает ключи на стол. Уходит. Татьяна, уставившись взглядом на семейный портрет на стене в спальне, вздрагивает от хлопка двери.

Татьяна: Скатертью дорога, Миша. Но когда приползешь — не приму, на порог не пущу неблагодарного мужика, которому жизнь отдала. Урок мне будет. Мало чего писала, говорила. Все, милая, он тебе более не будет мешать жить и вмешиваться не станет. Сама себя хозяйкой сделала. Утром все додумаю. Спать, еще раз спать.

Но, увы, дремала Татьяна урывками, а чуть свет стала чемодан паковать.

Татьяна (приговаривая): К маме, к детям срочно ехать надо. Только не одной. Ага, послание от Миши (читает на компьютере): «Танюша, ушел, не попрощавшись, как ты просила. Прости, если что не так. Но помни, что дети и ты для меня останутся главными. Все, более не стану беспокоить. Миша. PS. Сегодня же переведу на твой счет наши сбережения, как и ежемесячно ползарплаты твоими будут. Счастья тебе». Молодец, Миша, это очень благородно содержать бывшую жену, здоровую дуралейку, даже по моим оценкам. Главное мое достижение — посадка семейного ковчега на мель, навсегда. Бежать от себя надо…

Вещи собраны, Татьяна одета. Присела на дорожку и добавила последний штрих — выбрала фотографии детей. Свою бросила. Подошла к стене и сняла любимое фото, где они счастливы вдвоем, кинула все в сумку и навзрыд расплакалась громко, беспомощно.

3

Общий вид современного промышленного предприятия. Солидная приемная, все честь по чести: мебель, дизайн, секретарь. Дверь с табличкой «ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР». Во главе стола совещаний сидит наш Михаил, который делает наброски в блокнот. Раздается слабый сигнал настенных часов. На циферблате 9-00.

Михаил: Елизавета Михайловна, пригласите гостей, пожалуйста.

Вокруг стола чинно занимает свои места руководящий состав администрации – 8 мужчин и одна женщина. Возраст вошедших 32-40 лет, женщина, начальница цеха покрытий, выглядит чуть моложе, но более зачухана, чем остальные. Одежда на всех, согласно распорядку, фирменная, общезаводская, лишь Симочка в белом халате и ярко-красном берете, выделялась. За столом, как обычно, тихий шепот спецов.

Главный инженер: Тишина, начали. Леонид Семенович, тебе слово по плану месяца, кто, что тормозит.

Начальник производства: Не работает участок никелирования, стационарные ванны отключены, а автоматическая новая линия брак дает, детали на свалку везут. Нужно срочно подключить стационары и довести до кондиции линию наладчиками. Сима Матвеевна, начальник цеха, более подробно может…

Сима Матвеевна: Вы знаете, Михаил Семенович, что участок никелирования никогда не держал производство, работали круглосуточно на вредных процессах и не роптали, выжимали план. Линия же новая только хлопот добавила. Говорят, у других тоже не работает, а на Альфе ее демонтировали уже. Разрешите вернуться к надежному прошлому, старым ваннам?

Главный инженер: Сима Матвеевна, вы же по акту приняли линию, почему перестала работать, где технолог? Она в декрете. Что ж, через 30 минут прошу пригласить в мой кабинет начальника техбюро и бригадира Омельченко, который, предполагаю, мутит воду и понукает. И не только. Все командуют цехом - мастера, технологи, экономисты, бригадиры, но не вы. Боитесь брать на грудь, простите, ответственность…. Слезы утрите - и за мой стол, минут 10 посидите. Что далее портит вам жизнь, господин Спиваковский?

Спиваковский: По никелю одни разговоры пока, а мне детали нужны. Утром завалите, говорите, подождем. На сборке оптики кондуктора нужны фиксации, срочно. Знаю, что Шорин запустил, но когда… Послезавтра, запишем. И главное - появился настойчивый заказчик наноблоков М-4 , притом с большими запросами. Просил бы рассмотреть возможность увеличения выпуска этих блоков в полтора раза. Знаю, что нереально из-за площадей, но жаль...

Главный инженер: Я думаю, что уже знаете, но позвольте официально представить главного эколога фирмы Анатолия Ильича Лебединского, прошу любить и жаловать. Очень надеемся на положительный сдвиг в важном направлении охраны природы. Все на сегодня. Лебединского прошу задержаться. Толя, помоги, сдай мне в аренду вашу хату в Семеновке, до зарезу нужно. Да, ушел. На машине добираться буду. Спасибо, сам определюсь с оплатой, коль такой щепетильный. Ключи позже занесешь, ладно. Таня так захотела…

Большущий цех гальванопокрытий, ряды автоматических линий безлюдны, несколько участков стационарных ванн, светло, снуют кары с тарой, идет подвеска деталей на приспособлениях. За стеклянной перегородкой контора цеха, видны люди. С приходом главного инженера усаживаются.

Главный инженер: Линия не работает, почему - спросим технологов или бригадира. Как думаете, Сима Матвеевна? Обоих, считаете. Начнем с бригадира, Аркадия Лукьяныча. Слушаем вас.

Омельченко: Все операции проходят нормально на линии до ванны никелирования, а тут загвоздка. Ток нужный есть, а вольты маловато, не поддается настройке, как на стационарах. Вот и брак. Я уже докладывал начальнице. Понимаем положение на заводе и готовы в ночную наверстать на старых…

Главный инженер: Я просил Белорукова пригласить...

Белоруков: Я здесь, Михаил Семенович, и все слышал. Лукьяныч, мозги пудрить не надо, грамотны. На процесс никелирования лишь ток и время влияют, вольтаж оставь электрикам. Конечно, могу запустить линию минут через 40. Нужны два подсобника на подвески и проверка электролита. Что помогать мне будет Симочка, согласен, Михаил Семенович. Симочка, чаю бы попить, пока нагреются ванны.

Главный инженер: Сима Матвеевна, старые ванны демонтировать к субботе, и подумайте о новом составе людей на линию. Вам решать. Если что - звоните. Разошлись по местам, товарищи. Не слышу вас, Аркадий Лукьянович, ближе подойдите.

Омельченко: Мне что прикажете делать? Виноват, черт попутал, урвать вздумал. Нет, начальница не простит. Что на гальванопластику оснастку делать — конечно, согласен. Не подведу. Есть пойти в инструментальный к Хрущеву.

Главный инженер, проходя мимо, пожимает начальнице руку, вызвав улыбку у последней. Закопошились люди на линии, заморгали сигнальные лампочки — махина выходила из спячки с бодрым щелканьем клапанов, механизмов и прочей начинки. Белоруков пьет чай с сушками, Сима напряжено готовится к операции, просматривает параметры процесса никелирования. Кто-то ей чашку чая поставил, отпивает, выкладывает из карманов весь набор специфически женских инструментов красоты, добавляет вслух.

Сима Матвеевна: Работать надо, красавица, полной грудью отвечать, а не кудряшки крутить. Станислав Васильевич, давно с Федуловым знакомы? 16 лет, говорите. Ругаетесь с ним, наверное. Только сам все решает ваш Михаил Семенович, никого не слушает. Просите с уважением о своем друге высказываться? Извините. Конечно, можем начинать. Есть обойти быстро линию и доложить о готовности запуска... Скажи, пожалуйста, друг нашелся. Такой же, видимо, технический евнух, как шеф его. Мне бы такого… Температура электролита нормальная, выпрямители включены, барботаж... Можно запускать, Станислав Васильевич. Позвольте мне тумблер включить. Пошел, милый, с богом.

Кабинет. За длинным столом очередное совещание.

Михаил Семенович: Николай Иванович, прекратите дискуссию. К утру соизвольте передать строителям фундаменты и привязку коммуникации литейного участка.

Резко поднимается молодой еще главный механик Тесленко Николай.

Тесленко: Громоздкое оборудование устанавливается на плитах перекрытия, поэтому нужен тщательный расчет фундаментов, а вы толкаете.

Михаил Семенович: Утром, как уже было сказано, передашь привязки коммуникации, пусть прокладывают трубы. Дня два займет. Вот и считай свои нагрузки. Не понял, Елизавета Михайловна, кто рвется? Пусть войдет Лебединский. Все свободны. Николай, ближе подойди, в замы ко мне пойдешь, очень прошу. Знаю, дотошный. Что, считаешь за честь? Это брось. Договорились. Слушаю тебя, Анатолий Ильич. Спасибо за ключи от дома. Аренду с сегодняшнего дня запишем. Конечно, меня интересует. Таня, значит, в родные края подалась, в Самару. Пусть войдет, Елизавета Михайловна.

В дверях появляется взъерошенная Симочка, берет набекрень, в руках вязка деталей.

Сима Матвеевна: Вот, Михаил Семенович, принесла показать - все ОК на линии, без брака, а вы обо мне такое подумали, что…

Главный инженер: Спасибо за службу. Надеюсь, что у вас и далее все получится, Симочка Матвеевна. Доложите в производственный отдел. Уже, молодец. О вас же сразу хорошо подумал и не ошибся, как видите. Поблагодарите Белорукова от меня, пожалуйста. Толя, я доволен, что Таня с детьми жить будет, успокоится. Нет, звонить не буду. Я ей не нужен. Будь.

Семеновка - это бывший поселок, ставший северным районом большого города по карте, но не по существу. Современный широкий мост через заросший овраг соединяет город с бывшим поселком. За мостом - высотки; цирк, кинотеатр полукругом обрамляют площадь с интенсивным движением транспорта. Дело в том, что из города троллейбусы и автобусы идут лишь до этой площади и разворачиваются в обратном направлении. Поэтому всегда людно здесь. Отсюда же вяло курсируют маршрутки по растянутым в четырех направлениях лучах-улицах одноэтажных домов с приусадебными участками, где и проживает основная масса семеновцев. Михаил остановил свой джип у домика под номером 46 по Лесной улице. Калитка незапертой оказалось, в доме горел свет. Постучался, вошел. В доме мать Люды суетилась у постели, взбивая подушки.

Михаил: Здравствуйте, Анна Петровна. Вот, вынужденно попросил убежища у ваших, может, временно. Постараюсь не тревожить вас, сам себя обслужу и все прочее.

Анна Петровна: Здравствуй, Миша. Ты у меня Мишей останешься, несмотря на… Поняла, в семейные дела не полезу, сами разберетесь. А вот порядок в домике и постирка – дело мое, и не спорь, обижусь. Что купить понадобится, скажешь, все одно в магазин хожу. Выходные же у меня обедать будешь. А на ночь машину во двор загони, умойся и к нам на именины внука, Мити, приходи. Без подарков придешь, двенадцать ему исполняется. К восьми сбор, не опаздывай. Глаза печальными смотрят, припухли… Наладится, даст бог.

Стол был сервирован очень вкусными блюдами, а может, Михаилу с голоду так показалось, потому что уплетал за обе щеки к удовольствию хозяйки. Познакомился с очень серьезной младшей дочерью хозяйки Екатериной, врачом, ее мужем Василием, владельцем скромной автомастерской, и очаровательным именинником Митей. Были еще несколько пар соседей и пышногрудая сестра Василия Маша, норовившая обратить на себя внимание соломенного вдовца. Через часик-полтора после тихого начала торжества, когда уже изрядно гости поели и заправились, наступил момент истины. Все, что людей тяготит и мучает в тумане повседневной лжи, вынесено на обозрение, обсуждение в надежде быть хотя бы услышанным. Как нового человека и молчаливого слушателя, Михаила и заправили этой истиной до отвала, от которой ему не по себе стало. В какой-то момент перенасыщения он постучал по стакану и попросил тишины.

Михаил: Хочу сообщить, товарищи, что судьба надолго, видимо, меня связала с вами, ибо жить буду здесь в ближайшем будущем. Поэтому сумею ознакомиться поближе, оценить прелести бывшего поселка, рядом с мегаполисом закопченным, попытаюсь вместе с вами негатив искоренять, мешающий жить. Простите за язык казенный. Из услышанного я бы выделил вопрос здоровья. Три женщины-матери утверждают, что у детей после купания в речке покраснения появляются на теле, собаки морды воротят от речки. В чем причина, кто загрязняет воду… Найти надо.

Мужчина напротив: Искать нечего, вот она светится, проклятая. Посмотрите на мои руки, лицо - они сплошь изъедены химикатами, там дышать нечем. А нашей Екатерине все ОК, сами, мол, куда-то руки сунули. А детки чем виноваты, подруга?

Екатерина: Я, как инспектор санитарный, часто посещаю этот цех. Вентиляция есть, и работает, очистка воды проводится в большой яме известью. Конечно, там стесненно, чувствуются химикаты. Закрыть участок не могу - нет оснований, да и безработных добавлю. Так что терпите. Нет, Михаил, анализ воды после очистки не проводили, как и речной воды. Уважаемый гость, вы забыли, очевидно, что пришли на именины, как и ты, Петр. Допрос устроили, видите ли. И когда. Да, запрещаю своему Мите в речке купаться, ну и что? Вы все одно, Михаил, бутыль воды утром захватите, разберетесь. Да кто право дал такому зануде лезть, куда не просят. Не зря жена бросила…

Петр: Василий, закрой своей жене рот, а то все уйдем. Зачем оскорбила человека, про жену ляпнула? Мы ему наболевшее поведали, он и предложил помощь, а ты брыкаться. Михаилу я помогу водички набрать, еще и цех покажу, пусть рассудит, как заводчанин.

Екатерина: Нашел спеца, своих девать некуда советчиков…

Василий: Ротик закрой, Екатерина, не демонстрируй свою стервозность людям. Извинилась бы лучше. …А гость-то где, ушел, видимо? Петр, ты как думаешь, литровый пузырь из-под водки годится для анализа? Тогда к соседу пойдем, прощения попросим за мою ненаглядную, а может и к цеху прогуляемся, проветримся. Вы чего, мужики, все пятеро нагрянем. Что ж…

Екатерина: А как же именины? Вася, постой…

Дворик Михаила. На скамеечке Анна Петровна и Федулов. Светит вовсю луна, небо в звездах, слышен лай собак…

Михаил: Не обиделся я на правду, что Катя при всех выдала. И лезть нечего было с анализами, когда не просили... Может, мне съехать отсюда?

Василий: Даже и не думай. В кои-то веки сосед нормальный объявился — и бежать. Не позволим, правда, мужики? На мою балаболку не серчай, баба она добрая, а тут возьми и ляпни. Мозоль придавил ты ей недоверием, самолюбие задел, чужак столичный.

Екатерина: Все одно, не имела право такое ляпнуть, верно Василий сказал, хоть и грубо. Хочешь, Миша, гостей соберу и при всех прощения попрошу, а то маманя меня съест. Значит, мир. Тогда прогуляйтесь до цеха, водички отберите, и к столу приглашаю, гусака отведать. Митя, ты куда?

Митя бежит за мужиками, где разговор идет серьезный про жизнь и власть. Наводящими вопросами Михаил пытается вникнуть в жизнь соседей, которые, в отличие от столичных, живут общинным образом во взаимоотношениях: друг о друге все знают, изредка даже в беде помогают. Чужакам же никакого доверия.

Василий: Спрашиваешь, Михаил, про нашу жизнь в благодатном поселке Семеновка, как она проходит. Если кратко, то не очень. Промышленности никакой, работа лишь в городе, а дорога туда и назад от 3-х до 4-х часов. Женщинам такое не подходит, само собой. Есть земельные участки, немалые, на которых выращиваем овощи, фрукты, но толку-то от этого мало, сбывать некому. Как и молочные продукты. Так вот, мужики в городе трудятся, а женщины на братьев Филоненко горбатятся. Новоявленные капиталисты надежно пристроились. В пустующем коровнике производство организовали, травят людей за копеечный заработок, вскорости увидишь условия. Их же агент по утрам фрукты, овощи скупает за бесценок. Собрала, допустим, тетя Маня лукошко вишен отборных и ждет у калитки агента. Подъезжает кровопивец и бабуле говорит, что вишен брать не будет, перебрал уже. Баба Маня в панике и, конечно, за копейки отдает товар, поблагодарив еще мошенника.

Рассказанную Василием жизнь поселка лучше бы на экране посмотреть, доходчивее было бы, как трудяг дурят безнаказанно, но на аппаратуру еще денег не заработали. В бывшем коровнике очень светло от свисающих с потолка двух киловаттных ламп. И очень шумно от работающего на крыше мощного разболтанного вентилятора. В цеху туман ядовитых паров, несколько человек суетятся у ванн, как призраки. Обстановка ужасающая. Петр отборы воды сделал и спешит на воздух. Компания не спеша движется в обратный путь. Идут молча.

Михаил: Вася, прикажи своей Кате немедленно уволиться, это не терапевта дело — ионы металлов осаждать и циан окислять, как и бортовые отсосы устанавливать. Горинспекция закроет участок при обнаружении такого бардака немедленно. Завтра и о воде узнаем, а далее…

Их нагнали две женщины в спецовках, которые, еле переводя дыхание, обратились к Петру.

Женщина: Петя, ты зачем гостей привел, убогость выставить или работу прикрыть хочешь? А жить-то на что прикажешь нам, безмужним, с детьми и заботами? Так что подумайте, дядечки, прежде чем воду проверять, чем детей накормлю.

Женщина вплотную подходит к Михаилу, приняв его, чужого, за старшего.

Женщина: Худо нам, безмужним бабам. Расплачиваться надобно за счастье, начальник, это уж, как боженька велел, за прегрешения. Очень просим не трогать нас, пока детки не подрастут. Возьми пирожок с вишней, поешь, не брезгуй. То-то же. Ты плохого не сделаешь, по глазам вижу. Полина я. Извините, если что не так.

Михаил: Да, положение. Поэтому Екатерина и глаза закрывала на безобразия. Федор говорил о пустующем молокозаводе, где работал. Где он? Вправо, метров 500 отселева, говоришь. Может, сходим? Конечно, нас ждут. По-быстрому предлагаешь, Василий?

Коробка корпуса выглядит при луне солидным сооружением со вспомогательными комнатушками при входе и солидным залом на 8 окон. Миша меряет шагами, что-то быстро считает, задает вопросы по воде, канализации и электричеству. Федор четко, со знанием отвечает. Домой бегут наперегонки, как мальчишки. Все ровно нагоняй от женщин получают за опоздание. Зажаренного гусака хвалят, не забыв водочкой запить. Михаил пытается отнекиваться, но не тут-то было, наливают по полной за здоровье, детей и, конечно, любовь.

Михаил: Внимание, товарищи, вы еще не знаете, что скоро усну, может, и за столом, от водки отключаюсь. Поэтому желаю высказаться. Нет, мне надо сию минуту. Федор, к завтрашнему вечеру планировку молокозавода занесешь, поможет тебе Митя, понял. Попытаемся организовать сборочный участок электронных изделий мест на 60, с учетом двух смен - 120 женщин с 6 часовой сменой. Петр, сможете организовать мне встречу с братьями Филоненко, дабы условия немного улучшить? Василий, ты займешься организацией закупок и продажи овощей, фруктов, творога и… Холодильники нужны, машина, реклама… деньги, охрана. Я все…

Михаил набок завалился на Василия, невменяемый. Его отнесли домой, уложили, а сами за столом еще долго галдели по поводу услышанного.

Федор: Не похоже, что по пьянке наговорил.

Екатерина: Нет, он при полном сознании излагал, пока мозг его не отключился защитной реакцией на сон. Это явление в медицине называется алкодорм, от итальян... Хорошо, Вася, завтра доскажу. Дарья, крылышко матери захвати и пирога картофельного… Что, сосед живой попался, говоришь? Велел мне уволиться с этой работы, правильно велел. Врачевать пойду опять за копейки в поликлинике, где меня все бабки знают. Митя, спать иди, завтра рулетку дам. Вась, он всерьез думает, что эти олигархи к нему придут, вот чудак. Спит мой муженек, намаялся, и мне пора, спокойной ночи вам.

Ранее утро, петухи перекликаются, собаки, отстояв ночную вахту в карауле, дремать ложатся. Анна Петровна несет целую миску размоченного вчерашнего хлеба, сливает в кормушку, где уже птица ждет. Обходит двор, к соседу заглянула. Помешивает ложкой тесто, жарит блины. Во дворе появляется Екатерина, ленточкой густые волосы в хвостик заправляет. Целует маму, прижимается к ней.

Екатерина: Доброе утро, мамань. Может, что купить надо? Хорошо, рецепт возьму. Васе рубаху купить хочу, джинсовую, с двумя карманами, давно собиралась. Маша, ты куда так вырядилась спозаранку? Соседа попросить хочешь подвезти тебя до центра? Вот что, подруга, Михаил на ответственной работе, целый завод на нем, поэтому беспокоить не будем, ни я, ни ты. Автобус 18 туда от цирка быстро чешет, ясно?

Маша: Ясно. Катя, ты знаешь, что у меня не один кавалер был, не считала сколько. Красивые были мальчики, мускулистые были, высокие, средние, малых не люблю, а вот таких умных, как… не было. Почему? Дура я, да.

Слышен звук мотора, хлопок двери и шипение удаляющих колес.

Екатерина: Вот и накормила соседа завтраком, натощак с твоей болтовней уехал. Завтракать пошли, Маша, и помни: с умным ой как трудно ужиться, его одними прелестями не удержать, коль сама думать не научишься. Вот Вася, твой братан, очень даже смышленый мужик, руководил бетонно-растворным цехом в 26 лет, ты ему сестра, значит, не дура…

Большая уютная комната. К столу подсаживается Татьяна, включила компьютер, поискала и нашла послание. Настраивает. Вскакивает и запирает дверь. Села, волнуясь. Читает: «Здравствуй, Танюша…» Далее письмо излагает автор, Михаил.

Михаил: Здравствуй, Танюша. Прости, что нарушаю уговор о себе не напоминать, особо о чувствах. Коснусь лишь вкратце о своих делах, которые бурно меня захлестнули. Чтоб приступить к серьезным реформам, нужны солисты своего дела. Взял в замы Колю Тесленко, ты его знаешь, в ЦЗЛ Маргариту поставил, твою подругу…

Таня: Только о работе, трудоголик брошенный. Может, далее о себе скажет.

Михаил: Живу в Семеновке, как уже знаешь, тесно общаюсь с соседями, вникаю в их проблемы, которых очень много оказалось. Вот надумал создать небольшой филиал…

Таня: Мало ему на заводе дел, в Семеновке затевает… Что, мама ему звонила?

Михаил: Звонила вчера София Даниловна, твоя мама, сообщила, что давно ждала возвращения дочери, предвидела такое. В общем, просила не препятствовать разводу, по-джентльменски уступить место более достойному сопернику, который уже ждет…

Татьяна врывается к матери.

Таня: Кто просил, мама, за меня беспокоиться, о разводе вести переговоры, какой джентльмен меня ждет? Этот Юрий Васильевич, что с тобой любезничает? Так и сходись с ним. А меня и Мишу не смей трогать. Разводиться не собираюсь, ясно? Мы любим друг друга, и без него нет мне жизни. Временный кризис, скоро улажу, не переживай. Нет, мама, головой не думаю, чувства преобладали всегда, и слава богу. Домой вскорости поеду, там мое место.

Татьяна опять у компьютера, который голосом Миши продолжает.

Михаил: Есть и хорошая новость - стал лауреатом Госпремии за разработку изделия на кристаллах (ты помнишь). Как получу деньги — перечислю сразу. Очень переживаю по поводу избранника нового, будущего отчима наших детей.

Таня: Все, больше не выдержу.

Она переключает почту на ответ и быстро пишет, произнося вслух.

Таня: Предполагала отмолчаться, но с тобой это невозможно... Какой отчим, Миша, при живом отце? Я что, чокнутая? Да и избранник мой, ты его знаешь, так достал, что более никого не желаю, понял, надеюсь. Мало мне моей мамочки с ее нравоучениями и ее предвидением моего будущего… Кто я такая - вдова, брошенная жена или никому ненужная д-у-р-а? Все, мне очень плохо, Миша. ТАНЯ…

Татьяна чувствует себя оскорбленной, ненужной никому, идет в салон, где за столиком гость мило сидит.

Юрии Васильевич: Вы очаровательны сегодня, Татьяна Алексеевна. Может, нашу компанию скрасите, конфет отведаете немецких…

Таня: Юрии Васильевич, вы за кем ухаживаете из нас двоих с мамой? Если за мной, то прекратите, раздражает. Прямолинейности у мужа позаимствовала, мама, простите, но лучше сразу. А сейчас дела, до свидания.

Притемненная комната, в постели ворочается Татьяна, периодически вслух произносит нелестные слова в свой адрес. Встает, ходит по комнате, на балкон выходит, включает ноутбук, а там срочное, от него.

Миша: Телефон твой не отвечает. Взгляни на часы, Танюша, в 22-40(50) буду у тебя. Вылет домой в 23-30, время местное. Постарайся собраться. Миша.

Таня:Он сразу мое состояние понял, до утра не дотянула бы. Морду помыть, краситься не буду. 27 минут осталось. Главное документы, вот сумка. Чаем его угощу. Как я соскучилась, боже. Нет, мама, все будет ОК. Как когда, в 22-40. Нормальная. Не мешай, мама, а то забуду что-то важное. Вот и звонок... Это Миша…

Она открывает дверь и прыгает ему на шею, крепко прижавшись, целует и ласково приговаривает.

Таня: Я так долго ждала тебя, Миша, а ты не шел… Почему? Я оказалось слабой женщиной без мужа… Чай попей…

Михаил: Танюша, время поджимает, некогда. София Даниловна, здравствуйте и прощайте, извините за позднее вторжение. Как всегда, вы правы, с саблей на коне, Чапай, одним словом. Дочери вашей это нравилось раньше.

София Даниловна: Почему ночью врываться, а не утром? Что ты просила, а дом на себя оформить не просила, чтоб с детьми жить, когда он в очередной раз тебя бросит? На шею бросилась спасителю от чего, Таня? Хочу понять.

Таня: От хандры и смертельного одиночества, подобно твоему, мама. Да, он очень не такой, Миша, но он был и останется моим рыцарем. Уже иду, Миша… Прости меня, уж какая есть. Мама, не плачь, а то разревусь… Не стой истуканом, маму целуй…

София Даниловна: Хватит, облизали всю. Миша, береги ее и сам держись, Робин Гуд доморощенный… Меня не слушай, сам…

Затемненный салон летящего самолета. Татьяна умудрилась забраться ногами на сидение и улечься головой ему на колени. Она сладко посапывает, спокойная и защищенная. Руки мужа при этом придерживают ее от падения – «ляпота», как сказал бы герой фильма. В аэропорту наша пара пересаживается в свой джип и вскорости в Семеновку подкатывают. На удивленный взгляд Татьяны Михаил поясняет.

Михаил: В этой хате постель застелена, холодильник полон, горячий душ подготовлен… А воздух только для красавиц, как…

Миша прижимает к себе покорную жену и расцеловывает глаза, губы, густые волосы и прекрасную шею. Затем подводит ее к застеленной постели, усаживает, снимает обувь, и еще поцеловав, желает спокойной ночи, пытаясь выйти.

Таня: Мне одной, Миша, оставаться нельзя, ложись, пожалуйста, рядом, чтоб мне нос в твою спину упереть. Если не противна.

Михаил: Что ты, самая, самая... и мог ли я еще сегодня думать о таком…

Таня: Со мной никогда ни о чем не думай - сама не ведаю, что выкинуть могу… Свет выключи.

Все было хорошо и прекрасно этой ночью, как после длительной жажды у живительного родничка холодной воды в лесу. Ранние длинные лучи солнца нащупали Танино лицо. Прикрыла глаза от яркости, улыбнулась. Его уже не было в постели, на кухне, видимо, шурует - слышно, и запах ароматного кофе проникает. Раздались хлопки в ладоши - так обычно Михаил созывал семью к себе, и дети всегда первыми прибегали, опередив маму. Жаль, что прекрасное прошлое уже не вернуть, пусть даже ненадолго, подумала Таня. Столик во дворе был украшен букетом цветов, свежей клубникой, малиной, бутербродами и кофейником, вызывая естественное желание с аппетитом позавтракать. Миша встретил жену поцелуем, усадил за стол и налил в чашки кофе. Капризный попугай Кузя, близкий друг только хозяина, сел Тане на плечо и чирикнул в ухо в знак особого расположения. Во время завтрака Анна Петровна принесла горячих блинов и вишневого варенья. Расцеловала гостью, которую еще девчушкой знала, студенткой.

Анна Петровна: Миша, у нас тебя гости дожидаются, олигархи Филоненко. Поговорить желают. И не только они дожидаются твоего мужа. Он тут с нашими такое затеял… Екатерина, поди сюда. Вот какая вымахала, помнишь, врач она.

Екатерина: За что, Таня, над мужем измываешься, бросаешь, подбираешь, как кутенка? Может за то, что подмять его не можешь, домашним муженьком заделать, который отлучался бы ненадолго план на работе выполнить и опять рядом…

Таня: Я и по ночам его не всегда видела рядом, молодой была, а он на кухне с бумажками вместо бабы. А вы говорите. У него вечно проекты в голове – я за бугром у него. Дети были дома - мирилась, приучил урывками меня любить. Конечно, он меня любит, вот такую. Дети уехали - пустота. Думала, с возрастом утихомирится, и заживем. Какое там… Еще пуще разошелся. В большие начальники выдвинули, масштабы, командировки. А за ночные бдения Госпремию получил, даже не отметили еще, некогда. Понимаю - он не такой, как все, но я-то такая, простая. Плохо мне. Подмять Мишу невозможно…

Анна Петровна: Миша - хороший человек, заметный, поэтому и полюбила, наверное, его, и любишь еще, вижу, коль сюда приехала. Так что терпи…

Братья-близнецы Филоненко — Олег тучный и Леонид тощий — очень внимательно заглянули Мише в глаза, решительно сообщили.

Олег Петрович: Мы согласны вложить свои капиталы в ваш проект по выпуску кристаллических преобразователей электричества в холод и понимаем перспективу, но завод хотели бы расположить в промзоне, где коммуникации есть... Вы же настаиваете на его размещении в Семеновке, где людские ресурсы. Нет, думать не будем, мы согласны. Далее все с замом Тесленко Николаем работаем. Срок ввода - год. Гальванику привели в порядок. Торговлю фруктами прикрываем, сосредоточимся на… Жаль, не пьете, отметить бы надо.

Василий громко бибикал из мощного джипа для перевозки грузов. Петр Каталин, начальник сборочного участка, умоляюще просил выслушать. Ему и многим другим Михаил показал скрещенные руки и добавил.

Михаил: Более не могу, извините. К 10-00 Тесленко подъедет - ему решать. Вася, вечерком посидим без спешки, лады. Митя, с тобой особый разговор будет, на, держи от меня в подарок телефон сотовый.

Михаил влетает в свой двор, прощается, укладывает пакет еды в машину и крепко Таню целует. Уезжает.

Корпуса завода. Михаил, по традиции, обходит цеха, подходит к рабочим, беседует, присаживается в курилке литейного, прикуривает у пенсионера Гаврилова, который продолжает перечислять многочисленные президентские указы только за неделю и не более того. Но Гаврилов и на этом не остановился.

Гаврилов: А вы, Михаил Семенович, какого мнения…

Михаил: Нормально, слава богу, не мешает нужную продукцию выпускать. Мне, более близкому, кости мыть надобно было.

Кабинет. За столом активное обсуждение, макет нового изделия на подставке красуется. Часы - 10-35. За столом другой состав заседателей. Седовласый майор, угрожающе излагает положение на заводе.

Седовласый майор: Пожарная безопасность на низком уровне в шестом сборочном, где имеет место применение бензина на конвейере. Светильники же и электромоторы цеха не в пожаробезопасном исполнении установлены, что грозит…

Михаил: Ничему не грозит. Объем помещения и два рабочих места с примочками бензина не создадут взрывоопасную концентрацию. Проверьте отбором… Акт не подпишу, и десятки тысяч рублей тратить не будем на замену оборудования. Завтра же пригласим эксперта из вашего ведомства, пусть рассудит… Все.

На часах 11-25. Быстрыми шажками входит секретарша и докладывает.

Елизавета Михайловна: Извините. На заготовительном участке рабочий пальцы отрезал. Да, на гильотинах.

Все расходятся спешно. Пожарный инспектор в одиночестве. Собирает свои угрожающие бумаги и вслух.

Инспектор: Я еще до тебя доберусь, умник.

На часах 13-40. Михаил садится за малый стол, разворачивает домашний пакет, достает из ящика стола большую глиняную чашку и идет с ней за чаем. Секретарь приносит лимон к чаю.

Михаил: Может угостить вас кусочком домашнего сала, Елизавета Михайловна, вкус удивительный .

Елизавета Михайловна: А как же моя диета, калории… Если позволите, шматик возьму, спасибо большое. Вам бы отдохнуть. Что… В 14-00 к большому начальству. Поешьте и на пять минут глаза прикройте. Вот так. Не было конфликта у меня с ушедшим Николаевым, он просто руки распускал, понимаете, поэтому… Уснул, бедняга. И ни одного мужского взгляда на меня, может, старею.

Семеновка. Татьяна в фартуке, с повязкой на голове для волос, в хорошем настроении, что-то напевает, движения энергичны. Замесила тесто, пошла к дворовой вишне плоды собирать, испачкав в красное лицо и руки. Сняла обувь, босиком осторожно по влажной земле ступила, аж охнула от удовольствия. Почтальон постучал, завалил стол письмами, журналами, газетами, всякой корреспонденцией.

Таня: Перевел все сюда, на свой ночлег, а не домой… Отпочковался, милый, быстро. А это кто к нам. Кажется, Муратова со своим мужем-режиссером, да тут и Котенкова Людмила.

Режиссер Голиков взял блюдце со стола и к малиновым кустам подался. Муратова своим поставленным голосом громко поведала подруге о цели визита.

Муратова: Этот Михаил - настоящий герой, а не сценический. Волнительный мужчина, одним словом. Я вся горю при встречах, представляешь, Людочка. Донесли, что женушка его вернулась, училка она, живут отвратительно. Поглазеть на чебурашку хочу… и маленько подзадорить своим вниманием муженька… Мой выдохся как режиссер, и мужчина тоже. Так что…Вот и она.

Таня все прослушав, накидывает платок на голову, завязывает углы по- деревенски, под подбородком, взяла тарелку с хлебом и направилась рябых цыплят кормить, которых Миша где-то приобрел. Она их громко созывает. Нечаянно увидела Муратову…

Таня: Кто к нам в гости, Валентина Васильевна и Людмила, отчества не знаю. Какими судьбами? Наверное, к мужу. А его нет, жаль. Может чай, малина свежая. Ой, мне бы автограф…

Муратова: Здравствуйте, хозяюшка, не ждали гостей? Спасибо, уже завтракали. А Мишелю передайте, что приходила, как обещалась, но, видимо, дела, не в обиде. В пятницу премьера, он знает. Привет передайте очаровательному супругу, милая. Курей разводите, и попугаев тоже, говорите, мило, мило.

Гости уходят, попугайчик на плече продолжает сидеть, с кем хозяйка и продолжает беседу.

Таня: Ну, что скажешь, Кузя, не верь глазам своим? Актриса благородных ролей, замужняя женщина - порочна в личной жизни. Миша ей, видите ли, по вкусу пришелся, соблазнить надумала. Не получится, милая, не позволим, правда, Кузя? Мой дуралей предложил режиссеру Голикову (в одном купе, понимаешь, ехали) использовать пустующий поселковый клуб для постановок молодыми своих пьес. В субботу премьеру первую ожидают, по Чехову, кажется. Обязательно пойдем. Билеты раскупили за день, цены смешные - 25 рублей. Обратил внимание на потрепанный вид дивы вблизи? То-то же, ты отвернулся от нее, значит… Не молчи, Кузя, выражайся… вот так, молодец. Привет, Миша, хорошо слышу. Нет, еще не обедала. Скоро. Все поел, и очень понравились шницели, отвык только... Мне тебя поправить надо, худющий стал от самостоятельности. Тебе теплый привет от Муратовой. Что, что, тебя воротит от ее внимания? Миша, по-моему я тебе самого главного не сообщила - ты самый, знай, хороший у меня. Все, разболталась с тобой... Обедать пойду, с Кузей.

Кабинет главного инженера. Михаил просматривает многочисленную почту. В папке от президента компании подписанный договор с олигархами Филоненко. Улыбается. Следующая бумага его потрясает, лицо вытянулось, глаза сощурились.

Михаил: Елизавета Михайловна, пригласите ко мне Проскурова Семена Ароновича. В литейке должен быть. Тесленко точно знает. Зовите обоих, срочно, пожалуйста. Вот это да, Миша. Так ошибиться в человеке. С виду скромненький,тихий...

В кабинет энергично входит Николай Тесленко, следом за ним плетется Проскуров Семен Аронович, худощавый, лет сорока с хвостиком человек в усах и с ярко выраженным горбатым носом, подчеркивающим национальную принадлежность. Вид у него виновато-скромный, тщательно уперся взглядом в тестер, который вертит в руках.

Михаил: Семен Аронович, вы написали заявление на имя президента компании с просьбой выделить вам квартиру в жилом доме для молодых специалистов, который в стадии окончания. Вы пишете, что в случае отказа вынуждены уволиться для поиска работы с жильем. И главное, ваш уход от руководства монтажом уникального проекта на литейном производстве может нанести непоправимый ущерб фирме, ибо заменить вас, Проскурова, некем. Одним словом, жилье вам понадобилось для спасения фирмы, так что ли.. Во-первых, идея создания проекта принадлежит, как и технического задания, Николаю Тесленко. Второе — вас поставили руководителем работ не только как специалиста, но и чтоб установить вам достойную зарплату. Поясняли это вам тогда, помните? В результате… на финише шантаж устроили. Передайте Николаю документацию…

Тесленко: Документацию в карманах и сейфах хранит, раздавая исполнителям индивидуальные задания, без стыковки…

Михаил: Ясно, готовились давно к этому, и напрасно. Дом распределен среди молодых рабочих и инженеров, отработавших пять лет. Квартиры субсидированы и даются в рассрочку, вы знали. Жаль. Вывод прост - руководить проектом будут с завтрашнего дня Белоруков и Глик, который сумел на бумаге запечатлеть сделанное и дополнить предстоящими работами. Как куда вам? Можете в бригаде остаться исполнителем, сами решайте. Или ищите работу с жильем. Все.

Двор в Семеновке, Михаил и Таня ужинают. На столе много зелени, овощей, фруктов. Кузя рядом с мишиной тарелки клюет, весело чирикает.

Таня: Такого изобилия витаминов, как в Семеновке, давно не видела. Притом все свежее, только сорвано, сочное, удовольствие. И все бесплатно, никто денег не взял. Как так, спрашиваешь? На базарчик, что на перекрестке, с Анной Петровной пошла, впервые же... Моя попутчица со всеми здоровается, о чем-то переговаривается, меня представила и все. Ни одна продавщица с меня денег не взяла, лишь здоровья моему Михаилу желали, беречь тебя велели. Еще симпатичной меня признали. Миша, что это, поясни? Нет, ругать их не нужно. Почему-то приятно было, знаешь. Чем завоевал ты их, и не знаю. Что, к восьми обещался с семеновцами встретиться, на часах уже без пяти? Иди, Миша, но помни и обо мне, ждать буду.

За столом у Василия несколько человек уже дожидались Михаила с озабоченными лицами. Из напитков был лишь морс.

Михаил: Петр Николаевич, вас пригласил по кадровому вопросу. Да, знаю, что 8 человек проходят практику на заводе и уже… Штатное расписание на 132 человека, сколько на сегодня оформлено? Задержка в отделе кадров и поездки. Понял. С завтрашнего дня инспектор по кадрам в Семеновке принимать будет, подготовьте комнату. Митя, сколько осталось до запуска участка, 22 дня? Хорошо. Каталин, будь здоров. Что-то много народу за столом осталось…

Василий: Это люди моей команды. Мы тебе изложим концепцию создания торгового центра Семеновка, который будет заниматься закупкой и реализацией фруктов и овощей, а также натурального молока сегодняшнего удоя, творога из неснятого молока, сливочного масла, сала домашнего приготовления… Фруктового морса, можно попробовать, на столе и… Технология его приготовления… Знаем, Михаил, что не разбираешься в кулинарии и торговле. К сведению, я артиллерист. Потерпи и дослушай, мы готовились. Основой нашего торгового центра станут мои автомастерские, которые из-за отдаленности не посещают. Помещение большое, капитальное, из шлакобетона, сам строил, почти год. Главное, есть подвал-склад со стабильной температурой… Подъемник.

На стол выставляются плетеные корзинки, картонные ведерки разных размеров с яркими наклейками СЕМЕНОВКА. Расторопная женщина заполняет тару фруктами, ягодами, овощами.Молочные продукты в своей посуде.

Василий: Разукрашенная машина, ты ее видел, в часы пик торговать будет у цирка и приглашать будет поехать… Творог попробуй, то-то же. Конечно, есть проблемы - деньги и деньги. Холодильники, подъемник, вот список. Смету тщательно составили. Понимаешь, люди поверили и несут деньги в общий котел, оформляем прием, хлопот - миллион.

Василий бросает пачку фотографий, все смотрят, что-то говорят, убеждая почему-то Михаила одного. Появляется в халате Катя.

Екатерина: У вас совесть есть, двенадцатый час ночи уже… Быстренько по домам, до свидания, надо же. Жили тихо, смирно, пока этот... Миша, тебя убьют, иди уже… Таня права, он неисправим, а вы способствуйте, на шею ему садитесь. Уехала его Таня, сама видела на такси, минут пять назад. Вот несчастье…Что он, негодяй, чтоб так над мужиком измываться? Конечно, с ней поговорю… Да тебя шатает, Вася, обними, слышишь… Распустили мы вас - жен позабыли...

Михаил, стремглав, в комнату ворвался - постель пуста, компьютер светится, а на нем.

 

Голосом Тани: Более не выдержала, голова от ожидания раскалывается, и опять, боюсь, сорвусь. Что мне делать, и не знаю. Я все время одна и одна. Зачем я тебе, тоже не знаю. Моим бываешь только в больном виде, лежачим, как в больнице... В здоровом виде я без надобности. Негодяй ты, Миша, давно знаю и терплю. Домой поеду, чтоб… Не знаю, что еще сказать, сам все знаешь. Кузя со мной поедет. Творог в холодильнике. Таня.

Ночь, тишина. Звонит громко телефон многократно. Татьяна босиком, спросонья направляется на кухню, берет трубку и хрипло.

Таня: Алло, да, квартира Федулова, что случилось? Нет его.

Миша осторожно берет у нее трубку и в чем-то убеждает собеседника, но, очевидно, безрезультатно, ибо недовольным трубку вешает. А Таня, повиснув у него на шее со спины, грозится.

Таня: Задушу незваного гостя раз и навсегда, чтоб впредь беззащитных женщин...

Михаил: Танюша, прости, пойдем со мной до общежития, что на Зелинского, пожалуйста. Да, оттуда звонили. В пути все и расскажу…. А за Семеновку прости, сама видела все, лучше не напоминать, говоришь. Не буду. Одеваемся, хорошо? А как мне одеться прикажете, мадам? Спасибо.

Миша на кухне сидя завязывает шнурки обуви, взглянул на настенные часы- 02-38, из спальни порывисто появляется Таня в длинной юбке и голубой блузке, волосы распущены, вид ослепительный, подходит к мужу и спрашивает.

Таня: Как я выгляжу, Миша?

Михаил: Ближе подойди, темновато, еще ближе... Ты прекрасна, Таня. Снял помаду, извини.

Взявшись за руки, наша пара бодро, махнув рукой на машину, пошагала по пустым улицам, молча, боясь расплескать зыбкое ощущение близости.

Увидев гостей, дежурная по общежитию поднялась, заволновалась и стала излагать в подробностях причину своего звонка.

Дежурная (молодая женщина): В 21-40 завалился этот мужчина в пьяном виде со странным мешком на плече и стал просить поселить к нам, пояснял, что на заводе работает, из дому ушел. Два раза падал навзничь, но сам же и вставал. Все извинялся, потом заплакал, сел в углу, где и спит. Вот... Документов нет, жена забрала, вас все называл, Михаил Семенович. Хотела милицию вызвать, но позвонила...

На полу, скорчившись и кряхтя, валялся Проскуров. Михаил его растолкал, намочил свой платок и обтер лицо, отчего последний стал что-то соображать. Увидя так близко лицо начальника, попытался подняться,

Проскуров: Прошу еще раз, нет, не пью, нализался. Заявление по жилью порвал, разрешите продолжить работу. Нет, домой не вернусь. Я таким не был. Что... спать... где спать сказали.

Михаил: Вы поступили правильно, позвонив, Галина. Свободная комнатушка есть? Отлично, поселите его. В 7-00 разбудите. Эти 500 рублей ему дадите в долг, а участкового попросите паспорт у жены изъять. Семен Аронович, быстро спать ложитесь, а то проспите. Нет, не обижаюсь, Галину надо благодарить, а не меня. Спокойной ночи всем.

Наблюдавшая все это Татьяна, извлекла из миниатюрной сумочки шоколадки, которыми угостила Галину, Проскурова и Михаила.

Михаил: Не представил - моя жена Татьяна Алексеевна. Спасибо за шоколадки.

Галина: Очень вкусные, неудобно еще брать, но если настаиваете... Вы очень красивая, Татьяна Алексеевна, даже не представляла, что у Федулова...

Таня. Может быть женщина. Разве он хуже других, недостоин? То работа, милая, а я и дети - семья. Галина, по-моему, этот герой голоден – видели, как шоколадку проглотил. Может, мы привезем. Брат ваш в 23 комнате проживает, а у него холодильник всегда полон, тогда ОК.

Татьяна взяла мужа за руку, оторвала от героя и повела послушного на выход. Ночь была сказочной, с луной, звездами и влюбленными парами на скамейках. Они присели на свободную под липой, сблизились очень, поцеловались, рассмеялись.

Михаил: Две комфортабельные квартиры, автомобиль, а на скамейке лучше - природа помогает, молодежь вокруг. Что-то же и нас с тобой сюда потянуло после, казалось бы, неизбежного развода. У нас с тобой, Танюша, второе дыхание открылось во взаимоотношениях, в чувствах, которые сохранили. Посему расцеловать позвольте ваши губки объемные, в которых утопаю.

Таня: Миша, перестань. Помню с молодых лет твои комплименты - глазищи, что у совы, цвет лица - недозрелый персик, губы - примата африканского, ума - кот наплакал. И как ты еще поцеловать такое просишь, очень даже просишь и правильно, каждый день проси.....

Таня и Миша целуются, ее ручка дергает его за ухо, чтоб не увлекался сильно, смеются... К нашей паре вплотную подходят двое крепких парней и две девчушки.

Бритоголовый парень: Почем любовь сегодня, дамочка. Заплати ей, папаша, и деру давай... Нам извинится, ты что...

Бритоголовый размахивается и врезается в липу, Миша увернулся вовремя. В атаку вступает длинноволосый верзила, пытаясь свалить противника, но падают оба, сцепившись, нанося удары друг другу. Бритоголовый очухался и пытается ногами наносить удары. К дерущимся подбегают Таня, бегавшая в общежитие, Галина и Проскуров в майке. Последний схватил ловко бритоголового и стал, что называется, головой наносить удары такой частоты и силы по морде наглеца, что, казалось, тому конец скоро. Кабы не Галина, сумевшая длинноволосого обезвредить ударом кирпича по голове, утихомирила и Проскурова. Четверка победителей вернулась в холл общежития. Вид у героев был не очень. Голова Семена Ароновича была вся в крови от собственных ссадин и ран противника, майка разодрана, тяжело дышал. Миша с синяком под глазом и опухшей губой шумно комментировал драку

Михаил: Наглецы получили по заслугам, не ожидали от папаш. Вам спасибо, Галя, за помощь, а Семену Ароновичу особую благодарность, что обратил в бегство бритоголового. Вот это мастерство, где этому научились.

Проскуров: Да нигде, улица детства уроки давала... Пацанов всех бьют, особо слабых, хилых, каким был я, да и родимое пятно всех раздражало.

Галина: Какое пятно, национальное, говорите. Извините меня, не сообразила. Зато отпор какой научились давать обидчику в вашем уже возрасте. Вам 43 в августе стукнуло, опять ляпнула...

Таня: Мужчинами горжусь. Да, пострадали, но с честью. Поздно-то как, скоро подъем. А спать когда? Семен, вы молодчина... Нет, провожать не надо. На такси можно, если...

Михаила развезло от усталости, еле ноги волок, глаза слипались, опирался на жену. Без особого труда уложила мужа в постель, раздела и пробурчала.

Таня: Утром же диванчик вынесу из кабинета, кончилась твоя вольница, милый, до конца дней твоих, дорогой. Подвинься, драчун, немного, вот так. Не проспать бы только... Прижмусь чуточку носом к спине и никаких снотворных, испытано... все.

Татьяна проснулась после девяти, завтрак был на столе, записка лежала с пожеланием хорошего аппетита и обещанием на обед заехать, Танюшу повидать. Жена быстренько к холодильнику, и закрутилось колесо семейное в правильном направлении, ибо правильно озабоченная женщина горы свернет, иногда. Конечно, обед был на высоте, хозяйка блистала красотой и радушием, ну а муж попросту восторгался этим.

Михаил: Танюша, было все очень вкусно, спасибо. В районе 15-00 с копейками собираюсь в Семеновку, могу захватить, если есть желание проехаться. Отлично, позвоню предварительно. Побежал.

Проходная фирмы. Федулову путь преграждает женщина, крепко-крепкая, с очень суровым лицом и поставленным голосом.

Женщина: Здравствуйте, я Проскурова Вера Ивановна - жена Семена Ароновича. Не ожидали, думали, вам так сойдет разрушение семьи подполковника в отставке. Хорошо, отойдем в сторонку. Так вот, это ничтожество отказалось от квартиры, но я, как жена, и сын мой, нуждаемся в жилплощади. Как советская власть кончилась, говорите, да я на вас при любой найду управу. Желаете мне успеха, не стоит, затаскаю... Как ко мне не вернется муж...

Михаил прямиком на склад сбыта направился, где приемка, упаковка и отправка продукции проводилась почти вручную при высокой технологии производства. Громадный полутемный подвал был весь уставлен столами упаковки, клейки, обвязки и тележками транспортными. Множество дам в мрачных синих халатах трудилось на финишной, допотопной операции. Начальник отдела сбыта - очень высокая, активная женщина, Жанна Ивановна, бодро сообщила.

Жанна Ивановна: Отправка продукции идет с опережением, зависим от сборщиков, которые иногда... Что, претензии нет, две только в декрет ушли. Подбираем замену. Воздух, говорите, не очень - это от клея, не тот завезли. Будьте тоже здоровы. Чего искал, спрашивается,.. Ищет, ходит - план же выполняем.

Михаил: Да, Николай, помню. Выезжаю уже. Все в порядке у тебя? До встречи.

В переоборудованном коровнике шли последние приготовления к запуску сборочного участка модулей изделия К-1. Более ста женщин, завтрашние обученные сборщицы, наводили марафет в полном смысле. Подъехал Федулов, обошел бытовки, склад, вошел в цех, сел на рабочее место.

Михаил: Здравствуйте, заводчанки. Дожили вот, завтра запуск с утра. Волнуюсь чуть-чуть, но не за вас, а за детей ваших, чтоб здоровыми все завтра были. Какие же вы красивые, впервые вижу таких, как на подбор. Все у нас должно получиться, обязательно, правда? Удачи вам, коллеги.

Семеновка. За окном еще ночь, на часах 4-00. Михаил, потягиваясь, садится к компьютеру, покашливает. На экране графики, таблицы, которые внимательно просматривает, временами ворчит про себя тихо. Голосистые семеновские петухи перекликаться начинают, напоминая о наступлении нового дня. На часах 6-15. Федулов быстро складывает ноутбук и кладет его рядом с сумкой. Привычно быстро побрился, сварил чай, бутерброды нарезал, в ладоши хлопнул, зовя жену к завтраку. Звонит телефон.

Михаил: Доброе утро. Как и договаривались, после обеда прилечу. Позвоню сразу же, Валентине Васильевне привет передайте.

Таня: И от меня Муратовой привет передай.

Миша: Это Харченко жена, а не...

Таня: А на спектакле с тебя глаз не спускала Муратова, про Эзопа- мужа забыла на сцене, как тот ни старался. Что, не так, скажешь? На аплодисменты лишь тебе поклоны отпускала, улыбаясь. Посмешищем меня сделали. Значит, повод давал. Куда так нарядился, в Киев. Со мной в мятой клетчатой рубахе, а тут... Можешь переодеть... Нет. Мне и ехать некуда и не к кому. Сама доберусь. Что за конверт кладешь, нашел время. Ночью сбежал от жены к ноутбуку, соскучился. Молчишь, нечего сказать... Кашлять нечего за едой, заплюешь все. Надоело только больным тебя дома видеть. Хватит. Живи, где хочешь, мне это все равно, но без меня. Муратовой своей привет передай и скажи, что свободен отныне. Слушать тебя не желаю, наговорились за столько лет, и что...Уходи.

Кузя бросает камушек в чай хозяйки, обрызгав ее всю. Она утирается.

Таня: Заступничек нашелся, друга обижают (второй камушек бросает Кузя). Да пошел ты...

Миша молча берет вещи, уходит. Его чашка чая полна до краев. Таня вскрывает конверт, там документ о передаче ей дома в собственность со всеми печатями нотариуса. ..

Таня: И слава богу, определилась. Взять себя в руки надо. Негодяй, шашни заводит у всех на виду с актрисой и хоть бы покаялся. Возгордился, начальником стал великим поселкового масштаба. Видит бог, хотела мира, семейного уюта, терпела все его заскоки, не оценил. Ну и пусть. Ему же хуже будет... Все, убраться и домой поеду, с меня Семеновки хватит. Ноги моей не будет здесь. Спасибо, Кузя, (он Тане салфетку принес) слезы вот потекли вдруг. Ты хороший друг, Кузя, прощай. Дай еще салфетку. Кажется все.

Приземляется самолет из Киева, объявляется по громкоговорителю. В толпе прилетевших странно медленно шагает Михаил, утирает пот, закашлялся сильно. Садится на стоянке в свой джип, заводит и медленно едет. Останавливается у обочины и звонит.

Михаил: Василии, да это я. У аэропорта. Плохо мне, не вижу, голова, домой добр...

Катя садится в машину скорой помощи, забравшую невменяемого Федулова. Реанимация. Михаил укрыт до подбородка, его трясет, глаза закрыты, капельница, кислородные трубки в носу. Пришел врач, осмотрел, потрогал и флегматично констатирует.

Врач: Предполагаю в тяжелой форме вирусное воспаление легких. Подхватил солидную дозу. Да, в предбанник перенести, а пока аспирин, анализы, снотворное. Утром уточним.

Два здоровенных парня в коричневых халатах покатили койку с больным через коридор в полуподвальное помещение, где довольно грубо Михаила скатили в железную кровать с высоким ограждением по периметру. Его полностью раздели и запеленали, предварительно накидав прокладок ниже пояса, в холодное, влажное серое одеяло. На голову серую вязаную шапку напялили.

Парень: Пиши на табличке номер 813, счастливый, значит. А ты, больной, чего захочешь, не ори, делай в эти... На сутки хватит. Не соображает. Привет, дядя Федя. Все, пошли в столовку, жрать охота.

Свет выключили, лишь дежурная лампочка тускло и сиротливо висит на проволочке. Миша не видит, но явно слышит беспомощный стон соседей. К нему вплотную подошел пожилой мужчина, дядя Федя, с сумкой на плече. Нагнулся, включил карманный фонарь, тщательно разглядывая Федулова.

Дядя Федя: Михаил, это ты. Я тебя точно узнал, друг. Меня не признаешь, не видно же ни хрена. Что, голос мой знакомый, говоришь? Афанасьев я, Федор Васильевич, телецентр монтировали, помнишь? Молчи. Да, попал ты в предбанник, дальше уже... некуда....Что, холодильные установки обслуживаю... Когда ногу потерял. Разболтался с тобой, мне срочно к Марковичу пойти надобно, за подмогой. Выпить дать... Дурак я старый, побежал... но я вернусь, не дрейфь.

Городская квартира Федуловых, окна распахнуты, ковры свернуты, гудит пылесос. Хозяйка с остервенением извлекает мужскую одежду из шкафа и заполняет ею черный мешок, утрамбовывает. Предварительно телевизор его нарядной майкой протирает от пыли. Звонит громко и долго телефон. Наконец, услышан.

Таня: Привет, Люда. Капитальную уборку вот затеяла. Дома я, пылесос гудел. Не знаю, где он, и знать не хочу. Когда видела....В гробу, подлеца, я бы видела... Почему скоро там будет. Какой реанимации... Где, в больнице городской... А я, я... сейчас... Ой, мамочка.

Таня хватает одежду, одевается, мешок с его шмотками в шкаф запихивает, руки трясутся, движения судорожны, спотыкается об ковер, больно, вскрикивает, плачет…

Таня: Только не это, нет, не может. Не опоздать... Где ключи, куда... Я успею, Миша, я должна все объяснить, миленький. Деньги, такси взять... Алло, алло, такси срочно, адрес...

Больница, печальные лица родственников, тихий говор, заискивание с медперсоналом, шарканье ног ходячих больных в безразмерных халатах цвета засохшей грязи, специфические запахи болезни.

Таксист: Приемный покой здесь, гражданочка. Вас подождать? С реанимации, правда, не скоро домой. Всего хорошего.

Таня: Алло, Катя, здравствуйте, да. У приемного покоя. Жду.

 

Катя: Что так поздно? Да отходит он уже, в предбанник отправили, отмучился,.. Люда только тебе позвонила. Утром звонил Миша, говоришь, тебе, не ответила. Выгнала в очередной раз, да... Шла бы ты отсюда, Таня, подальше. Черный наряд готовь, красотка... Без тебя Семеновка справится. Зачем повидать, поздно, наверное... Уходи...

Таня: Не уйду. Сама знаю, что стерва, но Миша мой... бог, понимаешь, больше жизни его… словами не объяснить... Я должна к нему... что, не пускают... А как... Он бы обязательно придумал... нашел выход…

Таня порывисто убегает и возвращается вскорости с тряпками в руках и ведром со шваброй

Таня: Посиди пять минут, Катя, я сейчас еще…

Таня опять убегает и возвращается наголо обстриженной, неузнаваемой. Быстро напяливает на себя тряпки, превратившись в зачуханную санитарку с треугольной косынкой на голом черепе

Катя: Ты что наделала, чучело, зачем постриг... Такой волос был, украшение!

Таня: Ни к чему красота, коль Мишка здесь. Я побежала. Катя, детей, наверное, вызову после свидания, как думаешь?

Таня обувает резиновые сапоги, берет ведро со шваброй, Из сумки духи достает «КРАСНАЯ МОСКВА», обильно душится.

Таня: Его любимые.

Катя: Малахольная ты баба, ни пуха. Туфли твои возьму... Не беги так... Звони, Федулова.

Полуподвал. Рослые санитары переносят тело больного на тележку.

Санитар: Дима, номер сними и положи в тележку. Еще толстушка померла за номером 760. Нет, счастливый еще рукой шевелит. Эй, ищешь кого, жениха что ли? Новенькая. Стой, не убегай... вот дура.

К кровати за номером 813 подходят две фигуры, одна прихрамывает. Афанасьев снимает вязаную шапочку с головы больного, нянечка ведро роняет, взвизгнула, тряпкой рот закрыла, убирается.

Афанасьев: Отойди и не шуми, женщина. Давиду Марковичу больного осмотреть надобно. Подалее убирайся пока. (Таня быстро уходит за колону, моет пол). Вот, Маркович, это и есть мой друг. Тележку мою видел самоходную - его работа, да не только... Помоги, очень... Что, помолчать? Слушаюсь... Женщина, тебя же попросили уйти, а ты опять. Исчезни.

Маркович: Состояние, прямо скажем, критическое. Организм уже не в силах с этой пакостью бороться, а лекарства, губительные для вирусов, лишь шведы освоили. Стоимость баснословная, да и нужны сегодня, завтра поздно... Липатов, знаешь, выкарабкался. Конечно, есть еще таблетки у него. Ты с ума сошел, Федя. Никогда, я же доктор...

Афанасьев: А я - босяк, да. Человек же помирает, а ты - никогда. Давай лучше продумаем, как незаметно... Что ты замолк, Давид, думай.

Маркович: Ты мне мешаешь, Федя. Мои витамины очень похожи на шведские. Лишь бы руки не дрожали, понимаешь. Коньяк буду, но после... Нет, не боюсь. Как кто - Липатов, хозяин рынка. Я пошел, и ты со мной, что ж…

Пожилая пара удаляется. К кровати тут же Таня подбегает, щупает лоб, подушку поправляет и очень тихо.

Таня: Здравствуй, Миша. Наконец-то нашла. Меня и не признать в таком облике....Смотри (она снимает косынку и близко нагибается к нему, к открытым невидящим глазам), Миша, ты видишь меня, Миша? М И Ш ААА.

Таня на полу. Приходят заговорщики. Сажают на свободную постель Таню, шлепают по лицу, дают попить.

Афанасьев: Ты кто ему, женщина, не молчи. Что ж, охрану вызовем. Жена, значит. Помогать будешь доктору, чтоб лекарство больной принял. Приподними ему голову, вот так. Пои раствором по капельке, проси, кричи, но главное - все в него влить.

Доктор: Невидящих глаз испугались, так это он в коме. Сердце тикает. Наша задача вернуть из небытия к нам, чтоб с проклятой побороться...

Афанасьев: Дима, санитарка у больного дежурить будет. Как зачем, доктор Пархоменко его списал, вопрос лишь времени, говоришь. Тебе она мешает, нет? С нового года, Дима, мне помощника введут, готовь инструмент. Мне больной - друг, понял, а ему жена она, учти ситуацию - выжить должен. Надеюсь. А вы, дамочка,.. Хорошо, Татьяна, не дрейфьте, одну вас не оставим, мы с доктором в моей мастерской ночевать будем, покажу. Зовите в случае, да мы и сами наведываться будем. Не боитесь здесь? Хорошо, мы пошли.

Старики уходят, Дима приносит постельные принадлежности на свободную койку, жестом Татьяне показывает, что прилечь можно...

Таня: Кажется, сам глотнул уже. Спасибо вам. Хоть бы моргнул.....

Дима: Все будет ОК, увидите. Это же какой доктор дежурит - сам Маркович, понимаете.

На мобильнике 03-46 .Таня утирает мужу лицо, укладывает его, укрывает. Сама прилегла на кровати, задремала. Приходит доктор, щупает больного, проверяет чашку с капельницей, укрывает Таню, уходит. На мобильнике 4-40, Федулова лежит рядом с мужем, теснится, что-то шепчет ему. Подошедший доктор грозит ей пальцем, она пытается сойти, но Маркович ей остаться велит.

Доктор: Вернуть его надобно, дамочка, к жизни, затянулось, но как прикажете? Может, как в прошлом году - криком о помощи? Чуток подождем еще.

Малые оконца полуподвала серыми стали от наступающего утра, санитары повезли очередного покойника. Таня решительно вскакивает, поправляет одежду, двумя руками, по привычке, волос хочет поправить, ухмыльнулась, достает мобильник из сумки и удаляется вглубь, в сторону морга (табличка на дверях).

Таня: Квартира Тесленко. Пожалуйста, Николая пригласите к телефону. Федулова. Коля, здравствуй, в больнице мы. Есть просьба... (она прикрывает трубку и тихо наговаривает). Все, Коля, понял, ровно через 5 минут. Сверим часы, пошла... Позвоню.

Татьяна подходит к постели мужа, долго всматривается в лицо, глаза прикрыты, дышит тяжело, руки вдоль тела лежат беспомощными. Она достает из кармана мобильник, включает его на максимальную громкость, кладет его на подушку, близко к уху... Присаживается на его кровать, потирает нервно руки в ожидании. В мертвой тишине предбанника раздается громкий звонок, второй, лишь после третьего…

Михаил: Федулов, кто…

Таня включает громкоговорящую связь.

Тесленко: ЧП, Михаил Семенович, пожарник шестой закрыл из-за бензина, на уговоры не идет.

Михаил: Сбрендил пожарник... Я сейчас…

Михаил открывает глаза, осмысленно осматривается. Таня отключает мобильник и пытается своими большими глазами поймать его взгляд, он отворачивается и говорит.

Михаил: Вы кто, женщина,(кладет руку на голую головку)

Все, Татьяна, изможденная и опустошенная падает ему на грудь и ревет белугой. Утирает платком свои слезы с его лица, еще раз заглядывает ему в глаза и пошла скороговоркой ему излагать в подробностях страхи прошедшей ночи. Он же прижал ее к себе и молча слушает.

Маркович: Ну что, дамочка, дозвонились до того света? Молодец, возьмем на заметку. Федор, тебя больной просит.

Михаил: Васильевич, отвези домой, пожалуйста. Умру я среди покойников. В мозгах опять помутнение. Доктор, помогите нам выбраться. Не слышу ничего…

Афанасьев: Давид, Давид, не молчи... что, машина будет? Дима, тачка нужна, срочно....

Через несколько минут появляются Дима с напарником, которые осторожно больного на носилки перекладывают и несут к машине скорой помощи. Старики дают Тане визитные карточки, таблетки малюсенькие с наставлением, ее телефон записывают и провожают к машине.

Татьяна: Спасибо вам за все. Как куда ехать - в Семеновку, а там.....

Машина, включив сирену, помчалась к огням большого города, где все шумит и вертится без оглядки на предбанник.

Магазин «СЕМЕНОВКА» выглядит современным, рядом стоянка машин, над входом плакат «натуральные продукт», несколько столиков заняты покупателями, пьют морс. За одним из них Татьяна с Екатериной ведут беседу, лица озабочены.

Катя: Чем недовольна, подруга, вытянули же его? Давление норма, не температурит, кашляет, правда, и вестибулярный еще... Девятый день только пошел, конечно, слабенький еще, дай очухаться. Что-то не то, говоришь, душевно у него, а что приметила, Тань?

Таня: Да он как обесточенный, не светится совсем. Всю ночь в постели лежит, не вскакивает, к ноутбуку не подходит, паинька, одним словом. Днем молча сидит под вишней, прикрыв глаза. Меня не трогает, не задирает. Я уже и так и этак задеваю мягкими местами его — ноль внимания. Не таков мой Мишка, я-то знаю. Перекрыли ему кислород, запретив с людьми общаться, дабы не расстроить, не волновать... Его надо, Катя, вернуть к деятельной жизни, привычной, и не отговаривай меня (Катя молчала). Звоню на работу Николаю, вот парень, олигархам звякну, которые меня достали уже. Василию сама скажешь, что жизнь продолжается, а то мне и поскандалить не за что, увяну.

Катя: Не смей более скандалить, Таня, забудь. Платок сними, парик тебе купила вот. Хороша стерва, все к лицу тебе. Разбежались, коль спешишь.

Миша в шезлонге под вишней дремлет, Таня с Митей стол волокут, к существующему приставляют, стулья пластмассовые расставляют вокруг, пепельницы, воду ставят. И вовремя, ибо машины притормозили к назначенному сроку. Приехали Белоруков с Матлаховым, Тесленко, Проскуров, братья Филоненко, зам. по капстроительству Корнева. У всех в руках папки, бумаги, на лицах нерешительность. Михаил в спортивных брюках, футболке, поздоровался со всеми.

Михаил: Зная вас, понимаю, что не только навестить меня приехали, проведать. В глазах Семена Ароновича сплошные вопросы прыгают, ответа ждут. За стол рассаживайтесь, уважаемые коллеги, я же, извините, переоденусь быстренько, надо.

Михаилу жена подала джинсы, клетчатую глаженую рубаху, рукава закатила, туфли разношенные принесла, причесала и растрепала не густую растительность на голове, крепко обняла и поцеловала. Глаза у мужа загорались привычным блеском деятельного человека. Миша же подвел свою красавицу жену к большому зеркалу, где отражалась счастливая женщина, встал у нее со спины, положил свои ладони на прелестные груди, прижал и поцеловал в шейку. Она быстро вырывается и грозно.

Таня: Беcстыдник ты, Миша. Иди уже, ждут. Не ожидала от интеллигента похабства этакого. Ушел? Почаще бы грешил, Господи. Парик ничего, идет мне, правда.

Михаил: С кого начать прикажете, господа?

Белоруков: Отпусти богатеньких сначала, Миша, прости, Михаил Семенович. У нас с Константинычем не срочный, можем подождать. Установочку принесли конденсации воды из воздуха, на твоих холодильниках собрана. За счет скоростной турбинки, Миша. Вес прибора 600гр. Пробовали, до 2 л/ч. Да, мы уже рассказали, можем и показать. Источник питания аккумулятор, но расход энергии на порядок меньше... Да, шумит турбинка, хорошо, подработаем. В понедельник к нам зайдешь, будь. Таня, тебе привет от Лизы…

Таня вручает Белорукову и Матлахову небольшие красочные лукошки с клубничкой, заранее купленные в магазине своем. Ставит морс на стол, включает фонарь на столбике у стола, безрукавку накидывает на плечи мужа, исчезает.

Михаил: Я пригласил вас, братаны, чтоб не за глаза, а туточки обсудить нашу кандидатуру на должность технического руководителя строящегося завода. У уважаемых братьев Филоненко возникли сомнения после полученной информации из полиции, порочащей Проскурова, нашего кандидата. Так, господа?

Филоненко Олег: Работу такого масштаба доверить человеку с репутацией запятнанной?

Проскуров: Я же не знал, зачем сюда поехали, но это правда, я был пьян, пусть даже впервые, поэтому, извините, не подхожу анкетно, богатенькие правы.

Вскакивает Тесленко: Нашли алкаша, мы же с Федуловым сказали, что ручаемся...

Проскуров: Нет необходимости на поруки меня брать, господа, а за доверие спасибо. Я домой, Михаил Семенович, выздоравливайте. Слышу, Татьяна Алексеевна, к вам иду.

Филоненко: Может, перегнули, но лучше подстраховаться, правда, Михаил?

Михаил: Это был божественный шанс, в десятку, а вы - милиция... Профукали, господа. А сейчас несколько слов о наборе и подготовке кадров для нового предприятия, где профессии понадобятся уникальные, редкие. Поэтому считаю необходимым предложить вам закладку жилых домов на 60-90 квартир для сдачи их в аренду специалистам. Недвижимость ваша...

К столу, на огонек, неожиданно Муратова с мужем подходят, театрально шумно, с улыбками.

Муратова: Всем добрый вечер, и прощения просим за вторжение. Мы ненадолго, только Мишеля поприветствуем и пожелаем здоровья. Еще вот билеты принесла на Анну Пузыреву, концерт дает в театре. Нет, Мишель, сама не пойду, репертуар не мой. Не обижаюсь, но, пуркуа?

Михаил: По ящику показали на днях дворец ее, роскошь Пузыревой, что и царю не снилось. Пуркуа, спрошу и я, такие гонорары ей, когда мои талантливые специалисты в хрущевках живут, а вы сами с оплатой своей нищенка в сравнении. Это дискриминация, говорите. Таня в квартире. Что, Эдуард, еще пару слов добавить хочешь? Дадим режиссеру пару минут, господа, он человек дела.

Режиссер Голиков: У меня в труппе есть брат с сестрой, близнецы, молодые актеры с перспективой. Вот они по стариной традиции по субботам хотят у магазина СЕМЕНОВКА, где покупатели за столиками, с балаганчиком выступать без оплаты. Репертуар, куклы есть, нужно лишь разрешить им и будочку небольшую поставить. Не понял, молодой человек. К вам обратиться, спасибо за визитку, если ваш шеф не возражает. Он согласен, правда, Миша? Пока.

Звонит у Тесленко мобильник

Тесленко: Извините. Да, слушаю. Кандидатуру нашего представителя в совместную фирму уточняем. Есть претендент, да. Завтра позвоню. Это немцы, Михаил Семенович. Есть остаться.

Михаил: Мы остановились на строительстве жилья в аренду... Что, Леонид Петрович, желаете с братом вернуться к Проскурову? Не знаю, не знаю, говорю, как после... Могу попробовать при условиях - не вмешиваться в его работу, снять квартиру ему в Семеновке, служебную машину. Хорошо, иду

Михаил уходит в апартаменты, олигархи с кем-то перезваниваются. К столу подходят режиссер с молодыми людьми

Голиков: Извините, молодой человек, зашел за покупками в местный магазин, а там мои коллеги Пальцевы, Светлана и Володя, помните, давеча за них просил. Ничего, что привел? Тогда еще раз...

Николай Тесленко молодых гостей посадил за стол, предложил морса попить.

Тесленко: Начну с того, что мне понадобится разжевать вашу просьбу, от театра очень далек.

Володя: Зато к Светлане близко подсели, господин спонсор. Я очень прошу не с этого начинать.

Николай пересаживается на дальнее место стола, улыбается

Тесленко: Принесли эскиз или чертеж, уважаемые, выкладывайте, а за сестру не переживайте, на километр не подойду. Что у вас, ничего нет? Да, Тесленко слушает, через 30 минут на заводе буду. Вот листок бумаги, набросайте, не умеете? Сегодня не могу, завтра к 10-00 у магазина буду и там на пальцах объяснить подготовьтесь. Все нормально, Володя, не обиделся. Побежал.

Светлана: Ну как, братик, меня дурой выставил... Пошел ты, знаешь куда. Нужна я ему, как...

Возвращаются Михаил и Проскуров.

Михаил: Семен Аронович внял моей просьбе и дал согласие на эту работу. Жилья ему не требуется, женится на красавице с подворьем в Семеновке в ближайшее время. Машина понадобится. Уже пригнали Рено, говорите, для технического руководителя, молодцы. Тогда за дело. Кто к нам в гости, Танюша? До свидания, господа капиталисты. Какими судьбами, Галина?

Галина: Извините, но забеспокоилась за Семена... Ароновича. Уже знаете. Мой 15-летний Юра от него ни на шаг, таким же мастеровым хочет стать. У меня семья образовалась, на Крутой улице мой дом, от родителей, где и проживаем. Милости в гости просим. Наболтала вам. Пойдем, Сеня, коль можно уже.

Таня: Может, подвезешь их, Миша. Что, своя машина? Я так рада.

Проскуров: Это правда, Галя. Садись в черный Рено - это наш. Плакать зачем.

Галина утирает слезы радости, целует Таню, подходит к Федулову.

Галина: Спасибо вам за все. И еще у нас радость. Я в положении, ждем сына, Ароном вот решили назвать. У Сени первый будет. Кабы не драка тогда с пьянкой… Бывшая на развод подала, с китайцем сошлась, торговцем. Не беспокоит. Еще с работой хотела...

Проскуров взял Галину за руку и потянул к выходу. Обошли машину вокруг, помахали на прощании Федуловым и уехали.

Таня села близко к мужу, чтоб в глаза заглянуть, настроилась на серьезный лад и выложила.

Таня: Миша, хочу серьезно с тобой поговорить, хорошо. Смотри на меня, вот так. Стыдно признаться, но я точно беременна, первого на аборт записалась. Почему-то боюсь, раньше смелее была. Мне…

Миша: Аборта не будет, Танюша, даже не думай. Рожать тоже боишься, нет? Вот и хорошо. Ты молода еще, детей любишь, подтянемся на второй заход. Как думаешь? Мне решать, говоришь. Тогда вперед, под мою ответственность. Конечно, странно, но, коль случилось, приму с радостью.

Таня: Столько думала об аборте, а тут нате, мама молодая. Наверное, правильно, но мне настроиться нужно. Еще прошу твоего разрешения дом у Люды купить, этот, наш. Городской детям отпишем. Все деньги у меня, ты знаешь, посчитала, хватает. Ходила в школу еще, что за углом, учительствовать буду в младших классах, если не возражаешь, без ущерба для семьи, что главное для женщины. Это я поняла и, надеюсь, усвоила. Думала еще детей перевести в наш университет, домой вернуть их. Не получилось, не хотят. Ко дню рождения приехать пообещали, да и мама навестить грозилась. По-моему все выдала, что продумала, пока болел. Миша, ты меня не бросишь, правда? я очень этого боюсь. Смеяться нечего, я серьезно.

Михаил: Не настолько же я негодяй, чтоб бросить беременную жену с такой прелестной прической. Не бывать этому никогда, Танюша, я твой до смерти, учти. Только душить преждевременно не надо, целовать можно.

Раннее утро в нашем дворике, подросшие рябые цыплята подошли близко к Тане, блины жарящей, щебетать начали, напоминая о еде. Кузя суетится и ворчит у горячих блинов, которые очень любит, пытается отщипнуть, но обжигается, ругаясь. Накормив кур, хозяйка в светлом халатике с подросшей солдатской прической на голове, сервирует столик к завтраку.

Таня: Кузя, зови друга к столу, пора… Доброе утро, Миша. Опять ночью к компьютеру бегал, мало ли чего разрешила, и поворчать жене не дадут. Здравствуй, Вася. Скажи, может беременная женщина с мужем позавтракать вдвоем только? Может. Две минуты всего, так и быть, давай. Завтракать будешь, Василий? Привет, Катя, здесь твой. И у тебя блины, тащи к нам, веселее будет. Живот, как на дрожжах в рост пошел. Правильно, что тоже задумались.

Наклонившись к Михаилу, Василий быстро выкладывает.

Василий: Вот, решил поделиться, давно не виделись. Центр хорошо набирает обороты, расширяем ассортимент, хотим еще землицы прихватить в аренду, кафе наше популярным стало, особо с появлением балаганчика. Стоять негде вечерами. Артистам зарплату установили. Но я о главном, к автомастерской вернуться хочу, мне работать надо руками, понимаешь. Клиентов навалом будет теперича. Как ты смотришь на это? Спасибо, друг. Еще, Михаил, не дюже зарывайся с работой, поберегись, что ли, немного, не забывайся. Будь.

Все разбежались на работу, Татьяна продолжает сидеть за столом, не спеша посуду складывает в миску, Кузя от блинов не отходит, но и не ест их, насытился, видимо. Раздается звонок.

Татьяна: Кто бы это с утра, заходите, не заперто.

Во двор входит молодая женщина в длинном платье с русой косой до пояса и громадными открытыми вовсю зелеными глазами. Неловкость ощущается во всем ее облике.

Незнакомка: Здравствуйте, я ищу Николая Тесленко, он нам балаганчик соорудил, на заводе работает, каком не знаю. Но мы здесь познакомились, поэтому сюда пришла. Не очень близко знает меня, три раза виделись. Я Светлана, играю в балаганчике с братом, а Коля обещал на премьере быть... Но почему-то не пришел, может, случилось что. Что, садиться? Спасибо. Простите за... Как в больнице лежит, я чувствовала (глаза ее увлажнились мгновенно) его боль все дни, места не находила... Мне к нему бы попасть, помогите, пожалуйста. А что у Коли, как он?

Татьяна: Кровь нехорошая, положение очень неважное, но кризис, кажется, миновал. Сиди тихо, сейчас доктору позвоним. Давид Маркович, здравствуйте, это Таня Федулова, узнали. (Таня включает громкоговорящую связь). Простите, доктор, с мужем нормально, но как у Тесленко дела, очень бы хотела знать.

Доктор: Хвастать пока нечем, но худшее, кажется, позади. Николай душевно сильно подавлен, плохо ест, и это беспокоит. Телевизор ему поставили, компьютер... Ищем…

Таня: Скажите, доктор, девушка может посетить больного, сегодня, ну через час.

Доктор: Если любящая, то можно. Светой, говорите, зовут, хорошее имя. Вы мне, как доктору, не ответили, любит ли она больного.

Таня: Уточним на месте. Молчит она, не сознается, но похоже... И эти слезы в глазах.

Доктор: Давайте ее сюда к 11-00, уложится? Хорошо, палата 43, привет мужу передайте, пока.

Света: А как мне к нему зайти, может, меня и видеть не желает, почти не знакомы, понимаете... А я…

Таня: Держи блины, хорошо заверни в полотенце, мед возьми, а яблок бегом в мешочек с дерева сорви, поняла. Скажешь, Татьяна Алексеевна тебя еле упросила в больницу сходить. А там... ты женщина, Света, сама разберешься. Действуй, девуля.

Света с котомкой в руках благодарно целует хозяйку и бежит на выход. Татьяна продолжает убирать стол, подлетает Кузя с ромашкой в клюве, садится на стол.

Таня: Спасибо, пахнет чудесно. Видел красавицу? То-то же, это начало нового романа, Кузя, который только-только начинается. Пожелаем удачи им. Который час у нас? О боже, десять уже, а тебе, болтуну, хоть бы что. Бегом на кухню!

Тот же двор, стол уютный , обедают хозяева и их друг Кузя. Звонит мобильник Татьяны.

Таня: Здравствуй, Николай, рада тебя слышать. Понравились, значит, блины, на здоровье. Дома Миша, сейчас кнопку включу.

Тесленко: Здравствуйте, Михаил Семенович, чуть легче. Просьба есть, с разработкой Родина хотел бы ознакомиться, не успел. Нет надобности завозить, Светлана завтра за папкой к Татьяне Алексеевне зайдет... Спасибо...

Татьяна: Жить будет Коля, ибо есть любящая женщина, как сказал наш доктор, а он мудрый, правда?

© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0209611

от 18 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0209611 выдан для произведения: }

Кухня современной квартиры. Завтрак. За столом муж и жена среднего возраста. Едят молча. Он включает радио.

Татьяна: Ты ничего не хочешь рассказать о работе. Выключи радио. Почему я должна от других все выслушивать и делать вид, что в курсе дела. Люда меня посвятила вчера, потом выяснилось, что Анатолий переживает твое назначение.

Михаил: И правильно переживает. Мне такой зам не нужен – это точно. Конечно, семья, дети, сочувствие. Предложу ему производство, но не управление. Нет, ты здесь ни причем. Я его не терпел, но не ревновал. Унижаешь, милая.

Татьяна: А если я попрошу его не трогать? Столько лет занимал эту должность и ничего — устраивал… Как-никак, Люда мне подруга, и поэтому снимать его не смей, слышишь? Молчишь, да. Не хочешь разговаривать со мной, плевать тебе на друзей, жену и ее просьбу. Объяснения ни к чему! И не кричи на меня. (Михаил отвечает молчанием) Можешь убираться к себе в комнату. Все, выходной день, думала…. Никуда не пойду с тобой, ты меня раздражаешь, и давно…. Сама прогуляюсь.

Михаил: Тогда дома побуду, если не возражаешь. Ножи поточу. И краны…

Маленькая комната, бывший кабинет Михаила, превращена в спальню, где он уже более года и ночует. На небольшом столике компьютер, рядом кресло, у окна диванчик с неубранной постелью. Михаил делает стойку на голове, многократно отжимается. Он мужчина 42 лет, чуть выше среднего роста, подтянут, не хилый, с голой макушкой головы и очень живыми темно-зелеными глазами. В дверь стучат.

Татьяна: Я ухожу, Миша, двери запри, к обеду буду.

В дверях стоит весьма красивая женщина, с пышной прической, в модном облегающем костюме и с очаровательной улыбкой. Она явно знает цену себе и своему очарованию. Михаил многие годы покорен обаянием жены. Она не желает потерять свое воздействие на мужа, хотя изменения проявляются все сильнее.

Хозяин бодро садится к компьютеру, включает его и начинает говорить с машиной – проверяет взаимную готовность к работе.

Михаил: Займемся, уважаемый, сегодня закладками. Первоначально рассмотрим в очередной раз очистные. Опять сбой был, пошли в разнос. Нет, это вопрос не выходного дня. В самый раз, по-моему, открыть давно забытый файл под романтическим названием «ковчег». Семейный, разумеется. Долгие годы на плаву продержался, несмотря на жизненные бури, ураганы, потому что в команде, в доме, царило взаимопонимание, уважение к капитану. За 21 год совместного плавания родились и выросли дети — ковчег выдержал и эту нагрузку, не качнулся, правильным курсом вел его рулевой. Скромно упомянем о себе. В прошлом году дети разбежались, и все нарушилось. Я пытаюсь прежним курсом вести ковчег навстречу активной жизни, а Татьяна к тихим бухтам рулить стремится, где тишь и покой. Вот и раскачивает нас иногда сильно. Отчего жена в гавань тихую бежит? Предполагаю: а) предназначение женщины состоялось — дети; б) карьера училки приелась, повышение не светит; в) заземлитель слива избыточной энергии, то есть я, с уходом детей остался в единственном числе, под удар тока редко попадаю, лишь вечерами; г) элемент зависти к моему карьерному росту проявился упреками к задержкам, командировкам, длительному сидению за компьютером, неопрятному виду, невнимательности и так далее. Все во мне ее раздражать стало. У всех мужья лучше. Больше пяти месяцев, кажись, не стучался в опочивальню…. Да и не тянет уже при таком настрое. Что делать и не знаю с ковчегом в болтанке? Как равновесие восстановить? удастся ли…

Автор: (за кадром) Режиссер кино приукрасил бы монолог Михаила сценами из жизни супругов, чтобы наглядно подтвердить сказанное. Ситуация, разумеется, в семье критическая, не терпит отлагательств. Поэтому, наточив ножи и заменив прокладки на водопроводе, капитан ковчега вернулся к рассуждениям.

Михаил: (сидя у компьютера) Взаимные обвинения нарастают с каждым днем, увеличивая трещину между нами. Молчанка ни к чему хорошему не приводит. Нужен диалог с женой, по возможности, с признанием исключительно своих ошибок, как всегда. На самом же деле причина в…

В двери постучали. Вошли Анатолий с Людмилой. Поздоровались. Гость из кулька достал коньяк, конфеты. Поставил на стол.

Людмила: Таня пригласила нас в гости, твое назначение, Миша, отметить. Ты не против, надеюсь. Поздравляем тебя, как друга, давно заслужил это. Толик постоянно твердил руководству о твоих способностях, и вот прислушались… Таня за творогом для тебя на базар побежала, скоро будет. На все для тебя она готова, преданная душа. Вот и она. Можете поболтать, мужички, пока приготовим. Нет, помощь не понадобится.

На кухне.

Татьяна: Как Миша воспринял ваш приход, Люда? Нормально, говоришь. Ну, дай-то Бог. Не боюсь я его вовсе. Перестала понимать. Со мной не считается, отдаляться стал. Пытаюсь поставить на место, авось удастся. Как на какое? Мужа, который чтит жену. Давно, Люда, началось. Сидит и молчит в своей комнате. Не приходит ко мне по ночам уже с полгода. Сама понимаю, что перегнула. Все одно — Миша должен первым.

Людмила: Плохи дела, подруга. Молчала чего? Это уже не скандальчик семейный с прости-поцелуем, а что-то более…

Татьяна: Не сгущай краски. Просто не желаю более послушной женой ему быть, хватит. Жить лишь его работой, карьерой - не мой удел. Желаю праздной жизни с поездками, нарядами и блеском в глазах при моем появлении. Я это заслужила старанием, покорностью, пока детки росли. Посмотри, Людка, как выгляжу без фартука — Татьяна скидывает фартук, и перед подругой предстает эффектная женщина в самом соку — Ну как? Разве не вижу взгляды мужчин повсюду, думаешь? А ему это до лампочки. Кажись, все на столе готово. Будем звать наших.

Комната Михаила. Мужчины вальяжно сидят на диванчике, покуривают. Пепельница на придвинутом кресле. Окно распахнуто, волнистый попугай Кузя ворчит сердито на плече у хозяина, очевидно, по поводу сигаретного дыма.

Михаил: Анатолий, поговорим о девочках или о нашем завтра, которого ожидаешь. Может, вместе определимся с твоей работой? Так что о девочках.

Анатолий: Да нет. Коль уж замахнулся, Миша, руби. Чего ждать-то?

Михаил: Так вот. Внимательно с твоим личным делом ознакомился. К удивлению узнал, что ты химик, красный диплом, более трех лет экологией занимался у Олега Владимировича Смирнова, которого знаю лично и уважаю. Далее не совсем по профилю работал, очевидно, обстоятельства. Это не важно. Главное же в том, что к экологии в нашей фирме относятся снисходительно, несерьезно, специалисты считают зазорным сбросами заниматься. Короче, помолчи, Толя, хочу ввести должность главного ЭКОЛОГА фирмы с соответствующей лабораторией, технологами, инженерной группой по приборам контроля и… целой отраслью, призванной обеспечить экологию фирмы. Если надумаешь, то в течение месяца набросаешь наметки по созданию службы эколога, требования к помещению, оборудованию, людям. Что? И думать не будешь? Почему?

Анатолий: Я согласен, Миша, и благодарен за предложение. Прямо гора с плеч свалилась, думал об уходе. А запросами доконаю тебя, чтоб служба работала. Людка как обрадуется, что такое надумал. Тебя же не подведу, поверь, да мне и самому интересно, живая работа, ахтинужная! Мы идем уже, Таня, поговорили и договорились. Пахнет как. Рюмашки малые у вас, друзья, как наперстки. Можно нам с Михаилом бокалы? Это другое дело.

Анатолий разливает шампанское дамам, затем коньяк себе, хозяину. Миша пытается перекрыть ладонью бокал, не получилось. Стакан полон почти.

Анатолий: Милые дамы, рад сообщить, что переговоры у нас прошли успешно и результативно, за что и предлагаю выпить! Миша, не страшись выпить по полной за нас, производственников, наших дам и предстоящие планы.

Выпили все.

Анатолий: Люблю молдавский коньяк за аромат. Что, Таня? Конечно, не секрет. Перехожу на новую работу. Главным экологом фирмы со службами обеспечения, лабораторией технологической и тому подобным. Нет, Таня, оставаться замом не предлагал Миша, да и я не хотел служить в подвешенном виде далее у руководителя фирмы. С завтрашнего дня у меня…

Татьяна: Но я же просила Мишу не трогать мужа моей подруги. Почему все-таки он не внял моей просьбе? Назло что ли? А я-то, дура, надеялась еще на уважение к себе. Зря, Миша, так поступил.

Людмила: Я даже очень довольна компромиссом наших мужей, спасибо, Миша. А назло, Таня, никто не делал, а получилось просто — победил здравый смысл, а не жалость. Вы посмотрите, как мой светится, давно таким не видела.

Михаил, немного захмелевший от выпитого и чуть довольный собой, усиленно расправляется с куриной ножкой. Люда ему пирожков добавляет, видя аппетит. Таня недоброжелательные взгляды бросает на мужа. Тот уткнулся в тарелку. Новоиспеченный эколог пытается наполнить бокал хозяина, но его вовремя переворачивают. Все едят, хвалят хозяйку.

Людмила: Вы знаете, друзья, что мы, наконец, переселились в новую квартиру. Танюша была там - обустроились, навели «париж». С новосельем тянули из-за неопределенности у Толика, но сейчас все скоро сделаем. Ждите приглашения, готовьте подарок недорогой. Двадцать лет электричкой мотались на работу, но жили в тихом пригороде — чистый воздух и тишина. А сейчас привыкаем к шуму городскому…. Родительский дом рядом был, сына вырастила у бабули. А сейчас продать тот дом вынуждены, с долгами рассчитаться. Тань, кофе твоему надо сделать, раскис от выпитого.

Татьяна: Обойдется, знает же, что пить не умеет, а туда же — бокал коньяка хлебнул.

Михаил: Что-то усталость напала, глаза слипаются…

Анатолий: Ему поспать надо, пойдем, Люда. Догуляем на новоселье, правда, но уже рюмашками пить будем. Извини, Миша, за передозировку, непривычный ты к напиткам.

Татьяна: Спасибо, Мишенька, за праздник, что всем устроил, за полусонное гостеприимство. И так во всем, Люда. Там, где он — за упокой. А ты говоришь — цепляюсь. Вы уж извините нас. Пойдем, Миша, проводим гостей к автобусу, и спать пойдешь к себе. Погуляли, называется.

Хозяин встает из-за стола, отправляется в ванную, обливает обильно водой лицо, причесывается.

Миша: Простите, что так получилось… Я готов.

Таня: В джинсах и клетчатой рубашке собираешься с нами пойти? Посмотри на Анатолия, меня в наряде, Люду. Не видишь разницы? Пусть даже до угла проводить.

Людмила: Прекратите по пустякам ссориться, подруга, и оставь его в покое. Миша, мы дорогу домой сами найдем, будь здоров всем назло. Спать иди.

Гости и жена уходят. Хозяин убирает стол, моет посуду, наводит порядок в квартире. Принимает душ и посвежевшим садится за компьютер. Смотрит ленту новостей, переключается на «семейный ковчег». Настраивается на продолжение разговора с машиной, молчаливым собеседником.

Михаил: Все называют компьютер умнейшим аппаратом. И зря, ибо он только фиксирует чужие мысли и безразличен к проблемам душевным, сухарь с математической памятью, вот кто он. А остановился я давеча на причинах болтанки ковчега и разлада в команде. Степень отрицательного заряда, направленного в меня со стороны жены, достигла максимума. Это невооруженным глазом видно. А при достижении критической массы заряда пробой неизбежен со вспышкой молнии и громом….

Шумно хлопает входная дверь. Слышны удары брошенной обуви, скрип и хлопанье дверок шкафа. Таня резко врывается в кабинет и бросает на пол стопку рубашек и джинсы, затем убегает и приносит старую кожаную куртку и кепку. Швыряет в кучу и футболит ножкой. И это все безмолвно. Продолжается шум падающих предметов и начинается, в конце концов, скандал, который затихнет после перечисления всех согрешений мужа за 22 года в оскорбительной форме, с проклятиями и угрозами. Михаил, не проронив ни слова, сдерживается, временами стучит по столу головой и кулаком… Врывается жена.

Таня: Ну, что доволен? Добился своего?! Меня до истерики довел, а сам у компьютера отдыхаешь. На проводы сил не было, да? Прилично одеться не смог ради меня. Могу умереть на пороге — тебе до лампочки! С температурой 39 лежала, помнишь, два года назад, а ты в кафе с дружками свое сорокалетие отмечал! Одну стопку, говоришь, лишь выпил, не более 15-20 минут там был, но гулял, пил, когда я…. Как что хочу? Развестись! Давно надо было. Завтра же подам заявление. Все, решилась, наконец. С жильем тебе решать… Что ты молчишь? Большим начальником стал, да? С женой дурой!

Миша накидывает куртку и уходит. Татьяна оглядывает комнату, утирает заплаканное лицо, читает вслух записи про семейный ковчег и ее поиски тихой гавани, дописывает — технарь бездушный и дурак. Да, дурак! Просматривает электронную почту в разделах входящие и исходящие.

Татьяна: Женщин не обнаружила, мамочка, нет у него баб, но просила посмотреть. Нет, и не нужны ему женщины, они его раздражают, как и я. Финита, мама. С Мишей жить невозможно, и более не хочу…баста. Мне необходимо успокоиться и разойтись цивилизовано, без истерик. Да ему молоко за вредность давать надо было, но уже поздно. Нам пора разбежаться, ибо постоянно на срыве… Вот, и к ужину не пришел, видеть не хочет. Машину в гараже обхаживает, наверное. Ну и пусть. Мне какое дело, спрашивается?

Михаил вернулся домой где-то в полдесятого и обнаружил на столе записку. Прочел ее вслух: «Миша, между нами все кончено, прошу ускорить наше расставание мирным путем. Какие-либо переговоры бесполезны. На развод сама подам, ты занят. Как детям сообщить, подумаю. Все, прощай. Прошу не беспокоить, надоел».

Михаил тщательно умывается, собирает в рюкзак вещи, бросает ключи на стол. Уходит. Татьяна, уставившись взглядом на семейный портрет на стене в спальне, вздрагивает от хлопка двери.

Татьяна: Скатертью дорога, Миша. Но когда приползешь — не приму, на порог не пущу неблагодарного мужика, которому жизнь отдала. Урок мне будет. Мало чего писала, говорила. Все, милая, он тебе более не будет мешать жить и вмешиваться не станет. Сама себя хозяйкой сделала. Утром все додумаю. Спать, еще раз спать.

Но, увы, дремала Татьяна урывками, а чуть свет стала чемодан паковать.

Татьяна (приговаривая): К маме, к детям срочно ехать надо. Только не одной. Ага, послание от Миши (читает на компьютере): «Танюша, ушел, не попрощавшись, как ты просила. Прости, если что не так. Но помни, что дети и ты для меня останутся главными. Все, более не стану беспокоить. Миша. PS. Сегодня же переведу на твой счет наши сбережения, как и ежемесячно ползарплаты твоими будут. Счастья тебе». Молодец, Миша, это очень благородно содержать бывшую жену, здоровую дуралейку, даже по моим оценкам. Главное мое достижение — посадка семейного ковчега на мель, навсегда. Бежать от себя надо…

Вещи собраны, Татьяна одета. Присела на дорожку и добавила последний штрих — выбрала фотографии детей. Свою бросила. Подошла к стене и сняла любимое фото, где они счастливы вдвоем, кинула все в сумку и навзрыд расплакалась громко, беспомощно.

3

Общий вид современного промышленного предприятия. Солидная приемная, все честь по чести: мебель, дизайн, секретарь. Дверь с табличкой «ГЛАВНЫЙ ИНЖЕНЕР». Во главе стола совещаний сидит наш Михаил, который делает наброски в блокнот. Раздается слабый сигнал настенных часов. На циферблате 9-00.

Михаил: Елизавета Михайловна, пригласите гостей, пожалуйста.

Вокруг стола чинно занимает свои места руководящий состав администрации – 8 мужчин и одна женщина. Возраст вошедших 32-40 лет, женщина, начальница цеха покрытий, выглядит чуть моложе, но более зачухана, чем остальные. Одежда на всех, согласно распорядку, фирменная, общезаводская, лишь Симочка в белом халате и ярко-красном берете, выделялась. За столом, как обычно, тихий шепот спецов.

Главный инженер: Тишина, начали. Леонид Семенович, тебе слово по плану месяца, кто, что тормозит.

Начальник производства: Не работает участок никелирования, стационарные ванны отключены, а автоматическая новая линия брак дает, детали на свалку везут. Нужно срочно подключить стационары и довести до кондиции линию наладчиками. Сима Матвеевна, начальник цеха, более подробно может…

Сима Матвеевна: Вы знаете, Михаил Семенович, что участок никелирования никогда не держал производство, работали круглосуточно на вредных процессах и не роптали, выжимали план. Линия же новая только хлопот добавила. Говорят, у других тоже не работает, а на Альфе ее демонтировали уже. Разрешите вернуться к надежному прошлому, старым ваннам?

Главный инженер: Сима Матвеевна, вы же по акту приняли линию, почему перестала работать, где технолог? Она в декрете. Что ж, через 30 минут прошу пригласить в мой кабинет начальника техбюро и бригадира Омельченко, который, предполагаю, мутит воду и понукает. И не только. Все командуют цехом - мастера, технологи, экономисты, бригадиры, но не вы. Боитесь брать на грудь, простите, ответственность…. Слезы утрите - и за мой стол, минут 10 посидите. Что далее портит вам жизнь, господин Спиваковский?

Спиваковский: По никелю одни разговоры пока, а мне детали нужны. Утром завалите, говорите, подождем. На сборке оптики кондуктора нужны фиксации, срочно. Знаю, что Шорин запустил, но когда… Послезавтра, запишем. И главное - появился настойчивый заказчик наноблоков М-4 , притом с большими запросами. Просил бы рассмотреть возможность увеличения выпуска этих блоков в полтора раза. Знаю, что нереально из-за площадей, но жаль...

Главный инженер: Я думаю, что уже знаете, но позвольте официально представить главного эколога фирмы Анатолия Ильича Лебединского, прошу любить и жаловать. Очень надеемся на положительный сдвиг в важном направлении охраны природы. Все на сегодня. Лебединского прошу задержаться. Толя, помоги, сдай мне в аренду вашу хату в Семеновке, до зарезу нужно. Да, ушел. На машине добираться буду. Спасибо, сам определюсь с оплатой, коль такой щепетильный. Ключи позже занесешь, ладно. Таня так захотела…

Большущий цех гальванопокрытий, ряды автоматических линий безлюдны, несколько участков стационарных ванн, светло, снуют кары с тарой, идет подвеска деталей на приспособлениях. За стеклянной перегородкой контора цеха, видны люди. С приходом главного инженера усаживаются.

Главный инженер: Линия не работает, почему - спросим технологов или бригадира. Как думаете, Сима Матвеевна? Обоих, считаете. Начнем с бригадира, Аркадия Лукьяныча. Слушаем вас.

Омельченко: Все операции проходят нормально на линии до ванны никелирования, а тут загвоздка. Ток нужный есть, а вольты маловато, не поддается настройке, как на стационарах. Вот и брак. Я уже докладывал начальнице. Понимаем положение на заводе и готовы в ночную наверстать на старых…

Главный инженер: Я просил Белорукова пригласить...

Белоруков: Я здесь, Михаил Семенович, и все слышал. Лукьяныч, мозги пудрить не надо, грамотны. На процесс никелирования лишь ток и время влияют, вольтаж оставь электрикам. Конечно, могу запустить линию минут через 40. Нужны два подсобника на подвески и проверка электролита. Что помогать мне будет Симочка, согласен, Михаил Семенович. Симочка, чаю бы попить, пока нагреются ванны.

Главный инженер: Сима Матвеевна, старые ванны демонтировать к субботе, и подумайте о новом составе людей на линию. Вам решать. Если что - звоните. Разошлись по местам, товарищи. Не слышу вас, Аркадий Лукьянович, ближе подойдите.

Омельченко: Мне что прикажете делать? Виноват, черт попутал, урвать вздумал. Нет, начальница не простит. Что на гальванопластику оснастку делать — конечно, согласен. Не подведу. Есть пойти в инструментальный к Хрущеву.

Главный инженер, проходя мимо, пожимает начальнице руку, вызвав улыбку у последней. Закопошились люди на линии, заморгали сигнальные лампочки — махина выходила из спячки с бодрым щелканьем клапанов, механизмов и прочей начинки. Белоруков пьет чай с сушками, Сима напряжено готовится к операции, просматривает параметры процесса никелирования. Кто-то ей чашку чая поставил, отпивает, выкладывает из карманов весь набор специфически женских инструментов красоты, добавляет вслух.

Сима Матвеевна: Работать надо, красавица, полной грудью отвечать, а не кудряшки крутить. Станислав Васильевич, давно с Федуловым знакомы? 16 лет, говорите. Ругаетесь с ним, наверное. Только сам все решает ваш Михаил Семенович, никого не слушает. Просите с уважением о своем друге высказываться? Извините. Конечно, можем начинать. Есть обойти быстро линию и доложить о готовности запуска... Скажи, пожалуйста, друг нашелся. Такой же, видимо, технический евнух, как шеф его. Мне бы такого… Температура электролита нормальная, выпрямители включены, барботаж... Можно запускать, Станислав Васильевич. Позвольте мне тумблер включить. Пошел, милый, с богом.

Кабинет. За длинным столом очередное совещание.

Михаил Семенович: Николай Иванович, прекратите дискуссию. К утру соизвольте передать строителям фундаменты и привязку коммуникации литейного участка.

Резко поднимается молодой еще главный механик Тесленко Николай.

Тесленко: Громоздкое оборудование устанавливается на плитах перекрытия, поэтому нужен тщательный расчет фундаментов, а вы толкаете.

Михаил Семенович: Утром, как уже было сказано, передашь привязки коммуникации, пусть прокладывают трубы. Дня два займет. Вот и считай свои нагрузки. Не понял, Елизавета Михайловна, кто рвется? Пусть войдет Лебединский. Все свободны. Николай, ближе подойди, в замы ко мне пойдешь, очень прошу. Знаю, дотошный. Что, считаешь за честь? Это брось. Договорились. Слушаю тебя, Анатолий Ильич. Спасибо за ключи от дома. Аренду с сегодняшнего дня запишем. Конечно, меня интересует. Таня, значит, в родные края подалась, в Самару. Пусть войдет, Елизавета Михайловна.

В дверях появляется взъерошенная Симочка, берет набекрень, в руках вязка деталей.

Сима Матвеевна: Вот, Михаил Семенович, принесла показать - все ОК на линии, без брака, а вы обо мне такое подумали, что…

Главный инженер: Спасибо за службу. Надеюсь, что у вас и далее все получится, Симочка Матвеевна. Доложите в производственный отдел. Уже, молодец. О вас же сразу хорошо подумал и не ошибся, как видите. Поблагодарите Белорукова от меня, пожалуйста. Толя, я доволен, что Таня с детьми жить будет, успокоится. Нет, звонить не буду. Я ей не нужен. Будь.

Семеновка - это бывший поселок, ставший северным районом большого города по карте, но не по существу. Современный широкий мост через заросший овраг соединяет город с бывшим поселком. За мостом - высотки; цирк, кинотеатр полукругом обрамляют площадь с интенсивным движением транспорта. Дело в том, что из города троллейбусы и автобусы идут лишь до этой площади и разворачиваются в обратном направлении. Поэтому всегда людно здесь. Отсюда же вяло курсируют маршрутки по растянутым в четырех направлениях лучах-улицах одноэтажных домов с приусадебными участками, где и проживает основная масса семеновцев. Михаил остановил свой джип у домика под номером 46 по Лесной улице. Калитка незапертой оказалось, в доме горел свет. Постучался, вошел. В доме мать Люды суетилась у постели, взбивая подушки.

Михаил: Здравствуйте, Анна Петровна. Вот, вынужденно попросил убежища у ваших, может, временно. Постараюсь не тревожить вас, сам себя обслужу и все прочее.

Анна Петровна: Здравствуй, Миша. Ты у меня Мишей останешься, несмотря на… Поняла, в семейные дела не полезу, сами разберетесь. А вот порядок в домике и постирка – дело мое, и не спорь, обижусь. Что купить понадобится, скажешь, все одно в магазин хожу. Выходные же у меня обедать будешь. А на ночь машину во двор загони, умойся и к нам на именины внука, Мити, приходи. Без подарков придешь, двенадцать ему исполняется. К восьми сбор, не опаздывай. Глаза печальными смотрят, припухли… Наладится, даст бог.

Стол был сервирован очень вкусными блюдами, а может, Михаилу с голоду так показалось, потому что уплетал за обе щеки к удовольствию хозяйки. Познакомился с очень серьезной младшей дочерью хозяйки Екатериной, врачом, ее мужем Василием, владельцем скромной автомастерской, и очаровательным именинником Митей. Были еще несколько пар соседей и пышногрудая сестра Василия Маша, норовившая обратить на себя внимание соломенного вдовца. Через часик-полтора после тихого начала торжества, когда уже изрядно гости поели и заправились, наступил момент истины. Все, что людей тяготит и мучает в тумане повседневной лжи, вынесено на обозрение, обсуждение в надежде быть хотя бы услышанным. Как нового человека и молчаливого слушателя, Михаила и заправили этой истиной до отвала, от которой ему не по себе стало. В какой-то момент перенасыщения он постучал по стакану и попросил тишины.

Михаил: Хочу сообщить, товарищи, что судьба надолго, видимо, меня связала с вами, ибо жить буду здесь в ближайшем будущем. Поэтому сумею ознакомиться поближе, оценить прелести бывшего поселка, рядом с мегаполисом закопченным, попытаюсь вместе с вами негатив искоренять, мешающий жить. Простите за язык казенный. Из услышанного я бы выделил вопрос здоровья. Три женщины-матери утверждают, что у детей после купания в речке покраснения появляются на теле, собаки морды воротят от речки. В чем причина, кто загрязняет воду… Найти надо.

Мужчина напротив: Искать нечего, вот она светится, проклятая. Посмотрите на мои руки, лицо - они сплошь изъедены химикатами, там дышать нечем. А нашей Екатерине все ОК, сами, мол, куда-то руки сунули. А детки чем виноваты, подруга?

Екатерина: Я, как инспектор санитарный, часто посещаю этот цех. Вентиляция есть, и работает, очистка воды проводится в большой яме известью. Конечно, там стесненно, чувствуются химикаты. Закрыть участок не могу - нет оснований, да и безработных добавлю. Так что терпите. Нет, Михаил, анализ воды после очистки не проводили, как и речной воды. Уважаемый гость, вы забыли, очевидно, что пришли на именины, как и ты, Петр. Допрос устроили, видите ли. И когда. Да, запрещаю своему Мите в речке купаться, ну и что? Вы все одно, Михаил, бутыль воды утром захватите, разберетесь. Да кто право дал такому зануде лезть, куда не просят. Не зря жена бросила…

Петр: Василий, закрой своей жене рот, а то все уйдем. Зачем оскорбила человека, про жену ляпнула? Мы ему наболевшее поведали, он и предложил помощь, а ты брыкаться. Михаилу я помогу водички набрать, еще и цех покажу, пусть рассудит, как заводчанин.

Екатерина: Нашел спеца, своих девать некуда советчиков…

Василий: Ротик закрой, Екатерина, не демонстрируй свою стервозность людям. Извинилась бы лучше. …А гость-то где, ушел, видимо? Петр, ты как думаешь, литровый пузырь из-под водки годится для анализа? Тогда к соседу пойдем, прощения попросим за мою ненаглядную, а может и к цеху прогуляемся, проветримся. Вы чего, мужики, все пятеро нагрянем. Что ж…

Екатерина: А как же именины? Вася, постой…

Дворик Михаила. На скамеечке Анна Петровна и Федулов. Светит вовсю луна, небо в звездах, слышен лай собак…

Михаил: Не обиделся я на правду, что Катя при всех выдала. И лезть нечего было с анализами, когда не просили... Может, мне съехать отсюда?

Василий: Даже и не думай. В кои-то веки сосед нормальный объявился — и бежать. Не позволим, правда, мужики? На мою балаболку не серчай, баба она добрая, а тут возьми и ляпни. Мозоль придавил ты ей недоверием, самолюбие задел, чужак столичный.

Екатерина: Все одно, не имела право такое ляпнуть, верно Василий сказал, хоть и грубо. Хочешь, Миша, гостей соберу и при всех прощения попрошу, а то маманя меня съест. Значит, мир. Тогда прогуляйтесь до цеха, водички отберите, и к столу приглашаю, гусака отведать. Митя, ты куда?

Митя бежит за мужиками, где разговор идет серьезный про жизнь и власть. Наводящими вопросами Михаил пытается вникнуть в жизнь соседей, которые, в отличие от столичных, живут общинным образом во взаимоотношениях: друг о друге все знают, изредка даже в беде помогают. Чужакам же никакого доверия.

Василий: Спрашиваешь, Михаил, про нашу жизнь в благодатном поселке Семеновка, как она проходит. Если кратко, то не очень. Промышленности никакой, работа лишь в городе, а дорога туда и назад от 3-х до 4-х часов. Женщинам такое не подходит, само собой. Есть земельные участки, немалые, на которых выращиваем овощи, фрукты, но толку-то от этого мало, сбывать некому. Как и молочные продукты. Так вот, мужики в городе трудятся, а женщины на братьев Филоненко горбатятся. Новоявленные капиталисты надежно пристроились. В пустующем коровнике производство организовали, травят людей за копеечный заработок, вскорости увидишь условия. Их же агент по утрам фрукты, овощи скупает за бесценок. Собрала, допустим, тетя Маня лукошко вишен отборных и ждет у калитки агента. Подъезжает кровопивец и бабуле говорит, что вишен брать не будет, перебрал уже. Баба Маня в панике и, конечно, за копейки отдает товар, поблагодарив еще мошенника.

Рассказанную Василием жизнь поселка лучше бы на экране посмотреть, доходчивее было бы, как трудяг дурят безнаказанно, но на аппаратуру еще денег не заработали. В бывшем коровнике очень светло от свисающих с потолка двух киловаттных ламп. И очень шумно от работающего на крыше мощного разболтанного вентилятора. В цеху туман ядовитых паров, несколько человек суетятся у ванн, как призраки. Обстановка ужасающая. Петр отборы воды сделал и спешит на воздух. Компания не спеша движется в обратный путь. Идут молча.

Михаил: Вася, прикажи своей Кате немедленно уволиться, это не терапевта дело — ионы металлов осаждать и циан окислять, как и бортовые отсосы устанавливать. Горинспекция закроет участок при обнаружении такого бардака немедленно. Завтра и о воде узнаем, а далее…

Их нагнали две женщины в спецовках, которые, еле переводя дыхание, обратились к Петру.

Женщина: Петя, ты зачем гостей привел, убогость выставить или работу прикрыть хочешь? А жить-то на что прикажешь нам, безмужним, с детьми и заботами? Так что подумайте, дядечки, прежде чем воду проверять, чем детей накормлю.

Женщина вплотную подходит к Михаилу, приняв его, чужого, за старшего.

Женщина: Худо нам, безмужним бабам. Расплачиваться надобно за счастье, начальник, это уж, как боженька велел, за прегрешения. Очень просим не трогать нас, пока детки не подрастут. Возьми пирожок с вишней, поешь, не брезгуй. То-то же. Ты плохого не сделаешь, по глазам вижу. Полина я. Извините, если что не так.

Михаил: Да, положение. Поэтому Екатерина и глаза закрывала на безобразия. Федор говорил о пустующем молокозаводе, где работал. Где он? Вправо, метров 500 отселева, говоришь. Может, сходим? Конечно, нас ждут. По-быстрому предлагаешь, Василий?

Коробка корпуса выглядит при луне солидным сооружением со вспомогательными комнатушками при входе и солидным залом на 8 окон. Миша меряет шагами, что-то быстро считает, задает вопросы по воде, канализации и электричеству. Федор четко, со знанием отвечает. Домой бегут наперегонки, как мальчишки. Все ровно нагоняй от женщин получают за опоздание. Зажаренного гусака хвалят, не забыв водочкой запить. Михаил пытается отнекиваться, но не тут-то было, наливают по полной за здоровье, детей и, конечно, любовь.

Михаил: Внимание, товарищи, вы еще не знаете, что скоро усну, может, и за столом, от водки отключаюсь. Поэтому желаю высказаться. Нет, мне надо сию минуту. Федор, к завтрашнему вечеру планировку молокозавода занесешь, поможет тебе Митя, понял. Попытаемся организовать сборочный участок электронных изделий мест на 60, с учетом двух смен - 120 женщин с 6 часовой сменой. Петр, сможете организовать мне встречу с братьями Филоненко, дабы условия немного улучшить? Василий, ты займешься организацией закупок и продажи овощей, фруктов, творога и… Холодильники нужны, машина, реклама… деньги, охрана. Я все…

Михаил набок завалился на Василия, невменяемый. Его отнесли домой, уложили, а сами за столом еще долго галдели по поводу услышанного.

Федор: Не похоже, что по пьянке наговорил.

Екатерина: Нет, он при полном сознании излагал, пока мозг его не отключился защитной реакцией на сон. Это явление в медицине называется алкодорм, от итальян... Хорошо, Вася, завтра доскажу. Дарья, крылышко матери захвати и пирога картофельного… Что, сосед живой попался, говоришь? Велел мне уволиться с этой работы, правильно велел. Врачевать пойду опять за копейки в поликлинике, где меня все бабки знают. Митя, спать иди, завтра рулетку дам. Вась, он всерьез думает, что эти олигархи к нему придут, вот чудак. Спит мой муженек, намаялся, и мне пора, спокойной ночи вам.

Ранее утро, петухи перекликаются, собаки, отстояв ночную вахту в карауле, дремать ложатся. Анна Петровна несет целую миску размоченного вчерашнего хлеба, сливает в кормушку, где уже птица ждет. Обходит двор, к соседу заглянула. Помешивает ложкой тесто, жарит блины. Во дворе появляется Екатерина, ленточкой густые волосы в хвостик заправляет. Целует маму, прижимается к ней.

Екатерина: Доброе утро, мамань. Может, что купить надо? Хорошо, рецепт возьму. Васе рубаху купить хочу, джинсовую, с двумя карманами, давно собиралась. Маша, ты куда так вырядилась спозаранку? Соседа попросить хочешь подвезти тебя до центра? Вот что, подруга, Михаил на ответственной работе, целый завод на нем, поэтому беспокоить не будем, ни я, ни ты. Автобус 18 туда от цирка быстро чешет, ясно?

Маша: Ясно. Катя, ты знаешь, что у меня не один кавалер был, не считала сколько. Красивые были мальчики, мускулистые были, высокие, средние, малых не люблю, а вот таких умных, как… не было. Почему? Дура я, да.

Слышен звук мотора, хлопок двери и шипение удаляющих колес.

Екатерина: Вот и накормила соседа завтраком, натощак с твоей болтовней уехал. Завтракать пошли, Маша, и помни: с умным ой как трудно ужиться, его одними прелестями не удержать, коль сама думать не научишься. Вот Вася, твой братан, очень даже смышленый мужик, руководил бетонно-растворным цехом в 26 лет, ты ему сестра, значит, не дура…

Большая уютная комната. К столу подсаживается Татьяна, включила компьютер, поискала и нашла послание. Настраивает. Вскакивает и запирает дверь. Села, волнуясь. Читает: «Здравствуй, Танюша…» Далее письмо излагает автор, Михаил.

Михаил: Здравствуй, Танюша. Прости, что нарушаю уговор о себе не напоминать, особо о чувствах. Коснусь лишь вкратце о своих делах, которые бурно меня захлестнули. Чтоб приступить к серьезным реформам, нужны солисты своего дела. Взял в замы Колю Тесленко, ты его знаешь, в ЦЗЛ Маргариту поставил, твою подругу…

Таня: Только о работе, трудоголик брошенный. Может, далее о себе скажет.

Михаил: Живу в Семеновке, как уже знаешь, тесно общаюсь с соседями, вникаю в их проблемы, которых очень много оказалось. Вот надумал создать небольшой филиал…

Таня: Мало ему на заводе дел, в Семеновке затевает… Что, мама ему звонила?

Михаил: Звонила вчера София Даниловна, твоя мама, сообщила, что давно ждала возвращения дочери, предвидела такое. В общем, просила не препятствовать разводу, по-джентльменски уступить место более достойному сопернику, который уже ждет…

Татьяна врывается к матери.

Таня: Кто просил, мама, за меня беспокоиться, о разводе вести переговоры, какой джентльмен меня ждет? Этот Юрий Васильевич, что с тобой любезничает? Так и сходись с ним. А меня и Мишу не смей трогать. Разводиться не собираюсь, ясно? Мы любим друг друга, и без него нет мне жизни. Временный кризис, скоро улажу, не переживай. Нет, мама, головой не думаю, чувства преобладали всегда, и слава богу. Домой вскорости поеду, там мое место.

Татьяна опять у компьютера, который голосом Миши продолжает.

Михаил: Есть и хорошая новость - стал лауреатом Госпремии за разработку изделия на кристаллах (ты помнишь). Как получу деньги — перечислю сразу. Очень переживаю по поводу избранника нового, будущего отчима наших детей.

Таня: Все, больше не выдержу.

Она переключает почту на ответ и быстро пишет, произнося вслух.

Таня: Предполагала отмолчаться, но с тобой это невозможно... Какой отчим, Миша, при живом отце? Я что, чокнутая? Да и избранник мой, ты его знаешь, так достал, что более никого не желаю, понял, надеюсь. Мало мне моей мамочки с ее нравоучениями и ее предвидением моего будущего… Кто я такая - вдова, брошенная жена или никому ненужная д-у-р-а? Все, мне очень плохо, Миша. ТАНЯ…

Татьяна чувствует себя оскорбленной, ненужной никому, идет в салон, где за столиком гость мило сидит.

Юрии Васильевич: Вы очаровательны сегодня, Татьяна Алексеевна. Может, нашу компанию скрасите, конфет отведаете немецких…

Таня: Юрии Васильевич, вы за кем ухаживаете из нас двоих с мамой? Если за мной, то прекратите, раздражает. Прямолинейности у мужа позаимствовала, мама, простите, но лучше сразу. А сейчас дела, до свидания.

Притемненная комната, в постели ворочается Татьяна, периодически вслух произносит нелестные слова в свой адрес. Встает, ходит по комнате, на балкон выходит, включает ноутбук, а там срочное, от него.

Миша: Телефон твой не отвечает. Взгляни на часы, Танюша, в 22-40(50) буду у тебя. Вылет домой в 23-30, время местное. Постарайся собраться. Миша.

Таня:Он сразу мое состояние понял, до утра не дотянула бы. Морду помыть, краситься не буду. 27 минут осталось. Главное документы, вот сумка. Чаем его угощу. Как я соскучилась, боже. Нет, мама, все будет ОК. Как когда, в 22-40. Нормальная. Не мешай, мама, а то забуду что-то важное. Вот и звонок... Это Миша…

Она открывает дверь и прыгает ему на шею, крепко прижавшись, целует и ласково приговаривает.

Таня: Я так долго ждала тебя, Миша, а ты не шел… Почему? Я оказалось слабой женщиной без мужа… Чай попей…

Михаил: Танюша, время поджимает, некогда. София Даниловна, здравствуйте и прощайте, извините за позднее вторжение. Как всегда, вы правы, с саблей на коне, Чапай, одним словом. Дочери вашей это нравилось раньше.

София Даниловна: Почему ночью врываться, а не утром? Что ты просила, а дом на себя оформить не просила, чтоб с детьми жить, когда он в очередной раз тебя бросит? На шею бросилась спасителю от чего, Таня? Хочу понять.

Таня: От хандры и смертельного одиночества, подобно твоему, мама. Да, он очень не такой, Миша, но он был и останется моим рыцарем. Уже иду, Миша… Прости меня, уж какая есть. Мама, не плачь, а то разревусь… Не стой истуканом, маму целуй…

София Даниловна: Хватит, облизали всю. Миша, береги ее и сам держись, Робин Гуд доморощенный… Меня не слушай, сам…

Затемненный салон летящего самолета. Татьяна умудрилась забраться ногами на сидение и улечься головой ему на колени. Она сладко посапывает, спокойная и защищенная. Руки мужа при этом придерживают ее от падения – «ляпота», как сказал бы герой фильма. В аэропорту наша пара пересаживается в свой джип и вскорости в Семеновку подкатывают. На удивленный взгляд Татьяны Михаил поясняет.

Михаил: В этой хате постель застелена, холодильник полон, горячий душ подготовлен… А воздух только для красавиц, как…

Миша прижимает к себе покорную жену и расцеловывает глаза, губы, густые волосы и прекрасную шею. Затем подводит ее к застеленной постели, усаживает, снимает обувь, и еще поцеловав, желает спокойной ночи, пытаясь выйти.

Таня: Мне одной, Миша, оставаться нельзя, ложись, пожалуйста, рядом, чтоб мне нос в твою спину упереть. Если не противна.

Михаил: Что ты, самая, самая... и мог ли я еще сегодня думать о таком…

Таня: Со мной никогда ни о чем не думай - сама не ведаю, что выкинуть могу… Свет выключи.

Все было хорошо и прекрасно этой ночью, как после длительной жажды у живительного родничка холодной воды в лесу. Ранние длинные лучи солнца нащупали Танино лицо. Прикрыла глаза от яркости, улыбнулась. Его уже не было в постели, на кухне, видимо, шурует - слышно, и запах ароматного кофе проникает. Раздались хлопки в ладоши - так обычно Михаил созывал семью к себе, и дети всегда первыми прибегали, опередив маму. Жаль, что прекрасное прошлое уже не вернуть, пусть даже ненадолго, подумала Таня. Столик во дворе был украшен букетом цветов, свежей клубникой, малиной, бутербродами и кофейником, вызывая естественное желание с аппетитом позавтракать. Миша встретил жену поцелуем, усадил за стол и налил в чашки кофе. Капризный попугай Кузя, близкий друг только хозяина, сел Тане на плечо и чирикнул в ухо в знак особого расположения. Во время завтрака Анна Петровна принесла горячих блинов и вишневого варенья. Расцеловала гостью, которую еще девчушкой знала, студенткой.

Анна Петровна: Миша, у нас тебя гости дожидаются, олигархи Филоненко. Поговорить желают. И не только они дожидаются твоего мужа. Он тут с нашими такое затеял… Екатерина, поди сюда. Вот какая вымахала, помнишь, врач она.

Екатерина: За что, Таня, над мужем измываешься, бросаешь, подбираешь, как кутенка? Может за то, что подмять его не можешь, домашним муженьком заделать, который отлучался бы ненадолго план на работе выполнить и опять рядом…

Таня: Я и по ночам его не всегда видела рядом, молодой была, а он на кухне с бумажками вместо бабы. А вы говорите. У него вечно проекты в голове – я за бугром у него. Дети были дома - мирилась, приучил урывками меня любить. Конечно, он меня любит, вот такую. Дети уехали - пустота. Думала, с возрастом утихомирится, и заживем. Какое там… Еще пуще разошелся. В большие начальники выдвинули, масштабы, командировки. А за ночные бдения Госпремию получил, даже не отметили еще, некогда. Понимаю - он не такой, как все, но я-то такая, простая. Плохо мне. Подмять Мишу невозможно…

Анна Петровна: Миша - хороший человек, заметный, поэтому и полюбила, наверное, его, и любишь еще, вижу, коль сюда приехала. Так что терпи…

Братья-близнецы Филоненко — Олег тучный и Леонид тощий — очень внимательно заглянули Мише в глаза, решительно сообщили.

Олег Петрович: Мы согласны вложить свои капиталы в ваш проект по выпуску кристаллических преобразователей электричества в холод и понимаем перспективу, но завод хотели бы расположить в промзоне, где коммуникации есть... Вы же настаиваете на его размещении в Семеновке, где людские ресурсы. Нет, думать не будем, мы согласны. Далее все с замом Тесленко Николаем работаем. Срок ввода - год. Гальванику привели в порядок. Торговлю фруктами прикрываем, сосредоточимся на… Жаль, не пьете, отметить бы надо.

Василий громко бибикал из мощного джипа для перевозки грузов. Петр Каталин, начальник сборочного участка, умоляюще просил выслушать. Ему и многим другим Михаил показал скрещенные руки и добавил.

Михаил: Более не могу, извините. К 10-00 Тесленко подъедет - ему решать. Вася, вечерком посидим без спешки, лады. Митя, с тобой особый разговор будет, на, держи от меня в подарок телефон сотовый.

Михаил влетает в свой двор, прощается, укладывает пакет еды в машину и крепко Таню целует. Уезжает.

Корпуса завода. Михаил, по традиции, обходит цеха, подходит к рабочим, беседует, присаживается в курилке литейного, прикуривает у пенсионера Гаврилова, который продолжает перечислять многочисленные президентские указы только за неделю и не более того. Но Гаврилов и на этом не остановился.

Гаврилов: А вы, Михаил Семенович, какого мнения…

Михаил: Нормально, слава богу, не мешает нужную продукцию выпускать. Мне, более близкому, кости мыть надобно было.

Кабинет. За столом активное обсуждение, макет нового изделия на подставке красуется. Часы - 10-35. За столом другой состав заседателей. Седовласый майор, угрожающе излагает положение на заводе.

Седовласый майор: Пожарная безопасность на низком уровне в шестом сборочном, где имеет место применение бензина на конвейере. Светильники же и электромоторы цеха не в пожаробезопасном исполнении установлены, что грозит…

Михаил: Ничему не грозит. Объем помещения и два рабочих места с примочками бензина не создадут взрывоопасную концентрацию. Проверьте отбором… Акт не подпишу, и десятки тысяч рублей тратить не будем на замену оборудования. Завтра же пригласим эксперта из вашего ведомства, пусть рассудит… Все.

На часах 11-25. Быстрыми шажками входит секретарша и докладывает.

Елизавета Михайловна: Извините. На заготовительном участке рабочий пальцы отрезал. Да, на гильотинах.

Все расходятся спешно. Пожарный инспектор в одиночестве. Собирает свои угрожающие бумаги и вслух.

Инспектор: Я еще до тебя доберусь, умник.

На часах 13-40. Михаил садится за малый стол, разворачивает домашний пакет, достает из ящика стола большую глиняную чашку и идет с ней за чаем. Секретарь приносит лимон к чаю.

Михаил: Может угостить вас кусочком домашнего сала, Елизавета Михайловна, вкус удивительный .

Елизавета Михайловна: А как же моя диета, калории… Если позволите, шматик возьму, спасибо большое. Вам бы отдохнуть. Что… В 14-00 к большому начальству. Поешьте и на пять минут глаза прикройте. Вот так. Не было конфликта у меня с ушедшим Николаевым, он просто руки распускал, понимаете, поэтому… Уснул, бедняга. И ни одного мужского взгляда на меня, может, старею.

Семеновка. Татьяна в фартуке, с повязкой на голове для волос, в хорошем настроении, что-то напевает, движения энергичны. Замесила тесто, пошла к дворовой вишне плоды собирать, испачкав в красное лицо и руки. Сняла обувь, босиком осторожно по влажной земле ступила, аж охнула от удовольствия. Почтальон постучал, завалил стол письмами, журналами, газетами, всякой корреспонденцией.

Таня: Перевел все сюда, на свой ночлег, а не домой… Отпочковался, милый, быстро. А это кто к нам. Кажется, Муратова со своим мужем-режиссером, да тут и Котенкова Людмила.

Режиссер Голиков взял блюдце со стола и к малиновым кустам подался. Муратова своим поставленным голосом громко поведала подруге о цели визита.

Муратова: Этот Михаил - настоящий герой, а не сценический. Волнительный мужчина, одним словом. Я вся горю при встречах, представляешь, Людочка. Донесли, что женушка его вернулась, училка она, живут отвратительно. Поглазеть на чебурашку хочу… и маленько подзадорить своим вниманием муженька… Мой выдохся как режиссер, и мужчина тоже. Так что…Вот и она.

Таня все прослушав, накидывает платок на голову, завязывает углы по- деревенски, под подбородком, взяла тарелку с хлебом и направилась рябых цыплят кормить, которых Миша где-то приобрел. Она их громко созывает. Нечаянно увидела Муратову…

Таня: Кто к нам в гости, Валентина Васильевна и Людмила, отчества не знаю. Какими судьбами? Наверное, к мужу. А его нет, жаль. Может чай, малина свежая. Ой, мне бы автограф…

Муратова: Здравствуйте, хозяюшка, не ждали гостей? Спасибо, уже завтракали. А Мишелю передайте, что приходила, как обещалась, но, видимо, дела, не в обиде. В пятницу премьера, он знает. Привет передайте очаровательному супругу, милая. Курей разводите, и попугаев тоже, говорите, мило, мило.

Гости уходят, попугайчик на плече продолжает сидеть, с кем хозяйка и продолжает беседу.

Таня: Ну, что скажешь, Кузя, не верь глазам своим? Актриса благородных ролей, замужняя женщина - порочна в личной жизни. Миша ей, видите ли, по вкусу пришелся, соблазнить надумала. Не получится, милая, не позволим, правда, Кузя? Мой дуралей предложил режиссеру Голикову (в одном купе, понимаешь, ехали) использовать пустующий поселковый клуб для постановок молодыми своих пьес. В субботу премьеру первую ожидают, по Чехову, кажется. Обязательно пойдем. Билеты раскупили за день, цены смешные - 25 рублей. Обратил внимание на потрепанный вид дивы вблизи? То-то же, ты отвернулся от нее, значит… Не молчи, Кузя, выражайся… вот так, молодец. Привет, Миша, хорошо слышу. Нет, еще не обедала. Скоро. Все поел, и очень понравились шницели, отвык только... Мне тебя поправить надо, худющий стал от самостоятельности. Тебе теплый привет от Муратовой. Что, что, тебя воротит от ее внимания? Миша, по-моему я тебе самого главного не сообщила - ты самый, знай, хороший у меня. Все, разболталась с тобой... Обедать пойду, с Кузей.

Кабинет главного инженера. Михаил просматривает многочисленную почту. В папке от президента компании подписанный договор с олигархами Филоненко. Улыбается. Следующая бумага его потрясает, лицо вытянулось, глаза сощурились.

Михаил: Елизавета Михайловна, пригласите ко мне Проскурова Семена Ароновича. В литейке должен быть. Тесленко точно знает. Зовите обоих, срочно, пожалуйста. Вот это да, Миша. Так ошибиться в человеке. С виду скромненький,тихий...

В кабинет энергично входит Николай Тесленко, следом за ним плетется Проскуров Семен Аронович, худощавый, лет сорока с хвостиком человек в усах и с ярко выраженным горбатым носом, подчеркивающим национальную принадлежность. Вид у него виновато-скромный, тщательно уперся взглядом в тестер, который вертит в руках.

Михаил: Семен Аронович, вы написали заявление на имя президента компании с просьбой выделить вам квартиру в жилом доме для молодых специалистов, который в стадии окончания. Вы пишете, что в случае отказа вынуждены уволиться для поиска работы с жильем. И главное, ваш уход от руководства монтажом уникального проекта на литейном производстве может нанести непоправимый ущерб фирме, ибо заменить вас, Проскурова, некем. Одним словом, жилье вам понадобилось для спасения фирмы, так что ли.. Во-первых, идея создания проекта принадлежит, как и технического задания, Николаю Тесленко. Второе — вас поставили руководителем работ не только как специалиста, но и чтоб установить вам достойную зарплату. Поясняли это вам тогда, помните? В результате… на финише шантаж устроили. Передайте Николаю документацию…

Тесленко: Документацию в карманах и сейфах хранит, раздавая исполнителям индивидуальные задания, без стыковки…

Михаил: Ясно, готовились давно к этому, и напрасно. Дом распределен среди молодых рабочих и инженеров, отработавших пять лет. Квартиры субсидированы и даются в рассрочку, вы знали. Жаль. Вывод прост - руководить проектом будут с завтрашнего дня Белоруков и Глик, который сумел на бумаге запечатлеть сделанное и дополнить предстоящими работами. Как куда вам? Можете в бригаде остаться исполнителем, сами решайте. Или ищите работу с жильем. Все.

Двор в Семеновке, Михаил и Таня ужинают. На столе много зелени, овощей, фруктов. Кузя рядом с мишиной тарелки клюет, весело чирикает.

Таня: Такого изобилия витаминов, как в Семеновке, давно не видела. Притом все свежее, только сорвано, сочное, удовольствие. И все бесплатно, никто денег не взял. Как так, спрашиваешь? На базарчик, что на перекрестке, с Анной Петровной пошла, впервые же... Моя попутчица со всеми здоровается, о чем-то переговаривается, меня представила и все. Ни одна продавщица с меня денег не взяла, лишь здоровья моему Михаилу желали, беречь тебя велели. Еще симпатичной меня признали. Миша, что это, поясни? Нет, ругать их не нужно. Почему-то приятно было, знаешь. Чем завоевал ты их, и не знаю. Что, к восьми обещался с семеновцами встретиться, на часах уже без пяти? Иди, Миша, но помни и обо мне, ждать буду.

За столом у Василия несколько человек уже дожидались Михаила с озабоченными лицами. Из напитков был лишь морс.

Михаил: Петр Николаевич, вас пригласил по кадровому вопросу. Да, знаю, что 8 человек проходят практику на заводе и уже… Штатное расписание на 132 человека, сколько на сегодня оформлено? Задержка в отделе кадров и поездки. Понял. С завтрашнего дня инспектор по кадрам в Семеновке принимать будет, подготовьте комнату. Митя, сколько осталось до запуска участка, 22 дня? Хорошо. Каталин, будь здоров. Что-то много народу за столом осталось…

Василий: Это люди моей команды. Мы тебе изложим концепцию создания торгового центра Семеновка, который будет заниматься закупкой и реализацией фруктов и овощей, а также натурального молока сегодняшнего удоя, творога из неснятого молока, сливочного масла, сала домашнего приготовления… Фруктового морса, можно попробовать, на столе и… Технология его приготовления… Знаем, Михаил, что не разбираешься в кулинарии и торговле. К сведению, я артиллерист. Потерпи и дослушай, мы готовились. Основой нашего торгового центра станут мои автомастерские, которые из-за отдаленности не посещают. Помещение большое, капитальное, из шлакобетона, сам строил, почти год. Главное, есть подвал-склад со стабильной температурой… Подъемник.

На стол выставляются плетеные корзинки, картонные ведерки разных размеров с яркими наклейками СЕМЕНОВКА. Расторопная женщина заполняет тару фруктами, ягодами, овощами.Молочные продукты в своей посуде.

Василий: Разукрашенная машина, ты ее видел, в часы пик торговать будет у цирка и приглашать будет поехать… Творог попробуй, то-то же. Конечно, есть проблемы - деньги и деньги. Холодильники, подъемник, вот список. Смету тщательно составили. Понимаешь, люди поверили и несут деньги в общий котел, оформляем прием, хлопот - миллион.

Василий бросает пачку фотографий, все смотрят, что-то говорят, убеждая почему-то Михаила одного. Появляется в халате Катя.

Екатерина: У вас совесть есть, двенадцатый час ночи уже… Быстренько по домам, до свидания, надо же. Жили тихо, смирно, пока этот... Миша, тебя убьют, иди уже… Таня права, он неисправим, а вы способствуйте, на шею ему садитесь. Уехала его Таня, сама видела на такси, минут пять назад. Вот несчастье…Что он, негодяй, чтоб так над мужиком измываться? Конечно, с ней поговорю… Да тебя шатает, Вася, обними, слышишь… Распустили мы вас - жен позабыли...

Михаил, стремглав, в комнату ворвался - постель пуста, компьютер светится, а на нем.

 

Голосом Тани: Более не выдержала, голова от ожидания раскалывается, и опять, боюсь, сорвусь. Что мне делать, и не знаю. Я все время одна и одна. Зачем я тебе, тоже не знаю. Моим бываешь только в больном виде, лежачим, как в больнице... В здоровом виде я без надобности. Негодяй ты, Миша, давно знаю и терплю. Домой поеду, чтоб… Не знаю, что еще сказать, сам все знаешь. Кузя со мной поедет. Творог в холодильнике. Таня.

Ночь, тишина. Звонит громко телефон многократно. Татьяна босиком, спросонья направляется на кухню, берет трубку и хрипло.

Таня: Алло, да, квартира Федулова, что случилось? Нет его.

Миша осторожно берет у нее трубку и в чем-то убеждает собеседника, но, очевидно, безрезультатно, ибо недовольным трубку вешает. А Таня, повиснув у него на шее со спины, грозится.

Таня: Задушу незваного гостя раз и навсегда, чтоб впредь беззащитных женщин...

Михаил: Танюша, прости, пойдем со мной до общежития, что на Зелинского, пожалуйста. Да, оттуда звонили. В пути все и расскажу…. А за Семеновку прости, сама видела все, лучше не напоминать, говоришь. Не буду. Одеваемся, хорошо? А как мне одеться прикажете, мадам? Спасибо.

Миша на кухне сидя завязывает шнурки обуви, взглянул на настенные часы- 02-38, из спальни порывисто появляется Таня в длинной юбке и голубой блузке, волосы распущены, вид ослепительный, подходит к мужу и спрашивает.

Таня: Как я выгляжу, Миша?

Михаил: Ближе подойди, темновато, еще ближе... Ты прекрасна, Таня. Снял помаду, извини.

Взявшись за руки, наша пара бодро, махнув рукой на машину, пошагала по пустым улицам, молча, боясь расплескать зыбкое ощущение близости.

Увидев гостей, дежурная по общежитию поднялась, заволновалась и стала излагать в подробностях причину своего звонка.

Дежурная (молодая женщина): В 21-40 завалился этот мужчина в пьяном виде со странным мешком на плече и стал просить поселить к нам, пояснял, что на заводе работает, из дому ушел. Два раза падал навзничь, но сам же и вставал. Все извинялся, потом заплакал, сел в углу, где и спит. Вот... Документов нет, жена забрала, вас все называл, Михаил Семенович. Хотела милицию вызвать, но позвонила...

На полу, скорчившись и кряхтя, валялся Проскуров. Михаил его растолкал, намочил свой платок и обтер лицо, отчего последний стал что-то соображать. Увидя так близко лицо начальника, попытался подняться,

Проскуров: Прошу еще раз, нет, не пью, нализался. Заявление по жилью порвал, разрешите продолжить работу. Нет, домой не вернусь. Я таким не был. Что... спать... где спать сказали.

Михаил: Вы поступили правильно, позвонив, Галина. Свободная комнатушка есть? Отлично, поселите его. В 7-00 разбудите. Эти 500 рублей ему дадите в долг, а участкового попросите паспорт у жены изъять. Семен Аронович, быстро спать ложитесь, а то проспите. Нет, не обижаюсь, Галину надо благодарить, а не меня. Спокойной ночи всем.

Наблюдавшая все это Татьяна, извлекла из миниатюрной сумочки шоколадки, которыми угостила Галину, Проскурова и Михаила.

Михаил: Не представил - моя жена Татьяна Алексеевна. Спасибо за шоколадки.

Галина: Очень вкусные, неудобно еще брать, но если настаиваете... Вы очень красивая, Татьяна Алексеевна, даже не представляла, что у Федулова...

Таня. Может быть женщина. Разве он хуже других, недостоин? То работа, милая, а я и дети - семья. Галина, по-моему, этот герой голоден – видели, как шоколадку проглотил. Может, мы привезем. Брат ваш в 23 комнате проживает, а у него холодильник всегда полон, тогда ОК.

Татьяна взяла мужа за руку, оторвала от героя и повела послушного на выход. Ночь была сказочной, с луной, звездами и влюбленными парами на скамейках. Они присели на свободную под липой, сблизились очень, поцеловались, рассмеялись.

Михаил: Две комфортабельные квартиры, автомобиль, а на скамейке лучше - природа помогает, молодежь вокруг. Что-то же и нас с тобой сюда потянуло после, казалось бы, неизбежного развода. У нас с тобой, Танюша, второе дыхание открылось во взаимоотношениях, в чувствах, которые сохранили. Посему расцеловать позвольте ваши губки объемные, в которых утопаю.

Таня: Миша, перестань. Помню с молодых лет твои комплименты - глазищи, что у совы, цвет лица - недозрелый персик, губы - примата африканского, ума - кот наплакал. И как ты еще поцеловать такое просишь, очень даже просишь и правильно, каждый день проси.....

Таня и Миша целуются, ее ручка дергает его за ухо, чтоб не увлекался сильно, смеются... К нашей паре вплотную подходят двое крепких парней и две девчушки.

Бритоголовый парень: Почем любовь сегодня, дамочка. Заплати ей, папаша, и деру давай... Нам извинится, ты что...

Бритоголовый размахивается и врезается в липу, Миша увернулся вовремя. В атаку вступает длинноволосый верзила, пытаясь свалить противника, но падают оба, сцепившись, нанося удары друг другу. Бритоголовый очухался и пытается ногами наносить удары. К дерущимся подбегают Таня, бегавшая в общежитие, Галина и Проскуров в майке. Последний схватил ловко бритоголового и стал, что называется, головой наносить удары такой частоты и силы по морде наглеца, что, казалось, тому конец скоро. Кабы не Галина, сумевшая длинноволосого обезвредить ударом кирпича по голове, утихомирила и Проскурова. Четверка победителей вернулась в холл общежития. Вид у героев был не очень. Голова Семена Ароновича была вся в крови от собственных ссадин и ран противника, майка разодрана, тяжело дышал. Миша с синяком под глазом и опухшей губой шумно комментировал драку

Михаил: Наглецы получили по заслугам, не ожидали от папаш. Вам спасибо, Галя, за помощь, а Семену Ароновичу особую благодарность, что обратил в бегство бритоголового. Вот это мастерство, где этому научились.

Проскуров: Да нигде, улица детства уроки давала... Пацанов всех бьют, особо слабых, хилых, каким был я, да и родимое пятно всех раздражало.

Галина: Какое пятно, национальное, говорите. Извините меня, не сообразила. Зато отпор какой научились давать обидчику в вашем уже возрасте. Вам 43 в августе стукнуло, опять ляпнула...

Таня: Мужчинами горжусь. Да, пострадали, но с честью. Поздно-то как, скоро подъем. А спать когда? Семен, вы молодчина... Нет, провожать не надо. На такси можно, если...

Михаила развезло от усталости, еле ноги волок, глаза слипались, опирался на жену. Без особого труда уложила мужа в постель, раздела и пробурчала.

Таня: Утром же диванчик вынесу из кабинета, кончилась твоя вольница, милый, до конца дней твоих, дорогой. Подвинься, драчун, немного, вот так. Не проспать бы только... Прижмусь чуточку носом к спине и никаких снотворных, испытано... все.

Татьяна проснулась после девяти, завтрак был на столе, записка лежала с пожеланием хорошего аппетита и обещанием на обед заехать, Танюшу повидать. Жена быстренько к холодильнику, и закрутилось колесо семейное в правильном направлении, ибо правильно озабоченная женщина горы свернет, иногда. Конечно, обед был на высоте, хозяйка блистала красотой и радушием, ну а муж попросту восторгался этим.

Михаил: Танюша, было все очень вкусно, спасибо. В районе 15-00 с копейками собираюсь в Семеновку, могу захватить, если есть желание проехаться. Отлично, позвоню предварительно. Побежал.

Проходная фирмы. Федулову путь преграждает женщина, крепко-крепкая, с очень суровым лицом и поставленным голосом.

Женщина: Здравствуйте, я Проскурова Вера Ивановна - жена Семена Ароновича. Не ожидали, думали, вам так сойдет разрушение семьи подполковника в отставке. Хорошо, отойдем в сторонку. Так вот, это ничтожество отказалось от квартиры, но я, как жена, и сын мой, нуждаемся в жилплощади. Как советская власть кончилась, говорите, да я на вас при любой найду управу. Желаете мне успеха, не стоит, затаскаю... Как ко мне не вернется муж...

Михаил прямиком на склад сбыта направился, где приемка, упаковка и отправка продукции проводилась почти вручную при высокой технологии производства. Громадный полутемный подвал был весь уставлен столами упаковки, клейки, обвязки и тележками транспортными. Множество дам в мрачных синих халатах трудилось на финишной, допотопной операции. Начальник отдела сбыта - очень высокая, активная женщина, Жанна Ивановна, бодро сообщила.

Жанна Ивановна: Отправка продукции идет с опережением, зависим от сборщиков, которые иногда... Что, претензии нет, две только в декрет ушли. Подбираем замену. Воздух, говорите, не очень - это от клея, не тот завезли. Будьте тоже здоровы. Чего искал, спрашивается,.. Ищет, ходит - план же выполняем.

Михаил: Да, Николай, помню. Выезжаю уже. Все в порядке у тебя? До встречи.

В переоборудованном коровнике шли последние приготовления к запуску сборочного участка модулей изделия К-1. Более ста женщин, завтрашние обученные сборщицы, наводили марафет в полном смысле. Подъехал Федулов, обошел бытовки, склад, вошел в цех, сел на рабочее место.

Михаил: Здравствуйте, заводчанки. Дожили вот, завтра запуск с утра. Волнуюсь чуть-чуть, но не за вас, а за детей ваших, чтоб здоровыми все завтра были. Какие же вы красивые, впервые вижу таких, как на подбор. Все у нас должно получиться, обязательно, правда? Удачи вам, коллеги.

Семеновка. За окном еще ночь, на часах 4-00. Михаил, потягиваясь, садится к компьютеру, покашливает. На экране графики, таблицы, которые внимательно просматривает, временами ворчит про себя тихо. Голосистые семеновские петухи перекликаться начинают, напоминая о наступлении нового дня. На часах 6-15. Федулов быстро складывает ноутбук и кладет его рядом с сумкой. Привычно быстро побрился, сварил чай, бутерброды нарезал, в ладоши хлопнул, зовя жену к завтраку. Звонит телефон.

Михаил: Доброе утро. Как и договаривались, после обеда прилечу. Позвоню сразу же, Валентине Васильевне привет передайте.

Таня: И от меня Муратовой привет передай.

Миша: Это Харченко жена, а не...

Таня: А на спектакле с тебя глаз не спускала Муратова, про Эзопа- мужа забыла на сцене, как тот ни старался. Что, не так, скажешь? На аплодисменты лишь тебе поклоны отпускала, улыбаясь. Посмешищем меня сделали. Значит, повод давал. Куда так нарядился, в Киев. Со мной в мятой клетчатой рубахе, а тут... Можешь переодеть... Нет. Мне и ехать некуда и не к кому. Сама доберусь. Что за конверт кладешь, нашел время. Ночью сбежал от жены к ноутбуку, соскучился. Молчишь, нечего сказать... Кашлять нечего за едой, заплюешь все. Надоело только больным тебя дома видеть. Хватит. Живи, где хочешь, мне это все равно, но без меня. Муратовой своей привет передай и скажи, что свободен отныне. Слушать тебя не желаю, наговорились за столько лет, и что...Уходи.

Кузя бросает камушек в чай хозяйки, обрызгав ее всю. Она утирается.

Таня: Заступничек нашелся, друга обижают (второй камушек бросает Кузя). Да пошел ты...

Миша молча берет вещи, уходит. Его чашка чая полна до краев. Таня вскрывает конверт, там документ о передаче ей дома в собственность со всеми печатями нотариуса. ..

Таня: И слава богу, определилась. Взять себя в руки надо. Негодяй, шашни заводит у всех на виду с актрисой и хоть бы покаялся. Возгордился, начальником стал великим поселкового масштаба. Видит бог, хотела мира, семейного уюта, терпела все его заскоки, не оценил. Ну и пусть. Ему же хуже будет... Все, убраться и домой поеду, с меня Семеновки хватит. Ноги моей не будет здесь. Спасибо, Кузя, (он Тане салфетку принес) слезы вот потекли вдруг. Ты хороший друг, Кузя, прощай. Дай еще салфетку. Кажется все.

Приземляется самолет из Киева, объявляется по громкоговорителю. В толпе прилетевших странно медленно шагает Михаил, утирает пот, закашлялся сильно. Садится на стоянке в свой джип, заводит и медленно едет. Останавливается у обочины и звонит.

Михаил: Василии, да это я. У аэропорта. Плохо мне, не вижу, голова, домой добр...

Катя садится в машину скорой помощи, забравшую невменяемого Федулова. Реанимация. Михаил укрыт до подбородка, его трясет, глаза закрыты, капельница, кислородные трубки в носу. Пришел врач, осмотрел, потрогал и флегматично констатирует.

Врач: Предполагаю в тяжелой форме вирусное воспаление легких. Подхватил солидную дозу. Да, в предбанник перенести, а пока аспирин, анализы, снотворное. Утром уточним.

Два здоровенных парня в коричневых халатах покатили койку с больным через коридор в полуподвальное помещение, где довольно грубо Михаила скатили в железную кровать с высоким ограждением по периметру. Его полностью раздели и запеленали, предварительно накидав прокладок ниже пояса, в холодное, влажное серое одеяло. На голову серую вязаную шапку напялили.

Парень: Пиши на табличке номер 813, счастливый, значит. А ты, больной, чего захочешь, не ори, делай в эти... На сутки хватит. Не соображает. Привет, дядя Федя. Все, пошли в столовку, жрать охота.

Свет выключили, лишь дежурная лампочка тускло и сиротливо висит на проволочке. Миша не видит, но явно слышит беспомощный стон соседей. К нему вплотную подошел пожилой мужчина, дядя Федя, с сумкой на плече. Нагнулся, включил карманный фонарь, тщательно разглядывая Федулова.

Дядя Федя: Михаил, это ты. Я тебя точно узнал, друг. Меня не признаешь, не видно же ни хрена. Что, голос мой знакомый, говоришь? Афанасьев я, Федор Васильевич, телецентр монтировали, помнишь? Молчи. Да, попал ты в предбанник, дальше уже... некуда....Что, холодильные установки обслуживаю... Когда ногу потерял. Разболтался с тобой, мне срочно к Марковичу пойти надобно, за подмогой. Выпить дать... Дурак я старый, побежал... но я вернусь, не дрейфь.

Городская квартира Федуловых, окна распахнуты, ковры свернуты, гудит пылесос. Хозяйка с остервенением извлекает мужскую одежду из шкафа и заполняет ею черный мешок, утрамбовывает. Предварительно телевизор его нарядной майкой протирает от пыли. Звонит громко и долго телефон. Наконец, услышан.

Таня: Привет, Люда. Капитальную уборку вот затеяла. Дома я, пылесос гудел. Не знаю, где он, и знать не хочу. Когда видела....В гробу, подлеца, я бы видела... Почему скоро там будет. Какой реанимации... Где, в больнице городской... А я, я... сейчас... Ой, мамочка.

Таня хватает одежду, одевается, мешок с его шмотками в шкаф запихивает, руки трясутся, движения судорожны, спотыкается об ковер, больно, вскрикивает, плачет…

Таня: Только не это, нет, не может. Не опоздать... Где ключи, куда... Я успею, Миша, я должна все объяснить, миленький. Деньги, такси взять... Алло, алло, такси срочно, адрес...

Больница, печальные лица родственников, тихий говор, заискивание с медперсоналом, шарканье ног ходячих больных в безразмерных халатах цвета засохшей грязи, специфические запахи болезни.

Таксист: Приемный покой здесь, гражданочка. Вас подождать? С реанимации, правда, не скоро домой. Всего хорошего.

Таня: Алло, Катя, здравствуйте, да. У приемного покоя. Жду.

 

Катя: Что так поздно? Да отходит он уже, в предбанник отправили, отмучился,.. Люда только тебе позвонила. Утром звонил Миша, говоришь, тебе, не ответила. Выгнала в очередной раз, да... Шла бы ты отсюда, Таня, подальше. Черный наряд готовь, красотка... Без тебя Семеновка справится. Зачем повидать, поздно, наверное... Уходи...

Таня: Не уйду. Сама знаю, что стерва, но Миша мой... бог, понимаешь, больше жизни его… словами не объяснить... Я должна к нему... что, не пускают... А как... Он бы обязательно придумал... нашел выход…

Таня порывисто убегает и возвращается вскорости с тряпками в руках и ведром со шваброй

Таня: Посиди пять минут, Катя, я сейчас еще…

Таня опять убегает и возвращается наголо обстриженной, неузнаваемой. Быстро напяливает на себя тряпки, превратившись в зачуханную санитарку с треугольной косынкой на голом черепе

Катя: Ты что наделала, чучело, зачем постриг... Такой волос был, украшение!

Таня: Ни к чему красота, коль Мишка здесь. Я побежала. Катя, детей, наверное, вызову после свидания, как думаешь?

Таня обувает резиновые сапоги, берет ведро со шваброй, Из сумки духи достает «КРАСНАЯ МОСКВА», обильно душится.

Таня: Его любимые.

Катя: Малахольная ты баба, ни пуха. Туфли твои возьму... Не беги так... Звони, Федулова.

Полуподвал. Рослые санитары переносят тело больного на тележку.

Санитар: Дима, номер сними и положи в тележку. Еще толстушка померла за номером 760. Нет, счастливый еще рукой шевелит. Эй, ищешь кого, жениха что ли? Новенькая. Стой, не убегай... вот дура.

К кровати за номером 813 подходят две фигуры, одна прихрамывает. Афанасьев снимает вязаную шапочку с головы больного, нянечка ведро роняет, взвизгнула, тряпкой рот закрыла, убирается.

Афанасьев: Отойди и не шуми, женщина. Давиду Марковичу больного осмотреть надобно. Подалее убирайся пока. (Таня быстро уходит за колону, моет пол). Вот, Маркович, это и есть мой друг. Тележку мою видел самоходную - его работа, да не только... Помоги, очень... Что, помолчать? Слушаюсь... Женщина, тебя же попросили уйти, а ты опять. Исчезни.

Маркович: Состояние, прямо скажем, критическое. Организм уже не в силах с этой пакостью бороться, а лекарства, губительные для вирусов, лишь шведы освоили. Стоимость баснословная, да и нужны сегодня, завтра поздно... Липатов, знаешь, выкарабкался. Конечно, есть еще таблетки у него. Ты с ума сошел, Федя. Никогда, я же доктор...

Афанасьев: А я - босяк, да. Человек же помирает, а ты - никогда. Давай лучше продумаем, как незаметно... Что ты замолк, Давид, думай.

Маркович: Ты мне мешаешь, Федя. Мои витамины очень похожи на шведские. Лишь бы руки не дрожали, понимаешь. Коньяк буду, но после... Нет, не боюсь. Как кто - Липатов, хозяин рынка. Я пошел, и ты со мной, что ж…

Пожилая пара удаляется. К кровати тут же Таня подбегает, щупает лоб, подушку поправляет и очень тихо.

Таня: Здравствуй, Миша. Наконец-то нашла. Меня и не признать в таком облике....Смотри (она снимает косынку и близко нагибается к нему, к открытым невидящим глазам), Миша, ты видишь меня, Миша? М И Ш ААА.

Таня на полу. Приходят заговорщики. Сажают на свободную постель Таню, шлепают по лицу, дают попить.

Афанасьев: Ты кто ему, женщина, не молчи. Что ж, охрану вызовем. Жена, значит. Помогать будешь доктору, чтоб лекарство больной принял. Приподними ему голову, вот так. Пои раствором по капельке, проси, кричи, но главное - все в него влить.

Доктор: Невидящих глаз испугались, так это он в коме. Сердце тикает. Наша задача вернуть из небытия к нам, чтоб с проклятой побороться...

Афанасьев: Дима, санитарка у больного дежурить будет. Как зачем, доктор Пархоменко его списал, вопрос лишь времени, говоришь. Тебе она мешает, нет? С нового года, Дима, мне помощника введут, готовь инструмент. Мне больной - друг, понял, а ему жена она, учти ситуацию - выжить должен. Надеюсь. А вы, дамочка,.. Хорошо, Татьяна, не дрейфьте, одну вас не оставим, мы с доктором в моей мастерской ночевать будем, покажу. Зовите в случае, да мы и сами наведываться будем. Не боитесь здесь? Хорошо, мы пошли.

Старики уходят, Дима приносит постельные принадлежности на свободную койку, жестом Татьяне показывает, что прилечь можно...

Таня: Кажется, сам глотнул уже. Спасибо вам. Хоть бы моргнул.....

Дима: Все будет ОК, увидите. Это же какой доктор дежурит - сам Маркович, понимаете.

На мобильнике 03-46 .Таня утирает мужу лицо, укладывает его, укрывает. Сама прилегла на кровати, задремала. Приходит доктор, щупает больного, проверяет чашку с капельницей, укрывает Таню, уходит. На мобильнике 4-40, Федулова лежит рядом с мужем, теснится, что-то шепчет ему. Подошедший доктор грозит ей пальцем, она пытается сойти, но Маркович ей остаться велит.

Доктор: Вернуть его надобно, дамочка, к жизни, затянулось, но как прикажете? Может, как в прошлом году - криком о помощи? Чуток подождем еще.

Малые оконца полуподвала серыми стали от наступающего утра, санитары повезли очередного покойника. Таня решительно вскакивает, поправляет одежду, двумя руками, по привычке, волос хочет поправить, ухмыльнулась, достает мобильник из сумки и удаляется вглубь, в сторону морга (табличка на дверях).

Таня: Квартира Тесленко. Пожалуйста, Николая пригласите к телефону. Федулова. Коля, здравствуй, в больнице мы. Есть просьба... (она прикрывает трубку и тихо наговаривает). Все, Коля, понял, ровно через 5 минут. Сверим часы, пошла... Позвоню.

Татьяна подходит к постели мужа, долго всматривается в лицо, глаза прикрыты, дышит тяжело, руки вдоль тела лежат беспомощными. Она достает из кармана мобильник, включает его на максимальную громкость, кладет его на подушку, близко к уху... Присаживается на его кровать, потирает нервно руки в ожидании. В мертвой тишине предбанника раздается громкий звонок, второй, лишь после третьего…

Михаил: Федулов, кто…

Таня включает громкоговорящую связь.

Тесленко: ЧП, Михаил Семенович, пожарник шестой закрыл из-за бензина, на уговоры не идет.

Михаил: Сбрендил пожарник... Я сейчас…

Михаил открывает глаза, осмысленно осматривается. Таня отключает мобильник и пытается своими большими глазами поймать его взгляд, он отворачивается и говорит.

Михаил: Вы кто, женщина,(кладет руку на голую головку)

Все, Татьяна, изможденная и опустошенная падает ему на грудь и ревет белугой. Утирает платком свои слезы с его лица, еще раз заглядывает ему в глаза и пошла скороговоркой ему излагать в подробностях страхи прошедшей ночи. Он же прижал ее к себе и молча слушает.

Маркович: Ну что, дамочка, дозвонились до того света? Молодец, возьмем на заметку. Федор, тебя больной просит.

Михаил: Васильевич, отвези домой, пожалуйста. Умру я среди покойников. В мозгах опять помутнение. Доктор, помогите нам выбраться. Не слышу ничего…

Афанасьев: Давид, Давид, не молчи... что, машина будет? Дима, тачка нужна, срочно....

Через несколько минут появляются Дима с напарником, которые осторожно больного на носилки перекладывают и несут к машине скорой помощи. Старики дают Тане визитные карточки, таблетки малюсенькие с наставлением, ее телефон записывают и провожают к машине.

Татьяна: Спасибо вам за все. Как куда ехать - в Семеновку, а там.....

Машина, включив сирену, помчалась к огням большого города, где все шумит и вертится без оглядки на предбанник.

Магазин «СЕМЕНОВКА» выглядит современным, рядом стоянка машин, над входом плакат «натуральные продукт», несколько столиков заняты покупателями, пьют морс. За одним из них Татьяна с Екатериной ведут беседу, лица озабочены.

Катя: Чем недовольна, подруга, вытянули же его? Давление норма, не температурит, кашляет, правда, и вестибулярный еще... Девятый день только пошел, конечно, слабенький еще, дай очухаться. Что-то не то, говоришь, душевно у него, а что приметила, Тань?

Таня: Да он как обесточенный, не светится совсем. Всю ночь в постели лежит, не вскакивает, к ноутбуку не подходит, паинька, одним словом. Днем молча сидит под вишней, прикрыв глаза. Меня не трогает, не задирает. Я уже и так и этак задеваю мягкими местами его — ноль внимания. Не таков мой Мишка, я-то знаю. Перекрыли ему кислород, запретив с людьми общаться, дабы не расстроить, не волновать... Его надо, Катя, вернуть к деятельной жизни, привычной, и не отговаривай меня (Катя молчала). Звоню на работу Николаю, вот парень, олигархам звякну, которые меня достали уже. Василию сама скажешь, что жизнь продолжается, а то мне и поскандалить не за что, увяну.

Катя: Не смей более скандалить, Таня, забудь. Платок сними, парик тебе купила вот. Хороша стерва, все к лицу тебе. Разбежались, коль спешишь.

Миша в шезлонге под вишней дремлет, Таня с Митей стол волокут, к существующему приставляют, стулья пластмассовые расставляют вокруг, пепельницы, воду ставят. И вовремя, ибо машины притормозили к назначенному сроку. Приехали Белоруков с Матлаховым, Тесленко, Проскуров, братья Филоненко, зам. по капстроительству Корнева. У всех в руках папки, бумаги, на лицах нерешительность. Михаил в спортивных брюках, футболке, поздоровался со всеми.

Михаил: Зная вас, понимаю, что не только навестить меня приехали, проведать. В глазах Семена Ароновича сплошные вопросы прыгают, ответа ждут. За стол рассаживайтесь, уважаемые коллеги, я же, извините, переоденусь быстренько, надо.

Михаилу жена подала джинсы, клетчатую глаженую рубаху, рукава закатила, туфли разношенные принесла, причесала и растрепала не густую растительность на голове, крепко обняла и поцеловала. Глаза у мужа загорались привычным блеском деятельного человека. Миша же подвел свою красавицу жену к большому зеркалу, где отражалась счастливая женщина, встал у нее со спины, положил свои ладони на прелестные груди, прижал и поцеловал в шейку. Она быстро вырывается и грозно.

Таня: Беcстыдник ты, Миша. Иди уже, ждут. Не ожидала от интеллигента похабства этакого. Ушел? Почаще бы грешил, Господи. Парик ничего, идет мне, правда.

Михаил: С кого начать прикажете, господа?

Белоруков: Отпусти богатеньких сначала, Миша, прости, Михаил Семенович. У нас с Константинычем не срочный, можем подождать. Установочку принесли конденсации воды из воздуха, на твоих холодильниках собрана. За счет скоростной турбинки, Миша. Вес прибора 600гр. Пробовали, до 2 л/ч. Да, мы уже рассказали, можем и показать. Источник питания аккумулятор, но расход энергии на порядок меньше... Да, шумит турбинка, хорошо, подработаем. В понедельник к нам зайдешь, будь. Таня, тебе привет от Лизы…

Таня вручает Белорукову и Матлахову небольшие красочные лукошки с клубничкой, заранее купленные в магазине своем. Ставит морс на стол, включает фонарь на столбике у стола, безрукавку накидывает на плечи мужа, исчезает.

Михаил: Я пригласил вас, братаны, чтоб не за глаза, а туточки обсудить нашу кандидатуру на должность технического руководителя строящегося завода. У уважаемых братьев Филоненко возникли сомнения после полученной информации из полиции, порочащей Проскурова, нашего кандидата. Так, господа?

Филоненко Олег: Работу такого масштаба доверить человеку с репутацией запятнанной?

Проскуров: Я же не знал, зачем сюда поехали, но это правда, я был пьян, пусть даже впервые, поэтому, извините, не подхожу анкетно, богатенькие правы.

Вскакивает Тесленко: Нашли алкаша, мы же с Федуловым сказали, что ручаемся...

Проскуров: Нет необходимости на поруки меня брать, господа, а за доверие спасибо. Я домой, Михаил Семенович, выздоравливайте. Слышу, Татьяна Алексеевна, к вам иду.

Филоненко: Может, перегнули, но лучше подстраховаться, правда, Михаил?

Михаил: Это был божественный шанс, в десятку, а вы - милиция... Профукали, господа. А сейчас несколько слов о наборе и подготовке кадров для нового предприятия, где профессии понадобятся уникальные, редкие. Поэтому считаю необходимым предложить вам закладку жилых домов на 60-90 квартир для сдачи их в аренду специалистам. Недвижимость ваша...

К столу, на огонек, неожиданно Муратова с мужем подходят, театрально шумно, с улыбками.

Муратова: Всем добрый вечер, и прощения просим за вторжение. Мы ненадолго, только Мишеля поприветствуем и пожелаем здоровья. Еще вот билеты принесла на Анну Пузыреву, концерт дает в театре. Нет, Мишель, сама не пойду, репертуар не мой. Не обижаюсь, но, пуркуа?

Михаил: По ящику показали на днях дворец ее, роскошь Пузыревой, что и царю не снилось. Пуркуа, спрошу и я, такие гонорары ей, когда мои талантливые специалисты в хрущевках живут, а вы сами с оплатой своей нищенка в сравнении. Это дискриминация, говорите. Таня в квартире. Что, Эдуард, еще пару слов добавить хочешь? Дадим режиссеру пару минут, господа, он человек дела.

Режиссер Голиков: У меня в труппе есть брат с сестрой, близнецы, молодые актеры с перспективой. Вот они по стариной традиции по субботам хотят у магазина СЕМЕНОВКА, где покупатели за столиками, с балаганчиком выступать без оплаты. Репертуар, куклы есть, нужно лишь разрешить им и будочку небольшую поставить. Не понял, молодой человек. К вам обратиться, спасибо за визитку, если ваш шеф не возражает. Он согласен, правда, Миша? Пока.

Звонит у Тесленко мобильник

Тесленко: Извините. Да, слушаю. Кандидатуру нашего представителя в совместную фирму уточняем. Есть претендент, да. Завтра позвоню. Это немцы, Михаил Семенович. Есть остаться.

Михаил: Мы остановились на строительстве жилья в аренду... Что, Леонид Петрович, желаете с братом вернуться к Проскурову? Не знаю, не знаю, говорю, как после... Могу попробовать при условиях - не вмешиваться в его работу, снять квартиру ему в Семеновке, служебную машину. Хорошо, иду

Михаил уходит в апартаменты, олигархи с кем-то перезваниваются. К столу подходят режиссер с молодыми людьми

Голиков: Извините, молодой человек, зашел за покупками в местный магазин, а там мои коллеги Пальцевы, Светлана и Володя, помните, давеча за них просил. Ничего, что привел? Тогда еще раз...

Николай Тесленко молодых гостей посадил за стол, предложил морса попить.

Тесленко: Начну с того, что мне понадобится разжевать вашу просьбу, от театра очень далек.

Володя: Зато к Светлане близко подсели, господин спонсор. Я очень прошу не с этого начинать.

Николай пересаживается на дальнее место стола, улыбается

Тесленко: Принесли эскиз или чертеж, уважаемые, выкладывайте, а за сестру не переживайте, на километр не подойду. Что у вас, ничего нет? Да, Тесленко слушает, через 30 минут на заводе буду. Вот листок бумаги, набросайте, не умеете? Сегодня не могу, завтра к 10-00 у магазина буду и там на пальцах объяснить подготовьтесь. Все нормально, Володя, не обиделся. Побежал.

Светлана: Ну как, братик, меня дурой выставил... Пошел ты, знаешь куда. Нужна я ему, как...

Возвращаются Михаил и Проскуров.

Михаил: Семен Аронович внял моей просьбе и дал согласие на эту работу. Жилья ему не требуется, женится на красавице с подворьем в Семеновке в ближайшее время. Машина понадобится. Уже пригнали Рено, говорите, для технического руководителя, молодцы. Тогда за дело. Кто к нам в гости, Танюша? До свидания, господа капиталисты. Какими судьбами, Галина?

Галина: Извините, но забеспокоилась за Семена... Ароновича. Уже знаете. Мой 15-летний Юра от него ни на шаг, таким же мастеровым хочет стать. У меня семья образовалась, на Крутой улице мой дом, от родителей, где и проживаем. Милости в гости просим. Наболтала вам. Пойдем, Сеня, коль можно уже.

Таня: Может, подвезешь их, Миша. Что, своя машина? Я так рада.

Проскуров: Это правда, Галя. Садись в черный Рено - это наш. Плакать зачем.

Галина утирает слезы радости, целует Таню, подходит к Федулову.

Галина: Спасибо вам за все. И еще у нас радость. Я в положении, ждем сына, Ароном вот решили назвать. У Сени первый будет. Кабы не драка тогда с пьянкой… Бывшая на развод подала, с китайцем сошлась, торговцем. Не беспокоит. Еще с работой хотела...

Проскуров взял Галину за руку и потянул к выходу. Обошли машину вокруг, помахали на прощании Федуловым и уехали.

Таня села близко к мужу, чтоб в глаза заглянуть, настроилась на серьезный лад и выложила.

Таня: Миша, хочу серьезно с тобой поговорить, хорошо. Смотри на меня, вот так. Стыдно признаться, но я точно беременна, первого на аборт записалась. Почему-то боюсь, раньше смелее была. Мне…

Миша: Аборта не будет, Танюша, даже не думай. Рожать тоже боишься, нет? Вот и хорошо. Ты молода еще, детей любишь, подтянемся на второй заход. Как думаешь? Мне решать, говоришь. Тогда вперед, под мою ответственность. Конечно, странно, но, коль случилось, приму с радостью.

Таня: Столько думала об аборте, а тут нате, мама молодая. Наверное, правильно, но мне настроиться нужно. Еще прошу твоего разрешения дом у Люды купить, этот, наш. Городской детям отпишем. Все деньги у меня, ты знаешь, посчитала, хватает. Ходила в школу еще, что за углом, учительствовать буду в младших классах, если не возражаешь, без ущерба для семьи, что главное для женщины. Это я поняла и, надеюсь, усвоила. Думала еще детей перевести в наш университет, домой вернуть их. Не получилось, не хотят. Ко дню рождения приехать пообещали, да и мама навестить грозилась. По-моему все выдала, что продумала, пока болел. Миша, ты меня не бросишь, правда? я очень этого боюсь. Смеяться нечего, я серьезно.

Михаил: Не настолько же я негодяй, чтоб бросить беременную жену с такой прелестной прической. Не бывать этому никогда, Танюша, я твой до смерти, учти. Только душить преждевременно не надо, целовать можно.

Раннее утро в нашем дворике, подросшие рябые цыплята подошли близко к Тане, блины жарящей, щебетать начали, напоминая о еде. Кузя суетится и ворчит у горячих блинов, которые очень любит, пытается отщипнуть, но обжигается, ругаясь. Накормив кур, хозяйка в светлом халатике с подросшей солдатской прической на голове, сервирует столик к завтраку.

Таня: Кузя, зови друга к столу, пора… Доброе утро, Миша. Опять ночью к компьютеру бегал, мало ли чего разрешила, и поворчать жене не дадут. Здравствуй, Вася. Скажи, может беременная женщина с мужем позавтракать вдвоем только? Может. Две минуты всего, так и быть, давай. Завтракать будешь, Василий? Привет, Катя, здесь твой. И у тебя блины, тащи к нам, веселее будет. Живот, как на дрожжах в рост пошел. Правильно, что тоже задумались.

Наклонившись к Михаилу, Василий быстро выкладывает.

Василий: Вот, решил поделиться, давно не виделись. Центр хорошо набирает обороты, расширяем ассортимент, хотим еще землицы прихватить в аренду, кафе наше популярным стало, особо с появлением балаганчика. Стоять негде вечерами. Артистам зарплату установили. Но я о главном, к автомастерской вернуться хочу, мне работать надо руками, понимаешь. Клиентов навалом будет теперича. Как ты смотришь на это? Спасибо, друг. Еще, Михаил, не дюже зарывайся с работой, поберегись, что ли, немного, не забывайся. Будь.

Все разбежались на работу, Татьяна продолжает сидеть за столом, не спеша посуду складывает в миску, Кузя от блинов не отходит, но и не ест их, насытился, видимо. Раздается звонок.

Татьяна: Кто бы это с утра, заходите, не заперто.

Во двор входит молодая женщина в длинном платье с русой косой до пояса и громадными открытыми вовсю зелеными глазами. Неловкость ощущается во всем ее облике.

Незнакомка: Здравствуйте, я ищу Николая Тесленко, он нам балаганчик соорудил, на заводе работает, каком не знаю. Но мы здесь познакомились, поэтому сюда пришла. Не очень близко знает меня, три раза виделись. Я Светлана, играю в балаганчике с братом, а Коля обещал на премьере быть... Но почему-то не пришел, может, случилось что. Что, садиться? Спасибо. Простите за... Как в больнице лежит, я чувствовала (глаза ее увлажнились мгновенно) его боль все дни, места не находила... Мне к нему бы попасть, помогите, пожалуйста. А что у Коли, как он?

Татьяна: Кровь нехорошая, положение очень неважное, но кризис, кажется, миновал. Сиди тихо, сейчас доктору позвоним. Давид Маркович, здравствуйте, это Таня Федулова, узнали. (Таня включает громкоговорящую связь). Простите, доктор, с мужем нормально, но как у Тесленко дела, очень бы хотела знать.

Доктор: Хвастать пока нечем, но худшее, кажется, позади. Николай душевно сильно подавлен, плохо ест, и это беспокоит. Телевизор ему поставили, компьютер... Ищем…

Таня: Скажите, доктор, девушка может посетить больного, сегодня, ну через час.

Доктор: Если любящая, то можно. Светой, говорите, зовут, хорошее имя. Вы мне, как доктору, не ответили, любит ли она больного.

Таня: Уточним на месте. Молчит она, не сознается, но похоже... И эти слезы в глазах.

Доктор: Давайте ее сюда к 11-00, уложится? Хорошо, палата 43, привет мужу передайте, пока.

Света: А как мне к нему зайти, может, меня и видеть не желает, почти не знакомы, понимаете... А я…

Таня: Держи блины, хорошо заверни в полотенце, мед возьми, а яблок бегом в мешочек с дерева сорви, поняла. Скажешь, Татьяна Алексеевна тебя еле упросила в больницу сходить. А там... ты женщина, Света, сама разберешься. Действуй, девуля.

Света с котомкой в руках благодарно целует хозяйку и бежит на выход. Татьяна продолжает убирать стол, подлетает Кузя с ромашкой в клюве, садится на стол.

Таня: Спасибо, пахнет чудесно. Видел красавицу? То-то же, это начало нового романа, Кузя, который только-только начинается. Пожелаем удачи им. Который час у нас? О боже, десять уже, а тебе, болтуну, хоть бы что. Бегом на кухню!

Тот же двор, стол уютный , обедают хозяева и их друг Кузя. Звонит мобильник Татьяны.

Таня: Здравствуй, Николай, рада тебя слышать. Понравились, значит, блины, на здоровье. Дома Миша, сейчас кнопку включу.

Тесленко: Здравствуйте, Михаил Семенович, чуть легче. Просьба есть, с разработкой Родина хотел бы ознакомиться, не успел. Нет надобности завозить, Светлана завтра за папкой к Татьяне Алексеевне зайдет... Спасибо...

Татьяна: Жить будет Коля, ибо есть любящая женщина, как сказал наш доктор, а он мудрый, правда?

Рейтинг: 0 146 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!