ГлавнаяВся прозаЮморЮмористическая проза → ВСЕ МУЖИКИ - СВО...

 

ВСЕ МУЖИКИ - СВО...

27 февраля 2012 - Петр Шабашов
article30686.jpg
 
 
 
ГЛАВА  ПЕРВАЯ 
       Как-то раз, возвращаясь домой по ночной набережной, Тышляев увидел впереди себя молодую особу с такими точеными ножками и осиной талией, что поначалу обратился в просто столб, а затем, двинувшись следом, несколько раз споткнулся на совершенно ровном месте. Эта идущая впереди него изящная, скульптурная фигурка на высоких каблучках и в белом, в обтяжку, платьице, настолько поразила его гармонией и соразмерностью всех частей тела, что на какое-то время он даже лишился своей обычной уверенности неотразимого бонгарсона. А ведь всего час назад, находясь в гостях, он триумфально «закадрил» симпатичную шатеночку, одолжившись у ней номером телефона и «мелочишкой на такси», и даже назначил ей свидание. А тут… Нет, поспешил Александр Сергеевич Пушкин со своим сакраментальным «едва ль в России кто найдет две пары стройных женских ног», - поторопился… 
       Было уже поздно, часа три ночи, потому что уличные фонари были погашены, и дорогу освещал слабый свет луны и колдовское мерцание далеких звезд. Девушка вот-вот могла подойти к своему дому и исчезнуть навсегда, и тогда Тышляев, набрав в грудь воздуха и исполнившись привычного куража, быстро нагнал чаровницу, легко заговорил с ней и предложил проводить до дома. Девушка немного подумала, но потом все же согласилась на помощь упредительно и вежливого молодого человека, изъяснявшегося к тому языком рыцарских романов. 
       Близко к ней Тышляев не подходил, так как от него заметно попахивало спиртным, а вот темнота ночи очень кстати скрадывала некоторые его недостатки: например, округлившееся в последнее время брюшко, а также наметившиеся на голове две продолговатые пролысины. Зато тот же полумрак не мог скрыть его высокой фигуры, широких плеч, прямой гусарской  походки, а выпитый накануне коньячок легко развязывал язык и обострял чувства до невозможности. 
       И он не упустил своего шанса. Он читал ей стихи Бодлера и рассказывал о своем детском увлечении астрономией; он непринужденно шутил и столь же непринужденно дарил ей тысячи комплиментов; он с трепетом подхватывал ее под локоток, когда они переходили дорогу, и накидывал на плечики пиджак, когда с реки потянуло свежим предутренним ветерком; он красиво водил руками, показывая на звезды, и некрасиво замолкал, когда она начинала расспрашивать его о личной жизни. Голос Лоры казался ему ангельской песней – нежной и влекущей, как зов сирены; фигура ее, отражаемая гладью реки, - самым совершенным творением природы; сердце ее – полным очарования и простоты. 
       Когда небо стало понемногу светлеть, он уже был влюблен в свою спутницу по самые уши. Проходя на десятый или двадцатый раз одним и тем же маршрутом, они оказались рядом с подъездом дома, где жил Тышляев. И он, конечно, не мог не пригласить ее попить чаю. И она, конечно, не могла отказать столь галантному кавалеру. Едва они зашли на кухню маленькой и тесной квартирки Тышляева, и хозяин потянулся включить свет, как Лора вдруг набросилась на него всем своим телом и, жарко дыша в шею, стремительно повергла его на грязный, никогда не мывшийся пол… 
       Но вот отзвучали бурные марши и нежнейшие вальсы, отпели романсы и отшептали голоса, отрешились чувства и тела утомились: двое возлюбленных вернулись наконец из мира сказочных снов и грез в мир предметов, табуретов, кастрюль, шкафов, тарелок и прочей житейской чепухи, и, пользуясь желтым светом грошовой электрической лампочки, устало и благодарно взглянули друг на друга. Взглянули – и сделали по одному удивительному открытию. Лора – что платье ее из белого превратилось в грязно-серое, с темными потеками какого-то жира и даже с двумя отчетливыми отпечатками мужских подошв, а Тышляев – что его прекрасная незнакомка на самом деле дурнушка, причем не просто дурнушка, а с каким-то рябоватым отливом, толстым носом и кривым ртом, похожим на неравнобедренный треугольник. 
     - Я испачкала свое платье! – с изумлением оглядывая себя, прозаично заявила Лора. «А я залез на кикимору!» - поэтически констатировал про себя ее свежеиспеченный любовник. 
       После этого Лора решительно стянула с себя то, что совсем недавно называлось платьем, постирала его хозяйственным мылом под кухонным краном, так как ванны у Тышляева никогда не водилось, повесила платье сушиться и ходила по квартире в одних веревочках-стрингах. По пути она запинывала в углы валявшиеся повсюду пустые бутылки и вытаскивала изо всех щелей всунутые туда папиросные окурки. Наконец, остановилась напротив висящей на стене картинки с изображением лежащей толстой тетки:
     - Это кто? 
       Тышляев, пристроившись на диване, уже задремывал, и решил пошутить, чтобы избежать дальнейших глупых расспросов:
     - Это-то? Это «Купальщица» художника Кустодиева. Между прочим – оригинал. Копия находится в Русском музее… 
       Лора ничуть не удивилась оригиналу, подошла к другой стене, где у него стоял старенький маломузыкальный инструмент – пианино, расстроенное и дребезжащее всем своим дряхлым нутром:
     - Ты умеешь играть?
     - Еще как! – сказал, зевая, Тышляев. – Собачий вальс и полонез Огинского – одним пальцем...
     - А меня научишь?
     - Конечно научу, но не сейчас.
     - А где ты работаешь? 
       Тышляев задумался: как бы сказать, чтобы она не вздумала разыскивать его на работе? Подумал и сказал:
     - В одном секретном НИИ. Министерство среднего машиностроения…
     - А что, есть еще маленькое? И большое? (Тышляев улыбнулся) В большом-то, наверно, и платят побольше? 
       Наконец Лора утомилась вытаскиванием окурков и разглядыванием лежащих на полу книг, которые она очень ловко листала пальцами ноги, устроилась на диване рядом с Тышляевым и, склонив свою голову ему на плечо, заворковала, устремив мечтательные глаза в потолок:
     - Ты ведь не сердишься на меня, правда? Ты ведь любишь меня? Мы ведь теперь с тобой как муж и жена? Нет, ты повтори, что говорил мне там… - и, краснея бугристым лицом, показывала головой в сторону кухни. 
       Тышляеву было дурно и тоскливо. После неожиданного открытия, что Лора никакой не ангел, после долгой бессонной ночи, а, главное, после этой кухни, ему ужасно хотелось спать, а его измучанное, изломанное невзгодами тело требовало покоя и отдохновения. Но Лора так обхватила его и прижалась, так жаждала услышать от него новые признания в любви, что ему приходилось пересиливать позывы изнемогающего организма, со скрежетом раздирать слипающиеся глаза и что-то бормотать в ответ. «Нет, - повторяла она в экстазе, - нет, ты мне скажи те слова, которые говорил! Ты правда меня любишь?..» «О Господи! – думал Тышляев. – Дай мне терпения! Или хотя бы напомни, чего я там наговорил сослепу? И когда, наконец, высохнет это чертово платье?» 
     - Ну, конечно же люблю, - пробормотал он, чувствуя, как Лора все сильней и сильней прижимается к нему и, кажется, собирается проиграть от начала до конца кухонную сцену. – А иначе зачем же
       Он не договорил, потому что в этот момент ему в голову пришла спасительная мысль. Он попросил Лору встать у окна. 
     - У окна? Зачем? - столь же томно и удивленно спросила Лора.
     - Я хочу на тебя посмотреть. У тебя такая изумительная фигура!
       На этот раз он сказал сущую правду, потому что фигурка у Лоры действительно была изумительная: как фарфоровая статуэтка танцовщицы. Лишь после повторной просьбы она с видимой неохотой и сожалением сползла с дивана и прошла к окну, перекатывая упругие грудки под тонкой белоснежной кожей.
     - Вот так хорошо. Стой, - удовлетворенно сказал Тышляев.
     - А долго? – спросила она, поворачиваясь чуть боком и красиво, как фотомодель, закидывая руки за голову.
     - Ну, пока я буду смотреть… Только стой у окна, а то здесь мало света, чтобы любоваться тобой, - пробормотал Тышляев из последних сил, после чего закрыл глаза и сразу же погрузился в сладкое беспамятство. Потом, отчего-то вздрогнув, открыл глаза, сказал Лоре «стой!» и снова уплыл сознанием в дальние дали. 
       Последнее произнесенное им слово вернулось к нему уже во сне, но с каким-то горьковатым привкусом, оставшимся, видимо, от фиолетовой помады Лоры, и с анекдотической скороговоркой, прозвучавшей в его ушах подобно пулеметной очереди: «Стой, стрелять буду! – Стою! – Стреляю!» Следом что-то грохнуло, рикошетом ударили от стен осколки, взвизгнув и прочертив в воздухе дымные кривые, Тышляев вздрогнул и подскочил на диване, снова крикнул «Стой! Стрелять буду!», и в полном беспамятстве упал обратно на диван. 
       Что произошло дальше в этом реальном мире, он не знал. Когда он проснулся – уже под вечер, когда у него было назначено свидание с симпатичной шатеночкой, - Лоры в квартире не было. Зато на кухонном столе он обнаружил записку на клочке оберточной бумаге:
     «Все мужики – сво…»
 
 ГЛАВА  ВТОРАЯ 
       Он взял записку в руки, зачем-то понюхал ее, а потом дописал валявшимся рядом карандашом: 
«А бабы – ду…» Затем подумал, поставил три жирных восклицательных знака и пошел готовиться к свиданию с шатеночкой.

© Copyright: Петр Шабашов, 2012

Регистрационный номер №0030686

от 27 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0030686 выдан для произведения:
 
 
 
Глава первая
 
Как-то раз, возвращаясь домой по ночной набережной, Тышляев увидел впереди себя молодую особу с такими точеными ножками и осиной талией, что поначалу обратился в просто столб, а затем, двинувшись следом, несколько раз споткнулся на совершенно ровном месте. Эта идущая впереди него изящная, скульптурная фигурка на высоких каблучках и в белом, в обтяжку, платьице, настолько поразила его гармонией и соразмерностью всех частей тела, что на какое-то время он даже лишился своей обычной уверенности неотразимого бонгарсона. А ведь всего час назад, находясь в гостях, он триумфально «закадрил» симпатичную шатеночку, одолжившись у ней номером телефона и «мелочишкой на такси», и даже назначил ей свидание. А тут… Нет, поспешил Александр Сергеевич Пушкин со своим сакраментальным «едва ль в России кто найдет две пары стройных женских ног», - поторопился ты, старина…
 
Было уже поздно, часа три ночи, потому что уличные фонари были погашены, и дорогу освещал слабый свет луны и колдовское мерцание далеких звезд. Девушка вот-вот могла подойти к своему дому и исчезнуть навсегда, и тогда Тышляев, набрав в грудь воздуха и исполнившись привычного куража, быстро нагнал чаровницу, легко заговорил с ней и предложил проводить до дома. Девушка немного подумала, но потом все же согласилась на помощь упредительно и вежливого молодого человека, изъяснявшегося к тому языком рыцарских романов.
 
Близко к ней Тышляев не подходил, так как от него заметно попахивало спиртным, а вот темнота ночи очень кстати скрадывала некоторые его недостатки: например, округлившееся в последнее время брюшко, а также наметившиеся на голове две продолговатые пролысины. Зато тот же полумрак не мог скрыть его высокой фигуры, широких плеч, прямой, как у оловянных солдатиков, походки, а выпитый накануне коньячок легко развязывал язык и обострял чувства до невозможности.
 
И он не упустил своего шанса. Он читал ей стихи Бодлера и рассказывал о своем детском увлечении астрономией; он непринужденно шутил и столь же непринужденно дарил ей тысячи комплиментов; он с трепетом подхватывал ее под локоток, когда они переходили дорогу, и накидывал на плечики пиджак, когда с реки потянуло свежим предутренним ветерком; он красиво водил руками, показывая на звезды, и некрасиво замолкал, когда она начинала расспрашивать его о личной жизни. Голос Лоры казался ему ангельской песней – нежной и влекущей, как зов сирены; фигура ее, отражаемая гладью реки, - самым совершенным творением природы; сердце ее – полным очарования и простоты.
 
Когда небо стало понемногу светлеть, он уже был влюблен в свою спутницу по самые уши. Проходя на десятый или двадцатый раз одним и тем же маршрутом, они оказались рядом с подъездом дома, где жил Тышляев. И он, конечно, не мог не пригласить ее попить чаю. И она, конечно, не могла отказать столь галантному кавалеру. Едва они зашли на кухню маленькой и тесной квартирки Тышляева, и хозяин потянулся включить свет, как Лора вдруг набросилась на него всем своим телом и, жарко дыша в шею, стремительно повергла его на грязный, никогда не мывшийся пол…
 
Но вот отзвучали бурные марши и нежнейшие вальсы, отпели романсы и отшептали голоса, отрешились чувства и тела утомились: двое возлюбленных вернулись наконец-то из мира сказочных снов и грез в мир предметов, табуретов, кастрюль, шкафов, тарелок и прочей житейской чепухи, и, пользуясь желтым светом грошовой электрической лампочки, устало и благодарно взглянули друг на друга. Взглянули – и сделали по одному удивительному открытию. Лора – что платье ее из белого превратилось в грязно-серое, с темными потеками какого-то жира и даже с двумя отчетливыми отпечатками мужских ботинок, а Тышляев – что его прекрасная незнакомка на самом деле дурнушка, причем не просто дурнушка, а с каким-то рябоватым отливом, толстым носом и кривым ртом, похожим на неравнобедренный треугольник.
 
- Я испачкала свое платье! – с изумлением оглядывая себя, прозаически заявила Лора. «А я залез на кикимору!» - поэтически констатировал про себя ее свежеиспеченный любовник.
 
После этого Лора решительно стянула с себя то, что совсем недавно называлось платьем, постирала его хозяйственным мылом под кухонным краном, так как ванны у Тышляева никогда не водилось, повесила платье сушиться и ходила по квартире в одних веревочках-стрингах. По пути она запинывала в углы валявшиеся повсюду пустые бутылки и вытаскивала изо всех щелей всунутые туда папиросные окурки. Наконец, остановилась напротив висящей на стене картинки с изображением лежащей толстой тетки:
- Это кто?
 
Тышляев, пристроившись на диване, уже задремывал, и решил пошутить, чтобы избежать дальнейших глупых расспросов:
- Это-то? Это «Купальщица» художника Кустодиева. Между прочим – оригинал. Копия находится в Русском музее…
 
Лора ничуть не удивилась оригиналу, подошла к другой стене, где у него стоял старенький маломузыкальный инструмент – пианино, расстроенное и дребезжащее всем своим дряхлым нутром:
- Ты умеешь играть?
- Еще как! – сказал, зевая, Тышляев. – Собачий вальс и полонез Огинского – одним пальцем.
- А меня научишь?
- Конечно научу, но не сейчас.
- А где ты работаешь?
 
Тышляев задумался: как бы сказать, чтобы она не вздумала разыскивать его на работе? Подумал и сказал:
- В одном секретном НИИ. Министерство среднего машиностроения…
- А что, есть еще маленькое? И большое? (Тышляев улыбнулся) В большом-то, наверно, и платят побольше?
 
Наконец Лора утомилась вытаскиванием окурков и разглядыванием лежащих на полу книг, которые она очень ловко листала пальцами ноги, устроилась на диване рядом с Тышляевым и, склонив свою голову ему на плечо, заворковала, устремив мечтательные глаза в потолок:
- Ты ведь не сердишься на меня, правда? Ты ведь любишь меня? Мы ведь теперь с тобой как муж и жена? Нет, ты повтори, что говорил мне там… - и, краснея бугристым лицом, показывала головой в сторону кухни.
 
Тышляеву было дурно и тоскливо. После неожиданного открытия, что Лора никакой не ангел, после долгой бессонной ночи, а, главное, после этой кухни, ему ужасно хотелось спать, а его измучанное, изломанное невзгодами тело требовало покоя и отдохновения. Но Лора так обхватила его и прижалась, так жаждала услышать от него новые признания в любви, что ему приходилось пересиливать позывы изнемогающего организма, со скрежетом раздирать слипающиеся глаза и что-то бормотать в ответ. «Нет, - повторяла она в экстазе, - нет, ты мне скажи те слова, которые говорил! Ты правда меня любишь?..» «О Господи! – думал Тышляев. – Дай мне терпения! Или хотя бы напомни, чего я там наговорил сослепу? И когда, наконец, высохнет это чертово платье?»
 
- Ну, конечно же люблю, - пробормотал он, чувствуя, как Лора все сильней и сильней прижимается к нему и, кажется, собирается проиграть от начала до конца кухонную сцену. – А иначе зачем же…
 
Он не договорил, потому что в этот момент ему в голову пришла спасительная мысль. Он попросил Лору встать у окна.
 
- У окна? Зачем? - столь же томно и удивленно спросила Лора.
- Я хочу на тебя посмотреть. У тебя такая изумительная фигура!
 
На этот раз он сказал сущую правду, потому что фигурка у Лоры действительно была изумительная: как фарфоровая статуэтка танцовщицы. Лишь после повторной просьбы она с видимой неохотой и сожалением сползла с дивана и прошла к окну, перекатывая упругие грудки под тонкой белоснежной кожей.
 
- Вот так хорошо. Стой, - удовлетворенно сказал Тышляев.
- А долго? – спросила она, поворачиваясь чуть боком и красиво, как фотомодель, закидывая руки за голову.
- Ну, пока я буду смотреть… Только стой у окна, а то здесь мало света, чтобы любоваться тобой, - пробормотал Тышляев из последних сил, после чего закрыл глаза и сразу же погрузился в сладкое беспамятство. Потом, отчего-то вздрогнув, открыл глаза, сказал Лоре «стой!» и снова уплыл сознанием в дальние дали.
 
Последнее произнесенное им слово вернулось к нему уже во сне, но с каким-то горьковатым привкусом, оставшимся, видимо, от фиолетовой помады Лоры, и с анекдотической скороговоркой, прозвучавшей в его ушах подобно пулеметной очереди: «Стой, стрелять буду! – Стою! – Стреляю!» Следом что-то грохнуло, рикошетом ударили от стен осколки, взвизгнув и прочертив в воздухе дымные кривые, Тышляев вздрогнул и подскочил на диване, снова крикнул «Стой! Стрелять буду!», и в полном беспамятстве упал обратно на диван.
 
Что произошло дальше в этом реальном мире, он не знал. Когда он проснулся – уже под вечер, когда у него было назначено свидание с симпатичной шатеночкой, - Лоры в квартире не было. Зато на кухонном столе он обнаружил записку на клочке оберточной бумаге:
 
«Все мужики – сво…»
 
Глава вторая.
 
Он взял записку в руки, зачем-то понюхал ее, а потом дописал валявшимся рядом карандашом:
 
«А бабы – ду…» Затем подумал, поставил три жирных восклицательных знака и пошел готовиться к свиданию с шатеночкой.
Рейтинг: +31 1254 просмотра
Комментарии (54)
Наталья Тоток # 28 февраля 2012 в 09:29 +3
так тоскливо стало от этой сермяжной правды жизни....
всё-таки я неизлечимый романтик...... sad
Петр Шабашов # 28 февраля 2012 в 09:54 +4
Я тоже. А для этого и нужны иногда финалы без хеппи-энда. Спасибо,
Петр.
Владимир Рубцов # 28 февраля 2012 в 12:09 +3
Не все, Пётр, не все!!! С я тобой категорически не согласен, ибо ... часть мужиков ... козлы!!! laugh
Петр Шабашов # 28 февраля 2012 в 15:37 +4
Но есть же и приличные люди... По теории... joke
Алла Войнаровская # 28 февраля 2012 в 14:26 +4
Не хочу СВО.. , пусть лучше романтики, а то грустно очень..... cry
Петр Шабашов # 28 февраля 2012 в 15:41 +4
Чего-нибудь придумаем! А то все на прозу жизни тянет... sad
Нина # 2 марта 2012 в 14:55 +1
Ох, проза жизни. Есть и такие люди, которые не хотят прилагать усилия для того, чтоб в реальности все было красиво, достойно, романтично. Жаль таких людей. cry
Петр Шабашов # 2 марта 2012 в 15:15 +3
Сам когда-то такой был - сво.........бодный. Теперь угомонился. Все свое время... СпасиБО!
Екатерина Джилл # 2 марта 2012 в 19:04 +3
А мне понравился рассказ joke Действительно,правда жизни.... scratch И никуда от этого не денешься...
Петр Шабашов # 2 марта 2012 в 19:20 +2
Когда-нибудь аукнется... Кстати, Катя, а не написать ли "Все бабы - ду..."? И отомстить Тышляеву................ mmm
Анна Март # 4 марта 2012 в 12:07 +1
Спасибо, за интересное!! Читала на одном дыхании! И - Не все)))))) soln
Петр Шабашов # 4 марта 2012 в 12:36 +2
Разумеется, Аня. В семье не без урода (шучу) hihi
Светлана Тен # 4 марта 2012 в 12:27 +2
Эх, Лора, Лора! Нельзя же так с мужчинами. Их беречь надобно, мало их...пусть даже они и сволочи. voentank
Петр Шабашов # 4 марта 2012 в 12:37 +3
Правильно. Беречь, холить, лелеять... А то вымрут! dogflo
Наталья Бугаре # 6 марта 2012 в 09:42 +1
Мой бывший шеф жил по такому принципу: главное в женщине-тело, а морду можно прикрыть газеткой. Лору он бы оценил) laugh Лично я восприняла этот расказ,как юмореску. Эх, обмануть меня не сложно- я сам обманываться рад. Не стоит искать высоких отношений на грязном полу- там только пустые бутылки и окурки...
Петр Шабашов # 6 марта 2012 в 11:25 +3
Это до поры до времени. А вот влюбится по-настоящему - и всё! По себе знаю.
Успехов, Наташа! flower
Игорь Махов # 22 марта 2012 в 09:34 +3
Прямо антология нашего сволочизма! 39
Петр Шабашов # 22 марта 2012 в 09:36 +2
Что поделать? Жиза-ааань!
Удачи! zst
Анна Шухарева # 22 марта 2012 в 22:05 +2
И Лора, и Тышляев-герои из жизни, таких пруд пруди, их не переделаешь.
Пётр, ничего личного, это в тему о кухне...
Петр Шабашов # 23 марта 2012 в 09:25 +3
Особенно в последнее время. Раньше люди были добрее, чучче, как говорил Жванецкий. А сейчас - общество потребления, люди только потребляют, в том числе и самих себя. Спасибо, Анечка, за прочтение.
Ёж неколючий. flower
Светлана Бурашникова # 23 марта 2012 в 15:11 +3
А я восприняла рассказ, как юмористический. И мне очень понравился! Мужики - они и есть мужики, хоть и СВО..., а мы (пусть даже и ДУ..., (кстати Ду..., потому, что любим вас вот таких)), а всё-равно нам друг без друга очень плохо. )))
girlkiss
Петр Шабашов # 23 марта 2012 в 15:53 +2
Спасибо, Светлана! Так и задумывалось, что мужики более СВОбодны в своем поведении, а женскому полу надо сначала ДУмать, а потом уж решительно браться за дело, т.е. за нас, flo СВО...
Удачи Вам во всём!
0 # 28 марта 2012 в 19:25 +1
live1
Петр Шабашов # 28 марта 2012 в 19:40 +1
Спа-си-БО!
Наталия Шиманская # 30 марта 2012 в 18:14 +1
Некоторым здесь, после прочтения, стало грустно. А я - так хохотала от души. Правда жизни, ну что поделаешь. Опять же - каждый из героев получил свою долю удовольствия, как ни крути. И пусть она была не столь "протяженной", как хотелось бы (возможно), но они её удостоились. А значит - пусть спасибо скажут и за это, если не амуру-шалуну, то хотя бы друг дружке! smile
Петр Шабашов # 30 марта 2012 в 18:17 0
Согласен, Наташа. Проза жизни - куда от нее? А форма, понятно, не всегда соответствует содержанию.
Успехов Вам!
Людмила Снитко # 5 апреля 2012 в 17:43 +1
Тоже восприняла как юмор.
Ну кто что ищет - то и находит! laugh
Петр Шабашов # 5 апреля 2012 в 20:33 +1
Юмор-то юмором, Люда, а тема-то... Мы живем сейчас в обществе потребления... И потребляем... Друг друга... Разве не так? А то, что все мужики - сво... бодные люди, так это и до нас было известно. А бабы - ду... мают, что они могут изменить этих сво... Бедные они, бедные!..
Спасибо, Вы меня поняли, хоть и несколько своеобразно.
Ваш
Ёжик неколючий.
Людмила Снитко # 6 апреля 2012 в 10:48 +1
Да нет, все это понятно. И я с Вами вполне согласна.
Но ко многим проблемам в жизни, считаю,лучше относиться с юмором. smile
Петр Шабашов # 6 апреля 2012 в 12:38 +2
Так я и стараюсь - с юмором. А грустного и в жизни хватает. Будем чаще улыбаться!
0 # 5 мая 2012 в 12:38 +2
Петр, рассказ ваш очень понравился! live1 Полностью согласна, что мужчин не переделаешь, надо их принимать, какие они есть. Но ведь и женщин трудно переделать. Даже если внешнее поведение изменится, внутренне - никогда!
Петр Шабашов # 5 мая 2012 в 13:01 +1
Спасибо, Лена, за прекрасный отзыв! Удачи Вам и любви!
Татьяна Виноградова # 3 июля 2012 в 14:15 +1
"Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад" (с)
Иногда берет зависть к людям, умеющим так легко наслаждаться жизнью. Умеющим вот так просто РАЗ - и уйти от всех эти "должен...", "не хотелось бы показаться...", "неприлично..." и прочих... Чуть-чуть БЫ научиться этому. Но лишь чуть-чуть!
Спасибо за очередную порцию юмора и оптимизма, Пётр!
Петр Шабашов # 3 июля 2012 в 16:12 +2


Надеюсь, зарядил оптимизмом, что "всё не так уж сумрачно вблизи. В мире шахмат пешка может выйти - если постарается - в ферзи". Такие люди - как подсолнухи в огороде: растут сами по себе. Ну, глаз радуют... И только.
Наталия Казакова # 3 августа 2012 в 00:10 +1
Написано и смешно, и ярко. Это всего лишь жизнь, в которой всякого намешано. Здесь: СВО... и Ду... А за порогом: и СВОбодные, и ДУмающие. Главное - не перепутать дверь. scratch
Петр Шабашов # 3 августа 2012 в 09:42 0


Каждый сам выбирает стежку-дорожку
И шагает по ней. Понемножку.
Дмитрий Криушов # 27 сентября 2012 в 21:19 +1
А что? Все верно, кроме малости: все мужики - сво...бодолюбцы, а все бабы - ду...шеприкащицы. Хоп! 39
Петр Шабашов # 28 сентября 2012 в 08:41 +1
И я об том же, Дима!Удачи!
39
Елена Русич # 5 января 2013 в 17:36 +1
О, эта правда жизни!!! И было бы печально, но поче laugh му-то смешно!
Петр Шабашов # 6 января 2013 в 11:33 0
Форма чаще всего не соответствует содержанию. Мне так думается...
С наступающим Рождеством!
c0414 shokolade
Валерий Рыбалкин # 8 апреля 2013 в 12:04 +1
Понравилось всё - и тема, и исполнение. Прекрасно написано.
Кто-то сказал, что русский человек без православия - это грубое грязное животное.(Как-то так). Отняли у нас всё. Даже моральный кодекс строителя коммунизма. Вот и получили на выходе то, что хотели. Печально.
Петр Шабашов # 8 апреля 2013 в 12:16 0
Да, приоритеты поменялись. Всем правит Золотой Телец. И мораль теперь лишь только на бумаге...
Елена Селезнева # 10 октября 2013 в 22:32 +1
)))А ведь в чем-то они правы, Петр.
Ирония жизни, как на ладони. Впрочем, так и бывает.
И дело тут не в том, кто сво..., а кто ду... Дело в том, что каждое сво... имеет шанс остаться в ду... А каждое ду... имеет возможности научиться ДУмать своей головой, чтобы быть СВОбодным от вот таких сво...)))
Но ведь, коли быть честным по отношению к себе самому, ведь каждый из нас когда-то вел себя, как сво... или оставался в ду... Ничего, живем и дальше. Пара-тройка уроков в жизни бывает полезна для того, чтобы набраться немного мудрости.
Спасибо, Петр.
Петр Шабашов # 11 октября 2013 в 15:21 +1
Интересно пишете, Лена! Спасибо за удивительный отзыв.
Добра Вам и любви!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Елена Селезнева # 11 октября 2013 в 21:49 +1
И Вам спасибо за Ваш отзыв на мой отзыв)))
Удачи Вам и солнечности.
Нет, а Вы все-таки симпатяжка))) Я об ежистости. Иголки у Вас мягкие и лучистые...
Хорошая аватарка)))
Петр Шабашов # 12 октября 2013 в 08:12 +1
Галина Софронова # 30 декабря 2013 в 11:35 +1
С удовольствием прочла вашу миниатюру, в которой наряду с тонким юмором соседствует родная проза жизни...! sneg
С наступающим Новым годом,пусть он принесет вам удачу и вдохновение! t7304
Петр Шабашов # 30 декабря 2013 в 12:38 0
Спасибо большое, Галина! И Вас с Наступающим новым годом!
Людмила Самолюк # 27 января 2014 в 10:22 +1
Редко читаю прозу, так как мало что в этом понимаю. Но, Вашу работу прочитала с большим интересом. Видимо, правда жизни подкупила. А может простое женское любопытство? В любом случае, спасибо Вам за интересный рассказ!
big_smiles_138 zyy v
Петр Шабашов # 28 января 2014 в 08:53 0
Вам спасибо за прочтение и отзыв!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Ракитин Вал # 18 февраля 2014 в 23:40 +1
@ "...со скрежетом раздирать слипающиеся глаза..." - надо запомнить сравнение "со скрежетом" и чтоб обязательно было связано со "слипающимися глазами" )))).... Читал эти строки: "...Голос Лоры казался ему ангельской песней – нежной и влекущей, как зов сирены; фигура ее, отражаемая гладью реки, - самым совершенным творением природы; сердце ее – полным очарования и простоты." и думал: "Чё-т подозрительно как-то - ангельская, сирена, фигура...НЕСПРОСТА замануха!" И ТОЧНО!!! Удивлять стало, как девица "едва они зашли на кухню маленькой и тесной квартирки...вдруг набросилась...всем своим телом и, жарко дыша в шею, стремительно повергла...на грязный, никогда не мывшийся пол." БА! - думаю....Ну а включённый свет рассеял всю иллюзию. Понятно стало, что коньячку мало было выпито Тышляевым или выветрился, пока шли-гуляли )))) Понравилась история. Ирония уместная....Но был момент, который чуть-чуть озадачил и тормознул чтение. Вот он: "...фигура ее, отражаемая гладью реки." Такое бывает, когда со стороны смотрят на человека, а эти двое шли рядышком...Однако, спасибо за труд! А над этим я долго смеялся: "...он красиво водил руками, показывая на звезды, и некрасиво замолкал, когда она начинала расспрашивать его о личной жизни." ))))))))))))) из мультика: "Я поведу тебя к самому краю Вселенной...Я подарю тебе эту звезду!" - и тут - шшшшарк-шшшарк по кострюле - проза - быт ))))
Петр Шабашов # 19 февраля 2014 в 09:48 0
Благодарю, Вал, за столь подробный и интересный комментарий. Сам бы никогда не обратил внимания на такие детали: ну, написалось и написалось, на автопилоте как бы... А тут пришлось задуматься...
Виктор Астраханцев # 14 сентября 2014 в 18:51 +1
Хотел был написать, что прочел легко написанный , но насквозь аморальный рассказ, но спохватился.
В нем есть очаровательное место, когда полуголая (или частично одетая – не могу определиться) особа листает книгу пальцами ноги. Это надо же, что они иногда вытворяют с книгами! А еще пишут СВО…
Вот это абсолютная аморалка.

apl
Петр Шабашов # 14 сентября 2014 в 20:07 0
Спасибо за комментарий, Виктор. Знаю Вас как человека, хорошо чувствующего любую фальшь. А случай был из жизни. Правда, я не Тышляев, я его антипод. Для меня женщины - создания, прибывшие с другой планеты, не меньше. Может, потому, что вырос сиротой, без матери...