ПРО ПРОХОРА

28 февраля 2012 - Петр Шабашов
article30839.jpg
   
 
      Был наш Прохор человеком непутящим, бесполезным и сильно пьющим и по причине этой не имел ни семьи, ни работы, только одно жилище. Время, свободное от других безделий, проводил он в праздном шатании по городским улицам и переулкам и разглядывании полутрезвым глазом домов, машин и прочих достопримечательностей. И вот однажды, в один из таких вояжей, попалась ему по пути маленькая ювелёрная лавчонка, в витринах которой красовались разные драгоценные штучки всех форм и размеров.
 
     Равнодушный, в общем-то, ко всему не жидкому и блестящему, на этот раз Прохор резко остановился против витрины и долго, минуты полторы, разглядывал украшения, среди которых заметил он камешек необычной формы – как два сердечка ярко-пурпурного цвета, соединенные меж собой зеленой прожилинкой. Пыльное стекло витрины не позволяло рассмотреть диковинку во всех деталях, дабы получить истинное эстетическое наслаждение, и потому Прохор решил зайти внутрь.
 
     Расторопный продавщик – молодой человек лет тридцати, похожий на трактирного полового, в безупречном костюме, - поначалу было выскочил из-за своей стойки, но, наткнувшись взглядом на порядком обношенную и обрюшенную внешность посетителя, а носом – на исходящие от него стойкие ароматы, встал столпом, позабыв даже поздороваться. Прохор, конечно, этим не смутился и попросил показать ему камушек. Продавщик загадочно ухмыльнулся, но камушек показал.
 
     Когда Прохор взял камушек в руки, его вдруг охватило безудержное, необъяснимое чувство радости. Была ли причина этого чувства в том, что камушек являл собой вечную красоту и гармонию, недостижимую в мире людей, или в том, что в жизни самого Прохора никогда не было ни одного яркого события, достойного воспоминаний, но с этого дня судьба его резко переменилась: он бросил пить, вымыл шею, надел единственные праздничные штаны и пошел устраиваться на работу.
 
     Как человека трезвого и положительного, его приняли сразу в три места: грузчиком в продуктовую лавку, дворником в городской парк и ночным сторожем в собачью гостиницу. И началась совсем другая – трудная, но интересная жизнь Прохора.
 
     Ввиду своей нужности на всех работах, спал он теперь не более шести часов в сутки, ел на коленках, а передвигался с места на место рывками, переходя с галопа на аллюр и обратно. Его ценили за исполнительность и безупречное поведение, награждали грамотами и давали премии за усердный труд. Кроме того, работа приносила и другую пользу: в лавке ему бесплатно доставались пришедшие в негодность продукты, в парке в любое время года был неплохой урожай потерянных посетителями зонтов, книг, перчаток и других полезных мелочей, а в собачьей гостинице он, будучи от природы человеком робким и даже трусоватым, научился собачиться с неурочными посетителями и брезгливо морщить нос от неприятных запахов.
 
     В таких трудах и тщаниях прошло полгода. Продавщик ювелёрной лавки был все тот же, но Прохора он, конечно, не узнал. И камушек его был на месте – такой же блестящий и манящий к себе. Расплатившись, Прохор взял камушек в руки и долго, минуты полторы, рассматривал его, чувствуя при этом тот же прилив безудержной, безумной радости, как и в первый раз.
 
     Дома он первым делом снял единственные праздничные штаны, достал из кармана камушек, упакованный в прилагающуюся к нему красивую коробочку, и положил свое сокровище на полку – на самое видное место. Теперь время, свободное от других дел, он посвящал созерцанию камушка и его беспорочной глубины и чистоты, иногда брал его в руки, катал по столу, пробовал на зуб и даже плакал. На работу он больше не ходил, питался старыми запасами из продуктовой лавки и много пил.
 
     Примерно через полгода Прохор неожиданно почувствовал, что созерцание камушка уже не приносит ему прежней радости и ощущения счастья. Чего-то не хватало в его сокровище – но вот чего? По зрелом размышлении, проведенном на диване, он решил, что камню не хватает такой же красивой оправки.
 
     Тем же днем, захватив коробочку с камнем, он отправился к знакомому продавщику. Продавщик его, конечно, не узнал, но когда Прохор поинтересовался, где можно сделать оправку к своему сокровищу, дал ему адрес надежного ювелёра, настоящего мастера своего дела. Прохор и тут не промедлил ни минуты и решительно отправился по указанному адресу.
 
     Ювелёр – благообразный старичок, похожий на сельского дьячка, одетый в безупречный костюм, - недолго повертел камушек в руках, затем поглядел на него в большую лупу, загадочно улыбнулся и назвал стоимость работы и материалов. Прохор сказал, что подумает, и удалился.
 
     Утром следующего дня Прохор тщательно помыл шею, надел свои единственные праздничные штаны и отправился искать работу. Как человека непьющего и обязательного, его приняли сразу в три места: водителем в лавку скобяных товаров, банщиком в городскую баню и курьером местной газеты. Так начался новый этап его жизни.
 
     Будучи работником совершенно незаменимым, Прохор спал теперь не более трех часов в сутки, ел что попало и передвигался по городу на старенькой, прожившей уже три жизни машине. На работе его уважали и ценили за трезвость, рассудительность и выполнение плана. Кроме того, работа приносила и другие блага: он продавал на сторону излишки бензина, сделал себе годовой запас веников, мыла и прочих банных причиндалов, а также совершенно бесплатно читал местную прессу.
 
     Примерно через полгода, когда нужная сумма была набрана, он отправился к знакомому ювелёру со своим камушком в коробочке. Ювелёр Прохора не узнал, однако это не помешало ему буквально за два дня превратить камушек в красивое кольцо в оправке из желтого золота с платиновой крапинкой. Расплатившись и получив кольцо, Прохор долго, минуты полторы, рассматривал его, и новый прилив необъяснимого счастья, граничащего с безумием, переполнял его неустроенную душу.
 
     Дома он поместил коробочку с кольцом на полку – на самое видное место, и теперь, в минуты душевной грусти и тоски, подолгу созерцал свое сокровище. Особенно трудно давался ему поиск платиновых крапинок или, как говорил ювелёр, «вкраплений», но такое занятие лишь добавляло интереса и даже интриги: где же они, черт побери, прячутся?
 
     На поиск и пересчет крапинок у Прохора ушло не менее шести месяцев, в течение которых его то переполняло безудержное ликование, то грустное томление, то ощущение собственной ненужности и бесполезности в этом безумном неразумном мире. К тому же работу он бросил, а других занятий у него просто не было.
 
     Прошло еще какое-то время, пока Прохор не понял, что рассматривание сокровища уже не приносит ему прежнего удовольствия. Чего-то не хватало в этой драгоценной безделице – но вот чего? Крепко подумав, он решительно отставил в сторону только что початую бутылку, вымыл шею, надел свои единственные праздничные штаны и вышел на улицу.
 
     В его подъезде жила девушка, звали ее Варей и, разумеется, она была самой красивой девушкой в округе: пышна телом, круглолица, с длинной русой косой. Прохор давно заглядывался на соседку-красавицу, но когда пытался представить себя рядом с ней, сравнение никогда не выходило в его пользу. Теперь же – иное дело. Теперь он был почти трезв, прилично одет и – главное – у него теперь было то, чем можно было удивить любую красавицу и добиться ее сердечного расположения.
 
     Ждать пришлось долго, почти до самого вечера, когда Варя возвращалась с работы. Увидев девушку, Прохор несмело пошел к ней, поздоровался и долго, минуты полторы, рассматривал ее с таким глупым и счастливым лицом, что она сразу все поняла и под каким-то пустяшным предлогом пригласила его в гости.
 
     Прохор был на седьмом небе от счастья! До самой ночи они просидели за столом, пили чай с сушками и разговаривали. Такие посиделки продолжились и на другой день, и на третий, и каждую новую встречу Прохора охватывало безудержное, необъяснимое чувство радости.
 
     И все было бы хорошо, и встречи эти продолжались бы если не вечно, то по меньшей мере полгода, но тут Прохор не выдержал и совершил роковую ошибку: он подарил Варе свое сокровище, свою единственную драгоценность, смысл и содержание всей своей жизни – ярко-красный камушек в оправке из желтого золота с платиновыми крапинками…
 
     Варя была растрогана до глубины души столь щедрым подарком и восприняла его как предложение руки и сердца, однако следующим вечером, когда Прохор, как обычно, встретил ее после работы, она швырнула ему в лицо коробочку с сокровищем и сказала, что между ними все кончено. Пораженный столь резкой переменой, Прохор насмелился спросить, что случилось. Варя расплакалась и ответила, что еще никто в жизни не оскорблял ее подарками из бутылочного стекла с медным ободком…
 
     Примерно через полгода состоялась свадьба Вари со смазливым продавщиком, а благообразный старичок-ювелёр был у них посаженным отцом. Прохора тоже пригласили, но на свадьбу он не пошел, сославшись на сильную занятость сразу на трех работах. Ненавистное колечко он выбросил в реку и долго, минуты полторы, смотрел, как оно булькнуло в темные воды, чувствуя при этом прилив какой-то буйной, необъяснимой радости.
 
    А потом опять стал жить нормальной жизнью нормальных людей. Как все.
 

© Copyright: Петр Шабашов, 2012

Регистрационный номер №0030839

от 28 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0030839 выдан для произведения:
   
 
      Был наш Прохор человеком непутящим, бесполезным и сильно пьющим и по причине этой не имел ни семьи, ни работы, только одно жилище. Время, свободное от других безделий, проводил он в праздном шатании по городским улицам и переулкам и разглядывании полутрезвым глазом домов, машин и прочих достопримечательностей. И вот однажды, в один из таких вояжей, попалась ему по пути маленькая ювелёрная лавчонка, в витринах которой красовались разные драгоценные штучки всех форм и размеров.
 
     Равнодушный, в общем-то, ко всему не жидкому и блестящему, на этот раз Прохор резко остановился против витрины и долго, минуты полторы, разглядывал украшения, среди которых заметил он камешек необычной формы – как два сердечка ярко-пурпурного цвета, соединенные меж собой зеленой прожилинкой. Пыльное стекло витрины не позволяло рассмотреть диковинку во всех деталях, дабы получить истинное эстетическое наслаждение, и потому Прохор решил зайти внутрь.
 
     Расторопный продавщик – молодой человек лет тридцати, похожий на трактирного полового, в безупречном костюме, - поначалу было выскочил из-за своей стойки, но, наткнувшись взглядом на порядком обношенную и обрюшенную внешность посетителя, а носом – на исходящие от него стойкие ароматы, встал столпом, позабыв даже поздороваться. Прохор, конечно, этим не смутился и попросил показать ему камушек. Продавщик загадочно ухмыльнулся, но камушек показал.
 
     Когда Прохор взял камушек в руки, его вдруг охватило безудержное, необъяснимое чувство радости. Была ли причина этого чувства в том, что камушек являл собой вечную красоту и гармонию, недостижимую в мире людей, или в том, что в жизни самого Прохора никогда не было ни одного яркого события, достойного воспоминаний, но с этого дня судьба его резко переменилась: он бросил пить, вымыл шею, надел единственные праздничные штаны и пошел устраиваться на работу.
 
     Как человека трезвого и положительного, его приняли сразу в три места: грузчиком в продуктовую лавку, дворником в городской парк и ночным сторожем в собачью гостиницу. И началась совсем другая – трудная, но интересная жизнь Прохора.
 
     Ввиду своей нужности на всех работах, спал он теперь не более шести часов в сутки, ел на коленках, а передвигался с места на место рывками, переходя с галопа на аллюр и обратно. Его ценили за исполнительность и безупречное поведение, награждали грамотами и давали премии за усердный труд. Кроме того, работа приносила и другую пользу: в лавке ему бесплатно доставались пришедшие в негодность продукты, в парке в любое время года был неплохой урожай потерянных посетителями зонтов, книг, перчаток и других полезных мелочей, а в собачьей гостинице он, будучи от природы человеком робким и даже трусоватым, научился собачиться с неурочными посетителями и брезгливо морщить нос от неприятных запахов.
 
     В таких трудах и тщаниях прошло полгода. Продавщик ювелёрной лавки был все тот же, но Прохора он, конечно, не узнал. И камушек его был на месте – такой же блестящий и манящий к себе. Расплатившись, Прохор взял камушек в руки и долго, минуты полторы, рассматривал его, чувствуя при этом тот же прилив безудержной, безумной радости, как и в первый раз.
 
     Дома он первым делом снял единственные праздничные штаны, достал из кармана камушек, упакованный в прилагающуюся к нему красивую коробочку, и положил свое сокровище на полку – на самое видное место. Теперь время, свободное от других дел, он посвящал созерцанию камушка и его беспорочной глубины и чистоты, иногда брал его в руки, катал по столу, пробовал на зуб и даже плакал. На работу он больше не ходил, питался старыми запасами из продуктовой лавки и много пил.
 
     Примерно через полгода Прохор неожиданно почувствовал, что созерцание камушка уже не приносит ему прежней радости и ощущения счастья. Чего-то не хватало в его сокровище – но вот чего? По зрелом размышлении, проведенном на диване, он решил, что камню не хватает такой же красивой оправки.
 
     Тем же днем, захватив коробочку с камнем, он отправился к знакомому продавщику. Продавщик его, конечно, не узнал, но когда Прохор поинтересовался, где можно сделать оправку к своему сокровищу, дал ему адрес надежного ювелёра, настоящего мастера своего дела. Прохор и тут не промедлил ни минуты и решительно отправился по указанному адресу.
 
     Ювелёр – благообразный старичок, похожий на сельского дьячка, одетый в безупречный костюм, - недолго повертел камушек в руках, затем поглядел на него в большую лупу, загадочно улыбнулся и назвал стоимость работы и материалов. Прохор сказал, что подумает, и удалился.
 
     Утром следующего дня Прохор тщательно помыл шею, надел свои единственные праздничные штаны и отправился искать работу. Как человека непьющего и обязательного, его приняли сразу в три места: водителем в лавку скобяных товаров, банщиком в городскую баню и курьером местной газеты. Так начался новый этап его жизни.
 
     Будучи работником совершенно незаменимым, Прохор спал теперь не более трех часов в сутки, ел что попало и передвигался по городу на старенькой, прожившей уже три жизни машине. На работе его уважали и ценили за трезвость, рассудительность и выполнение плана. Кроме того, работа приносила и другие блага: он продавал на сторону излишки бензина, сделал себе годовой запас веников, мыла и прочих банных причиндалов, а также совершенно бесплатно читал местную прессу.
 
     Примерно через полгода, когда нужная сумма была набрана, он отправился к знакомому ювелёру со своим камушком в коробочке. Ювелёр Прохора не узнал, однако это не помешало ему буквально за два дня превратить камушек в красивое кольцо в оправке из желтого золота с платиновой крапинкой. Расплатившись и получив кольцо, Прохор долго, минуты полторы, рассматривал его, и новый прилив необъяснимого счастья, граничащего с безумием, переполнял его неустроенную душу.
 
     Дома он поместил коробочку с кольцом на полку – на самое видное место, и теперь, в минуты душевной грусти и тоски, подолгу созерцал свое сокровище. Особенно трудно давался ему поиск платиновых крапинок или, как говорил ювелёр, «вкраплений», но такое занятие лишь добавляло интереса и даже интриги: где же они, черт побери, прячутся?
 
     На поиск и пересчет крапинок у Прохора ушло не менее шести месяцев, в течение которых его то переполняло безудержное ликование, то грустное томление, то ощущение собственной ненужности и бесполезности в этом безумном неразумном мире. К тому же работу он бросил, а других занятий у него просто не было.
 
     Прошло еще какое-то время, пока Прохор не понял, что рассматривание сокровища уже не приносит ему прежнего удовольствия. Чего-то не хватало в этой драгоценной безделице – но вот чего? Крепко подумав, он решительно отставил в сторону только что початую бутылку, вымыл шею, надел свои единственные праздничные штаны и вышел на улицу.
 
     В его подъезде жила девушка, звали ее Варей и, разумеется, она была самой красивой девушкой в округе: пышна телом, круглолица, с длинной русой косой. Прохор давно заглядывался на соседку-красавицу, но когда пытался представить себя рядом с ней, сравнение никогда не выходило в его пользу. Теперь же – иное дело. Теперь он был почти трезв, прилично одет и – главное – у него теперь было то, чем можно было удивить любую красавицу и добиться ее сердечного расположения.
 
     Ждать пришлось долго, почти до самого вечера, когда Варя возвращалась с работы. Увидев девушку, Прохор несмело пошел к ней, поздоровался и долго, минуты полторы, рассматривал ее с таким глупым и счастливым лицом, что она сразу все поняла и под каким-то пустяшным предлогом пригласила его в гости.
 
     Прохор был на седьмом небе от счастья! До самой ночи они просидели за столом, пили чай с сушками и разговаривали. Такие посиделки продолжились и на другой день, и на третий, и каждую новую встречу Прохора охватывало безудержное, необъяснимое чувство радости.
 
     И все было бы хорошо, и встречи эти продолжались бы если не вечно, то по меньшей мере полгода, но тут Прохор не выдержал и совершил роковую ошибку: он подарил Варе свое сокровище, свою единственную драгоценность, смысл и содержание всей своей жизни – ярко-красный камушек в оправке из желтого золота с платиновыми крапинками…
 
     Варя была растрогана до глубины души столь щедрым подарком и восприняла его как предложение руки и сердца, однако следующим вечером, когда Прохор, как обычно, встретил ее после работы, она швырнула ему в лицо коробочку с сокровищем и сказала, что между ними все кончено. Пораженный столь резкой переменой, Прохор насмелился спросить, что случилось. Варя расплакалась и ответила, что еще никто в жизни не оскорблял ее подарками из бутылочного стекла с медным ободком…
 
     Примерно через полгода состоялась свадьба Вари со смазливым продавщиком, а благообразный старичок-ювелёр был у них посаженным отцом. Прохора тоже пригласили, но на свадьбу он не пошел, сославшись на сильную занятость сразу на трех работах. Ненавистное колечко он выбросил в реку и долго, минуты полторы, смотрел, как оно булькнуло в темные воды, чувствуя при этом прилив какой-то буйной, необъяснимой радости.
 
    А потом опять стал жить нормальной жизнью нормальных людей. Как все.
 
Рейтинг: +9 1164 просмотра
Комментарии (16)
чудо Света # 28 февраля 2012 в 17:52 +4
Интересный рассказ. Сначала думала посмеяться над тем, что человек " долго, минуты полторы думал.. прежде чем зайти", потом когда " вымыл шею..", а когда дочитала, честное слово, так стало печально и обидно! И таких прохоров много среди нас. Варю тоже, немного жаль, что так обманулась, а ведь, за колечком не разглядела чистую душу, может даже , преданное сердце. С таким рвение бросаться в работу, для достижения поставленной цели!!! super
Петр Шабашов # 28 февраля 2012 в 18:24 +4
Да, сколько еще в наших людях потенциального добра и невостребованной любви! Что делать - жизнь такая. Нет идеала. Вернее, есть - золотой телец... Отсюда и многие беды, и много таких, кто никак не может устроиться, найти себе места... Спасибо, Света!
Ваш поЧитатель Петр.
Анна Шухарева # 5 марта 2012 в 22:10 +3
Я люблю читать о таких героях. Где Вы берёте сюжеты для своих рассказов? Понятно из жизни, но кто Вам рассказывает такие истории?
Петр Шабашов # 6 марта 2012 в 11:22 +2
Сами приходят, Ань. Откуда-то ОТТУДА. Главное - не торопиться, подождать, пока созреет... Иногда это зреет месяцами, иногда годами. А написать рассказик - дело трех-четырех часов. У меня, по крайней мере, так. scratch
Наталья Бугаре # 9 марта 2012 в 23:23 +2
Да,Петр, озадачили вы меня. Рассказ для меня особо понятен, я как раз "продавщик" этого самого счастья. И не по наслышке знаю сколько людей выкладывают шальные деньги за бутылочное стекло. Обманули бедного дурика все..и магазин и ювелир и любимая девушка...По хорошему в суд бы ему пойти,коль чеки сохранились. Но тогда это был бы другой рассказ, с другой моралью. Позабавили слова ювелёр и продавщик-эдакая нарочитая гротескность. Но все это так здорово вписывается в канву-стиль рассказа- басни? Очень понравилось. live1
Петр Шабашов # 10 марта 2012 в 00:19 +1
Наташ, да разве дело в камушке? Это же все - наносное. Главное - это чтобы у человека была в жизни цель - ради чего жить? Когда есть цель - есть и смысл. А деньги - это... Вы понимаете. Душа-то не продается, ни за какие деньги. А вот когда нет цели в жизни - это страшно. Тогда и сама жизнь - ноль. Удивительно, но Вы поняли, что я хотел сказать этим рассказиком. Кланяюсь Вам низко за это понимание. Этот рассказ почему-то никто не понимает, хотя я его вынашивал почти 5 лет. Даже не хотел публиковать. Теперь не жалею. Ангела ВАм хранителя, Наташа.
Ваш Петр.
Нина # 6 апреля 2012 в 16:10 +1
Выше уже много сказано, Петр. Добавлю, что вы очень удачно выбрали стиль для такого короткого и емкого рассказа, и повторы отлично вписались. В рассказе вашем, действительно, очень много сказано: о цели в жизни, не всегда верной поначалу, может быть, о том, что поиск этой цели - дело не простое, о стремлении к счастью, о мелочности людской... Спасибо, Петр, за рассказ. live1
Петр Шабашов # 6 апреля 2012 в 17:50 +1
Немножко поясню, Незнакомка, идею, которую я пытался выразить этим рассказом. Я люблю историю вообще и историка В.О.Ключевского в частности. Так вот, он объясняет свойства нашего национального характера местоположением России и ее климатом. Будь мы в Китае, где круглый год лето, мы бы тоже торчали все 12 месяцев на рисовых грядках кверху задом. А в России климат иной: 6 месяцев зима, остальное - лето. Наши предки, жившие благодаря т.н. подсечному земледелию, были подвержены этому климатическому фактору. Они вырубали лес, корчевали пни, потом всё сжигали и, благодаря этому первый урожай был, к примеру, сам-десять (в десять раз больше посеянного). На следующий год - сам-семь. И так далее... И вот подходил такой момент, когда нужно было решать: оставаться ли на месте еще год и жить впроголодь, или рвануть на новую делянку... А вдруг непогода? Засуха? Или, наоборот, ливни? Тогда точно конец всему "родовищу" (тогда жили всем родом-племенем в больших домах-родовах). И оставалось положиться только на удачу - то есть на тот самый русский "авось"... Вот почему Прохора не хватало больше, чем на шесть месяцев работы - он же сын своего народа. И вот почему те же китайцы или японцы сейчас - вполне благополучные нации: они не устраиват себе отпусков по несколько месяцев. А те же узбеки или таджики-гастарбайтеры? Они, может, и не очень грамотные специалисты, но работают - не в пример нам, русским. Я думаю как-то так...
Спасибо за отзыв. Вы сказали все правильно. И без мечты, без цели, мы становимся просто биологическими роботами или растениями, поглощающими пищу и ультрафиолет.
Нина # 6 апреля 2012 в 20:02 +1
Значит, в вашем рассказе еще больше смысла, Петр, чем я поняла. Спасибо за пояснения и такой внимательный отзыв! Да, действительно, наше русское "авось" - это было и есть, и то, что вы сказали о работоспособности только нескольких наций, в сравнении, - истинная правда (это целая тема отдельная!) Это не заметить невозможно любому взрослому человеку.
Петр Шабашов # 7 апреля 2012 в 09:53 +1
Вот так вот работает, работает человек всю жизнь за какую-то идею, а потом фук - и нет идеи! И работа его была зря, и жизнь его была потрачена напрасно. Не дай нам бог потратить свою жизнь во имя фальшивой идеи!..
Светлана Тен # 7 апреля 2012 в 10:27 +2
Мдаа. Грустно... Грустно быть обманутым, обманываться и не понимать: зачем, почему, отчего. Написано как всегда блестяще! Спасибо за рассказ, Петр! live1
Петр Шабашов # 7 апреля 2012 в 12:42 +1
Спасибо, Света, за столь лестную оценку моего рассказика. Мне тоже грустно. А, может, Прохор найдет свое место в жизни, и тогда я напишу другой рассказ. Я за Прохором подсматриваю...
Дмитрий Криушов # 5 мая 2012 в 16:56 +1
Знаете, что я каждому из нас пожелаю? Чтобы никогда не быть удовлетворёнными достигнутым, Злиться на себя, и гордиться, радоваться и тупо сидеть перед текстом. И - лакомиться творениями друзей. Спасибо!
Петр Шабашов # 5 мая 2012 в 17:04 0
Спасибо, Дмитрий! Приятно встретить со-ратника и едино-мышленника! Про "лакомиться" - блеск! Заходите в гости, всегда рад новым друзьям.
Елена Русич # 5 января 2013 в 17:41 +1
Вообще не всё золото, что блестит, но этот камешек действительно стоящий, только не тому достался! scratch
Петр Шабашов # 6 января 2013 в 11:29 0
Спасибо, Лена!
t7304 buket1