ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Время лечит?

Время лечит?

23 октября 2013 - Николай ДОЛГУШИН
                   Время   лечит?
 
              Давно известно ,что в поезде если дорога длинная, а попутчики разговор   чивые, то чего только не услышишь. И «солёный» анекдот и  всякие житейские истории, и даже исповедь. Человек расскажет самое сокровенное, ничем не рискуя. Он знает, что людей этих вряд ли когда ещё встретит. И они, в свою очередь, ничем не рискуют, как слушатели: могут осудить, а могут и одобрить.
      Нас в купе плацкартного вагона было пять человек Мужчина явно выраженного авказского типа, сразу же, ни слова не говоря, забрался на свою боковую верхюю полку и уже через минуту начал похрапывать. Ночью он сошёл на какой-то станции и никто из нас этого не видел. Напротив меня на нижней полке сидела женщина настолько полная, что нагнуться за тапками не могла и нащупывала их короткой и толстой ногой. Дышала она с  трудом, шумно, и непрерывно обмахивалась сложенной газетой, как веером. Голос у неё был низкий с хрипотцой, но речь грамотная, образная и неторопливая. Определить сколько ей лет было трудно, хотя я славился тем, что очень точно угадывал возраст любого человека. Ей можно было дать и 60 лет, и все 70. Особенно старили её жиденькие, какие-то не седые, а серенькие волосёнки на голове, стянутые гребёнкой, каких давно уже никто не носит. Молодыми у неё были только глаза синего цвета, какой не часто встретишь. Даже обычных морщинок в уголках глаз не было. В них, как в зеркале, отражались все чувства, оторые она переживала во время рассказа.
            Тему разговора задала нам парочка молодых, которые устроились на боковых полках вдоль вагона. Они обнимались, целовались, что-то шептали друг другу на ухо, ворковали, как голубки. Похоже, что мы для них просто не существовали.
      Другая наша попутчица (назову её для удобства повествования Светланой Ивановной) то и дело ворчала, глядя с неприязнью в сторону молодых:
- Ни стыда, ни совести у нынешней молодёжи!
- А чего же им стыдиться-то? – заступилась за них толстуха. – Не воруют, не мате -рятся. Наверное, любят друг друга без памяти.
      Я тоже поддержал её:
- Может быть у них это первая любовь. Посмотрите-ка на них, им ведь лет по 18,. не больше.
      Толстуха  посмотрела на меня как-то недобро и тут же осудила и меня, и весь наш мужской род:
- Это у вас, у мужчин, бывает первая, вторая и даже третья любовь. Потому вам легко в этой жизни всё даётся.
- А вам? – спросил я.
- А нам трудно. За других говорить не буду, а что касается меня, то у меня была и есть одна-единственная любовь. С ней живу, и с ней умру, наверное.
- Можно только позавидовать вашему мужу, - слукавил я, ибо с трудом представлял, что у ТАКОЙ женщины может быть муж.
- При чём тут муж? – как-то грустно произнесла она в ответ. – Редкая женщина может похвастаться, что замуж вышла по любви. Как правило, любила одного, а вышла за другого.
- И у вас так же? – в лоб, не стесняясь, спросил я у неё.
- Да, я не исключение. Брак случился по расчёту. Только расчёт был не мой, а моей мамы. Отдала за богатого и красивого. Я к той поре уже все слёзы девичьи выплакала. Мой любимый пропал, как в воду канул. И мир для меня опустел, сиротой себя ощущала. Но и замуж пора было идти, чтоб в девках не засидеться.
      Тут в разговор вступила и Светлана Ивановна:
- Ой, и не говорите! Меня мать тоже замуж выпихнула. Сказала «сколько мы тебя ещё кормить будем? Пусть муж кормит». А я этого мужа и видела-то всего два раза, да и то мельком. Такая уж наша бабья доля. Вот и маюсь, уже 30 лет скоро будет.
      Чтобы поддержать разговор и как бы принять её в собеседники, я спросил  Светлану Ивановну:
- У вас тоже была первая любовь?
- Была, дорогой! Была, да сплыла. Женой стала – дети пошли, свекруха рядом, мужик с бутылкой не расставался. Тут не то что про первую любовь, как тебя самою зовут забудешь.
- А я вот рада бы забыть, а не могу. Да и не хочу, если честно, - продолжила свою исповедь Вера Петровна. (Это тоже для удобства повествования, чтобы не называть и дальше толстухой).
- Зависть, конечно, не самое лучшее чувство, но теперь я завидую тому, кого вы до сих пор любите, - совершенно искренне признался я Вере Петровне.
- Ничего удивительного. Мне и тогда все завидовали, ахали и охали. Я тогда студенткой была, жила в другом городе и снимала комнату у одной вдовы. Она стала мне второй матерью и я ничего от неё не скрывала.Редкий день не получала от него письма. Сначала читала сама, а потом уже отдавала хозяйке. Она читала и плакала от умиления.
- Господи, какая же ты счастливая! – завидовала она мне. –Да неужто в наше время такая любовь бывает, и такие парни водятся, как твой?
   Подружки тоже завидовали и просили хоть одно письмо дать прочитать. Но я не давала. Суеверной была, боялась, что сглазят, помешают нашей любви.
            Вера Петровна ненадолго умолкла. В глазах предательски заблестели слезинки, но она промокнула их рукавом халата. Дольше она ещё что-то говорила, но я уже не слушал. Меня и в купе не было.
 
              Я стоял в тамбуре у двери, прислонившись лбом к стеклу, и смотрел как за окном проплывают деревья, далёкие огни фонарей. Время приближалось к полуночи. Рассказ Веры Петровны разбередил мне душу. Мне тоже было что вспомнить. Да, она права: была у меня и вторая, и третья любовь. Но разве можно их сравнить с первой?
            Звал я её Алёной, а фамилию уже подзабыл, но вроде бы Блинова.  Много лет прошло с той поры, почти полвека, но память сохранила облик стройной, хрупкой синеглазой девчонки. Природная, а не крашеная блондинка, она носила длинную, ниже пояса, косу. Когда мы с ней шли по улице, то не только парни, но и взрослые мужики шеи сворачивали, глядя нам в след. Редкой красоты была моя Алёнка! Я самому себе завидовал.  Рядом с ней я смотрелся , как лапоть рядом с туфелькой и потому страшно боялся, что какой-нибудь красавчик, да ещё и при деньгах, уведёт её у меня. Письма писал каждый день и порой они не влезали в один конверт. Тогда приходилось на конвертах писать 1 и 2.
                  О моей пламенной любви вскоре узнали не только однокурсники, но даже директор техникума. Именно он разрешил мне по субботам не посещать занятия. Как раз по субботам, рано утром, я садился в поезд и ехал из Иванова в Кострому.( Подозреваю, что мой дружок Герка, втайне от меня, дал директору какое-нибудь письмо от Алёнки прочитать и тот решил помочь нашей любви).    В Костроме жила и училась в торговом техникуме на первом курсе моя Алёнка. А я уже на третьем курсе учился. Стало быть, был старше её года на два, а то и на три. Денег на билет у меня никогда не было, и я ездил «зайцем.  Бывало и так, что ревизоры ссаживали с поезда. Тогда я садился на товарняк и ехал дальше.
                  Алёна жила на частной квартире и с вокзала я прямиком шагал туда.         Знал, что меня ждут. Хозяйка первым делом усаживала меня за стол и кормила как на убой. Каждый раз горестно вздыхала:
- Боже мой, до чего ж ты худой да бледный! Что ж вас там совсем не кормят что ли?
      (Нет, кормили нас, детдомовцев, хорошо. И даже 6 рублей в месяц выдавали. Не ах какие деньги, но тогда ведь и билет в кино стоил 20 копеек. Столько же и мороженое стоило. Не мог же я к Алёнке ехать без подарка. Талоны на питание продавал, а денежки копил к субботе. Потому сытым редко бывал. Отсюда худоба и бледность, но меня это не печалило)
Наевшись, я брал из «балетки» (чемоданчик такой небольшой) свой неизменный фотоаппарат «Смена» и мы с Алёнкой шли гулять по городу. Если был при деньгах, то шли в кино, где я даже мороженое ей покупал. Чаще всего гуляли по набережной Волги. Там была красивая чугунная ограда на белёных кирпичных опорах. На каждой из них я куском цветного мела писал две буквы – А и К.  Но не с наружной стороны, а с той, что к Волге была обращена. Чтоб не увидели и не стёрли.
Надо ли говорить, что мы оба и помыслить не могли, чтобы прилюдно обниматься и целоваться. Вряд ли сегодня  кто поверит мне, но тогда, если я нечаянно касался рукой её груди или голой коленки, то сердце уходило в пятки. Боялся, что увидит в этом умысел. Рука в руке – это всё, что мы позволяли себе, но и это делало меня самым счастливым человеком на земле.
Вечером я уезжал назад, в Иваново. Алёна меня никогда на вокзал не провожала. Видимо, догадалась, что езжу я «зайцем». Шло время. Нет, тогда оно не шло, а летело. Неделя за неделей, месяц за месяцем. Пришла пора писать дипломную работу, и думать где и как жить дальше. Конечно же, все мои мечты и планы были связаны с Алёной. Но надо было узнать как к ним отнесётся мать Алёны.
Тайком от Алёны я поехал в Вичугу, где в своём небольшом и ветхом домике жила её  мать. Работала она на местной ткацкой фабрике, деньги получала небольшие, мужа не было, а ещё и дочери надо было помогать. Так что бедность смотрела на меня из всех углов.
Мать – спасибо ей за это – хитрить и словоблудить не стала.
- Сынок, я всё знаю про вас и про вашу любовь. Ленка  мне давала твои письма читать. Прямо скажу – парень ты видать хороший, неизбалованный, умный. Но сам подумай хорошенько, где, как и на что будете вы жить, если поженитесь? У тебя, у детдомовца, ни кола, ни двора. И я вам не помощница. Сам видишь – в нищете живу. Прошу тебя, сынок! Хочешь, на колени встану? Оставь Ленку, если любишь её и добра желаешь.. Ты молодой, свет клином на ней не сошелся, найдёшь другую. Я уже нашла ей жениха. И с его родителями сговорились, что придёт он из армии и мы их поженим. Отец этого парня обещал им сразу дом построить. Пусть хоть дочь моя в достатке поживёт.
Я молча выслушал этот монолог, не сказал ни слова, встал и ушёл. Первая мысль была пойти на Волгу и утопиться, благо она рядом. Но сработал инстинкт самосохранения. К тому же я должен был выяснить, как Алёнка отнесётся к планам матери. Не зря ведь говорят, что надежда умирает последней. Был уверен, что никогда Алёнка не променяет нашу любовь на сытую жизнь в богатом доме. С этими мыслями и вернулся к себе в общагу.
Однако, победил здравый смысл. Что такое бедность и нищета я знал не понаслышке. Хлебнул полной чашей. Понимал и то, что кроме пламенной любви я пока ничего Алёнке дать не смогу. Как писал Маяковский, любовная лодка может разбиться о быт. Убедил себя, что если я мужчина, а не тряпка, если и в самом деле люблю, то должен оставить её. А вот как это сделать, чтобы и она не побежала топиться в Волгу, я не знал. И спросить было не у кого..
Помог Герка. Он был горазд на выдумки, просто гений какой-то. Он написал Алёнке письмо и наврал, что мне даже не дали закончить техникум и призвали в Армию. Причём в какие-то сверхсекретные войска. Будто даже он, лучший друг, не знает теперь где меня искать. И пусть она тоже не ищет и писем не ждёт. Хотя бы первое время. И отослал эту фальшивку. Как не странно, но она сработала: писем от Алёны больше не было. Тяжело, очень трудно пережил я это время. Была и обида на Алёну, которая так легко поверила в нашу выдумку и не стала даже проверять, бороться за нас, за нашу любовь.
Вскоре получил диплом, и чтобы она меня уже никогда не нашла, уехал в прямом смысле на край света, на остров Сахалин. Надеялся, что время хороший лекарь и рана моя душевная заживёт. Так оно и случилось. Потом была вторая любовь и третья, но ни одна из них Алёну мне не заменила. Такое чувство, будто я и сегодня, в свои 70 лет, всё ещё люблю её.
…Долго я ворочался на своей полке, переживая заново те далёкие годы и воспоминания. Мои попутчицы уже спали и только молодые стояли в другом тамбуре. Видно не налюбились ещё. Утром на конечной станции я вызвался помочь Вере Петровне дотащить её здоровенный чемоданище.
- Ой, что вы! Я сейчас носильщика позову, - отказывалась она.
Но я был непреклонен:
- Поберегите деньги. Они ещё вам пригодятся.
Чемодан я всё же допёр до автобусной остановки. Отдышавшись, я спросил:
- А как вас зовут?
- Елена Фёдоровна, - ответила она. – В девичестве Блинова.
 
 

© Copyright: Николай ДОЛГУШИН, 2013

Регистрационный номер №0165770

от 23 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0165770 выдан для произведения:                    Время   лечит?
 
              Давно известно ,что в поезде если дорога длинная, а попутчики разговор   чивые, то чего только не услышишь. И «солёный» анекдот и  всякие житейские истории, и даже исповедь. Человек расскажет самое сокровенное, ничем не рискуя. Он знает, что людей этих вряд ли когда ещё встретит. И они, в свою очередь, ничем не рискуют, как слушатели: могут осудить, а могут и одобрить.
      Нас в купе плацкартного вагона было пять человек Мужчина явно выраженного авказского типа, сразу же, ни слова не говоря, забрался на свою боковую верхюю полку и уже через минуту начал похрапывать. Ночью он сошёл на какой-то станции и никто из нас этого не видел. Напротив меня на нижней полке сидела женщина настолько полная, что нагнуться за тапками не могла и нащупывала их короткой и толстой ногой. Дышала она с  трудом, шумно, и непрерывно обмахивалась сложенной газетой, как веером. Голос у неё был низкий с хрипотцой, но речь грамотная, образная и неторопливая. Определить сколько ей лет было трудно, хотя я славился тем, что очень точно угадывал возраст любого человека. Ей можно было дать и 60 лет, и все 70. Особенно старили её жиденькие, какие-то не седые, а серенькие волосёнки на голове, стянутые гребёнкой, каких давно уже никто не носит. Молодыми у неё были только глаза синего цвета, какой не часто встретишь. Даже обычных морщинок в уголках глаз не было. В них, как в зеркале, отражались все чувства, оторые она переживала во время рассказа.
            Тему разговора задала нам парочка молодых, которые устроились на боковых полках вдоль вагона. Они обнимались, целовались, что-то шептали друг другу на ухо, ворковали, как голубки. Похоже, что мы для них просто не существовали.
      Другая наша попутчица (назову её для удобства повествования Светланой Ивановной) то и дело ворчала, глядя с неприязнью в сторону молодых:
- Ни стыда, ни совести у нынешней молодёжи!
- А чего же им стыдиться-то? – заступилась за них толстуха. – Не воруют, не мате -рятся. Наверное, любят друг друга без памяти.
      Я тоже поддержал её:
- Может быть у них это первая любовь. Посмотрите-ка на них, им ведь лет по 18,. не больше.
      Толстуха  посмотрела на меня как-то недобро и тут же осудила и меня, и весь наш мужской род:
- Это у вас, у мужчин, бывает первая, вторая и даже третья любовь. Потому вам легко в этой жизни всё даётся.
- А вам? – спросил я.
- А нам трудно. За других говорить не буду, а что касается меня, то у меня была и есть одна-единственная любовь. С ней живу, и с ней умру, наверное.
- Можно только позавидовать вашему мужу, - слукавил я, ибо с трудом представлял, что у ТАКОЙ женщины может быть муж.
- При чём тут муж? – как-то грустно произнесла она в ответ. – Редкая женщина может похвастаться, что замуж вышла по любви. Как правило, любила одного, а вышла за другого.
- И у вас так же? – в лоб, не стесняясь, спросил я у неё.
- Да, я не исключение. Брак случился по расчёту. Только расчёт был не мой, а моей мамы. Отдала за богатого и красивого. Я к той поре уже все слёзы девичьи выплакала. Мой любимый пропал, как в воду канул. И мир для меня опустел, сиротой себя ощущала. Но и замуж пора было идти, чтоб в девках не засидеться.
      Тут в разговор вступила и Светлана Ивановна:
- Ой, и не говорите! Меня мать тоже замуж выпихнула. Сказала «сколько мы тебя ещё кормить будем? Пусть муж кормит». А я этого мужа и видела-то всего два раза, да и то мельком. Такая уж наша бабья доля. Вот и маюсь, уже 30 лет скоро будет.
      Чтобы поддержать разговор и как бы принять её в собеседники, я спросил  Светлану Ивановну:
- У вас тоже была первая любовь?
- Была, дорогой! Была, да сплыла. Женой стала – дети пошли, свекруха рядом, мужик с бутылкой не расставался. Тут не то что про первую любовь, как тебя самою зовут забудешь.
- А я вот рада бы забыть, а не могу. Да и не хочу, если честно, - продолжила свою исповедь Вера Петровна. (Это тоже для удобства повествования, чтобы не называть и дальше толстухой).
- Зависть, конечно, не самое лучшее чувство, но теперь я завидую тому, кого вы до сих пор любите, - совершенно искренне признался я Вере Петровне.
- Ничего удивительного. Мне и тогда все завидовали, ахали и охали. Я тогда студенткой была, жила в другом городе и снимала комнату у одной вдовы. Она стала мне второй матерью и я ничего от неё не скрывала.Редкий день не получала от него письма. Сначала читала сама, а потом уже отдавала хозяйке. Она читала и плакала от умиления.
- Господи, какая же ты счастливая! – завидовала она мне. –Да неужто в наше время такая любовь бывает, и такие парни водятся, как твой?
   Подружки тоже завидовали и просили хоть одно письмо дать прочитать. Но я не давала. Суеверной была, боялась, что сглазят, помешают нашей любви.
            Вера Петровна ненадолго умолкла. В глазах предательски заблестели слезинки, но она промокнула их рукавом халата. Дольше она ещё что-то говорила, но я уже не слушал. Меня и в купе не было.
 
              Я стоял в тамбуре у двери, прислонившись лбом к стеклу, и смотрел как за окном проплывают деревья, далёкие огни фонарей. Время приближалось к полуночи. Рассказ Веры Петровны разбередил мне душу. Мне тоже было что вспомнить. Да, она права: была у меня и вторая, и третья любовь. Но разве можно их сравнить с первой?
            Звал я её Алёной, а фамилию уже подзабыл, но вроде бы Блинова.  Много лет прошло с той поры, почти полвека, но память сохранила облик стройной, хрупкой синеглазой девчонки. Природная, а не крашеная блондинка, она носила длинную, ниже пояса, косу. Когда мы с ней шли по улице, то не только парни, но и взрослые мужики шеи сворачивали, глядя нам в след. Редкой красоты была моя Алёнка! Я самому себе завидовал.  Рядом с ней я смотрелся , как лапоть рядом с туфелькой и потому страшно боялся, что какой-нибудь красавчик, да ещё и при деньгах, уведёт её у меня. Письма писал каждый день и порой они не влезали в один конверт. Тогда приходилось на конвертах писать 1 и 2.
                  О моей пламенной любви вскоре узнали не только однокурсники, но даже директор техникума. Именно он разрешил мне по субботам не посещать занятия. Как раз по субботам, рано утром, я садился в поезд и ехал из Иванова в Кострому.( Подозреваю, что мой дружок Герка, втайне от меня, дал директору какое-нибудь письмо от Алёнки прочитать и тот решил помочь нашей любви).    В Костроме жила и училась в торговом техникуме на первом курсе моя Алёнка. А я уже на третьем курсе учился. Стало быть, был старше её года на два, а то и на три. Денег на билет у меня никогда не было, и я ездил «зайцем.  Бывало и так, что ревизоры ссаживали с поезда. Тогда я садился на товарняк и ехал дальше.
                  Алёна жила на частной квартире и с вокзала я прямиком шагал туда.         Знал, что меня ждут. Хозяйка первым делом усаживала меня за стол и кормила как на убой. Каждый раз горестно вздыхала:
- Боже мой, до чего ж ты худой да бледный! Что ж вас там совсем не кормят что ли?
      (Нет, кормили нас, детдомовцев, хорошо. И даже 6 рублей в месяц выдавали. Не ах какие деньги, но тогда ведь и билет в кино стоил 20 копеек. Столько же и мороженое стоило. Не мог же я к Алёнке ехать без подарка. Талоны на питание продавал, а денежки копил к субботе. Потому сытым редко бывал. Отсюда худоба и бледность, но меня это не печалило)
Наевшись, я брал из «балетки» (чемоданчик такой небольшой) свой неизменный фотоаппарат «Смена» и мы с Алёнкой шли гулять по городу. Если был при деньгах, то шли в кино, где я даже мороженое ей покупал. Чаще всего гуляли по набережной Волги. Там была красивая чугунная ограда на белёных кирпичных опорах. На каждой из них я куском цветного мела писал две буквы – А и К.  Но не с наружной стороны, а с той, что к Волге была обращена. Чтоб не увидели и не стёрли.
Надо ли говорить, что мы оба и помыслить не могли, чтобы прилюдно обниматься и целоваться. Вряд ли сегодня  кто поверит мне, но тогда, если я нечаянно касался рукой её груди или голой коленки, то сердце уходило в пятки. Боялся, что увидит в этом умысел. Рука в руке – это всё, что мы позволяли себе, но и это делало меня самым счастливым человеком на земле.
Вечером я уезжал назад, в Иваново. Алёна меня никогда на вокзал не провожала. Видимо, догадалась, что езжу я «зайцем». Шло время. Нет, тогда оно не шло, а летело. Неделя за неделей, месяц за месяцем. Пришла пора писать дипломную работу, и думать где и как жить дальше. Конечно же, все мои мечты и планы были связаны с Алёной. Но надо было узнать как к ним отнесётся мать Алёны.
Тайком от Алёны я поехал в Вичугу, где в своём небольшом и ветхом домике жила её  мать. Работала она на местной ткацкой фабрике, деньги получала небольшие, мужа не было, а ещё и дочери надо было помогать. Так что бедность смотрела на меня из всех углов.
Мать – спасибо ей за это – хитрить и словоблудить не стала.
- Сынок, я всё знаю про вас и про вашу любовь. Ленка  мне давала твои письма читать. Прямо скажу – парень ты видать хороший, неизбалованный, умный. Но сам подумай хорошенько, где, как и на что будете вы жить, если поженитесь? У тебя, у детдомовца, ни кола, ни двора. И я вам не помощница. Сам видишь – в нищете живу. Прошу тебя, сынок! Хочешь, на колени встану? Оставь Ленку, если любишь её и добра желаешь.. Ты молодой, свет клином на ней не сошелся, найдёшь другую. Я уже нашла ей жениха. И с его родителями сговорились, что придёт он из армии и мы их поженим. Отец этого парня обещал им сразу дом построить. Пусть хоть дочь моя в достатке поживёт.
Я молча выслушал этот монолог, не сказал ни слова, встал и ушёл. Первая мысль была пойти на Волгу и утопиться, благо она рядом. Но сработал инстинкт самосохранения. К тому же я должен был выяснить, как Алёнка отнесётся к планам матери. Не зря ведь говорят, что надежда умирает последней. Был уверен, что никогда Алёнка не променяет нашу любовь на сытую жизнь в богатом доме. С этими мыслями и вернулся к себе в общагу.
Однако, победил здравый смысл. Что такое бедность и нищета я знал не понаслышке. Хлебнул полной чашей. Понимал и то, что кроме пламенной любви я пока ничего Алёнке дать не смогу. Как писал Маяковский, любовная лодка может разбиться о быт. Убедил себя, что если я мужчина, а не тряпка, если и в самом деле люблю, то должен оставить её. А вот как это сделать, чтобы и она не побежала топиться в Волгу, я не знал. И спросить было не у кого..
Помог Герка. Он был горазд на выдумки, просто гений какой-то. Он написал Алёнке письмо и наврал, что мне даже не дали закончить техникум и призвали в Армию. Причём в какие-то сверхсекретные войска. Будто даже он, лучший друг, не знает теперь где меня искать. И пусть она тоже не ищет и писем не ждёт. Хотя бы первое время. И отослал эту фальшивку. Как не странно, но она сработала: писем от Алёны больше не было. Тяжело, очень трудно пережил я это время. Была и обида на Алёну, которая так легко поверила в нашу выдумку и не стала даже проверять, бороться за нас, за нашу любовь.
Вскоре получил диплом, и чтобы она меня уже никогда не нашла, уехал в прямом смысле на край света, на остров Сахалин. Надеялся, что время хороший лекарь и рана моя душевная заживёт. Так оно и случилось. Потом была вторая любовь и третья, но ни одна из них Алёну мне не заменила. Такое чувство, будто я и сегодня, в свои 70 лет, всё ещё люблю её.
…Долго я ворочался на своей полке, переживая заново те далёкие годы и воспоминания. Мои попутчицы уже спали и только молодые стояли в другом тамбуре. Видно не налюбились ещё. Утром на конечной станции я вызвался помочь Вере Петровне дотащить её здоровенный чемоданище.
- Ой, что вы! Я сейчас носильщика позову, - отказывалась она.
Но я был непреклонен:
- Поберегите деньги. Они ещё вам пригодятся.
Чемодан я всё же допёр до автобусной остановки. Отдышавшись, я спросил:
- А как вас зовут?
- Елена Фёдоровна, - ответила она. – В девичестве Блинова.
 
 
Рейтинг: +16 382 просмотра
Комментарии (40)
Серов Владимир # 23 октября 2013 в 23:48 +1
Оп-па! Вот это финал! Супер! supersmile
Александр Киселев # 24 октября 2013 в 09:20 +1
да и не только финал хорош)
Серов Владимир # 24 октября 2013 в 09:56 +1
Ты прав! Хорошее письмо! super
Николай ДОЛГУШИН # 24 октября 2013 в 12:20 +2
....Володя, спасибо за оценку! Она тем более ценна, что получил её от зубра, от мэтра, у которого учиться и учиться..
Серов Владимир # 24 октября 2013 в 13:10 +1
zyy Да, ладно! Не гони гусей! Мы все тут ученики, и глупо думать иначе!
Просто я щас стараюсь читать ВСЮ появляющуюся прозу - есть с чем сравнивать!
И сам не слепой - мысль держишь, предложения строишь логично, повествование "гладкое", стиль отличный!
Чего ж ещё-то!? super
Николай ДОЛГУШИН # 24 октября 2013 в 13:35 +2
...ну, тады, ой!! Гусей оставляюв покое..
Серов Владимир # 24 октября 2013 в 14:32 +1
c0414
Александр Киселев # 24 октября 2013 в 09:21 +2
да и не только финал хорош)
Виктория Хвалова # 24 октября 2013 в 21:04 +1
Отличный рассказ! Прочитала ещё раз с удовольствием! Спасибо, Николай!!! ura
Николай ДОЛГУШИН # 25 октября 2013 в 12:59 +2
...Спасибо, тронут и готов дальше радовать тебя. И пусть Муза вдохновения не слезает с твоего плеча.
Алексей Куренков # 26 октября 2013 в 05:55 +1
Нда... Видать сильно зацепила, раз топиться хотел. Бывает. Жаль столько потерянных лет, и встреча эта - только разбередила. Но увы...
А рассказ хороший.

50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e super
Николай ДОЛГУШИН # 26 октября 2013 в 15:36 +3
Лёша, спасибо за отзыв.Ты сам знаешь как они помогают в работе. Особенно, когда ругают. Когда хвалят - кажется, что ты вроде бы молодец. Это расслабляет. И тебе успехов! Сейчас посмотрю что ты выдал на этот сайт
Людмила Кузнецова # 28 октября 2013 в 18:35 +1
Еще раз браво!
Николай ДОЛГУШИН # 28 октября 2013 в 19:30 +2
...захвалили ты меня, милая! Так ведь могу и поверить, что написал что-то интересное. НО не стану скрывать - приятно такие отзывы читать. Было ещё 4-5 отзывов. И тоже порадовали.
Людмила Кузнецова # 28 октября 2013 в 18:35 +2
Еще раз браво!
Галина Карташова # 11 ноября 2013 в 19:54 +1
Вот так история!

Разве можно было так решать судьбу девичью. Это сейчас многое решают деньги (и то далеко не всегда), а в ту пору любовь и оптимизм были основной движущей силой. И многие молодые начинали свой жизненный путь, не имея за душой ни гроша. Не хочу говорить о том, что "первая любовь" превратилась в "толстуху". Как знать, может быть, живя с любимым, она сумела бы сохранить стройную фигурку. Как знать... Как знать?

Превосходный рассказ!
Николай ДОЛГУШИН # 11 ноября 2013 в 22:59 +3
Галя, спаксибо за лестный отзыв! теперь о "тВот пытаюсь вставить картинку - не получается, хотя делаю как училаолстухах" В 2004-м году я хотел собрать одноклассников, с которыми закончили школу 50 лет назад. И что ты думаешь? Мужики (кто дожил до этого дня все ЗА, а женщины - НИ ОДНА не согласились, мотивируя тем, что они теперь толстые и стращные. Никакие уговоры не помогли! А без них встреча была бы неинтересной и она не состоялась..
Галина Карташова # 12 ноября 2013 в 11:46 +1
Да! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd В такой ситуации женщин можно понять, они хотят остаться в памяти своих одноклассников задорными девчушками - хохотушками.
Честно говоря, я посетила только одну такую встречу и была страшно разочарована. Это был сбор совершенно незнакомых мне людей, несмотря на все "а помнишь..."

Так, ещё раз с картинкой:

- подвести курсор к крайнему правому квадратику, там изображены солнце в верхнем углу, деревце, и какой-то зелёный кружочек в нижнем правом. Если просто задержать курсор на этом значке, всплывает надпись "загрузить и вставить фото"

- кликнуть по этому значку левой клавишей мышки, появилось: Загрузить фото, в рамочке "обзор", Файл не выбран, в следующей рамочке "Вставить"

- кликнуть на "обзор", раскроется содержание Вашего компьютера, оттуда выбрать фото. Допустим так: Рабочий стол - номер (или название) фото. Там нажать на слово "открыть"

- теперь справа от слова "обзор" появился номер или название Вашей фотографии. Нажать на "вставить"



- появилось белое окошко с надписью "изображение добавлено", нажать на квадратик "ОК"

- теперь в Вашем тексте появился длинный номер. Нажимаете на "отправить" внизу справа под сообщением. И готово - Ваша фотография у меня!

Удачи! t13502
Николай ДОЛГУШИН # 12 ноября 2013 в 12:15 +3
....Галя, вот как раз надпись "изображение добавлено" и не появляется почему-то. Дальше я бы сам сообразил. Буду пробовать, учиться. Ты права: даже те мужики, что стояли передо мной после 50-ти лет разлуки были неузнаваемы. Уже далеко не Юрки, Васьк5и и Мишки, с которыми 7 лет проучидись в одном классе. Даже с трудом узнавали друг друга. И эти "..а помнишь?" неспасли от горького осадка: стареем, жизнь близится к финишной ленточке. Но выпитая водка чуть приглушила эту печаль...НЕт, появляется вверху на долю секунды надпись ИДЁТ ЗАГРУЗКА и на этом всё заканчивается. Или она идёт пешком или где-то заблудилась в компиджунглях. Спрошу администрацию в чём дело. Возможно у них ограничен размер пересылаемых фото или у меня ещё нет такого права: нос не дорос. Но в любом случае низкий тебе поклон, моя хорошая!!Замучил я тебя... cry
Галина Карташова # 12 ноября 2013 в 20:54 +1
Николай! Мне это совершенно не в тягость. А вот с размером - это Вы, скорее всего, правы. Сделайте формат фотографии через программу фотошоп небольшого размера, скажем 15х12 см. Ради пробы можно сначала любую картинку здесь скопировать себе, а потом её же попробовать вставить.

prezent
Николай ДОЛГУШИН # 12 ноября 2013 в 21:53 +3
Галя, когда же ты учпеваешь писать, если только на одного бестолкового деда потратьила столько времени. Мне даже как-то уже не посебе...Попробую, конечно и этот вариант..
Татьяна Чанчибаева # 17 ноября 2013 в 09:22 +1
Николай ДОЛГУШИН # 17 ноября 2013 в 10:58 +2
Таня, спасибо! Теперь и я тебя прочту... 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
НАДЕЖДА ШУМАКОВА # 24 ноября 2013 в 17:27 +1
СКАЖУ ЧЕСТНО! Я ОТОРОПЕЛА! И В ЖИЛАХ ЗАСТЫЛА КРОВЬ ОТ ТАКОГО ФИНАЛА. Я НЕ ДОКА В ВОПРОСАХ КАК НАПИСАНО? Я ЧИТАЮ И ЕСЛИ ЗАХВАТЫВАЕТ И ХОЧЕТСЯ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ,ЗНАЧИТ ХОРОШО! Я МОГУ ПОВЕРИТЬ,ЧТО ТРУДНО УЗНАТЬ ЧЕРЕЗ МНОГО ЛЕТ И ДАЖЕ ЛЮБИМУЮ. МЕНЯ НАПРИМЕР СЕГОДНЯШНЮЮ МНОГИЕ НЕ УЗНАЮТ! Я БЫЛА СТРОЙНАЯ И ДАЖЕ ХУДЕНЬКАЯ,ЧЕГО НЕ СКАЖЕШЬ СЕЙЧАС. ЕСЛИ МОЙ ВЕС В ЮНОСТИ БЫЛ 45. СЕЙЧАС 85.ВОТ КАК РАЗ ПРИ ТАКОМ ТЕЛОСЛОЖЕНИИ И МОРЩИНОК НЕ ВИДНО! И ОЧЕНЬ ТРУДНО ОПРЕДЕЛИТЬ ВОЗРАСТ.Я ДУМАЮ ЭТО КОНЕЧНО ВЫДУМКА. НО ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ.
Елена Абесадзе # 28 ноября 2013 в 10:32 +1
трогательная история,жизненная.прочла на одном дыхании,спасибо big_smiles_138
Елена Бурханова # 2 декабря 2013 в 21:44 +1
Николай, очень часто первая любовь остается в памяти приятным воспоминанием! И лучше с прошлым не встречаться, чтобы не разочаровываться!
Очень ваш рассказ понравился! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e flower
Николай ДОЛГУШИН # 2 декабря 2013 в 21:56 +3
...Спасибо! Слово ПОНРАВИЛСЯ для меня и есть высшая награда. Никаких конкурсов и чемпионатов не надо. Даже мои "Записки графомана" хвалят...а там литературой и не пахнет. Просто проба пера + нахальство - и я на сайте оказался. 7aa69dac83194fc69a0626e2ebac3057
Галина Карташова # 17 декабря 2013 в 19:27 +2
Николай! Приветствую!

Немножко были проблемы с компьютером, с интернетом, но сейчас я снова "в строю". Собираюсь перечитать более внимательно и неторопливо Ваши "Записки графомана".

С самыми наилучшими предновогодними пожеланиями! t07223
Николай ДОЛГУШИН # 17 декабря 2013 в 19:42 +3
...Галя, спасибо и за письмо,и за внимание и за то, что ты есть у меня в ДРУЗЬЯХ. Жаль, что только в виртуальных. Сейчас вроде бы рановато с Новым годом поздравлять, но говорят, что на вокзал лучше придти на 2 часа раньше, чем на две минуты позже. Поэтому пожелание только одно: чтобы наступающий год ты прожила не хуже прежних.
Галина Карташова # 19 декабря 2013 в 14:30 +2
Спасибо!

И поздравляю с Днём Святого Николая, покровителем всех путешественников.

А я - Николаевна.
Николай ДОЛГУШИН # 19 декабря 2013 в 14:46 +3
Давно известно, что плохого человека Николаем не назовут...И дочки у них получаются очень даже неплохие..Я, конечно, далеко не святой, но поздравление принимаю с благодарностью. Молодец, что не забыла (в отличие от моей жены)
Галина Софронова # 9 сентября 2014 в 11:51 +1
Вот так история,Николай! Очень понравилась , а финал просто конфетка!
Николай ДОЛГУШИН # 9 сентября 2014 в 17:07 +1
Галя, спасибо за комментарий и за оценку.Это радует.
Екатерина Несынова # 3 декабря 2014 в 19:53 +1
Да, Николай! Первая любовь - это лучшее воспоминание, что у людей бывает.
И не дай Бог встретить много лет спустя и разочароваться...
Валентина Егоровна Серёдкина # 14 декабря 2014 в 18:35 0
НИКОЛАЙ, ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ! И ИСТОРИЯ КРАСИВАЯ, ХОТЯ И НЕ СУЖДЕНО БЫЛО ПАРЕ ОСТАТЬСЯ ВМЕСТЕ...
УСПЕХОВ В ТВОРЧЕСТВЕ! ВСЕГО САМОГО НАИЛУЧШЕГО ВО ЗДРАВИЕ! С УВАЖЕНИЕМ 38
Николай ДОЛГУШИН # 14 декабря 2014 в 22:30 0
...Спасибо, милая, за столь лестный отзыв! Это на любого автора действует, как допинг. Скоро Новый год и пусть он станет для тебя самым счастливым и удачливым! Попробуй одолеть ещё и мои "Записки графомана". Там покруче...
Наталья Поздняк # 2 сентября 2015 в 09:11 0
Чего в жизни только не бывает. Благими намерениями.
Спасибо за произведение! super
Николай ДОЛГУШИН # 2 сентября 2015 в 09:19 +1
И тебе спасибо, что прочла! И даже мнением поделилась - это самый лучший для нас читатель. Даже если отругает, покритикует
Александр Внуков # 6 сентября 2015 в 11:25 0
У многих, уверен, была первая любовь, но жизнь распорядилась иначе, чем мечтали, двое влюблённых. Откуда-то из юности всплывают воспоминания так и несбывшихся надежд. Мне тоже казалось, что время хороший лекарь.
Николай ДОЛГУШИН # 6 сентября 2015 в 11:29 0
наконец-то дошло! Ты о рассказе "Время лечит?"Если осилишь, попробуй мои "Записки графомана" прочесть. Твоё мнение для меня будет весьма ценным.Даже если камня на камне не оставишь
Популярная проза за месяц
147
126
123
102
99
99
99
94
93
93
91
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
81
80
80
79
78
77
77
76
76
74
73
72
63