Ворот

24 июня 2012 - Владимир Рубцов
article57972.jpg
Рисунок Рубцова В.П. "Иду на грозу". Акварель, ватман (А4).
 
Летал Владимир в основном по области, но бывали рейсы и дальше - по Казахстану: Алма-Ата, Кустанай, Павлодар, Ишим, Есиль, Караганда, Балхаш, Каражал. В основном всё было гладко, да чинно, но, бывало, попадал и в сложные «переделки», причем – не по своей воле.
 
Так, однажды, готовился он к полёту по маршруту Целиноград-Степногорск. Отличный рейс. Маршрут несложный, пассажиров всегда под "завязку", рейс неутомительный - всего сто шестьдесят километров в одну сторону, да и посещение Степногорска - весьма приятное мероприятие. Городок хотя и не большой, но современный, прекрасная архитектура зданий, чистота, великолепно оформленные скверики. Сам городок построен среди соснового бора. Некоторые природные места (причудливые выходы скальных пород) оставлены нетронутыми, что придает городу ощущение полного слияния с природой, своего рода гармонию естественного с искусственным. Да и снабжение его было в то время по первой категории. Апельсины, бананы, колбаса, тушенка, сгущенка и прочая редкость на прилавке - обычное дело, недорого и без очереди. Одним словом, такими, собственно, и должны быть города в процветающей стране.
 
После штурманского расчета задания на полёт, следующим этапом подготовки к предстоящему рейсу было - посещение метеобюро на предмет метеоконсультации, с целью получения  фактической погоды и её прогноза в аэропортах вылета, посадки и непосредственно по маршруту. Как правило, метеорологами работали женщины, но трудился там, среди женского персонала, тогда ещё и один мужчина - длинный и худощавый, уже в возрасте, но выглядел довольно моложаво, звали которого все только по отчеству Виниаминыч, а за глаза "Витаминыч". По его прогнозу очень точно можно было узнать погоду на завтра. Если, например, он прогнозировал на завтра дождь, то будьте, уверены - будет сухо и солнечно. Ну а если "Витаминыч" прогнозировал ясную погоду, то всё - завтра будет "труба" - дождь, снег, буря, слякоть - что угодно, но только не ясно! Вообщем, оправдываемость его прогнозов доходила почти до ста процентов, только с обратным знаком. Так вот, в этот день дежурил на метеобюро именно "Витаминыч". Глянув на метеорологическую карту, Владимир увидел холодный фронт, расположенный как раз на середине пути маршрута. Причем он проходил почти перпендикулярно трассе и тянулся на тысячи километров влево и вправо от маршрута. А, взглянув на "картинку" метеолокатора, Владимир обратил внимание на наличие большого количества фронтальных грозовых очагов, которые, как очень часто бывает, на самолёте Ан-2 невозможно обойти. Исходя из вышесказанного, и согласно действовавшим тогда документам, командир самолёта не имел права принимать решения на вылет в этих условиях. «Вылетать нельзя ни в коем случае!» - сделал заключение Владимир. Услышав последнее, "Витаминыч" тут же исправил в прогнозе слова "очаги фронтальных гроз", на "очаги внутримассовых гроз". Владимир заметил ему, что так поступать нельзя - это не шутки, ибо при внутримассовых грозах лётчик обязан принять решение вылетать, а фактически грозы фронтальные, так как расположены они именно в зоне фронта, а обойти такие грозы на Ан-2 практически невозможно ни по высоте, ни путём их обхода стороной, прорваться же сквозь них - весьма опасно. На что метеоролог ответил, что ему лучше знать какие по трассе грозы, а пилот слабак, если гроз боится. Что делать? Решение на вылет при таком прогнозе погоды пилот обязан был принять. Дежурный командир своей подписью подтвердил правильность принятия такого решения. Выполнив все формальности, экипаж Владимира вылетел.
 
В начале маршрута летели при ясной погоде. А, пройдя километров девяносто по трассе, увидели перед собой сплошную стену облаков, тянувшуюся перпендикулярно курсу полёта от горизонта до горизонта, высотою до десяти километров. Облака - мощная кучевка с наковальнями в верхней части - явный признак очагов гроз. Это и был тот самый холодный фронт, увиденный Владимиром на выносном индикаторе метеолокатора (эта разновидность фронта отличается наличием многих негативных, очень ярко выраженных метеоявлений). Хочется заметить, что опасны не только сами очаги гроз, но и подходы к ним - это расстояние примерно равно десяти километрам. В этих местах обычно присутствуют сильные зоны турбулентности с мощными нисходящими потоками. На борту самолёта Ан-2 нет радиолокатора, поэтому маршрут прохода через фронт приходится выбирать визуально. Выбрав место, где облачность была послабее, и вырисовывалось что-то похожее на проход между мощными очагами, Владимир направил туда самолёт. Первые пять километров полёт проходил как будто в каньоне - с обеих сторон возвышались мощные белые облачные стены, высоко над головой наблюдалась узкая полоска голубого неба, а внизу была темень, видны полосы дождя. Постепенно каньон сужался и, наконец, сомкнулся полностью. Стало темно, пошел ливневой дождь. Вокруг засверкали молнии. В наушниках сначала появился треск, затем он усилился и превратился в канонаду. Владимир попробовал связаться с базой. Увы - никто не отвечал. Связи не было. Началась сильная болтанка. Самолет швыряло как щепку. Дождь лил с такой силой, что текло даже в кабине! Пилот с большим трудом удерживал машину в горизонтальном положении. Периодически ослепляли близкие вспышки молний. Приборы показывали в разнобой - стрелки то скакали, то лихорадочно вращались вокруг своих осей. Вдруг по глазам резанул яркий свет - самолет снова выбросило в узкий каньон из туч. Но это был уже другой каньон. Впереди, метров на сто ниже самолёта, с большой скоростью надвигалось веретено из закрученных туч. Их рваные клочья, бешено вращаясь, туго накручивались на невидимую горизонтальную ось. Периодически из вихря во все стороны выскакивали молнии. Так Володя впервые увидел, как зарождается в туче, так называемый, ворот. Он рождается в туче горизонтально, затем, достигнув определённой скорости вращения, один его конец выпадает из облака и опускается к земле, превращаясь в торнадо - огромной разрушающей силы вихрь. Самолёт, как пушинку, подбросило вверх. Стёкла фонаря кабины опять залили струи дождя.
 
Покидав из стороны в сторону ещё минуты три их "выплюнуло" из облаков на чистое пространство. Вокруг опять уже светило солнце, а сзади была сплошная стена облаков. Заработали приборы - экипаж увидел, что их выбросило назад из облаков, и они летят обратным курсом - в Целиноград. Вдруг заработала радиостанция. Диспетчер Целинограда сообщил, что получено шторм-предупреждение - по трассе фронтальные грозы, борту следует возвращаться в порт вылета, что он, в принципе, уже и делал.
 
Совершив посадку, Владимир зашел на «Метео». "Виниаминыч" с виноватым видом вручил пилоту шторм-предупреждение, в котором говорилось, что те его "внутримассовые" грозы, расположенные на атмосферном фронте, чудеснейшим образом в мгновение ока превратились во фронтальные грозы, сразу же, как только самолёт вошел в облачность, и с ним была потеряна радиосвязь. Но ни оправдываться, ни извиняться «метеошник» не стал. Владимир ему сказал: "Вениаминыч", ты же своими безграмотными действиями мог нас убить!". На что тот ответил: "Ну, напиши в задании на полёт, что прогноз не оправдался! Подумаешь - одним оправдавшимся прогнозом больше, одним меньше! А если сильно хочешь, то подай на меня в суд. Всё равно ничего не выиграешь! Ведь прогноз погоды это что такое? Прогноз погоды - это есть научное предположение о возможном будущем состоянии атмосферы и наличии или отсутствии в ней определенных явлений. А за предположение у нас не садят! Ну, ошибся - с кем не бывает, подумаешь!?". И ехидно при этом улыбнулся, слегка наклонив корпус вперед. Владимир заметил: "Но ведь ты же знал, что грозы фронтальные, а не внутримассовые, и лично я тебе на это указывал!" "Витаминыч" промолчал и, как будто ничего не случилось,  продолжил "стряпать" (составлять) новый прогноз очередному экипажу.
 
Рубцов В.П. UN7BV. Казахстан. Астана.

© Copyright: Владимир Рубцов, 2012

Регистрационный номер №0057972

от 24 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0057972 выдан для произведения:
Летал Владимир в основном по области, но бывали рейсы и дальше - по Казахстану: Алма-Ата, Кустанай, Павлодар, Ишим, Есиль, Караганда, Балхаш, Каражал. В основном всё было гладко, да чинно, но, бывало, попадал и в сложные «переделки», причем – не по своей воле.
 
Так, однажды, готовился он к полёту по маршруту Целиноград-Степногорск. Отличный рейс. Маршрут несложный, пассажиров всегда под "завязку", рейс неутомительный - всего сто шестьдесят километров в одну сторону, да и посещение Степногорска - весьма приятное мероприятие. Городок хотя и не большой, но современный, прекрасная архитектура зданий, чистота, великолепно оформленные скверики. Сам городок построен среди соснового бора. Некоторые природные места (причудливые выходы скальных пород) оставлены нетронутыми, что придает городу ощущение полного слияния с природой, своего рода гармонию естественного с искусственным. Да и снабжение его было в то время по первой категории. Апельсины, бананы, колбаса, тушенка, сгущенка и прочая редкость на прилавке - обычное дело, недорого и без очереди. Одним словом, такими, собственно, и должны быть города в процветающей стране.
 
После штурманского расчета задания на полёт, следующим этапом подготовки к предстоящему рейсу было - посещение метеобюро на предмет метеоконсультации, с целью получения  фактической погоды и её прогноза в аэропортах вылета, посадки и непосредственно по маршруту. Как правило, метеорологами работали женщины, но трудился там, среди женского персонала, тогда ещё и один мужчина - длинный и худощавый, уже в возрасте, но выглядел довольно моложаво, звали которого все только по отчеству Виниаминыч, а за глаза "Витаминыч". По его прогнозу очень точно можно было узнать погоду на завтра. Если, например, он прогнозировал на завтра дождь, то будьте, уверены - будет сухо и солнечно. Ну а если "Витаминыч" прогнозировал ясную погоду, то всё - завтра будет "труба" - дождь, снег, буря, слякоть - что угодно, но только не ясно! Вообщем, оправдываемость его прогнозов доходила почти до ста процентов, только с обратным знаком. Так вот, в этот день дежурил на метеобюро именно "Витаминыч". Глянув на метеорологическую карту, Владимир увидел холодный фронт, расположенный как раз на середине пути маршрута. Причем он проходил почти перпендикулярно трассе и тянулся на тысячи километров влево и вправо от маршрута. А, взглянув на "картинку" метеолокатора, Владимир обратил внимание на наличие большого количества фронтальных грозовых очагов, которые, как очень часто бывает, на самолёте Ан-2 невозможно обойти. Исходя из вышесказанного, и согласно действовавшим тогда документам, командир самолёта не имел права принимать решения на вылет в этих условиях. «Вылетать нельзя ни в коем случае!» - сделал заключение Владимир. Услышав последнее, "Витаминыч" тут же исправил в прогнозе слова "очаги фронтальных гроз", на "очаги внутримассовых гроз". Владимир заметил ему, что так поступать нельзя - это не шутки, ибо при внутримассовых грозах лётчик обязан принять решение вылетать, а фактически грозы фронтальные, так как расположены они именно в зоне фронта, а обойти такие грозы на Ан-2 практически невозможно ни по высоте, ни путём их обхода стороной, прорваться же сквозь них - весьма опасно. На что метеоролог ответил, что ему лучше знать какие по трассе грозы, а пилот слабак, если гроз боится. Что делать? Решение на вылет при таком прогнозе погоды пилот обязан был принять. Дежурный командир своей подписью подтвердил правильность принятия такого решения. Выполнив все формальности, экипаж Владимира вылетел.
 
В начале маршрута летели при ясной погоде. А, пройдя километров девяносто по трассе, увидели перед собой сплошную стену облаков, тянувшуюся перпендикулярно курсу полёта от горизонта до горизонта, высотою до десяти километров. Облака - мощная кучевка с наковальнями в верхней части - явный признак очагов гроз. Это и был тот самый холодный фронт, увиденный Владимиром на выносном индикаторе метеолокатора (эта разновидность фронта отличается наличием многих негативных, очень ярко выраженных метеоявлений). Хочется заметить, что опасны не только сами очаги гроз, но и подходы к ним - это расстояние примерно равно десяти километрам. В этих местах обычно присутствуют сильные зоны турбулентности с мощными нисходящими потоками. На борту самолёта Ан-2 нет радиолокатора, поэтому маршрут прохода через фронт приходится выбирать визуально. Выбрав место, где облачность была послабее, и вырисовывалось что-то похожее на проход между мощными очагами, Владимир направил туда самолёт. Первые пять километров полёт проходил как будто в каньоне - с обеих сторон возвышались мощные белые облачные стены, высоко над головой наблюдалась узкая полоска голубого неба, а внизу была темень, видны полосы дождя. Постепенно каньон сужался и, наконец, сомкнулся полностью. Стало темно, пошел ливневой дождь. Вокруг засверкали молнии. В наушниках сначала появился треск, затем он усилился и превратился в канонаду. Владимир попробовал связаться с базой. Увы - никто не отвечал. Связи не было. Началась сильная болтанка. Самолет швыряло как щепку. Дождь лил с такой силой, что текло даже в кабине! Пилот с большим трудом удерживал машину в горизонтальном положении. Периодически ослепляли близкие вспышки молний. Приборы показывали в разнобой - стрелки то скакали, то лихорадочно вращались вокруг своих осей. Вдруг по глазам резанул яркий свет - самолет снова выбросило в узкий каньон из туч. Но это был уже другой каньон. Впереди, метров на сто ниже самолёта, с большой скоростью надвигалось веретено из закрученных туч. Их рваные клочья, бешено вращаясь, туго накручивались на невидимую горизонтальную ось. Периодически из вихря во все стороны выскакивали молнии. Так Володя впервые увидел, как зарождается в туче, так называемый, ворот. Он рождается в туче горизонтально, затем, достигнув определённой скорости вращения, один его конец выпадает из облака и опускается к земле, превращаясь в торнадо - огромной разрушающей силы вихрь. Самолёт, как пушинку, подбросило вверх. Стёкла фонаря кабины опять залили струи дождя.
 
Покидав из стороны в сторону ещё минуты три их "выплюнуло" из облаков на чистое пространство. Вокруг опять уже светило солнце, а сзади была сплошная стена облаков. Заработали приборы - экипаж увидел, что их выбросило назад из облаков, и они летят обратным курсом - в Целиноград. Вдруг заработала радиостанция. Диспетчер Целинограда сообщил, что получено шторм-предупреждение - по трассе фронтальные грозы, борту следует возвращаться в порт вылета, что он, в принципе, уже и делал.
 
Совершив посадку, Владимир зашел на «Метео». "Виниаминыч" с виноватым видом вручил пилоту шторм-предупреждение, в котором говорилось, что те его "внутримассовые" грозы, расположенные на атмосферном фронте, чудеснейшим образом в мгновение ока превратились во фронтальные грозы, сразу же, как только самолёт вошел в облачность, и с ним была потеряна радиосвязь. Но ни оправдываться, ни извиняться «метеошник» не стал. Владимир ему сказал: "Вениаминыч", ты же своими безграмотными действиями мог нас убить!". На что тот ответил: "Ну, напиши в задании на полёт, что прогноз не оправдался! Подумаешь - одним оправдавшимся прогнозом больше, одним меньше! А если сильно хочешь, то подай на меня в суд. Всё равно ничего не выиграешь! Ведь прогноз погоды это что такое? Прогноз погоды - это есть научное предположение о возможном будущем состоянии атмосферы и наличии или отсутствии в ней определенных явлений. А за предположение у нас не садят! Ну, ошибся - с кем не бывает, подумаешь!?". И ехидно при этом улыбнулся, слегка наклонив корпус вперед. Владимир заметил: "Но ведь ты же знал, что грозы фронтальные, а не внутримассовые, и лично я тебе на это указывал!" "Витаминыч" промолчал и, как будто ничего не случилось,  продолжил "стряпать" (составлять) новый прогноз очередному экипажу.
 
Рубцов В.П. UN7BV. Казахстан. Астана.
Рейтинг: 0 699 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!