Волки моря

2 июля 2012 - Борис Створ

 

 

Волки моря
 
 
Жестокий шторм ломал упорство «Непобедимого дракона». С дробным стуком капли воды расплющивались о лобовое стекло ходового мостика. Наступал желанный миг окончания ночной вахты. Но капитан не собирался покидать рубку. Ему казалось, что качка усилилась. Исчезающие остатки ночи обнажили кипящую поверхность моря. Надвигающиеся полчища водяных холмов принимали внушительные размеры. Верхушки их, заваливаясь, приобретали когтевидные очертания. Бурлящие массы воды, черно-сине-зеленого цвета, в белых прожилках пузырьков воздуха обрушивались на бак. Гулкий удар сотрясал и, отдаваясь противной дрожью внутри помещений, перекрывался очередным ударом.
 
Прямо по носу возникла волна необычайно больших размеров. Приближаясь, она вставала на дыбы всё выше и выше. Рыбаки молча смотрели на приближение водяного монстра.
 
- Самый малый! - прохрипел капитан в переговорную трубу, повторив, для верности, команду звонком машинного телеграфа.
 
Гигантский водопад обрушился на палубу. Нос стал приподниматься под напором водяной стены, подминая под себя корму. Проломив своим весом гребень, судно ползло по наветренному склону, проваливаясь в адскую пасть. Взору людей открылась огромная впадина зловеще чёрного цвета. Потемнело, возникшая на стёклах паутина трещин мгновенно вдавилась внутрь рубки, и залп осколков стекла с потоками воды превратил вахтенного помощника, оказавшегося на его пути, в мешок с костями. Капитан с рулевым чудом уцелели, вцепившись в штурвал. На палубе царил хаос, надстройка напоминала растоптанные меха гармони. Звонок из машины известил о поступлении воды. Отчаянно дрожа, тунцелов выкарабкивался из бездны. Капитан увидел, что наступает ещё одна волна. Возникшее на вздыбленной поверхности волны пятно, приближаясь, приняло овальную форму. Мореходные возможности судна позволяли изменить курс даже в такую погоду. Но наступившая тишина означала остановку двигателя.
Овальное пятно приближалось и вытягивалось полумесяцем, окружая корпус тунцелова...
...Парящий над рыбаками тайфунник тревожно метнулся и, развернувшись, исчез в южном направлении. Стремительно летящие облака напоминали клочья грязной ваты, на которых восходящее солнце создало палитру невиданных тонов.
 
...Лучи солнца освещали серебристую паутину, трепетавшую от лёгкого дуновения воздуха. Мошкара беспечно резвилась в светлом пространстве, переходя из тени в свет. Мельтешня насекомых, радужные всплески паутинного трепета, прозрачная кромка леса на фоне закатного румянца создавало ощущение покоя. Внезапно всё исчезло. Осталось качающееся небо...
Медленно стряхивая остатки сна, Пётр не сразу отделил иллюзию сна от окружающей реальности. Облегчённо вздохнул: он не один, Ярослав рядом. Но ощущение опасности заставило его быстро сбросить сонное оцепенение.
Приближающееся странное пятно вытягивалось в полумесяц, явно намереваясь охватить плот со всех сторон. Ярослав был явно встревожен.
- В чём дело?-удивился Пётр.
На их глазах вода стала превращаться в бурую киселеобразную массу. Над поверхностью воды сгустилась дымка зеленоватого цвета. В воде появились искорки. Они превратились в пучок пересекающихся линий, образуя светящиеся спицы. Их захватило огромное фосфоресцирующее колесо. Колесо вращалось. Вращение шло импульсивно, то усиливалось, то замедлялось. Оно превращалось в светящийся шар, всплывающий над водой.
Пётр тихонько застонал. Впервые попав в море, да ещё на плоту, он приготовился отражать атаки морской болезни и показать свою слабость Ярославу стеснялся. Ярославу тоже было плохо. Возникшие внезапно головные боли заставили их корчиться на палубе. Услышав удивленные восклицания Ярослава, Пётр, преодолевая слабость, посмотрел за борт. Вода обтекала помятые поплавки. На глубине под плотом что-то скользило, чёрное и огромное, как ему показалось. Когда плот поднимался на вершину волны, лучи солнца осветили водную толщу. Пётр увидел нечто поразительное. Гигантская масса тёмнокоричневого цвета, покрытая бахромой, походила на колышущуюся по ветру рожь. Приглядевшись, они увидели, что бахрома - тонкие трубочки-присоски. Сомнений не было. Вяло, пульсируя, уцепившись присосками за торчащие снизу из поплавков шверты, неведомое существо тащило их неведомо куда. Время от времени внутри сгустка вспыхивали оранжевые искры и быстро затухали. Держась за обрывки вант, Ярослав вглядывался в извивающееся в водных струях огромное амёбоподобное животное. Внезапно почувствовал головокружение и тошноту, но успел резко откинуться назад. Неприятное ощущение вскоре прошло.
 
Они поняли: их тащит и пытается втянуть в себя живое существо. Ярослав посоветовал Петру к борту не подходить и находится в кубрике. Упасть за борт при обморочном состоянии не составляет особого труда, и обед для комка слизи обеспечен. Он решил попытаться избавиться от слизняка, сжимавшего полимаран в своих объятьях. В своё время, готовясь к плаванию, он принёс несколько свинцовых аккумуляторных батарей. Аккумуляторы оказались на месте целыми и невредимыми. Его возню услышал Пётр и вылез из своего убежища. Помощь была кстати. Ярослав объяснил свою идею.
- Надо облить слизняка кислотой. Выльем её из аккумуляторов в воду. Наверняка ему не понравится такой душ, и он отцепится от плота.
 
Внезапно полимаран затрясло. Вода, обтекающая поплавки, запенилась. Скорость плота увеличилась. В глубине просвечивалась бурая желеобразная масса с извивающейся ветвистой бахромой, подобно ужасным волосам Горгоны.
- Куда оно тянет нас? - возмутился Пётр.
- Может, чего-то испугалось, - задумался Ярослав, - кажется, мы двигаемся в обратном направлении.
 
…На некотором расстоянии них на поверхности океана возникло нечто странное. Прозрачная с голубоватым оттенком морская вода начала превращаться в грязномолочную киселеобразную массу. Мельчайшие частицы, невидимые для человеческого глаза, слипаясь, друг с другом, приобретали очертания клубов белесого дыма. Под действием течений причудливые дымные шлейфы превращались в облакоподобные формы внушительных размеров. Возникший внутри него красноватый отблеск превратился в сине-зелёное мерцание, и оно приняло форму бумеранга с двумя заострёнными серпообразными концами. Возникшее как бы из ничего удивительное существо стремительно двинулось в сторону полимарана. Со стороны трудно было что-либо заметить. Окраска движущегося существа полностью подстроилась под тон окружающей воды. Скользящий прозрачный хамелеон не привлекал к себе внимания встречающихся на пути животных. По мере приближения к полимарану существо приняло серебристую окраску, с загоревшимися внутри зелёными и красными искорками. Зелёные мерцали чаще, красные реже.
 
 Ярослав, смахивая с лица струйки пота, оглядел горизонт.
- Вот это да! Смотри Пётр, тунцы лакомятся сайрой.
Неподалеку стая тунцов расправлялась с попавшейся на их пути едой.
- Сейчас бы не плохо пополнить наши запасы свежей рыбкой, а мы занимаемся не своим делом. Что скажешь?
- Извини Ярослав. Сегодня у меня не сезон для хорошей мысли, - попытался отшутиться Пётр.
Он сильно нервничал. Да и Ярослав не уверен, что всё пройдёт удачно. Что это за бурая масса, пленившая их и тащившая бог весть куда. Неужели гигантская медуза? Но о таких гигантах он не читал и не слышал ни от бывалых моряков, ни от учёных. Что это животное, сомнений нет…Его размышления прервал голос Петра.
 
- Что происходит с тунцами?
 
Носившиеся за сайрой тунцы в пылу погони иногда выскакивали из воды и, подобно летучим рыбам, неслись по воздуху и, падая в воду, хватали зазевавшуюся добычу. Внезапно все как один, развернувшись, ринулись прочь от скопления сайры. Мчались они в сторону их злосчастного плота.
 
- Так можно бежать только от крупного хищника, - сказал Ярослав, - наверное, подошли косатки.
 
С высоты их палубы трудно разглядеть, что происходит вдали. Между тем серебристо-прозрачное привидение с полыхающими внутри красно-зелёными искорками налетело на разбегавшуюся во все стороны сайру. В мгновение ока большая часть рыб растворилась в прозрачном искрящемся теле, не оставив ни малейших следов. Уцелевшие панически разбегались кто куда. На плоту ничего не было заметно. Им показалось, что серебристый косяк сайры догоняет тунцов.
 
- Что за чертовщина? Сайра гонится за тунцами!
 
- Не всё же тунцам гоняться за сайрой, - оживился Пётр, - и слабый становится сильным, коли петух клюнет…
 
Тунцы приближались широким фронтом.
 
- Что-то случилось,- встревожился Ярослав, - я такое впервые вижу. Если они будут двигаться, не меняя направления, то врежутся в наш плот.
 
Тунцы неслись не сворачивая. Одни проносились, огибая полимаран. Некоторые сходу, задевая коричневый студень слизняка, мгновенно замирали и быстро погружались в его чрево. Другие, ударяясь в правый борт, сотрясали корпус. Бедные рыбы буквально разлетались на кровавые брызги. Трещали и летели в разные стороны остатки боковых поплавков. Вес тунцов, нагуливающих жир на океанских просторах, солиден. Бедняги, кончавшие жизнь как воины-самураи, разрушали, подобно торпедам, плот.
 
Бурый слизняк повел себя необычно. Подняв из воды желеобразное тело, он выбросил в стороны присоски, напоминавшие толстые пальцы, и стал наползать на палубу. Со стороны, откуда мчались тунцы-самоубийцы, приблизилось серебристо-стального цвета тело-призрак. Оно охватило со всех сторон бурого слизняка. Густой туман зеленоватого оттенка окутал сражающихся странных существ. Их тела слились в объятии, пытаясь поглотить друг друга. Прозрачный хамелеон одолевал бурого слизняка. Тело слизняка обесцветилось и его отдельные куски, растворяясь внутри хамелеона, становились как бы его частью. Прозрачный призрак, с вяло мерцающими красно-зелёными искорками, не спеша, погрузился в глубину…
 
Мотаясь на волнах зыби остатки плота, исчезали во мраке наступающей ночи…
 
... Таинственные существа предназначены отнюдь не для устрашения человека. Океан в силу своего пространственного могущества стал ареной непрерывной борьбы. Осколки некогда упавшего на Землю спутника разбудили дремавшие в её недрах силы. Излучения из земных глубин в течение миллионов лет привели не только к созданию неизвестных нам форм жизни, но и открыли переходы между земным миром и его отражением в другом времени-пространстве.
 
О встречах обитателей разных миров свидетельствуют древние записи. В них говорится о неком морском чудовище и называется его имя: Рахаб. Он существовал задолго до сотворения мира.
 
В книге Пророка Исаии сказано: В тот день поразит Господь мечем своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, убьет чудовище морское(27:1).
 
Нельзя допустить открытого соприкосновения двух разных миров, - оно нарушит закон равновесия: - змей прямо бегущий, - наш мир. Змей изгибающийся, появляется из другого. Переход из разного пространства - времени происходит или одновременно, или раздельно. Встреча пришельцев может сопровождаться мощным энергетическим выбросом. Это приведёт к разрушению той части космического пространства, где сосуществуют разные миры. Чтобы не допустить этого, поражает Господь обоих чудовищ.
 
Сентябрь 2005г.
 

© Copyright: Борис Створ, 2012

Регистрационный номер №0059592

от 2 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0059592 выдан для произведения:

 

 

Волки моря
 
 
Жестокий шторм ломал упорство «Непобедимого дракона». С дробным стуком капли воды расплющивались о лобовое стекло ходового мостика. Наступал желанный миг окончания ночной вахты. Но капитан не собирался покидать рубку. Ему казалось, что качка усилилась. Исчезающие остатки ночи обнажили кипящую поверхность моря. Надвигающиеся полчища водяных холмов принимали внушительные размеры. Верхушки их, заваливаясь, приобретали когтевидные очертания. Бурлящие массы воды, черно-сине-зеленого цвета, в белых прожилках пузырьков воздуха обрушивались на бак. Гулкий удар сотрясал и, отдаваясь противной дрожью внутри помещений, перекрывался очередным ударом.
 
Прямо по носу возникла волна необычайно больших размеров. Приближаясь, она вставала на дыбы всё выше и выше. Рыбаки молча смотрели на приближение водяного монстра.
 
- Самый малый! - прохрипел капитан в переговорную трубу, повторив, для верности, команду звонком машинного телеграфа.
 
Гигантский водопад обрушился на палубу. Нос стал приподниматься под напором водяной стены, подминая под себя корму. Проломив своим весом гребень, судно ползло по наветренному склону, проваливаясь в адскую пасть. Взору людей открылась огромная впадина зловеще чёрного цвета. Потемнело, возникшая на стёклах паутина трещин мгновенно вдавилась внутрь рубки, и залп осколков стекла с потоками воды превратил вахтенного помощника, оказавшегося на его пути, в мешок с костями. Капитан с рулевым чудом уцелели, вцепившись в штурвал. На палубе царил хаос, надстройка напоминала растоптанные меха гармони. Звонок из машины известил о поступлении воды. Отчаянно дрожа, тунцелов выкарабкивался из бездны. Капитан увидел, что наступает ещё одна волна. Возникшее на вздыбленной поверхности волны пятно, приближаясь, приняло овальную форму. Мореходные возможности судна позволяли изменить курс даже в такую погоду. Но наступившая тишина означала остановку двигателя.
Овальное пятно приближалось и вытягивалось полумесяцем, окружая корпус тунцелова...
...Парящий над рыбаками тайфунник тревожно метнулся и, развернувшись, исчез в южном направлении. Стремительно летящие облака напоминали клочья грязной ваты, на которых восходящее солнце создало палитру невиданных тонов.
 
...Лучи солнца освещали серебристую паутину, трепетавшую от лёгкого дуновения воздуха. Мошкара беспечно резвилась в светлом пространстве, переходя из тени в свет. Мельтешня насекомых, радужные всплески паутинного трепета, прозрачная кромка леса на фоне закатного румянца создавало ощущение покоя. Внезапно всё исчезло. Осталось качающееся небо...
Медленно стряхивая остатки сна, Пётр не сразу отделил иллюзию сна от окружающей реальности. Облегчённо вздохнул: он не один, Ярослав рядом. Но ощущение опасности заставило его быстро сбросить сонное оцепенение.
Приближающееся странное пятно вытягивалось в полумесяц, явно намереваясь охватить плот со всех сторон. Ярослав был явно встревожен.
- В чём дело?-удивился Пётр.
На их глазах вода стала превращаться в бурую киселеобразную массу. Над поверхностью воды сгустилась дымка зеленоватого цвета. В воде появились искорки. Они превратились в пучок пересекающихся линий, образуя светящиеся спицы. Их захватило огромное фосфоресцирующее колесо. Колесо вращалось. Вращение шло импульсивно, то усиливалось, то замедлялось. Оно превращалось в светящийся шар, всплывающий над водой.
Пётр тихонько застонал. Впервые попав в море, да ещё на плоту, он приготовился отражать атаки морской болезни и показать свою слабость Ярославу стеснялся. Ярославу тоже было плохо. Возникшие внезапно головные боли заставили их корчиться на палубе. Услышав удивленные восклицания Ярослава, Пётр, преодолевая слабость, посмотрел за борт. Вода обтекала помятые поплавки. На глубине под плотом что-то скользило, чёрное и огромное, как ему показалось. Когда плот поднимался на вершину волны, лучи солнца осветили водную толщу. Пётр увидел нечто поразительное. Гигантская масса тёмнокоричневого цвета, покрытая бахромой, походила на колышущуюся по ветру рожь. Приглядевшись, они увидели, что бахрома - тонкие трубочки-присоски. Сомнений не было. Вяло, пульсируя, уцепившись присосками за торчащие снизу из поплавков шверты, неведомое существо тащило их неведомо куда. Время от времени внутри сгустка вспыхивали оранжевые искры и быстро затухали. Держась за обрывки вант, Ярослав вглядывался в извивающееся в водных струях огромное амёбоподобное животное. Внезапно почувствовал головокружение и тошноту, но успел резко откинуться назад. Неприятное ощущение вскоре прошло.
 
Они поняли: их тащит и пытается втянуть в себя живое существо. Ярослав посоветовал Петру к борту не подходить и находится в кубрике. Упасть за борт при обморочном состоянии не составляет особого труда, и обед для комка слизи обеспечен. Он решил попытаться избавиться от слизняка, сжимавшего полимаран в своих объятьях. В своё время, готовясь к плаванию, он принёс несколько свинцовых аккумуляторных батарей. Аккумуляторы оказались на месте целыми и невредимыми. Его возню услышал Пётр и вылез из своего убежища. Помощь была кстати. Ярослав объяснил свою идею.
- Надо облить слизняка кислотой. Выльем её из аккумуляторов в воду. Наверняка ему не понравится такой душ, и он отцепится от плота.
 
Внезапно полимаран затрясло. Вода, обтекающая поплавки, запенилась. Скорость плота увеличилась. В глубине просвечивалась бурая желеобразная масса с извивающейся ветвистой бахромой, подобно ужасным волосам Горгоны.
- Куда оно тянет нас? - возмутился Пётр.
- Может, чего-то испугалось, - задумался Ярослав, - кажется, мы двигаемся в обратном направлении.
 
…На некотором расстоянии них на поверхности океана возникло нечто странное. Прозрачная с голубоватым оттенком морская вода начала превращаться в грязномолочную киселеобразную массу. Мельчайшие частицы, невидимые для человеческого глаза, слипаясь, друг с другом, приобретали очертания клубов белесого дыма. Под действием течений причудливые дымные шлейфы превращались в облакоподобные формы внушительных размеров. Возникший внутри него красноватый отблеск превратился в сине-зелёное мерцание, и оно приняло форму бумеранга с двумя заострёнными серпообразными концами. Возникшее как бы из ничего удивительное существо стремительно двинулось в сторону полимарана. Со стороны трудно было что-либо заметить. Окраска движущегося существа полностью подстроилась под тон окружающей воды. Скользящий прозрачный хамелеон не привлекал к себе внимания встречающихся на пути животных. По мере приближения к полимарану существо приняло серебристую окраску, с загоревшимися внутри зелёными и красными искорками. Зелёные мерцали чаще, красные реже.
 
 Ярослав, смахивая с лица струйки пота, оглядел горизонт.
- Вот это да! Смотри Пётр, тунцы лакомятся сайрой.
Неподалеку стая тунцов расправлялась с попавшейся на их пути едой.
- Сейчас бы не плохо пополнить наши запасы свежей рыбкой, а мы занимаемся не своим делом. Что скажешь?
- Извини Ярослав. Сегодня у меня не сезон для хорошей мысли, - попытался отшутиться Пётр.
Он сильно нервничал. Да и Ярослав не уверен, что всё пройдёт удачно. Что это за бурая масса, пленившая их и тащившая бог весть куда. Неужели гигантская медуза? Но о таких гигантах он не читал и не слышал ни от бывалых моряков, ни от учёных. Что это животное, сомнений нет…Его размышления прервал голос Петра.
 
- Что происходит с тунцами?
 
Носившиеся за сайрой тунцы в пылу погони иногда выскакивали из воды и, подобно летучим рыбам, неслись по воздуху и, падая в воду, хватали зазевавшуюся добычу. Внезапно все как один, развернувшись, ринулись прочь от скопления сайры. Мчались они в сторону их злосчастного плота.
 
- Так можно бежать только от крупного хищника, - сказал Ярослав, - наверное, подошли косатки.
 
С высоты их палубы трудно разглядеть, что происходит вдали. Между тем серебристо-прозрачное привидение с полыхающими внутри красно-зелёными искорками налетело на разбегавшуюся во все стороны сайру. В мгновение ока большая часть рыб растворилась в прозрачном искрящемся теле, не оставив ни малейших следов. Уцелевшие панически разбегались кто куда. На плоту ничего не было заметно. Им показалось, что серебристый косяк сайры догоняет тунцов.
 
- Что за чертовщина? Сайра гонится за тунцами!
 
- Не всё же тунцам гоняться за сайрой, - оживился Пётр, - и слабый становится сильным, коли петух клюнет…
 
Тунцы приближались широким фронтом.
 
- Что-то случилось,- встревожился Ярослав, - я такое впервые вижу. Если они будут двигаться, не меняя направления, то врежутся в наш плот.
 
Тунцы неслись не сворачивая. Одни проносились, огибая полимаран. Некоторые сходу, задевая коричневый студень слизняка, мгновенно замирали и быстро погружались в его чрево. Другие, ударяясь в правый борт, сотрясали корпус. Бедные рыбы буквально разлетались на кровавые брызги. Трещали и летели в разные стороны остатки боковых поплавков. Вес тунцов, нагуливающих жир на океанских просторах, солиден. Бедняги, кончавшие жизнь как воины-самураи, разрушали, подобно торпедам, плот.
 
Бурый слизняк повел себя необычно. Подняв из воды желеобразное тело, он выбросил в стороны присоски, напоминавшие толстые пальцы, и стал наползать на палубу. Со стороны, откуда мчались тунцы-самоубийцы, приблизилось серебристо-стального цвета тело-призрак. Оно охватило со всех сторон бурого слизняка. Густой туман зеленоватого оттенка окутал сражающихся странных существ. Их тела слились в объятии, пытаясь поглотить друг друга. Прозрачный хамелеон одолевал бурого слизняка. Тело слизняка обесцветилось и его отдельные куски, растворяясь внутри хамелеона, становились как бы его частью. Прозрачный призрак, с вяло мерцающими красно-зелёными искорками, не спеша, погрузился в глубину…
 
Мотаясь на волнах зыби остатки плота, исчезали во мраке наступающей ночи…
 
... Таинственные существа предназначены отнюдь не для устрашения человека. Океан в силу своего пространственного могущества стал ареной непрерывной борьбы. Осколки некогда упавшего на Землю спутника разбудили дремавшие в её недрах силы. Излучения из земных глубин в течение миллионов лет привели не только к созданию неизвестных нам форм жизни, но и открыли переходы между земным миром и его отражением в другом времени-пространстве.
 
О встречах обитателей разных миров свидетельствуют древние записи. В них говорится о неком морском чудовище и называется его имя: Рахаб. Он существовал задолго до сотворения мира.
 
В книге Пророка Исаии сказано: В тот день поразит Господь мечем своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, убьет чудовище морское(27:1).
 
Нельзя допустить открытого соприкосновения двух разных миров, - оно нарушит закон равновесия: - змей прямо бегущий, - наш мир. Змей изгибающийся, появляется из другого. Переход из разного пространства - времени происходит или одновременно, или раздельно. Встреча пришельцев может сопровождаться мощным энергетическим выбросом. Это приведёт к разрушению той части космического пространства, где сосуществуют разные миры. Чтобы не допустить этого, поражает Господь обоих чудовищ.
 
Сентябрь 2005г.
 
Рейтинг: +3 629 просмотров
Комментарии (1)
Наталия Казакова # 13 сентября 2012 в 23:57 0
Читала, затаив дыхание... Необыкновенно и страшно. И страшно будет, если человек не победит в себе Змея зла, ведь сущности из другого мира могут быть и частью реальной сути человечества?..
Написано захватывающе.