Вместо неё

5 декабря 2011 - Николай Ветров

Старший смены Анатолий Заруцкий вошёл в комнату охраны только что отстроенного жилого комплекса «Т-во». За большим четырёхугольным столом сидели охранники: Коля Маленков, Лёха Дашков и двое приятелей из другой смены. Вместе с ними были девчонки с Ленинского проспекта. На газетах - бутылка водки, овощи, торчащая из фольги курица, пирожки.

- Заходи, - сказал Коля.

Коля был обут в большие туфли с квадратными носами, недавно вошедшими в моду. Он налил полстакана водки и протянул Заруцкому.

- Пей, штрафную, как опоздавшему!

Коля – это бывший водитель командира части, недавно покинувший  армию и устроившийся в охрану. Он, наверное, моложе всех здесь, и по какой-то причине, своим обаянием, умением вести себя, завоевал в этой  компании авторитет. Девчонки сразу разглядели в нём лидера. И не только потому, что он приезжал на работу на «Волге». Да и сам случай, почему он ездил на «Волге» отличал его от других…

Коля снял комнату у одинокой бабушки. Вошёл к ней в доверие, и бабушка дала ему ключи от машины, которую сама водила очень редко. Николай не только катался на машине, но и был возможным бабушкиным наследником.

Девчонки чуть было не пацапались из-за него. Машина в их глазах была огромным плюсом, правда, они не знали, что она не его. Коля выбрал из девиц ту, что больше понравилась, пусть и с деревенским лицом, зато по душе, как говорится.

- Поехали на двенадцатый этаж! - крикнула Галя, подружка Коли.

Все втиснулись в пахнущие свежей краской лифты, и поднялись на двенадцатый. Коля достал ключ и отпер дверь квартиры.

В квартире в одной из комнат лежал матрас, стоял стул, на подоконниках теснились пакеты с едой.

За окном был выпускной день Академии МВД. Внизу на широком плацу выстроились коробочки выпускников, с трибуны их поздравляло начальство. Звуки торжественных маршей разносились по всей улице Волгина. 

Коля разлил водку в стаканчики, включил магнитофон.

«Я буду вместо, вместо, вместо неё…

Твоя невеста, честно, честная ё-ё-ё…

Я буду вместо, вместо, вместо неё, ага…»

- неслось из магнитофона, заглушая марши.

- У нас своя музыка, - довольно добавил Коля.

 

Заруцкий и Маша уединились в одной из комнат.

Маша стояла у открытого окна. Заруцкий подошёл, взял её за руку.

- Откуда ты? - спросил он.

- Из табора… - отвечала Маша. – Я сбежала из дому, и долго бродила с цыганами. А сейчас отстала.

Анатолий посмотрел в открытое окно, поднёс руку Маши к своим губам.

На глазах у неё появились слёзы.

- А сколько тебе лет? – поинтересовался Заруцкий.

- Восемнадцать. Я полюбила одного человека и из-за этого все мои беды…

- Ничего, пройдёт, - успокаивал Толя. – Ну что, скинем с себя всё лишнее и поразвлекаемся? – продолжал он.

- Не, я не могу так, сразу… - замялась Маша.

Дверь в комнату отворилась, и в неё вбежали Галя и Лена.

- Как это не можешь? – возмутилась Лена. – Если не будешь, мы те щас морду набьём! – не стеснялись они в выражениях.

Маша побледнела.

- Ладно, я согласна, - ответила она.

- То-то же, - усмехнулась Лена.

Подружки удалились за дверь.

Заруцкий и Маша разделись. Она сняла через голову жилет и рубашку, быстро сбросила джинсы. Разделся и Заруцкий.

Маша легла на матрас, загнутый у изголовья, как подушка.

Толя прилёг рядом, посмотрел на Машу. Он поцеловал подмышки, грудь, затем ущипнул её, громко шлёпнул сбоку по попе.

Маша раздвинула ноги, согнула их в коленях и подняла.

Анатолий навис над ней, взял правой рукой лежавший рядом презерватив.

Все были готовы, кроме одного. Он не поднялся.

- Ну что, так дальше и будем валяться? - с облегчением выговорила Маша.

Толя медленно и нехотя поднялся с матраса, надел трусы.

Вбежали Галя и Лена.

- Ну вот, у нас ещё одна пара образовалась! – обрадовалась Лена.

- Теперь все у нас по парам! – хлопала в ладоши Галя.

- А сейчас наша очередь, - Коля Маленков попросил всех удалиться, кроме Гали и запер дверь поворотом ручки в замке.

В соседней комнате Толя и Лёха распивали оставшуюся водку.

 

И рассказа Толи Заруцкого:

«Сообразительная девочка. Вот только не всегда и не во всём. Через три дня пришла она к нам на объект с утра пораньше, к концу смены. Вроде как искала подружек. А сама направилась вместе со мной к метро. По дороге рассказывала, что поссорилась с отцом, живёт, где придётся. Потеряла паспорт.

Мы остановились у палатки, поели пирожков. Потом с несвежей головы я зачем-то позвал её к себе. По дороге сказал, чтобы у меня дома ничего не брала, а если что очень понравится, то я сам ей подарю.

Приехали. Поели солянку с мясом. Попросил её подмести в комнате, но она не шелохнулась. Пошла в ванную. Потом сказала, что хочет поспать. Легла на кровать, закрыла глаза. Я прилёг рядом. Целовал её, не взасос. У меня появилось сильное желание, прямо нестерпимое. Я прям конём себя почувствовал. Стянул с неё трусики, и поехали.

Потом сходили на рынок, посидели у пруда, послушали музыку. Ей понравился приёмник. Подарил. Дома ещё отдал ей маленькую карманную Библию, пусть читает.

Уходить не хотела. Да оставлять было ни к чему. Скоро должна была прийти маман с дежурства».

 

Ещё через три дня Заруцкий услышал такие новости.

Девочка в тот же день вечером гуляла на местной дискотеке в Т-во. Пьяненькая припёрлась на соседнюю с охраной стройку. Там ночевали её знакомые гастарбайтеры. Южане были сильно пьяны, им хотелось интима, и они решили девочкой воспользоваться.

Маша от них еле вырвалась, побежала в жилой комплекс, с криками, что её изнасиловали.

Охранники тоже были пьяные и решили отомстить за девчонку.

Кавказцам не поздоровилось. Одному из них сломали руку.

После драки охранники и Маша вернулись в комнату охраны. Лёха повёл её в душ, но горячей воды не было. Тогда Алексей вытер её каким-то полотенцем и вступил в интимную связь. За Лёхой последовал Коля Маленков и остальные. Действие сопровождалось угрозами и затрещинами.

Наконец, она догадалась, что лучше всё-таки пойти домой, к нелюбимому папе.

Подробности разбирательств между отцом Маши, руководством охранной фирмы, милицией, охранниками, «разводящим»  из местной банды, выступавшим на стороне горячих южных товарищей лучше опустить.

Скажу только, что охранникам пришлось срочно уволиться, а Мария, кажется, перестала бродить по стройкам.

© Copyright: Николай Ветров, 2011

Регистрационный номер №0000677

от 5 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0000677 выдан для произведения:

Старший смены Анатолий Заруцкий вошёл в комнату охраны только что отстроенного жилого комплекса «Т-во». За большим четырёхугольным столом сидели охранники: Каля Маленков, Лёха и ещё двое приятелей из другой смены. Вместе с ними были девчонки с Ленинского проспекта. На газетах - бутылка водки, овощи, торчащая из фольги курица, пирожки.

- Заходи, - сказал Коля.

Коля был обут в большие туфли с квадратными носами, недавно вошедшими в моду. Он налил полстакана водки и протянул Заруцкому.

- Пей, штрафную, как опоздавшему!

Коля – это бывший водитель командира части, недавно покинувший  армию и устроившийся в охрану. Он, наверное, моложе всех здесь, и по какой-то причине, своим обаянием, умением вести себя, завоевал в этой  компании авторитет. Девчонки сразу разглядели в нём лидера. И не только потому, что он приезжал на работу на «Волге». Да и сам случай, почему он ездил на «Волге» отличал его от других…

Коля снял комнату у одинокой бабушки. Вошёл к ней в доверие, и бабушка дала ему ключи от машины, которую сама водила очень редко. Николай не только катался на машине, но и был возможным бабушкиным наследником.

Девчонки чуть было не пацапались из-за него. Машина в их глазах была огромным плюсом, правда, они не знали, что она не его. Коля выбрал из девиц ту, что больше понравилась, пусть и с деревенским лицом, зато по душе, как говорится.

- Поехали на двенадцатый этаж! - крикнула Галя, подружка Коли.

Все втиснулись в пахнущие свежей краской лифты, и поднялись на двенадцатый. Коля достал ключ и отпер дверь квартиры.

В квартире в одной из комнат лежал матрас, стоял стул, на подоконниках теснились пакеты с едой.

За окном был выпускной день Академии МВД. Внизу на широком плацу выстроились коробочки выпускников, с трибуны их поздравляло начальство. Звуки торжественных маршей разносились по всей улице Волгина. 

Коля разлил водку в стаканчики, включил магнитофон.

«Я буду вместо, вместо, вместо неё…

Твоя невеста, честно, честная ё-ё-ё…

Я буду вместо, вместо, вместо неё, ага…»

- неслось из магнитофона, заглушая марши.

- У нас своя музыка, - довольно добавил Коля.

 

Заруцкий и Маша уединились в одной из комнат.

Маша стояла у открытого окна. Заруцкий подошёл, взял её за руку.

- Откуда ты? - спросил он.

- Из табора… - отвечала Маша. – Я сбежала из дому, и долго бродила с цыганами. А сейчас отстала.

Анатолий посмотрел в открытое окно, поднёс руку Маши к своим губам.

На глазах у неё появились слёзы.

- А сколько тебе лет? – поинтересовался Заруцкий.

- Восемнадцать. Я полюбила одного человека и из-за этого все мои беды…

- Ничего, пройдёт, - успокаивал Толя. – Ну что, скинем с себя всё лишнее и поразвлекаемся? – продолжал он.

- Не, я не могу так, сразу… - замялась Маша.

Дверь в комнату отворилась, и в неё вбежали Галя и Лена.

- Как это не можешь? – возмутилась Лена. – Если не будешь, мы те щас морду набьём! – не стеснялись они в выражениях.

Маша побледнела.

- Ладно, я согласна, - ответила она.

- То-то же, - усмехнулась Лена.

Подружки удалились за дверь.

Заруцкий и Маша разделись. Она сняла через голову жилет и рубашку, быстро сбросила джинсы. Разделся и Заруцкий.

Маша легла на матрас, загнутый у изголовья, как подушка.

Толя прилёг рядом, посмотрел на Машу. Он поцеловал подмышки, грудь, затем ущипнул её, громко шлёпнул сбоку по попе.

Маша раздвинула ноги, согнула их в коленях и подняла.

Анатолий навис над ней, взял правой рукой лежавший рядом презерватив.

Все были готовы, кроме одного. Он не поднялся.

- Ну что, так дальше и будем валяться? - с облегчением выговорила Маша.

Толя медленно и нехотя поднялся с матраса, надел трусы.

Вбежали Галя и Лена.

- Ну вот, у нас ещё одна пара образовалась! – обрадовалась Лена.

- Теперь все у нас по парам! – хлопала в ладоши Галя.

- А сейчас наша очередь, - Коля Маленков попросил всех удалиться, кроме Гали и запер дверь поворотом ручки в замке.

В соседней комнате Толя и Лёха распивали оставшуюся водку.

 

И рассказа Толи Заруцкого:

«Сообразительная девочка. Вот только не всегда и не во всём. Через три дня пришла она к нам на объект с утра пораньше, к концу смены. Вроде как искала подружек. А сама направилась вместе со мной к метро. По дороге рассказывала, что поссорилась с отцом, живёт, где придётся. Потеряла паспорт.

Мы остановились у палатки, поели пирожков. Потом с несвежей головы я зачем-то позвал её к себе. По дороге сказал, чтобы у меня дома ничего не брала, а если что очень понравится, то я сам ей подарю.

Приехали. Поели солянку с мясом. Попросил её подмести в комнате, но она не шелохнулась. Пошла в ванную. Потом сказала, что хочет поспать. Легла на кровать, закрыла глаза. Я прилёг рядом. Целовал её, не взасос. У меня появилось сильное желание, прямо нестерпимое. Я прям конём себя почувствовал. Стянул с неё трусики, и поехали.

Потом сходили на рынок, посидели у пруда, послушали музыку. Ей понравился приёмник. Подарил. Дома ещё отдал ей маленькую карманную Библию, пусть читает.

Уходить не хотела. Да оставлять было ни к чему. Скоро должна была прийти маман с дежурства».

 

Ещё через три дня Заруцкий услышал такие новости.

Девочка в тот же день вечером гуляла на местной дискотеке в Т-во. Пьяненькая припёрлась на соседнюю с охраной стройку. Там ночевали её знакомые гастарбайтеры. Южане были сильно пьяны, им хотелось интима, и они решили девочкой воспользоваться.

Маша от них еле вырвалась, побежала в жилой комплекс, с криками, что её изнасиловали.

Охранники тоже были пьяные и решили отомстить за девчонку.

Кавказцам не поздоровилось. Одному из них сломали руку.

После драки охранники и Маша вернулись в комнату охраны. Лёха повёл её в душ, но горячей воды не было. Тогда Алексей вытер её каким-то полотенцем и вступил в интимную связь. За Лёхой последовал Коля Маленков и остальные. Действие сопровождалось угрозами и затрещинами.

Наконец, она догадалась, что лучше всё-таки пойти домой, к нелюбимому папе.

Подробности разбирательств между отцом Маши, руководством охранной фирмы, милицией, охранниками, «разводящим»  из местной банды, выступавшим на стороне горячих южных товарищей лучше опустить.

Скажу только, что охранникам пришлось срочно уволиться, а Мария, кажется, перестала бродить по стройкам.

Рейтинг: +1 951 просмотр
Комментарии (2)
Ольга Постникова # 24 декабря 2011 в 14:34 0
Неужели это и есть - правда жизни? cry2
Николай Ветров # 24 декабря 2011 в 18:58 0
Да. Какой-то её кусочек.