Велосипед

6 января 2012 - Владимир Винников

 

   Велосипед.

 

- Горе ты мое! Да, как тебе в голову пришло? Как ты мог! – кричала на сына Пелагея Просяк, «награждая» мальчишку очередным подзатыльником.

- Я тебя этому учила?

Она шлепала Захара по голове, так звонко, что молодому следователю, лейтенанту милиции Татьяне Николаевне, стало жалко подростка.

- Да, хватит вам, - останавливала она разъяренную мать, - Так и сотрясение будет у ребенка!

- Этот ребенок, не понимает! У Висненко, двое в семье работают, каждый месяц получают зарплату, а ребенок у них один.

А вас, - она в очередной раз шлепнула, но уже слабее,  по голове сына, - у меня трое, и работы в селе нет, и отец ваш как три год назад уехал, так и пропал. Вот если удастся продать молоко, появится копейка! 

Да, куда ты все смотришь, горе мое?

 

Пелагея оглянулась и увидела большой красный велосипед, новый, с блестящими хромированными колесами, который стоял у стены в углу кабинета следователя.

Пелагея вздохнула, присела на стул, держа своего сына за руку, словно боялась, что он подбежит сейчас к этой чудо технике.

 

Следователь, знакомила Пелагею и ее сына, с материалами уголовного дела.

Из обвинительного заключения:

Просяк З.Ю., 01 апреля 2008 года, в период времени с 00.20 до 08.30 часов, находясь в с. Красный Яр, имея умысел на тайное хищение чужого имущества, путем срыва рукой навесного замка с сарая, расположенного во дворе дома 7 по ул. Октябрьской, незаконно проник в помещение сарая, откуда тайно похитил велосипед, принадлежащий Висненко Б.А., причинив потерпевшему материальный ущерб на сумму 2500 рублей.

После чего Просяк З.Ю. с места происшествия скрылся и распорядился похищенным по своему усмотрению.

 

Ознакомившись с материалами дела вместе с адвокатом сына, Пелагея подписала документы и, крепко держа сына за руку, вышла из кабинета.

 

…В зал судебного заседания, вошел маленького роста, очень худой мальчик. Он посмотрел на мать, которая шла рядом, потом на прокурора, судью, глубоко и жалобно вздохнул, сел на скамейку, на которую показал судебный пристав.

 

Федеральный судья Виноградов, когда знакомился с материалами уголовного дела, обратил внимание на заключение судебно-психиатрической экспертизы, из которой следовало, что Просяк З.Ю., каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием, психическим расстройством временного характера не страдает, может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, уровень психического развития соответствует его возрасту. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается. 

Но, увидев мальчика в зале суда, Виноградов подумал, что если бы встретил его на улице, решил бы, что мальчику не больше 13 лет, а ведь ему 15!

Потерпевший, давая показания в суде, говорил:

- В августе 2007 г. для своего сына за 2500 рублей приобрел взрослый велосипед в корпусе красного цвета. Вечером 31 марта 2008 года, сын катался на велосипеде по селу, после чего поставил велосипед в сарай. Сарай, я сам закрыл на навесной замок, около 00.20 часов, 1 апреля 2008 года и зашел в дом.

Утром 1 апреля, обнаружил, что на входной двери сарая отсутствует навесной замок, дверь открыта, велосипеда в сарае не было. Гражданский иск заявлять не стал, поскольку велосипед ему возвращен следователем.

 

Заслушав свидетелей по делу, судья, представил слово подсудимому.

Захар подошел к трибуне, поднял голову и посмотрел в глаза Виноградову:

- Мама говорила, что когда она училась в школе, тогда был Союз, в школе была велосипедная секция и другие, мама сама занималась велоспортом. А сейчас в школе ничего нет!

Несовершеннолетний подсудимый, помолчал, не отрывая глаз от судьи продолжил:

- Вечером 31 марта, я попросил у Висненко Димы покататься на велосипеде, но он отказал мне.

Я видел, как Дима ставил велосипед в сарай около своего дома и решил ночью украсть велосипед у него.

Захар глубоко вздохнул. Опустил голову, и словно убеждая самого себя, тихо произнес:

-  Я бы просто покатался. – Захар помолчал.

- Когда он не дал покататься, я решил украсть велосипед. Ночью пришел во двор к ним,  вырвал скобу, вместе с замком. Со двора уехал на велосипеде в сторону Аэропорта, где спрятал велосипед в лесу. Утром 01.04.2008 г., к нам домой приехали сотрудники милиции, которым я признался в краже велосипеда и показал, где спрятал эту,- он помолчал, - красивую машину. Я все признаю!

 

Находясь в совещательной комнате, федеральный судья, невольно подумал о том, что особенно в селах, очень заметно расслоение общества.

Нет, не на богатых и бедных. Богатыми даже местных фермеров не назовешь.

Расслоение на жителей, которые имеют постоянную работу и каждый месяц получают небольшую зарплату.

И тех, которые имеют только случайный доход от продажи овощей, у федеральной трассы, или как в этой семье, от продажи молока.

Особого богатства и сельские учителя не нажили.

Висненко отмечал в своей речи, что учебные классы у них не полные, и получать он стал меньше, чем три года назад. А инфляция за это время, «съедает» последние деньги. Он обещал купить сыну на четырнадцать лет мини мотик, да не хватило денег. Подсчитали, сколько нужно на питание, осталось только на велосипед.

 

Виноградов напечатал в приговоре:

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимого, суд признает несовершеннолетний возраст, явку с повинной, раскаяние. Отягчающих наказание обстоятельств суд не находит.

Определяя меру уголовного наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность и условия жизни несовершеннолетнего подсудимого, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Суд принимает во внимание, что несовершеннолетний Просяк З.Ю. ранее к уголовной ответственности не привлекался, совершенное им преступление относится к категории средней тяжести, однако подросток состоит на учете в ПДН отделения милиции.

Суд считает невозможным передать Просяка З.Ю. под надзор матери, поскольку не усматривает с ее стороны должного контроля, за поведением сына. Данное преступление совершено несовершеннолетним в ночное время.

Суд делает вывод, что мать на сына влияния не имеет, где и как он проводит время, не знает.

 

Виноградов, поднял глаза от монитора, вспомнил широкие, натруженные руки матери Захара, потом продолжил печатать приговор.

 

Во время оглашения Виноградовым приговора, Захар Просяк, стоял не шевелясь, бледный он, казалась,  не дышал.

Когда судья произнес:

- Суд приговорил, Просяка Захара Юрьевича, признать виновным  в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ и назначить наказание, с применением ч.3 ст. 88 УК РФ, в виде обязательных работ на срок сорок часов.

Захар глубоко вздохнул, оглянулся на мать, на потерпевшего, потом посмотрел на судью:

- Так мне можно идти домой?

© Copyright: Владимир Винников, 2012

Регистрационный номер №0012289

от 6 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0012289 выдан для произведения:

 

   Велосипед.

 

- Горе ты мое! Да, как тебе в голову пришло? Как ты мог! – кричала на сына Пелагея Просяк, «награждая» мальчишку очередным подзатыльником.

- Я тебя этому учила?

Она шлепала Захара по голове, так звонко, что молодому следователю, лейтенанту милиции Татьяне Николаевне, стало жалко подростка.

- Да, хватит вам, - останавливала она разъяренную мать, - Так и сотрясение будет у ребенка!

- Этот ребенок, не понимает! У Висненко, двое в семье работают, каждый месяц получают зарплату, а ребенок у них один.

А вас, - она в очередной раз шлепнула, но уже слабее,  по голове сына, - у меня трое, и работы в селе нет, и отец ваш как три год назад уехал, так и пропал. Вот если удастся продать молоко, появится копейка! 

Да, куда ты все смотришь, горе мое?

 

Пелагея оглянулась и увидела большой красный велосипед, новый, с блестящими хромированными колесами, который стоял у стены в углу кабинета следователя.

Пелагея вздохнула, присела на стул, держа своего сына за руку, словно боялась, что он подбежит сейчас к этой чудо технике.

 

Следователь, знакомила Пелагею и ее сына, с материалами уголовного дела.

Из обвинительного заключения:

Просяк З.Ю., 01 апреля 2008 года, в период времени с 00.20 до 08.30 часов, находясь в с. Красный Яр, имея умысел на тайное хищение чужого имущества, путем срыва рукой навесного замка с сарая, расположенного во дворе дома 7 по ул. Октябрьской, незаконно проник в помещение сарая, откуда тайно похитил велосипед, принадлежащий Висненко Б.А., причинив потерпевшему материальный ущерб на сумму 2500 рублей.

После чего Просяк З.Ю. с места происшествия скрылся и распорядился похищенным по своему усмотрению.

 

Ознакомившись с материалами дела вместе с адвокатом сына, Пелагея подписала документы и, крепко держа сына за руку, вышла из кабинета.

 

…В зал судебного заседания, вошел маленького роста, очень худой мальчик. Он посмотрел на мать, которая шла рядом, потом на прокурора, судью, глубоко и жалобно вздохнул, сел на скамейку, на которую показал судебный пристав.

 

Федеральный судья Виноградов, когда знакомился с материалами уголовного дела, обратил внимание на заключение судебно-психиатрической экспертизы, из которой следовало, что Просяк З.Ю., каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием, психическим расстройством временного характера не страдает, может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, уровень психического развития соответствует его возрасту. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается. 

Но, увидев мальчика в зале суда, Виноградов подумал, что если бы встретил его на улице, решил бы, что мальчику не больше 13 лет, а ведь ему 15!

Потерпевший, давая показания в суде, говорил:

- В августе 2007 г. для своего сына за 2500 рублей приобрел взрослый велосипед в корпусе красного цвета. Вечером 31 марта 2008 года, сын катался на велосипеде по селу, после чего поставил велосипед в сарай. Сарай, я сам закрыл на навесной замок, около 00.20 часов, 1 апреля 2008 года и зашел в дом.

Утром 1 апреля, обнаружил, что на входной двери сарая отсутствует навесной замок, дверь открыта, велосипеда в сарае не было. Гражданский иск заявлять не стал, поскольку велосипед ему возвращен следователем.

 

Заслушав свидетелей по делу, судья, представил слово подсудимому.

Захар подошел к трибуне, поднял голову и посмотрел в глаза Виноградову:

- Мама говорила, что когда она училась в школе, тогда был Союз, в школе была велосипедная секция и другие, мама сама занималась велоспортом. А сейчас в школе ничего нет!

Несовершеннолетний подсудимый, помолчал, не отрывая глаз от судьи продолжил:

- Вечером 31 марта, я попросил у Висненко Димы покататься на велосипеде, но он отказал мне.

Я видел, как Дима ставил велосипед в сарай около своего дома и решил ночью украсть велосипед у него.

Захар глубоко вздохнул. Опустил голову, и словно убеждая самого себя, тихо произнес:

-  Я бы просто покатался. – Захар помолчал.

- Когда он не дал покататься, я решил украсть велосипед. Ночью пришел во двор к ним,  вырвал скобу, вместе с замком. Со двора уехал на велосипеде в сторону Аэропорта, где спрятал велосипед в лесу. Утром 01.04.2008 г., к нам домой приехали сотрудники милиции, которым я признался в краже велосипеда и показал, где спрятал эту,- он помолчал, - красивую машину. Я все признаю!

 

Находясь в совещательной комнате, федеральный судья, невольно подумал о том, что особенно в селах, очень заметно расслоение общества.

Нет, не на богатых и бедных. Богатыми даже местных фермеров не назовешь.

Расслоение на жителей, которые имеют постоянную работу и каждый месяц получают небольшую зарплату.

И тех, которые имеют только случайный доход от продажи овощей, у федеральной трассы, или как в этой семье, от продажи молока.

Особого богатства и сельские учителя не нажили.

Висненко отмечал в своей речи, что учебные классы у них не полные, и получать он стал меньше, чем три года назад. А инфляция за это время, «съедает» последние деньги. Он обещал купить сыну на четырнадцать лет мини мотик, да не хватило денег. Подсчитали, сколько нужно на питание, осталось только на велосипед.

 

Виноградов напечатал в приговоре:

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимого, суд признает несовершеннолетний возраст, явку с повинной, раскаяние. Отягчающих наказание обстоятельств суд не находит.

Определяя меру уголовного наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность и условия жизни несовершеннолетнего подсудимого, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Суд принимает во внимание, что несовершеннолетний Просяк З.Ю. ранее к уголовной ответственности не привлекался, совершенное им преступление относится к категории средней тяжести, однако подросток состоит на учете в ПДН отделения милиции.

Суд считает невозможным передать Просяка З.Ю. под надзор матери, поскольку не усматривает с ее стороны должного контроля, за поведением сына. Данное преступление совершено несовершеннолетним в ночное время.

Суд делает вывод, что мать на сына влияния не имеет, где и как он проводит время, не знает.

 

Виноградов, поднял глаза от монитора, вспомнил широкие, натруженные руки матери Захара, потом продолжил печатать приговор.

 

Во время оглашения Виноградовым приговора, Захар Просяк, стоял не шевелясь, бледный он, казалась,  не дышал.

Когда судья произнес:

- Суд приговорил, Просяка Захара Юрьевича, признать виновным  в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ и назначить наказание, с применением ч.3 ст. 88 УК РФ, в виде обязательных работ на срок сорок часов.

Захар глубоко вздохнул, оглянулся на мать, на потерпевшего, потом посмотрел на судью:

- Так мне можно идти домой?

Рейтинг: 0 572 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!