ВЕЛОСИПЕД

1 сентября 2014 - Лев Голубев
Глава первая.
… С какой завистью я смотрел на соседа, Тольку Волкова, когда он, с шиком крутя педали своего «Железного мустанга», проносился мимо нас, а потом, метров через двести-триста, развернувшись в обратную сторону так круто, что из-под колёс летела пыль, нёсся назад, в нашу сторону. Рубашка на спине надута пузырём, ворот расстёгнут, а ноги, в сандалетах и с одной, закатанной штаниной, так и ходят ходуном, так и ходят – вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз… Вы даже представить себе не можете, как красиво выглядит человек, сидящий верхом на блестящем в лучах солнца, велосипеде. Да, что там, в «лучах солнца», он и в дождь смотрится прекрасно.
Толька живёт от нас через два дома, на противоположной стороне улицы. Ну, как-бы это понятнее объяснить! Наш дом стоит на той стороне улицы, где нечётные номера, а его дом на той стороне, где чётные номера и к тому же, его дом стоит ближе к центру города. Он этим здорово хвастается передо мной. А мне на это наплевать с высокой горы! Подумаешь, два дома туда, два дома сюда. Какая разница, правда? А вот на что мне не наплевать, так это на отсутствие у меня такого же красивого велосипеда. Господии-и, как я страдал-переживал!
Ему родители купили велосипед на день рождения и в честь окончания пятого класса без троек в свидетельстве, так они сказали моим родителям, когда были у нас в гостях. Подарок на день рождения – это я понимаю, а как расшифровать «В честь окончания»? Почему в «честь»? Мы с Толькой, ломали голову над этим вопросом. Вот, если бы они сказали прямо, что покупают велосипед, чтобы премировать Тольку за хорошую учёбу, тогда да, тогда это понятно. А так?.. Тут какая-то загадка для нас и, пожалуй, пока не разрешимая. Мы думали так и этак, разворачивали слова в ту и другую сторону, даже пробовали на вкус... Шучу, шучу. На вкус мы не пробовали, но до смысла - "В честь окончания" - пытались докопаться. Но так и не докопались и решили этот вопрос перенести на более позднее время, то есть, когда подрастём, и смысл этих слов дойдёт до нас. Ну… станет
понятным, что ли.
Когда он в первый раз выкатил свой велосипед на улицу и попробовал на него сесть мы, шесть-семь пацанов из близлежащих домов, от зависти даже остолбенели, хотя вида не показали. Гордость не позволила! А Вовка Нагайцев, мой близкий дружок, так тот вообще сплюнув через губу, выразился: «Что мы, велосипедов не видали что ли, подумаешь!..» Подумаешь, не подумаешь, а тоже завидовал, я же видел. Подумаешь, не подумаешь, но мне страсть, как захотелось иметь свой собственный, такой же красивый, поблескивающий в солнечных лучах, велосипед.
И чтобы такого же цвета, как у Тольки - красного, как пожарная машина и с блестящими крыльями над колёсами. И чтобы звонок был громкий и нежный, одновременно.
Представляете, едешь по тротуару и звонком дзынь-дзынь, дзынь-дзынь. Обыкновенные пешеходы, то есть безвелосипедные, оборачиваются на звонок и тут же уступают дорогу. А ты проезжаешь мимо и так это свысока, то есть с высоты сидения велосипеда… ну, совсем как в индийском кино, вежливо так это, говоришь: «Извините, что потревожил, но мне некогда я спешу…по делам».
Вежливость у водителя транспортного средства – это наиглавнейшее качество - так сказал когда-то мой папа. А я запомнил и «зарубил» себе на носу эти слова, так, на всякий случай, вдруг я тоже когда-нибудь стану водителем. А потом, я помню, он ещё добавил - Велосипедист - это же не какой-то там «Пешеход обыкновенный», а водитель несамоходного транспортного средства!.. – Чувствуешь разницу !– и при этом указательным пальцем прикоснулся к моему облупленному от солнца носу.
И до того мне захотелось стать велосипедистом и владельцем «Несамоходного транспортного средства», что мне даже во сне стало сниться, как я на велосипеде по городу катаюсь, а за мной малышня ватагой бегает. Ни о чём другом мыслей не было в моей голове, поверьте!
Я даже свою любимую рыбалку забросил, до того мне хотелось иметь велосипед в собственном, безраздельном пользовании. Я даже, кажется, заболел. Вот возьму, потрогаю лоб, а он, представляете, горячий. Я как-то маму попросил потрогать мой лоб – в смысле, горячий он или нет, так она знаете, что сказала: «Не придуривайся, температура у тебя нормальная!» Как же она может быть нормальной без велосипеда, а?
Нет, не понимают родители своих детей! Не понимают и, всё! Вот, к примеру, чего проще, взять бы и спросить у меня, что это ты Сергей такой грустный ходишь? Ну, неужели я бы не сказал? Конечно, сказал бы… прямо тут же, сию секундочку и выложил бы свою мечту заветную. Сами подумайте, ну зачем мне скрывать свою мечту, да ещё от родных родителей? Так нет, не спрашивают…
Пришлось мне самому взять «быка за рога». Это Вовка мне так посоветовал. И «Быка за рога» тоже он предложил. Он мне сказал - для большей убедительности. Где он только вычитал про них? Я бы сам ни за что не догадался, что есть такое выражение. А, и то, правда, жди, когда родители сами догадаются. Неет не дождёшься, сами они не догадаются.
На следующий день вечером, после ужина, когда папа взялся за газету, а мама включила телевизор я, собрав в кулак всю свою смелую храбрость, приступил к воплощению своей заветной мечты.
Состроив обиженное лицо, я попытался разжалобить родителей, сказав, что вот мол, у всех знакомых мне ребят уже есть велосипеды и только один я, как-бы, "безвелосипедный". На мою, очень даже конкретную жалобу, отец отреагировал очень интересно. Он сделал вид, что в газете вычитал что-то такое любопытное, что ничего вокруг не видит и ничего не слышит, а мама была так увлечена своим сериалом, что, действительно, могла меня не услышать. Вот ведь не повезло!
Итак, первая моя несмелая попытка не достигла цели!
На следующий день я, опять же по совету Вовки, возобновил свою «атаку» на родителей. Теперь я поступил мудрее (не зря же говорят, что опыт приходит во время ежедневных тренировок). Я выложил свою просьбу во время ужина.
Деваться родителям было некуда и они пообещали подумать. «Ураа!» - закричал я про себя, довольный своим первым успехом на поприще семейной дипломатии.
И вот, через месяц, то есть в середине июля, мечта моя воплотилась в реальность. Я стал полноправным владельцем новенького, отливающего всеми цветами радуги, велосипеда, я стал владельцем несамоходного транспортного средства, я стал «велосипедным!». Я поднялся в глазах товарищей и друзей на неимоверную высоту! На огромную-огромную высоту! Да что там на огромную, я поднялся на преогромную высоту в глазах друзей и товарищей.

Глава вторая.
Я шёл по тротуару и катил свой первый в жизни велосипед, называвшийся громким именем – «Школьник», а мама и папа шли позади, вроде почётного караула. Я шёл и высоко держал голову и с чувством собственной значимости, гордо посматривал по сторонам. Теперь я ве-ло-си-пе-дист!..
Ах, какое это музыкальное, ласкающее слух, слово! Вы только вслушайтесь в его волшебное звучание - Ве-ло-си-пе-дист!.. Это значит – я владелец «несамоходного транспортного средства», так сказал папа! Вла-де-лец! Чувствуете музыку этого слова? Не чувствуете? Напрасно. А вот я, чувствую! Оно даже пахнет как-то по-особенному - настоящим велосипедом! Моим долгожданным «железным конём!». Пока я оттирал его во дворе от заводской смазки керосином из баночки, возле ворот уже «толклись» пятеро или шестеро пацанов с нашей улицы и они по очереди комментировали мои действия. Я делал вид, что совершенно не слышу их «умных» советов и не замечаю их взглядов на мой велосипед.
Наконец я не выдержал постоянного за собой наблюдения и подойдя к воротам, сказал папиными словами - «Велосипед нуждается в подготовке к эксплуатации» и добавил, уже своими, обычными словами, - сегодня я выезжать не буду. Только после сказанных мною слов, они начали потихоньку, один за другим, расходиться по своим, очень серьёзным делам.
Перевернув велосипед вверх ногами, я стал крутить педали рукой, чтобы посмотреть, как крутится заднее колесо... Спицы, вначале видимые, постепенно, с увеличением скорости вращения, стали исчезать и образовалось кольцо с пустым пространством посредине. Я, как завороженный, наблюдал за этим чудом природы и не мог оторвать взгляд от пустоты внутри колеса и уж собрался было проверить эту пустоту пальцем. Потом почему-то передумал и решил просунуть туда голову, чтобы посмотреть, что там есть - с другой стороны пустоты, как услышал строгий окрик отца: «Не вздумай совать руку в колесо! Останешься без пальцев!..» Только после его окрика я пришёл в себя и быстро отдёрнул руку и отодвинул голову от притягивающей меня пустоты.

Глава третья.
На следующий день, часов в десять утра, в ясный восхитительный день, когда на голубом небе виднелись только пёрышки небольших тучек и ярко светило солнце, мы – папа, мама и я, вывели велосипед на улицу. Я попытался (я видел, как это делает Толик) оседлать своего стального коня, но тут же сверзился на землю вместе с велосипедом. Тогда, папа и мама стали держать велосипед, а я уселся на сидение. Опять не получилось! Как только они отпускали велосипед, я тут же начинал заваливаться на бок… Странно, подумал я, Толька же не сваливается, как куль муки с лошадиной спины, не падает ёлки-палки! А я то, почему падаю? Странно.
Даа,  сказала мама после моих нескольких, плачевно закончившихся попыток, видно сегодня у тебя, Сергей, ничего не получится. Дай-ка я тебе покажу, как это делается. И она, действительно, показала!.. Как вспомню этот случай, так сердце «кровью обливается» и в груди становится холодно-холодно и дышать нечем.
Повиляв немного по тротуару, она выровняла движение велосипеда и, набирая скорость, помчалась по улице в сторону ближайшего перекрёстка. Мы с папой побежали вслед за ней, но она сильнее закрутив педали, стала удаляться от нас. Потом… потом, произошло невероятное... Она почему-то направила велосипед прямёхонько на дерево. Я от ужаса закрыл глаза и даже, кажется, остановился, а папа?.. Папа помчался быстрее ветра и не напрасно. Когда мы подбежали к месту столкновения мамы с деревом, то увидели – велосипед лежит с одной стороны дерева, а мама с другой стороны и стонет.
Папа бросился поднимать маму, а я, обуреваемый нехорошим предчувствием, кинулся к велосипеду. Ооо, горе мне! О, горе!.. У моего, столь долгожданного, с таким трудом выклянченного, новенького блестящего велосипеда был свёрнут на бок руль, а на переднем колесе красовалась такая огромная «восьмёрка», что оно еле прокручивалось.
От такой несправедливости жизни у меня навернулись слёзы на глаза, и только усилием мужской воли я смог не зарыдать громко-громко, а лишь побледнеть самую малость! Посмотрев на маму полными слёз глазами, я увидел, что ей тоже досталось здорово. Её платье внизу было порвано, а правая коленка была вся поцарапана и кровь текла из открытых ранок. Мне стало так жалко её и велосипеда, конечно тоже, что, не удержавшись, хоть я и мужчина, я заплакал.
Как отступающие французы после битвы под Бородино, мы - я с поломанным велосипедом и папа, поддерживая хромающую маму, возвращались домой. Я боялся оторвать взгляд от земли и посмотреть на своих друзей, встретившихся нам на пути. Мне бабушка как-то рассказывала про Голгофу, так это, наверное, про меня.
Правильно говорят - «Не заносись высоко в своей гордыне – Бог накажет!». Так и получилось со мною. Я вёл велосипед и у меня в груди что-то болело.
Приковыляв домой, стали разбираться в случившемся. Мама стала рассказывать, что она ехала, ехала и совсем нечаянно наехала на небольшой камушек, валявшийся на её пути. Переднее колесо само по себе вдруг повернуло в сторону дерева и она, не успев даже глазом моргнуть, как врезалась в него. В глазах засверкали звёздочки, а затем, сказала она, я оказалась на земле и появилась боль в коленке.
Папа стал разбираться с велосипедом и нашёл ведь причину такого своеобразного его поведения. Вот какой умный у меня, папа! – с гордостью подумал я, а потом, мне стало так стыдно, так стыдно…
- Ты, Серёжа, гайку зажимного хомута на руле, подтягивал? – спросил папа и вопросительно посмотрел на меня.
Я, наверное, здорово покраснел от стыда.
- ?! Ккк-а-ко-го хо-мм-уу-та? – проблеял я козлиным фальцетом.
- Вот этого хомута и вот эту гайку, - сказал папа и показал пальцем на них.
- А разве её нужно подтягивать? – несколько озабочено поинтересовался, я.
- Конечно! Я ещё удивляюсь, как мама смогла столько проехать и не упасть раньше.
Мне оставалось только сконфуженно опустить повинную голову.
Вот таким, не совсем удачным, оказался мой первый, «Парадный» выезд на велосипеде.
Через пару дней папа сумел почти полностью избавить мой велосипед от восьмёрки на переднем колесе и сам, своими руками перепроверил затяжку всех гаек и винтов, при этом показывая мне, где и, что нужно проверять.
Прошла неделя после моего первого укрощения железного коня. И вот я, с великой радостью, улыбаясь во весь рот (то есть, от счастья выставив наружу все свои зубы), качу на своём, поблескивающем хромированными колёсами, велосипеде рядом с Толиком Волковым и веду с ним серьёзный разговор о пользе прикормки для рыбы.

---<<<>>>---

© Copyright: Лев Голубев, 2014

Регистрационный номер №0236475

от 1 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236475 выдан для произведения: Глава первая.
… С какой завистью я смотрел на соседа, Тольку Волкова, когда он, с шиком крутя педали своего «Железного мустанга», проносится мимо нас, а потом, метров через двести-триста, развернувшись в обратную сторону так круто, что из-под колёс летела пыль, несётся назад, в нашу сторону. Рубашка на спине надута пузырём, ворот расстёгнут, а ноги, в сандалетах и с одной, закатанной штаниной, так и ходят ходуном, так и ходят – вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз… Вы даже представить себе не можете, как красиво выглядит человек, сидящий верхом на блестящем в лучах солнца, велосипеде. Да, что там, в «лучах солнца», он и в дождь смотрится прекрасно.
Толька живёт от нас через два дома, на противоположной стороне улицы. Ну, как-бы это понятнее объяснить! Наш дом стоит на той стороне улицы, где нечётные номера, а его дом на той стороне, где чётные номера и к тому же, его дом стоит ближе к центру города. Он этим здорово хвастается передо мной. А мне на это наплевать с высокой горы! Подумаешь, два дома туда, два дома сюда. Какая разница, правда? А вот на что мне не наплевать, так это на отсутствие у меня такого же красивого велосипеда. Господии-и, как я страдал-переживал!
Ему родители купили велосипед на день рождения и в честь окончания пятого класса без троек в свидетельстве, так они сказали моим родителям, когда были у нас в гостях. Подарок на день рождения – это я понимаю, а как расшифровать «В честь окончания»? Почему в «честь»? Мы с Толькой, ломали голову над этим вопросом. Вот, если бы они сказали прямо, что покупают велосипед, чтобы премировать Тольку за хорошую учёбу, тогда да, тогда это понятно. А так?.. Тут какая-то загадка для нас и, пожалуй, пока не разрешимая. Мы думали так и этак, разворачивали слова в ту и другую сторону, даже пробовали на вкус... Шучу, шучу. На вкус мы не пробовали, но до смысла - "В честь окончания" - пытались докопаться. Но так и не докопались и решили этот вопрос перенести на более позднее время, то есть, когда подрастём, и смысл этих слов дойдёт до нас. Ну… станет
понятным, что ли.
Когда он в первый раз выкатил свой велосипед на улицу и попробовал на него сесть мы, шесть-семь пацанов из близлежащих домов, от зависти даже остолбенели, хотя вида не показали. Гордость не позволила! А Вовка Нагайцев, мой близкий дружок, так тот вообще сплюнув через губу, выразился: «Что мы, велосипедов не видали что ли, подумаешь!..» Подумаешь, не подумаешь, а тоже завидовал, я же видел. Подумаешь, не подумаешь, но мне страсть, как захотелось иметь свой собственный, такой же красивый, поблескивающий в солнечных лучах, велосипед.
И чтобы такого же цвета, как у Тольки - красного, как пожарная машина и с блестящими крыльями над колёсами. И чтобы звонок был громкий и нежный, одновременно.
Представляете, едешь по тротуару и звонком дзынь-дзынь, дзынь-дзынь. Обыкновенные пешеходы, то есть безвелосипедные, оборачиваются на звонок и тут же уступают дорогу. А ты проезжаешь мимо и так это свысока, то есть с высоты сидения велосипеда… ну, совсем как в индийском кино, вежливо так это, говоришь: «Извините, что потревожил, но мне некогда я спешу…по делам».
Вежливость у водителя транспортного средства – это наиглавнейшее качество - так сказал когда-то мой папа. А я запомнил и «зарубил» себе на носу эти слова, так, на всякий случай, вдруг я тоже когда-нибудь стану водителем. А потом, я помню, он ещё добавил - Велосипедист - это же не какой-то там «Пешеход обыкновенный», а водитель несамоходного транспортного средства!.. – Чувствуешь разницу !– и при этом указательным пальцем прикоснулся к моему облупленному от солнца носу.
И до того мне захотелось стать велосипедистом и владельцем «Несамоходного транспортного средства», что мне даже во сне стало сниться, как я на велосипеде по городу катаюсь, а за мной малышня ватагой бегает. Ни о чём другом мыслей не было в моей голове, поверьте!
Я даже свою любимую рыбалку забросил, до того мне хотелось иметь велосипед в собственном, безраздельном пользовании. Я даже, кажется, заболел. Вот возьму, потрогаю лоб, а он, представляете, горячий. Я как-то маму попросил потрогать мой лоб – в смысле, горячий он или нет, так она знаете, что сказала: «Не придуривайся, температура у тебя нормальная!» Как же она может быть нормальной без велосипеда, а?
Нет, не понимают родители своих детей! Не понимают и, всё! Вот, к примеру, чего проще, взять бы и спросить у меня, что это ты Сергей такой грустный ходишь? Ну, неужели я бы не сказал? Конечно, сказал бы… прямо тут же, сию секундочку и выложил бы свою мечту заветную. Сами подумайте, ну зачем мне скрывать свою мечту, да ещё от родных родителей? Так нет, не спрашивают…
Пришлось мне самому взять «быка за рога». Это Вовка мне так посоветовал. И «Быка за рога» тоже он предложил. Он мне сказал - для большей убедительности. Где он только вычитал про них? Я бы сам ни за что не догадался, что есть такое выражение. А, и то, правда, жди, когда родители сами догадаются. Неет не дождёшься, сами они не догадаются.
На следующий день вечером, после ужина, когда папа взялся за газету, а мама включила телевизор я, собрав в кулак всю свою смелую храбрость, приступил к воплощению своей заветной мечты.
Состроив обиженное лицо, я попытался разжалобить родителей, сказав, что вот мол, у всех знакомых мне ребят уже есть велосипеды и только один я, как-бы, "безвелосипедный". На мою, очень даже конкретную жалобу, отец отреагировал очень интересно. Он сделал вид, что в газете вычитал что-то такое любопытное, что ничего вокруг не видит и ничего не слышит, а мама была так увлечена своим сериалом, что, действительно, могла меня не услышать. Вот ведь не повезло!
Итак, первая моя несмелая попытка не достигла цели!
На следующий день я, опять же по совету Вовки, возобновил свою «атаку» на родителей. Теперь я поступил мудрее (не зря же говорят, что опыт приходит во время ежедневных тренировок). Я выложил свою просьбу во время ужина.
Деваться родителям было некуда и они пообещали подумать. «Ураа!» - закричал я про себя, довольный своим первым успехом на поприще семейной дипломатии.
И вот, через месяц, то есть в середине июля, мечта моя воплотилась в реальность. Я стал полноправным владельцем новенького, отливающего всеми цветами радуги, велосипеда, я стал владельцем несамоходного транспортного средства, я стал «велосипедным!». Я поднялся в глазах товарищей и друзей на неимоверную высоту! На огромную-огромную высоту! Да что там на огромную, я поднялся на преогромную высоту в глазах друзей и товарищей.

Глава вторая.
Я шёл по тротуару и катил свой первый в жизни велосипед, называвшийся громким именем – «Школьник», а мама и папа шли позади, вроде почётного караула. Я шёл и высоко держал голову и с чувством собственной значимости, гордо посматривал по сторонам. Теперь я ве-ло-си-пе-дист!..
Ах, какое это музыкальное, ласкающее слух, слово! Вы только вслушайтесь в его волшебное звучание - Ве-ло-си-пе-дист!.. Это значит – я владелец «несамоходного транспортного средства», так сказал папа! Вла-де-лец! Чувствуете музыку этого слова? Не чувствуете? Напрасно. А вот я, чувствую! Оно даже пахнет как-то по-особенному - настоящим велосипедом! Моим долгожданным «железным конём!». Пока я оттирал его во дворе от заводской смазки керосином из баночки, возле ворот уже «толклись» пятеро или шестеро пацанов с нашей улицы и они по очереди комментировали мои действия. Я делал вид, что совершенно не слышу их «умных» советов и не замечаю их взглядов на мой велосипед.
Наконец я не выдержал постоянного за собой наблюдения и подойдя к воротам, сказал папиными словами - «Велосипед нуждается в подготовке к эксплуатации» и добавил, уже своими, обычными словами, - сегодня я выезжать не буду. Только после сказанных мною слов, они начали потихоньку, один за другим, расходиться по своим, очень серьёзным делам.
Перевернув велосипед вверх ногами, я стал крутить педали рукой, чтобы посмотреть, как крутится заднее колесо... Спицы, вначале видимые, постепенно, с увеличением скорости вращения, стали исчезать и образовалось кольцо с пустым пространством посредине. Я, как завороженный, наблюдал за этим чудом природы и не мог оторвать взгляд от пустоты внутри колеса и уж собрался было проверить эту пустоту пальцем. Потом почему-то передумал и решил просунуть туда голову, чтобы посмотреть, что там есть - с другой стороны пустоты, как услышал строгий окрик отца: «Не вздумай совать руку в колесо! Останешься без пальцев!..» Только после его окрика я пришёл в себя и быстро отдёрнул руку и отодвинул голову от притягивающей меня пустоты.

Глава третья.
На следующий день, часов в десять утра, в ясный восхитительный день, когда на голубом небе виднелись только пёрышки небольших тучек и ярко светило солнце, мы – папа, мама и я, вывели велосипед на улицу. Я попытался (я видел, как это делает Толик) оседлать своего стального коня, но тут же сверзился на землю вместе с велосипедом. Тогда, папа и мама стали держать велосипед, а я уселся на сидение. Опять не получилось! Как только они отпускали велосипед, я тут же начинал заваливаться на бок… Странно, подумал я, Толька же не сваливается, как куль муки с лошадиной спины, не падает ёлки-палки! А я то, почему падаю? Странно.
Даа,  сказала мама после моих нескольких, плачевно закончившихся попыток, видно сегодня у тебя, Сергей, ничего не получится. Дай-ка я тебе покажу, как это делается. И она, действительно, показала!.. Как вспомню этот случай, так сердце «кровью обливается» и в груди становится холодно-холодно и дышать нечем.
Повиляв немного по тротуару, она выровняла движение велосипеда и, набирая скорость, помчалась по улице в сторону ближайшего перекрёстка. Мы с папой побежали вслед за ней, но она сильнее закрутив педали, стала удаляться от нас. Потом… потом, произошло невероятное... Она почему-то направила велосипед прямёхонько на дерево. Я от ужаса закрыл глаза и даже, кажется, остановился, а папа?.. Папа помчался быстрее ветра и не напрасно. Когда мы подбежали к месту столкновения мамы с деревом, то увидели – велосипед лежит с одной стороны дерева, а мама с другой стороны и стонет.
Папа бросился поднимать маму, а я, обуреваемый нехорошим предчувствием, кинулся к велосипеду. Ооо, горе мне! О, горе!.. У моего, столь долгожданного, с таким трудом выклянченного, новенького блестящего велосипеда был свёрнут на бок руль, а на переднем колесе красовалась такая огромная «восьмёрка», что оно еле прокручивалось.
От такой несправедливости жизни у меня навернулись слёзы на глаза, и только усилием мужской воли я смог не зарыдать громко-громко, а лишь побледнеть самую малость! Посмотрев на маму полными слёз глазами, я увидел, что ей тоже досталось здорово. Её платье внизу было порвано, а правая коленка была вся поцарапана и кровь текла из открытых ранок. Мне стало так жалко её и велосипеда, конечно тоже, что, не удержавшись, хоть я и мужчина, я заплакал.
Как отступающие французы после битвы под Бородино, мы - я с поломанным велосипедом и папа, поддерживая хромающую маму, возвращались домой. Я боялся оторвать взгляд от земли и посмотреть на своих друзей, встретившихся нам на пути. Мне бабушка как-то рассказывала про Голгофу, так это, наверное, про меня.
Правильно говорят - «Не заносись высоко в своей гордыне – Бог накажет!». Так и получилось со мною. Я вёл велосипед и у меня в груди что-то болело.
Приковыляв домой, стали разбираться в случившемся. Мама стала рассказывать, что она ехала, ехала и совсем нечаянно наехала на небольшой камушек, валявшийся на её пути. Переднее колесо само по себе вдруг повернуло в сторону дерева и она, не успев даже глазом моргнуть, как врезалась в него. В глазах засверкали звёздочки, а затем, сказала она, я оказалась на земле и появилась боль в коленке.
Папа стал разбираться с велосипедом и нашёл ведь причину такого своеобразного его поведения. Вот какой умный у меня, папа! – с гордостью подумал я, а потом, мне стало так стыдно, так стыдно…
- Ты, Серёжа, гайку зажимного хомута на руле, подтягивал? – спросил папа и вопросительно посмотрел на меня.
Я, наверное, здорово покраснел от стыда.
- ?! Ккк-а-ко-го хо-мм-уу-та? – проблеял я козлиным фальцетом.
- Вот этого хомута и вот эту гайку, - сказал папа и показал пальцем на них.
- А разве её нужно подтягивать? – несколько озабочено поинтересовался, я.
- Конечно! Я ещё удивляюсь, как мама смогла столько проехать и не упасть раньше.
Мне оставалось только сконфуженно опустить повинную голову.
Вот таким, не совсем удачным, оказался мой первый, «Парадный» выезд на велосипеде.
Через пару дней папа сумел почти полностью избавить мой велосипед от восьмёрки на переднем колесе и сам, своими руками перепроверил затяжку всех гаек и винтов, при этом показывая мне, где и, что нужно проверять.
Прошла неделя после моего первого укрощения железного коня. И вот я, с великой радостью, улыбаясь во весь рот (то есть, от счастья выставив наружу все свои зубы), качу на своём, поблескивающем хромированными колёсами, велосипеде рядом с Толиком Волковым и веду с ним серьёзный разговор о пользе прикормки для рыбы.

---<<<>>>---
Рейтинг: +2 197 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 1 сентября 2014 в 20:20 0
Хороший рассказ! super