Валя и Ава

24 марта 2012 - Светлана Тен
article37301.jpg

                     - Собакаааа! Собакаааа! - визжала Валюшка от восторга. 

Восторг бился об стены комнаты и отлетал на кухню, в соседнюю комнату, в темное пространство подъезда и даже к соседям. Через минуту Валя подобно урагану примчалась на кухню, где хлопотали мать и бабушка. Мать девочки попыталась закрыть своим телом кухонный стол, бабушка отошла от плиты подальше. Они знали, что будет дальше. Валя одним прыжком достигла маминой шеи, зацепилась за неё руками и стала кричать восторженно-визгливым голосом ей в ухо, одновременно, глядя на бабушку:

- Собакаааа! Спасибо, мамуляяяя! Бабуля, собакаааа!

Спрыгнув с маминой шеи, она вихрем подлетела к бабушке, подпрыгнула, чмокнула её в щёку и унеслась из кухни так же стремительно. Женщины выдохнули «Ох!» и засмеялись. На этот раз обошлось без материальных потерь и физических увечий. 

Из соседней комнаты уже доносились басы деда и Валюшкины вопли.

- Ох, и тайфун! Бедный дед! – улыбаясь, сказала бабушка.

- Ничего, он стойкий! - усмехнулась дочь.


У Валюшки сегодня день рождения. Ровно шесть лет назад Галя  родила это чудное дитя. Дитя любви, Галиной любви к её отцу. Отец Вали так не считал.  Он вообще считал любовь полным бредом. Никакой любви не существовало, существовало лишь желание сладострастия, именуемое сексом. А сопливые романтичные девочки и дамы, глупые прыщавые юноши и слащавые мужичонки придумали какую-то любовь. Это они пишут и поют о любви, снимают тупые и слезливые фильмы и даже готовы распрощаться во имя любимых с самым дорогим. Самым дорогим у отца Вали была свобода. И уж во имя какого- то вечно хныкающего ребенка он ни за что бы с ней не расстался.

Истерик Галя устраивать не стала. Она была счастлива. Она любила его, ничего не требуя взамен. У неё была незабываемая ночь любви. Ночь любви, а не секса. Узнав о ребенке, она была счастлива вдвойне. Бог подарит ей маленький лучик любви - желанный и трогательный. 

Так оно и получилось. Валюшка была похожа на зеленоглазого подвижного ангелочка с рыжими волосиками  и россыпью веснушек на нежном личике. Она  залила всю квартиру ярким теплым светом любви, радости и счастья. 


Сегодня в квартире появилось еще одно счастье – длинноухое, рыжего цвета, с коричневыми глазами-бусинками. Это был месячный щенок, рожденный русской спаниэлихой Дуськой из соседнего подъезда. Про отца Дуська упорно молчала, но несомненно одно: всё у них было по любви и взаимному согласию. После согласия родились три кутенка, такие же рыжие, как их мать. Одним из них был Валюшкин щенок. Назвали его Ава, потому как лаять по собачьи, как все порядочные псы, он не умел. Вместо уверенного «Гав!» он нежно и протяжно произносил: «Ава, ава». 


Ава внешне был похож на Валю: такой же рыженький, курчавенький, в меру упитанный. Характеры их были схожи, как две капли воды. Ава обладал такой же неуемной энергией, весельем и дружелюбием, как Валя, был общительным и очень ласковым.


Через полгода выяснилось, что Ава никакой ни русский спаниэль, а почти вообще ни спаниэль.  От матери он унаследовал только курчавую рыжую шерсть. Все остальное было отцовским – длинные висячие широкие, как флаги, уши, вытянутое тело, коротенькие лапы и мощный торс, длинный крепкий хвост, бровки домиком и философские задумчивые глаза. К гадалке не ходи, отец его был бассет-хаундом.  


Дед Вали звал его внучком - недоспаниэлем. А Вале было, абсолютно, без разницы - какого рода, племени был её четвероногий друг. Она называла его братом. Да и Ава признавал Валю за щенка, равного себе. А вот хозяином он выбрал бабушку. Он её боготворил и беспрекословно слушался, а бабушка щедро накладывала в его миску кашу с мясными обрезками, давала тертую морковь и бутафорскую косточку, которая чистит собакам  зубы. Ава был наполнен своим собачим счастьем с головы до хвоста. В этой семье его все любили, холили, лелеяли. 


Больше всего, конечно, к нему была привязана Валя. У неё не было друга преданнее Ава. Они все время были вместе. Утром бабушка отводила Валю в детский сад, взяв в качестве охраны «рыжее животное» - так она называла Ава. Он шел, такой гордый, выпятив и, без того, мощную грудь колесом. Бездомные псы приветствовали его громким лаем и, конечно, завидовали. Завидовали, потому что Ава был кому-то нужен, а они - никому.  

А вечером Валя сама выгуливалась под галоп домашнего любимца. Они выбегали из подъезда и через мгновение собирали вокруг себя шумную армию ребятни. В ближайшем парке дети устраивали спринтерские забеги. Лидером всегда оказывался Ава. Он несся быстрее пули, уши его развевались, как знамена, и даже встречный ветер не был помехой. 

Набегавшись, и Валя, и Ава с аппетитом наворачивали приготовленный бабушкой ужин. Пес считал бабушку волшебницей, а кухню - самым притягательным местом. Притягивала кухня своими аппетитными запахами. Даже нет, не притягивала. Она сводила Ава с собачьего ума. Когда бабушка колдовала над очередным блюдом, Ава сидел в сторонке нюхал кухонный воздух, наблюдал за процессом и пускал слюни. Бывало, что у бабушки из рук мог выпасть лакомый кусок какой-нибудь еды. Ава, подобно пылесосу, быстро подчищал все с пола. Тут бабушка, несомненно, видела в собаке одну только пользу.


Аву исполнилось полтора года. Он, что называется, был в самом соку. Глупое любопытство сменилось неподдельным интересом. Теперь он энергично обнюхивал незнакомые вещи, весьма активно поднимал с земли палку и охотно отдавал хозяину. В нем стали проявляться качества охотника. Гены - вещь упрямая. Дуська, его мать, слыла знатной охотницей. Она без труда разыскивала птицу, поднимала её на крыло, а после выстрела по команде подавала добычу, причем и с сухого места, и из водоема. Воды она не боялась, плавала лучше иной рыбы. 


Дед решил попробовать Ава в охотничьем деле. Он и сам в бурной молодости увлекался охотой и даже приносил домой дичь.

Договорившись с Ильей, хозяином Дуськи, они с Авом выдвинулись в последний воскресный день лета на охоту. Их провожало все семейство: бабушка, Галя и Валюшка. Бабушка дала деду наказ – провести охоту трезво, Галя только рассмеялась, а Валюшка что-то шепнула Аву на ухо. Пес весело взвизгнул и поцеловал девочку в нос, губы, щеки. Валюшка верила в охотничью хватку Ава и ожидала результата в виде утки.


А девушек семейства ждал очень напряженный день. Завтра Валя станет не просто Валей, а Валей- первоклассницей. По словам бабушки, завтра должен прийти конец Валиному беззаботному детству, и наступит новая ступень жизни – предвзросление. Валя не понимала, почему слово «предвзросление» бабушка произносит с какой-то хрустальной грустью.  Она очень даже не против была стать предвзрослой. Наконец- то, её перестанут считать ребенком, и она сама будет покупать продукты в магазине, а может даже бабушка позволит ей самой приготовить яичницу. И дед с мамой перестанут смеяться над ней и называть её Глупышкой - Пышкой. Плюсов в предвзрослении было больше, чем минусов. А минус был один – нужно будет подметать пол и прибираться в комнате.


Но все это будет завтра, а сегодня нужно было тщательно подготовиться к первому сентября: погладить белоснежное платье с воланами, декольте и стразами, примерить черные лакированные туфли, красивую красную заколку с пышным бантом, собрать ранец – положить в него первый в жизни дневник, пенал, тетрадку, азбуку. И еще сходить в цветочный магазин к тете Вере, она приготовила шикарный букет из крупных белых хризантем. 


Стрелки часов подползали к восьми часам вечера, а охотников все ещё не было. Бабушка начала нервничать. Она все же решила, что дед хорошенько «отметился» на охоте и теперь отсиживается у Ильи. Она набрала номер Ильи, в трубке послышался приятный женский голос, который объявил, что, мол, абонент временно недоступен. Бабушка сделала свой вывод и, ворча, стала собираться к Илье. Через минуту в дверь позвонили. Это был дед.
Он тяжело зашел в квартиру и сел на табурет. Валюшка весело выбежала навстречу:

- Ну, деда, и где же утки? – она обошла его вокруг. – А где Ава?
Дед очень боялся этого вопроса. Потому что ответ был уж очень очевидным. Несколько часов он готовил оправдательную речь. Но речь получалась неубедительная и никакая не оправдательная, а обвинительная.

- Деда, где Ава? – с тревогой в голосе повторила вопрос Валюшка.
В коридор вышли бабушка и Галя.
Дед, боясь поднять глаза, тихо ответил:

- Потерялся он.
В воздухе повисла свинцовая пауза. Напряжение росло. Дед ждал разряда. Мощного, горького, душераздирающего. Он чувствовал себя преступником, от которого отказались все адвокаты. 

- Как потерялся??? Деда, как это потерялся??? Он не мог потеряться! – выкрикнула Валя и глаза её заблестели.
Галя прижала Валюшку к себе, взяв за плечи.
Бабушка стояла ошарашенная известием, широко раскрыв глаза.

- Ава выстрела испугался и убежал. Мы его искали с дядей Ильёй несколько часов, но он, как сквозь землю провалился! – пытался хоть как-то оправдаться дед.

- Деда, ты же друга моего потерял! Другааа! Понимаешь??? Ты его внучком звал. Значит, ты внука потерял, как – будто ты меня потерял. Ты меня потерял!!! Ты меняя потеряяял!!!
У Вали начиналась истерика. Слезы вселенской потери и страшного горя лились из её детских глаз. Она вырвалась из Галиных рук, стремглав подбежала к деду и начала наносить удары по нему своими маленькими кулачками, выкрикивая:

- Ты меня потерял, ты меня потерял, ты меня потеряяяял!!!
От таких слов деду стало не по себе. Его охватил ужас и страх. Его бросило в холодный пот. Такой картины он себе и представить не мог. Что значит, он её потерял? Мысли пульсировали в висках, сердце бешено колотилось. Он закрывался руками от ударов и старался перекричать внучку:

- Я найду его, Валя! Я найду! Слышишь? Найду!
Галя и бабушка схватили Валю и поволокли в ванную, умыли холодной водой и дали успокоительного чая.


Галя отвела Валю в комнату, села в кресло, посадила девочку на колени, крепко обняла и стала укачивать. Сердце матери сжалось, оно рыдало вместе с Валей. Казалось, что Валина боль раздавит его. К горлу подкатывал ком, Галя украдкой смахивала слезы. Валюшка продолжала всхлипывать больно и надрывно.

- Валечка, детка, мы найдем Ава, обязательно найдем! Слышишь? – Галя пыталась утешить дочь. 


Валя постепенно успокоилась и заснула на руках матери. В руках матери всегда есть удивительная волшебная сила, она защищает от боли, тревог и ударов жизни.

Галя переложила Валю на кровать и легла рядом. Спала Валя беспокойно, что-то борматала во сне и опять плакала, кричала. За стеной о чем- то разговаривали дед с бабушкой. Дед то и дело выходил из комнаты на балкон. Слышался его хриплый кашель -  он курил. Галя заснула только под утро.



Валя открыла глаза, встала, посмотрела в окно. На улице ещё было сумеречно, рассвет только-только начал заниматься. Крапал утренний дождик. Домашние спали. Девочка осторожно вышла в прихожую, надела на себя розовый плащик с голубыми бабочками, голубые резиновые сапожки. Открыла дверь и выскользнула из квартиры. Почти неслышно добежала до входной двери подъезда. Попыталась открыть замок, но он не поддался, потом ещё и ещё. За дверью кто-то сначала заскулил, потом отчаянно залаял.

- Ава! Ава! Мальчик, я сейчас! – закричала Валя, и слезы снова наполнили глаза.
Она опять попыталась открыть замок, но маленькой детской силы не хватало. Валя яростно начала пинать по двери и звать на помощь:

- Помогите! Помогите! Там Ава!
От крика Галя проснулась, обнаружила, что Вали нет рядом. Она выбежала в подъезд, вслед за ней выскочили дед и бабушка.

- Валя, Валюша! Что случилось? – наперебой кричали они.

- Мама, там Ава, он за дверью, я не могу, мама, не могу открыть замок! 

-Сейчас, девочка моя, сейчас, я помогу! – крикнула Галя.
Дед первым добежал до двери. Валя стояла у двери и горько плакала, а за дверью эхом отзывался Ава. Это был его лай, его визг, его отчаяние, его страх.

- Деда, миленький, родненький, пожалуйстааа!

Дед с силой навалился на дверь, дернул замок, и дверь открылась.
Валя опустилась на колени, Ава мокрый и грязный бросился со всей своей собачьей прыти к девочке. Он принялся слизывать соленое горе с её лица. Потом стремительно добежал до одиноко стоящего дерева на газоне и принес в зубах что-то серое и грязное, бросил к ногам деда. Это была утка. Снова подбежал к Валюшке. Она крепко обняла его, чтобы уже больше никогда не потерять. Пес весело повизгивал, непрерывно виляя хвостом. 


И не было на всем белом свете более счастливых: девочки Вали в испачканном грязью розовом плаще и недоспаниэля Ава с большими задумчивыми глазами.

 

© Copyright: Светлана Тен, 2012

Регистрационный номер №0037301

от 24 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0037301 выдан для произведения:

 - Собакаааа! Собакаааа! - визжала Валюшка от восторга. 

Восторг бился об стены комнаты и отлетал на кухню, в соседнюю комнату, в темное пространство подъезда и даже к соседям. Через минуту Валя подобно урагану примчалась на кухню, где хлопотали мать и бабушка. Мать девочки попыталась закрыть своим телом кухонный стол, бабушка отошла от плиты подальше. Они знали, что будет дальше. Валя одним прыжком достигла маминой шеи, зацепилась за неё руками и стала кричать восторженно-визгливым голосом ей в ухо, одновременно, глядя на бабушку:

- Собакаааа! Спасибо, мамуляяяя! Бабуля, собакаааа!

Спрыгнув с маминой шеи, она вихрем подлетела к бабушке, подпрыгнула, чмокнула её в щёку и унеслась из кухни так же стремительно. Женщины выдохнули «Ох!» и засмеялись. На этот раз обошлось без материальных потерь и физических увечий. 

Из соседней комнаты уже доносились басы деда и Валюшкины вопли.

- Ох, и тайфун! Бедный дед! – улыбаясь, сказала бабушка.

- Ничего, он стойкий! - усмехнулась дочь.


У Валюшки сегодня день рождения. Ровно шесть лет назад Галя  родила это чудное дитя. Дитя любви, Галиной любви к её отцу. Отец Вали так не считал.  Он вообще считал любовь полным бредом. Никакой любви не существовало, существовало лишь желание сладострастия, именуемое сексом. А сопливые романтичные девочки и дамы, глупые прыщавые юноши и слащавые мужичонки придумали какую-то любовь. Это они пишут и поют о любви, снимают тупые и слезливые фильмы и даже готовы распрощаться во имя любимых с самым дорогим. Самым дорогим у отца Вали была свобода. И уж во имя какого- то вечно хныкающего ребенка он ни за что бы с ней не расстался.

Истерик Галя устраивать не стала. Она была счастлива. Она любила его, ничего не требуя взамен. У неё была незабываемая ночь любви. Ночь любви, а не секса. Узнав о ребенке, она была счастлива вдвойне. Бог подарит ей маленький лучик любви - желанный и трогательный. 

Так оно и получилось. Валюшка была похожа на зеленоглазого подвижного ангелочка с рыжими волосиками  и россыпью веснушек на нежном личике. Она  залила всю квартиру ярким теплым светом любви, радости и счастья. 


Сегодня в квартире появилось еще одно счастье – длинноухое, рыжего цвета, с коричневыми глазами-бусинками. Это был месячный щенок, рожденный русской спаниэлихой Дуськой из соседнего подъезда. Про отца Дуська упорно молчала, но несомненно одно: всё у них было по любви и взаимному согласию. После согласия родились три кутенка, такие же рыжие, как их мать. Одним из них был Валюшкин щенок. Назвали его Ава, потому как лаять по собачьи, как все порядочные псы, он не умел. Вместо уверенного «Гав!» он нежно и протяжно произносил: «Ава, ава». 


Ава внешне был похож на Валю: такой же рыженький, курчавенький, в меру упитанный. Характеры их были схожи, как две капли воды. Ава обладал такой же неуемной энергией, весельем и дружелюбием, как Валя, был общительным и очень ласковым.


Через полгода выяснилось, что Ава никакой ни русский спаниэль, а почти вообще ни спаниэль.  От матери он унаследовал только курчавую рыжую шерсть. Все остальное было отцовским – длинные висячие широкие, как флаги, уши, вытянутое тело, коротенькие лапы и мощный торс, длинный крепкий хвост, бровки домиком и философские задумчивые глаза. К гадалке не ходи, отец его был бассет-хаундом.  


Дед Вали звал его внучком - недоспаниэлем. А Вале было, абсолютно, без разницы - какого рода, племени был её четвероногий друг. Она называла его братом. Да и Ава признавал Валю за щенка, равного себе. А вот хозяином он выбрал бабушку. Он её боготворил и беспрекословно слушался, а бабушка щедро накладывала в его миску кашу с мясными обрезками, давала тертую морковь и бутафорскую косточку, которая чистит собакам  зубы. Ава был наполнен своим собачим счастьем с головы до хвоста. В этой семье его все любили, холили, лелеяли. 


Больше всего, конечно, к нему была привязана Валя. У неё не было друга преданнее Ава. Они все время были вместе. Утром бабушка отводила Валю в детский сад, взяв в качестве охраны «рыжее животное» - так она называла Ава. Он шел, такой гордый, выпятив и, без того, мощную грудь колесом. Бездомные псы приветствовали его громким лаем и, конечно, завидовали. Завидовали, потому что Ава был кому-то нужен, а они - никому.  

А вечером Валя сама выгуливалась под галоп домашнего любимца. Они выбегали из подъезда и через мгновение собирали вокруг себя шумную армию ребятни. В ближайшем парке дети устраивали спринтерские забеги. Лидером всегда оказывался Ава. Он несся быстрее пули, уши его развевались, как знамена, и даже встречный ветер не был помехой. 

Набегавшись, и Валя, и Ава с аппетитом наворачивали приготовленный бабушкой ужин. Пес считал бабушку волшебницей, а кухню - самым притягательным местом. Притягивала кухня своими аппетитными запахами. Даже нет, не притягивала. Она сводила Ава с собачьего ума. Когда бабушка колдовала над очередным блюдом, Ава сидел в сторонке нюхал кухонный воздух, наблюдал за процессом и пускал слюни. Бывало, что у бабушки из рук мог выпасть лакомый кусок какой-нибудь еды. Ава, подобно пылесосу, быстро подчищал все с пола. Тут бабушка, несомненно, видела в собаке одну только пользу.


Аву исполнилось полтора года. Он, что называется, был в самом соку. Глупое любопытство сменилось неподдельным интересом. Теперь он энергично обнюхивал незнакомые вещи, весьма активно поднимал с земли палку и охотно отдавал хозяину. В нем стали проявляться качества охотника. Гены - вещь упрямая. Дуська, его мать, слыла знатной охотницей. Она без труда разыскивала птицу, поднимала её на крыло, а после выстрела по команде подавала добычу, причем и с сухого места, и из водоема. Воды она не боялась, плавала лучше иной рыбы. 


Дед решил попробовать Ава в охотничьем деле. Он и сам в бурной молодости увлекался охотой и даже приносил домой дичь.

Договорившись с Ильей, хозяином Дуськи, они с Авом выдвинулись в последний воскресный день лета на охоту. Их провожало все семейство: бабушка, Галя и Валюшка. Бабушка дала деду наказ – провести охоту трезво, Галя только рассмеялась, а Валюшка что-то шепнула Аву на ухо. Пес весело взвизгнул и поцеловал девочку в нос, губы, щеки. Валюшка верила в охотничью хватку Ава и ожидала результата в виде утки.


А девушек семейства ждал очень напряженный день. Завтра Валя станет не просто Валей, а Валей- первоклассницей. По словам бабушки, завтра должен прийти конец Валиному беззаботному детству, и наступит новая ступень жизни – предвзросление. Валя не понимала, почему слово «предвзросление» бабушка произносит с какой-то хрустальной грустью.  Она очень даже не против была стать предвзрослой. Наконец- то, её перестанут считать ребенком, и она сама будет покупать продукты в магазине, а может даже бабушка позволит ей самой приготовить яичницу. И дед с мамой перестанут смеяться над ней и называть её Глупышкой - Пышкой. Плюсов в предвзрослении было больше, чем минусов. А минус был один – нужно будет подметать пол и прибираться в комнате.


Но все это будет завтра, а сегодня нужно было тщательно подготовиться к первому сентября: погладить белоснежное платье с воланами, декольте и стразами, примерить черные лакированные туфли, красивую красную заколку с пышным бантом, собрать ранец – положить в него первый в жизни дневник, пенал, тетрадку, азбуку. И еще сходить в цветочный магазин к тете Вере, она приготовила шикарный букет из крупных белых хризантем. 


Стрелки часов подползали к восьми часам вечера, а охотников все ещё не было. Бабушка начала нервничать. Она все же решила, что дед хорошенько «отметился» на охоте и теперь отсиживается у Ильи. Она набрала номер Ильи, в трубке послышался приятный женский голос, который объявил, что, мол, абонент временно недоступен. Бабушка сделала свой вывод и, ворча, стала собираться к Илье. Через минуту в дверь позвонили. Это был дед.
Он тяжело зашел в квартиру и сел на табурет. Валюшка весело выбежала навстречу:

- Ну, деда, и где же утки? – она обошла его вокруг. – А где Ава?
Дед очень боялся этого вопроса. Потому что ответ был уж очень очевидным. Несколько часов он готовил оправдательную речь. Но речь получалась неубедительная и никакая не оправдательная, а обвинительная.

- Деда, где Ава? – с тревогой в голосе повторила вопрос Валюшка.
В коридор вышли бабушка и Галя.
Дед, боясь поднять глаза, тихо ответил:

- Потерялся он.
В воздухе повисла свинцовая пауза. Напряжение росло. Дед ждал разряда. Мощного, горького, душераздирающего. Он чувствовал себя преступником, от которого отказались все адвокаты. 

- Как потерялся??? Деда, как это потерялся??? Он не мог потеряться! – выкрикнула Валя и глаза её заблестели.
Галя прижала Валюшку к себе, взяв за плечи.
Бабушка стояла ошарашенная известием, широко раскрыв глаза.

- Ава выстрела испугался и убежал. Мы его искали с дядей Ильёй несколько часов, но он, как сквозь землю провалился! – пытался хоть как-то оправдаться дед.

- Деда, ты же друга моего потерял! Другааа! Понимаешь??? Ты его внучком звал. Значит, ты внука потерял, как – будто ты меня потерял. Ты меня потерял!!! Ты меняя потеряяял!!!
У Вали начиналась истерика. Слезы вселенской потери и страшного горя лились из её детских глаз. Она вырвалась из Галиных рук, стремглав подбежала к деду и начала наносить удары по нему своими маленькими кулачками, выкрикивая:

- Ты меня потерял, ты меня потерял, ты меня потеряяяял!!!
От таких слов деду стало не по себе. Его охватил ужас и страх. Его бросило в холодный пот. Такой картины он себе и представить не мог. Что значит, он её потерял? Мысли пульсировали в висках, сердце бешено колотилось. Он закрывался руками от ударов и старался перекричать внучку:

- Я найду его, Валя! Я найду! Слышишь? Найду!
Галя и бабушка схватили Валю и поволокли в ванную, умыли холодной водой и дали успокоительного чая.


Галя отвела Валю в комнату, села в кресло, посадила девочку на колени, крепко обняла и стала укачивать. Сердце матери сжалось, оно рыдало вместе с Валей. Казалось, что Валина боль раздавит его. К горлу подкатывал ком, Галя украдкой смахивала слезы. Валюшка продолжала всхлипывать больно и надрывно.

- Валечка, детка, мы найдем Ава, обязательно найдем! Слышишь? – Галя пыталась утешить дочь. 


Валя постепенно успокоилась и заснула на руках матери. В руках матери всегда есть удивительная волшебная сила, она защищает от боли, тревог и ударов жизни.

Галя переложила Валю на кровать и легла рядом. Спала Валя беспокойно, что-то борматала во сне и опять плакала, кричала. За стеной о чем- то разговаривали дед с бабушкой. Дед то и дело выходил из комнаты на балкон. Слышался его хриплый кашель -  он курил. Галя заснула только под утро.



Валя открыла глаза, встала, посмотрела в окно. На улице ещё было сумеречно, рассвет только-только начал заниматься. Крапал утренний дождик. Домашние спали. Девочка осторожно вышла в прихожую, надела на себя розовый плащик с голубыми бабочками, голубые резиновые сапожки. Открыла дверь и выскользнула из квартиры. Почти неслышно добежала до входной двери подъезда. Попыталась открыть замок, но он не поддался, потом ещё и ещё. За дверью кто-то сначала заскулил, потом отчаянно залаял.

- Ава! Ава! Мальчик, я сейчас! – закричала Валя, и слезы снова наполнили глаза.
Она опять попыталась открыть замок, но маленькой детской силы не хватало. Валя яростно начала пинать по двери и звать на помощь:

- Помогите! Помогите! Там Ава!
От крика Галя проснулась, обнаружила, что Вали нет рядом. Она выбежала в подъезд, вслед за ней выскочили дед и бабушка.

- Валя, Валюша! Что случилось? – наперебой кричали они.

- Мама, там Ава, он за дверью, я не могу, мама, не могу открыть замок! 

-Сейчас, девочка моя, сейчас, я помогу! – крикнула Галя.
Дед первым добежал до двери. Валя стояла у двери и горько плакала, а за дверью эхом отзывался Ава. Это был его лай, его визг, его отчаяние, его страх.

- Деда, миленький, родненький, пожалуйстааа!

Дед с силой навалился на дверь, дернул замок, и дверь открылась.
Валя опустилась на колени, Ава мокрый и грязный бросился со всей своей собачьей прыти к девочке. Он принялся слизывать соленое горе с её лица. Потом стремительно добежал до одиноко стоящего дерева на газоне и принес в зубах что-то серое и грязное, бросил к ногам деда. Это была утка. Снова подбежал к Валюшке. Она крепко обняла его, чтобы уже больше никогда не потерять. Пес весело повизгивал, непрерывно виляя хвостом. 


И не было на всем белом свете более счастливых: девочки Вали в испачканном грязью розовом плаще и недоспаниэля Ава с большими задумчивыми глазами.

 

Рейтинг: +10 374 просмотра
Комментарии (22)
Ольга Постникова # 24 марта 2012 в 11:48 0
Ох! Как светло на душе от Вашего рассказа,Светлана!(После "Сволочи"- то). Спасибо! Успехов, Вам! buket3
Светлана Тен # 24 марта 2012 в 18:26 0
Спасибо Вам, Ольга! buket2
Маргарита Тодорова # 24 марта 2012 в 12:17 0
Светуля! Спасибо тебе, за рассказ! Мне вспомнилось, как мой пес потерялся на целых... два! Часа. Я бегала ночью по всем улицам, и звала его, звала... и он, нашелся, сам обескураженный, растерявшийся. Нашей с ним радости, не было предела!
Светлана Тен # 24 марта 2012 в 18:38 0
Ой, Рита, как я тебя понимаю. У самой раз сбежал в открытую дверь. Кровь к вискам хлынула. nogt
0 # 24 марта 2012 в 13:04 0
Молодец, Автор! очень хороший, добрый рассказ. Спасибо.
Светлана Тен # 24 марта 2012 в 18:38 0
Таня, спасибки elka2
Марина Беглова # 24 марта 2012 в 13:18 0
Моя Карина больше всего на свете боится выстрелов, петард, бомбочек. В Новогоднюю ночь с ума сходит, на стену лезет. Беда с этими собачьими страхами.
Не дай Бог никому пережить то, что пережили Валя и Ава.
Замечательный рассказ, а Вы, Светлана, - замечательный рассказчик! dogflo
Очень понравилось вот это Ваше: "почти вообще не спаниэль" и "недоспаниэль".
Наталья Бугаре # 24 марта 2012 в 13:46 0
Светуля, рассказ пропитан любовью и светом, он теплый, как пирожок, испеченный бабушкой. Спасибо тебе, Светик, за это чудо! smileded live1 dogflo
Светлана Тен # 24 марта 2012 в 18:39 0
Наточка, и тебе огромное спасибищщще! podarok
Петр Шабашов # 24 марта 2012 в 16:26 0
Замечательный, такой добрый рассказ! Все-таки звери, хоть и звери, делают нас лучше. Мой породистый овчар Жора (Аедесбарг Фаберже, папа - итальянец, чемпион России) потерялся у меня на работе, когда ему было 6 месяцев. От дома до работы - километров 5. Он всегда ездил со мной на работу на машине. А через три дня появился под окнами дома и залаял... Это было что-то!
Как он нашел дорогу, по которой ни разу не ходил? По выхлопным газам машины? Или по картинкам из окна? Просто непостижимо!
Светлана Тен # 24 марта 2012 в 18:40 +1
Да, да, Петр! Нам, людям, есть чему у них поучиться - человеколюбию. smileded
Игорь Кичапов # 31 марта 2012 в 09:32 0
Хорошо.Просто хорошо и все тут! Удачи! buket3
Наталья Тоток # 31 марта 2012 в 09:59 0
live1
Светлана Тен # 31 марта 2012 в 10:07 0
А вот просто спасибо, да и все rolf
Наталия Шиманская # 6 апреля 2012 в 18:26 0
Даже слезы на глаза навернулись. Я тоже потеряла друга, именно друга, он очень много для меня значил. Нашла... через четыре месяца, за 70 км от города, проследив всю цепочку его мытарств. Не успела. Останки похоронила. До сих пор муторно, даже через много лет...
Светлана Тен # 6 апреля 2012 в 18:50 +1
Наташа, спасибо за слезы. Это же лучшая награда для автора smileded
Татьяна Белая # 8 апреля 2012 в 20:32 0
live3
Светлана Тен # 8 апреля 2012 в 21:38 0
Таня, спасибки smileded
Елена Разумова # 10 апреля 2012 в 14:41 0
Спасибо, Светлана, за добрый светлый рассказ. live1 buket3
Светлана Тен # 10 апреля 2012 в 14:58 0
Спасибо, Елена! Очень люблю собак. Они-самые, самые. smileded
Бен-Иойлик # 5 октября 2012 в 19:18 0
Спасибо! Успехов, Вам! 5min
Светлана Тен # 5 октября 2012 в 20:58 0
Спасибо, Бен!