САША плюс

8 апреля 2012 - Светлана Тен
article40893.jpg

  Лена любила длинные ногти, массаж, пилинг, мезатерапию, шопинг и другие иностранные слова. Саша любил Лену со всеми её иностранными словами, любил фанатично, до самозабвения, растворялся в ней без остатка. А ещё он любил математику, но это потом, после Лены. Саша все никак не мог понять, почему САША + ЛЕНА не равнялось ЛЕНА + САША. Около трех лет он пытался решить эту головоломку, но не мог подобрать ключ. В конечном итоге равенство переросло в другую формулу: МЫ – ЛЕНА = ЛЕНА + ВАДИМ. Математик Саша решительно ничего не понимал. Если МЫ = САША + ЛЕНА, то почему вопреки законам математики, когда из МЫ уходила ЛЕНА, то САШИ не оставалось вовсе? 

            
 Полгода Саша пытался найти решение, занимаясь самокопанием, прокручивая эти больные отношения с Леной как кинопленку: назад, вперед. Наконец, решение было найдено и принято. Решение было за окном Сашиной квартиры, которая находилось на 9-ом этаже. Ему как то вдруг стало легко и непринужденно, он задышал полной грудью, даже начал шутить с коллегами. «Отпустило»,- подумала соседка по кабинету Дашенька. «Слава Богу, обошлось»,-прокрутилась мысль в мозгу у секретарши Зинаиды Петровны.


Саша закончил рабочий день, навел на столе порядок, взял листок и ручку и принялся писать предсмертную записку: «Дорогие мои…» Потом скомкал листок, взял другой и аккуратным почерком вывел: «Братцы, сегодня я, наконец, стану счастливым!»
           

Он шел по улице, и небо улыбалось ему. Был уже конец апреля, солнце пыталось всех обогреть. Во дворе Сашкиного дома в песочнице роились дети: они пекли, строили, перевозили, вообщем, жили. Сашка посмотрел в последний раз на детей. Грусти не было, душа рвалась на свободу. 
             Мгновение, и он на пороге своей квартиры. Оставив после себя дорожку из туфель, плаща,  мобильника, джемпера, Сашка оказался на краю подоконника. Большое небо смотрело на него невинными голубыми глазами, птицы подмигивали, люди внизу были маленькие и суетливые. Он всегда хотел быть выше себя…для неё. Он всегда хотел быть свободным…для неё. Он все делал для неё. Вот и сейчас он уйдет для неё. Сердце щемило от счастья, как в тот первый раз…с ней. 
              

Глаза его зацепились за силуэт девушки в окне напротив. Она стояла на подоконнике такая хрупкая и прозрачная, как утренняя прохлада. Она была похожа на куколку, маленькую и нежную. Её соломенные волосы то и дело подхватывал ветер, словно играл. Сашку обдало холодным потом, внутри нарастал страх. 
         
- Лизаааа!- крикнул он. Но голос засел где то в области пяток и не мог вырваться наружу. Он спрыгнул с подоконника на пол и пулей вылетел из квартиры на улицу. Мозг работал лихорадочно: «Лизка! Сколько ей сейчас? Восемнадцать, семнадцать? Зачем???» Добежав до 9-го этажа, он пнул дверь Лизиной квартиры, но она не поддалась. 
        
- Лизааа! Лизааа! Нееет!
           

Испуганная Лиза робко открыла дверь и сразу очутилась в объятиях Сашки. 
      
- Лизка! Лизка! Зачем? Ты что нисколечко меня не любишь?- лепетал он, всматриваясь в её лицо. 

Это она то, Лизка, его не любит? Болван, бездушная сволочь! Она любила его с тех самых соплей, когда стала делать свои первые шаги, держась за его мальчишескую руку. Второе слово в её жизни после слова «мама» было - «Саска».
        
- Саша, почему ты в носках?- часто моргая, удивленно глядя на него, спросила Лиза. Она стояла перед ним с тряпкой в руке. Вся такая изящная, как веточка. Глаза её были широко открыты, по лицу расползалась  глупая и растерянная улыбка. 


Сашка бегло оглядел комнату: возле окна стояла табуретка, на ней – оранжевый таз.

- Саш, а ты чего такой? Чего в носках-то? – продолжала недоумевать Лиза.

Он посмотрел в её бездонные серо-голубые глаза.
Её доверчивый, немного наивный взгляд очень отличался от металлического, остро-безразличного взгляда Лены. Взгляд Лизы был таким живым, теплым, нежным, как первый лучик солнца. Её глаза манили Сашку, растерянно улыбались, вспыхивали тонкими огоньками надежды. Надежды на любовь. На Сашкину любовь к ней. И Сашка тонул в этом серо-голубом омуте. Ему хотелось плакать. Плакать от счастья, от осознания того, что он, кажется, начнет все сначала.
        
- Лизка, девочка! Я теперь знаю формулу любви!- выкрикнул Сашка.
      
«САША + ЛИЗА = ЛИЗА + САША» - выцарапал он на стене возле квартиры Лизы.
 

© Copyright: Светлана Тен, 2012

Регистрационный номер №0040893

от 8 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0040893 выдан для произведения:

  Лена любила длинные ногти, массаж, пилинг, мезатерапию, шопинг и другие иностранные слова. Саша любил Лену со всеми её иностранными словами, любил фанатично, до самозабвения, растворялся в ней без остатка. А ещё он любил математику, но это потом, после Лены. Саша все никак не мог понять, почему САША + ЛЕНА не равнялось ЛЕНА + САША. Около трех лет он пытался решить эту головоломку, но не мог подобрать ключ. В конечном итоге равенство переросло в другую формулу: МЫ – ЛЕНА = ЛЕНА + ВАДИМ. Математик Саша решительно ничего не понимал. Если МЫ = САША + ЛЕНА, то почему вопреки законам математики, когда из МЫ уходила ЛЕНА, то САШИ не оставалось вовсе? 

            
 Полгода Саша пытался найти решение, занимаясь самокопанием, прокручивая эти больные отношения с Леной как кинопленку: назад, вперед. Наконец, решение было найдено и принято. Решение было за окном Сашиной квартиры, которая находилось на 9-ом этаже. Ему как то вдруг стало легко и непринужденно, он задышал полной грудью, даже начал шутить с коллегами. «Отпустило»,- подумала соседка по кабинету Дашенька. «Слава Богу, обошлось»,-прокрутилась мысль в мозгу у секретарши Зинаиды Петровны.


Саша закончил рабочий день, навел на столе порядок, взял листок и ручку и принялся писать предсмертную записку: «Дорогие мои…» Потом скомкал листок, взял другой и аккуратным почерком вывел: «Братцы, сегодня я, наконец, стану счастливым!»
           

Он шел по улице, и небо улыбалось ему. Был уже конец апреля, солнце пыталось всех обогреть. Во дворе Сашкиного дома в песочнице роились дети: они пекли, строили, перевозили, вообщем, жили. Сашка посмотрел в последний раз на детей. Грусти не было, душа рвалась на свободу. 
             Мгновение, и он на пороге своей квартиры. Оставив после себя дорожку из туфель, плаща,  мобильника, джемпера, Сашка оказался на краю подоконника. Большое небо смотрело на него невинными голубыми глазами, птицы подмигивали, люди внизу были маленькие и суетливые. Он всегда хотел быть выше себя…для неё. Он всегда хотел быть свободным…для неё. Он все делал для неё. Вот и сейчас он уйдет для неё. Сердце щемило от счастья, как в тот первый раз…с ней. 
              

Глаза его зацепились за силуэт девушки в окне напротив. Она стояла на подоконнике такая хрупкая и прозрачная, как утренняя прохлада. Она была похожа на куколку, маленькую и нежную. Её соломенные волосы то и дело подхватывал ветер, словно играл. Сашку обдало холодным потом, внутри нарастал страх. 
         
- Лизаааа!- крикнул он. Но голос засел где то в области пяток и не мог вырваться наружу. Он спрыгнул с подоконника на пол и пулей вылетел из квартиры на улицу. Мозг работал лихорадочно: «Лизка! Сколько ей сейчас? Восемнадцать, семнадцать? Зачем???» Добежав до 9-го этажа, он пнул дверь Лизиной квартиры, но она не поддалась. 
        
- Лизааа! Лизааа! Нееет!
           

Испуганная Лиза робко открыла дверь и сразу очутилась в объятиях Сашки. 
      
- Лизка! Лизка! Зачем? Ты что нисколечко меня не любишь?- лепетал он, всматриваясь в её лицо. 

Это она то, Лизка, его не любит? Болван, бездушная сволочь! Она любила его с тех самых соплей, когда стала делать свои первые шаги, держась за его мальчишескую руку. Второе слово в её жизни после слова «мама» было - «Саска».
        
- Саша, почему ты в носках?- часто моргая, удивленно глядя на него, спросила Лиза. Она стояла перед ним с тряпкой в руке. Вся такая изящная, как веточка. Глаза её были широко открыты, по лицу расползалась  глупая и растерянная улыбка. 


Сашка бегло оглядел комнату: возле окна стояла табуретка, на ней – оранжевый таз.

- Саш, а ты чего такой? Чего в носках-то? – продолжала недоумевать Лиза.

Он посмотрел в её бездонные серо-голубые глаза.
Её доверчивый, немного наивный взгляд очень отличался от металлического, остро-безразличного взгляда Лены. Взгляд Лизы был таким живым, теплым, нежным, как первый лучик солнца. Её глаза манили Сашку, растерянно улыбались, вспыхивали тонкими огоньками надежды. Надежды на любовь. На Сашкину любовь к ней. И Сашка тонул в этом серо-голубом омуте. Ему хотелось плакать. Плакать от счастья, от осознания того, что он, кажется, начнет все сначала.
        
- Лизка, девочка! Я теперь знаю формулу любви!- выкрикнул Сашка.
      
«САША + ЛИЗА = ЛИЗА + САША» - выцарапал он на стене возле квартиры Лизы.
 
Рейтинг: +6 947 просмотров
Комментарии (10)
Татьяна Белая # 8 апреля 2012 в 20:12 0
Я помню эту миниатюру. santa
Светлана Тен # 8 апреля 2012 в 20:17 0
smileded podarok
0 # 8 апреля 2012 в 21:07 0
Фу-у-у... а я уже испугалась... хорошо!Любовь побеждает!!!!!
Светлана Тен # 8 апреля 2012 в 21:39 0
Не бойтесь, Татьяна. Любовь умеет побеждать rezat
Маргарита Тодорова # 9 апреля 2012 в 10:15 0
Света, прочла с бааальшим удовольствием! apl kissfor
Светлана Тен # 10 апреля 2012 в 08:54 0
girlkiss rolf
Петр Шабашов # 9 апреля 2012 в 13:53 0
Жизненно. А язык - замечательный. Спасибо, Света!
Светлана Тен # 10 апреля 2012 в 08:54 0
Спасибо, Петр shokolade
Елена Разумова # 10 апреля 2012 в 14:43 0
Спасибо, Светлана! Читается очень легко. live1 38
Светлана Тен # 10 апреля 2012 в 14:59 0
shokolade girlkiss