ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Утренняя церемония

 

Утренняя церемония

28 марта 2014 - Юрий Алексеенко
Жалостливо, будто прося чего-то, скрипнула, а потом хлопнула дверь. В офис терпящего убытки издательства ООО «Дорогие дороги» вошёл в демисезонном выцветшем пальто, застёгнутом через пуговицу, ведущий специалист по сбыту именных блокнотов и авторских альбомов Игорь Иванович Шалимов. Вид у него, как выражаются торгашки в прибазарных забегаловках и киосках, был не того - волосы липкие, нечёсаные, лицо кислое, глаза тусклые, невыразительные. В них блуждали испуг и подавленность. На ходу он раздевается, роняет на пол затрёпанную линялую шапку, потом – затасканного вида шарфик.

Завозившись у шкафа, он топчется на месте, кряхтит и бурчит под нос:

-Зверюка….. совсем охамела…..

Сидевшие за столами, ещё не проснувшиеся сотрудники, на лицах которых отчётливо вырисовывались все утренние пороки и слабости, в том числе: « Я работать не буду, отвяжитесь (!)», оживились. Кто-то, позвенивая, закрутил ложкой в кружке с утренним чаем. Кое-кто полез в карман за сигаретами, зажигалками, а иные из молодых уткнулись носами в компьютерную программку с карточным пасьянсом….

-Вы это о ком, Игорь Иванович ? – Отхлёбывая горячий чай из китайской чашечки, спросила у насупившегося Шалимова ведущий инженера Ирина Ивановна Лемейкина, большой специалист в чайных церемониях и совершенно тупая в издательских секретах и примудростях.

- Да всё о ней, о жене… обозвала меня неприлично, выпихнула в дверь….. и думает, что это хорошо.… - Поясняет Шалимов, причёсывая неловкими движениями перед зеркалом, у тарахтящего холодильника,безобразной конструкции кудряшки.

За столами зашевелились, облегчённо выдохнули, заулыбались и немного расслабились.

-Побойтесь Бога, Игорь Иванович, разве можно так… о жене.. Это же родное тело, близкое… Вы с ней как одна плоть. – Лопочет невпопад экономист Татьяна Ивановна Житейкина, дамочка предпенсионного возраста, но до сих пор считающая себя привлекательной дамочкой с манерами начинающей актрисы.

- Да какая там плоть…одно паскудство… обзывается похабно, скандалы в доме мутит. – Воткнув с третьей попытки расчёску в передний карман, возражает Игорь Иванович и изучающе оглядывает в настенном зеркале едва подсохшую кровяную царапину на лице.

- Простите, Игорь Иванович, интересно, каким она таким словом обозвала вас… - Спрашивает, жеманно заглядывая в глаза Шалимова, Житейкина. 

-Гм… - Задумывается он.- Каким-то таким, кручёным, оно через мозги, как сквозь ситечко чайное – белым шумом прошествовало, будто на параде, и исчезло…..Смысл у него какой-то узорчатый……. Что-то связанное с ростом и развитием….

- Думаю, она вас недорослем обматерила … - Строит догадку Лемейкина.

-Нет…это слишком благородно… - Покривившись, возражает Шалимов.

- А может быть – водорослем ? – Вырисовывает новую догадку Лемейкина.

- Да какой там… ужасно талантливо для её окостеневшего мозга… - Снова кривится Шалимов.– Думаешь, она знает что такое водоросль…темнота, а не баба… 

Блуждая по офису, взгляд Игоря Николаевича останавливается на дымящем паром пятилитровом чайнике с замусоленной ручкой и облезшей крышкой, затем скользнул к настенным часам, стрелки которых приблизились уже к 8-30. Загадочно потерев переносицу, отрусив с ушей вылезшие с висков корявые волоски и поднимая к лампочке недовольные глаза, он продолжает говорить сухим, полудрёмным голосом:

- Слово она такое интересное сказала…., что-то похожее на действие, будто стоишь и растёшь вверх, развиваешься…

- Я понял…., -перебивает, кивая головой, инженер Суковлядкин. – Это слово с оленями связано. По осени они рога сбрасывают, а к весне у тех вновь растут, развиваются вверх. Картинку в интернете видел такую: стоит гордо сохатый на горе, трубит в небо, а к небу рога ветвятся…. Скорее всего, это слово – рогоносец.

У Шалимова после умозаключений Суковлядкина слегка отвисла нижняя челюсть, и задёргалось левое веко. Он пристально посмотрел в глаза Суковлядкина и, повернувшись спиной, сутулясь, пошёл к своему столу. На его лице тенями заблудила ревностная задумчивость.

- Нет.., не то говоришь, и вообще это слово не связано с именем существительным…. Туловищем чую - или глагол…или прилагательное…. – Приговаривает он, садясь за стол, складывая в замок руки в ломанную углом букву «О».

-Глагол? Хм…Очень интересно…Какое отношение глагол имеет к мужчине ?… Вот, например, слово – ожеребилась. Так можно сказать только о плодоносящей женщине, но никак не о мужчине… - Закручивает новую идею Суковлядкин.

-Много ты знаешь, - возражает Ирина Ивановна. – А вот, положим, конь мерином стал. Это прямое отношение к мужикам имеет. Таких мужиков, которые баб голодными глазами не отслеживают, называют обмерками, некудышные они…., что с них толку…... 

Сев за стол и включив компьютер, Игорь Николаевич сомкнул до скрежета челюсти, сглотнул и тревожно оглядел присутствующих, которые уже вошли в азарт разговора, спорили с прихлёбкой, забыв о горе Шалимова:
- Это слово однозначно с домашним стадом связано. У Игоря Николаевича глаза говяжьи, удрёманные, будто у бурёнушки, к которой бык сзади подходит.

-Выходит, жена сказала Игорю Николаевичу: иди поговяжься…Стрёмно, но не верю ! Не может быть такого !

- Ну, ….не говяжься…., а, допустим, - «иди и телись там со своими тёлками на работе». – Выстраивает новую цепочку предположений Жетейкина и жеманно ладонью приглаживает парик на голове.

- Скажешь тоже… Телиться - это не развиваться. Тут смысл другой….. – не поддерживает её Суковлякин.

Вступивший в спор наравне с другими и отстаивающий интересы оленьих рогоносцев, Суковлякин громче всех кричит, брызгает слюной и одним глазом зыркает в сторону насупившегося Игоря Николаевича. Он, Суковлядкин, крайне недоволен, что его точку зрения никто не поддерживает. Это его больше бесит и выводит из терпения. Тем не менее, ему, как и всем, глубоко наплевать на то, что этому недотёпе и подкаблучнику – Шалимову - не нравится мерзкое слово «рогоносец». 

-Ну, если вам всем противно, то готов выдвинуть другую версию, отличную от оленьей, – упорствует Суковлякин.- Вот, к примеру, петух. Казалось бы, продуктивная птица, однако же, слава о нём не очень-то…с душком. Не могла же жена сказать мужу: «иди, петушись на работе». Не каждая жинка отважится кинуть мужа в петушиную пропасть, чтоб он там корячился, да и не каждый мужик стерпит. А вот Игорь Николаевич стерпел, потому что не это было слово, а другое - рогоносец. В нём всё движение.

-Дурость какая-то, а на предположение, – жмурясь от неудовольствия, противничает Ирина Ивановна. – Если бы в лицо Игорю Николаевичу сказали, что он рогоносец, он тоже бы взметнулся пламенем, и жена точно побита была. Игорь Николаевич своего бы не упустил – она бы ползала возле его ботинок.

-Да ну вас.. навыдумывали тут, - соскочив с места, обиженно потупив взор, вспылил Игорь Николаевич и, заложив руки за спину, рванул к окну, в котором солнце только-только окрасило дневным светом рамы и фрамуги. – Это слово не рогоносец и тем более не петух…

-Игорь Николаевич, а давайте мы его, это словцо, в интернете поищем… - предлагает Татьяна Ивановна Житейкина. – Погуглим–заветное слово и выскочит.

Все повернули головы в сторону Житейкиной, которая, будто любовница руководителя, вальяжно раскачивается в офисном креслице с кружкой утреннего чая в левой руке. Неподвижным остался только Шалимов. Вглядываясь в осиневшее, набирающее дневное тепло небо, он надувал щёки и сучил туда-сюда бровями.

-Татьяна, набирай поисковике: жена-сволочь, утро поскудное, Игорь Николаевич водоросль. – Советует Ирина Николаевна. 

- Во-во… - кивает головой Суковлякин. - И добавь ещё - рогоносец…и петух….Инфа тут же и всплывёт…. 

- Ересь…. – встревает в разговор инженер-переплётчик Потехин, сидевший до этого в углу и молчавший. – Да откуда интернет может знать! Сейчас на часах ровно 11 часов. К этому времени «инетовские» роботы и модеры ещё похмеляются. Если брать по крупняку, то вижу так картину: жена Игоря Николаевича о сослуживцах гадость сказала….
Игорь Николаевич, неожиданно вздрогнул, повёл плечами и резко поднял к потолку указательный палец, решительно заявил:

-Точно! Как это могло вылететь из головы… Она сказала неприятное слово о нашем коллективе, слово сказано во множественном числе…. Оно о умственном развитии женщин. 

-Хорошее дело…. – возмутилась Житейкина. – Чуть что, так наше умственное развитие виновато… Будто мы тут все не издатели с опытом, а хабалки……

-Во-во, что-то про хабалок было сказано, она его так лихо выкрутила, что обидно стало…. – вновь встрепенулся Шалимов. – Словцо это будто ножом по уху резануло.

Со всех сторон в сторону Шалимова, будто из динамиков с клубными мегаваттами, понеслись новые версии слова.

- Хабалиться, – крикнул Потехин. – Это точно о развитии женской личности.

- Не-е…. скорее всего это было сложное существительное типа – хабальи рожи или же хабалье бабьё ! Они тоже связаны с развитием рогоносцев. – Лезет в разговор со своим выводами Суковлякин.

Шалимов напружинился, сдвинул к переносице брови… Видимо, выводы сослуживцев ему не особо понравились, и он терпеливо перебирал в себе всё пришедшее на ум. Некоторые слова он наговаривал вслух, как бы нашёптывая:

-Хабалбабиться….. Хабалдушиться…. Хаблядиться….

Ему вторили другие мужские голоса:

- …Хабалдевать….Хабелиться, Охабеливаться.

Первая не выдержала Житейкина:

-Что это вы так о нас…женщины не могут охабеливаться! 

- И не хабальи рожи мы ! – возмущённо заговорила покрасневшая Лемейкина.

-Да ладно там, Ирина Ивановна, привыкните….. хабалкой сперва тяжело будет жить, а потом обвыкнеетсь и пойдёт всё как надо, поверьте… - Делает попытку успокоить женщин Судовлядкин.

- А ты возьми и обзови свою жену - хабальей мордой, представляю после твою поцарапанную рожу, какая сейчас у Игоря Николаевича.... – Предлагает Житейкина.

-И что тут такого, возьму и обзову… Напьюсь в пятницу, после работы, и выдам ей. Делов-то……

В офисе началась перепалка. Враждующие стороны поделились на мужские и женские группировки. Только Шалимов держал нейтралитет. Он как главнокомандующий уже сидел за столом, скрестив руки, смотрел в одну точку и думал. На стенных часах тем временем стрелки отсчитали одиннадцать часов тридцать минут…..

-Ура! Получилось ! – Заорал в углу комнаты Потехин. – Представляете, набрал в поисковике Яндекса – «жена-сволочь, утро поскудное, Игорь Николаевич, водоросль, петух, рогоносец». И сразу выскочило такое: 
«считалось, что даже дети зачатые по утру, рождаются более добрыми.» Эта фраза навеивает на многое…. Я так думаю, что жена ждала от нашего Шалимова в постели участие в зачатии доброты, а он уже не может…. Вот и выпихнули его за ненадобностью….

-Что ж вы так, Игорь Николаевич, сами штрафанулись, а на нас хотели стрелки перевести…. Хабалками обозвали… Коллектив против нас настроили….. Нехорошо… - Заговорила, надувая обиженно щёки, Лемейкина. 

Шалимов потупил взор, уши его налились пунцовостью. Поворотами головы он чешет о ворот рубашки небритую шею и зудящие уши, будто соглашаясь с мудрыми словами Лемейкиной. Потехин, увидев, что глаза Лемейкиной поглощены Шалимовым, соскочил с места и рванулся чуть ли не вприпрыжку к очередной раз вскипевшему чайнику. Следом за ним опоздавшие -Житейкина и Лемейкина. Житейкина кричит на ходу Потехину:

-Кольк, оставь нам водички, каждому по полкружечки ! Имей совесть ! Уже скоро обед, а мы ещё утреннего чаю не напились !

Окинув взглядом возню возле чайника, Шалимов в очередной раз кривится и делает для себя душещипательный вывод:

- Выстроились как зверьё на водопой, за работой так не бегают, как за глотком вонючего чая….…. Таких работать не заставишь… уже год как ни одного художественного альбома не продали…Хлебалки и только…..

И тут его осенило. В мозгах всплыли две мясистые руки на его горле, перекошенное от злобы лицо жены, и слова: «Закрой рот свой, хлебалка безденежная ! Вы там, на работе умеете только чай хлебать! И дуриков из себя строить !».

-Хлебалки !Точно хлебалки ! Слово было о хлебалках !– выкрикнул Шалимов. – Вот она, где правда утаилась ! Издательская работа у нас на чаях развивается! Вширь растёт !

Лицо его осветилось радостью, и выглядело, как одинокая лампочка в тёмном переулке, возле которой витает гнус и комарьё…..

© Copyright: Юрий Алексеенко, 2014

Регистрационный номер №0204824

от 28 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0204824 выдан для произведения: Жалостливо, будто прося чего-то, скрипнула, а потом хлопнула дверь. В офис терпящего убытки издательства ООО «Дорогие дороги» вошёл в демисезонном выцветшем пальто, застёгнутом через пуговицу, ведущий специалист по сбыту именных блокнотов и авторских альбомов Игорь Иванович Шалимов. Вид у него, как выражаются торгашки в прибазарных забегаловках и киосках, был не того - волосы липкие, нечёсаные, лицо кислое, глаза тусклые, невыразительные. В них блуждали испуг и подавленность. На ходу он раздевается, роняет на пол затрёпанную линялую шапку, потом – затасканного вида шарфик.

Завозившись у шкафа, он топчется на месте, кряхтит и бурчит под нос:

-Зверюка….. совсем охамела…..

Сидевшие за столами, ещё не проснувшиеся сотрудники, на лицах которых отчётливо вырисовывались все утренние пороки и слабости, в том числе: « Я работать не буду, отвяжитесь (!)», оживились. Кто-то, позвенивая, закрутил ложкой в кружке с утренним чаем. Кое-кто полез в карман за сигаретами, зажигалками, а иные из молодых уткнулись носами в компьютерную программку с карточным пасьянсом….

-Вы это о ком, Игорь Иванович ? – Отхлёбывая горячий чай из китайской чашечки, спросила у насупившегося Шалимова ведущий инженера Ирина Ивановна Лемейкина, большой специалист в чайных церемониях и совершенно тупая в издательских секретах и примудростях.

- Да всё о ней, о жене… обозвала меня неприлично, выпихнула в дверь….. и думает, что это хорошо.… - Поясняет Шалимов, причёсывая неловкими движениями перед зеркалом, у тарахтящего холодильника,безобразной конструкции кудряшки.

За столами зашевелились, облегчённо выдохнули, заулыбались и немного расслабились.

-Побойтесь Бога, Игорь Иванович, разве можно так… о жене.. Это же родное тело, близкое… Вы с ней как одна плоть. – Лопочет невпопад экономист Татьяна Ивановна Житейкина, дамочка предпенсионного возраста, но до сих пор считающая себя привлекательной дамочкой с манерами начинающей актрисы.

- Да какая там плоть…одно паскудство… обзывается похабно, скандалы в доме мутит. – Воткнув с третьей попытки расчёску в передний карман, возражает Игорь Иванович и изучающе оглядывает в настенном зеркале едва подсохшую кровяную царапину на лице.

- Простите, Игорь Иванович, интересно, каким она таким словом обозвала вас… - Спрашивает, жеманно заглядывая в глаза Шалимова, Житейкина. 

-Гм… - Задумывается он.- Каким-то таким, кручёным, оно через мозги, как сквозь ситечко чайное – белым шумом прошествовало, будто на параде, и исчезло…..Смысл у него какой-то узорчатый……. Что-то связанное с ростом и развитием….

- Думаю, она вас недорослем обматерила … - Строит догадку Лемейкина.

-Нет…это слишком благородно… - Покривившись, возражает Шалимов.

- А может быть – водорослем ? – Вырисовывает новую догадку Лемейкина.

- Да какой там… ужасно талантливо для её окостеневшего мозга… - Снова кривится Шалимов.– Думаешь, она знает что такое водоросль…темнота, а не баба… 

Блуждая по офису, взгляд Игоря Николаевича останавливается на дымящем паром пятилитровом чайнике с замусоленной ручкой и облезшей крышкой, затем скользнул к настенным часам, стрелки которых приблизились уже к 8-30. Загадочно потерев переносицу, отрусив с ушей вылезшие с висков корявые волоски и поднимая к лампочке недовольные глаза, он продолжает говорить сухим, полудрёмным голосом:

- Слово она такое интересное сказала…., что-то похожее на действие, будто стоишь и растёшь вверх, развиваешься…

- Я понял…., -перебивает, кивая головой, инженер Суковлядкин. – Это слово с оленями связано. По осени они рога сбрасывают, а к весне у тех вновь растут, развиваются вверх. Картинку в интернете видел такую: стоит гордо сохатый на горе, трубит в небо, а к небу рога ветвятся…. Скорее всего, это слово – рогоносец.

У Шалимова после умозаключений Суковлядкина слегка отвисла нижняя челюсть, и задёргалось левое веко. Он пристально посмотрел в глаза Суковлядкина и, повернувшись спиной, сутулясь, пошёл к своему столу. На его лице тенями заблудила ревностная задумчивость.

- Нет.., не то говоришь, и вообще это слово не связано с именем существительным…. Туловищем чую - или глагол…или прилагательное…. – Приговаривает он, садясь за стол, складывая в замок руки в ломанную углом букву «О».

-Глагол? Хм…Очень интересно…Какое отношение глагол имеет к мужчине ?… Вот, например, слово – ожеребилась. Так можно сказать только о плодоносящей женщине, но никак не о мужчине… - Закручивает новую идею Суковлядкин.

-Много ты знаешь, - возражает Ирина Ивановна. – А вот, положим, конь мерином стал. Это прямое отношение к мужикам имеет. Таких мужиков, которые баб голодными глазами не отслеживают, называют обмерками, некудышные они…., что с них толку…... 

Сев за стол и включив компьютер, Игорь Николаевич сомкнул до скрежета челюсти, сглотнул и тревожно оглядел присутствующих, которые уже вошли в азарт разговора, спорили с прихлёбкой, забыв о горе Шалимова:
- Это слово однозначно с домашним стадом связано. У Игоря Николаевича глаза говяжьи, удрёманные, будто у бурёнушки, к которой бык сзади подходит.

-Выходит, жена сказала Игорю Николаевичу: иди поговяжься…Стрёмно, но не верю ! Не может быть такого !

- Ну, ….не говяжься…., а, допустим, - «иди и телись там со своими тёлками на работе». – Выстраивает новую цепочку предположений Жетейкина и жеманно ладонью приглаживает парик на голове.

- Скажешь тоже… Телиться - это не развиваться. Тут смысл другой….. – не поддерживает её Суковлякин.

Вступивший в спор наравне с другими и отстаивающий интересы оленьих рогоносцев, Суковлякин громче всех кричит, брызгает слюной и одним глазом зыркает в сторону насупившегося Игоря Николаевича. Он, Суковлядкин, крайне недоволен, что его точку зрения никто не поддерживает. Это его больше бесит и выводит из терпения. Тем не менее, ему, как и всем, глубоко наплевать на то, что этому недотёпе и подкаблучнику – Шалимову - не нравится мерзкое слово «рогоносец». 

-Ну, если вам всем противно, то готов выдвинуть другую версию, отличную от оленьей, – упорствует Суковлякин.- Вот, к примеру, петух. Казалось бы, продуктивная птица, однако же, слава о нём не очень-то…с душком. Не могла же жена сказать мужу: «иди, петушись на работе». Не каждая жинка отважится кинуть мужа в петушиную пропасть, чтоб он там корячился, да и не каждый мужик стерпит. А вот Игорь Николаевич стерпел, потому что не это было слово, а другое - рогоносец. В нём всё движение.

-Дурость какая-то, а на предположение, – жмурясь от неудовольствия, противничает Ирина Ивановна. – Если бы в лицо Игорю Николаевичу сказали, что он рогоносец, он тоже бы взметнулся пламенем, и жена точно побита была. Игорь Николаевич своего бы не упустил – она бы ползала возле его ботинок.

-Да ну вас.. навыдумывали тут, - соскочив с места, обиженно потупив взор, вспылил Игорь Николаевич и, заложив руки за спину, рванул к окну, в котором солнце только-только окрасило дневным светом рамы и фрамуги. – Это слово не рогоносец и тем более не петух…

-Игорь Николаевич, а давайте мы его, это словцо, в интернете поищем… - предлагает Татьяна Ивановна Житейкина. – Погуглим–заветное слово и выскочит.

Все повернули головы в сторону Житейкиной, которая, будто любовница руководителя, вальяжно раскачивается в офисном креслице с кружкой утреннего чая в левой руке. Неподвижным остался только Шалимов. Вглядываясь в осиневшее, набирающее дневное тепло небо, он надувал щёки и сучил туда-сюда бровями.

-Татьяна, набирай поисковике: жена-сволочь, утро поскудное, Игорь Николаевич водоросль. – Советует Ирина Николаевна. 

- Во-во… - кивает головой Суковлякин. - И добавь ещё - рогоносец…и петух….Инфа тут же и всплывёт…. 

- Ересь…. – встревает в разговор инженер-переплётчик Потехин, сидевший до этого в углу и молчавший. – Да откуда интернет может знать! Сейчас на часах ровно 11 часов. К этому времени «инетовские» роботы и модеры ещё похмеляются. Если брать по крупняку, то вижу так картину: жена Игоря Николаевича о сослуживцах гадость сказала….
Игорь Николаевич, неожиданно вздрогнул, повёл плечами и резко поднял к потолку указательный палец, решительно заявил:

-Точно! Как это могло вылететь из головы… Она сказала неприятное слово о нашем коллективе, слово сказано во множественном числе…. Оно о умственном развитии женщин. 

-Хорошее дело…. – возмутилась Житейкина. – Чуть что, так наше умственное развитие виновато… Будто мы тут все не издатели с опытом, а хабалки……

-Во-во, что-то про хабалок было сказано, она его так лихо выкрутила, что обидно стало…. – вновь встрепенулся Шалимов. – Словцо это будто ножом по уху резануло.

Со всех сторон в сторону Шалимова, будто из динамиков с клубными мегаваттами, понеслись новые версии слова.

- Хабалиться, – крикнул Потехин. – Это точно о развитии женской личности.

- Не-е…. скорее всего это было сложное существительное типа – хабальи рожи или же хабалье бабьё ! Они тоже связаны с развитием рогоносцев. – Лезет в разговор со своим выводами Суковлякин.

Шалимов напружинился, сдвинул к переносице брови… Видимо, выводы сослуживцев ему не особо понравились, и он терпеливо перебирал в себе всё пришедшее на ум. Некоторые слова он наговаривал вслух, как бы нашёптывая:

-Хабалбабиться….. Хабалдушиться…. Хаблядиться….

Ему вторили другие мужские голоса:

- …Хабалдевать….Хабелиться, Охабеливаться.

Первая не выдержала Житейкина:

-Что это вы так о нас…женщины не могут охабеливаться! 

- И не хабальи рожи мы ! – возмущённо заговорила покрасневшая Лемейкина.

-Да ладно там, Ирина Ивановна, привыкните….. хабалкой сперва тяжело будет жить, а потом обвыкнеетсь и пойдёт всё как надо, поверьте… - Делает попытку успокоить женщин Судовлядкин.

- А ты возьми и обзови свою жену - хабальей мордой, представляю после твою поцарапанную рожу, какая сейчас у Игоря Николаевича.... – Предлагает Житейкина.

-И что тут такого, возьму и обзову… Напьюсь в пятницу, после работы, и выдам ей. Делов-то……

В офисе началась перепалка. Враждующие стороны поделились на мужские и женские группировки. Только Шалимов держал нейтралитет. Он как главнокомандующий уже сидел за столом, скрестив руки, смотрел в одну точку и думал. На стенных часах тем временем стрелки отсчитали одиннадцать часов тридцать минут…..

-Ура! Получилось ! – Заорал в углу комнаты Потехин. – Представляете, набрал в поисковике Яндекса – «жена-сволочь, утро поскудное, Игорь Николаевич, водоросль, петух, рогоносец». И сразу выскочило такое: 
«считалось, что даже дети зачатые по утру, рождаются более добрыми.» Эта фраза навеивает на многое…. Я так думаю, что жена ждала от нашего Шалимова в постели участие в зачатии доброты, а он уже не может…. Вот и выпихнули его за ненадобностью….

-Что ж вы так, Игорь Николаевич, сами штрафанулись, а на нас хотели стрелки перевести…. Хабалками обозвали… Коллектив против нас настроили….. Нехорошо… - Заговорила, надувая обиженно щёки, Лемейкина. 

Шалимов потупил взор, уши его налились пунцовостью. Поворотами головы он чешет о ворот рубашки небритую шею и зудящие уши, будто соглашаясь с мудрыми словами Лемейкиной. Потехин, увидев, что глаза Лемейкиной поглощены Шалимовым, соскочил с места и рванулся чуть ли не вприпрыжку к очередной раз вскипевшему чайнику. Следом за ним опоздавшие -Житейкина и Лемейкина. Житейкина кричит на ходу Потехину:

-Кольк, оставь нам водички, каждому по полкружечки ! Имей совесть ! Уже скоро обед, а мы ещё утреннего чаю не напились !

Окинув взглядом возню возле чайника, Шалимов в очередной раз кривится и делает для себя душещипательный вывод:

- Выстроились как зверьё на водопой, за работой так не бегают, как за глотком вонючего чая….…. Таких работать не заставишь… уже год как ни одного художественного альбома не продали…Хлебалки и только…..

И тут его осенило. В мозгах всплыли две мясистые руки на его горле, перекошенное от злобы лицо жены, и слова: «Закрой рот свой, хлебалка безденежная ! Вы там, на работе умеете только чай хлебать! И дуриков из себя строить !».

-Хлебалки !Точно хлебалки ! Слово было о хлебалках !– выкрикнул Шалимов. – Вот она, где правда утаилась ! Издательская работа у нас на чаях развивается! Вширь растёт !

Лицо его осветилось радостью, и выглядело, как одинокая лампочка в тёмном переулке, возле которой витает гнус и комарьё…..

Рейтинг: 0 307 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!