ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Уроки Выживания

Уроки Выживания

3 февраля 2013 - Джейк Нооле

                                                                                             "Все перекаты, да перекаты,

                                                                                              послать бы их ... по адресу!"

                                                                                                          А. М. Городницкий.

 

Был недавно в гостях у друзей. Когда приехал, они смотрели телевизор. Шла какая-то программа  из "мира  природы". Здоровый, вполне  себе  упитанный, молодой  человек, рассказывал  и  показывал,  как  нужно  себя  вести  в  лесу,  в  случае  форс-мажорных обстоятельств. Он находил  трухлявый пень  и  разломав  его, с  наслаждением  поглощал найденных жуков, личинок и т.д.. Затем, отыскав большой муравейник, снял штаны и сел, пардон, голой задницей на, кишащую насекомыми, кучу. Попутно рассказывая зрителям, как это все здорово и полезно. Смешно. С одной стороны, а с другой - не очень. Ведь, если ты  заблудился и вынужден провести в незнакомой местности некоторое время, возможно с ночевкой  и  не обязательно теплым  сухим  летом,  это  может  случиться  холодной  и дождливой  зимой (у природы нет плохой погоды), и при этом, вдруг, проснется жажда и голод. Да, при  одной мысли  об использовании  содержимого трухлявого пня  в  качестве ужина,  вас вывернет наизнанку и есть  вполне реальный шанс захлебнуться  собственной рвотой.  Ведущему  телепередачи хорошо  рассуждать. Его цветущий  вид  говорит о том, что свиные отбивные прекрасно заменяют  ему жучков и личинок, а все показанное нам не более, чем  компьютерные  трюки  и эффекты.  Выживанию  в экстремальных  ситуациях научить  впрок нельзя. Любые неиспользуемые навыки, для человеческого организма, как инородное  тело. Отторгаются.  И не факт, что  поможет даже энциклопедический  багаж знаний.   Естественные (для природы) условия, это вам не тренажеры и суетящиеся вокруг инструкторы - спецназовцы.  К сожалению, любая  подготовка  не дает никакой гарантии. Мастера спорта по плаванию банально тонут. И не в каких-нибудь океанских просторах, а  в  обычной  прибрежной  зоне, в  нескольких  метрах от  пляжа. Только  представьте: на море легкое  волнение, служба спасения  предупреждает,  что  в  воду заходить нельзя. Но человек не привык руководствоваться здравым смыслом. За что и бывает наказан. Просто, вдруг неизвестно откуда, появляется сильное подводное течение, вдоль береговой полосы. Пять  минут  и  все.  Ну, почему было  не  прислушаться  к  предостережению  местных жителей?  Их жизненный опыт чего-нибудь, да стоит. Ласковые волны, накатывающие на песок , с легкостью  превращаются в цунами;  небольшой  ветерок - в  шквальный  порыв, ломающий,  как  спички, бетонные  конструкции  и завязывающий узлом  стальные балки (наблюдал  такое,  в  недалеком  прошлом, в нашей  любимой  столице).  Впечатляет,  не  правда  ли?    Впрочем,  я  немного  отвлекся.  Телевизионный  сюжет  напомнил  мне пару  историй  из моей  жизни,  которые  произошли  более  четверти  века назад.  Да,  как  быстро летит  время.  Итак, история  первая.  О возможностях, точнее,  "невозможностях"  человеческого  организма.

Рабочая  неделя  подошла  к концу  и  решено  было  собраться  на  одной  даче,  поесть шашлыков, попить  водочки, попариться  в баньке. Кто первый приедет, тот и  топит печь. Так  сложилось,  что  растапливать  выпало  хозяину. Дров  было  мало, пришлось браться  за  топор. Через  час все было готово. К этому времени  начали  собираться  гости. Кто-то разжег  мангал, кто-то замариновал,  по-быстрому,  мясо. Пикник  удался  на  славу. Если бы не одно маленькое "но".  Когда  хозяин  рубил  дрова, то  в какой-то  момент от полена   отскочила  щепка,  тонкая  как  лучина, и  впилась ему  в  ногу,  чуть  повыше  колена.  Чертыхнувшись, он  выдернул "занозу"  и  приспустил  джинсы, чтобы  осмотреть  ранку. Та слегка кровила и с виду не представляла серьезной проблемы. Мало ли подобных заноз было  в  жизни. А потом приехали друзья и неприятность забылась сама собой.

На третий день поднялась высокая температура и появился озноб, как от простуды. Нога распухла и покраснела, а рана превратилась в гнойный свищ. От йода, зеленки и разных таблеток,  лучше  не  стало. А еще через день пришлось вызывать неотложку.  Молодой человек, прямо на работе,  потерял  сознание. Врачи  обнаружили  обширное заражение крови  и  подозрение  на  газовую гангрену. Вызвали родных. Чтобы  спасти жизнь,  ногу решено было ампутировать. Операция длилась несколько часов, но так и не закончилась - не  выдержало  сердце. Нет, оно  не  остановилось. Сердечная мышца просто разорвалась.   В  шоке были  все: друзья, родители,  даже врачи. Столь  скоротечного  развития  болезни  они не ожидали.

Ну, какие здесь могут быть комментарии.  Комок в  горле...

Следующий сюжет.  Месяц  май. Отпуск  пару дней  как  начался. Сижу дома, соображаю,  чем бы заняться. Может обои  переклеить?  Или окна  помыть?  Но  телефонный  звонок  "спутал  все карты".

-   Старик, привет. Извини, я  по делу. Ты ведь  в  отпуске? -  раздался  в  трубке  голос приятеля,  с которым мы не виделись тысячу лет.

-   Да, второй день,-  ответил  я,  быть  может  не  слишком  радостным  голосом. От его звонков  "по делу"  у меня  потом  всегда  долго  болела  голова.

-   Алекс, выручай. У нас проблема. Заметь,  я  сказал  не  у меня,  а  у  нас.

-   Ты имеешь ввиду, у тебя и у меня?

-   Ну, какой же ты непонятливый. Конечно же, нет. У меня и моих хороших друзей.

-   А в чем, собственно, дело?

-   Пропал  Виталик.

Знал  я  этого  индивидуума. Не очень  хорошо, но знал. Точнее, несколько  раз  когда-то видел. Мужик в возрасте (старше дяди моей бабушки), занимается в жизни тем, что дурит голову молодым девкам, с недалеко идущими последствиями.  То ли,  бывший спортсмен, то ли,  служил в погранвойсках.

-   Извини, я-то чем могу помочь? 

-   Он  не  "просто" пропал. Черт, это длинная  история.

-   А ты в общих чертах.

-   Короче. Знаешь, есть  такие любители-спортсмены, они  на лодках  по  горным  речкам

    сплавляются?  Кстати,  отпуска  так  проводят.

-   Ну, слышал. Мало ли  чудаков  на  белом  свете. И что?

-   Он у них за главного. В этом  сезоне  решил  разведать новые  маршруты. В одиночку. Неделю  как  ушел и больше о нем  никто  не  слышал. Начальный  пункт  известен, он оттуда  сразу   прозвонился. И  все, тишина.

-   От  меня-то  ты  чего  хочешь?

-   Собирается  группа, типа  спасательной. Четыре человека. Я в их числе. Но меня завтра усылают  в  командировку,  дней  на  "...дцать".  Будь другом, замени  меня.

Я  знал, что про  командировку  он  не  врет. Когда-то мы работали  вместе и именно из-за этих  внезапных  командировок  я  и  уволился.

-   В горы?  На речку?  Ты с ума сошел?  Я боюсь высоты и плавать не умею.

-   Ты  взрослый человек. Трезво смотришь  на  вещи,  нормально  оцениваешь  всякие  нестандартные ситуации.  Я с тобой не один год  проработал на объектах. А там ребята молодые...

-   Что  за  ребята?

-   Две  девчонки  и  парень.  Им  лет  по  двадцать  пять.  Последний  курс  института.  Историко-архивный  или  архитектурный. Не помню. Увлекаются  горными  лыжами  и  еще  ныряют  с  аквалангом.

-   Подробнее.

-   Ну, парня зовут Борис, они с Катей очень близкие друзья, а у Юльки с Виталиком вроде  какие-то  отношения.  Собственно,  это  ее  идея - идти  и  спасать.  Спорить бесполезно. Ты же знаешь, у женщин  природное  чутье  на такого  рода  неприятности.

-   Когда  выезжать?

-   Завтра. В  шесть  вечера  встреча  на  вокзале. Они  в  курсе  замены. Билеты  у  Бориса. Запиши  его телефон. Да, чуть не забыл. Палатку берет тоже он. Ну, все. Удачи.

Наглец. Он нисколько  не  сомневался, что я  не откажусь. Впрочем, может  поездка будет не  очень  скучной. Посмотрим.  А пока  надо  было собраться  в  дорогу. Предположим, экскурсия  затянется  дней  на десять. Возможно и такое.  Итак: рюкзак, в котором очень много кармашков. Ласты (я,  действительно,  не  умею  плавать, только в  этих  резиновых приспособлениях. И не надо смеяться. Ну, не научили в детстве, водобоязнь). Внутрь ласт нужно не забыть вставить куски пенопласта (занятно, я что, собираюсь купаться, веснойв горной речке? Хотя, с другой стороны, такая прогулка может преподнести сюрпризы).  Фонарик, бинокль,  компас,  нож,  бухту капроновой  веревки,  охотничьи  спички  и сухой  спирт. Сублимированные продукты (супы, каши) в герметичной  вакуумной  упаковке. Дрянь  несусветная,  но  первейшее средство  от  голода  в  походных  условиях. Флягу  алюминиевую,  армейскую,  в  брезентовом  чехле  и  такую  же  кружку. Туристический  топорик,  котелок. Аптечку: йодный  карандаш,  лейкопластырь, быстрорастворимый  аспирин,  бинт,  вату, вьетнамскую  "тигровую" мазь. Пасту Лассара,  незаменимая  вещь в  определенных  обстоятельствах. Активированный  уголь. Запасное  белье  и  теплый  свитер. Полотенце, мыло, зубную  пасту, щетку. Станок  и  пачку лезвий, (борода,  это  не для  меня.  В бороде  я  чувствую себя  неопрятным. Очень  не  комфортное  ощущение). Так,  в  чем ехать?  Джинсы  (приобретенные  в  одной  из  закрытых  секций  ГУМа), ковбойка, кеды, штормовка. Оптимальный  вариант, для  любой  погоды. Особенно, если  кеды  сверху  натереть  парафином  и  прогреть  над  газом.  Что я забыл?  Запасные  очки  и  деньги. Нужно  взять  немного,  мелкими  купюрами.  Кстати,  когда  все  закончится,  выставлю  этому нахалу  счет  на  оплату. Суточные, ну и так далее. Напоследок,  взвесим  рюкзачок.  Почти  десять  кило.  Приемлемо.

К вечеру следующего дня  я  был  на  вокзале. У нужного мне вагона никого, похожего на моих попутчиков,  не было. Я зашел внутрь и отыскал свое купе. Откатил дверь. Все были в  сборе. Поздоровались, познакомились.  Пока  разобрались  с  вещами,  поезд  тронулся. Борис  разложил  на  столике  карту  и  стал  объяснять, в  основном  для меня,  что  нам известно.  Я  слушал  и  одновременно  присматривался  к  спутникам.  Молодые,  фигуры спортивные,  лица  симпатичные. А, что  у  кого  внутри, сие  неведомо.  До  поры. Парень явно  служил  в  армии,  крепкий.  И он  будет  у  нас  проводником.  Так,  это  про  какой  еще  вертолет  он  тут  нам  рассказывает?   Здрасьте, вам. Оказывается, от станции еще идти пешком верст пять, а потом на вертолете  санавиации  нас подбросят до нужного места. В горы. По-другому туда попасть сложно.

Не  буду описывать  почти  сутки,  проведенные  в поезде, затем  наш  полет  на  вертолете (кошмар, не для слабонервных). Остановлюсь  на  главном  моменте.

Борис сломал руку. Обычный перелом, но в необычных условиях. Ранним утром вертолет высадил  нас в небольшом селение,  у горного перевала. Недалеко была, неглубокая такая, расщелина  и  наш  штурман  решил  обучить меня,  экстерном, что такое  "спуск-подъем", потому,  как  я ему,  еще в поезде,  все  объяснил про жизнь  свою, абсолютно  далекую  от альпинизма. Итак, подготовив  снаряжение, Боря  провел у  нас  на  глазах тренировочный урок. Расщелина  представляла из  себя  каменистый  овраг  с отвесными  стенами, до низа было  метров  десять. Несерьезная  высота  для  профессионала,  "нулевой  размер".  Борис забил  костыль,  закрепил  шнур и начал  спуск. И в этот момент раздался громкий щелчок и  страховочный  карабин переломился. Альпинист  с криком рухнул вниз. Правда, кричал не он один. Девчонки  заорали  одновременно  с ним. За нашим  развлечением  наблюдала пара  местных  мужиков. Они  и помогли  вытащить  парня.  Поселение  оказалось  вполне цивилизованным.  В одном доме  была радиостанция,  а  в другом  жил старик-ветеринар. Он  осмотрел  пострадавшего. Ничего  страшного.  Большая  ссадина  и  синяк  на  бедре  и  закрытый  перелом  левой  кисти, точнее, лучезапястного  сустава. Старик  предложил перенести Борю к нему в дом, где обработал ссадину, наложил шину. По рации связались  с пилотом. Он обещал прилететь на следующий день. А мы пока обсуждали создавшуюся ситуацию.  У Бориса  дорога  одна - в  город,  в  больницу  и  назад  домой.  Катя  решила остаться  с ним. Правильное  решение, но оно  в корне меняло  наши  планы. Получалось, что  идти  на  поиски  предстояло мне и Юле. И она была настроена  решительно. Но двое, это не четверо.  За горным перевалом начинались две речки  и  по  которой ушел  Виталик, неизвестно.  Обследовать  придется  обе.  И любая  неожиданность,  в  духе  подобной  тренировки  ...

Время  тянулось  к  полудню, а  мы  сидели  и  прикидывали  наши  шансы.

-    Я  виноват, не  проверил  карабины. С ними  такое  бывает. Дешевая  дюраль. Нужно  отобрать только  стальные. Сейчас  этим  и займусь. Кать, притащи  мой мешок.  Юля,  перетряхни  наши  рюкзаки, отбери  самое  необходимое.  Все, что  рассчитывали  на

     четверых,  теперь  потащите  вы  двое. Поэтому,  не  переусердствуй.  Палатку  и  два  спальника, это  обязательно. А большую  часть снаряжения  придется  оставить. Черт,  как же я так  неудачно  приземлился,  не  сгруппировался. Зараза  алюминиевая.  Алекс,  ты  чего  улыбаешься, мне, например,  не  до  смеха.

-    Ну, я думаю, упал ты удачно. Кисть, не шея. Надеюсь, ты  не  музыкант?  Для пианиста  или  скрипача,  крепатура  мышц - это  крест  на  карьере.  А улыбаюсь  я  потому, что  вспомнил  предыдущие олимпийские игры. Ты, спортивную гимнастику среди мужчин,  смотрел?  Наши  заняли  второе  место.  Японцы  их  обошли  в  одной  дисциплине.  Вольные  упражнения  на  помосте. Японский гимнаст  сделал стойку-уголок  на  руках,  упор  на  три пальца, а наш спортсмен  опирался  ладонями. За это  и  получил  меньше очков. Спортивные  журналы  всего  мира  публиковали  эти  фото,  и  наш  "Советский  спорт" тоже. В  клубе  ЦСКА тогда тренировалась молодежная сборная. И ребята очень  переживали. Спорили, возмущались, что  не  была подана  аппеляция. Мол, подумаешь,  "делов-то".  На  пальцах  или  на  ладонях. Не конь, не кольца. Это каждый  может. Ну,  тренер  и предложил  самому  активному  крикуну  показать  себя. Тот, не  долго думая,  и  сделал  стойку  прямо  на  деревянном  полу.  Результат - перелом  двух  пальцев. Спортсмен,  можно  сказать,  профессионал.

-    Ладно, проехали. Карта  подробная,  километровка.  Не думаю. что вам нужно  по  воде  сплавляться. Лучше идти берегом, там  высоты небольшие. Надувную лодку оставите.  Радиоприемник  не забудьте, может  у него  маячок включен.

-    Что  за  маячок?

-    Алекс, извини, запамятовал. Виталик  взял  с собой  определитель  местонахождения.  Ребята берут его на ледники. Вдруг лавина  сойдет  или  провалишься....

-    Знаю, маленькая  коробочка-передатчик. Генерирует  сигнал в СВ диапазоне, питается  от кроны.  Чувствительность,  по  паспорту,  метров  двадцать. Я их  как-то  тестировал. Попадались  экземпляры  даже  на  двадцать  пять,  двадцать  восемь метров.  И  не  прожорливые. Батареи  в рабочем  режиме хватает месяца  на три.

-    Да, он самый. Штука полезная.  Юлька, ты  готова?  Давайте  плотно  перекусим  и   вперед.

Таким  было начало нашего приключения. Местные  предупредили, что в  горах, кое где, может  лежать  снег, правда, он  быстро тает, ночи уже теплые, но возможен  камнепад. Крупного  зверья,  практически,  нет. Волк высоко  не  заходит, бродит  по  низинам, остерегаться  его  не  стоит. Мошка  еще не  появилась, нам  повезло. Уже  есть ягоды, с ними  хорошо заваривать чай.  И вообще, идти  медленно,  смотреть  под  ноги.  Вот,  с такими  добрыми  напутствиями  мы  и  тронулись.

Сейчас, когда  уже  все  давно  позади  и  время  сгладило "острые углы" воспоминаний, вроде  бы  ничего  особенного  и  не  произошло. А тогда... все выглядело совсем иначе.

До  перевала  шли часа два. За ним  сразу начиналась  речка. Бурная, с порогами.  Другая была  чуть западнее, километрах  в  пяти. Решили  начать с ближней.  Светило солнце, чирикали птички, было тепло. Мы шли по краю обрыва, высматривая какие-нибудь следы. Сломанная ветка, необычный мусор, хоть что-нибудь. Нет, никто здесь не ходил. За день мы отмахали пару десятков километров, это точно. Даже с хвостиком. В горах темнеет рано и мы стали подыскивать место для нашего первого ночлега. Поставили палатку, легкое капроновое сооружение, натаскали веток, расстелили спальники. Разожгли костер. Привязали  к котелку  шнур  и  достали  из  речки  воды. Стали  готовить  ужин. Сначала вскипятили воды и засыпав во фляги ягод (действительно, они уже появились), залили их кипятком. Пусть настаиваются.  Затем приготовили  похлебку  из  концентратов.  Хлеб  с  собой был свежий, поэтому сухари решили не открывать. После ужина  перемыли  посуду (обычным  хозяйственным  мылом, коричневым и  вонючим, не  ЭДТУ, конечно,  но  дело  свое  знает),  и  посидели  немного у  костра,  болтая,  в  общем-то, о всякой  ерунде. День  у  нас  был  длинный,  насыщенный,  мы  устали,  хотелось  спать.

Первая  ночь  прошла  спокойно. Может, какой  зверь  и  ходил  рядом, но  наш  сон  был настолько  крепок...  Утром  проснулись  рано. Умывание, бритье, снова  костер,  завтрак. Когда  бытовые  заботы  не доставляют удовольствия, а выполняются  по необходимости, важно  не  акцентировать  на  них внимание. Делать все на  автопилоте. Попутно слушать музыку или  трепаться.

Второй  день  наших  поисков  был  в точности  похож  на  первый. И  погода  хорошая  и километраж  соответствующий.  И  результат  никакой.

-    Завтра меняем маршрут. Пойдем ко второй речке. Перпендикулярно от нашей стоянки.  Это  верст  семь, - Юля  внимательно  рассматривала  карту, - и оттуда поднимемся к ее  началу. Дня  за  три  управимся. Надеюсь, что-нибудь и обнаружим. Во всяком случае, эта река мне  не  понравилась.  С точки зрения сплава по ней.  Очень извилистая, дикая,  а главное, на ней два водопада. Тот еще подарок. Виталик же не сумасшедший. Думаю, он тоже пошел взглянуть на другую.

Насчет душевного состояние ее друга я бы может и поспорил, но махнул рукой. Женщина.

На следующий день мы повернули налево. Местность была несколько пересеченная и мы осторожно продвигались вперед, временами рискуя свалиться с обрыва. Но все обошлось.

Речка  появилась  внезапно, из-за скалы, вернее, сначала мы ее услышали. Дойдя до воды, полюбовались  видом  и  снова  повернули налево. Теперь нужно  было идти вверх. Уклон, хоть и небольшой, но есть. И мы его сразу почувствовали. Пришлось перевесить рюкзаки на грудь. Стало легче. День подходил к концу и нужно было определиться  с  местом  для ночевки. Вокруг было не очень уютно, торчащие  обломки  камней.  Как палатку ставить?  Юля  указала  рукой  на  что-то внизу. Я присмотрелся.  Метрах  в  восьми под  нами  был каменный  карниз. Ровная  площадка, довольно  широкая.  И  углубление  в  скале.  Места для  двух спальных мешков  вполне достаточно. Оставалось опустить вещи и  спуститься  самим. Возможно, кто-то  задаст  вопрос, почему было принято такое странное решение?  Ночевка в горах, на  открытой  местности,  это не в лесу  и не в чистом поле. Условия  не сопоставимые.  Да и солнце садится  быстро, в темноте можно легко "наломать дров". И  продвигались  мы  снизу вверх, а  в низине, как  нас предупреждали  старожилы,  гуляли голодные и любопытные  зверюшки.

-    Знаешь, к черту твои карабины. У меня есть бухта отличного полудюймового шнура,  навяжу узлов  через  каждые  полметра  и спокойно  спущусь, а  утром  поднимусь, не  особо напрягаясь.

Девушка отреагировала, на удивление, мирно.

-    Делай, как знаешь. Все в твоих руках.

Я достал  капроновый шнур и принялся  вязать узлы. На это ушло немало времени.  Юля достала  снаряжение, забила несколько костылей, накинула  карабины, пропустила  через них  стропу и  быстро соскользнула  вниз.  Связав  рюкзаки,  я  отправил их следом. Затем закрепил свой шнур, надел старые кожаные перчатки  и потихоньку начал спуск. И вот мы были на месте. Удобная площадка. Правда, костер не разведешь, но у нас же есть таблетки сухого  спирта. Если их достаточное  количество, приготовишь все, что хочешь. Так мы  и сделали.  Открыли  банку  с  голубцами,  набрали  воды и начали  готовить еду. Река  была прямо  под  нами,  в  нескольких  метрах. Брызги  не  долетали,  слышался только  ее  шум.

Напившись  горячего чая,  собрали  и  привязали  к  одному  из  шнуров  рюкзаки. Так, на всякий  случай.  И не  торопясь,  расположились  на  ночлег. Луны не было, темень  вокруг стояла  непроглядная,  но над  головой  ярко светили  грозди  звезд. Красота.

Ночью  мы  проснулись  от  неясного  гула.  Вокруг ничего не  видно. На  ощупь  оделись, подсвечивая  себе слабыми фонариками. Пока решали, что делать  дальше, гул  усилился. И тут нас тряхнуло, потом еще раз. Землетрясение.  Этого только  нам  не  хватало. Сверху посыпалась каменная крошка. Мы  вжались  в  углубление так  плотно,  как только  могли. И  тут  начался  камнепад. Огромные  глыбы пролетали  мимо  нас, не  задевая. Но они падали  в  воду, а  через некоторое  время  мы  поняли,  что  что-то  не  так.  У наших  ног  вдруг  появились  бурлящие потоки.  А  еще через  мгновение,  мы  стояли  уже по  колено в  воде. Одежда  пропиталась  просто  моментально.  Чертовы  камни  устроили  запруду и   уровень  реки  поднялся  на  несколько  метров.  Надо было  быстренько  выбираться  из  этой  ловушки. Долго  стоять  в  ледяной  воде, то еще удовольствие. Начали неметь  ноги. На  наше  счастье,  камнепад  прекратился.  Но  он  мог  начаться  снова, в любой  момент,  как  и  землетрясение.  И  как  назло,  в  ту же  секунду,  ударил  раскат  грома, сверкнула молния  и  "разверзлись  хляби  небесные".  Ливень. Тут, в  свете  фонарика,  я  заметил  какое-то движение. Моя  попутчица  дергала, проверяя, стропы, и через миг  уже была  на метр  над  моей  головой,  явно  собираясь  удрать.

-    Юлька,  стой!  Слушай меня. Ты опытный альпинист, тебе  залезть, пара минут. Но ты не  сможешь  поднять  рюкзаки. Бросить  их  нельзя,  река унесет,  ей  плевать на то, что  они  привязаны. Поэтому, делаем  так. Я  поднимаюсь  первым, тащу  все наверх.  И  ты  следом.  Согласна?

Я  осветил фонарем  лицо  девушки. Она кивнула,  хотя  я  заметил  испуг  в  ее  глазах.

-    Следи, чтобы  тебя  не смыло.  Мои  ласты  мне  здесь  не  помогут.

Подъем  был  нелегким. Мокрая  одежда создавала  дополнительный  вес и  тянула  вниз. Только бы не  начался  камнепад. Поднявшись, я  отдышался и подергал веревку. Она не  поддавалась,  значит,  на другом конце точно вещи. Груз был тяжелый, но больше всего я боялся, как бы не соскользнуть и не улететь вниз. Наконец  рюкзаки были подняты, а еще через некоторое время  появилась  и  моя  спутница.  И только тут я заметил,  что потерял очки. Где, когда, без  понятия.  Хорошо, что я  взял  запасные.  Итак, мы  промокли  до нитки.  Ко  всему  прочему,  дождь  принес  с собой  прохладу. Я  стал  замерзать. Нужно было  найти  другое место  и  поставить  палатку. Дальше, по обстоятельствам. Бросив  веревки (ну, что с ними сделается, уж их-то точно не смоет),  мы  отправились  на  поиски  ровной  площадки. Нашли, не  очень далеко. Вбили костыли,  растянули  палатку. Как же хорошо, что  она  была  с поддоном  и  пологом. Подвесив  фонари, сняли  с  себя  мокрую одежду. Но это  не решило проблему. Содержимое  мешков  тоже  было мокрым, а  значит  и  запасной  комплект одежды. Еда находилась  в  герметичной  упаковке  и не пострадала. Спасибо, во флягах сохранился  горячий чай. Я  растворил  в нем аспирин. Мы выпили, но это  нас не  согрело. Спасенные от  воды спальники  были  сухие, но что толку,  холодный камень  отберет тепло. А лапника или свежих веток  мы не  нашли. Что же  придумать?

-    Алекс, я  где-то  читала, что в подобных ситуациях, люди согревали друг друга теплом  своего тела.

-    Да,  Юля,  я знаю  этот древний  способ.  

И в этот момент мне вдруг вспомнилось название рок-группы  " Three Dog Night".  Да, странные ассоциации иногда выдает наш мозг.

-    Если мы не хотим околеть, нужно отбросить всякие условности. Мы же взрослые люди   и здоровье важнее.

Интересно,  подумал  я,  а  насколько ты готова отбросить эти самые  условности.  Нет, вы поймите  меня  правильно,  я  не  собирался  воспользоваться  случаем.  Я  порядочный мужчина.  Да и обстоятельства  складывались  в этот момент таким образом, что от холода меня колотило и трясло так, что я вообще не очень представлял, какому полу принадлежу.  Мне  казалось, что  мои, извините,  интимные  принадлежности  не более, чем абстракция, настолько  я  их  не  ощущал. Тем  не  менее, Юля была права. Другой способ мне в голову не  приходил.  Мы  разделись  донага. Натерли  друг друга "тигровкой".  Один  спальный  мешок  положили  на  пол,  другой  сверху  и  затем  быстро  забрались  в  него. Спальник оказался  просторным  и с легкостью вместил нас обоих, хотя и заставил тесно прижаться  друг к другу. Это был не обычный ватный экземпляр,  внутри  него  находился  настоящий  гагачий  пух. Поначалу, я  не ощутил разницы.  Наши холодные и  мокрые тела  дергались,  как  на  веревочках.  Но вот, постепенно,  мы  стали  согреваться. Озноб  прекратился.  Дыхание  выровнялось. Жар  двух тел  согрел  нас  и  разогрел  спальник. Ментоловый дух витал  внутри  палатки  и  кружил  голову. Если  и  была вероятность  простуды,  то  она  исчезла  без  следа.  Но  зато  вдруг  появились  другие  ощущения,  в  некоторых,  доселе  неосязаемых,  местах. И  с  этим  я  уже  ничего не  мог поделать.  Одна из  частей  моего организма,  довольно  настойчиво,  стала  привлекать  к  себе внимание.  Пытаясь как-то отвлечься, я сделал вид, что сплю. И мне показалось, что моя соседка  тоже  сделала  вид, что  спит.  Мы  оба  честно  боролись  с, вдруг проснувшимся,  природным  инстинктом.  Правда, не долго. Что было на самом деле, я  помню смутно. Снаружи лил дождь, трещал  от  ветра полог и  под  эти  убаюкивающие  звуки  мы, наконец,  заснули.  

Утром  мой  сон  прервался от дуновения теплого  ветерка. В  мешке я  был  один. Молния на  входе  была  расстегнута  и  я  увидел  солнце. Ночной  кошмар закончился,  снова был прекрасный  день. Я  выглянул наружу. Невдалеке стояли  два сухих дерева и между ними  была  натянута  веревка,  на  которой  висела  и  сохла  наша  одежда. Полуголая  Юлька, чертыхаясь,  и  кашляя  от дыма,  разжигала  костер.  Пытаясь найти, чем бы прикрыться, я  плюнул  на  это  дело  и  вылез.

-    Доброе  утро  и  извини  за  мой  вид. Ничего  не  высохло? 

-    Привет. Посмотри  на  веревке,  я  давно развесила.

Какие-то  вещи,  действительно,  оказались  сухие  и  я  смог  частично  одеться. Порылся  в рюкзаке,  нашел  запасные  очки  и  спиртовые таблетки.

-    На, возьми, горючее  для  растопки, хорошо, что у нас его много.

Позавтракав,  мы  решили  посмотреть  на  место  ночного  происшествия.  Да и стропы  надо было забрать. Чтобы  улучшить  настроение,  я  включил  радиоприемник,  поймал  какую-то  местную музыкальную  станцию и повесив его себе на шею, подошел к обрыву. На  месте площадки плескалась вода. Камни образовали  водопад и  река с шумом  летела вниз. Наклонившись, я  принялся  отвязывать веревки. И  в этот момент  услышал  сигнал  маячка. Еле различимый, он с трудом продирался сквозь помехи. Я снял приемник и стал очень  медленно  вращать  ручку  настройки.  Вот  сигнал  усилился,  затем  снова  начал затухать.  Я  прошелся  в  одну  сторону,  развернулся  и двинулся  назад. Да, сигнал  шел  четко  снизу. Ошибиться было нельзя.

-    Юля. Быстро иди  сюда.

Когда девушка подошла,  я  молча  протянул  ей  радио. Она  слушала и плакала. Мне  не нужно  было ей  ничего объяснять. Все  было и  так понятно. Вероятно, Виталик сорвался с  обрыва, ударился  о  карниз,  и уже  с  него  упал  в  воду. Даже  если бы он сразу попал в  воду, шансов  почти  не  было. В этом месте выбраться на  берег невозможно. Особенно если  ты  один. Температура  воды  в  горной  речке,  в это  время  года, редко  превышает  пять  градусов. Человек  может  пробыть  в  ней  несколько  минут.  Потом  наступает окоченение  и  остановка  сердца. (в 1980 году в  мурманском  военном  госпитале,  под наблюдением  врачей, находился  один матрос срочной  службы. Он упал за борт корабля  в  незамерзающий  Кольский  залив. Температура воды была  четыре  градуса.  Штормило. Выловили его минут  через  сорок. Врачи  не  обнаружили  даже  насморка. Чудесный, но  единичный  случай,  к  сожалению).

-    Алекс, давай  проверим  дно. Пожалуйста.

Меня не нужно было упрашивать. Я обвязал шнуром камень и стал методично промерять глубину. Практически везде было не глубоко. И только в одном месте шнур разматывался и разматывался, не доставая дна. Но вот наконец он ослаб. Приблизительно четырнадцать метров.  Похоже на расщелину в виде колодца. Страшное место. Тело оттуда не достать. Вертолет  здесь  зависнуть  не  сможет. Помешает турбулентность. Аквалангист  тоже не  поможет, есть вероятность того, что он сам там застрянет. Юля смотрела на шнур и тихо качала головой.

Мы  отметили  это  место  на  карте,  хотели  сфотографировать,  но  прокатный "Зенит" лишился  своего  объектива. Наверное, в ночной  суматохе, мы  его  обо  что-то  кокнули. Вот и все, конец  поискам. Полдня дожидались, когда  высохнут наши  вещи  и  тронулись  в  обратный  путь.  Предстояло  пройти  немало  километров.  На  это  ушло  два  дня.  Мы вернулись  в  поселок,  вызвали вертолет и  через  сутки  были  в  Москве.

Борис отлеживался дома, Катя  за  ним  ухаживала. Нас  накормили,  напоили. Радовались, что  мы  живы  и  здоровы. Вопросами  не  мучили.  Никто,  собственно,  особо  не  верил  в  благоприятный  исход  этой  затеи.  Ребята  решили, что  когда-нибудь  съездят  туда  еще  раз.

Вот  такое  выпало мне  в  жизни  испытать  приключение.  Кстати,  с Юлей  я  больше  не  виделся  и  не  перезванивался.  Может, в ту ночь  мне, действительно, все приснилось?

А  денег я  со своего приятеля  так  и  не взял.  И голова у меня  раскалывалась от мигрени  (аукнулась  прогулка)  еще  пару долгих  недель.

 

 

Краткий  комментарий:

 

Все  эти  истории  абсолютно  правдивы, практически  до мелочей.  И случились они, либо непосредственно  со  мной,  либо  при  моем  прямом  участии.  Не  исключено,  что  для большинства,  в  них  не  окажется  ничего занятного,  но  мне  пришлось через  это пройти и  я  решил  поделиться  воспоминаниями.  Может,  кому-нибудь  они  будут полезны.

 

Ковбойка - цветная,  клетчатая  хлопчатобумажная  рубашка  с  коротким  рукавом, можно было  заправлять  внутрь  или  носить  навыпуск. 

Штормовка - легкая  брезентовая  куртка  с  капюшоном (обычная одежда туриста).  

Вьетнамская  "тигровка" - ментоловая  мазь,  аналог  "звездочки",  на  крышечке  была изображена  морда  тигра.

ГУМ - универмаг, в котором были "закрытые" секции ( то есть, не для всех), снабжающие, например, иностранных студентов, приемлемой  для них, одеждой. По "смешным" ценам.

Карабин - альпинистское  снаряжение, "замок",  по форме похож на баранку-челночок.

ЭДТУ - (синоним) - динатриевая соль этилендиаминтетрауксусной  кислоты;  химический реактив,  прекрасное  средство для  мытья химпосуды.

Сухой спирт - "народное" название  сухого  топлива. Гексаметилентетрамин  (уротропин) в  смеси с парафином. Прессованные таблетки, горят бесцветным пламенем, как спирт, не коптят,  нет золы. К спирту не имеют никакого отношения.

"Three Dog Night"- американская рок-группа. Свое название получила в честь эскимосов,  которые во время очень холодных зимних ночей ложатся спать между двух собак.

Паста Лассара - салицило-цинковая  мазь белого цвета, антисептик.  Потница и грибок - непременные  спутники  походной  жизни. Ноги в шерстяных носках и  резиновой обуви, как  правило, потеют. Паста отлично с этим справляется. Подсушивает кожу и уничтожает грибковую  микрофлору,  заодно  напрочь  отбивая  запах  пота  (из  подмышек  тоже),  но пачкает  темную  одежду.

"Зенит" - первый советский зеркальный  фотоаппарат.  Мог  комплектоваться  штатным  объективом  "Индустар-50"  или  более  мощным  "Юпитер-11". 

Кстати,  раньше,  пункты  проката  были  очень  популярны  у  населения.  Телевизоры,  холодильники,  стиральные  машины,  пылесосы,  весы  для  новорожденных  и  многое,  многое  другое,  в  том  числе  туристическое  снаряжение,  можно  было  взять  на  время - на  день, на  неделю,  на месяц  и даже  на  год. Все было в исправном  состоянии,  правда, может  не  имело  "товарного  вида",  зато  стоило  копейки. 

 

                                                                                                                                     *  *  *

© Copyright: Джейк Нооле, 2013

Регистрационный номер №0114641

от 3 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0114641 выдан для произведения:

                                                                                             "Все перекаты, да перекаты,

                                                                                              послать бы их ... по адресу!"

                                                                                                          А. М. Городницкий.

 

Был недавно в гостях у друзей. Когда приехал, они смотрели телевизор. Шла какая-то программа  из "мира  природы". Здоровый, вполне  себе  упитанный, молодой  человек, рассказывал  и  показывал,  как  нужно  себя  вести  в  лесу,  в  случае  форс-мажорных обстоятельств. Он находил  трухлявый пень  и  разломав  его, с  наслаждением  поглощал найденных жуков, личинок и т.д.. Затем, отыскав большой муравейник, снял штаны и сел, пардон, голой задницей на, кишащую насекомыми, кучу. Попутно рассказывая зрителям, как это все здорово и полезно. Смешно. С одной стороны, а с другой - не очень. Ведь, если ты  заблудился и вынужден провести в незнакомой местности некоторое время, возможно с ночевкой  и  не обязательно теплым  сухим  летом,  это  может  случиться  холодной  и дождливой  зимой (у природы нет плохой погоды), и при этом, вдруг, проснется жажда и голод. Да, при  одной мысли  об использовании  содержимого трухлявого пня  в  качестве ужина,  вас вывернет наизнанку и есть  вполне реальный шанс захлебнуться  собственной рвотой.  Ведущему  телепередачи хорошо  рассуждать. Его цветущий  вид  говорит о том, что свиные отбивные прекрасно заменяют  ему жучков и личинок, а все показанное нам не более, чем  компьютерные  трюки  и эффекты.  Выживанию  в экстремальных  ситуациях научить  впрок нельзя. Любые неиспользуемые навыки, для человеческого организма, как инородное  тело. Отторгаются.  И не факт, что  поможет даже энциклопедический  багаж знаний.   Естественные (для природы) условия, это вам не тренажеры и суетящиеся вокруг инструкторы - спецназовцы.  К сожалению, любая  подготовка  не дает никакой гарантии. Мастера спорта по плаванию банально тонут. И не в каких-нибудь океанских просторах, а  в  обычной  прибрежной  зоне, в  нескольких  метрах от  пляжа. Только  представьте: на море легкое  волнение, служба спасения  предупреждает,  что  в  воду заходить нельзя. Но человек не привык руководствоваться здравым смыслом. За что и бывает наказан. Просто, вдруг неизвестно откуда, появляется сильное подводное течение, вдоль береговой полосы. Пять  минут  и  все.  Ну, почему было  не  прислушаться  к  предостережению  местных жителей?  Их жизненный опыт чего-нибудь, да стоит. Ласковые волны, накатывающие на песок , с легкостью  превращаются в цунами;  небольшой  ветерок - в  шквальный  порыв, ломающий,  как  спички, бетонные  конструкции  и завязывающий узлом  стальные балки (наблюдал  такое,  в  недалеком  прошлом, в нашей  любимой  столице).  Впечатляет,  не  правда  ли?    Впрочем,  я  немного  отвлекся.  Телевизионный  сюжет  напомнил  мне пару  историй  из моей  жизни,  которые  произошли  более  четверти  века назад.  Да,  как  быстро летит  время.  Итак, история  первая.  О возможностях, точнее,  "невозможностях"  человеческого  организма.

Рабочая  неделя  подошла  к концу  и  решено  было  собраться  на  одной  даче,  поесть шашлыков, попить  водочки, попариться  в баньке. Кто первый приедет, тот и  топит печь. Так  сложилось,  что  растапливать  выпало  хозяину. Дров  было  мало, пришлось браться  за  топор. Через  час все было готово. К этому времени  начали  собираться  гости. Кто-то разжег  мангал, кто-то замариновал,  по-быстрому,  мясо. Пикник  удался  на  славу. Если бы не одно маленькое "но".  Когда  хозяин  рубил  дрова, то  в какой-то  момент от полена   отскочила  щепка,  тонкая  как  лучина, и  впилась ему  в  ногу,  чуть  повыше  колена.

Чертыхнувшись, он  выдернул "занозу"  и  приспустил  джинсы, чтобы  осмотреть  ранку.

Та слегка кровила и с виду не представляла серьезной проблемы. Мало ли подобных заноз было  в  жизни. А потом приехали друзья и неприятность забылась сама собой.

На третий день поднялась высокая температура и появился озноб, как от простуды. Нога распухла и покраснела, а рана превратилась в гнойный свищ. От йода, зеленки и разных таблеток,  лучше  не  стало. А еще через день пришлось вызывать неотложку.  Молодой

человек, прямо на работе,  потерял  сознание. Врачи  обнаружили  обширное заражение

крови  и  подозрение  на  газовую гангрену. Вызвали родных. Чтобы  спасти жизнь,  ногу решено было ампутировать. Операция длилась несколько часов, но так и не закончилась - не  выдержало  сердце. Нет, оно  не  остановилось. Сердечная мышца просто разорвалась.   В  шоке были  все: друзья, родители,  даже врачи. Столь  скоротечного  развития  болезни  они не ожидали.

Ну, какие здесь могут быть комментарии.  Комок в  горле...

Следующий сюжет.  Месяц  май. Отпуск  пару дней  как  начался. Сижу дома, соображаю,  чем бы заняться. Может обои  переклеить?  Или окна  помыть?  Но  телефонный  звонок  "спутал  все карты".

-   Старик, привет. Извини, я  по делу. Ты ведь  в  отпуске? -  раздался  в  трубке  голос приятеля,  с которым мы не виделись тысячу лет.

-   Да, второй день,-  ответил  я,  быть  может  не  слишком  радостным  голосом. От его звонков  "по делу"  у меня  потом  всегда  долго  болела  голова.

-   Алекс, выручай. У нас проблема. Заметь,  я  сказал  не  у меня,  а  у  нас.

-   Ты имеешь ввиду, у тебя и у меня?

-   Ну, какой же ты непонятливый. Конечно же, нет. У меня и моих хороших друзей.

-   А в чем, собственно, дело?

-   Пропал  Виталик.

Знал  я  этого  индивидуума. Не очень  хорошо, но знал. Точнее, несколько  раз  когда-то видел. Мужик в возрасте (старше дяди моей бабушки), занимается в жизни тем, что дурит голову молодым девкам, с недалеко идущими последствиями.  То ли,  бывший спортсмен, то ли,  служил в погранвойсках.

-   Извини, я-то чем могу помочь? 

-   Он  не  "просто" пропал. Черт, это длинная  история.

-   А ты в общих чертах.

-   Короче. Знаешь, есть  такие любители-спортсмены, они  на лодках  по  горным  речкам

    сплавляются?  Кстати,  отпуска  так  проводят.

-   Ну, слышал. Мало ли  чудаков  на  белом  свете. И что?

-   Он у них за главного. В этом  сезоне  решил  разведать новые  маршруты. В одиночку.

    Неделю  как  ушел и больше о нем  никто  не  слышал. Начальный  пункт  известен, он

    оттуда  сразу   прозвонился. И  все, тишина.

-   От  меня-то  ты  чего  хочешь?

-   Собирается  группа, типа  спасательной. Четыре человека. Я в их числе. Но меня завтра

    усылают  в  командировку,  дней  на  "...дцать".  Будь другом, замени  меня.

Я  знал, что про  командировку  он  не  врет. Когда-то мы работали  вместе и именно из-за этих  внезапных  командировок  я  и  уволился.

-   В горы?  На речку?  Ты с ума сошел?  Я боюсь высоты и плавать не умею.

-   Ты  взрослый человек. Трезво смотришь  на  вещи,  нормально  оцениваешь  всякие

    нестандартные ситуации.  Я с тобой не один год  проработал на объектах. А там ребята

    молодые...

-   Что  за  ребята?

-   Две  девчонки  и  парень.  Им  лет  по  двадцать  пять.  Последний  курс  института.

    Историко-архивный  или  архитектурный. Не помню. Увлекаются  горными  лыжами  и

    еще  ныряют  с  аквалангом.

-   Подробнее.

-   Ну, парня зовут Борис, они с Катей очень близкие друзья, а у Юльки с Виталиком вроде

    какие-то  отношения.  Собственно,  это  ее  идея - идти  и  спасать.  Спорить бесполезно.

    Ты же знаешь, у женщин  природное  чутье  на такого  рода  неприятности.

-   Когда  выезжать?

-   Завтра. В  шесть  вечера  встреча  на  вокзале. Они  в  курсе  замены. Билеты  у  Бориса.

    Запиши  его телефон. Да, чуть не забыл. Палатку берет тоже он. Ну, все. Удачи.

Наглец. Он нисколько  не  сомневался, что я  не откажусь. Впрочем, может  поездка будет

не  очень  скучной. Посмотрим.  А пока  надо  было собраться  в  дорогу. Предположим,

экскурсия  затянется  дней  на десять. Возможно и такое.  Итак: рюкзак, в котором очень

много кармашков. Ласты (я,  действительно,  не  умею  плавать, только в  этих  резиновых приспособлениях. И не надо смеяться. Ну, не научили в детстве, водобоязнь). Внутрь ласт нужно не забыть вставить куски пенопласта (занятно, я что, собираюсь купаться, весной,

в горной речке? Хотя, с другой стороны, такая прогулка может преподнести сюрпризы).  Фонарик, бинокль,  компас,  нож,  бухту капроновой  веревки,  охотничьи  спички  и сухой  спирт. Сублимированные продукты (супы, каши) в герметичной  вакуумной  упаковке. Дрянь  несусветная,  но  первейшее средство  от  голода  в  походных  условиях. Флягу  алюминиевую,  армейскую,  в  брезентовом  чехле  и  такую  же  кружку. Туристический  топорик,  котелок. Аптечку: йодный  карандаш,  лейкопластырь, быстрорастворимый  аспирин,  бинт,  вату, вьетнамскую  "тигровую" мазь. Пасту Лассара,  незаменимая  вещь

в  определенных  обстоятельствах. Активированный  уголь. Запасное  белье  и  теплый  свитер. Полотенце, мыло, зубную  пасту, щетку. Станок  и  пачку лезвий, (борода,  это  не для  меня.  В бороде  я  чувствую себя  неопрятным. Очень  не  комфортное  ощущение). Так,  в  чем ехать?  Джинсы  (приобретенные  в  одной  из  закрытых  секций  ГУМа), ковбойка, кеды, штормовка. Оптимальный  вариант, для  любой  погоды. Особенно, если  кеды  сверху  натереть  парафином  и  прогреть  над  газом.  Что я забыл?  Запасные  очки  и  деньги. Нужно  взять  немного,  мелкими  купюрами.  Кстати,  когда  все  закончится,  выставлю  этому нахалу  счет  на  оплату. Суточные, ну и так далее. Напоследок,  взвесим  рюкзачок.  Почти  десять  кило.  Приемлемо.

К вечеру следующего дня  я  был  на  вокзале. У нужного мне вагона никого, похожего на моих попутчиков,  не было. Я зашел внутрь и отыскал свое купе. Откатил дверь. Все были в  сборе. Поздоровались, познакомились.  Пока  разобрались  с  вещами,  поезд  тронулся.

Борис  разложил  на  столике  карту  и  стал  объяснять, в  основном  для меня,  что  нам известно.  Я  слушал  и  одновременно  присматривался  к  спутникам.  Молодые,  фигуры спортивные,  лица  симпатичные. А, что  у  кого  внутри, сие  неведомо.  До  поры. Парень явно  служил  в  армии,  крепкий.  И он  будет  у  нас  проводником.  Так,  это  про  какой  еще  вертолет  он  тут  нам  рассказывает?

Здрасьте, вам. Оказывается, от станции еще идти пешком верст пять, а потом на вертолете  санавиации  нас подбросят до нужного места. В горы. По-другому туда попасть сложно.

Не  буду описывать  почти  сутки,  проведенные  в поезде, затем  наш  полет  на  вертолете (кошмар, не для слабонервных). Остановлюсь  на  главном  моменте.

Борис сломал руку. Обычный перелом, но в необычных условиях. Ранним утром вертолет высадил  нас в небольшом селение,  у горного перевала. Недалеко была, неглубокая такая, расщелина  и  наш  штурман  решил  обучить меня,  экстерном, что такое  "спуск-подъем", потому,  как  я ему,  еще в поезде,  все  объяснил про жизнь  свою, абсолютно  далекую  от альпинизма. Итак, подготовив  снаряжение, Боря  провел у  нас  на  глазах тренировочный урок. Расщелина  представляла из  себя  каменистый  овраг  с отвесными  стенами, до низа было  метров  десять. Несерьезная  высота  для  профессионала,  "нулевой  размер".  Борис забил  костыль,  закрепил  шнур и начал  спуск. И в этот момент раздался громкий щелчок и  страховочный  карабин переломился. Альпинист  с криком рухнул вниз. Правда, кричал не он один. Девчонки  заорали  одновременно  с ним. За нашим  развлечением  наблюдала пара  местных  мужиков. Они  и помогли  вытащить  парня.  Поселение  оказалось  вполне цивилизованным.  В одном доме  была радиостанция,  а  в другом  жил старик-ветеринар.

Он  осмотрел  пострадавшего. Ничего  страшного.  Большая  ссадина  и  синяк  на  бедре  и  закрытый  перелом  левой  кисти, точнее, лучезапястного  сустава. Старик  предложил перенести Борю к нему в дом, где обработал ссадину, наложил шину. По рации связались  с пилотом. Он обещал прилететь на следующий день. А мы пока обсуждали создавшуюся ситуацию.  У Бориса  дорога  одна - в  город,  в  больницу  и  назад  домой.  Катя  решила остаться  с ним. Правильное  решение, но оно  в корне меняло  наши  планы. Получалось, что  идти  на  поиски  предстояло мне и Юле. И она была настроена  решительно. Но двое, это не четверо.  За горным перевалом начинались две речки  и  по  которой ушел  Виталик, неизвестно.  Обследовать  придется  обе.  И любая  неожиданность,  в  духе  подобной

тренировки  ...

Время  тянулось  к  полудню, а  мы  сидели  и  прикидывали  наши  шансы.

-    Я  виноват, не  проверил  карабины. С ними  такое  бывает. Дешевая  дюраль. Нужно

     отобрать только  стальные. Сейчас  этим  и займусь. Кать, притащи  мой мешок.  Юля,

     перетряхни  наши  рюкзаки, отбери  самое  необходимое.  Все, что  рассчитывали  на

     четверых,  теперь  потащите  вы  двое. Поэтому,  не  переусердствуй.  Палатку  и  два

     спальника, это  обязательно. А большую  часть снаряжения  придется  оставить. Черт,

     как же я так  неудачно  приземлился,  не  сгруппировался. Зараза  алюминиевая.  Алекс,

     ты  чего  улыбаешься, мне, например,  не  до  смеха.

-    Ну, я думаю, упал ты удачно. Кисть, не шея. Надеюсь, ты  не  музыкант?  Для пианиста

     или  скрипача,  крепатура  мышц - это  крест  на  карьере.  А улыбаюсь  я  потому, что

     вспомнил  предыдущие олимпийские игры. Ты, спортивную гимнастику среди мужчин,

     смотрел?  Наши  заняли  второе  место.  Японцы  их  обошли  в  одной  дисциплине.

     Вольные  упражнения  на  помосте. Японский гимнаст  сделал стойку-уголок  на  руках,

     упор  на  три пальца, а наш спортсмен  опирался  ладонями. За это  и  получил  меньше

     очков. Спортивные  журналы  всего  мира  публиковали  эти  фото,  и  наш  "Советский

     спорт" тоже. В  клубе  ЦСКА тогда тренировалась молодежная сборная. И ребята очень

     переживали. Спорили, возмущались, что  не  была подана  аппеляция. Мол, подумаешь,

     "делов-то".  На  пальцах  или  на  ладонях. Не конь, не кольца. Это каждый  может. Ну,

     тренер  и предложил  самому  активному  крикуну  показать  себя. Тот, не  долго думая,

     и  сделал  стойку  прямо  на  деревянном  полу.  Результат - перелом  двух  пальцев.

     Спортсмен,  можно  сказать,  профессионал.

-    Ладно, проехали. Карта  подробная,  километровка.  Не думаю. что вам нужно  по  воде

     сплавляться. Лучше идти берегом, там  высоты небольшие. Надувную лодку оставите.

     Радиоприемник  не забудьте, может  у него  маячок включен.

-    Что  за  маячок?

-    Алекс, извини, запамятовал. Виталик  взял  с собой  определитель  местонахождения.

      Ребята берут его на ледники. Вдруг лавина  сойдет  или  провалишься....

-    Знаю, маленькая  коробочка-передатчик. Генерирует  сигнал в СВ диапазоне, питается

     от кроны.  Чувствительность,  по  паспорту,  метров  двадцать. Я их  как-то  тестировал.

     Попадались  экземпляры  даже  на  двадцать  пять,  двадцать  восемь метров.  И  не

     прожорливые. Батареи  в рабочем  режиме хватает месяца  на три.

-    Да, он самый. Штука полезная.  Юлька, ты  готова?  Давайте  плотно  перекусим  и

     вперед.

Таким  было начало нашего приключения. Местные  предупредили, что в  горах, кое где, может  лежать  снег, правда, он  быстро тает, ночи уже теплые, но возможен  камнепад. Крупного  зверья,  практически,  нет. Волк высоко  не  заходит, бродит  по  низинам, остерегаться  его  не  стоит. Мошка  еще не  появилась, нам  повезло. Уже  есть ягоды, с ними  хорошо заваривать чай.  И вообще, идти  медленно,  смотреть  под  ноги.  Вот,  с такими  добрыми  напутствиями  мы  и  тронулись.

Сейчас, когда  уже  все  давно  позади  и  время  сгладило "острые углы" воспоминаний, вроде  бы  ничего  особенного  и  не  произошло. А тогда... все выглядело совсем иначе.

До  перевала  шли часа два. За ним  сразу начиналась  речка. Бурная, с порогами.  Другая была  чуть западнее, километрах  в  пяти. Решили  начать с ближней.  Светило солнце, чирикали птички, было тепло. Мы шли по краю обрыва, высматривая какие-нибудь следы.

Сломанная ветка, необычный мусор, хоть что-нибудь. Нет, никто здесь не ходил. За день мы отмахали пару десятков километров, это точно. Даже с хвостиком. В горах темнеет рано и мы стали подыскивать место для нашего первого ночлега. Поставили палатку, легкое капроновое сооружение, натаскали веток, расстелили спальники. Разожгли костер.

Привязали  к котелку  шнур  и  достали  из  речки  воды. Стали  готовить  ужин. Сначала

вскипятили воды и засыпав во фляги ягод (действительно, они уже появились), залили их кипятком. Пусть настаиваются.  Затем приготовили  похлебку  из  концентратов.  Хлеб  с

собой был свежий, поэтому сухари решили не открывать. После ужина  перемыли  посуду (обычным  хозяйственным  мылом, коричневым и  вонючим, не  ЭДТУ, конечно,  но  дело  свое  знает),  и  посидели  немного у  костра,  болтая,  в  общем-то, о всякой  ерунде. День  у  нас  был  длинный,  насыщенный,  мы  устали,  хотелось  спать.

Первая  ночь  прошла  спокойно. Может, какой  зверь  и  ходил  рядом, но  наш  сон  был настолько  крепок...  Утром  проснулись  рано. Умывание, бритье, снова  костер,  завтрак. Когда  бытовые  заботы  не доставляют удовольствия, а выполняются  по необходимости, важно  не  акцентировать  на  них внимание. Делать все на  автопилоте. Попутно слушать музыку или  трепаться.

Второй  день  наших  поисков  был  в точности  похож  на  первый. И  погода  хорошая  и километраж  соответствующий.  И  результат  никакой.

-    Завтра меняем маршрут. Пойдем ко второй речке. Перпендикулярно от нашей стоянки.

     Это  верст  семь, - Юля  внимательно  рассматривала  карту, - и оттуда поднимемся к ее

     началу. Дня  за  три  управимся. Надеюсь, что-нибудь и обнаружим. Во всяком случае,

     эта река мне  не  понравилась.  С точки зрения сплава по ней.  Очень извилистая, дикая,

     а главное, на ней два водопада. Тот еще подарок. Виталик же не сумасшедший. Думаю,

     он тоже пошел взглянуть на другую.

Насчет душевного состояние ее друга я бы может и поспорил, но махнул рукой. Женщина.

На следующий день мы повернули налево. Местность была несколько пересеченная и мы осторожно продвигались вперед, временами рискуя свалиться с обрыва. Но все обошлось.

Речка  появилась  внезапно, из-за скалы, вернее, сначала мы ее услышали. Дойдя до воды, полюбовались  видом  и  снова  повернули налево. Теперь нужно  было идти вверх. Уклон, хоть и небольшой, но есть. И мы его сразу почувствовали. Пришлось перевесить рюкзаки на грудь. Стало легче. День подходил к концу и нужно было определиться  с  местом  для ночевки. Вокруг было не очень уютно, торчащие  обломки  камней.  Как палатку ставить?  Юля  указала  рукой  на  что-то внизу. Я присмотрелся.  Метрах  в  восьми под  нами  был каменный  карниз. Ровная  площадка, довольно  широкая.  И  углубление  в  скале.  Места для  двух спальных мешков  вполне достаточно. Оставалось опустить вещи и  спуститься  самим. Возможно, кто-то  задаст  вопрос, почему было принято такое странное решение?

Ночевка в горах, на  открытой  местности,  это не в лесу  и не в чистом поле. Условия  не сопоставимые.  Да и солнце садится  быстро, в темноте можно легко "наломать дров". И

продвигались  мы  снизу вверх, а  в низине, как  нас предупреждали  старожилы,  гуляли голодные и любопытные  зверюшки.

-    Знаешь, к черту твои карабины. У меня есть бухта отличного полудюймового шнура,

     навяжу узлов  через  каждые  полметра  и спокойно  спущусь, а  утром  поднимусь, не

     особо напрягаясь.

Девушка отреагировала, на удивление, мирно.

-    Делай, как знаешь. Все в твоих руках.

Я достал  капроновый шнур и принялся  вязать узлы. На это ушло немало времени.  Юля достала  снаряжение, забила несколько костылей, накинула  карабины, пропустила  через них  стропу и  быстро соскользнула  вниз.  Связав  рюкзаки,  я  отправил их следом. Затем закрепил свой шнур, надел старые кожаные перчатки  и потихоньку начал спуск. И вот мы были на месте. Удобная площадка. Правда, костер не разведешь, но у нас же есть таблетки сухого  спирта. Если их достаточное  количество, приготовишь все, что хочешь. Так мы  и сделали.  Открыли  банку  с  голубцами,  набрали  воды и начали  готовить еду. Река  была прямо  под  нами,  в  нескольких  метрах. Брызги  не  долетали,  слышался только  ее  шум.

Напившись  горячего чая,  собрали  и  привязали  к  одному  из  шнуров  рюкзаки. Так, на всякий  случай.  И не  торопясь,  расположились  на  ночлег. Луны не было, темень  вокруг стояла  непроглядная,  но над  головой  ярко светили  грозди  звезд. Красота.

Ночью  мы  проснулись  от  неясного  гула.  Вокруг ничего не  видно. На  ощупь  оделись,

подсвечивая  себе слабыми фонариками. Пока решали, что делать  дальше, гул  усилился.

И тут нас тряхнуло, потом еще раз. Землетрясение.  Этого только  нам  не  хватало. Сверху посыпалась каменная крошка. Мы  вжались  в  углубление так  плотно,  как только  могли. И  тут  начался  камнепад. Огромные  глыбы пролетали  мимо  нас, не  задевая. Но они падали  в  воду, а  через некоторое  время  мы  поняли,  что  что-то  не  так.  У наших  ног  вдруг  появились  бурлящие потоки.  А  еще через  мгновение,  мы  стояли  уже по  колено в  воде. Одежда  пропиталась  просто  моментально.  Чертовы  камни  устроили  запруду и   уровень  реки  поднялся  на  несколько  метров.  Надо было  быстренько  выбираться  из  этой  ловушки. Долго  стоять  в  ледяной  воде, то еще удовольствие. Начали неметь  ноги. На  наше  счастье,  камнепад  прекратился.  Но  он  мог  начаться  снова, в любой  момент,  как  и  землетрясение.  И  как  назло,  в  ту же  секунду,  ударил  раскат  грома, сверкнула молния  и  "разверзлись  хляби  небесные".  Ливень. Тут, в  свете  фонарика,  я  заметил  какое-то движение. Моя  попутчица  дергала, проверяя, стропы, и через миг  уже была  на метр  над  моей  головой,  явно  собираясь  удрать.

-    Юлька,  стой!  Слушай меня. Ты опытный альпинист, тебе  залезть, пара минут. Но ты

     не  сможешь  поднять  рюкзаки. Бросить  их  нельзя,  река их унесет,  ей  плевать на то,

     что  они  привязаны. Поэтому, делаем  так. Я  поднимаюсь  первым, тащу  все наверх.

     И  ты  следом.  Согласна?

Я  осветил фонарем  лицо  девушки. Она кивнула,  хотя  я  заметил  испуг  в  ее  глазах.

-    Следи, чтобы  тебя  не смыло.  Мои  ласты  мне  здесь  не  помогут.

Подъем  был  нелегким. Мокрая  одежда создавала  дополнительный  вес и  тянула  вниз. Только бы не  начался  камнепад. Поднявшись, я  отдышался и подергал веревку. Она не  поддавалась,  значит,  на другом конце точно вещи. Груз был тяжелый, но больше всего я боялся, как бы не соскользнуть и не улететь вниз. Наконец  рюкзаки были подняты, а еще через некоторое время  появилась  и  моя  спутница.  И только тут я заметил,  что потерял очки. Где, когда, без  понятия.  Хорошо, что я  взял  запасные.  Итак, мы  промокли  до нитки.  Ко  всему  прочему,  дождь  принес  с собой  прохладу. Я  стал  замерзать. Нужно было  найти  другое место  и  поставить  палатку. Дальше, по обстоятельствам. Бросив  веревки (ну, что с ними сделается, уж их-то точно не смоет),  мы  отправились  на  поиски  ровной  площадки. Нашли, не  очень далеко. Вбили костыли,  растянули  палатку. Как же хорошо, что  она  была  с поддоном  и  пологом. Подвесив  фонари, сняли  с  себя  мокрую одежду. Но это  не решило проблему. Содержимое  мешков  тоже  было мокрым, а  значит  и  запасной  комплект одежды. Еда находилась  в  герметичной  упаковке  и не пострадала. Спасибо, во флягах сохранился  горячий чай. Я  растворил  в нем аспирин. Мы выпили, но это  нас не  согрело. Спасенные от  воды спальники  были  сухие, но что толку,  холодный камень  отберет тепло. А лапника или свежих веток  мы не  нашли. Что же  придумать?

-    Алекс, я  где-то  читала, что в подобных ситуациях, люди согревали друг друга теплом

     своего тела.

-    Да,  Юля,  я знаю  этот древний  способ.  

И в этот момент мне вдруг вспомнилось название рок-группы  " Three Dog Night".  Да, странные ассоциации иногда выдает наш мозг.

-    Если мы не хотим околеть, нужно отбросить всякие условности. Мы же взрослые люди

     и здоровье важнее.

Интересно,  подумал  я,  а  насколько ты готова отбросить эти самые  условности.  Нет, вы поймите  меня  правильно,  я  не  собирался  воспользоваться  случаем.  Я  порядочный мужчина.  Да и обстоятельства  складывались  в этот момент таким образом, что от холода меня колотило и трясло так, что я вообще не очень представлял, какому полу принадлежу.

Мне  казалось, что  мои, извините,  интимные  принадлежности  не более, чем абстракция, настолько  я  их  не  ощущал. Тем  не  менее, Юля была права. Другой способ мне в голову не  приходил.  Мы  разделись  донага. Натерли  друг друга "тигровкой".  Один  спальный  мешок  положили  на  пол,  другой  сверху  и  затем  быстро  забрались  в  него. Спальник оказался  просторным  и с легкостью вместил нас обоих, хотя и заставил тесно прижаться  друг к другу. Это был не обычный ватный экземпляр,  внутри  него  находился  настоящий  гагачий  пух. Поначалу, я  не ощутил разницы.  Наши холодные и  мокрые тела  дергались,  как  на  веревочках.  Но вот, постепенно,  мы  стали  согреваться. Озноб  прекратился.  Дыхание  выровнялось. Жар  двух тел  согрел  нас  и  разогрел  спальник. Ментоловый дух витал  внутри  палатки  и  кружил  голову. Если  и  была вероятность  простуды,  то  она  исчезла  без  следа.  Но  зато  вдруг  появились  другие  ощущения,  в  некоторых,  доселе  неосязаемых,  местах. И  с  этим  я  уже  ничего не  мог поделать.  Одна из  частей  моего организма,  довольно  настойчиво,  стала  привлекать  к  себе внимание.  Пытаясь как-то отвлечься, я сделал вид, что сплю. И мне показалось, что моя соседка  тоже  сделала  вид, что  спит.  Мы  оба  честно  боролись  с, вдруг проснувшимся,  природным  инстинктом.  Правда, не долго. Что было на самом деле, я  помню смутно. Снаружи лил дождь, трещал  от  ветра полог и  под  эти  убаюкивающие  звуки  мы, наконец,  заснули.  

Утром  мой  сон  прервался от дуновения теплого  ветерка. В  мешке я  был  один. Молния

на  входе  была  расстегнута  и  я  увидел  солнце. Ночной  кошмар закончился,  снова был

прекрасный  день. Я  выглянул наружу. Невдалеке стояли  два сухих дерева и между ними  была  натянута  веревка,  на  которой  висела  и  сохла  наша  одежда. Полуголая  Юлька, чертыхаясь,  и  кашляя  от дыма,  разжигала  костер.  Пытаясь найти, чем бы прикрыться, я  плюнул  на  это  дело  и  вылез.

-    Доброе  утро  и  извини  за  мой  вид. Ничего  не  высохло? 

-    Привет. Посмотри  на  веревке,  я  давно развесила.

Какие-то  вещи,  действительно,  оказались  сухие  и  я  смог  частично  одеться. Порылся  в рюкзаке,  нашел  запасные  очки  и  спиртовые таблетки.

-    На, возьми, горючее  для  растопки, хорошо, что у нас его много.

Позавтракав,  мы  решили  посмотреть  на  место  ночного  происшествия.  Да и стропы  надо было забрать. Чтобы  улучшить  настроение,  я  включил  радиоприемник,  поймал  какую-то  местную музыкальную  станцию и повесив его себе на шею, подошел к обрыву. На  месте площадки плескалась вода. Камни образовали  водопад и  река с шумом  летела вниз. Наклонившись, я  принялся  отвязывать веревки. И  в этот момент  услышал  сигнал  маячка. Еле различимый, он с трудом продирался сквозь помехи. Я снял приемник и стал очень  медленно  вращать  ручку  настройки.  Вот  сигнал  усилился,  затем  снова  начал затухать.  Я  прошелся  в  одну  сторону,  развернулся  и двинулся  назад. Да, сигнал  шел  четко  снизу. Ошибиться было нельзя.

-    Юля. Быстро иди  сюда.

Когда девушка подошла,  я  молча  протянул  ей  радио. Она  слушала и плакала. Мне  не нужно  было ей  ничего объяснять. Все  было и  так понятно. Вероятно, Виталик сорвался с  обрыва, ударился  о  карниз,  и уже  с  него  упал  в  воду. Даже  если бы он сразу попал в  воду, шансов  почти  не  было. В этом месте выбраться на  берег невозможно. Особенно если  ты  один. Температура  воды  в  горной  речке,  в это  время  года, редко  превышает  пять  градусов. Человек  может  пробыть  в  ней  несколько  минут.  Потом  наступает окоченение  и  остановка  сердца. (в 1980 году в  мурманском  военном  госпитале,  под наблюдением  врачей, находился  один матрос срочной  службы. Он упал за борт корабля  в  незамерзающий  Кольский  залив. Температура воды была  четыре  градуса.  Штормило. Выловили его минут  через  сорок. Врачи  не  обнаружили  даже  насморка. Чудесный, но  единичный  случай,  к  сожалению).

-    Алекс, давай  проверим  дно. Пожалуйста.

Меня не нужно было упрашивать. Я обвязал шнуром камень и стал методично промерять глубину. Практически везде было не глубоко. И только в одном месте шнур разматывался и разматывался, не доставая дна. Но вот наконец он ослаб. Приблизительно четырнадцать метров.  Похоже на расщелину в виде колодца. Страшное место. Тело оттуда не достать. Вертолет  здесь  зависнуть  не  сможет. Помешает турбулентность. Аквалангист  тоже не  поможет, есть вероятность того, что он сам там застрянет. Юля смотрела на шнур и тихо

качала головой.

Мы  отметили  это  место  на  карте,  хотели  сфотографировать,  но  прокатный "Зенит"

лишился  своего  объектива. Наверное, в ночной  суматохе, мы  его  обо  что-то  кокнули. Вот и все, конец  поискам. Полдня дожидались, когда  высохнут наши  вещи  и  тронулись  в  обратный  путь.  Предстояло  пройти  немало  километров.  На  это  ушло  два  дня.  Мы вернулись  в  поселок,  вызвали вертолет и  через  сутки  были  в  Москве.

Борис отлеживался дома, Катя  за  ним  ухаживала. Нас  накормили,  напоили. Радовались, что  мы  живы  и  здоровы. Вопросами  не  мучили.  Никто,  собственно,  особо  не  верил  в  благоприятный  исход  этой  затеи.  Ребята  решили, что  когда-нибудь  съездят  туда  еще  раз.

Вот  такое  выпало мне  в  жизни  испытать  приключение.  Кстати,  с Юлей  я  больше  не  виделся  и  не  перезванивался.  Может, в ту ночь  мне, действительно, все приснилось?

А  денег я  со своего приятеля  так  и  не взял.  И голова у меня  раскалывалась от мигрени  (аукнулась  прогулка)  еще  пару долгих  недель.

 

 

Краткий  комментарий:

 

Все  эти  истории  абсолютно  правдивы, практически  до мелочей.  И случились они, либо непосредственно  со  мной,  либо  при  моем  прямом  участии.  Не  исключено,  что  для большинства,  в  них  не  окажется  ничего занятного,  но  мне  пришлось через  это пройти и  я  решил  поделиться  воспоминаниями.  Может,  кому-нибудь  они  будут полезны.

 

Ковбойка - цветная,  клетчатая  хлопчатобумажная  рубашка  с  коротким  рукавом, можно было  заправлять  внутрь  или  носить  навыпуск. 

Штормовка - легкая  брезентовая  куртка  с  капюшоном (обычная одежда туриста).  

Вьетнамская  "тигровка" - ментоловая  мазь,  аналог  "звездочки",  на  крышечке  была изображена  морда  тигра.

ГУМ - универмаг, в котором были "закрытые" секции ( то есть, не для всех), снабжающие, например, иностранных студентов, приемлемой  для них, одеждой. По "смешным" ценам.

Карабин - альпинистское  снаряжение, "замок",  по форме похож на баранку-челночок.

ЭДТУ - (синоним) - динатриевая соль этилендиаминтетрауксусной  кислоты;  химический реактив,  прекрасное  средство для  мытья химпосуды.

Сухой спирт - "народное" название  сухого  топлива. Гексаметилентетрамин  (уротропин) в  смеси с парафином. Прессованные таблетки, горят бесцветным пламенем, как спирт, не коптят,  нет золы. К спирту не имеют никакого отношения.

"Three Dog Night"- американская рок-группа. Свое название получила в честь эскимосов,  которые во время очень холодных зимних ночей ложатся спать между двух собак.

Паста Лассара - салицило-цинковая  мазь белого цвета, антисептик.  Потница и грибок - непременные  спутники  походной  жизни. Ноги в шерстяных носках и  резиновой обуви, как  правило, потеют. Паста отлично с этим справляется. Подсушивает кожу и уничтожает грибковую  микрофлору,  заодно  напрочь  отбивая  запах  пота  (из  подмышек  тоже),  но пачкает  темную  одежду.

"Зенит" - первый советский зеркальный  фотоаппарат.  Мог  комплектоваться  штатным  объективом  "Индустар-50"  или  более  мощным  "Юпитер-11". 

Кстати,  раньше,  пункты  проката  были  очень  популярны  у  населения.  Телевизоры,  холодильники,  стиральные  машины,  пылесосы,  весы  для  новорожденных  и  многое,  многое  другое,  в  том  числе  туристическое  снаряжение,  можно  было  взять  на  время - на  день, на  неделю,  на месяц  и даже  на  год. Все было в исправном  состоянии,  правда, может  не  имело  "товарного  вида",  зато  стоило  копейки. 

Рейтинг: +1 211 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 4 февраля 2013 в 15:26 0
Браво1! Что ещё можно сказать... best
 

 

Популярная проза за месяц
126
122
92
85
71
67
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
60
59
58
57
56
54
54
53
53
52
51
48
47
46
44
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
41
36
35