У нас гости

9 декабря 2011 - Анна Март
article2041.jpg

Спирт, разбавленный водой, обжег мое горло.
- Ху, - выдохнула я и стала лихорадочно искать, чем запить.
- Так-то лучше, сейчас полегчает, и никому не слова, поняла? - Сергей Иванович, посмотрел на меня строго.
- Я не знаю, как это получилось, Боже, я же не хотела…- я плакала, заикалась, качаясь из стороны в сторону.
- Ася! – он схватил меня за плечи и стал с силой трясти. – Ты забудешь, никто не узнает, роженица еле жива, может до утра не дожить.
-Как же так? А малыш, что с ним?- спросила я и налила себе еще немного спирта.
-Жив он, жив, удар сильный - не шутки полтора метра о кафель... Гематома большая на голове, но я думаю, все обойдется, ты главное молчи, поняла?!- прикрикнул он и вышел из процедурной.
Я выпила еще, тепло разлилось по телу и стало успокаивать. Руки еще тряслись. Я посмотрела в окно, за окном ночь , пушистый снег медленно ложился на землю. Тихо. Только слышно, как где-то проехал трамвай.
- Странно, ночью трамвай? – подумала я.- О чем это я думаю? Только что чуть не убила ребенка.
Сердце защемило, слезы вновь хлынули из глаз. Я столько лет проработала в роддоме, не новенькая же и вдруг не удержала... Только вспомню этот звук - все внутри сжимается.
Мамочка бедная так намучилась, до сих пор не очнулась... Как я ей в глаза посмотрю? Еще и Ольги Соколовой  дочь. С Ольгой я в  медучилище училась, подругами были. Она так переживала, за дочь, все звонила мне,- Ася, миленькая только ты сама роды прими , а то, знаешь, как бывает, молодежи набрали на работу,- просила она.
-Да, ты не переживай, все хорошо будет,- успокаивала я ее.

Сергей Иванович, вернулся в процедурную.
- Что сидишь? Иди лучше домой, Ася,- сказал он.
-Что случилось?- спросила я, всматриваясь в его взволнованное лицо.
- Умерла она... Кровотечение, и потом сердце слабо...- сказал он и подошел к окну.
-Боже! – выдохнула я и обхватила голову руками.- Почему? Ну, почему?

Холодный ветер кружил и кидал снег в лицо. Ольгу вели под руки, она неистово кричала и вырывалась. Похороны были скромные. Гроб оббит бордовой тканью, небольшой оркестр и самые близкие люди, в том числе и я… Я смотрела, как опускают гроб, вертела в руках искусственные цветы и мысленно просила прощения.
- Прости!!! Прости меня,- повторяла я,- из-за меня твой малыш может стать инвалидом.
Люди подходили к яме, бросали землю и отходили в сторону. Я стояла и боялась подойти. Не могу… Я посмотрела на цветы в руках, медленно подошла и положила их рядом с венками.
- Прости... - прошептала я.

Долго не могла открыть квартиру - руки не слушались, дрожали, и я все не могла вставить ключ. Наконец я открыла дверь. Тишина - только урчание холодильника и тиканье часов наполняло мою квартиру звуками. Я сняла дубленку, снег падал на пол и превращался в лужи. На кухне в клетке прыгал попугай.
- Гоша хороший, Гоша хороший,- выкрикивал он.
Я заварила кофе, сделала бутерброд и разрыдалась…
Вдруг перед глазами пронеслась вся моя жизнь.
Страшная авария, после которой я пролежала полгода. Врачи сомневались в том, что я смогу ходить: таз был раздроблен полностью. Но к их удивлению я быстро поправлялась и потихоньку начала становиться на ноги. Когда меня выписывали мой муж, Коля, принес огромный букет ромашек. Мы были молоды и безумно счастливы.
Казалось, жизнь только начинается. Я радовалась, собирала вещи, и готовилась ехать домой.
Проходя мимо кабинета главврача, я случайно услышала разговор.
- Все хорошо, срослось отлично, организм молодой, будет еще танцевать, но…
- Что но? - перебил врача Коля.
- Но детей, к сожалению, она рожать не сможет.
Они говорили, что-то еще, но я их уже не слышала, я бежала, бежала, сама не зная куда. Очнулась уже в сквере возле больницы.    
-Как же, как же так ?- плакала я - Он так хотел ребенка , мы так мечтали!      
Все же я нашла в себе силы прийти домой.
Коли, там уже не было. Пустые шкафы, полки , даже зубной щетки его нет.
Ушел… Молча, без объяснений.
С тех пор я жила одна, мужчины разочаровали  меня и не было в моей жизни ни одного, кто бы смог меня переубедить. Работа, работа, я работала без выходных, подменяла всех.
Не имея возможности быть матерью, я помогала другим рожать своих малышей. Сколько фотографий у меня в кабинете, тех, кого я приняла на этот свет.
    А теперь вот эта трагедия.
- Как Ольга выдержит? Год назад муж у нее погиб, в горах разбился, теперь вот дочь.
Я закурила, выпила свой уже холодный кофе.

Прошло полгода. Жизнь текла своим чередом. Работа затянула меня опять с головой, и я лишь иногда вспоминала о своей вине.
...Я спешила на работу, уже обулась, надела дубленку, взяла ключи. И тут зазвонил телефон.
- Ну, кто это еще,- подумала я.
- Алло.
- Ася, привет, это Оля,- послышался тихий голос.
- Привет, что-то случилось? – спросила я.
- Нет, а почему ты спрашиваешь?- удивилась она.
- Просто, у тебя такой голос уставший.
- Да, наверное, Ася, мне нужна твоя помощь, ты бы не могла приехать ко мне?- спросила она.
- Да, конечно, я сейчас, только отпрошусь с работы.

Я поймала такси и примчалась к Ольге, заранее зная: что бы она не попросила, я сделаю все!
Оля открыла дверь и тут же кинулась мне навстречу, обняла меня.
-Спасибо, что пришла... Я уже не знаю, что делать, сказала она и я почувствовала на своей щеке ее слезы.
- Что ты Оленька, успокойся, пошли, поговорим, сказала я.
- Да, да, что это я с порога? Проходи... Нервы совсем уже расшатались.
Из спальни послышался детский плач...
- Сейчас, Ася, ты посиди, это он плачет, я сейчас,- она вышла.
- Почему он? - подумала я. – Разве имени у ребенка нет?! Как-то странно...
Я осмотрелась, на тумбочке стоял в рамочке портрет Ольгиной дочери. Я не могла оторвать взгляд от ее глаз, сама не заметила, как начала плакать.
Плач не прекращался, а, казалось, ребенок стал кричать еще больше. Я вытерла слезы и пошла в спальню. Ольга сидела возле окна и неподвижно смотрела во двор. Малыш заходился от плача, его личико морщилось и краснело.
- Чи, чи, чи, что ты, маленький? - я подошла к нему, взяла на руки,- Оля, он же мокренький, где у тебя памперсы или пеленки?
- Что? - она вздрогнула от неожиданности. – А... Да... Конечно...
Я поменяла малышу памперс, нагрела молоко, устроилась с ним на диванчике. Малыш жадно приник к соске, обхватив мою руку своими маленькими пальчиками.
-Я не могу к нему подходить, не могу смотреть на него и еще я боюсь, что что-то сделаю с ним или с собой.- вдруг сказала Оля и стала нервно ходить по комнате.
-Что ты, Оля, так нельзя, тебе нужно отдохнуть, почему ты с ним одна, где его отец? – спросила я.
-Отец? Отец? Ася, ты же ничего не знаешь,- сказала она.- мою дочь изнасиловали.
- Боже, я же не знала, прости.
-Я и сама не хочу вспоминать, когда Аленка забеременела я уговаривала ее сделать аборт, а она ни в какую. Буду рожать и все. А теперь, где моя Аленка? Как подумаю, кто виноват,- она с ненавистью посмотрела на малыша.
- Оля, но он же и ее сын, и твой внук, тебе нужно отдохнуть, ты просто устала,- пыталась я ее успокоить.
Я забрала уже пустую бутылочку. Малыш зачмокал ротиком и стал закрывать глазки.
- Уснул,- тихонько сказала я.
- Ася, ты извини, я накинулась на тебя со своими проблемами... Просто мне нужен совет... Понимаешь... Я хочу от него... Отказаться.
- Что?- удивилась я.
- Ася, я, правда, не могу. Не люблю я его, понимаешь?
- Оля, ты уверенна, может, ты просто устала? – пыталась я ее успокоить.
- Нет, я уверенна. И я хочу еще тебя попросить: забери его, пока не оформят в детдом.
- Как это? – растерялась я.
- Ася, я боюсь… боюсь его убить,- сказала она шепотом и посмотрела по сторонам.
- Оля, ты что?- я была шокирована.
- Вчера ночью он сильно плакал, я взяла его на руки, и вдруг мне так захотелось кинуть его со всей силы на пол, чтобы не слышать! Не видеть!! Забыть!!!!! – она покраснела и перешла на крик.
-Успокойся, конечно, я его заберу, как его зовут-то? – спросила я.
-Назови, как хочешь,- безразлично сказала Оля,- ты, наверное, думаешь, что я чудовище?
- Нет, что ты? Я понимаю: у тебя горе... Ты знаешь, собери вещи - я его прямо сейчас и заберу.

Моя квартира ожила- ее наполнили звуки, запахи, смех…
Сегодня Андрейке три года. Я украсила комнату воздушными шариками, испекла торт. Андрей игрался на ковре машинками.
Я улыбнулась, глядя на сына,- Какой молодец, уже до пяти считает,- подумала я,- конечно, то, что я его упустила при родах не прошло даром, но развивается он почти как все дети.
Я посмотрела на часы,- Андрюша, собери игрушки, скоро гости придут. Он взял коробку и немного прихрамывая, стал собирать игрушки.
В дверь позвонили. Я поспешила открыть, на пороге стояла Оля.
- Привет, я вот пришла…- она не могла подобрать слова, нервно перекидывая коробку в руках.
- Оля, заходи, что ты стоишь? Андрюша! Иди сюда: к нам гости...


                                                                                                                     

© Copyright: Анна Март, 2011

Регистрационный номер №0002041

от 9 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0002041 выдан для произведения:

Спирт, разбавленный водой, обжег мое горло.
- Ху, - выдохнула я и стала лихорадочно искать, чем запить.
- Так-то лучше, сейчас полегчает, и никому не слова, поняла? - Сергей Иванович, посмотрел на меня строго.
- Я не знаю, как это получилось, Боже, я же не хотела…- я плакала, заикалась, качаясь из стороны в сторону.
- Ася! – он схватил меня за плечи и стал с силой трясти. – Ты забудешь, никто не узнает, роженица еле жива, может до утра не дожить.
-Как же так? А малыш, что с ним?- спросила я и налила себе еще немного спирта.
-Жив он, жив, удар сильный - не шутки полтора метра о кафель... Гематома большая на голове, но я думаю, все обойдется, ты главное молчи, поняла?!- прикрикнул он и вышел из процедурной.
Я выпила еще, тепло разлилось по телу и стало успокаивать. Руки еще тряслись. Я посмотрела в окно, за окном ночь , пушистый снег медленно ложился на землю. Тихо. Только слышно, как где-то проехал трамвай.
- Странно, ночью трамвай? – подумала я.- О чем это я думаю? Только что чуть не убила ребенка.
Сердце защемило, слезы вновь хлынули из глаз. Я столько лет проработала в роддоме, не новенькая же и вдруг не удержала... Только вспомню этот звук - все внутри сжимается.
Мамочка бедная так намучилась, до сих пор не очнулась... Как я ей в глаза посмотрю? Еще и Ольги Соколовой  дочь. С Ольгой я в  медучилище училась, подругами были. Она так переживала, за дочь, все звонила мне,- Ася, миленькая только ты сама роды прими , а то, знаешь, как бывает, молодежи набрали на работу,- просила она.
-Да, ты не переживай, все хорошо будет,- успокаивала я ее.

Сергей Иванович, вернулся в процедурную.
- Что сидишь? Иди лучше домой, Ася,- сказал он.
-Что случилось?- спросила я, всматриваясь в его взволнованное лицо.
- Умерла она... Кровотечение, и потом сердце слабо...- сказал он и подошел к окну.
-Боже! – выдохнула я и обхватила голову руками.- Почему? Ну, почему?

Холодный ветер кружил и кидал снег в лицо. Ольгу вели под руки, она неистово кричала и вырывалась. Похороны были скромные. Гроб оббит бордовой тканью, небольшой оркестр и самые близкие люди, в том числе и я… Я смотрела, как опускают гроб, вертела в руках искусственные цветы и мысленно просила прощения.
- Прости!!! Прости меня,- повторяла я,- из-за меня твой малыш может стать инвалидом.
Люди подходили к яме, бросали землю и отходили в сторону. Я стояла и боялась подойти. Не могу… Я посмотрела на цветы в руках, медленно подошла и положила их рядом с венками.
- Прости... - прошептала я.

Долго не могла открыть квартиру - руки не слушались, дрожали, и я все не могла вставить ключ. Наконец я открыла дверь. Тишина - только урчание холодильника и тиканье часов наполняло мою квартиру звуками. Я сняла дубленку, снег падал на пол и превращался в лужи. На кухне в клетке прыгал попугай.
- Гоша хороший, Гоша хороший,- выкрикивал он.
Я заварила кофе, сделала бутерброд и разрыдалась…
Вдруг перед глазами пронеслась вся моя жизнь.
Страшная авария, после которой я пролежала полгода. Врачи сомневались в том, что я смогу ходить: таз был раздроблен полностью. Но к их удивлению я быстро поправлялась и потихоньку начала становиться на ноги. Когда меня выписывали мой муж, Коля, принес огромный букет ромашек. Мы были молоды и безумно счастливы.
Казалось, жизнь только начинается. Я радовалась, собирала вещи, и готовилась ехать домой.
Проходя мимо кабинета главврача, я случайно услышала разговор.
- Все хорошо, срослось отлично, организм молодой, будет еще танцевать, но…
- Что но? - перебил врача Коля.
- Но детей, к сожалению, она рожать не сможет.
Они говорили, что-то еще, но я их уже не слышала, я бежала, бежала, сама не зная куда. Очнулась уже в сквере возле больницы.    
-Как же, как же так ?- плакала я - Он так хотел ребенка , мы так мечтали!      
Все же я нашла в себе силы прийти домой.
Коли, там уже не было. Пустые шкафы, полки , даже зубной щетки его нет.
Ушел… Молча, без объяснений.
С тех пор я жила одна, мужчины разочаровали  меня и не было в моей жизни ни одного, кто бы смог меня переубедить. Работа, работа, я работала без выходных, подменяла всех.
Не имея возможности быть матерью, я помогала другим рожать своих малышей. Сколько фотографий у меня в кабинете, тех, кого я приняла на этот свет.
    А теперь вот эта трагедия.
- Как Ольга выдержит? Год назад муж у нее погиб, в горах разбился, теперь вот дочь.
Я закурила, выпила свой уже холодный кофе.

Прошло полгода. Жизнь текла своим чередом. Работа затянула меня опять с головой, и я лишь иногда вспоминала о своей вине.
...Я спешила на работу, уже обулась, надела дубленку, взяла ключи. И тут зазвонил телефон.
- Ну, кто это еще,- подумала я.
- Алло.
- Ася, привет, это Оля,- послышался тихий голос.
- Привет, что-то случилось? – спросила я.
- Нет, а почему ты спрашиваешь?- удивилась она.
- Просто, у тебя такой голос уставший.
- Да, наверное, Ася, мне нужна твоя помощь, ты бы не могла приехать ко мне?- спросила она.
- Да, конечно, я сейчас, только отпрошусь с работы.

Я поймала такси и примчалась к Ольге, заранее зная: что бы она не попросила, я сделаю все!
Оля открыла дверь и тут же кинулась мне навстречу, обняла меня.
-Спасибо, что пришла... Я уже не знаю, что делать, сказала она и я почувствовала на своей щеке ее слезы.
- Что ты Оленька, успокойся, пошли, поговорим, сказала я.
- Да, да, что это я с порога? Проходи... Нервы совсем уже расшатались.
Из спальни послышался детский плач...
- Сейчас, Ася, ты посиди, это он плачет, я сейчас,- она вышла.
- Почему он? - подумала я. – Разве имени у ребенка нет?! Как-то странно...
Я осмотрелась, на тумбочке стоял в рамочке портрет Ольгиной дочери. Я не могла оторвать взгляд от ее глаз, сама не заметила, как начала плакать.
Плач не прекращался, а, казалось, ребенок стал кричать еще больше. Я вытерла слезы и пошла в спальню. Ольга сидела возле окна и неподвижно смотрела во двор. Малыш заходился от плача, его личико морщилось и краснело.
- Чи, чи, чи, что ты, маленький? - я подошла к нему, взяла на руки,- Оля, он же мокренький, где у тебя памперсы или пеленки?
- Что? - она вздрогнула от неожиданности. – А... Да... Конечно...
Я поменяла малышу памперс, нагрела молоко, устроилась с ним на диванчике. Малыш жадно приник к соске, обхватив мою руку своими маленькими пальчиками.
-Я не могу к нему подходить, не могу смотреть на него и еще я боюсь, что что-то сделаю с ним или с собой.- вдруг сказала Оля и стала нервно ходить по комнате.
-Что ты, Оля, так нельзя, тебе нужно отдохнуть, почему ты с ним одна, где его отец? – спросила я.
-Отец? Отец? Ася, ты же ничего не знаешь,- сказала она.- мою дочь изнасиловали.
- Боже, я же не знала, прости.
-Я и сама не хочу вспоминать, когда Аленка забеременела я уговаривала ее сделать аборт, а она ни в какую. Буду рожать и все. А теперь, где моя Аленка? Как подумаю, кто виноват,- она с ненавистью посмотрела на малыша.
- Оля, но он же и ее сын, и твой внук, тебе нужно отдохнуть, ты просто устала,- пыталась я ее успокоить.
Я забрала уже пустую бутылочку. Малыш зачмокал ротиком и стал закрывать глазки.
- Уснул,- тихонько сказала я.
- Ася, ты извини, я накинулась на тебя со своими проблемами... Просто мне нужен совет... Понимаешь... Я хочу от него... Отказаться.
- Что?- удивилась я.
- Ася, я, правда, не могу. Не люблю я его, понимаешь?
- Оля, ты уверенна, может, ты просто устала? – пыталась я ее успокоить.
- Нет, я уверенна. И я хочу еще тебя попросить: забери его, пока не оформят в детдом.
- Как это? – растерялась я.
- Ася, я боюсь… боюсь его убить,- сказала она шепотом и посмотрела по сторонам.
- Оля, ты что?- я была шокирована.
- Вчера ночью он сильно плакал, я взяла его на руки, и вдруг мне так захотелось кинуть его со всей силы на пол, чтобы не слышать! Не видеть!! Забыть!!!!! – она покраснела и перешла на крик.
-Успокойся, конечно, я его заберу, как его зовут-то? – спросила я.
-Назови, как хочешь,- безразлично сказала Оля,- ты, наверное, думаешь, что я чудовище?
- Нет, что ты? Я понимаю: у тебя горе... Ты знаешь, собери вещи - я его прямо сейчас и заберу.

Моя квартира ожила- ее наполнили звуки, запахи, смех…
Сегодня Андрейке три года. Я украсила комнату воздушными шариками, испекла торт. Андрей игрался на ковре машинками.
Я улыбнулась, глядя на сына,- Какой молодец, уже до пяти считает,- подумала я,- конечно, то, что я его упустила при родах не прошло даром, но развивается он почти как все дети.
Я посмотрела на часы,- Андрюша, собери игрушки, скоро гости придут. Он взял коробку и немного прихрамывая, стал собирать игрушки.
В дверь позвонили. Я поспешила открыть, на пороге стояла Оля.
- Привет, я вот пришла…- она не могла подобрать слова, нервно перекидывая коробку в руках.
- Оля, заходи, что ты стоишь? Андрюша! Иди сюда: к нам гости...


                                                                                                                     

Рейтинг: +3 320 просмотров
Комментарии (4)
Ирина Горбань # 14 декабря 2011 в 20:07 +1
БРАВО!!!!!!!!!!!!!!!!!
Мне больше нечего сказать.
ВЕЛИКОЛЕПНО!!!
Анна Март # 14 декабря 2011 в 20:12 0
Спасибо, Ирина!!! Ваши слова для меня подарок! prezent
Вера # 29 февраля 2012 в 22:50 +1
Я так зачиталась, до слёз тронуло zst Спасибо за это произведение flower У меня тоже сынишка маленький
Анна Лукашева # 30 октября 2012 в 11:25 +1
Сильно. Очень сильно. Отчего-то вспомнился фильм "Евдокия". Хотя он и не совсем о том же, но ...