ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Трава не вырастает сухой

 

Трава не вырастает сухой

8 ноября 2013 - Владимир Дылевский
article168477.jpg

 Встань над обрывом, попробуй обнять облака, и может, ты поймёшь, насколько велик этот мир.

 

 

Стрела без наконечника не потонет в реке – проживи ещё один день без гнева.

 

 

Улыбнись своей тени и спой свою песню для эха. Эхо откликнется, тень укажет дорогу. Значит, ты в начале пути.

 

 

Память – следы на тропе нашей жизни.

 

"Почему ты не оставляешь в полёте следов?" – спросил я у орла.

"Мне не нужно повторять свой путь" – отвечал орёл. – "Не завидуй мне, человек. У тебя есть имя. У каждого есть то, что он получил при рождении. Мне незачем возвращаться к своей добыче. Что с ней станет после меня... Про то знает лишь ворон"

"Тогда расскажи мне, где кончается прерия. И где солнце, коснувшись земли, разжигает пламя заката"

"Никогда не видел я этого места. Тебе незачем туда спешить, человек. Что ожидает тебя на склоне дня, про то знает лишь ворон"

                                                                             *    *    *

 

      Тихий Рассвет лежал ничком на камнях у ручья, когда на него легла чья-то тень. Он медленно потянулся к копью. Не нащупав в пределах вытянутой руки древко, рука сжала первый попавшийся булыжник. Подошедший к нему человек остановился.

      Индеец по-прежнему лежал лицом вниз, наблюдая за нерешительно переминающуюся с ноги на ногу тень в широкополой шляпе.

     – Добрый день, – решился, наконец, заговорить незнакомец. – Если ты из дакотов, то я твой сосед. Моё ранчо находится в полумиле отсюда вверх по ручью. А зовут меня Тэд Хиксон. Не бойся, я не сделаю ничего плохого. Посмотри на меня – у меня в руках ничего нет.

     Голос был молодой и звонкий. Хрустнула под подошвами высоких ботинок галька. Фермер подошёл поближе и присел на корточки.

      – У тебя кровь… Ты ранен? Должно быть, ты пришёл к ручью напиться и потерял сознание. Позволь, я тебе помогу. Хочешь пить?

      «А можно ли ему сейчас пить воду? »…

      Тед Хиксон осторожно взял дакота за плечо и перевернул его на спину. Приподняв подол одеяния. Пулевое ранение, чуть ниже рёбер, в правом боку.

      «Чёрт бы меня побрал… Я ведь не доктор» – Тед сдвинул шляпу на лоб и почесал правое ухо мизинцем. Он не имел ни малейшего понятия, насколько может быть опасным такое ранение. По любым меркам, он был чужаком в этих местах. В устье ручья он поселился чуть меньше месяца назад и ничего не знал о здешних нравах.

      Имел ли он право отвезти жителя Туманной долины в Лонгвилл и передать его в руки городского эскулапа? Во всяком случае, до города слишком далеко. Может быть, есть какой-то шанс, что ближайшее стойбище индейцев находится за холмами, на западе. В конце концов, дакоты тоже должны уметь лечить свои раны.

     – На склоне Холодной горы… – с усилием произнёс индеец. – Четверо белых… они стреляли… Я шёл мимо…

      Холодная гора… – Тед призадумался. – В тех краях обитает банда Лысого Дика. Они стреляют во всех без разбора. Шёл бы я мимо, они бы и меня тоже… ­ – он достал из кармана платок и смочил его в виски…

                                                                        *    *    *

      – …Я работал на кирпичной фабрике в Честере. Дела у них не заладились и нас всех выставили на улицу. Хозяин Торнстон обещал, что через полгода нас вернёт, но управляющий Бредли уже тогда сказал, что надеться не на что…

      Тед медленно брёл через мелкий кустарник по рыжим камнями вёл за собой лошадь. Тихий Рассвет держался за лошадиную шею, прижавшись щекой к тёмной гриве. Временами он открывал глаза и смотрел на Хиксона безо всякого выражения.

      … В Детройте работал у жестянщика. Затем, разносчиком газет. У меня скопились кое-какие сбережения, и я купил это ранчо. Сам не пойму, зачем оно мне понадобилось. Я ничего не смыслю в земледелии…

      Тед замолчал. Ему стало неловко. Его обвели вокруг пальца как последнего олуха. «Ранчо» ему досталось по бросовой цене. Как выяснилось позже, он приобрёл брошенный старателями домик у ручья. Пол и стены основательно погрызли термиты, а вокруг пришедшего в негодность жилища лежала ни на что не годная каменистая почва. Никакого золота в ручье, разумеется, никто никогда не видел.

      –Кирпичи… индеец поднял голову.

      Ну да, это такие камни из глины. Из них потом делают дома.

      Такой дом никуда не унесёшь, – заметил дакот.

      Хиксон споткнулся от неожиданности и чтобы не упасть зашагал быстрее. Ведомая им лошадка покорно ускорила шаг.

     Пожалуй…

      Лес превратится в пепел, чтобы согреть такой дом.

      Тед промолчал. Этот молодой индеец, возможно, был его ровесником. Но двумя незатейливыми фразами он как-то сразу поставил представление об окружающем с ног на голову.

     – Хозяин фабрики… управляющий… Зачем тебе столько вождей, белый человек?

      Не знаю даже, – Тед улыбнулся. – Мне дали работу, и у меня появилась возможность хоть как-то прокормить себя. Однако я вижу, что простые вещи, оказывается, объяснить не так-то просто. Ты-то сам куда направлялся? Если не секрет, конечно.

­     – Я нёс вампум Скользкой Рыбе.

      – Понятно. Шёл с последними известиями. – Кивнул Тед. Это была часть из того немногого, что поведал ему о здешних обычаях Фред Роумер за пивом накануне сделки. – Совсем как я полгода назад в Детройте. Значит, идём к Скользкой Рыбе. Не ошибиться бы в выборе направления.

      – Тропа не будет извиваться, пока солнце не ляжет на гору. Она раздвоится. Путь левой руки ведёт к вигвамам Скользкой Рыбы. Тропа правой руки теряется в Кипящем поле. Тед приведёт лошадь к Кипящему полю.

      – Мы уже не идём к Скользкой Рыбе? – уточнил Тед. – А как же твоё донесение?

      – Тихий Рассвет не доберётся до Туманной долины живым. Он хочет увидеть Кипящее поле.

     Тед остановился и, заслонившись ладонью от солнца, посмотрел перед собой. Дорога, по которой они шли, была покрыта мелкой осыпью, по обочинам её росли редкие кактусы. Перед ними лежал небольшой подъём, за которым ничего не было видно.

     –Рановато ты себя хоронишь, братец. Хочешь ещё воды? – Тихий Рассвет лишь шевельнул губами и Хиксон достал из мешка флягу. – Но зачем тебе Кипящее поле?

      Увидеть ещё раз… Как две весны назад по кипящим цветам… бежала Белая Пума. Цветы как пена на берегу. Они текли ко мне… волнами. Это был День Великого Духа... Тихий Рассвет унесёт его с собой…

      Голос дакота заметно ослаб. Перед каждой фразой он делал глубокий вдох.

     «Наверное, он прав. Дела плохи» – подумал Тед. Он бесцельно рылся в мешке, перекладывая свой нехитрый скарб.

      – Знаешь, в чём-то я тебе даже завидую, – вымолвил он. – Увижу я эти цветы, но не найду в них никакой пены и не замечу Великого Духа. Во мне нет ни капли воображения. И фантазия хромает на обе ноги.

     – Смотри перед собой, белый человек… в глаза нового дня. Трава никогда не вырастает сухой…

      Расслышал ли он последние слова, либо это было созвучное шуршание ветра по скалам – Хиксон уже не знал. Индеец отпустил шею лошади и медленно сползал вниз. Тед бросил мешок и, подбежав, подхватил его.Сердце дакота уже не билось и Тед не почувствовал на своей ладони его дыхания.

* * *

      Хиксон устроился на ночь в узком проходе между скал, за которым простиралось Кипящее поле. Тихий Рассвет лежал рядом с расседланной на ночь лошадью. Тед посмотрел на неподвижные, обращённые к чистому небу глаза, на непонятные знаки, нанесённые на щеках и на лбу белыми и красными штришками. И накрыл лицо индейца платком, решив, что отвезёт усопшего вместе с вампуном к Скользкой Рыбе ещё до полудня.

      Три больших, расположенных полукругом валуна послужили ему естественным убежищем, у входа в которое горел костёр. Тед подрёмывал, прислонившись спиной к валуну, вздрагивал и, открывая глаза, видел перед собою звёзды сияющей дорожкой уходящие за горизонт. В какой-то момент показалось, что платок на лице индейца вздымается и опадает. Не сообразив спросонья, Тед решил, что его попутчик спит, и, надвинув шляпу на глаза, уснул сам.

      Утро разбудило его влажной прохладой. Поднявшись, он потоптался на месте и перешагнул через тлеющие угли. Ущелье за спиной находилось во власти ночи. Кипящее поле, вот оно – небольшое, покрытое поникшими белыми цветами.

      – Не довёз я тебя до места, приятель. Так что же… – Тед приподнял тело дакота, посадив лицом к полю. – Не знаю, где ты там сейчас, но, может, ещё увидишь свою Белую Пуму, бегущую по волнам. А потом я взгляну в глаза новому дню и отвезу тебя к твоим братьям.

      Тед поднял глаза, и у него перехватило дыхание. Невидимое за горами солнце полыхнуло медным бликом на гладкой скале. Лучи тончайшими перлами скрестились в лёгком заволновавшемся тумане, сплетя невесомую сеточку из жемчужных огней. Подул ветер, всколыхнувший цветы, и всё поле до самого горизонта вскипело белой искрящейся пеной.

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Владимир Дылевский, 2013

Регистрационный номер №0168477

от 8 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0168477 выдан для произведения:

 Встань над обрывом, попробуй обнять облака, и может, ты поймёшь, насколько велик этот мир.

Стрела без наконечника не потонет в реке – проживи ещё один день без гнева.

Улыбнись своей тени и спой свою песню для эхо. Эхо откликнется, тень укажет дорогу. Значит, ты в начале пути.

Память – следы на тропе нашей жизни.

"Почему ты не оставляешь в полёте следов?" – спросил я у орла.

"Мне не нужно повторять свой путь" – отвечал орёл. – "Не завидуй мне, человек. У тебя есть имя. У каждого есть то, что он получил при рождении. Мне незачем возвращаться к своей добыче. Что с ней станет после меня... Про то знает лишь ворон"

"Тогда расскажи мне, где кончается прерия. И где солнце, коснувшись земли, разжигает пламя заката"

"Никогда не видел я этого места. Тебе незачем туда спешить, человек. Что ожидает тебя на склоне дня, про то знает лишь ворон"

                                                                             *    *    *

      Тихий Рассвет лежал ничком на камнях у ручья, когда на него легла чья-то тень. Он медленно потянулся к копью. Не нащупав в пределах вытянутой руки древко, рука сжала первый попавшийся булыжник. Подошедший к нему человек остановился.

      Индеец по-прежнему лежал лицом вниз, наблюдая за нерешительно переминающуюся с ноги на ногу тень в широкополой шляпе.

     – Добрый день, – решился, наконец, заговорить незнакомец. – Если ты из дакотов, то я твой сосед. Моё ранчо находится в полумиле отсюда вверх по ручью. А зовут меня Тэд Хиксон. Не бойся, я не сделаю ничего плохого. Посмотри на меня – у меня в руках ничего нет.

     Голос был молодой и звонкий. Хрустнула под подошвами высоких ботинок галька. Фермер подошёл поближе и присел на корточки.

      – У тебя кровь… Ты ранен? Должно быть, ты пришёл к ручью напиться и потерял сознание. Позволь, я тебе помогу. Хочешь пить?

      «А можно ли ему сейчас пить воду? »…

      Тед Хиксон осторожно взял дакота за плечо и перевернул его на спину. Приподняв подол одеяния. Пулевое ранение, чуть ниже рёбер, в правом боку.

      «Чёрт бы меня побрал… Я ведь не доктор» – Тед сдвинул шляпу на лоб и почесал правое ухо мизинцем. Он не имел ни малейшего понятия, насколько может быть опасным такое ранение. По любым меркам, он был чужаком в этих местах. В устье ручья он поселился чуть меньше месяца назад и ничего не знал о здешних нравах.

      Имел ли он право отвезти жителя Туманной долины в Лонгвилл и передать его в руки городского эскулапа? Во всяком случае, до города слишком далеко. Может быть, есть какой-то шанс, что ближайшее стойбище индейцев находится за холмами, на западе. В конце концов, дакоты тоже должны уметь лечить свои раны.

     – На склоне Холодной горы… – с усилием произнёс индеец. – Четверо белых… они стреляли… Я шёл мимо…

      Холодная гора… – Тед призадумался. – В тех краях обитает банда Лысого Дика. Они стреляют во всех без разбора. Шёл бы я мимо, они бы и меня тоже… ­ – он достал из кармана платок и смочил его в виски…

                                                                        *    *    *

      – …Я работал на кирпичной фабрике в Честере. Дела у них не заладились и нас всех выставили на улицу. Хозяин Торнстон обещал, что через полгода нас вернёт, но управляющий Бредли уже тогда сказал, что надеться не на что…

      Тед медленно брёл через мелкий кустарник по рыжим камнями вёл за собой лошадь. Тихий Рассвет держался за лошадиную шею, прижавшись щекой к тёмной гриве. Временами он открывал глаза и смотрел на Хиксона безо всякого выражения.

      … В Детройте работал у жестянщика. Затем, разносчиком газет. У меня скопились кое-какие сбережения, и я купил это ранчо. Сам не пойму, зачем оно мне понадобилось. Я ничего не смыслю в земледелии…

      Тед замолчал. Ему стало неловко. Его обвели вокруг пальца как последнего олуха. «Ранчо» ему досталось по бросовой цене. Как выяснилось позже, он приобрёл брошенный старателями домик у ручья. Пол и стены основательно погрызли термиты, а вокруг пришедшего в негодность жилища лежала ни на что не годная каменистая почва. Никакого золота в ручье, разумеется, никто никогда не видел.

      –Кирпичи… индеец поднял голову.

      Ну да, это такие камни из глины. Из них потом делают дома.

      Такой дом никуда не унесёшь, – заметил дакот.

      Хиксон споткнулся от неожиданности и чтобы не упасть зашагал быстрее. Ведомая им лошадка покорно ускорила шаг.

     Пожалуй…

      Лес превратится в пепел, чтобы согреть такой дом.

      Тед промолчал. Этот молодой индеец, возможно, был его ровесником. Но двумя незатейливыми фразами он как-то сразу поставил представление об окружающем с ног на голову.

     – Хозяин фабрики… управляющий… Зачем тебе столько вождей, белый человек?

      Не знаю даже, – Тед улыбнулся. – Мне дали работу, и у меня появилась возможность хоть как-то прокормить себя. Однако я вижу, что простые вещи, оказывается, объяснить не так-то просто. Ты-то сам куда направлялся? Если не секрет, конечно.

­     – Я нёс вампум Скользкой Рыбе.

      – Понятно. Шёл с последними известиями. – Кивнул Тед. Это была часть из того немногого, что поведал ему о здешних обычаях Фред Роумер за пивом накануне сделки. – Совсем как я полгода назад в Дейтройте. Значит, идём к Скользкой Рыбе. Не ошибиться бы в выборе направления.

      – Тропа не будет извиваться, пока солнце не ляжет на гору. Она раздвоится. Путь левой руки ведёт к вигвамам Скользкой Рыбы. Тропа правой руки теряется в Кипящем поле. Тед приведёт лошадь к Кипящему полю.

      – Мы уже не идём к Сколькой Рыбе? – уточнил Тед. – А как же твоё донесение?

      – Тихий Рассвет не доберётся до Туманной долины живым. Он хочет увидеть Кипящее поле.

     Тед остановился и, заслонившись ладонью от солнца, посмотрел перед собой. Дорога, по которой они шли, была покрыта мелкой осыпью, по обочинам её росли редкие кактусы. Перед ними лежал небольшой подъём, за которым ничего не было видно.

     –Рановато ты себя хоронишь, братец. Хочешь ещё воды? – Тихий Рассвет лишь шевельнул губами и Хиксон достал из мешка флягу. – Но зачем тебе Кипящее поле?

      Увидеть ещё раз… Как две весны назад по кипящим цветам… бежала Белая Пума. Цветы как пена на берегу. Они текли ко мне… волнами. Это был День Великого Духа... Тихий Рассвет унесёт его с собой…

      Голос дакота заметно ослаб. Перед каждой фразой он делал глубокий вдох.

     «Наверное, он прав. Дела плохи» – подумал Тед. Он бесцельно рылся в мешке, перекладывая свой нехитрый скарб.

      – Знаешь, в чём-то я тебе даже завидую, – вымолвил он. – Увижу я эти цветы, но не найду в них никакой пены и не замечу Великого Духа. Во мне нет ни капли воображения. И фантазия хромает на обе ноги.

     – Смотри перед собой, белый человек… в глаза нового дня. Трава никогда не вырастает сухой…

      Расслышал ли он последние слова, либо это было созвучное шуршание ветра по скалам – Хиксон уже не знал. Индеец отпустил шею лошади и медленно сползал вниз. Тед бросил мешок и, подбежав, подхватил его.Сердце дакота уже не билось и Тед не почувствовал на своей ладони его дыхания.

* * *

      Хиксон устроился на ночь в узком проходе между скал, за которым простиралось Кипящее поле. Тихий Рассвет лежал рядом с расседланной на ночь лошадью. Тед посмотрел нанеподвижные, обращённые к чистому небу глаза, на непонятные знаки, нанесённые на щеках и на лбу белыми и красными штришками. И накрыл лицо индейца платком, решив, что отвезёт усопшего вместе с вампуном к Сколькой Рыбе ещё до полудня.

      Три больших, расположенных полукругом валуна послужили ему естественным убежищем, у входа в которое горел костёр. Тед подрёмывал, прислонившись спиной к валуну, вздрагивал и, открывая глаза, видел перед собою звёзды сияющей дорожкой уходящие за горизонт. В како-то момент показалось, что платок на лице индейца вздымается и опадает. Не сообразив спросонья, Тед решил, что его попутчик спит, и, надвинув шляпу на глаза, уснул сам.

      Утро разбудило его влажной прохладой. Поднявшись, он потоптался на месте и перешагнул через тлеющие угли. Ущелье за спиной находилось во власти ночи. Кипящее поле, вот оно – небольшое, покрытое поникшими белыми цветами.

      – Не довёз я тебя до места, приятель. Так что же… – Тед приподнял тело дакота, посадив лицом к полю. – Не знаю, где ты там сейчас, но, может, ещё увидишь свою Белую Пуму, бегущую по волнам. А потом я взгляну в глаза новому дню и отвезу тебя к твоим братьям.

      Тед поднял глаза, и у него перехватило дыхание. Невидимое за горами солнце полыхнуло медным бликом на гладкой скале. Лучи тончайшими перлами скрестились в лёгком заволновавшемся тумане, сплетя невесомую сеточку из жемчужных огней. Подул ветер, всколыхнувший цветы, и всё поле до самого горизонта вскипело белой искрящейся пеной.

 

 

 

 

 

Рейтинг: +26 414 просмотров
Комментарии (49)
Серов Владимир # 8 ноября 2013 в 23:18 +2
Очень красиво! super
Владимир Дылевский # 8 ноября 2013 в 23:19 +2
Спасибо, Владимир!
c0137
Лариса Тарасова # 9 ноября 2013 в 06:39 +2
Володя! Наслаждение - заходить на Ваши "индейские" страницы! Грустная история, рассказанная сдержанно и красиво, чистый поэтический штрих с глубокой, умной философской прембулой. "Стрела без наконечника не потонет в реке – проживи ещё один день без гнева" и "Трава не вырастает сухой". Тяжелым железом наполняются сердца в гневе, все верно. На сердце ложатся строки. Картина, созданная воображением и прекрасной музыкой прерий! Володя, все самые лучшие эпитеты - Вам за эту удивительную индейскую поэму!
Владимир Дылевский # 9 ноября 2013 в 07:26 +1
Лариса, спасибо! Старался. чтобы все афоризмы соответствовали индейскому видению мира.
Лариса Тарасова # 29 июля 2015 в 08:32 +1
+10 000 баллов!
supersmile
Владимир Дылевский # 29 июля 2015 в 22:06 0
Спасибо, Лариса! Миллион цветов!
Ирина Ашихмина # 9 ноября 2013 в 14:57 +2
Увлеклась...!!!! Спасибо !
Владимир Дылевский # 9 ноября 2013 в 15:46 +1
Ирина, спасибо!
Ирина Чебанова # 9 ноября 2013 в 19:43 +2
Владимир, очень трогательная и душевная история! ЗДОРОВО!
Владимир Дылевский # 9 ноября 2013 в 19:49 +1
Ирина, спасибо!
Татьяна Белая # 10 ноября 2013 в 06:52 +2
Володя, лучше Ларисы не скажешь. Я присоединяюсь к её мнению. girlkiss
Владимир Дылевский # 10 ноября 2013 в 06:57 +1
Спасибо, Тата!
Маргарита Тодорова # 10 ноября 2013 в 08:48 +2
Володя! Ничего не хочется говорить... Изумительный рассказ: мудро-философский, красоты необыкновенной!
Владимир Дылевский # 10 ноября 2013 в 09:06 +2
Спасибо, Маргарита! Цветы прекрасные!
Анатолий Киргинцев # 10 ноября 2013 в 10:37 +2
Музыкальное сопровождение как всегда на высшем уровне, но множество индейских имен и намеков на какие-то события, которые понятны только автору немного напрягают.
Владимир Дылевский # 10 ноября 2013 в 10:58 +1
Спасибо, Толя! Индейских имён всего три. Не так много, чтобы запутаться или утомиться mmm А какие места непонятны? Чтобы быть объективным, спроси по этим непонятным местам Ларису, Тату и Маргариту. Если эти моменты непонятны никому, я внесу изменения. smile
Лариса Тарасова # 29 июля 2015 в 08:42 +1
Легчайший, как пух, язык аллегорий - сдержан и абсолютно понятен. Новелла - сюжет для хорошего фильма с прекрасной индейской мелодией.
Давно не заходила на Ваши особенные, вольные, чистые, светлые индейские страницы, Володя.
Владимир Дылевский # 29 июля 2015 в 22:10 0
Мало для фильма, Лариса. smile Только для очень короткометражного.
Таня Петербуржская # 11 ноября 2013 в 19:11 +2
Владимир впервые читаю ваше произведение. Увлеклась и с сожалением, подошла к финалу. Так интересно. Столько жизненной мудрости.
Спасибо, за доставленное удовольствие от прочтения!
Владимир Дылевский # 11 ноября 2013 в 19:14 +1
Татьяна, спасибо!
Татьяна Гурова # 16 ноября 2013 в 02:19 +1
С удовольствием читаю вашу индейскую серию стихов и рассказов. 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e rolf
Владимир Дылевский # 16 ноября 2013 в 06:57 +1
Татьяна, спасибо!
Тамара Квитко # 17 ноября 2013 в 22:20 +2
Владимир!
Удивительно, трогательно и поэтично!
big_smiles_138

С уважением,
Тамара.
Владимир Дылевский # 18 ноября 2013 в 18:38 +1
Спасибо, Тамара!
Марина Кауханен # 22 ноября 2013 в 13:05 +2
Мудро, красиво, интересно! buket3
Владимир Дылевский # 22 ноября 2013 в 15:32 +1
Марина, спасибо!
Радмила Михайлова # 28 ноября 2013 в 10:43 +2
Сердце замерло, от твоего рассказа, Володя!
Спасибо за добро, красоту и мудрость твоих строк!
В детстве зачитывалась Купером... И так по душе,
твоя замечательная, творческая работа...
Спасибо большое за удовольствие от прочтения!

8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Владимир Дылевский # 28 ноября 2013 в 16:31 +1
Спасибо, Радмила!
Марина Попова # 5 декабря 2013 в 13:20 +2
Интересная вещь. Философская.
Есть о чем поразмыслить. Спасибо.
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Владимир Дылевский # 5 декабря 2013 в 13:58 +1
Спасибо, Марина!
Валерий Шолдя # 9 декабря 2013 в 18:40 +2
Очень интересный получился рассказ!
Вообще тема о индейцах всегда привлекает своими приключениями
и читается увлечённо .... спасибо за интересный рассказ!

Владимир Дылевский # 9 декабря 2013 в 18:48 +1
Спасибо, Валерий!
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 14 декабря 2013 в 22:56 +2
Владимир Дылевский # 14 декабря 2013 в 23:00 +1
Спасибо, Николай!
c0411
Светлана Невская # 20 декабря 2013 в 00:11 +1
Восхитительно! Сильно! Мудро! Мужественно!
Владимир, спасибо тебе за твою душевную теплоту! Я захожу к тебе на страничку и всегда уверена, здесь мне подарят кусочек своего Сердца! Строки написаны тобой с искренностью и любовью к людям, природе, свету, солнцу!
Я тебя обожаю, просто, Володя))) Про индейцев так мало пишут сейчас и совсем не снимают кинофильмов(
Мои благодарные поклоны и аплодисменты тебе, Дорогой Владимир, за великолепный рассказ!
Светлана Невская # 20 декабря 2013 в 00:14 +1
Каждый раз прошу себя не восторгаться слишком бурно и всякий раз не могу сдержать своих переживательных эмоций...
Спасибо, Володя, за твой Талант!
С превеликой радостью пожелаю тебе, Владимир, всего лучшего и доброго! Очень хочу, чтобы ты был счастливейшим из всех счастливых!
Владимир Дылевский # 20 декабря 2013 в 17:12 0
Светлана, Спасибо!
ЛЮБОВЬ БОНДАРЕНКО # 9 января 2014 в 17:39 +1
Владимир, словно фильм посмотрела! Спасибо! Очень интересно пишите!
Владимир Дылевский # 9 января 2014 в 17:44 0
Спасибо, Любовь!
Ольга Кельчина # 20 января 2014 в 19:04 +1
ПРЕКРАСНО!!! ПОЛУЧИЛА ОГРОМНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ!!!
Владимир Дылевский # 20 января 2014 в 19:07 0
Спасибо, Ольга!
Майя Ласковая # 13 февраля 2014 в 23:49 +1
Мудро! Глубоко! Осмыслено и выверено! В сопровождении тонко подобранной музыки работа очень гармонична! Спасибо, Владимир supersmile !
Владимир Дылевский # 28 февраля 2014 в 20:51 0
Спасибо, Майя!
Ирэна Артемьева # 4 июня 2014 в 11:14 +1
Володя спасибо большое!
На меня произвела сильное впечатление, мастерски изложенная,
трогательная индейская поэма.
С сердечностью и пожеланием новых творческих побед, Ирэна Артемьева
P.S.
Картиночка для вас.
Владимир Дылевский # 4 июня 2014 в 18:47 0
Спасибо, Ирена!
Ивушка # 14 марта 2015 в 10:26 +1
Очень интересный рассказ Владимир,необычайная история.Очень понравилось.
Владимир Дылевский # 14 марта 2015 в 19:01 +1
Спасибо, Мария!
Ивушка # 1 июля 2015 в 17:38 +1
Удивительной красоты вы пишите интересные рассказы,Владимир.
Владимир Дылевский # 1 июля 2015 в 17:40 +1
Спасибо, Ивушка!