ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Тяжёлый Пушкин

Тяжёлый Пушкин

10 февраля 2014 - Серов Владимир
article188696.jpg

«На белом свете чуда нет,

Есть только ожиданье чуда.

На том и держится поэт,

Что эта жажда ниоткуда»

(Арсений Тарковский, «Порой по улице бредёшь…», 1946)

 

Противная старуха у разбитого корыта, Золотая рыбка, Поп- толоконный лоб с чертями, Гвидон с бабкой Бабарихой и Золотой петушок, клюющий в лоб царя. Эти сказки я помню сызмальства.  Детские книжки на 8-10 листов с картонными страницами, растрёпанными уголками и прекрасными иллюстрациями.

Но была ещё одна.

Книга-загадка.

Толстенная (более 1000 страниц) большая книга А3 с обложкой из жёсткого картона.  Собрание сочинений А.С.Пушкина, 1954 года издания. Книга была тяжелая, я её поднять не мог.  Её клали на край дивана, и я, стоя на полу, мог её листать. Перед этим мама предупреждала, что надо аккуратно перелистывать страницы. Они были большие, как крылья, тонкие и жёлтые.

 

Картинки были черно-белые, но интересные.

Больше всего мне нравился человек с бакенбардами в развевающемся черном плаще, стоящий на камне над бушующим морем. Я всегда удивлялся, что он там стоит – там же мокро! Автором картинки был художник  с кричащей фамилией – АЙвазовский. 

Хорошо помню большую голову в богатырском шлеме, перед которой стояли маленький конь и маленький богатырь  с копьём. Что за чушь!

А картинку с Людмилой в висячем гробу я не любил.

Ещё я считал, что книгу кто-то специально испортил  -  на полях некоторых страниц или в середине текста были нарисованы какие-то маленькие фигурки или вообще – непонятные значки.

***  

Взрослея,  я время от времени обращался к этой книге.

Уже и читал её, держа на весу, подсунув снизу руку.

Но книга оставалась такой же тяжёлой.

Я давно прочитал и полюбил «Евгения Онегина» к тому моменту, когда мы начали его «проходить» в школе.  Когда задали отрывок из поэмы, я не стал выучивать всеобщее - «Я к Вам пишу, чего же боле…», а из чистого выпендрежа взял сцену объяснения Онегина с Татьяной.

«Минуты две они молчали,

Но к ней Онегин подошёл

И молвил – Вы ко мне писали.

Не отпирайтесь, я прочёл…»

***    

Потом я вернулся к Пушкину в армии. Библиотекарь, жена нашего замполита, после нескольких бесед со мной, стала выдавать мне книги из библиотечного архива. Так я смог прочитать Ромена Роллана, Стефана Цвейга, перечитать Мопассана, Гюго, Бальзака, а также – Александра Сергеевича.

 

Позже и дети стали познавать пушкинские сказки. И снова летел над дворцом Золотой петушок, нёсся шмель над морем, из которого выходили 33 богатыря и Царевна-лебедь. А рядом старик забрасывал в море дырявый невод.

Дочь Маша в два с половиной года шпарила наизусть «Царя Салтана» целыми страницами.

А на прошедшей неделе мы с внучкой Настей учили отрывок.

 «Царь Салтан гостей сажает

За свой стол и вопрошает:

«Ой вы, гости-господа,

Долго ль ездили? куда?

……..»

Неисчерпаемое Лукоморье.

Так постепенно Пушкин оседает в нас навсегда. 

А сейчас он со мной в инете –  избранное.

***  

Книга здравствует и ныне.

Лет 30 тому назад её переплели в новую обложку из дермантина и немного обрезали обветшалые края страниц.

Она по-прежнему тяжела.

Видимо, множеством мыслей  автора.

© Copyright: Серов Владимир, 2014

Регистрационный номер №0188696

от 10 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0188696 выдан для произведения:

«На белом свете чуда нет,

Есть только ожиданье чуда.

На том и держится поэт,

Что эта жажда ниоткуда»

(Арсений Тарковский, «Порой по улице бредёшь…», 1946)

 

Противная старуха у разбитого корыта, Золотая рыбка, Поп- толоконный лоб с чертями, Гвидон с бабкой Бабарихой и Золотой петушок, клюющий в лоб царя. Эти сказки я помню сызмальства.  Детские книжки на 8-10 листов с картонными страницами, растрёпанными уголками и прекрасными иллюстрациями.

Но была ещё одна.

Книга-загадка.

Толстенная (более 1000 страниц) большая книга А3 с обложкой из жёсткого картона.  Собрание сочинений А.С.Пушкина, 1954 года издания. Книга была тяжелая, я её поднять не мог.  Её клали на край дивана, и я, стоя на полу, мог её листать. Перед этим мама предупреждала, что надо аккуратно перелистывать страницы. Они были большие, как крылья, тонкие и жёлтые.

 

Картинки были черно-белые, но интересные.

Больше всего мне нравился человек с бакенбардами в развевающемся черном плаще, стоящий на камне над бушующим морем. Я всегда удивлялся, что он там стоит – там же мокро! Автором картинки был художник  с кричащей фамилией – АЙвазовский. 

Хорошо помню большую голову в богатырском шлеме, перед которой стояли маленький конь и маленький богатырь  с копьём. Что за чушь!

А картинку с Людмилой в висячем гробу я не любил.

Ещё я считал, что книгу кто-то специально испортил  -  на полях некоторых страниц или в середине текста были нарисованы какие-то маленькие фигурки или вообще – непонятные значки.

***  

Взрослея,  я время от времени обращался к этой книге.

Уже и читал её, держа на весу, подсунув снизу руку.

Но книга оставалась такой же тяжёлой.

Я давно прочитал и полюбил «Евгения Онегина» к тому моменту, когда мы начали его «проходить» в школе.  Когда задали отрывок из поэмы, я не стал выучивать всеобщее - «Я к Вам пишу, чего же боле…», а из чистого выпендрежа взял сцену объяснения Онегина с Татьяной.

«Минуты две они молчали,

Но к ней Онегин подошёл

И молвил – Вы ко мне писали.

Не отпирайтесь, я прочёл…»

***    

Потом я вернулся к Пушкину в армии. Библиотекарь, жена нашего замполита, после нескольких бесед со мной, стала выдавать мне книги из библиотечного архива. Так я смог прочитать Ромена Роллана, Стефана Цвейга, перечитать Мопассана, Гюго, Бальзака, а также – Александра Сергеевича.

 

Позже и дети стали познавать пушкинские сказки. И снова летел над дворцом Золотой петушок, нёсся шмель над морем, из которого выходили 33 богатыря и Царевна-лебедь. А рядом старик забрасывал в море дырявый невод.

Дочь Маша в два с половиной года шпарила наизусть «Царя Салтана» целыми страницами.

А на прошедшей неделе мы с внучкой Настей учили отрывок.

 «Царь Салтан гостей сажает

За свой стол и вопрошает:

«Ой вы, гости-господа,

Долго ль ездили? куда?

……..»

Неисчерпаемое Лукоморье.

Так постепенно Пушкин оседает в нас навсегда. 

А сейчас он со мной в инете –  избранное.

***  

Книга здравствует и ныне.

Лет 30 тому назад её переплели в новую обложку из дермантина и немного обрезали обветшалые края страниц.

Она по-прежнему тяжела.

Видимо, множеством мыслей  автора.

Рейтинг: +1 260 просмотров
Комментарии (9)
Федор Птичкин # 10 февраля 2014 в 11:43 +1
А "Про царя Никиту и его сорок дочерей" видимо так и не прочли. Наверстайте упущенное! В Интернете есть.
Серов Владимир # 10 февраля 2014 в 11:44 0
Не знал! Спасибо за подсказку! c0137
Серов Владимир # 10 февраля 2014 в 11:55 0
super laugh Александр Сергеевич знатный был шутник-прибаутник! И в тех птичках толк имел известный! hi
Федор Птичкин # 10 февраля 2014 в 12:44 +1
А в школе из пушкинского нужно было рассказывать:

"Недавно тихим вечерком". Не читали? Прочтите и это.
Серов Владимир # 10 февраля 2014 в 12:47 0
А как-то всё по сказкам! joke
Людмила Максимчук # 1 мая 2014 в 14:49 +1
Людмила Максимчук
поэтесса, писательница, художница,
Член Союза писателей России,
Московской городской организации

E–mail: ludmila@maksimchuk.ru
Персональный сайт: http://www.maksimchuk.ru/

* * *
Из сборника «ЛЕПЕСТКИ» – стихотворений, посвящённых великим и любимым поэтам…

* * *

Русскому поэту Александру Пушкину (1799 – 1837)

«Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастёт народная тропа…»
Александр Пушкин

* * *

Вот так-то убивать поэтов,
Сынов России убивать,
Вот так-то совесть отдавать
На откуп шпаг и пистолетов...

А что? ...Зато уже не грянет
Гроза над хилым стариком;
Тот самый профиль, что знаком,
Над площадями бронзой встанет.

А что? ...Прожил бы лет – с десяток,
А дольше – вряд ли б удалось:
В России так уж повелось,
В стране мятежников и взяток.

А что? ...Близнец весенней музы
И старший брат осенних муз
Не разрывал такой союз
В обмен на прочие союзы,

Какие дорого оценят;
Он отдавал себе отчёт,
Что время быстрое течёт,
Но в бронзе – профиль – не изменят!

А что? ...До роковой черты
Всё было сказано и спето
Устами и пером поэта.
Февраль* прощён. Сияет лето.
Свежи июньские* цветы.

Октябрь 2000 г.

* Февраль – месяц смерти поэта, июнь – месяц рождения поэта
Серов Владимир # 1 мая 2014 в 16:50 0
Хорошие стихи! Спасибо! sneg
Эля Соболева # 5 сентября 2014 в 12:25 +1
Владимир ! super Радуете меня своими произведениями . 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e У меня дома есть толстенная книга А.С,Пушкина (полное собрание сочинений ,с портретами и рисунками ,относящимися к его жизни ),там все написано ещё с "ятями ". Тоже тяжёлая,но очень интересная !!! faa725e03e0b653ea1c8bae5da7c497d
Серов Владимир # 5 сентября 2014 в 12:59 0
Рад, что и у Вас есть эта книга! soln

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
109
107
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
103
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
99
98
91
89
88
86
86
85
80
78
77
76
74
72
72
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
72
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
67
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
65
65
64
63