ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Тася на трудфронте - Отечественная война 1941-1945

 

Тася на трудфронте - Отечественная война 1941-1945

Записано по воспоминаниям моей мамы Рябушевой Таисии Игнатьевны
***

Девушка Тася уже полгода работала на железной дороге в ремонтной бригаде. Сегодня c утра, она шла на работу быстро, почти бежала, хотя и знала, что не опаздывает. Но были дела, надо было ещё почистить рабочие кирзовые сапоги перед началом дня. Вчера, после разгрузки платформы со шпалами на это не осталось сил. Бригадир Фёдорыч хвалил её и говорил, что она, Таська — сильная девка: "Только гляди, знай грань дозволенного, не бери неподъёмного!"
Так в голове кружились всякие мысли на быстром ходу, ещё думалось о том, что недолго ей, Таське, быть на тяжёлой работе. Надо бы пройти курсы на производстве, да встать дежурной стрелочницей на переезде. Образования хватает, итак целых семь классов закончила… Тёплый, летний ветерок бодрил её, легкими порывами колыхал низ белого платья в сиреневый горошек. Платье было почти новое, хотя и чуть велико, потому что досталось от старшей сестры Нюры в подарок.
Идти от своей хаты до станции пятнадцать минут. Тася жила с мамой, у них было маленькое хозяйство, так, корова, да кое-какая живность. Таисия была самая младшая у матери, а старшие пятеро, те уже своими семьями обзавелись… Приближаясь к станции Тася встретила сотрудника дядю Петю, весело поздоровалась, а он ей вдруг говорит: "Здравствуй, Таиська, а ты знаешь о том, что война началась!" Тасю пошатнуло на ходу, на сердце стало очень тревожно, «что же теперь будет?»
На станции уже было много народу, все столпились и ждали у громкоговорителя нового объявления информбюро… Потом ещё был митинг. Находились такие люди, которые не верили, говорили, что это провакация.
Но война началась, она была вдалеке и там фашисткие самолёты бомбили мирные города и вторглись на нашу родную землю. Через неделю бригадир Трошин Иван Фёдорович объявил, что собирает бригаду на выезд, на трудовой фронт и берёт только самых крепких и сильных по здоровью и дисциплина будет как военная. Тася с мамой и своими родными уже проводила на фронт своих троих старших братьев, и ей тоже захотелось что-то сделать для своёй Родины, помочь, спасти её. Она пошла к бригадиру и уговорила его добавить ей в списке один год, которого не хватало до восемнадцати. С ней в бригаде оказалась девятнадцатилетняя Нина, были ещё женщины, все железнодорожницы. Мужчин было мало — те кто в возрасте или имели бронь, как специалисты железнодорожники. Бригада набралась — шестнадцать человек. Грузились молча, без суеты с инструментами в товарный вагон. На станцию их пришли провожать все родные и знакомые. Старенькая мама провожала свою младшую дочь Таисию и беспрестанно вытирала свои слёзы, она не причитала и не кричала. Тася обняла свою маму и сказала: "Не только у нас горе, прости, но я не могу не ехать". Проводы были не долгими, все расстались как будто ненадолго и поезд тронулся. Вагон был зацеплен в хвосте состава и все долго махали своим родным.
До прифронтовой полосы ехать было далеко, да и на железной дороге нарушились все графики движения поездов. В Ленинградской области товарный вагон с бригадой много раз перецепляли к другим составам, пока не добрались до Кандалакши, потом в Куолоярви. Там им сообщили, что рядом Финская граница и, что Финляндия захвачена немцами. Бригадир Трошин получил указания о размещении, а также узнал о том, какой участок железной дороги они будут обслуживать. Участок был действительно прифронтовой. Поезда и железную дорогу фашисты часто бомбили. А движение военных эшелононов не должно было прерываться. На быстрое восстанавливление путей остро не хватало специалистов и рабочих рук.
На месте Фёдорыч распорядился выкопать две землянки. Часть людей в бригаде получили винтовки. Командиром образовавшегося подразделения был назначен из местных лейтенант Васьков. Всю бригаду обучили пользоваться винтовкой Мосина. Тася освоила винтовку и неплохо стреляла, хотя это им нужно было только для самозащиты. Порядок был военный, рядом гремел фронт. Жили в лесу в землянках, на дереве был подвешен кусок рельса, по которому в случае тревоги или сбора ударяли условное число раз. А вообще соблюдали маскировку. В землянках поставили "печки-буржуйки", и жизнь покатилась в полувоенном расписании.
Лейтенант Васьков всех предупреждал, что в этом районе могут появиться диверсанты или вражеский десант. При ремонтах железной дороги он и двое солдат обеспечивали безопасность всего состава бригады и вели охранение. Военные знали минное дело и проверяли местность в зоне работы… Тася с напарницей часто ходили обходчиками путей и в случае аварии, или какого либо происшествия на дороге, надо было со всех ног бежать и сообщать об этом. Особенно тяжело и опасно было обходить участок зимой. Однажды в конце марта 1943 года при обходе путей у железнодорожного полотна Тася увидела на расстоянии ста метров двух немцев, видимо это были диверсанты, они готовились заложить заряд под рельсы. Чтобы сбить с толку врагов она решила пойти на хитрость. Своей напарнице Вале сказала, чтобы та бежала на участок по тропе, а она её догонит. Тася боялась, вдруг Валя за ней не поспеет. Когда та скрылась из виду, Тася закричала немцам: "Хэндэ хох!" — да так громко, что сама не ожидала, что может так кричать, и после этого бросилась бежать за Валей. В ватнике бежать было тяжело, а впереди было три километра. Сзади раздавались выстрелы, хотя стрелять в неё стали не сразу. Видимо немцы растерялись и не хотели себя обнаружить. По счастливой случайности ни одна пуля не достигла цели, и извилистая тропа спасла беглянку. Позже стало известно, что диверсанты были обезврежены, и взорвать железную дорогу им не удалось.
В награду за свой смелый поступок Тася получила новые сапоги, четыре куска хозяйственного мыла и пачку махорки. Махорку Тася поменяла на мыло и всё мыло отправила посылкой в подарок своей маме. А домой она вернулась только через два года.


май 2009 г.

© Copyright: Александр Павлович Зайцев, 2014

Регистрационный номер №0212651

от 2 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0212651 выдан для произведения: Записано по воспоминаниям моей мамы Рябушевой Таисии Игнатьевны
***

Девушка Тася уже полгода работала на железной дороге в ремонтной бригаде. Сегодня c утра, она шла на работу быстро, почти бежала, хотя и знала, что не опаздывает. Но были дела, надо было ещё почистить рабочие кирзовые сапоги перед началом дня. Вчера, после разгрузки платформы со шпалами на это не осталось сил. Бригадир Фёдорыч хвалил её и говорил, что она, Таська — сильная девка: "Только гляди, знай грань дозволенного, не бери неподъёмного!"
Так в голове кружились всякие мысли на быстром ходу, ещё думалось о том, что недолго ей, Таське, быть на тяжёлой работе. Надо бы пройти курсы на производстве, да встать дежурной стрелочницей на переезде. Образования хватает, итак целых семь классов закончила… Тёплый, летний ветерок бодрил её, легкими порывами колыхал низ белого платья в сиреневый горошек. Платье было почти новое, хотя и чуть велико, потому что досталось от старшей сестры Нюры в подарок.
Идти от своей хаты до станции пятнадцать минут. Тася жила с мамой, у них было маленькое хозяйство, так, корова, да кое-какая живность. Таисия была самая младшая у матери, а старшие пятеро, те уже своими семьями обзавелись… Приближаясь к станции Тася встретила сотрудника дядю Петю, весело поздоровалась, а он ей вдруг говорит: "Здравствуй, Таиська, а ты знаешь о том, что война началась!" Тасю пошатнуло на ходу, на сердце стало очень тревожно, «что же теперь будет?»
На станции уже было много народу, все столпились и ждали у громкоговорителя нового объявления информбюро… Потом ещё был митинг. Находились такие люди, которые не верили, говорили, что это провакация.
Но война началась, она была вдалеке и там фашисткие самолёты бомбили мирные города и вторглись на нашу родную землю. Через неделю бригадир Трошин Иван Фёдорович объявил, что собирает бригаду на выезд, на трудовой фронт и берёт только самых крепких и сильных по здоровью и дисциплина будет как военная. Тася с мамой и своими родными уже проводила на фронт своих троих старших братьев, и ей тоже захотелось что-то сделать для своёй Родины, помочь, спасти её. Она пошла к бригадиру и уговорила его добавить ей в списке один год, которого не хватало до восемнадцати. С ней в бригаде оказалась девятнадцатилетняя Нина, были ещё женщины, все железнодорожницы. Мужчин было мало — те кто в возрасте или имели бронь, как специалисты железнодорожники. Бригада набралась — шестнадцать человек. Грузились молча, без суеты с инструментами в товарный вагон. На станцию их пришли провожать все родные и знакомые. Старенькая мама провожала свою младшую дочь Таисию и беспрестанно вытирала свои слёзы, она не причитала и не кричала. Тася обняла свою маму и сказала: "Не только у нас горе, прости, но я не могу не ехать". Проводы были не долгими, все расстались как будто ненадолго и поезд тронулся. Вагон был зацеплен в хвосте состава и все долго махали своим родным.
До прифронтовой полосы ехать было далеко, да и на железной дороге нарушились все графики движения поездов. В Ленинградской области товарный вагон с бригадой много раз перецепляли к другим составам, пока не добрались до Кандалакши, потом в Куолоярви. Там им сообщили, что рядом Финская граница и, что Финляндия захвачена немцами. Бригадир Трошин получил указания о размещении, а также узнал о том, какой участок железной дороги они будут обслуживать. Участок был действительно прифронтовой. Поезда и железную дорогу фашисты часто бомбили. А движение военных эшелононов не должно было прерываться. На быстрое восстанавливление путей остро не хватало специалистов и рабочих рук.
На месте Фёдорыч распорядился выкопать две землянки. Часть людей в бригаде получили винтовки. Командиром образовавшегося подразделения был назначен из местных лейтенант Васьков. Всю бригаду обучили пользоваться винтовкой Мосина. Тася освоила винтовку и неплохо стреляла, хотя это им нужно было только для самозащиты. Порядок был военный, рядом гремел фронт. Жили в лесу в землянках, на дереве был подвешен кусок рельса, по которому в случае тревоги или сбора ударяли условное число раз. А вообще соблюдали маскировку. В землянках поставили "печки-буржуйки", и жизнь покатилась в полувоенном расписании.
Лейтенант Васьков всех предупреждал, что в этом районе могут появиться диверсанты или вражеский десант. При ремонтах железной дороги он и двое солдат обеспечивали безопасность всего состава бригады и вели охранение. Военные знали минное дело и проверяли местность в зоне работы… Тася с напарницей часто ходили обходчиками путей и в случае аварии, или какого либо происшествия на дороге, надо было со всех ног бежать и сообщать об этом. Особенно тяжело и опасно было обходить участок зимой. Однажды в конце марта 1943 года при обходе путей у железнодорожного полотна Тася увидела на расстоянии ста метров двух немцев, видимо это были диверсанты, они готовились заложить заряд под рельсы. Чтобы сбить с толку врагов она решила пойти на хитрость. Своей напарнице Вале сказала, чтобы та бежала на участок по тропе, а она её догонит. Тася боялась, вдруг Валя за ней не поспеет. Когда та скрылась из виду, Тася закричала немцам: "Хэндэ хох!" — да так громко, что сама не ожидала, что может так кричать, и после этого бросилась бежать за Валей. В ватнике бежать было тяжело, а впереди было три километра. Сзади раздавались выстрелы, хотя стрелять в неё стали не сразу. Видимо немцы растерялись и не хотели себя обнаружить. По счастливой случайности ни одна пуля не достигла цели, и извилистая тропа спасла беглянку. Позже стало известно, что диверсанты были обезврежены, и взорвать железную дорогу им не удалось.
В награду за свой смелый поступок Тася получила новые сапоги, четыре куска хозяйственного мыла и пачку махорки. Махорку Тася поменяла на мыло и всё мыло отправила посылкой в подарок своей маме. А домой она вернулась только через два года.

май 2009 г.
Рейтинг: +1 248 просмотров
Комментарии (2)
Ивушка # 2 мая 2014 в 22:16 +1
Проникновенный жизненный рассказ.
Александр Павлович Зайцев # 2 мая 2014 в 23:00 +1
Спасибо Мария! Рассказ маленький, но всё правда...