ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Странные игры

 

Странные игры

28 января 2012 - Владимир Гурьев
article20033.jpg
Снегопад.… Уже который день… Похоже, сегодня он побьет все рекорды, и дежурный синоптик обнародует “сенсацию” в вечерних новостях. Видимость мало, чем отличалась от нулевой, и Саша, напрягая зрение, следил за придорожным поребриком, стараясь не пропустить поворот на парковку. “Дворники” с трудом ворочали грязно-белые комья на лобовом стекле, и проскочить в полутьме заснеженный въезд, было элементарно.
 
Александр, продавив слежавшийся наст, еле “вполз” на персональное, добытое в “тяжелых боях”, место и огляделся. В половине восьмого утра стоянка не была заполнена даже на треть. Почему-то строго по центру размещалась живописная группа из нескольких разноцветных сугробов. Красно-белый – машина охранника, сине-белый – “”Ford” знакомого из службы эксплуатации, остальные транспортные средства плохо идентифицировались. Радовало отсутствие больших черных машин: начальство досматривало сны.
 
Саша выбрался из салона и провалился в снег, едва ли, не по колено. Северный ветер, сипло посвистывая, гнал поземку и за минувшую ночь подвесил лохматую снежную бороду на колонны большого серого дома. “Осиное гнездо” еще не проснулось. Свет был виден лишь в нескольких окнах на втором этаже. Зато вечером здание будет ярко освещено, зажжется неоновая реклама, побегут огни по многочисленным растяжкам. Стоянка до отказа заполнится машинами всех цветов и размеров. Осиное гнездо пороков человеческих загудит. Музыка, голоса, звон монет создадут этот причудливый акустический эффект. А пока только белые мухи безмолвно кружатся и, обессилев, падают под ноги.
Александр повернулся спиной к ветру и нажал кнопку звонка. Через пару минут загремели засовы, и в дверном проеме появилось бдительное лицо охранника.
 
— А, это вы, Сан Саныч. Здравствуйте.
 
— Кому Саша, а кому Сан Саныч, — подумал главный механик. – Для охранника Бориса — по имени-отчеству, и никак иначе. В отсутствии директора я — начальник. Да и Боря этот – субъект неприятный.
 
— Привет. Как дежурство?
— Происшествий нет. Посетителей ночью много было, наверное, выручка неплохая.
 
Пока они поднимались по главной лестнице, Александру было доложено, что механик Кирилл привел десяток друзей, которые заняли два бильярдных стола. Кассирша Наташа, после окончания смены, набрала казенных жетонов и попытала счастья на “одноруких бандитах”. Попытка не увенчалась успехом. Раздосадованная барышня нанесла “тяжкие телесные” ни в чем не повинному автомату.
 
— Всех сдал, — ухмыльнулся про себя Саша. – Я ведь ничего не спрашивал. А с другой стороны, пришлось бы сегодня долго гадать, почему статистика на “бандитах” не совпадает с реальной выручкой. Наташка на крючке.
 
— Ладно, Борис. Иди, поспи до двенадцати.
 
Охранника нужно отослать. Присутствие посторонних мешает работе, да и может быть просто опасным.
 
Александр проследил, пока за Борисом не закрылась дверь “дежурки” и открыл кассу. Включил свет и бегло осмотрел помещение. Все вроде бы на месте. Коробки для жетонов полупустые, нужно добавить из автоматов. Кии в ложементах, шары в наличие, мелков хватит на сегодня. Записок с пожеланиями также не наблюдалось. Начало хорошее.
Саша откинул крышку на электрощите и на несколько секунд включил полное освещение. А затем с удовольствием осмотрел владения. Справа ровной шеренгой стояли “однорукие бандиты”, подняв в приветствии руки-рычаги. Слева соблазнительно шелестели картами “покер-автоматы”, предлагая померяться интеллектом. В полумраке балкона, как на подиуме, демонстрировали зеленое сукно бильярдные столы. В дальних углах зала подмигивали и довольно громко “обеспечивали” звуковое сопровождение “детские стрелялки”. Все это создавало причудливый и ласкающий ухо шум.
 
— Музыка сфер, звуки космоса, — улыбнулся Александр. – А я – командир Вселенной.
 
Саша выключил свет, оставив работающим только светильник, над дальними “слот-машинами”. В последнем от лестницы аппарате,
а точнее, в шкафчике под ним находился тайник, где дежурная бригада прятала выручку и отчеты за прошедшую смену. Шкафчик был самым обычным, ничем не отличающимся от своих собратьев. Немного поцарапанная дверца, да несколько синих от бильярдного мелка отпечатков пальцев.
 
— Посмотрим, как они поработали.
 
Александр открыл тайник. В свое время в дверцу был врезан хороший немецкий замок, внутренние стенки усилены металлическими пластинами, и в результате получился неплохой сейф. На дне ящика лежал довольно большой конверт и листок бумаги, исписанный торопливым неровным почерком.
 
— Судя по величине пакета, выручка неплохая.
 
Саша поднес отчет поближе к глазам, в этом углу все же было темновато.
 
— Так, что там? Ого! Директор будет доволен.
 
— Происшествий не было. Это хорошо.
 
— Покер-автомат №11 “глючит”- отключили. Ладно, посмотрим.
 
— Не работает жетоноприемник на “флиппере”. Знаю в чем там дело.
 
Александр закрыл сейф, взял отчет и переместился в офис. Сейчас долго и нудно придется считать выручку, но не ту, которая имеет место быть, а другую, единственно верную. Как говорит директор: “распиленную”. Пилить нужно пополам. Но это легко сказать. Тем, кто не дружит с математикой и не обладает определенными навыками, сделать подобную операцию просто невозможно. Саша полистал журналы со статистикой за предыдущие дни и быстро набросал черновик, где разнес на пяток игровых автоматов денежные суммы, подлежащие корректировке. А затем взял толстую связку ключей и пошел в игровой зал. С “правкой” электронных счетчиков он справился довольно быстро, с дублирующими механическими возился более часа, но все равно не успел. До 11.30 полагается все закончить. Автомат №8 придется вообще на денек вывести из эксплуатации. На нем будет висеть табличка “ремонт”, все лампы будут выкручены, но, прислушавшись, можно будет уловить слабое пощелкивание. Это “трудятся” механические счетчики.
 
Александр вернулся в офис и заполнил журналы отчетности уже в окончательном варианте.
Еще раз пробежался взглядом по колонкам с цифрами, посидел с минутку, закрыв глаза, затем в последний раз окончательно все перепроверил.
 
— Идеально!
 
Он подошел к зеркалу, трепетно любимому предмету главного бухгалтера, и проверил, не испачкался ли свитер.
 
— Ну, так и есть, пыльное пятно на спине. Надо сказать уборщице, чтобы автоматы не забывала протирать.
 
Свитер — подарок Марины, сидел на нем безупречно. Этот, крупной вязки, предмет оказался весьма практичным и удобным в носке. С утра в зале было довольно холодно, а клубный пиджак хоть и выглядел нарядно, такими свойствами не обладал. Глядя на собственное отражение, Саша почему-то представил себя скандинавским политиком в непринужденной домашней обстановке.
 
— Политик, да еще скандинавский. Бред какой-то, перетрудился не иначе, — засмеялся Александр и отошел от зеркала.
 
— Перекурить, что ли?
 
Достал сигарету, прилег на кожаный диван и задумался.
 
— В полдень директор заявится. Начнет “строить”. Что-то в этот раз придумает?
— Вчера прочел лекцию на тему “надо быть честным”. Заглядывал в глаза и недвусмысленно намекал: “все знаю”.
 
— Я был хорош, ни один мускул не дрогнул на лице. Всячески демонстрировал лояльность фирме и лично – руководству. Ну, знаешь, а дальше то что? Я тоже все знаю, ну или почти все.
 
— Понимаю, что наседают учредители. Им все мало. Понимаю, что немецкие партнеры требуют свою долю. С контролирующими органами нужно жить дружно. Но я знаю, что и себя ты не обижаешь. Опять машину поменял, наверное, у старой — пепельница переполнилась.
 
— Попросил зарплату увеличить. Все-таки работаю по 12 часов, почти без выходных. Что в ответ? Я тебе и так хорошие деньги плачу.
 
— Это я себе деньги плачу. Твоей зарплаты только на бензин хватает.
 
— В конце концов, что посеешь, то и пожнешь. После рюмки-другой директора тянет на откровенность. Оказывается, это политика у него такая. Платить мало, но закрывать глаза на небольшие шалости. Я говорит: “Знаю, что воруют, знаю, кто и знаю сколько. Давайте, пока можно. Но я единолично буду определять предел”. В общем, все и всегда виноваты, ими можно управлять, достаточно только раз поймать за руку. Всех он уже поймал, один я остался. Попробуй! Для этого нужно очень постараться и быть на работе с 8.00 до позднего вечера. А не четыре часа, максимум.
 
— А если хозяева что-то узнают? Все стрелки на меня переведет. Учредители люди серьезные, душеспасительными беседами не отделаешься. Сразу перед глазами объявление появляется: “Ушел и не вернулся….”
 
— Ладно. Я в системе, знал куда шел. Держи нос по ветру и соблюдай правила, иначе проиграешь.
 
Саша посмотрел на часы. Начало первого.
 
— Где же мой шеф? Да и бухгалтера что-то не видно.
— По графику у меня работа в “лаборатории”. Можно смело двигаться в сторону подвала, не дожидаясь промывки мозгов.
 
Он запер офис и вышел в полумрак зала. Толстая ковровая дорожка гасила звук шагов, и Александр бесшумно добрался до главной лестницы. Незаметно улизнуть не удалось. По ступеням поднимался директор в сопровождении главбуха и какого-то толстого гражданина с кейсом в руках.
 
— Саша, ты куда? Пойдем, доложишь ситуацию, — вместо приветствия бросил босс.
 
— Происшествий не было, Сергей Николаевич. Отчеты для бухгалтерии я подготовил, все сошлось идеально. Остальные бумаги у вас на столе.
 
— Ты что торопишься?
 
— Да, одиннадцатый автомат капризничает, — Саша продемонстрировал захваченную материнскую плату. – Нужно срочно “вылечить”. Если будут вопросы, звоните. Я тут же поднимусь.
 
Александр быстро спустился по лестнице и достал толстую связку ключей, намереваясь отпереть бар. Но дверь в помещение уже была открыта. Саша зашел внутрь и увидел за стойкой Марину, которая, напевая, загружала в холодильник бутылки с пестрыми этикетками.
 
— Марин, слова спиши.
 
— А, Сашка, это ты. Напугал, — смутилась хозяйка. – В лабораторию идешь?
 
— Точно. Сейчас приду, запрусь и до обеда не выйду. Покормишь сегодня?
 
— Часика через два, не раньше. Продукты еще не привезли. Пива хочешь? – Марина продемонстрировала запотевшую бутылку.
 
— Вечером обязательно. Начальство уедет, сразу заскочу. Жди.
 
— Ох, как я буду ждать! – засмеялась девушка.
 
Александр пересек бар, спустился в подсобку и в конце длинного коридора остановился перед тяжелой металлической дверью. Осмотрел замок, проверил “метку”. Дверь в его отсутствие не открывали.
 
Саша вошел в помещение и сразу почувствовал амбре, к которому так и не привык за время работы. В “лаборатории” пахло весьма специфически. Букет из ароматов канифоли, пластика и отсыревшего дерева. Да и все предметы, хранившиеся в комнате, вносили посильный вклад в формирование запаха.
 
Вдоль длинной стены плечом к плечу стояли три неучтенных “покер-машины”, наполовину разобранный “бандит” ждал донорских органов, на стеллажных полках лежали платы, различных размеров и назначений. Коробки с разнокалиберными жетонами соседствовали с упаковками радиодеталей.
 
Александр включил паяльник. Положил на стол “материнку”, внимательно осмотрел ее и обнаружил покоробившуюся от высокой температуры деталь.
 
— Похоже, микросхема “умерла”.
 
Не прошло и двадцати минут, как в дверь постучали. Саша впустил в «лабораторию» директора и сделал “преданное лицо”.
 
— Чем занимаешься? – глаза Сергея Николаевича подозрительно обшарили помещение. Не дождавшись ответа, он продолжил.
 
— Послушай, Саша. Мой знакомый хочет поиграть, в одиночестве. Включи ему три “покера”. Сделай все как обычно. Я с собой журналы захватил. Времени до открытия у нас с тобой до мало, а денег у клиента много. Так что не подкачай.
 
Александр запер за шефом дверь и открыл прошнурованную тетрадь. Предстояло обнаружить “насосы”, т.е. автоматы, на которых недавно были выигрыши. Вероятность, что они позволят в ближайшее время одержать победу, была бы минимальна. Саша просмотрел статистику и нашел искомые “покеры”. Размещались они, к счастью, рядом, и у игрока не должно возникнуть никаких подозрений. Александр быстро поднялся в зал, включил “насосы” и дополнительно выставил на платах минимальный процент отдачи. К приему клиента все было готово.
 
— Сергей Николаевич, — механик вошел в офис. – Все сделал. К сожалению, я не могу включить все автоматы. Часть из них на профилактике.
 
— Плохо, Сан Саныч. Я настаиваю, чтобы к 12.00 зал был полностью готов к приему посетителей. Идите и работайте.
 
— Директор, как всегда, в ударе, — подумал Саша, пряча улыбку, и подобострастно кивая.
 
Клиент был препровожден к “покерам” и усажен на бархатную банкетку. Он, видимо, хотел завладеть крупной суммой денег единовременно, т.к. решил сразиться сразу с тремя автоматами.
 
— Послушай, как там тебя, — дядька протягивал деньги. – Поставь по тысяче кредитов на каждый.
 
— А вы, мужчина – хам, — подумал Александр, вставляя ключ в гнездо на боковой стенке “покера”. – Сейчас начнется – мальчик, любезный или что-нибудь в этом роде. Ну, ничего, сейчас мои “мальчики” тебе покажут.
 
“Насосы” свое дело знали и, как клиент не старался, денежка постепенно перемещалась в Сашины карманы.
 
Дядька морщил чело, страстно молотил по кнопкам, ругался и нервно курил. Бусинки пота покрывали его обрюзгшее лицо, едкий запах кожных выделений чувствовался за пару шагов. Прощание с “честно заработанными” проходило весьма тяжело.
 
Через полчаса он стал заискивающе заглядывать в глаза Александра, от былой фамильярности не осталось и следа. Саша был строг и невозмутим.
Без четверти два мужчина расстался с последними купюрами и, не прощаясь, покинул помещение.
 
Директор, во время поединка осторожно выглядывающий из офиса, вышел в зал и отобрал у Саши выручку. Пошелестел банкнотами и подозрительно спросил:
 
— Здесь все?
 
— До копейки! – в кармане у Александра лежали справедливые 10% от сделки.
 
Ежесекундный контроль обстановки и тонкая мониторика пальцев позволили незаметно отделить несколько купюр от пухлой пачки денежных знаков.
 
— Подчисти тут, как следует, — отдал распоряжение шеф и пошел считать выручку.
 
В два часа дня новая смена приступила к работе. Саша быстро проинструктировал сотрудников и отправился в “лабораторию”. В зале зажгли освещение, из динамиков, встроенных в подвесной потолок, полилась музыка, и у кассы появились первые клиенты.
 
Минут через тридцать Сашу пригласили на обед.
 
Марина заперла дверь, предварительно повесив табличку “Перерыв. 15 минут”. На столе уже находилась тарелка с большим и аппетитным лангетом. Гарнир из хорошо прожаренного картофеля выглядел тоже очень привлекательно и стимулировал слюновыделение.
 
— Попробуй, Саш. Полуфабрикаты сегодня привезли хорошие. А мы с микроволновкой очень старались.
 
— Я всегда верил в ваши кулинарные способности, — Саша взял в руки нож и вилку.
— Послушай. Мне удастся когда-нибудь попробовать домашней еды?
 
— Найди время и приезжай. Ведь ты все время на работе. Когда у тебя был последний выходной?
 
— Давно. И, кстати, я был с тобой, если помнишь?
 
— Что же ты тогда отказался от ужина. Я старалась.
 
— В тот вечер я не хотел есть, я хотел другого.
 
— Другое ты тоже получил. Доволен?
 
— Марина, я думал только о тебе. Мне самому так мало надо, — отшутился Саша.
 
На серьезные разговоры в середине дня что-то не тянуло.
 
Александр украдкой взглянул на сидящую напротив девушку и с удовлетворением отметил подарок — колечко с красным камнем.
Он замолчал, делая вид, что занят едой и все также, незаметно, посматривал на Марину.
Средней длины черные волосы, смуглая кожа, наверное, кто-то из родственников южных кровей. Вообще-то полукровки очень часто симпатичными получаются. Да, пожалуй, именно так, симпатичная. Красавицей сложно назвать, но насколько привлекательна. Матушка-природа постаралась. Такую фигурку еще поискать надо. Как там у зодчих? “Золотое сечение”, если это уместно по отношению к женскому телу.
 
— Интересно бы узнать, что она на самом деле думает. Может быть, ей тоже что-нибудь от меня надо.
 
Марина появилась в баре два месяца назад, и, спустя пять недель, стала старшей с подачи Александра. Директор хотел кого-то из своих пристроить, но Саша в “тихую” переговорил с одним из учредителей, и вопрос был решен нужным образом.
 
Назначение это произошло после их первого, “настоящего” свидания, но справедливости ради, Марина разговор на эту тему даже не заводила.
 
— Какая-то параноидальная подозрительность. Совсем плох стал, — Саша прогнал дурные мысли. – Работа способствует. Бытие определяет сознание.
 
Вторую половину дня он провел в зале.
 
Починил “флиппер”, а затем устроил “тестовое испытание”. Так было доложено вышедшему в зал директору. На самом деле он в течение часа просто поиграл от души. Аппарат сверкал и переливался разноцветными огоньками, издавал космические звуки и привлек тем самым несколько клиентов, образовавших небольшую очередь.
 
Потом зашел в кассу, выпил с Ольгой чаю, выслушал ее размышления о том, что было бы неплохо изменить график дежурств, освободив ее на выходные. Напиток был с печеньем, и Саша обещал подумать.
 
В разгар чаепития он увидел поднимающуюся по лестнице Марину. Она, конечно, заметила Александра, но не подошла, а быстро удалилась в направлении офиса. Наверное, шеф на ковер вызывает. Однажды Саша присутствовал на этом мероприятии. Та же самая, полуденная промывка мозгов, только в специальном обрамлении.
 
— Меня не устраивают эти копейки, — кричал директор, потрясая пухлой пачкой денег. – Мне нужны прибыли и сверхприбыли.
— Буду проверять вас ежедневно. Вы должны требовать от своих подчиненных …….
 
В общем, типичная психическая атака, ничего нового. Александр подобные мероприятия больше не посещал.
 
В шесть вечера он проводил бесконечно усталого шефа и спустился в бар. Хотел поговорить с Мариной, но не удалось. Зал был переполнен, гремела музыка, да и Маринка помогала девчонке, в одиночку не справлявшейся с заказами.
 
В половине восьмого неожиданно погас свет. Саша нашел телефон главного энергетика, и уже было начал набирать номер, как электропитание восстановилось. Он с облегчением достал сигарету, но повернуть колесико зажигалки не успел. В комнату влетел взъерошенный дежурный механик.
 
— Сан Саныч, иди, поговори с клиентом, — оглянувшись на дверь, тихо сказал Олег.
 
— Что случилось?
 
— Ты же видел, свет на пару минут погас. На пятом “покере” счетчик обнулился, и игрок революцию устроил. Кстати, выглядит как олигофрен. Иди, сам полюбуйся.
 
— Послушай, Олег. Поставь ему сотню-другую кредитов, только потом мне скажи, — попытался отказаться Саша.
 
— Клиент говорит, что у него больше тысячи было. Врет. Я конечно специально не следил, но столько — точно не было. И вообще, он директора требует. Не нравится мне это, на наезд похоже. За вторым столом двое его знакомых шары катают, имей ввиду.
 
— Ладно, скажи, что сейчас главный механик выйдет. Пойди, успокой его.
 
Александр взглянул на часы. До прихода охраны минут двадцать. Они знают об этом, или все случайно получилось? Тянуть, нет смысла, нужно идти разбираться.
 
— Черт бы побрал это руководство. Экономят на всем, даже на охране. Денег, видите ли, нет на круглосуточное дежурство.
 
Саша вышел в зал и сразу заметил нависавшего над Олегом широкоплечего громилу с явно спортивным прошлым. Нос у гражданина был сильно приплюснут, наверное, в результате встречи с боксерской перчаткой.
 
— Ты, директор? – с места в карьер взял громила.
 
— Директор будет завтра, в 12.00. Приходите к этому времени, он решит все вопросы, — Александр попытался обеспечить шефа работой.
 
— Зайдем. Передай ему, разговор есть. Только пусть не бегает, ценит наше время.
— А сейчас я хочу выигрыш получить. На полторы тысячи кредитов.
 
— Ого, аппетиты растут, — подумал Саша.
 
Кривая улыбка клиента говорила о серьезности намерений.
 
— Послушайте, мне нужно посмотреть счетчики, а автоматы опломбированы. Ключи у директора, — импровизировал Александр, встав на всякий случай в пол-оборота к собеседнику.
 
За время работы всякое случалось, трижды пытались по голове настучать. В нашем случае все может закончиться нокаутом, клиент в более тяжелой весовой категории. К тому же, двое его угрюмых товарищей побросали кии и, демонстрируя неподдельный интерес, приближались к месту событий.
 
— Тогда поставь по триста кредитов мне и моим друзьям на других автоматах. Мы поиграть хотим.
 
— Завтра я посмотрю счетчики, и вы получите ваш выигрыш. Если он есть, на самом деле. А сегодня я могу поставить по сто кредитов за счет фирмы, — пытался погасить конфликт Саша.
 
— Ты че, терпила, мне не веришь, — дипломатические выражения, похоже, закончились. – Тебе че, в падлу, пацанам нормальным по триста очков поставить. Нет, ты скажи, че в падлу?
 
Александр оказался внутри треугольника, в углах которого стояли ласково улыбающиеся соотечественники. В радиусе десяти метров ни одной живой души не наблюдалось, и это навевало грустные мысли. Несколько игроков, предчувствуя возможные неудобства, удалились на перекур, а Олег переместился в район кассы.
 
— Силы неравны. А как хочется жить, — подумал Саша. Черный юмор иногда бодрит. Особенно в критические моменты.
 
Конечности начали предательски вибрировать, и он незаметно переступил с ноги на ногу.
 
— Вариант – герой умер молодым, что-то не устраивает. Думай Саша, думай.
А посажу-ка я их за “нормальные и правильные”, как говорят подобные граждане, автоматы. Вряд ли они что-нибудь выиграют, а счетчики я завтра подчищу.
 
— Ладно, садитесь вон туда, — Александр кивнул на “насосы”.
 
Видимо и плохие парни устают от “нервной” работы. Они нарушили свои боевые порядки и неторопливо рассаживались у “покеров”, явно довольные одержанной победой. Старший даже как-то “по-доброму” проинструктировал Сашу:
 
— Шевели ногой, примерз, что-ли. Сейчас ключ отберу.
 
Александр, стараясь не суетиться, выставил на “насосах” по двести кредитов.
 
— Не понял. Плохо считаешь или на память жалуешься? – отреагировал клиент.
 
— Больше двухсот не могу, — тянул время Саша. На часах было 20.00. – Автоматы так устроены.
 
— Будешь должен, — подвел черту старший и приступил к игре. – Далеко не уходи.
 
Александр обернулся и с удовлетворением заметил двух бойцов в камуфляже, стоящих у кассы. Олег находился рядом и, судя по тому, что он время от времени кивал головой в сторону “покеров”, охрана получала вводную.
 
Спустя пару минут ребята рассредоточились и с двух сторон подошли к месту конфликта, заняли позиции в нескольких метрах от автоматов и стали наблюдать за происходящим.
 
Как и следовало ожидать “кредиты” быстро закончились, и старший оглянулся, собираясь подозвать Александра. Увидев охрану, он изменил намерения, и что-то тихо сказал своим соседям. Парни посидели еще пару минут, делая вид, что собираются продолжить игру, а потом неторопливо поднялись с банкеток. Бойцов в камуфляже они старательно игнорировали.
 
— Завтра продолжим. В 12.00. Директору передай, — громила невозмутимо смотрел на Александра.
 
Все также, не торопясь, троица удалилась из зала.
 
— Что, Саня, мы вовремя? – ехидно улыбнулся охранник.
 
— Я бы и один справился, да решил у вас хлеб не отбирать, — теперь можно было и пошутить.
 
Александр подошел к окну и отдернул штору. Посмотрел на стоянку, нашел машину, в которую садились плохие парни, и попытался рассмотреть номера. Безуспешно. На улице творилось что-то невообразимое. Снегопад усилился, и вычищенная днем площадка опять превратилась в труднопроходимую целину. Неприятельская машина, пробуксовывая, с трудом выехала из сугроба и на большой скорости умчалась по направлению к центру города.
 
— Клиентов сегодня будет немного, — Саша устало смотрел на полупустую стоянку. – Ну и ладно. Главное, что мои игры сегодня закончились. Завтра, похоже, будет интересный день.

© Copyright: Владимир Гурьев, 2012

Регистрационный номер №0020033

от 28 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0020033 выдан для произведения:
Снегопад.… Уже который день… Похоже, сегодня он побьет все рекорды, и дежурный синоптик обнародует “сенсацию” в вечерних новостях. Видимость мало, чем отличалась от нулевой, и Саша, напрягая зрение, следил за придорожным поребриком, стараясь не пропустить поворот на парковку. “Дворники” с трудом ворочали грязно-белые комья на лобовом стекле, и проскочить в полутьме заснеженный въезд, было элементарно.
 
Александр, продавив слежавшийся наст, еле “вполз” на персональное, добытое в “тяжелых боях”, место и огляделся. В половине восьмого утра стоянка не была заполнена даже на треть. Почему-то строго по центру размещалась живописная группа из нескольких разноцветных сугробов. Красно-белый – машина охранника, сине-белый – “”Ford” знакомого из службы эксплуатации, остальные транспортные средства плохо идентифицировались. Радовало отсутствие больших черных машин: начальство досматривало сны.
 
Саша выбрался из салона и провалился в снег, едва ли, не по колено. Северный ветер, сипло посвистывая, гнал поземку и за минувшую ночь подвесил лохматую снежную бороду на колонны большого серого дома. “Осиное гнездо” еще не проснулось. Свет был виден лишь в нескольких окнах на втором этаже. Зато вечером здание будет ярко освещено, зажжется неоновая реклама, побегут огни по многочисленным растяжкам. Стоянка до отказа заполнится машинами всех цветов и размеров. Осиное гнездо пороков человеческих загудит. Музыка, голоса, звон монет создадут этот причудливый акустический эффект. А пока только белые мухи безмолвно кружатся и, обессилев, падают под ноги.
Александр повернулся спиной к ветру и нажал кнопку звонка. Через пару минут загремели засовы, и в дверном проеме появилось бдительное лицо охранника.
 
— А, это вы, Сан Саныч. Здравствуйте.
 
— Кому Саша, а кому Сан Саныч, — подумал главный механик. – Для охранника Бориса — по имени-отчеству, и никак иначе. В отсутствии директора я — начальник. Да и Боря этот – субъект неприятный.
 
— Привет. Как дежурство?
— Происшествий нет. Посетителей ночью много было, наверное, выручка неплохая.
 
Пока они поднимались по главной лестнице, Александру было доложено, что механик Кирилл привел десяток друзей, которые заняли два бильярдных стола. Кассирша Наташа, после окончания смены, набрала казенных жетонов и попытала счастья на “одноруких бандитах”. Попытка не увенчалась успехом. Раздосадованная барышня нанесла “тяжкие телесные” ни в чем не повинному автомату.
 
— Всех сдал, — ухмыльнулся про себя Саша. – Я ведь ничего не спрашивал. А с другой стороны, пришлось бы сегодня долго гадать, почему статистика на “бандитах” не совпадает с реальной выручкой. Наташка на крючке.
 
— Ладно, Борис. Иди, поспи до двенадцати.
 
Охранника нужно отослать. Присутствие посторонних мешает работе, да и может быть просто опасным.
 
Александр проследил, пока за Борисом не закрылась дверь “дежурки” и открыл кассу. Включил свет и бегло осмотрел помещение. Все вроде бы на месте. Коробки для жетонов полупустые, нужно добавить из автоматов. Кии в ложементах, шары в наличие, мелков хватит на сегодня. Записок с пожеланиями также не наблюдалось. Начало хорошее.
Саша откинул крышку на электрощите и на несколько секунд включил полное освещение. А затем с удовольствием осмотрел владения. Справа ровной шеренгой стояли “однорукие бандиты”, подняв в приветствии руки-рычаги. Слева соблазнительно шелестели картами “покер-автоматы”, предлагая померяться интеллектом. В полумраке балкона, как на подиуме, демонстрировали зеленое сукно бильярдные столы. В дальних углах зала подмигивали и довольно громко “обеспечивали” звуковое сопровождение “детские стрелялки”. Все это создавало причудливый и ласкающий ухо шум.
 
— Музыка сфер, звуки космоса, — улыбнулся Александр. – А я – командир Вселенной.
 
Саша выключил свет, оставив работающим только светильник, над дальними “слот-машинами”. В последнем от лестницы аппарате,
а точнее, в шкафчике под ним находился тайник, где дежурная бригада прятала выручку и отчеты за прошедшую смену. Шкафчик был самым обычным, ничем не отличающимся от своих собратьев. Немного поцарапанная дверца, да несколько синих от бильярдного мелка отпечатков пальцев.
 
— Посмотрим, как они поработали.
 
Александр открыл тайник. В свое время в дверцу был врезан хороший немецкий замок, внутренние стенки усилены металлическими пластинами, и в результате получился неплохой сейф. На дне ящика лежал довольно большой конверт и листок бумаги, исписанный торопливым неровным почерком.
 
— Судя по величине пакета, выручка неплохая.
 
Саша поднес отчет поближе к глазам, в этом углу все же было темновато.
 
— Так, что там? Ого! Директор будет доволен.
 
— Происшествий не было. Это хорошо.
 
— Покер-автомат №11 “глючит”- отключили. Ладно, посмотрим.
 
— Не работает жетоноприемник на “флиппере”. Знаю в чем там дело.
 
Александр закрыл сейф, взял отчет и переместился в офис. Сейчас долго и нудно придется считать выручку, но не ту, которая имеет место быть, а другую, единственно верную. Как говорит директор: “распиленную”. Пилить нужно пополам. Но это легко сказать. Тем, кто не дружит с математикой и не обладает определенными навыками, сделать подобную операцию просто невозможно. Саша полистал журналы со статистикой за предыдущие дни и быстро набросал черновик, где разнес на пяток игровых автоматов денежные суммы, подлежащие корректировке. А затем взял толстую связку ключей и пошел в игровой зал. С “правкой” электронных счетчиков он справился довольно быстро, с дублирующими механическими возился более часа, но все равно не успел. До 11.30 полагается все закончить. Автомат №8 придется вообще на денек вывести из эксплуатации. На нем будет висеть табличка “ремонт”, все лампы будут выкручены, но, прислушавшись, можно будет уловить слабое пощелкивание. Это “трудятся” механические счетчики.
 
Александр вернулся в офис и заполнил журналы отчетности уже в окончательном варианте.
Еще раз пробежался взглядом по колонкам с цифрами, посидел с минутку, закрыв глаза, затем в последний раз окончательно все перепроверил.
 
— Идеально!
 
Он подошел к зеркалу, трепетно любимому предмету главного бухгалтера, и проверил, не испачкался ли свитер.
 
— Ну, так и есть, пыльное пятно на спине. Надо сказать уборщице, чтобы автоматы не забывала протирать.
 
Свитер — подарок Марины, сидел на нем безупречно. Этот, крупной вязки, предмет оказался весьма практичным и удобным в носке. С утра в зале было довольно холодно, а клубный пиджак хоть и выглядел нарядно, такими свойствами не обладал. Глядя на собственное отражение, Саша почему-то представил себя скандинавским политиком в непринужденной домашней обстановке.
 
— Политик, да еще скандинавский. Бред какой-то, перетрудился не иначе, — засмеялся Александр и отошел от зеркала.
 
— Перекурить, что ли?
 
Достал сигарету, прилег на кожаный диван и задумался.
 
— В полдень директор заявится. Начнет “строить”. Что-то в этот раз придумает?
— Вчера прочел лекцию на тему “надо быть честным”. Заглядывал в глаза и недвусмысленно намекал: “все знаю”.
 
— Я был хорош, ни один мускул не дрогнул на лице. Всячески демонстрировал лояльность фирме и лично – руководству. Ну, знаешь, а дальше то что? Я тоже все знаю, ну или почти все.
 
— Понимаю, что наседают учредители. Им все мало. Понимаю, что немецкие партнеры требуют свою долю. С контролирующими органами нужно жить дружно. Но я знаю, что и себя ты не обижаешь. Опять машину поменял, наверное, у старой — пепельница переполнилась.
 
— Попросил зарплату увеличить. Все-таки работаю по 12 часов, почти без выходных. Что в ответ? Я тебе и так хорошие деньги плачу.
 
— Это я себе деньги плачу. Твоей зарплаты только на бензин хватает.
 
— В конце концов, что посеешь, то и пожнешь. После рюмки-другой директора тянет на откровенность. Оказывается, это политика у него такая. Платить мало, но закрывать глаза на небольшие шалости. Я говорит: “Знаю, что воруют, знаю, кто и знаю сколько. Давайте, пока можно. Но я единолично буду определять предел”. В общем, все и всегда виноваты, ими можно управлять, достаточно только раз поймать за руку. Всех он уже поймал, один я остался. Попробуй! Для этого нужно очень постараться и быть на работе с 8.00 до позднего вечера. А не четыре часа, максимум.
 
— А если хозяева что-то узнают? Все стрелки на меня переведет. Учредители люди серьезные, душеспасительными беседами не отделаешься. Сразу перед глазами объявление появляется: “Ушел и не вернулся….”
 
— Ладно. Я в системе, знал куда шел. Держи нос по ветру и соблюдай правила, иначе проиграешь.
 
Саша посмотрел на часы. Начало первого.
 
— Где же мой шеф? Да и бухгалтера что-то не видно.
— По графику у меня работа в “лаборатории”. Можно смело двигаться в сторону подвала, не дожидаясь промывки мозгов.
 
Он запер офис и вышел в полумрак зала. Толстая ковровая дорожка гасила звук шагов, и Александр бесшумно добрался до главной лестницы. Незаметно улизнуть не удалось. По ступеням поднимался директор в сопровождении главбуха и какого-то толстого гражданина с кейсом в руках.
 
— Саша, ты куда? Пойдем, доложишь ситуацию, — вместо приветствия бросил босс.
 
— Происшествий не было, Сергей Николаевич. Отчеты для бухгалтерии я подготовил, все сошлось идеально. Остальные бумаги у вас на столе.
 
— Ты что торопишься?
 
— Да, одиннадцатый автомат капризничает, — Саша продемонстрировал захваченную материнскую плату. – Нужно срочно “вылечить”. Если будут вопросы, звоните. Я тут же поднимусь.
 
Александр быстро спустился по лестнице и достал толстую связку ключей, намереваясь отпереть бар. Но дверь в помещение уже была открыта. Саша зашел внутрь и увидел за стойкой Марину, которая, напевая, загружала в холодильник бутылки с пестрыми этикетками.
 
— Марин, слова спиши.
 
— А, Сашка, это ты. Напугал, — смутилась хозяйка. – В лабораторию идешь?
 
— Точно. Сейчас приду, запрусь и до обеда не выйду. Покормишь сегодня?
 
— Часика через два, не раньше. Продукты еще не привезли. Пива хочешь? – Марина продемонстрировала запотевшую бутылку.
 
— Вечером обязательно. Начальство уедет, сразу заскочу. Жди.
 
— Ох, как я буду ждать! – засмеялась девушка.
 
Александр пересек бар, спустился в подсобку и в конце длинного коридора остановился перед тяжелой металлической дверью. Осмотрел замок, проверил “метку”. Дверь в его отсутствие не открывали.
 
Саша вошел в помещение и сразу почувствовал амбре, к которому так и не привык за время работы. В “лаборатории” пахло весьма специфически. Букет из ароматов канифоли, пластика и отсыревшего дерева. Да и все предметы, хранившиеся в комнате, вносили посильный вклад в формирование запаха.
 
Вдоль длинной стены плечом к плечу стояли три неучтенных “покер-машины”, наполовину разобранный “бандит” ждал донорских органов, на стеллажных полках лежали платы, различных размеров и назначений. Коробки с разнокалиберными жетонами соседствовали с упаковками радиодеталей.
 
Александр включил паяльник. Положил на стол “материнку”, внимательно осмотрел ее и обнаружил покоробившуюся от высокой температуры деталь.
 
— Похоже, микросхема “умерла”.
 
Не прошло и двадцати минут, как в дверь постучали. Саша впустил в «лабораторию» директора и сделал “преданное лицо”.
 
— Чем занимаешься? – глаза Сергея Николаевича подозрительно обшарили помещение. Не дождавшись ответа, он продолжил.
 
— Послушай, Саша. Мой знакомый хочет поиграть, в одиночестве. Включи ему три “покера”. Сделай все как обычно. Я с собой журналы захватил. Времени до открытия у нас с тобой до мало, а денег у клиента много. Так что не подкачай.
 
Александр запер за шефом дверь и открыл прошнурованную тетрадь. Предстояло обнаружить “насосы”, т.е. автоматы, на которых недавно были выигрыши. Вероятность, что они позволят в ближайшее время одержать победу, была бы минимальна. Саша просмотрел статистику и нашел искомые “покеры”. Размещались они, к счастью, рядом, и у игрока не должно возникнуть никаких подозрений. Александр быстро поднялся в зал, включил “насосы” и дополнительно выставил на платах минимальный процент отдачи. К приему клиента все было готово.
 
— Сергей Николаевич, — механик вошел в офис. – Все сделал. К сожалению, я не могу включить все автоматы. Часть из них на профилактике.
 
— Плохо, Сан Саныч. Я настаиваю, чтобы к 12.00 зал был полностью готов к приему посетителей. Идите и работайте.
 
— Директор, как всегда, в ударе, — подумал Саша, пряча улыбку, и подобострастно кивая.
 
Клиент был препровожден к “покерам” и усажен на бархатную банкетку. Он, видимо, хотел завладеть крупной суммой денег единовременно, т.к. решил сразиться сразу с тремя автоматами.
 
— Послушай, как там тебя, — дядька протягивал деньги. – Поставь по тысяче кредитов на каждый.
 
— А вы, мужчина – хам, — подумал Александр, вставляя ключ в гнездо на боковой стенке “покера”. – Сейчас начнется – мальчик, любезный или что-нибудь в этом роде. Ну, ничего, сейчас мои “мальчики” тебе покажут.
 
“Насосы” свое дело знали и, как клиент не старался, денежка постепенно перемещалась в Сашины карманы.
 
Дядька морщил чело, страстно молотил по кнопкам, ругался и нервно курил. Бусинки пота покрывали его обрюзгшее лицо, едкий запах кожных выделений чувствовался за пару шагов. Прощание с “честно заработанными” проходило весьма тяжело.
 
Через полчаса он стал заискивающе заглядывать в глаза Александра, от былой фамильярности не осталось и следа. Саша был строг и невозмутим.
Без четверти два мужчина расстался с последними купюрами и, не прощаясь, покинул помещение.
 
Директор, во время поединка осторожно выглядывающий из офиса, вышел в зал и отобрал у Саши выручку. Пошелестел банкнотами и подозрительно спросил:
 
— Здесь все?
 
— До копейки! – в кармане у Александра лежали справедливые 10% от сделки.
 
Ежесекундный контроль обстановки и тонкая мониторика пальцев позволили незаметно отделить несколько купюр от пухлой пачки денежных знаков.
 
— Подчисти тут, как следует, — отдал распоряжение шеф и пошел считать выручку.
 
В два часа дня новая смена приступила к работе. Саша быстро проинструктировал сотрудников и отправился в “лабораторию”. В зале зажгли освещение, из динамиков, встроенных в подвесной потолок, полилась музыка, и у кассы появились первые клиенты.
 
Минут через тридцать Сашу пригласили на обед.
 
Марина заперла дверь, предварительно повесив табличку “Перерыв. 15 минут”. На столе уже находилась тарелка с большим и аппетитным лангетом. Гарнир из хорошо прожаренного картофеля выглядел тоже очень привлекательно и стимулировал слюновыделение.
 
— Попробуй, Саш. Полуфабрикаты сегодня привезли хорошие. А мы с микроволновкой очень старались.
 
— Я всегда верил в ваши кулинарные способности, — Саша взял в руки нож и вилку.
— Послушай. Мне удастся когда-нибудь попробовать домашней еды?
 
— Найди время и приезжай. Ведь ты все время на работе. Когда у тебя был последний выходной?
 
— Давно. И, кстати, я был с тобой, если помнишь?
 
— Что же ты тогда отказался от ужина. Я старалась.
 
— В тот вечер я не хотел есть, я хотел другого.
 
— Другое ты тоже получил. Доволен?
 
— Марина, я думал только о тебе. Мне самому так мало надо, — отшутился Саша.
 
На серьезные разговоры в середине дня что-то не тянуло.
 
Александр украдкой взглянул на сидящую напротив девушку и с удовлетворением отметил подарок — колечко с красным камнем.
Он замолчал, делая вид, что занят едой и все также, незаметно, посматривал на Марину.
Средней длины черные волосы, смуглая кожа, наверное, кто-то из родственников южных кровей. Вообще-то полукровки очень часто симпатичными получаются. Да, пожалуй, именно так, симпатичная. Красавицей сложно назвать, но насколько привлекательна. Матушка-природа постаралась. Такую фигурку еще поискать надо. Как там у зодчих? “Золотое сечение”, если это уместно по отношению к женскому телу.
 
— Интересно бы узнать, что она на самом деле думает. Может быть, ей тоже что-нибудь от меня надо.
 
Марина появилась в баре два месяца назад, и, спустя пять недель, стала старшей с подачи Александра. Директор хотел кого-то из своих пристроить, но Саша в “тихую” переговорил с одним из учредителей, и вопрос был решен нужным образом.
 
Назначение это произошло после их первого, “настоящего” свидания, но справедливости ради, Марина разговор на эту тему даже не заводила.
 
— Какая-то параноидальная подозрительность. Совсем плох стал, — Саша прогнал дурные мысли. – Работа способствует. Бытие определяет сознание.
 
Вторую половину дня он провел в зале.
 
Починил “флиппер”, а затем устроил “тестовое испытание”. Так было доложено вышедшему в зал директору. На самом деле он в течение часа просто поиграл от души. Аппарат сверкал и переливался разноцветными огоньками, издавал космические звуки и привлек тем самым несколько клиентов, образовавших небольшую очередь.
 
Потом зашел в кассу, выпил с Ольгой чаю, выслушал ее размышления о том, что было бы неплохо изменить график дежурств, освободив ее на выходные. Напиток был с печеньем, и Саша обещал подумать.
 
В разгар чаепития он увидел поднимающуюся по лестнице Марину. Она, конечно, заметила Александра, но не подошла, а быстро удалилась в направлении офиса. Наверное, шеф на ковер вызывает. Однажды Саша присутствовал на этом мероприятии. Та же самая, полуденная промывка мозгов, только в специальном обрамлении.
 
— Меня не устраивают эти копейки, — кричал директор, потрясая пухлой пачкой денег. – Мне нужны прибыли и сверхприбыли.
— Буду проверять вас ежедневно. Вы должны требовать от своих подчиненных …….
 
В общем, типичная психическая атака, ничего нового. Александр подобные мероприятия больше не посещал.
 
В шесть вечера он проводил бесконечно усталого шефа и спустился в бар. Хотел поговорить с Мариной, но не удалось. Зал был переполнен, гремела музыка, да и Маринка помогала девчонке, в одиночку не справлявшейся с заказами.
 
В половине восьмого неожиданно погас свет. Саша нашел телефон главного энергетика, и уже было начал набирать номер, как электропитание восстановилось. Он с облегчением достал сигарету, но повернуть колесико зажигалки не успел. В комнату влетел взъерошенный дежурный механик.
 
— Сан Саныч, иди, поговори с клиентом, — оглянувшись на дверь, тихо сказал Олег.
 
— Что случилось?
 
— Ты же видел, свет на пару минут погас. На пятом “покере” счетчик обнулился, и игрок революцию устроил. Кстати, выглядит как олигофрен. Иди, сам полюбуйся.
 
— Послушай, Олег. Поставь ему сотню-другую кредитов, только потом мне скажи, — попытался отказаться Саша.
 
— Клиент говорит, что у него больше тысячи было. Врет. Я конечно специально не следил, но столько — точно не было. И вообще, он директора требует. Не нравится мне это, на наезд похоже. За вторым столом двое его знакомых шары катают, имей ввиду.
 
— Ладно, скажи, что сейчас главный механик выйдет. Пойди, успокой его.
 
Александр взглянул на часы. До прихода охраны минут двадцать. Они знают об этом, или все случайно получилось? Тянуть, нет смысла, нужно идти разбираться.
 
— Черт бы побрал это руководство. Экономят на всем, даже на охране. Денег, видите ли, нет на круглосуточное дежурство.
 
Саша вышел в зал и сразу заметил нависавшего над Олегом широкоплечего громилу с явно спортивным прошлым. Нос у гражданина был сильно приплюснут, наверное, в результате встречи с боксерской перчаткой.
 
— Ты, директор? – с места в карьер взял громила.
 
— Директор будет завтра, в 12.00. Приходите к этому времени, он решит все вопросы, — Александр попытался обеспечить шефа работой.
 
— Зайдем. Передай ему, разговор есть. Только пусть не бегает, ценит наше время.
— А сейчас я хочу выигрыш получить. На полторы тысячи кредитов.
 
— Ого, аппетиты растут, — подумал Саша.
 
Кривая улыбка клиента говорила о серьезности намерений.
 
— Послушайте, мне нужно посмотреть счетчики, а автоматы опломбированы. Ключи у директора, — импровизировал Александр, встав на всякий случай в пол-оборота к собеседнику.
 
За время работы всякое случалось, трижды пытались по голове настучать. В нашем случае все может закончиться нокаутом, клиент в более тяжелой весовой категории. К тому же, двое его угрюмых товарищей побросали кии и, демонстрируя неподдельный интерес, приближались к месту событий.
 
— Тогда поставь по триста кредитов мне и моим друзьям на других автоматах. Мы поиграть хотим.
 
— Завтра я посмотрю счетчики, и вы получите ваш выигрыш. Если он есть, на самом деле. А сегодня я могу поставить по сто кредитов за счет фирмы, — пытался погасить конфликт Саша.
 
— Ты че, терпила, мне не веришь, — дипломатические выражения, похоже, закончились. – Тебе че, в падлу, пацанам нормальным по триста очков поставить. Нет, ты скажи, че в падлу?
 
Александр оказался внутри треугольника, в углах которого стояли ласково улыбающиеся соотечественники. В радиусе десяти метров ни одной живой души не наблюдалось, и это навевало грустные мысли. Несколько игроков, предчувствуя возможные неудобства, удалились на перекур, а Олег переместился в район кассы.
 
— Силы неравны. А как хочется жить, — подумал Саша. Черный юмор иногда бодрит. Особенно в критические моменты.
 
Конечности начали предательски вибрировать, и он незаметно переступил с ноги на ногу.
 
— Вариант – герой умер молодым, что-то не устраивает. Думай Саша, думай.
А посажу-ка я их за “нормальные и правильные”, как говорят подобные граждане, автоматы. Вряд ли они что-нибудь выиграют, а счетчики я завтра подчищу.
 
— Ладно, садитесь вон туда, — Александр кивнул на “насосы”.
 
Видимо и плохие парни устают от “нервной” работы. Они нарушили свои боевые порядки и неторопливо рассаживались у “покеров”, явно довольные одержанной победой. Старший даже как-то “по-доброму” проинструктировал Сашу:
 
— Шевели ногой, примерз, что-ли. Сейчас ключ отберу.
 
Александр, стараясь не суетиться, выставил на “насосах” по двести кредитов.
 
— Не понял. Плохо считаешь или на память жалуешься? – отреагировал клиент.
 
— Больше двухсот не могу, — тянул время Саша. На часах было 20.00. – Автоматы так устроены.
 
— Будешь должен, — подвел черту старший и приступил к игре. – Далеко не уходи.
 
Александр обернулся и с удовлетворением заметил двух бойцов в камуфляже, стоящих у кассы. Олег находился рядом и, судя по тому, что он время от времени кивал головой в сторону “покеров”, охрана получала вводную.
 
Спустя пару минут ребята рассредоточились и с двух сторон подошли к месту конфликта, заняли позиции в нескольких метрах от автоматов и стали наблюдать за происходящим.
 
Как и следовало ожидать “кредиты” быстро закончились, и старший оглянулся, собираясь подозвать Александра. Увидев охрану, он изменил намерения, и что-то тихо сказал своим соседям. Парни посидели еще пару минут, делая вид, что собираются продолжить игру, а потом неторопливо поднялись с банкеток. Бойцов в камуфляже они старательно игнорировали.
 
— Завтра продолжим. В 12.00. Директору передай, — громила невозмутимо смотрел на Александра.
 
Все также, не торопясь, троица удалилась из зала.
 
— Что, Саня, мы вовремя? – ехидно улыбнулся охранник.
 
— Я бы и один справился, да решил у вас хлеб не отбирать, — теперь можно было и пошутить.
 
Александр подошел к окну и отдернул штору. Посмотрел на стоянку, нашел машину, в которую садились плохие парни, и попытался рассмотреть номера. Безуспешно. На улице творилось что-то невообразимое. Снегопад усилился, и вычищенная днем площадка опять превратилась в труднопроходимую целину. Неприятельская машина, пробуксовывая, с трудом выехала из сугроба и на большой скорости умчалась по направлению к центру города.
 
— Клиентов сегодня будет немного, — Саша устало смотрел на полупустую стоянку. – Ну и ладно. Главное, что мои игры сегодня закончились. Завтра, похоже, будет интересный день.
Рейтинг: +1 798 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!