ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ

 

СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ

21 января 2013 - Юрий Слащев
article111133.jpg

 

СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ

Смотрю на старую фотографию, с которой, запечатлено начало истории моего рода, это всё моё наследство и память о моих предках. Так вот, смотрю и вспоминаю рассказы моего деда Герасима, он здесь как раз стоит белобрысенький, возле моего прадеда Александра. Но вспоминания пойдут о более позднем его возврате. Времена Гражданской войны он помнил хорошо, потому что уже был довольно взрослым юнцом, как тогда говорили - недоросль

Были у деда старшие братья Фёдор и Яков, вернулись они с Первой мировой войны без царапинки, молодыми, здоровыми парнями. Старший, Яков имел два «Георгия» и чин казацкого есаула, а Федор, откормив клопов в окопах, вернулся домой рядовым.

Прадед, было, начал подыскивать им невест, да тут пришла другая беда, революция…
Наверное, как и сейчас, в большой семье, непонимание, восприятие ситуации переросло в междоусобицу, так родные братья оказались на разных баррикадах.

Фёдор стал активистом, отбирал у богатых нажитое, ушел в Красную армию и воевал с батькой Махно, в Херсонских степях. Яков же, вернулся в регулярные войска атамана Шкуро и воевал на стороне белых. За два года скитаний, родной дом несколько раз доставался то красным, то белым. Но были случаи, когда в родительском доме, братья встречались вместе. Встречи проходили в жарких объятиях, до изнеможения. Снимали с себя шашки и ремни, в одних рубахах, как говорят, «тет-а-тет» выясняли отношения. Разливали их водой, чуть ли не растягивали лошадьми. А потом… изнеможенные, непобеждённые и гордые, засыпали на сеновале, а зимой на печи, в обнимку, как в детстве. Только мать смирно сидела возле них, до утра и плакала, сохраняя их покой и сон.

Ранним утром, кто в дверь, а кто в окно, уходили к своим.

Судьба Фёдора, после окончания войны, резко и неожиданно поменялась, своему образу красноармейца он предпочёл монастырь. В дом свой больше не вернулся. Ушел в веру Господа нашего, отмаливая свою грешную душу и даже был целителем и провидцем. Во время репрессий его судьба разделила участь со всеми страдающими.

Есаул, Слащев Яков Александрович – погиб в Гражданскую, на Сивашских разливах, весточку о гибели принёс в дом брат Фёдор…

У деда было очень много фотографий, он ими дорожил и гордился, говорил, отдаст только после своей смерти. На этих снимках было много офицеров, казаков в полных регалиях. Так судьба распорядилась, что я не смог заполучить это наследство, всё досталось младшей дочери моего деда.

Но я отчетливо помню один снимок мужской компании, где в центре, сидел военный большого чина, в домашней обстановке, расстегнутом кителе, из-под которого виднелась белая рубаха, а рядом стоял мой юный дед. Моё любопытство было не случайным, когда я спросил кто это, мне ответили, что тебе еще рано об этом знать. Лишь только один раз, когда я уже понимал, о чем спрашиваю, когда уже на себе испытал тяжесть моей фамилии, в комсомоле, в военкомате и остальных инстанциях, я получил ответ – это твой однофамилец.


***
P.S. Есть еще одно обстоятельство, о котором не могу не сказать и хочу что бы мои дети передали это своим детям и внукам... а внуки, своим.. что бы помнили, что был в истории был еще один Слащев Яков Александрович – есаул по чину и по чести офицер, который сражался вместе с знаменитым однофамильцем Яковом Александровичем Слащевым «Крымским» - генерал-лейтенантом Белой армии. 

© Copyright: Юрий Слащев, 2013

Регистрационный номер №0111133

от 21 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0111133 выдан для произведения:

 

СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ

Смотрю на старую фотографию, с которой, запечатлено начало истории моего рода, это всё моё наследство и память о моих предках. Так вот, смотрю и вспоминаю рассказы моего деда Герасима, он здесь как раз стоит белобрысенький, возле моего прадеда Александра. Но вспоминания пойдут о более позднем его возврате. Времена Гражданской войны он помнил хорошо, потому что уже был довольно взрослым юнцом, как тогда говорили - недоросль

Были у деда старшие братья Фёдор и Яков, вернулись они с Первой мировой войны без царапинки, молодыми, здоровыми парнями. Старший, Яков имел два «Георгия» и чин казацкого есаула, а Федор, откормив клопов в окопах, вернулся домой рядовым.

Прадед, было, начал подыскивать им невест, да тут пришла другая беда, революция…
Наверное, как и сейчас, в большой семье, непонимание, восприятие ситуации переросло в междоусобицу, так родные братья оказались на разных баррикадах.

Фёдор стал активистом, отбирал у богатых нажитое, ушел в Красную армию и воевал с батькой Махно, в Херсонских степях. Яков же, вернулся в регулярные войска атамана Шкуро и воевал на стороне белых. За два года скитаний, родной дом несколько раз доставался то красным, то белым. Но были случаи, когда в родительском доме, братья встречались вместе. Встречи проходили в жарких объятиях, до изнеможения. Снимали с себя шашки и ремни, в одних рубахах, как говорят, «тет-а-тет» выясняли отношения. Разливали их водой, чуть ли не растягивали лошадьми. А потом… изнеможенные, непобеждённые и гордые, засыпали на сеновале, а зимой на печи, в обнимку, как в детстве. Только мать смирно сидела возле них, до утра и плакала, сохраняя их покой и сон.

Ранним утром, кто в дверь, а кто в окно, уходили к своим.

Судьба Фёдора, после окончания войны, резко и неожиданно поменялась, своему образу красноармейца он предпочёл монастырь. В дом свой больше не вернулся. Ушел в веру Господа нашего, отмаливая свою грешную душу и даже был целителем и провидцем. Во время репрессий его судьба разделила участь со всеми страдающими.

Есаул, Слащев Яков Александрович – погиб в Гражданскую, на Сивашских разливах, весточку о гибели принёс в дом брат Фёдор…

У деда было очень много фотографий, он ими дорожил и гордился, говорил, отдаст только после своей смерти. На этих снимках было много офицеров, казаков в полных регалиях. Так судьба распорядилась, что я не смог заполучить это наследство, всё досталось младшей дочери моего деда.

Но я отчетливо помню один снимок мужской компании, где в центре, сидел военный большого чина, в домашней обстановке, расстегнутом кителе, из-под которого виднелась белая рубаха, а рядом стоял мой юный дед. Моё любопытство было не случайным, когда я спросил кто это, мне ответили, что тебе еще рано об этом знать. Лишь только один раз, когда я уже понимал, о чем спрашиваю, когда уже на себе испытал тяжесть моей фамилии, в комсомоле, в военкомате и остальных инстанциях, я получил ответ – это твой однофамилец.


***
P.S. Есть еще одно обстоятельство, о котором не могу не сказать и хочу что бы мои дети передали это своим детям и внукам... а внуки, своим.. что бы помнили, что был в истории был еще один Слащев Яков Александрович – есаул по чину и по чести офицер, который сражался вместе с знаменитым однофамильцем Яковом Александровичем Слащевым «Крымским» - генерал-лейтенантом Белой армии. 

Рейтинг: +1 202 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!