ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Спасти Джонни

 

Спасти Джонни

23 февраля 2015 - HitriyHit
1.
 
    Мелкие частицы льда гвоздями вонзались в тонкие деревянные стены домов, нервируя мирных жителей непрекращающимся ритмичным стуком. Вывеска "Запчасти Фрапса" сорвалась с ржавых петель и рухнула на пересечение третьей улицы и Медиа-стрит. Поднимаясь беспросветной алебастровой стеной к обескровленному небу, хлопья снега падали с высоты на улицы и одинокие машины, прижавшиеся к бордюру. Свирепая вьюга прорывалась в самое сердце Розвелла. Закручиваясь вихрями, по пути она забрасывала белым пометом узкие тротуары и аккуратные газоны. Мощные потоки ветра пытались сорвать крыши домов, но, обессилив, с пронзительным плачем водосточных труб отступали назад. Мороз вырезал на окнах ледяные узоры. Арктический циклон опустил столбик термометра до  -4 F.
    Больше всего не повезло дому ушедшего на пенсию, шерифа Хартигана. Вяз, радовавший глаз ещё деду престарелого шерифа, метель вырвала с корнем и обрушила на гараж. Проломив его крышу, толстые ветви дерева прорвались в гостиную, обрушив часть кровли возле телевизора. Хартиган вытащил из погреба два мешка сахара, наспех закрыв ими дыру в гостиной, после чего со скрипом погрузился в продавленное кресло и продолжил следить за баскетбольным матчем. На мгновение  в его лысую голову проникла мысль, что природа всё-таки нашла способ расплатиться с ним за два нераскрытых преступления, но тут же испарилась. Ведь «Быки» вели в третьей четверти, а это главное! Всё остальное подождёт.
    Погода начала бесчинствовать в семь часов вечера, именно в тот момент, когда основной поток машин возвращался с работы из Сильвер Лейк, создав затор на главной магистрали номер девять. Вой вьюги перемешивался с ревом клаксонов. Жители Розвелла наивно полагали, что нервно стуча кулаками по рулю и выкрикивая бранные слова, можно как-то разрешить проблему, граничившую с настоящей катастрофой. Дорожная пробка разделилась на два лагеря: лагерь буйных и неуравновешенных, у которых даже после напряженного рабочего дня остались силы на выяснение отношений, и лагерь мирных, предпочитавших отборной ругани и избиению салона своего автомобиля, лёгкий сон.
    Только в епископальной церкви святого Джорджа, где шла пятничная вечерняя служба, никто не ведал, какая непогода разыгралась на улице. Двенадцать рядов скамеек, симметрично разделённых пополам узкой дорожкой, ведущей от небольшого холла до трибуны, были усеяны африканцами. Они, широко раскрыв глаза, жадно вбирали каждое слово проповедника, с интервалом в десять минут повторяя: «Мы будем спасены». И лишь когда вьюга сорвала табличку с надписью «Приходите и молитесь. Иисус услышит вас» и подбросила её в воздух, звон разбитого стекла вернул собравшихся в церкви в реальность. Многие вскрикнули от неожиданности, предполагая, что Иисус, действительно, услышал их мольбы и спустился на землю, но это только метель возвестила, что сегодняшняя служба подошла к концу.
    За несколько часов река Роуч Крик, промерзла в глубину на добрых девять футов, преобразившись в обманчивую зеркальную поверхность. В некоторых местах эта глубина достигала десяти фунтов, а кое-где едва дотягивала до четырех. Сторож причала Аткинс вышел на улицу, прихватив с собой гарпун, который, как оказалось, не зря всё это время пылился в углу, чтобы выяснить на каких участках реки можно легко провалиться под лёд, а где безопасно отплясывать жигу. Сознавая, что завтра несколько сорванцов обязательно придут проверить лёд на прочность, а мозги - на собственную дурость, он решил подготовиться к их визиту заранее. 
 
2.
 
       Монотонный голос диктора, звучащий из глубины кафе «Grande Pizza», не заглушал методичное помешивание чайной ложкой уже давно остывшего чая, единственным посетителем. Его рассказ о неутешительных прогнозах на ближайшие дни, о теплых перчатках и больших лопатах, которыми необходимо запастись в первую очередь, совсем не интересовал официантку, прислонившуюся спиной к кассе, нервно сжимавшую блокнот с ручкой в правой руке. Её испепеляющий взгляд был направлен на несмолкающий источник раздражения. Громкий звук ложки, бьющейся о стенки кружки, изводил уже больше часа, и пора было заканчивать это представление. «Мег, ты должна что-то предпринять! Давно пора понять, что настоящие мужики остались в шестнадцатом веке, а им на смену пришли тряпки и нытики». Она с укоризной посмотрела на кассира и уверенным шагом направилась к посетителю.
    Злая вьюга всем своим весом вжималась в большие, почти до пола, окна «Grande Pizza», пытаясь просочиться внутрь кафе, где было светло и тепло. Сэм заворожено смотрел в одно из них, словно хотел уловить какой-то невидимый смысл в этой безумной свистопляске. Временами, когда ветер затихал, и белая пелена спадала, перед ним открывалась широкая равнина, нетронутая ни временем, ни людьми. Вдалеке, справа, над макушками елей возвышалась водонапорная башня, напоминавшая дирижабль, замерший в воздухе.
- Самменс! – хриплый голос официантки, в последнее время явно налегавшей на сигареты и холодное пиво по вечерам, прозвучавший прямо над ухом парня, вырвал его из размышлений. – Ты будешь ещё что-нибудь заказывать или обойдёшься одним холодным чаем?
    На мгновение лицо девушки просияло от собственного остроумия, но потом снова насупилось. Сэм совершенно забыл о чае, сахаре, который давно уже растворился. Ему хотелось что-то ещё заказать, но официантка своим неожиданным выпадом «зажала в угол», поэтому все идеи в панике разбежались «по норам».
- Обойдусь только холодным чаем, - натянутой улыбкой пытаясь сгладить нелепую ситуацию, ответил Сэм, отдавая ложку, как источник всех бед, официантке.
- Ну как знаешь, - уже собралась уходить девушка, но парень её остановил:
- Да и…
- Ну что ещё??? - расставив руки в боки, недовольно уставилась на него официантка.
- Мэг, не злись. Я задумался и потерял счет времени. И, похоже, это уже не в первый раз.
- Я, кстати, заметила это, Сэмми, - сделала вывод девушка и ушла.
    «Да какого хрена я вообще перед ней выстилаюсь. Стерва! – думал Сэм, - Разве она сможет когда-нибудь понять, что значит потерять двух лучших друзей в одночасье?! Ох, как же мне не хватает моих ребят! Майка, который всегда был высокомерен, заставляя чувствовать себя жалкой букашкой на его грозном фоне. Джонни тихого и робкого, но стоило что-то сказать наперекор его мнению, как он сразу злился и мог влепить хорошую оплеуху. Но разве эти мелкие недостатки можно сопоставить с настоящей, реально осязаемой потерей друзей? Конечно, нет!»  
    Протяжный стон двигателя автомобиля, доносившегося с парковки круглосуточного маркета «Apple Pie», привлек внимание Сэма. Натянув шапку посильнее и, застегнув кожаную куртку на меховой подстежке до упора, так и не притронувшись к остывшему чаю, парень вышел на улицу. Судя по вечерним новостям, которые только закончились, уже было около десяти вечера, метель стихла, а ветер завывал не так отчаянно. В бледных лучах света одинокого фонаря, озаряющего парковку, вокруг Крайслера тёмно-зелёного цвета суетилась какая-то женщина. Она, то смахивала щёткой толстый слой снега, прилипший к лобовому стеклу, то беспомощно пыталась сдвинуть с места двухтонную телегу, упираясь руками в багажник. Ей удавалось слегка сдвинуть машину вперёд, а потом она снова возвращался на своё прежнее место. «Да, одному тут явно не справиться», - прикинул Сэм. Подойдя поближе в несчастной женщине, он узнал в ней учительницу танцев мисс Паттерсон.
- Сэмми! Как я рада тебя видеть, - узнав в темноте своего ученика, обрадовалась женщина.
    Она уже и не надеялась, что ей кто-то поможет. Ведь в магазине работали одни женщины - какой от них может быть прок? А заглянуть в «Grande Pizza» у неё не хватило смекалки.
- Да мисс Паттерсон, я тоже рад, - притворился Сэм. Женщина на него смотрела таким умоляющим взглядом, что парню пришлось добавить, - сейчас мы что-нибудь обязательно придумаем.
    Он вернулся в «Grande Pizza» и попросил кассира Фрэнки, помочь вызволить машину училки из снежной ловушки.
- Правильно! Иди, принеси хоть какую-то пользу обществу, увалень!  - прокаркала Мэгги, протирая мокрым полотенцем стол, где ещё полчаса назад сидел Сэм, мечтая повернуть время вспять.
    Снегопад прекратился, но пронизывающий ветер продолжал пробирать до костей. К тому моменту, когда Саммерс вернулся с подмогой, которую пришлось уламывать минут пятнадцать, предприимчивая учительница танцев уже прогревала двигатель и дожидалась их в салоне.
- Значит так, мисс Паттерсон! – командовал Сэм. - Сейчас вы плавно начнёте давить на педаль газа. Понятно?
- Понятно, - доносился приглушенный голос училки из салона.
- Ну что ты готов? – обратился он к Фрэнки.
- Готов, - пробубнил кассир, положа руки на багажник.
- Давайте, - скомандовал Сэмми. И они, что есть сил, толкнули старую колымагу.
    Колеса недовольно прокрутились на месте, и крайслер выехал на ровную поверхность. Стекло со стороны водительского места плавно опустилось, и из него показалось счастливое лицо мисс Паттерсон. В последний раз он видел её такой счастливой после медленного танца с директором Фишманом на осеннем балу.
- Садись, подвезу до дома, - предложила мисс Паттерсон.
- Нет, спасибо. Я лучше прогуляюсь.
- Ну, как знаешь.
    Вот чего было не отнять у мисс Паттерсон, так это умения, в отличие от остальных учителей их чокнутой школы, быть ненавязчивой. Вся её жизнь была расписана по  минутам. Если спросить: «Мисс Паттерсон, а что было позавчера в шесть вечера?» Она без лишних колебаний ответит, дополнив подробной информацией о пяти и семи часах вечера. Вот и сейчас она не навязывалась, так как доставлять Самменса до дома не входило в её планы. Просто произошёл форс-мажор. И из чувства глубокой благодарности ей пришлось предложить свои услуги в качестве извозчика, от которых Сэм вежливо отказался.
 
3.
 
    Лори беспокойно ворочалась на кровати. Её веки слегка дрожали, будто глаза следили за напряжённым теннисным матчем. Иногда она слабо стонала, откидывая одеяло в сторону, а временами сильнее заворачивалась в него, чтобы защититься от холода. Черные волосы разметались по подушке, а на лбу выступили капельки пота. Девушка была погружена в тревожный сон.
    «Она медленно шла по длинному коридору. Какой-то неизвестный тип вёл с ней беседу. Его голос звучал так отчётливо, что она непроизвольно озиралась по сторонам, дабы узнать, кому он принадлежит, но рядом никого не было. Лори была совершенно одна.   Свет от факела едва освещал дорогу. Направление постоянно менялось, заставляя девушку курсировать то вправо, то влево. Вскоре сплошная узкая дорожка сменилась ступеньками, уводившими Лори глубже в темноту. Перила отсутствовали, поэтому, чтобы не свалиться в яму неведомых размеров, ей приходилось прижиматься к влажной глиняной стене, вызывавшей чувство омерзения. Мягкий мужской голос что-то бормотал на ухо, но девушка была полностью сосредоточена на ступеньках, поэтому не вникала в суть его слов. Факел, слабым пучком света озарявший мрак, теперь полностью осветил пространство у девушки под ногами. Сделав несколько уверенных шагов, Лори спрыгнула на бетонный пол.
    Впереди её ожидал ещё один коридор. Он был такой же тёмный и извилистый, как и предыдущий, правда, кое-что изменилось. На стенах появились непонятные иероглифы. Их было много, но некоторые Лори уже видела раньше. По глубине нанесения было трудно определить, какого они возраста. С каждым шагом их становилось всё больше. Девушка невольно засматривалась на эти произведения искусства, не теряя из вида дорогу. Отдельные рисунки обрастали новыми деталями и подробностями. Перед Лори открывались целые сцены сражений, своеобразные фрески с изображенными на них индейцами, стоящими на фоне высоких раскидистых деревьев. Люди с копьями в руках, большими буковыми бусами и в соломенных юбках, едва прикрывающих их достоинство, широко улыбались, обнажая свои острые зубы. Такие моменты радости приводили Лори в ужас, и она подсознательно не желала столкнуться с этими милыми людьми в ближайшем будущем.
    Изменились не только стены, помогавшие девушке отвлечься от дороги, уже начинавшей прилично надоедать, но и мягкий мужской голос, сопровождавший её на лестнице. Он сделался жёстче и грубее. Стали угадываться нотки принуждения. Словно голос требовал от девушки беспрекословного подчинения. Узкий коридор снова перешёл в винтовую лестницу. На ней появились боковые ограждения, закручивавшиеся в спираль слева направо. Больше не нужно было опасаться падения, поэтому девушка быстро спустилась вниз и оказалась на очередной площадке. От нескончаемых коридоров и лестниц у неё ныли ноги, и кололо в левом боку. «О неет, так не пойдёт. Пора сделать передышку» - решила Лори, массажируя рукой больной бок.
    Устроившись поудобнее на первой ступеньке, повесив факел в подставку на стене, она принялась осматривать помещение. Длинная витая лестница, стены цилиндрической формы без окон и дверей – ничего особенного. Только она произнесла про себя «ничего особенного», как сверху раздались тяжёлые шаги. Сначала девушка подумала, что просто разыгралась фантазия на фоне усталости, но вскоре шаги повторились. Они приближались, а вместе с ними нарастал шум, будто стая орангутангов неслась к ней навстречу. Пол задрожал, а со стен посыпался песок. Лори подскочила и, выхватив факел из подставки, направила его в сторону лестницы, откуда раздавался шум. Руки ходили ходуном, поэтому она мертвой хваткой вцепилась в факел, чтобы не выронить единственное оружие. «Кто здесь?!» - дрожащим голосом процедила девушка, но ей никто не ответил. Последняя струйка песка скользнула по стене вниз, и снова воцарилась тишина.
    Внимание Лори привлекла арка, где очередной узкий коридор ввёл в глубину подземелья. Подойдя поближе, она всмотрелась в темноту. Каменный пол уходил вперёд под углом. И если она всего лишь раз оступится, то вполне может попрощаться с жизнью. На лестнице послышалось странное шуршание. Девушка обернулась, но там никого не было. Шуршание повторилось и теперь к нему прибавилось обжигающе-ледяное дыхание прямо у неё на шее. Она только успела вскрикнуть, как что-то с неимоверной силой швырнуло её в коридор. Девушка хотела схватиться за края арки, но не успела».                 
    Лори подскочила на кровати, широко раскрыв глаза. Сердце билось в груди, как у загнанного зайца, а учащенное дыхание напоминало результат преодоления марафонской дистанции по пересечённой местности. Она хотела заорать, но вовремя прикрыла рот руками, издав только слабый писк. Прекрасно понимая, что рано или поздно её ночные крики добьют отца, у которого за последние два года появилось столько седых волос, сколько не было за двадцать лет, Лори по возможности старалась вести себя как можно тише. Это касалось не только кошмаров, но и всего остального. Никаких лестниц, бесконечных коридоров и противных стен, похожих на слизней, уже не было, только её любимая уютная комната. Сделав несколько глубоких вдохов, Лори вылезла из-под одеяла и подошла к окну.
    Снег большими хлопьями засыпал улицу. На три дюйма он уже опоясал городскую библиотеку, располагавшуюся напротив дома Дженкинсов. Начав с крыши, он залепил её окна и широкую вывеску, при этом продолжая сыпать, как из ведра. Снежинки, плавно кружащиеся в воздухе, приводили Лори в равновесие. Она вспомнила слова отца, которые он обычно произносил после ночной сказки, когда девочка не могла уснуть - «Твой огромный удивительный мир внутри моего маленького скромного мира». Она никогда не понимала смысла этих слов, наверно никогда и не поймёт, но они лучше всякого лекарства успокаивали нервы, словно ничего в этом мире не могло причинить ей вреда. С этой мыслью Лори вернулась в кровать и уснула.
 
4.
 
    За ночь в погоде не произошло особых перемен. Снег продолжал валить, как из рога изобилия, а ледяной ветер, сколько бы тёплых вещей не одеть, всё равно проникал под одежду, заставляя сходить с ума от холода. Местный муниципалитет выделил три снегоуборочные машины на борьбу со стихией только к утру. Две отправились очищать главную магистраль номер девять, где двигался основной поток машин, а третья расчищала вторую улицу, которая являлась деловым центром Розвелла. Именно здесь находились самые дорогие рестораны, множество магазинов, где можно было купить всё от мебельной стенки до крема для загара.  
    Всем же остальным жителям города пришлось самим позаботиться о дорогах и машинах, изрядно засыпанных первым снегом. В ответ на многочисленные жалобы местных жителей, власти только пожимали плечами и обещали заняться расчищением улиц по мере возможностей. «По мере возможностей» означило, что в первую очередь от назойливого снега избавятся основные улицы: Лонгтаун роуд, разрезавшую город с запада на восток, и девятую улицу, тянущуюся по всему городу от Лэйзи Бич до секонд-хенда «Little Susie». Только после этого снегоуборочные машины отправятся вглубь города.
    Накладывая тосты на тарелку, Сэм включил телевизор. Ведущий утренних новостей объявил, что из-за непогоды занятия в школе отменяются. «Странности в этом городишке продолжаются, - откусывая тост и запивая его молоком, возмутился Сэм, - раньше занятия отменяли при температуре -22 F. Сейчас же термометр едва дотягивает до отметки в 14 F». Позавтракав, Сэм вернулся в свою комнату и решил ещё поспать.
    В одиннадцать часов его растолкала мать, чтобы сказать, что уходит по делам, произнеся свою коронную фразу: «Сэмми, ты же знаешь какая у твоего отца тяжёлая работа, он уже с утра в банке, поэтому в доме ты остаёшься за главного!», не забыв при этом провести инструктаж по пользованию электроприборами. После ухода матери, Саммерс около часа провалялся на кровати, рассматривая деревянный потолок, а потом всё-таки решил выйти на улицу.
    «Ну, хоть сейчас этот дом не мозолит глаза, - пробурчал Сэм, закрывая входную дверь.
    Сэм не любил дом соседей по многим причинам, одной из главных был его броский белый цвет, совершенно не темнеющий со временем. Его это просто бесило потому, что не может дом быть таким чистым всегда! Второй причиной был большой, вместительный гараж на два автомобиля, и приличных размеров газон, раскинувшийся перед крыльцом дома. «Почему одним роскошный гараж и большой газон перед домом, а другим избушка, стоящая на обочине, без гаража и газона с маленькой площадкой, и то которую необходимо делить с соседями? – ругался подросток, - где справедливость?».   
    Едва он отошёл от дома, как ветер хлёстким ударом врезал ему по спине. Загребая ногами большие копны снега, Саммерс думал о школе. Ведь именно с закрытием школы можно было забыть и про тренировки, одна из которых уже через три часа должна начаться. Больше года Сэмми ходит на тренировки по баскетболу, и тренер Дженкинс им был пока доволен. Несмотря на невысокий рост и короткие руки, тренер нашёл место для Сэма в команде, поставив его на позицию разыгрывающего. На каждой тренировке он учился давать точные передачи партнёрам по команде и оттачивать трёхочковый бросок, иногда прорываясь в трёхсекундную зону, забивая из-под кольца. Как же он хотел посмотреть на рожи своих друзей, внезапно узнавших, что теперь он играет за школьную команду. У них бы точно челюсти отвисли. А ведь ещё два года назад он завидовал Джонни, приглашённому на тренировку Дженкинсом, и убеждал Майка, что Джон слишком медлительный для позиции центрового. Теперь парень сам в команде. В команде, которая сегодня не соберётся.
    Кроме баскетбола Сэм любил компьютерные игры, и сейчас он шёл в магазин «Puzzle», расположенный, как и многие другие магазины, на второй улице, чтобы купить новую часть НБА. «Любопытно посмотреть, как справилась снегоуборочная машина? Так ли чистенько на самом деле, как показывают по телевизору?» - интересовало Саммерса.
    Действительно, вторая улица была идеально расчищена, а на тротуаре образовались снежные стены. В магазин «Puzzle» Сэм заходил на прошлой неделе и ему сказали вернуться через неделю. Сегодня как раз был тот день, правда, к приходу подростка там уже было не протолкнуться, но его диск лежал на своём месте, абсолютно не тронутый. Решив прислушаться к советам синоптиков, настоятельно рекомендовавших обзавестись тёплыми перчатками, на обратном пути рыжеволосый парень заглянул в магазин одежды.   
 
5.
 
    По всей комнате были раскиданы вещи. Колготки висели на открытой двери платяного шкафа. Весь пол был усеян джинсами, юбками, брюками разных оттенков. На кровати лежали платья, блузки, тёплые свитера. В комнате Клэр царил настоящий хаос и не удивительно, что она не могла найти чемодан, куда всё это добро сложить. Наверняка, понадобится не один, а два чемодана, помимо летней одежды, оккупировавшей всю комнату, необходимо собрать обувь и зимнюю одежду.
- Дорогой, ты не помнишь, куда я засунула чемоданы? – крикнула женщина.
    Через пять минут в дверях появился невысокий, худой мальчик лет шестнадцати с выразительными зелёными глаза с двумя чемоданами в руках. Клэр хотела поблагодарить сына, но его уже и след простыл.
- Милый, ты собрался? – снова раздался голос из комнаты.
- Да! – отрезал парень. - Мам, не отвлекайся, а то мы никогда не съедем из этого дома!
    Он посмотрел в коридор, где стоял компактный чемодан и походная сумка с аккуратно сложенной его немногочисленной обувью и верхней одеждой. Закинув ногу на ногу, вытянувшись на диване, парень закатил глаза. Он не верил, что им сегодня удастся покинуть этот дом.
    Тем не менее, уже через пару часов они сидели в машине, а на заднем плане виднелась гора чемоданов и сумок. Поднеся руку к ключу зажигания, женщина остановилась, и посмотрела на сына:
- Дорогой, думаешь, нам стоит уезжать?
- Я в этом абсолютно уверен. Поехали уже, – без колебаний ответил парень.
    Клэр даже после убедительных слов сына продолжала сомневаться. Множество вопросов роилось у неё в голове: «А что если Ламберты вернутся?», «А вдруг через неделю сын попросится обратно, но возвращаться будет некуда?», и не на один из них она не знала точного ответа. Её также беспокоила абсолютная уверенность сына, в вопросах, не предполагающих точного ответа. Возможно, тот мужчина, с которым она познакомилась в баре и провела чудесную ночь, подарившую ей прекрасного сына, был инопланетянином. Может он участвовал в тайном эксперименте на выявление уникальных способностей у человека ради денег или чего-то другого, она не знала. Зато она была полностью уверена в том, что её сын уникальный ребёнок, не такой как все.
    Впереди угадывались очертания озера Сильвер Лэйк, следовательно, они подъезжали к Розвеллу. Парень всю дорогу молчал, взирая на проносящиеся мимо пейзажи. Его беспокоил Джонни. Он уговорил мать купить их дом, чтобы найти Джона, но хватит ли у него сил это сделать? Достаточно ли одной дружбы, чтобы разобраться в этой чертовщине и выйти сухим из воды? Да, поначалу у них не вязалось общения. Да, во время нечастых приездов он доводил Джона до белого каления, но потом всё изменилось. Джон увидел его с другой стороны и… пропал.
- Дорогой мы приехали, – прервала ход его мыслей Клэр. – Сделаем так. Ты иди в дом, а я заеду в банк и отдам все необходимые бумаги на покупку дома, чтобы нас не посадили за решетку за незаконное вторжение в частную собственность. 
- Хорошо, мам.
    Женщина потрепала его по волосам, отдав ключи от дома. Парень мягко улыбнулся в ответ и направился к высокому двухэтажному дому.
 
    Даже компьютерная игра не заглушала ностальгии Сэма по прошлой жизни. При первой же возможности она выскакивала, как чёрт из табакерки, показываясь перед ним во всей красе. Видимо поэтому Самменс за два года так и не обзавёлся новыми друзьями. Партнёры по команде оставались лишь партнёрами по команде. На паркете они были единым целым, но вне спортивного зала практически не общались. Сэм подсознательно продолжал хранить в своём сердце место для Майка и Джонни, надеясь, что однажды они обязательно к нему вернутся.
    Необходимо было развеяться. Выйдя на улицу, Сэм решил пройти тем маршрутом, которым они обычно ходили в школу. Это сейчас в семь часов утра он бежит сломя голову за школьным автобусом, с прилипшей к заднему стеклу противной рожей  Бена Козлински, а раньше они ходили пешком. Сначала он заходил за Джонни, а потом они шли к Майку, живущему возле школы.  
    Сэм прошёл мимо Т&М банка, в котором практически жил его отец. Домой он приходил только переночевать. Удивительно, почему от его трудолюбия они ещё не разбогатели. Саммерс свернул направо и краем глаза посмотрел на епископальную церковь святого Петра.
    Именно здесь Сэму предстояло пережить один из самых тяжёлых дней в своей жизни – прощание с Джоном Ламбертом и Стейси Ламберт. Тогда об их исчезновении трубили все местные газеты. Во многом такой шум раздут из-за Джона, нашедшего в лесу Лори Дженкинс. После этого события именно он, а не шериф Хартиган, стал местным героем. Вскоре расследование исчезновения Ламбертов зашло в тупик, а шериф подал в отставку. Собственного другого от этой бездарности никто и не ожидал. Все знали, что он даже собственные трусы найти не может, не говоря уже о живых людях.
    Сэм сам не заметил, как оказался на Мидл авеню. В глаза бросились дома пепельного цвета, напоминающие вымокшие изнутри, готовые расклеиться в любую минуту, картонные домики, окруженные густыми деревьями. Из-за бурно разросшихся деревьев, у некоторых домов была видна только входная дверь. Они казались заброшенными и пугали Сэма своим видом. Он бы никогда не подумал, что в них кто-то живет. Какой нормальный человек захочет всю жизнь провести в потёмках без луча солнечного света? Правда сейчас они выглядели безобидно, деревья сбросили листву и нарядили голые ветви снегом, открыв фасад домов дневному свету.
    На пересечении третьей улицы и Мидл авеню пейзаж изменился. На смену серым невзрачным домам пришли торжественно-белые, праздничные здания. Возле одного из них Сэм заметил странное движение. Ускорив шаг, он рассматривал дом, возле которого ковырялся какой-то парнишка. Высокий двухэтажный дом бледно-красного цвета. Дымовая труба, нелепо приделанная сбоку. Синий забор, сломанный в двух местах, вдоль которого бетонная дорога вела за дом, где располагался гараж. Это был дом Ламбертов! Вне всяких сомнений! Вот только что юный взломщик замков здесь забыл?
- Эй, ты что делаешь? – заорал Сэм незнакомцу.
- Не твоё дело! – грубо ответил взломщик, продолжая ковыряться в замке.
    От такой наглости Самменс растерялся, и несколько минут не знал, как вести себя дальше, но потом снова ринулся в нападение.
- Ну-ка быстро отвалил от двери моего друга, скотина!
- А то, что будет, Сэм Саммерс? – с чувством превосходства спросил незнакомец. – Ты сделаешь мне больно?
    Тишину пронзил громкий гортанный смех взломщика, который всё никак не мог совладать с дверным замком. Сэм был в полном замешательстве. Этот козёл знал, как его зовут, но откуда? Ведь они никогда не виделись, или у него просто память, как решето, через которое проскочило какое-то важное воспоминание, но это неважно, главное держать позицию:
- Я вызову копов!!!
- Никого ты не вызовешь, трусливая жопа, - парень продолжал подначивать Сэма, а его зелёные глаза сверкали, - ты даже собственной тени боишься!!!
    После этих слов Сэм с яростью набросился на незнакомца, но через какие-то доли секунды уже лежал с головой погружённый в снег. Незнакомец сделал молниеносную подсечку и теперь крепко сжимал пальцы на шее Сэма. Самменс начал задыхаться, а его лицо напоминало большой перезрелый помидор.
- Не дёргайся, а то будет хуже, - брызнув слюной в лицо Сэма, рявкнул незнакомец.
- Хорошо, хорошо, только руку отпусти, -  капитулировал Сэм.
- Так-то лучше.
    Взломщик отпустил руку, и Саммерс закашлялся. Полежав несколько секунд на холодном снегу, он встал и посмотрел на незнакомца. Ниже его на полголовы, щупленький с ярко зелёными глазами. На вид лет шестнадцати, то есть они ровесники. Закончив изучение, он спросил у парня, не обращавшего на него никакого внимания:
- Может уже пора представиться  и рассказать, откуда ты меня знаешь? Да и вообще кто ты такой и что здесь забыл? – Сэм сгорал от нетерпения услышать ответы на свои вопросы.
- Ладно, а то не отвяжешься, – проворчал взломщик. - Теперь я здесь живу, а зовут меня Джош Холидей, и тебе прекрасно знакомо моё имя!
    Тут Сэма как обухом ударило по голове, и он снова чуть не повалился на снег. Он сразу вспомнил того сумасшедшего друга Джона, который обычно приезжал к нему в гости ночь за полночь. Ламберт сам мечтал сбежать от него, но сделать этого не мог, так как Клэр, мать Джоша, была хорошей подругой миссис Ламберт.
- Вы с Майком, во время нашего приезда, всегда, - он ткнул пальцем в Саммерса, - всегда запирались в своих домишках, и тряслись от страха, боясь встретиться со мной, а Джону объясняли, что заболели.
    Ведь Джош был прав, они баррикадировались в своих домах, словно по улицам Розвелла бродит плотоядный монстр, а Джону приходилось расхлёбывать всё это дерьмо в одиночку. Сэму стало противно за самого себя. Ему хотелось от такой жёсткой правды  вырваться из собственного тела, сбросить порочную шкуру на дорогу, но он не мог.
    В это время к дому подъехала машина и из неё вышла Клэр Холидей. Увидев незнакомого мальчишку, она удивилась.
- Дорогой, вижу, ты уже нашёл новых друзей, - с радостью произнесла женщина.
- Типа того, - с трудом выдавил из себя Джош, - лучше помоги мне открыть эту идиотскую дверь!
- Конечно, - она засуетилась, достав из сумки другой ключ. – Местные власти сменили замок на двери, чтобы голые рокеры, живущие через дорогу, не вломились в дом среди ночи и не разнесли там всё вдребезги.
    Сэм со стороны следил за происходящим, но не мог в это поверить. Он уже несколько раз себя сильно ущипнул, дабы убедиться, что не спит. Он вправду не спал.
- Может, хочешь зайти внутрь, - радушно предложила Клэр, - кстати, как тебя зовут?
    Саммерс посмотрел на Джоша, чьё лицо выражало полное презрение, и глубоко сглотнул. Ему хотелось задать только один вопрос: «Почему они выбрали именно дом Ламбертов?» Но Сэм прекрасно понимал, что сейчас не самый подходящий момент. Всем нужно выпустить пар и ему, и Джошу, поэтому мягко ответил:
- Я Сэм. Нет спасибо, как-нибудь в другой раз.
- А я Клэр Холидей. Приятно познакомиться.
- И мне приятно. До свидания, миссис Холидей.
    Что ему ответила миссис Холидей, он уже не слышал. Погрузившись в собственные мысли, Сэм побрёл домой. Когда он повернулся, чтобы ещё раз взглянуть на дом Ламбертов, ставший неожиданно домом Холидей, на улице уже никого не было.
 
6.
 
    «Mister Burger», расположенный на окраине Розвелла, являлся одним из самых популярных заведений среди молодёжи. Консервативные цены и постоянные горячие предложения вечерами стягивали к себе толпы людей. Вот и сейчас, несмотря на четыре часа дня уже половина столов была занята. За одним из них сидела Лори со своей подругой Таришей.
- Тэрри, я вчера видела странный сон, - нахмурив брови, прошептала Лори. Она старалась говорить как можно тише, чтобы никто не услышал её откровений.
- С этого момента поподробнее, - отставив молочный коктейль на край стола, ответила Тариша.
- Сразу скажу, что это не одна из тех страшных историй, которые ты обожаешь, – девушка думала, что подруга перебьёт её фразой «ну я так не играю», но ничего подобного не произошло, и Лори продолжила:
    Бесконечные коридоры тянули меня вглубь подземелья. Я совсем не задумывалась о том, где нахожусь. Будто прекрасно знала это место, знала куда иду и что хочу найти, или кого хочу найти. В общем, жалкое подобие Лары Крофт с факелом в руке. Коридоры плавно переходили в винтовые лестницы, ведущие вниз. Некоторые из них были без перил, поэтому, чтобы не соскользнуть в пропасть, приходилось прижиматься к влажным стенам, напоминающим ползущих по коже улиток. Мерзкое ощущение! Лестницы снова переходили в коридоры. Правда, теперь стены коридора были исписаны замысловатыми иероглифами. Кроме иероглифов мне удалось различить фрески с изображением индейцев, сбившихся в кучку и широко улыбавшихся. Тэрри, тебе повезло, что ты не видела их зубы. Но Лори Дженкинс даже во сне остаётся Лори Дженкинс, поэтому вскоре я выдохлась. От долгой ходьбы ноги стали ныть и в боку закололо. Тут начинается самое интересное. Только я удобно устроилась отдохнуть, как раздались глухие удары. Они доносились сверху и явно принадлежали «толстяку», решившему соблазнить милашку Лори (Девушка улыбнулась). Я подумала, что у меня галюны начались, но потом шаги усилились, пол задрожал, а со стен посыпался песок, видимо «жирдяй» желал поскорей со мной познакомиться, поэтому перешёл на бег, но быстро запыхался и сделал остановку, чтобы перевести дыхание. Я решила осмотреть коридор, ожидающий меня впереди. Каменный пол уходил вдаль под острым углом. И вот только я задумалась о том, как могу там оступиться и покатиться кубарем, как что-то невидимое подняло меня в воздух и с силой швырнуло туда, и я проснулась!
- Ну, нихрена себе, подруга! – зачарованным голосом ответила обалдевшая Тариша. – Только тебе такое может присниться.
    Лори с Таришей познакомились случайно. После того случая, произошедшего с Лори, школа разделилась на учеников считавших, что она довела бедного парня до нервного срыва, и он в отчаяние наложил на себя руки. Их даже не интересовала, что безумный влюблённый называл девушку другим именем. Они постоянно придумывали разные подляны, чтобы испортить Лори жизнь. И тех, кто считал этого парня настоящим психом, решившим отыграться на беззащитной девушке, представившись новым школьным учителем и похитившим её. Им хотелось любой ценой заручиться её поддержкой. Ведь такая клёвая девчонка в школе одна. Ходить с ней рядом представлялось честью для этих ребят.
    Как-то в четверг, в столовой, когда Глория уже взяла поднос с едой и направлялась к своему столику, одна из её ненавистниц сделала подножку, и девушка с грохотом растянулась на полу. Тарелка с супом перевернулась в воздухе и разбилась, забрызгав ноги, сидящих рядом учеников, а макароны с соусом размазались по блузке девушки. Сквозь слёзы, льющие градом из глаз, Глория кричала, не слыша себя: «За что?», «За что?», «Что я тебе сделала?!», «Я же тебя даже не знаю!». Никто ей не отвечал, в столовой воцарилась гробовая тишина. И тут Тариша, молча, поднялась со своего места, схватила эту ненавистницу за длинные волосы и от всей души вмазала её морду об стол. Носовой хрящик превратился в тряпку, а из носа брызнула кровь. «Теперь триста раз подумаешь, прежде чем кому-то сделать подлость, тварь!» - зарычала Тариша, отпустив волосы обмякшей обидчицы. После этого родителям Тэрри пришлось долго убеждать директора школы Фишмана в том, что, на самом деле, их дочь добрый ребёнок, а в столовой сыграло свою роль обострённое чувство справедливости. С тех пор они дружили, и никто на пушечный выстрел больше не приближался к Лори.
- Конечно, твоя история впечатляет, подруга, - подытожила Тэрри, - но у меня тоже есть, что рассказать. И она рассказала свой сон.
    Мне снился Люк. Да, да тот самый квотербек красавчик Люк! Он устроил мне романтический вечер, заставил всю комнату ароматическими свечами, усыпал кровать лепестками роз, включил успокаивающую музыку.  Что-то наподобие слабозадого Джорджа Майкла, ну ты понимаешь. Одним словом подготовился на славу! Естественно я не смогла устоять. Ну, ни фига себе, мне никто никогда не делал таких сюрпризов, и ты бы на моём месте тоже не устояла. Мы с ним так лихо кувыркались, что в какой-то момент ножки кровати не выдержали, и кровать рухнула на пол. Прикинь? Кто бы мог подумать, что эти ножки окажутся такими хилыми. На громкий шум сразу прибежала его мамаша, и я проснулась.
- Это ты сейчас придумала?
- Нет, нет, - открещивалась Тэрри, - это чистейшая правда от первого до последнего слова!
- Ой, ну да, конечно, рассказывай мне сказки.
- Хорошо! Хорошо! – сдалась Тариша. - Ты меня раскусила, экстрасенс в пуховике. Я всё выдумала, а что нельзя помечтать?
- Конечно, можно. Ведь это же Люк квотербек красавчик, - гримасничала Лори.
- Какая ты всё-таки жопа, подруга, - надулась Тэрри, - но я всё равно тебя люблю. Иди к мамочке!
    После этого они долго смеялись, представляя себе романтический вечер с Люком красавчиком, а когда нужно было собираться домой, Лори кое-что вспомнила.
- Слушай, слушай, - снова зашептала она.
- Что? – Тариша наклонилась прямо к Лори, а её кучерявые длинные волосы заслонили собой недопитый коктейль.
- Этот сон мне приснился позавчера, - девушка насторожилась, её явно беспокоили внезапно появившиеся ночные кошмары, - а вчера я увидела другой сон, всё той же тематики.
- Давай рассказывай, - Тэрри опустила голову на руки и подняла чёрные глаза на подругу.
    Джунгли. Они были повсюду, насколько хватало глаз. Иногда из глубины доносились устрашающие звуки, не то рычание, не то шипение. Хищники чувствовали запах чужака и видимо ждали, когда я пойду посмотреть, что там происходит, чтобы быстро сцапать меня. В сердце джунглей находилась деревня. Хотя сложно назвать три соломенных сооружения деревней, но всё же. Сооружения, напоминавшие дома из сказки о трёх поросятах, стояли по кругу, а в центре догорали угли. Снова мягкий мужской голос обволакивал меня. Я прекрасно понимала, о чём он говорит, но не придавала его словам особого значение, а может, стоило? Тот же самый голос сопровождал меня в подземелье, вначале пути, ещё до странных иероглифов на стенах. Тот же самый голос я слышала много раз, но всё равно не могла вспомнить, кому он принадлежат, а потом из одного дома выскочил дед. Худой, весь в морщинах, наверно, лет под сто. Размахивая копьём  и непонятной травой, он плясал вокруг углей. Может просто обкурился, или совершал некий обряд, понятный ему одному, но рисунок на его впалой груди мне был до боли знаком. Гротеск на человеческие лица я точно где-то раньше видела! Намотав несколько кругов, он остановился и направился ко мне. Тут я проснулась.
- А знаешь, становится всё интересней, - прервала тишину, увлечённая рассказом Тариша, - держи меня в курсе своих снов, подруга. Может в скором времени что-то прояснятся.
-  Хорошо.
- О, нам пора. Твой отец приехал.
    Лори уже привыкла к тому, что отовсюду её забирает отец, даже в кафе он за ней приезжает, а ведь прошло уже два года. Хотя его тоже можно понять, после похищения единственной дочери любой нормальный папаша станет параноиком.
    Всю обратную дорогу девушка думала над странным голосом, звучащим в её снах. Кому бы он мог принадлежать? Проезжая мимо дома Ламбертов, Лори увидела слабый свет на втором этаже.
- Пап, ты это видел?
- Что именно, детка?
- У Ламбертов на втором этаже горит свет.
- Быть такого не может! Там уже два года никто не живёт, - для пущей убедительности тренер Дженкинс посмотрел в зеркало заднего вида, но увидел в нём только пустующий тёмный дом, - нет, не горит.
    Лори обернулась назад, чтобы убедить отца в своей правоте, но её ожидало разочарование, в доме Ламбертов было темно. Но ведь она видела собственными глазами слабый свет из окна, где находилась комната Джона.
 
7.
 
    Джош помог матери затащить чемоданы и сумки в дом. Поднявшись на второй этаж, он остановился возле комнаты, где обычно ночевал, когда они с Клэр приезжали к Ламбертам в гости. Её даже комнатой назвать то нельзя, скорее чулан, предназначенный для различного хлама, но никак не комната для гостей. Тем не менее, здесь стояла кровать и занимала собой практически всю площадь комнаты. Джош отвернулся и направился дальше по коридору, к комнате Джона, где теперь будет жить. Конечно, жить до тех пор, пока не разыщет длинныша.
    С последнего его визита в комнате Джона ничего не изменилось. Огромный шкаф также грозно нависал из дальнего тёмного угла. За его стеклянными дверцами висели три формы. Не просто формы, а счастливые формы команд «Майами хит», «Лос-Анджелес Лейкерс» и «Чикаго Буллс». Плакаты звёзд НБА, покрытие изрядным слоем пыли, висели на своих местах. Когда Джош зашёл в комнату по телу Коби Брайанта, чей плакат украшал дверь, пошла волна и сложилось обманчивое впечатление, что баскетболист ожил и поразил кольцо трёхочковым броском. Возле кровати, куда плюхнулся Джош, стоял компьютер, ему было всего три года, но на фоне новенького планшета, который парень привёз с собой, он выглядел настоящим динозавром.
    Ему необходимо было найти хоть какую-то незначительную зацепку, дающую дальнейшую почву для размышлений. Интуиция никогда не подводила Джоша, и он был на сто процентов уверен, что в комнате Джона есть вещь, как-то связанная с его исчезновением. Перерыв шкаф, выпотрошив все ящики комода, даже заглянув под кровать, он ничего не нашёл. Вещи, хоть как-то связанной с теми событиями, в комнате не было. Метаясь из угла в угол, Джош, пытался сосредоточиться, но ему мешало назойливое урчание в животе. Полдня парень и крошки во рту не держал. Нужно было срочно подкрепиться.
- Мам,  я схожу за замороженной пиццей.
    Спрашивать у матери «Что будет на ужин?», было пустой тратой времени, так как они только сегодня переехали в новый дом и никакой еды с собой не взяли, да и какая могла быть еда, если им с трудом удалось засунуть все сумки и чемоданы в машину.
- Хорошая идея, дорогой! Можешь взять ключи от моей машины, - прощебетала Клэр из гостиной, продолжая вытаскивать вещи из чемодана и аккуратно раскладывать на диване.
    Первоклассную замороженную еду продавали в магазине «Rotting Hill», и самый короткий путь к нему лежал через третью улицу, но там жил Сэм Саммерс, а с этим болваном Джошу совсем не хотелось пересекаться, и поэтому он решил пройти по второй улице, а потом по Маркет стрит чуть-чуть спуститься вниз. Пришлось сделать небольшой крюк, но зато безопасно. Джош не стал брать мамину машину, идти было недалеко, а проветрить мозги сейчас было просто необходимо. Вторая улица особо не обдувалась ветрами, а вот на Маркет стрит пришлось натянуть капюшон посильнее.
    Когда он вышел из магазина, стало смеркаться, но на второй улице было светлее, чем днём. Красивые неоновые вывески пестротой красок завлекали и манили посетителей, рождественские гирлянды висели на дверях, мигая разноцветными звёздочками, лампочками. В морозном воздухе чувствовалась атмосфера праздника. Местные жители позаботились о том, чтобы дух Рождества проник в их дома уже в начале декабря.
    Джош вернулся домой, когда совсем стемнело. Набив живот горячей пиццей, он решил ещё раз просканировать комнату. Может быть, он что-то упустил. Обшарив все углы, парень обессилено рухнул на кровать. «Возможно, я переоценил свои силы?», «Что, если мы зря тащились в Розвелл?» мысли комариным писком сверлили ему мозг. Перевернувшись на другой бок, он посмотрел в окно. На улице не прекращался снегопад, ветер завывал и просился в дом. Наслаждаться лёгким кружением снежинок парню помешало слабое свечение, исходившее от стены возле окна. Едва заметные лучи зелёного света мигали в темноте. Точно такие огоньки он нашёл за шкафом, под кроватью и на плакате, где Кармэло Энтони, совершая невероятный финт, обходит защитника. Скромняга Джон решил закатить фосфорную вечеринку у себя в комнате, когда матери не было дома? Едва Джош представил себе тихого и робкого длинныша, перемазанного фосфором, как его разобрал дикий смех. Разбрызганный по всей комнате фосфор как-то слабо вязался с исчезновением Джона, но идея о зелёном свечении заинтриговала парня, и он не стал её списывать со счетов.
 
8
 
    Сам того не ведая, своим появлением Джош вдохнул новую жизнь в депрессивные будни Сэма. Бесконечные рассуждения о прошлых годах прекратились. Теперь у рыжеволосого парня появилась конкретная цель – выяснить причину приезда семьи Холидей в Розвелл. По возможности узнать, что ему известно об исчезновении Джонни. Думать, что этот парень просто так поселился в доме своего друга, было верхом идиотизма. Но вся проблема заключалась в том, что Джош – крепкий орешек. Втереться к нему в доверие - задачка не из лёгких, но ради лучшего друга попытаться стоит.
    Дождавшись вечера, Саммерс направился к Джошу. Только после третьего звонка дверь открыли. На пороге стоял Джош. Он смотрел сквозь Сэма, словно у того была здоровенная дыра в голове.
- Привет, Джош! Нам нужно поговорить.
- С чего вдруг? – начал строить из себя дурачка зеленоглазый парень
- А с того, - настаивал Сэм, - что ты не случайно сюда приехал! Такие типы как ты просто так ничего не делают!
- Твои дедуктивные способности впечатляют, Сэмми, – поддевал его Джош, - оказывается не всё так запущено.
    Сэм понимал, что терпеть подколы Джоша по поводу его примитивного мышления и крошечного мозга, придётся ещё очень долго, но его это не волновало.
- Тогда я пройду? Здесь не лучшее место для разговора.
- Дело твоё, но хочу тебя сразу предупредить, что я не знаю, где находится Джонни.
- Но у тебя имеются предположения, ведь так?
- Может и так, а может, и нет, – продолжал раздражать Сэма Джош, - хотя прошлым вечером я на кое-что наткнулся в его комнате.
    Они поднялись в комнату Джона. По дороге Сэм окинул взглядом дом Ламбертов, и пришёл к выводу, что рокерам, жившим по соседству, не удалось устроить здесь пенную вечеринку, славившуюся на всю округу. Подойдя к плакату с Кармело Энтони, Джош спросил:
- Ты его видишь?
- Вижу, как Кармело Энтони делает финт.
- Да не Кармело! - Джош начинал терять самообладание. – Слабый зелёный огонёк? Я думаю, что кто-то недавно разбрызгал в комнате фосфор. Всё-таки в дом Ламбертов наведывали…
    Сэм прервал его на полуслове. Как гром среди ясного неба для него прозвучали слова Джоша. Подскочив с кровати, он подлетел к стене, чуть не сбив зеленоглазого парня с ног.
- Покажи пальцем, где именно этот  огонёк!
- Вот здесь, - Джош ошарашено смотрел на обезумевшего Саммерса.
- А теперь проверим твои предположения!
    Сэм поднёс руку к тому месту на плакате, куда показал Джош и начал ждать. Через некоторое время ладонь стала согреваться. Тепло окутывало кожу, плавно передаваясь кончикам пальцев. Сэма накрыло с головой то спокойствие, о котором он совершенно забыл. Чувство мимолётного блаженства, охватившегося его пару лет назад, стало постепенно возвращаться.
- Я и предположить не мог, что это возможно!
- Что? Что ты узнал?
- Это точно не фосфор, - ответил Сэм. - Думаю, ты мне не поверишь.
- Выкладывай.
- В общем-то, это частицы, - пытаясь подобрать нужные слова, замямлил Саммерс, - как бы помягче сказать… в общем, инородного тела.
- Чего? Чего? Инородного тела, - начал смеяться Джош. Схватившись за живот, он сполз по стене на пол, ещё громче смеясь, пока из глаз не потекли слёзы.
- Я же говорил, что ты мне не поверишь, -  развёл руками Сэм.
- Инородного тела, - стирая слёзы с лица, повторил зеленоглазый парень.
- Если ты успокоился, могу рассказать, какому именно предмету они принадлежат.
- Я весь во внимании, мой юный фантазёр, - улыбался Джош.
    Два года назад на школьном пустыре я нашёл странную коробку. Обычная, ничем не примечательная коробка. На её грани были нанесены какие-то иероглифы, а на одной из сторон - рисунок. Помню, мы тогда ещё спорили, что именно изображено на рисунке. Сошлись в едином мнении, что это древний шаманский посох, направленный к солнцу. Хоть я и нашёл эту вещицу, но долго её в руке не держал. Джонни попросил отдать её ему на время. Он, таким образом, хотел подкатить к одной девочке, дочери археолога, сильно нравившейся ему. Отличный способ завести знакомство с девушкой через отца. Но вот что мне запомнилось: пока я держал коробку в руке, она изменила форму, подстроившись под каждую линию моей ладони. Стала настолько приятной и удобной, что с ней не хотелось расставаться. Тонкое зелёное свечение, исходившее от её поверхности, наполняло теплом ладонь. К сожалению, дальнейшая судьба мистической коробки мне неизвестна. Я тогда уехал к бабушке в Огайо, а когда вернулся, мои лучшие друзья исчезли из моей жизни, а теперь можешь продолжать смеяться.
- Как ты догадался, что это не фосфор? – заинтересовался Джош.
- А ты прижми ладонь к огоньку и подожди несколько минут, сам всё поймёшь.
    Джош подошёл к плакату и прижал его рукой к стене. В таком положении он простоял около пяти минут, но ничего похожего на убаюкивающее тепло не ощутил.
- Я ничего не чувствую, - равнодушным голосом произнёс Джош.
- Значит, оно на тебя не действует!
- Допустим, ты прав, и что нам теперь делать?
- Из всех тех, кто знал о дальнейшей судьбе мистической коробке, остался только Майк! Надо найти Майка!
- Но мы не в курсе, где он живёт.
- К сожалению, да, - согласился Сэм.
 
9.
 
    Тэрри и Лори возвращались домой. В магазине одежды, где они провели перед зеркалом несколько часов подряд, им ничего не приглянулось. Свернув на Мидл авеню, Лори рассказала подруге, что её продолжают преследовать пугающие сны. Сегодня она видела Джона. Продираясь сквозь густые заросли бамбука и можжевельника, он уходил вглубь джунглей. Его бледное тело было исписано загадочными рисунками, на шее висели массивные бусы, а голову украшали большие перья неизвестной птицы. Сосредоточенный взгляд внимательно изучал сломанные ветви деревьев. Дав знак рукой двум индейцам, сопровождающим его, Джон остановился и принюхался к земле. Внезапно тишину прорезал душераздирающий крик, напоминающий улюлюканье, и парень, как торпеда, понёсся вперед. Индейцы, поддерживая его ответным улюлюканьем, ринулись вслед за вожаком, которым видимо был Джонни. Теперь она была абсолютно уверена в том, что голос, сопровождавший её во время путешествия по подземелью, принадлежал Джону.
    Проходя мимо дома Ламбертов, Лори снова увидела одинокий слабый свет на втором этаже. «Это уже становится совсем не смешно!» - подумала девушка.
- Тэрри, видишь, у Ламбертов свет горит? – изрядно нервничая, произнесла девушка.
- Хватит уже изводить себя, подруга, - сказала Тэрри, - сейчас я позвоню в дверь, и мы покончим с этой неразберихой.
    Год назад Тариша Эванс вместе с семьёй переехала из Бруклина. В школе, где училась Тэрри, все поголовно ходили с оружием, а после уроков толкали на улице наркоту.  Она привыкла выяснять отношения с помощью кулаков. Не редко приходя домой с синяками, девочка с гордостью рассказывала родителям, как они в очередной раз дали отпор соседнему гетто, показав кто здесь хозяин. Бывали случаи, что её отцу звонили из полицейского участка, и просили забрать Таришу. Родители понимали, что такой образ жизни может плачевно закончиться для их дочери. Так и произошло. Однажды в пылу местной разборки Тэрри получила пулевое ранение в ногу. Когда мистер и миссис Эванс узнали об этом, они чуть сознание не потеряли, а затем принялись подыскивать тихое спокойное место для дочери, где уличные драки являются редкостью, а в школу никто не ходит с оружием. Так они оказались в Розвелле.
- Да, чем могу помочь? – мило улыбаясь, спросила Клэр Холидей.
    Наступила немая пауза. У Лори отвисла челюсть, словно в дверях она увидела приведение. В каком-то смысле это было правдой, так как дом Ламбертов пустовал уже два года, и никто не думал, что однажды там кто-то поселится. Тэрри же наоборот не растерялась, а спросила:
- Собственно говоря, вы кто такая?!
- Ой, извините, забыла представиться. Я Клэр Холидей. Так чего мы стоим, проходите в дом, там тепло.
    Тэрри посмотрела на подругу. Лори продолжала стоять в оцепенении, где-то в глубине души она хотела отговорить подругу заходить в дом, но не смогла вымолвить и слова, поэтому невольно подчинилась.
    Пока миссис Холидей рассказывала девочкам, почему они переехали именно в этот дом, про своего сына, на которого благоприятно действует Розвелл, Джош с Сэмом ломали голову, как связаться с Майком.
- Может попробовать его поискать по телефонному справочнику? – предложил Сэм.
- Можно, но там будет тысяч тридцать Майклов Бёртонов, разбросанных по всем штатам.
-  Тогда надо поискать родственников. Может в Розвелле или Сильвер Лейке у него кто-то остался.
- Неплохая идея.
    Только они собрались взяться за поиски родственников Майка, как из гостиной раздался голос Клэр: «Джош, спустись вниз, у тебя гости!» «Какие ещё нахрен гости? У меня в Розвелле нет друзей!» - чертыхался про себя Джош.
    Тэрри внимательно слушала рассказ миссис Холидей, в то время, как Лори пыталась вспомнить откуда она знает сына Клэр. «Джош, Джош, Джош», - прокручивала в голове его имя девушка, но когда в гостиной появился Джош, все сомнения разом отпали. В маленьком, щупленьком парне она узнала мальчика, который однажды спас ей жизнь. Тогда все средства массовой информации трубили о Джоне Ламберте, а имя Джоша упоминали вскользь, однако это ничуть не приуменьшало  его заслуг в глазах Лори.
- Лори привет! Рад тебя видеть! – весь просиял Джош.
- Джош Холидей! Не может этого быть! Тот самый Джош Холидей!
    Лори подошла к невысокому зеленоглазому парню и крепко его обняла. Её длинные шелковистые волосы так приятно пахли жасмином, что парень не хотел выпускать девушку из своих объятий.
- Стоп, стоп, стоп! – вмешалась в их идиллию ничего не понимающая, Тэрри. – Что происходит, подруга?
- О, Тэрри, познакомься, это Джош – парень, спасший мне жизнь! - широко улыбаясь, ответила Лори. – Точнее один из них.
- Кстати, нам надо поговорить насчет второго спасителя, - предложил девушкам подняться в комнату Джона зеленоглазый парень. Сэм поплёлся, как хвостик, вслед за ними, на него так никто и не обратил внимания.
    Когда они поднялись наверх, Джош вкратце рассказал о том, как продвигается расследование, а Лори рассказала о своих странных снах и голосе, звучащем в них,  и, несомненно, принадлежащем Джону.
- Вот теперь думаем, как найти Майка, - сказали парни.
- А в фейсбук зайти не судьба, гении? – предложила Тэрри.
- Во блин, столько сложных вариантов перебрали, а о самом простом способе забыли!
    О том, что они собирались сейчас перевернуть верх дном весь Розвелл в поисках родственников Майка, парни промолчали, чтобы не выглядеть круглыми идиотами в глазах девушек.
- Забивай в поисковике, а я по фотографии быстро определю нашего Майка. Надеюсь, он не сильно изменился за два года.
    Джош включил планшет и быстро зашёл в сеть. Поиск выдал две тысячи Майклов Бёртонов. Сэм предложил ему ввести в графу «Родной город» - Розвелл, и результат показал трёх человек. Нажав на нужного парня, ребята оказались на его странице.
- Посмотри, если ли скайп? – сказала Лори.
- Бинго!
- Давай, звони уже, - торопил его  Сэм.
    На экране высветилась маленькая фотография, на которой Майк обнимал какую-то светловолосую девушку. Казалось, что гудки будут длиться вечно, но вскоре на экране показалось недовольное лицо Майка. Увидев Сэма, он сразу расплылся в широкой улыбке.
- Кого я вижу! Рыжик-пыжик!
- Привет, Майки! Сколько лет сколько зим.
- А это кто с тобой? – Майкл показал на три физиономии, любопытно заглядывающие в объектив.
- Это Лори со своей подругой Тэрри, - Сэм замялся, не зная как представить Джоша. К такому судьба его явно не подготовила, - а это Джош!
- Что??? Тот самый пс…
- Да, тот самый псих, которого вы боялись, как огня, - оборвал на полуслове Майкла зеленоглазый парень, - я тоже рад тебя видеть, Майк!
- Слушай, Майки, - срываясь на свист, затороторил Сэм. – А что это за девушка с тобой на фотографии?
- Узнаю прежнего Сэмми, - засмеялся Майк, - это моя сестра Дженни О’Корнел.
- Та самая Джейн… твоя сестра! Не может быть! - сильнее распалялся рыжик, а за частым свистом уже сложно было разобрать отдельные слова, - ты меня разводишь!
- Мы набрали тебя не ради пустой болтовни, - отодвинув на второй план потерявшего контроль над собственными чувствами Сэма, вмешался Джош.
- Тогда что вам от меня нужно?
- Мы знаем про мистическую коробку, и что последним кто её видел, был ты, Майкл! – звучал стальной голос Холидея, - нам нужно её найти!
    Слушая Джоша, Майк вспомнил бледное, как полотно, лицо Джейн. Как она шла по школьному коридору, едва перебирая ногами, ещё секунду и упадёт в обморок. Картинка сменилась, и они уже у Джейн дома. Она, еле сдерживая слёзы, рассказывает ему об исчезновении родителей: сначала отца, а потом матери. Коробка заполняет ослепительным зелёным светом гостиную, засасывая девушку в свою боковую грань. Стены содрогнулись, а на голову Майку падает приличных размеров балка, оторвавшаяся от потолка. Потом они закапывают коробку на пустыре, но, вероятно, от неё так и не удалось навсегда избавиться.
- Вы чё спятили? – изменился в лице Майк. – Вы себе хоть представляете куда лезете?
- Не горячись, Майк, - стараясь успокоить друга, мягко заговорил Сэм, - она не действует на Джоша! Мы проверяли!
- Это полная чушь! Такого быть не может! Эта дьявольская штука забрала жизни четырёх человек, мы едва смогли вырваться из её кровожадных когтей! Дженни до сих пор проходил курс реабилитации в здешней больнице!!! – Майк брызжил слюной, заливая экран монитора, руки дрожали, а глаза налились кровью. – Она расправится с вами также быстро и легко,  как с родителями Джейн в своё время, придумав для каждого свой персональный сюрприз!!!!
- Просто скажи, куда ты её спрятал, - совершенно не обращая внимания на свихнувшегося
Бёртона, гнул своё Джош.
- Мы закопали её на школьном пустыре, но не вздумайте её искать! Уж тем более раскапывать! Сэм, скажи им, чтобы они не делали этого!
- Майки, но она связана с исчезновением Джона… нашего Джонни, - опустил голову рыжик.
- СССЭЭЭЭЭМММММММ!
    Джош отключил скайп, не желая больше наблюдать обезумевшего в корень Майкла. «Да уж, зрелище не для слабонервных» -  сказала Лори. «Сэм, у твоего друга явные проблемы с головой», - заключила Тэрри.
- И что нам теперь делать? – спросил побледневший Сэм.
- Искать на пустыре, коробку, - отчеканил Джош. Он был непоколебим.
 
10.
 
    Майки целый вечер не мог успокоиться. Прошлое с тройной силой накрыло его. Только он начал строить новую счастливую жизнь, не спеша кирпичик за кирпичиком, как появился Сэм, желающий найти Джона. Всё, к чему он стал привыкать в Оклахоме, полетело в тартарары! Теперь он обязан защитить Сэма от опасности, как раньше защищал от жирной туши Бена Козлински, но по сравнению с этой дьявольской коробкой Козлински казался невинной угрозой. Необходимо  срочно возвращаться в Розвелл, и придумать, как соврать об этом родителям?
    Как утаить от Дженни, мирно спящей сейчас в соседней комнате, что мистическая коробка снова всплыла в его жизни? Уставившись в потолок, Майк ничего путного не мог придумать. Ему несказанно повезло, что когда он кричал по скайпу, Дженни находилась в больнице и ничего не слышала. Весь вечер Бёртон прорабатывал план действий, а ночью вытащил из шкафа рюкзак, и начал собирать вещи. Он точно не знал, насколько уезжает, если Сэм и его новые друзья окажутся разумными людьми, то день максимум, а если нет, то поездка точно затянется недели на две, а может и больше.
    Оклахому и Розвелл разделяло два штата, что тоже играло на руку Бёртону. Дня через два он уже будет в Розвелле. Он был серьёзно настроен, но мысли о том, что ребят не удастся переубедить, продолжали лезть в голову. На утру, ничего не сказав Дженни, Майк уехал.
 
11.
 
    Общая беда сплотила Джоша и Сэма. Они не стали хорошими друзьями, но хотя бы начали нормально общаться без обид и обвинений. Пришлось смириться, что неожиданно в их идеи  были посвящены Лори и Тэрри, но продолжать вместе с ними поиски Джона было невозможно. Джош не понаслышке знал, что рано или поздно девушки окажутся лишним балластом, который утащит их всех на дно. Взяв с собой лопату и ледоруб, принесённый Сэмом из дома, они вышли на улицу, где их поджидали Лори и Тэрри.
- А мы уже вас заждались, - улыбнулась Лори.
- Послушайте, - начал сложный разговор Холидей, - это не романтическая прогулка под звёздами. Здесь не будет поцелуев и глубоких вздохов - только опасность.
- А теперь послушай меня, сынок, - парировала Тэрри. – Уж не знаю, каких ты книжек начитался про опасность, но я до пятнадцати лет сталкивалась с ней постоянно, поэтому лучше не зли меня!
- Просто ещё раз подумайте, прежде чем принимать решение, – посоветовал Сэмми.
- Мы уже всё решили, - не смутилась Тэрри, - идём, подруга!
    Дальнейший путь по Мидл авеню они шли раздельно. Парни впереди, а девушки сзади. Лори сомневалась, а стоит ли действительно лезть туда, куда не следует? Судя по фильмам, которые она просмотрела в огромном количестве, поддавшись однажды соблазну прикоснуться к чему-то запретному главный герой, в конечном итоге всегда оказывался в полной жопе.
    Пустырь, находившийся за школой, задыхался под толстым слоем снега. Джош остановил всех и закрыл глаза. Своим умением сканировать территорию он пользовался редко так, как удобной возможности не подворачивалось. Один раз с помощью него он проник в сон Джона, показав ему, где Дэвид прятал Лори, и несколько раз вдоль и поперёк сканировал дом Ламбертов, скорее в качестве разминки. Вот и сейчас пустырь визуально разделился перед ним на маленькие квадраты, показав, где нужно искать коробку. Сделав жест рукой, он произнёс: «За мной». Он выглядел уставшим, а ярко-зелёным глаза поблекли. Слегка пошатываясь, Джош пошёл вперёд. Снег проваливался под ногами, мешая идти. Ребята буксовали, как старый крайслер мисс Паттерсон, с трудом продвигаясь к цели. Подойдя к дереву, куда направлял их Джош, они ощутили, что снег едва доставал до щиколоток. «Мы ещё не на месте», - прошептал Холидей. Дорога его явно измотала. Остановившись между двух сосен, росших прямо напротив школы, он плюхнулся на снег.
- С тобой всё в порядке? – заволновалась Лори.
- В полном, - прислонившись спиной к могучему стволу и подняв глаза к голубому морозному небу, выдохнул Джош. – Начинай, Сэм.
- Ты уверен, что здесь?
- Да! Бьюсь об заклад, что твой дражайший друг не случайно выбрал это место. Здесь коробку точно никто не найдёт, и бульдозеру, по несколько раз в неделю перепахивающему пустырь, до неё не дотянуться.
    Сэм с силой ударил ледорубом в промёрзшую землю, но, получив болезненную отдачу, не подал вида. Взявшись для надёжности двумя руками за ледоруб, он сделал второй удар, потом третий, пока толстая кромка льда не рассыпалась на кусочки.
- Дальше земля будет мягче. Уверен, что после твоего прикосновения к стене, эта дрянь пробудилась ото сна и с новой силой прогрела землю.
    И, действительно, ледоруб больше не понадобился, земля стала податливой, поэтому копать было одно удовольствие. Вскоре из земли показалась правая грань коробки, именно та, на которой отразилось изумление Джонни. «Эйй, идите все сюда!» - радостно закричал Сэмми. Пока он работал не покладая рук, Лори с Тэрри валялись в снегу, визжа от удовольствия, а Джош периодически отключался на несколько секунд. Все сгрудились возле ямы, пристально разглядывая мистическую коробку.
- Ну что? Кто первый хочет познакомиться с ней? – усмехнулся Джош.
- Дайте мне, - протянула руку Тэрри
    Конечно, Тэрри, а кто бы ещё осмелился. Зажав коробку в ладони, она почувствовала невероятный прилив сил. Словно появились крылья, которые с лёгкостью донесут её до родного Бруклина за пару секунд.
- Ваауууу. Какая она клёвая! – загорелись глаза у Тэрри.
- Так хватит, - обломал кайф зеленоглазый парень, - Теперь твоя очередь, Лори!
    Тариша нехотя отдала коробку любимой подруге. Ухватив кое-как дрожащей рукой, Лори едва не уронила её в снег, но потом дрожь прошла. Ей на мгновенье показалась, что сейчас она держит младенца, а вовсе не коробку, такой тёплой она была.
- Ну что насладилась? Давай её мне, - холодно сказал Джош, - Сэмми итак с ней знаком, поэтому обойдётся без дружеских рукопожатий.
    Все хором рассмеялись, тем самым разрядив напряжённую обстановку, возникшую между Таришей и Джошем. Тэрри явно не понравилось, что коробка останется у него. Ведь этот хлюпик совсем её не заслужил, но неожиданно у неё перед глазами возникло безумное лицо Майкла, и желание ругаться из-за какой-то коробки отпало.
 
12.
    Всю ночь Джош посвятил изучению мистической коробки, нагло сожравшей столько людей, а может вовсе не сожравшей? Возможно было что-то совершенно другое? Практически вся информация, услышанная от Сэмми, подтвердилась. Посох, направленный к солнцу, присутствовал на одной из сторон, но вместо иероглифов на гранях коробки были изображены маски людей, попавших в ловушку. Одна из них принадлежала Джонни.
    Вот только никакого тепла Джош не ощущал. Он вертел коробку со всех сторон, но даже намёка на зелёный свет не возникло. Словно он скукожился глубоко внутри и не желал выходить. Коробка в его руке оставалась просто коробкой, холодной, твёрдой и безжизненной.
    Отложив её в сторону, он включил планшет и начал искать хоть какую-то информацию в сети. По названию выскочило много ссылок, но большинство принадлежало питейным заведениям и ночным клубам. «Какой дебил придумал назвать ночной клуб коробкой да ещё в Нью-Йорке?» - плевался Джош. Некоторые сайты были посвящены поэтическим произведениям. Например, знаменитый поэт Джейк Хэммон приглашает всех поклонников его таланта на поэтический вечер, который состоится в пятницу вечером в кафе «У моря», среди популярных стихов прозвучит и его новое стихотворение «Коробка». Встречались сайты служб доставки, быстро и надёжно доставляющие коробки любых размеров.  «С вас коробки - с нас авто!» Рекламный слоган привёл Джоша в полный восторг. «С вас коробки - с нас авто!» - повторил он несколько раз, едва сдерживая смех, так как на часах уже было два часа ночи, а будить Клэр не хотелось.
    Отчаявшись найти хоть что-то путное, Джош уже собирался выходить из сети, но любопытство заглянуть на двенадцатую страницу взяло вверх. И первая же ссылка сразу привлекла внимание «Загадочная коробка найдена в нескольких штатах. Очевидцы утверждают, что она внеземного происхождения!», а ниже шли ссылки на разные новостные каналы. «Загадочная коробка найдена в Техасе. Рано утром шестого августа, фермер отправился доить коров и наступил на что-то странное. Ниже прилагалась картинка. К глубочайшему сожалению Джоша, коробка с картинки была абсолютно не похожа на ту, которая сейчас лежала у него на тумбочке. Тоже самое, ожидало коробку, найденную пожилой женщиной в Далласе, и коробку, найденную автослесарем в Детройте. Все они были то больше, то меньше, то шире мистической коробки, найденной на пустыре. Отложив планшет в сторону, Джош уснул. Часы показывали половину шестого.
 
    Не спалось этой ночью и Тарише. Ей очень хотелось увидеть коробку ещё раз, подержать в руке, почувствовать тепло, которого оно ни разу до этого в жизни не ощущала и не понимала. Ведь, по сути, вся её жизнь в Бруклине заключалась в ежедневном выживании в этих каменных джунглях, в бесконечных доказательствах своей силы и крутости, а порой так не хватало простого человеческого тепла. Безусловно, такая жизнь ей сильно нравилась, и она не задумывалась, что может быть иначе, пока не переехала в Розвелл.
    Здесь она подружилась с Лори - девушкой, слепленной совершенно из другого теста. Бруклинские подруги сказали бы про неё, что у этой куклы всё было с самого рождения, поэтому она всегда такая ухоженная и стильная. Ей не нужно выживать, как нам, что-то доказывая в этой жизни, но Тэрри знала, что Лори, несмотря на внешнее сходство, сильно отличается от кукол из богатых семей.
    Всё в её жизни переменилось, стало слишком тихо и спокойно, от такого спокойствия Тэрри просто выворачивало наизнанку. Даже, проводя с Лори время в «Mister Burger» или примеряя в «Two sisters Ltd» очередное платье, ей хотелось зевать. Не потому что с Лори скучно, наоборот очень даже весело, просто она привыкла к совершенно другому ритму жизни, и выбить из неё эту привычку будет не так просто.
    Поиски Джона оживили темнокожую девушку. Тэрри многое бы отдала, чтобы ещё разочек окунуться в авантюру, поэтому от путешествия она многого ждала, а чувство опасности только подогревало кровь. Ей хотелось познакомиться с Джонни, но больше всего ей сейчас не хватало, ни бруклинских подруг, ни Лори, а мистической коробки. Сильное желание просто обжигало руки.
 
13.
 
    Джоша разбудил звонок в дверь. На пороге стоял Сэмми. Зеленоглазый парень уже хотел прогнать Саммерса, пришедшего к нему в такую рань, но настенные часы, висевшие на кухне, пробили два часа дня. Они поднялись в комнату, ставшую командным штабом.
- Ты узнал что-то новое? – поинтересовался Сэм.
    Он не сводил глаз с коробки, лежавшей на тумбочке. Она ожила, отвечая на его внимание слабым зелёным свечением. Притягивала к себе, желая завладеть Сэмом до последней частицы, до последней капельки жизни.
- В сети ничего нет! Только дурацкие объявления и творческие вечера. Хотя я набрёл на несколько сайтов, утверждающих, что местные жители Далласа, Техаса и Детройта нашли вещи внеземного происхождения, но новость оказалась пустышкой.
- Почему?
- Коробки, найденные в этих штатах, не похожи на нашу.
    Их размышления прервал звонок в дверь. «Явились, не запылились!» - подумал Джош, глядя на девчонок, стоящих на улице. При других обстоятельствах он был бы несказанно рад появлению Лори в его доме, но не сейчас. И, тем не менее, они пришли.
- Нам нужна помощь эксперта, - прислонившись к большому шкафу, стоящему в углу, предложила Тэрри.
- Да, но единственный археолог Бен О’Корнел сгинул, или вы забыли?
- Сэм, ты видимо недостаточно хорошо знаешь жителей Розвелла, - снисходительно посмотрела на него Лори, - к нам недавно переехал один довольно известный археолог Дэйв Болл.
- Как его найти? – заинтересовался Джош
- На пересечении второй улицы с Мидл авеню.
    От слов Лори по телу Сэма побежали мурашки. Он вспомнил дом, окружённый со всех сторон деревьями. Из-под густой листвы была видна только входная дверь. Дом, не пропускающий в свои окна солнечный свет, казался заброшенным и мрачным. И меньше всего Саммерсу хотелось туда идти.
- Отличное предложение, девчонки, но нам также стоит заглянуть в библиотеку. Там всегда может подвернуться что-нибудь любопытное.
- Я пойду в библиотеку! – вскрикнул  рыжик.
    Ребята вздрогнули от неожиданности и озадаченно посмотрели на Саммерса. Рыжик был готов пройти полмили до ближайшей остановки, потом столько же проехать на автобусе, лишь бы не видеть дом археолога.
- Хорошо, тогда Сэм с Таришей наведаются в библиотеку, а мы с Лори навестим археолога.
 
14.
 
    К входной двери археолога был приклеен листок бумаги, на котором кривым почерком было написано «Вход со двора». Обойдя дом, они подошли к небольшому крыльцу. Джош нажал на кнопку звонка. Его пронзительная трель смешалась с шумом приближающихся шагов.
- Чем могу помочь?
    На крыльцо вышел коренастый мужчина в синем халате. Его загорелое лицо расплылось в улыбке, а за толстыми стёклами очков бегали маленькие хитрые глазки. Держа руки за спиной, археолог внимательно смотрел на нежданных гостей.
- Здравствуйте, меня зовут Джош, а это Лори, - слегка замялся Джош, - то есть Глория. Мы бы хотели проконсультироваться по поводу одной вещи.
- Значит, вы пришли по адресу, - улыбка археолога стала ещё шире. – Проходите в дом.
    Они оказалась в просторной гостиной. На полках стояли керамические сосуды, глиняные статуэтки, маски. Осколок неизвестного минерала, по внешнему виду напоминающий зелёный сланец, лежал на высокой тумбочке.
- Дайте взглянуть, что вы там принесли.
    Болл жадно протянул руки к  Джошу, предвкушая встречу с новым экспонатом. Холидей вытащил коробку из кармана и передал её археологу. Дэйв достал щётку и начал старательно смахивать пыль со стенок коробки. Включив настольную лампу, он вытащил из ящика стола лупу и поднёс коробку под её большую линзу. «Придётся пару минут подождать» - растягивая каждое слово, как мятную жвачку, сказал Дэйв, жестом пригласив посетителей присесть на диван.
    Посмотрев по сторонам, ребята пришли к выводу, что на восемьдесят процентов дом Болла состоит из археологических находок, которым самое место в музее. Сразу видно, что хозяин дома бывает в частых разъездах, и дом использует только в качестве временного перевалочного пункта.
- Ребятки, боюсь, мне нечего вам сказать, – покачал головой археолог, снимая очки.
- Как нечего? – раскрыл рот от удивления Джош.
    Он посмотрел на Лори, подскочившую с дивана и прибывавшую в таком же шоке, как и он. Вряд ли ребятам в библиотеке что-то удастся найти. Ему не хотелось верить, что единственная ниточка оборвалась и придётся всё начинать с нуля.
- Но Бен О’Корнел нам рассказывал, - опустилась на диван расстроенная Лори, - рассказывал, - её голос дрожал. – Что эта вещь являлась порталом в иной мир. Мир, где навеки поселились ушедшие из жизни мудрецы. С её помощью поддерживалась связь и многие секреты, становились доступными и понятными всем жителям племён.
- Бен, старый добрый Бен, - вздохнул археолог, протирая очки, - Он был хорошим археологом, но любил придумывать различные небылицы, убеждая в этом остальных, особенно если находка ему очень нравилась. Видимо, ваша коробка пришлась ему по душе.
    Джош и Лори поняли, что в доме археолога их больше ничего не держит и уже собиралась уходить, как Дэйв подозвал их к себе.
- Видите этот посох?
- Да, - с надеждой произнесли ребята.
- На нём имеется запись на древнегреческом языке, которую можно перевести, как «раскрой свои объятия заблудшим душам».
    Джош достал телефон и быстро записал фразу, произнесённую Дэйвом Боллом. Найдя в контактах номер Сэмми, он отправил ему сообщение.
 
15.
 
    Битый час Тариша и Сэм, зарывшись в книги об археологии, словари и научные труды светил науки, пытались найти хоть что-то указывающее на их коробку, но впустую. В истории встречались случаи, связанные с появлением волшебных коробок и в жизни простых бедняков, и даже царей.
    Тариша думала о том, как сейчас, на другом конце города, своими грязными грубыми руками ненаглядную коробку лапает археолог, пыхтя от удовольствия. Картинка была настолько яркой, что она не могла сосредоточиться на поисках, изредка поглядывая на Сэма, перелистывающего страницы очередного увесистого томика. «А он симпатичный - невольно улыбнувшись, подумала она, - мне ещё не доводилось встречаться с рыжеволосым бледнокожим парнем. В Бруклине, узнав об этом, все друзья приняли бы меня за сумасшедшую, но их сейчас нет рядом, поэтому к чёрту!».
- Как продвигаются поиски? – придвинувшись поближе к Сэму, спросила Тэрри, - что-нибудь нашёл?
- Нет, вообще ничего, - смущённо опустил глаза Сэмми.
     «Он не только милый, но ещё и стеснительный, - сделала вывод Тариша, продолжая ласково посматривать на рыжика, - надеюсь, эта скромность не помешает ему сделать ответный шаг навстречу своему счастью». Она тихо захихикала, и это заметил Сэм, он уже хотел спросить, что её так рассмешило, но помешало сообщение, пришедшее на телефон.
- Это от Джоша и Лори. Археолог нашёл некую надпись на коробке.
- Они молодцы, в отличие от нас.
- Так, где-то я уже видел эту надпись.
    Он открыл научный труд одного археолога и, перевернув три страницы, стал читать: «Данная надпись встречалась на древних магических предметах, принадлежащих племени Акмехра. Она помогала приоткрывать двери в потусторонний мир. Для совершения обряда необходимо стать вокруг магического предмета и, взявшись за руки, произнести следующие слова «раскрой свои объятия заблудшим душам». И как только мир накроет темнота, двери широко распахнутся, ярким зелёным светом приглашая в свои пленительные объятия, тогда вы познаете совершенно иное измерение чувств!».
- Мы им утёрли нос, - гордо произнёс Сэмми.
- Это точно! – поддержала его Тариша.
 
16.
 
    На втором этаже дома Ламбертов, а ныне дома Холидей, было шумно. Лори разговаривала по телефону с отцом. Тэрри увлечённо рассказывала Сэму какую-то историю из своей жизни. Она хотела, чтобы он наконец-то заметил её симпатию. Джош разглядывал посох, нарисованный на коробке, стараясь увидеть на нем древнегреческую надпись, но ничего не получалось. Видимо не хватало оптики, как у археолога. За окном начало смеркаться.
- Пора, – перед всеми собравшимися объявил Холидей. – Я не знаю, что нас ждёт впереди, но советую ещё раз подумать, прежде чем решиться на такой рискованный шаг.
    Но отступать никто не собирался. Он подошёл к Лори и Сэму. У Лори от волнения дрожала рука, в глубине души она явно сомневалась в правильности своего выбора. Когда собравшиеся взялись за руки и стали вокруг той самой злополучной коробки, комнату наполнил хор голосов, произнёсших «раскрой свои объятия заблудшим душам». Только коробка никак не отреагировала на произнесённую мантру. Они ещё пару минут постояли, а потом разомкнули круг.
- Мы сделали что-то не так, - нарушил тишину Сэм.
- Сэмми, ты просто гений, - подколол его Джош, - как же мы сразу не догадались!
- Стойте, стойте, - остудила пыл разгорячённых парней Лори. Она нахмурила брови, стараясь вспомнить вчерашний сон, - мы должны попробовать без Джоша.
- Кажется, я начинаю догонять, подруга, - раздался из темноты голос Тэрри, - коробка не воздействует на Джоша, то есть выходит, что цепь, по которой перемещается магическое тепло, не замкнута.
- Молодец! – воскликнула Лори.
- Ладно, попробуйте без меня, - отошёл в сторону расстроенный Джош.
    Только ребята взялись за руки, и произнесли нужные слова, как яркая вспышка озарила тёмную комнату, образовав большой зелёный шар, напоминающий мыльный пузырь, надутый великаном, и поглотила ребят.
 
17.
 
     Первые лучи солнца забрезжили на горизонте, освещая белоснежный Индианаполис. Сильный ветер гонял по дороге остатки снега. Майк мчался по трассе, как угорелый, крупинки льда разбивались о стёкла тёмно-коричневой Toyota Camry. Пять минут назад он покинул, ставшую родной за два года, Оклахому и завтра будет в Розвелле. «Только не опоздать, только не опоздать! – причитал Бёртон. – Угораздило же вляпаться ещё раз в это тёмное дело. Пришлось солгать родителям, утаить правду от любимой сестры, которая наверно сейчас не находит себе места от волнения. И всё ради друга детства Сэмми, пытающегося найти Джонни. Бессмыслица какая-то». Всю прошлую ночь он гонялся за Сэмом, но никак не мог его догнать. В последнюю секунду рыжик-пыжик ускользал. «Может этот сон в руку, - предположил Майкл, - кто уже разберёт. Вся моя жизнь пошла под откос. Чему верить? Куда стремиться? Спасти Сэма от беды, а что дальше? Может на этот раз мне удастся избавиться от этой проклятой коробки».
    В это время в Оклахоме Дженни пыталась понять, куда ни с того, ни с сего уехал Майк.
К чему нужна была такая спешка? Почему он ей ничего не сказал? Девушка чувствовала себя брошенной и одинокой. На все попытки выяснить подробности у родителей, она получала уклончивые ответы. Ведь он всегда был рядом. Только по понедельникам, средам и пятницам пропадал на тренировках, но это не в счёт.
    Дженни зашла в комнату Майка. В шкафу не хватало нескольких курток и пар джинсов. Исчез, лежавший возле компьютерного стола, походный рюкзак, который, наверно, весь зарос пылью, так как брат им совсем не пользовался. Не пользовался до вчерашнего дня, а теперь это место пустовало.
    Дженни чувствовала себя обманутой. Скорее всего, были веские причины для отъезда, но её раздражало, что он так с ней поступил. Ещё раз, осмотрев комнату, светловолосая девушка села за компьютер. Необходимо было срочно поделиться своим горем с Молли. Она всегда пользовалась скайпом брата, так как в его камере, она выглядела настоящей кинозвездой. Прежде чем звонить, она просмотрела последние звонки брата. На экране высветился входящий звонок от неизвестного отправителя, позавчера в семь вечера. Забыв про Молли, Дженни решила заглянуть на личную страничку Майка на фейсбуке. Конечно же, у неё был пароль. Тем же вечером, в шесть пятьдесят, к нему заходил некий Джош Холидей. Девушка вспомнила это имя, оно мелькало в газетах, когда Джонни нашёл на озере Сильвер Лэйк пропавшую девочку. «Да, Джош, - продолжала вспоминать Дженни, - Майк мне рассказывал про полоумного друга Джонни, который любил по ночам приезжать к нему в гости. Они тогда прятались дома, стараясь не пересекаться с этим парнем на улице. Майкл говорил, что если человек не дружит с головой, то от него можно ждать чего угодно. Получается, что это как-то связано с пропавшим Джонни. Может этот чокнутый его нашёл? Тогда я обязана увидеть Джона Ламберта!!!»
    Собрав наспех вещи, совершенно не думая, что будет на ней смотреться хорошо, а что не очень, девушка метеором вылетела из дома, по пути налетев на стол с посудой. Через десять минут она уже неслась по трассе. Дженни больше не думала о брате, все её мысли были заняты Джоном. Тем самым Джонни, который просил пакетик сахара, вместо того, чтобы пригласить её на свидание!
 
18.
 
    Ребята провалились в темноту. Пугливо озираясь по сторонам, возле себя Тэрри услышала недовольное бормотание Сэма. «Значит с ним всё в порядке, - облегченно вздохнула она.
- Лорииииии! – орала Тариша во всю глотку. – Ты где? Ты жива?
- Я в порядке, - успокоила подругу Лори.
- А где Джош? Псих!!! Ты где?
- Джош! Отзовись!
    Позади Тэрри, Сэма и Лори что-то начало шевелиться. В темноте раздался хруст коленных суставов, словно кто-то поднялся с холодного пола. Джош, это ты? – Ребята отступили назад. – Это я! Псих, с вами! – Джош, коробка у тебя? – У меня, но я тебе её не отдам. - Отдай! Ведь только я знаю, куда нам идти. Несколько минут он поколебался, а потом отдал коробку Лори. Тьму озарил яркий зелёный свет, исходящий от коробки. Проявились очертания длинного коридора и узких стен.
    Вытянув коробку вперёд, как Данко пылающее сердце, Лори двинулась в путь. В этом подземелье ей всё было знакомо, словно она вернулась в свой сон, но теперь могла управлять им по своему усмотрению. Сэм и Тэрри медленно шли за ней. Джош не обращал внимания на ребят, внимательно изучая мир, в котором оказался. Он был доволен, что переезд в Розвелл не был напрасным. И сейчас они с каждым шагом приближались к Джонни Ламберту.
- Впереди лестница без перил, будьте осторожны, - предупредила Лори.
    В лучах зелёного света черты её лица стали ещё прекраснее. Оставив в покое стены, Джош посмотрел на Лори и залюбовался ей. Конечно, ему хотелось взять инициативу на себя, стать путеводной звездой, к тому же коробка на него не действовала, но он не возражал, что их компанию возглавила Лори. В глубине души он гордился, что спас эту милую девушку. Возможно, когда-нибудь она обратит на него внимание, но не из чувства долга.
    Длинная витая лестница вела вниз, теряясь в темноте. Высокие ступени в некоторых местах рассыпались от времени, и можно было поскользнуться. Не послушав совета Лори, Тэрри подошла к краю лестницы. Посмотрев вниз, она увидела лишь непроглядную тьму. Голова слегка закружилась, и девушка пошатнулась на краю. Ещё мгновенье, и она бы летела в объятия бездны, но кто-то её крепко схватил за рубашку сзади, рванув на себя. Мерзкое ощущение влажных стен привело Таришу в чувства.
- Ты что рехнулась? – заорал на неё Саммерс. – Жить надоело?
- Сэмми, там так глубоко, что… - пыталась собраться с мыслями Тариша. Сердце, глухо бухающее в груди, выдавало её страх.
- Даже слушать не хочу!
    Спустившись с лестницы, они нырнули в арочный проход. Зелёный свет коробки освещал стены, на которых появились замысловатые иероглифы. Подойдя к одному из них, Джош остановился. Не было никаких сомнений, что на стене размашистым почерком кто-то написал фразу, означавшую «раскрой свои объятия заблудшим душам».
    Идя по узкому коридору, как по галерее живописи, ребята рассматривали каждую картинку. «А вот эта похожа на нашу Лори. Если она скинет одежду и наденет соломенную юбку, то будет просто не отличить» - засмеялась Тэрри. Она заметно успокоилась.
    Впервые за всё время блуждания по подземелью Лори отвлеклась от намеченного маршрута и посмотрела на стены. «А на этом рисунке изображены вы! Прямо семейная идиллия» - ехидно усмехнулась она. Сэм и Тэрри не спеша подошли к рисунку, о котором говорила  Лори. На нем были изображены два индейца. Левой рукой парень обнимал девушку, а правой прижимал копьё к груди. Их акульи улыбки светились счастьем. «Фу, какая мерзость» -  вздрогнула Тариша. «Хорошо же она нас себе представляет» - констатировал  Сэм.
    Следующая лестница представляла меньше угрозы. Как и во сне, Лори быстро по ней спустилась вниз, спрыгнув на бетонный пол. «Если всё происходит именно так, как мне снилось, значит, сейчас я должна услышать глухой шум, напоминающий топот сапог, сверху. Хотя… если факела не было, и мне пришлось идти в темноте, вытянув вперёд коробку, то может и здесь сюжет изменится» - погрузилась в размышления  Глория.
    В это время тишину и покой нарушил громкий шум, доносившийся сверху. Ребята отступили на несколько шагов назад и прижались к дальней стене.
 
19.
 
    За двадцать минут Майк пролетел Сильвер Лэйк и уже въезжал в Розвелл. Впереди показалось здание цвета лесного ореха с красивой оранжевой вывеской в форме пиццы «Grande Pizza». То самое кафе, которое так нравилось его друзьям. Переезжая зелёный мост, Майк сбавил скорость, помахав рукой старине Аткинсу, который стальным гарпуном продолжал проверять толщину образовавшегося льда.
    Свернув с девятой улицы налево, Бёртон оказался возле дома Сэма. Он не стал останавливаться, направляясь к дому Джонни. Майки не понимал, как один человек смог задурить головы троим. Каким надо быть идиотом, чтобы повестись на всю эту чушь про спасение Джонни. Ладно, не стоит тратить силы понапрасну, у него ещё будет время разобраться с этим Джошем лично.
    Оставив позади третью улицу, тёмно-коричневая Toyota Camry выехала на Мидл авеню. Окно на втором этаже бледно-красного деревянного дома вспыхнуло зелёным светом. Майк со всей силы ударил рукой по рулю, едва не потеряв управление, и заорал: «Твою бога душу мать! Нет! Я опоздал. Чтоб тебя разорвало гнусный червяк! Куда ты втянул моего друга, подонок!» Продолжая сыпать проклятиями, Бёртон кинул машину поперёк дороги и бросился с кулаками на дверь. Замок заскрипел, и на пороге показалась заспанная Клэр Холидей. «Что вам нужно? Я сейчас вызову полицию! – Пропусти! – Куда ты пошёл, стой!  Оттолкнув мисс Холидей, Майк взлетел на второй этаж. Закрыв дверь в комнату, чтобы надоедливая женщина не мешала ему, он огляделся по сторонам. Вся комната была пропитана зелёной субстанцией. Проекция мистической коробки, недолго думая, втянула Бёртона в себя.
    Майкл оказался в кромешной тьме, и про идею с убийством Джоша пришлось на некоторое время забыть. Прижимаясь всем телом к стене, он медленно продвигался вперёд.  Бёртона не покидало ощущение, что кто-то наблюдает за ним из темноты, оценивает каждый шаг, прикидывая его шансы на выживание. Обливаясь потом, он хотел поскорей выбраться из этого душного коридора. Мозг закипал от мысли, что впереди его ждёт тупик, что он останется здесь навсегда, похороненный заживо в этом глиняном гробу. Влажная рука соскользнула со стены. Как матрешка, он  качнулся в сторону и рухнул всем телом на ступеньку. Стараясь встать, Майк лишь усугубил ситуацию.
 
    Грохот, доносящийся откуда-то сверху, нарушил привычную тишину. Пол под ногами ребят пошёл волнами, а со стен посыпался песок. Сэм героически выступил вперёд навстречу опасности, пряча за спиной Таришу. Тэрри всегда умела постоять за себя, но сейчас ей безумно нравилось, что Сэм старается защитить её, поэтому она поддалась.
    Нечто большое и чёрное кубарем скатилось по лестнице, плашмя упав перед ребятами. Сэм внимательно рассмотрел чёрную куртку, обтягивающую мощное накаченное тело, короткую стрижку и узнал в лежащем человеке Бёртона.
- Майк! Это Майк! – радостно закричал Саммерс. – Чего стоите, помогите ему подняться!
    Лори и Тариша подошли к здоровяку, помогая ему встать на ноги. Джош стоял в стороне и даже не шевельнулся, чтобы помочь.
- Я тоже рад тебя видеть рыжик-пыжик, - держась за голову, ответил Майкл.
 
20.
 
    Оттолкнув девушек, Лори отлетела на несколько ярдов в бок, но Сэм вовремя поймал её, защитив от неминуемого удара об стенку, Майк направился к Джошу. Схватив его за горло, он пригвоздил парня к стене.
- Ну, теперь ты за всё ответишь, мерзкий ублюдок, - зашипел он.
- Скажи ему, Сэмми, - прохрипел покрасневший Джош.
    На фоне здоровяка он выглядел маленьким и беззащитным. Казалось, что одной руки Бёртона достаточно, чтобы стереть в порошок зеленоглазого парня. Майк обернулся. Посмотрев прямо в глаза Сэму, он ждал ответа.
- Майки, Джош меня не впутывал в эту историю. Я сам напросился к нему в друзья, чтобы найти способ спасти Джонни, – сказал рыжик.
    Руки так и чесались размазать Джоша об стенку, но Майку пришлось его отпустить. Продолжая нагнетать ситуацию, он «накинулся» на ребят:
- У кого эта долбаная коробка?
- У меня, - нашла в себе силы ответить Лори
- Давай её сюда.
    Тут перед Бёртоном возникла Тэрри. Он впервые заметил темнокожую девушку. Они не были знакомы, но от неё веяло опасностью, и Майки это почувствовал. «Хоть пальцем прикоснёшься к ней, и я сломаю тебе руку в трёх местах, здоровяк!» - не  шутила Тариша.
- Всё в порядке, Тэрри, - дотронувшись до её плеча, сказала Лори. – Пусть забирает, всё равно мой сон прерывается на этом месте.
    Она отдала коробку Майку и подошла к входу в следующий коридор. Покатый пол представлял угрозу, но деваться было некуда. Это единственный путь в деревню.
    «А ну, расступись ребятня! Малышка Тэрри, сейчас продемонстрирует, как нужно встречать опасность, - подзадоривая остальных, темнокожая девушка разбежалась от дальней стены и прыгнула в коридор. Профессионально прижав руки к телу, как в аквапарке, Тэрри исчезла в темноте. «Ты куда, сумасшедшая?» - бросился ей вдогонку Сэм. «А про меня забыли?» - пробормотала обиженно Лори, оставив парней одних. Джош и Майк последовали их примеру.   
    Ребята оказались в густых зарослях джунглей. В сотне ярдов от себя Джош увидел аборигенов, приближающихся  к ним. Сделав несколько шагов назад, ребята затаились за небольшой горкой, чтобы не привлекать к себе внимание и не стать очередной добычей грозных индейцев.
    Впереди шёл долговязый парень, одной рукой воин тащил за волосы женщину, а на другой держал младенца. Горизонтальные чёрные линии на его лице говорили о количестве жертв, убитых боевой дубиной, а длинные диагональные линии белого цвета на бёдрах отмечали превосходство в пешем бою. Его бледная кожа была забрызгана свежей кровью. Душераздирающий крик женщины, наполнил джунгли страхом и бессилием. Ребятам закрыли уши руками, чтобы не оглохнуть.  Женщина молила о пощаде, просила её отпустить, но воин не слышал. Он упивался очередной победой, красное большое перо на его голове двигалось в такт резким движениям.
- Чёрт возьми, это же Джонни! - подавив собственный крик, сказал Сэмми. – Он совсем озверел.
- Зато мы знаем, что он жив, - хмыкнул Майк.
    Разворачивающиеся на глазах ребят события, поразили их до глубины души. Даже невозмутимого Джоша передёрнуло.
- И что теперь будем делать? - поинтересовался у Майка рыжик.
- Пока не знаю, - покачал головой здоровяк.
    Он хотел ещё что-то добавить, но внезапно под ногами раздался треск, и они провалились в глубокую яму.
 
22.
 
    Первое, что увидел Сэм, когда открыл глаза – двух высоких индейцев. Томагавки с рукояткой из сыромятной кожи и необычной гравировкой на лезвии блестели в их руках. Голубые толстые волнистые линии украшали запястья. Индейцы активно перешёптывались между собой, показывая на него пальцем.  
    Растолкав двух аборигенов, к ребятам пробился третий. Тонкие белые круги вокруг глаз символизировали о магической возможности побеждать врага ночью, а длинные красные линии вдоль рук напоминали полоски застывшей крови. Наверно, он был главный. Подойдя вплотную к Майку, сухим, надтреснутым голосом он спросил:
- Что вам здесь нужно?
    Ребятам стало страшно. Они прекрасно понимали, что неправильный ответ Майка может стоить всем жизни. Коробка в кармане здоровяка пылала красным цветом. Чувствуя, как она обжигает кожу, Бёртон скривился. Коробка, видимо, мстила ему за прошлые грехи. За то, что он по-варварски с ней поступил, похоронив под землёй. Не подав вида, он начал переговоры.
- Мы пришли за Джоном! Он задолжал нам крупную сумму денег, - соврал Майки. – В лесу прятались, чтобы обдумать, как поближе к нему подойти.
- ЧТООО???? – не сдерживая эмоций, закричала женщина, сидевшая в стороне.
    Услышав имя Джона, маленькая девочка прижалась дрожащим телом к женщине и громко заплакала.
- Уже которую неделю Долговязый Джон Кровавое Перо держит в страхе весь материк. Каждый день, как только солнце высоко взойдёт над землёй, он совершает набеги на живущие рядом племена, сжигая дома. Женщин и детей он берёт в плен, а мужчин привязывает к высоким столбам, на три дня оставляя без еды, чтобы они подрумянились на солнце. Вволю поиздевавшись, он бросает их в огонь. Все считают его дьяволом во плоти! И никто не может его остановить, никто не знает, как с ним совладать.
    На несколько секунд она замолчала, вспоминая ужасы, которые им пришлось пережить за эти дни, а потом заорала, размахивая руками:
- Сжечь их всех! Сжечь до одного, чтобы они в аду дожидались своего Джона!
- Маргарет, права, - продолжил прерванный разговор абориген, - от нашей деревни ничего не осталось. Нам чудом удалось уцелеть, прячась в этой тесной землянке, хотя долго здесь оставаться нельзя. Вас давно надо было сжечь, но такие крепкие парни, как он, - индеец показал на Майкла, - нам нужны.
- Возможно, у вас есть предложения, как остановить это безумие?
- Да есть! С помощью этой штуки!
    Майк быстро достал из кармана коробку, излучающую ярко красный свет, высоко подняв её над головой, чтобы её все увидели.
    При виде непонятного предмета главный индеец сделал несколько шагов назад. Он медленно вытащил из-за спины лук и натянул тетиву, направляя стрелу на коробку. Двое индейцев замахнулись на странный предмет томагавками. 
- Опустите оружие, - сказала женщина, сидевшая в дальнем углу землянки, - дайте взглянуть.
- Присядьте, - крутя в руке коробку, произнесла женщина, - рассказ будет длинным.
    В прошлый сезон дождей по округе разнёсся слух, будто жрец племени Хвара создал некий предмет. Никто в глаза его не видел, но ходил слух, что этот предмет обладает магическими свойствами. Он открывает портал в мир умерших, с помощью которого жители племени Хвара могут общаться со своими предками. Пять лун спустя предмет похитил воин племени Акмехра, чтобы использовать его в своих грязных целях. Жрец их племени отправляет этот предмет в другое измерение, чтобы он мог порабощать людей, пополняя тем самым его многочисленную армию. Жертву в течение четырёх дней готовят к сражениям. Она не понимает, где оказалась и что должна делать, но этого и не нужно знать. Через четыре дня происходит полная подмена реальности. Жертва видит перед собой свой привычный мир с работой, развлечениями, семейными праздниками, не сознавая, что это простая галлюцинация, и сейчас она бегает по джунглям, уничтожая ни в чём не повинных аборигенов. Возможно, поэтому ваш знакомый часто выкрикивает фразы «давай под кольцо», «делай передачу на левый фланг», «трёхочковый залетел». У вас только четыре дня.
- Бред какой-то, - не выдержала Тариша. – Почему после перемещения вы не изменились?
- Я просто оказалась в другом племени.
- Хорошо, а как объяснить тот факт, что на некоторых людей магия не действует?
- Я не знаю, но чтобы больше узнать, вам необходимо встретиться со жрецом племени Хвара. У него есть ответы на многие вопросы.
- Вот что, - сказал индеец с тонкими белыми кругами вокруг глаз. Его плохой английский резал слух. - Этот и этот, - он показал на Сэма и Джоша, - отправятся с нами вечером на поиски пищи, а здоровяк со своей непонятной штуковиной пусть отправляется к жрецу.
- Ему нужен переводчик, - заметила женщина, рассказывавшая про коробку, - жрец не говорит по-американски. Я знаю местный язык.
- Хорошо, ты пойдёшь с ним.
- А нам что делать? – спросила Лори.
- Сидеть тихо и не высовываться, – шикнул предводитель.
 
23.
 
    Ночное небо усыпали звёзды. Папоротники, напоминающие опахало, щедро наполняли природу прохладой. Сочные  крупные плоды сахарного яблока, прогибаясь под тонкими стеблями, заманчиво выглядывали из темноты. Ржаво-коричневые побеги саподиллы, раскинув в стороны широкие листья, купались в лучах негаснущих небесных светил. Умиротворяющая тишина на время воцарилась вокруг. Джош глубоко вдохнул свежий воздух и зажмурился от удовольствия. Для него поиски пищи представлялись пустяковым делом. Он мог за несколько минут найти убитого кабана или раздавленную саламандру, находившуюся по близости, но решил не торопиться. Ему нравилось, как Сэм ползает в темноте по кустам, стараясь найти хоть что-то съестное.
    Сэм не мог забыть лица Джонни. Он просто не мог поверить в то, что тихий спокойный Ламберт, любивший мечтать в тишине, который даже мухи не обидит, превратился в такого монстра. Хотя, если женщина права со всей этой чепухой про подмену реальности, то ничего странного в его поведении нет. Сэмми постарался отбросить ненужные мысли и активнее стал искать добычу, чтобы произвести на Таришу впечатление.
    Наблюдая за тем, как его команда мучается, Джош решил применить свои способности. Тем более они уже достаточно далеко ушли от землянки, и впереди уже светились огни костров племени Акмехра. «Интересно, а чем там сейчас занимается Джонни? Наверно, развлекается с местными индеанками» - улыбнулся Джош. Выкинув Ламберта на время из головы, он закрыл глаза и сосредоточился. Окружавшие его джунгли визуально разделились на квадраты. В пятидесяти ярдах к западу от себя Джош увидел под кустом тушу мёртвого кабана и, слегка пошатываясь, направился туда.
- Я нашёл кабана! – воскликнул он.
- Неплохо, для бледнолицего, - ухмыльнулся предводитель. – Мы можем возвращаться обратно.
    Сэм с завистью посмотрел на Джоша, раньше него нашедшего кабана. И теперь ему придётся появиться на глаза Тарише с пустыми руками.
 
- Я тебя сразу предупреждаю, что времени у нас мало, - услышал Ма            йк от женщины, как только их землянка скрылась из виду.
- Тогда нужно ускориться.
- Около полумили напрямик, но если Долговязый Джон Кровавое Перо продолжит с такой же скоростью захватывать территорию, то уже завтра днём он окажется у ворот племени Хвара.
    Майк брёл по ночным джунглям, вполуха слушая нескончаемую болтовню переводчицы. Пробираясь сквозь широкие листья деревьев, он слышал крики обезьян, прыгающих по лианам у него прямо над головой. Иногда случайно задетые ветви тревожили спящих на них птиц, и те резко взлетали вверх, теряясь в ночном небе.
- Мы уже близко, - предупредила Майка женщина.
    Густые непроходимые заросли тропического леса сменились высокой, в пол человеческого роста, травой. Впереди уже были видны ворота с двумя дозорными башнями по бокам, на которых дежурило индейца. Внезапно справа от себя Майк услышал протяжное громкое рычание. Приказав переводчице прижаться к стене, он встал напротив дикой кошки и приготовился к смерти. Индейцы с любопытством наблюдали за развитием событий. Исход схватки был очевиден, но физическая мощь парня добавляла перчинки. В траве показались хищные глаза ягуара, они светились в темноте жёлтыми огоньками. За пару секунд вся жизнь понеслась у Майкла перед глазами, всё хорошее и плохое, что в ней было. Он мысленно попросил прощения у родителей, что сбежал из дома, обнял любимую сестру Дженни, извиняясь, что не сказал ей, куда едет и приготовился к смерти. Грозный рык прорезал ночную тишину и растворился в воздухе. Когда Майк раскрыл глаза, то увидел мёртвое животное, распростёртое на земле. Два копья попали ему в голову, и два других вонзились в правый бок.
    Пока Бёртон приходил в себя. Переводчица общалась с часовыми на непонятном языке, она жестикулировала, пытаясь что-то доказать, но индейцы в ответ лишь качали головой. Тогда она толкнула Майка в бок, намекая на коробку. Майки совсем о ней забыл. Коробка сразу напомнила о себе огненным горчичником под ребром. Он достал её из кармана и показал индейцам. Только после этого стражи открыли ворота, и они беспрепятственно прошли в деревню.
    Их привели к жрецу. Сгорбленный старик восседал на высоком деревянном кресле. Его лицо напоминало скорлупу грецкого ореха. Позади мудреца, гордо задрав головы, стояли два статных воина. Жрец поднял тяжёлые брови и туманным взглядом посмотрел на ночных гостей. Только после этого переводчица осмелилась заговорить. Она быстро рассказала, о том, кто такой  Майкл и что их привело в деревню Хвара. Увидев коробку, он широко улыбнулся. Улыбка ребёнка, которому вернули любимую игрушку, озарило старое морщинистое лицо.
    Держа коробку в руке, он приказал двух стражам вывести гостей из помещения и не мешать ему, наслаждаться своим неожиданно вернувшимся творением. Воины схватили женщину и Майка, без лишних слов бросив их в клетку.
- Вот и поговорили, - сжав в руках тонкие прутья клетки, прорычал Майк.
 
24.
 
    Майк проснулся от едкого запаха гари. Высокие ворота, защищавшие деревню от внешнего врага, были охвачены ярким пламенем. Огонь быстро распространялся, перекидываясь на соломенные крыши хижин. Люди толпами выскакивали на улицу. Женщины отчаянно кричали. Пронзительный детский плач наполнял чёрное от копоти небо отчаянием. Как звери, загнанные в клетки, люди носились по улице, не понимая, что нужно делать.
    Когда языки яркого пламени подожгли деревянные стены клетки, Майк, навалившись всем телом, толкнул одну из них и оказался на свободе. Переводчица следовала за ним по пятам. Главной задачей для Бёртона было найти коробку. Закрывая рот и нос курткой, чтобы угарный газ не проникал в лёгкие, он вошёл в дом, полыхавший, как большая бенгальская свеча. Жрец сидел неподвижно на своём прежнем месте. Голова была откинута назад, а стеклянные глаза уставились в потолок. Стрела, пронзившая сердце жреца, прошла насквозь, прошив плетёную спинку кресла. Коробка закатилась под заднюю ножку. Стараясь не смотреть на труп, ещё вчера бывший насмешливым жрецом племени Хвара, Майкл схватил коробку и спрятал её в карман.
    В это время воины племени Акмехра во главе с Долговязым Джоном Кровавое Перо разрушили ворота и оказались в деревне. Убивая мужчин, оказывающих сопротивление, Кровавое Перо хватал женщин и детей, передавая их своим подчинённым, крича при этом «отличная передача, Сэмми». Из хижины, где жил жрец племени Хвара, появился Майк. Встретившись лицом к лицу с Джоном, он был поражён переменами, произошедшими с его лучшим другом. Весь правый бок Джона покрывали красные пятна, свидетельствовавшие о ранениях в боях, а четыре чёрные дуги, направленные от груди к левому плечу, подтверждали количество убитых вождей других племён. Майки немного уступал Джону в росте, но его физическая мощь значительно превосходила друга. Кровавое Перо смерил Майка презрительным взглядом. Понимая, что если он сейчас окажет сопротивление, то из этой индейской бойни точно никто и никогда не выберется живым, поэтому он сдался. Два индейца, внешне напоминавшие Майка и Сэма, связали ему руки, а переводчицу отвели к остальным женщинам.
    Всю обратную дорогу Майки пытался привести в чувства Долговязового Джона. Он приводил много фактов из их жизни, о которых больше никто не знал. Рассказывал, как вся школа издевалась над ним, особенно Бен Козлински, выкрикивая: «Джонни-каланча дал стрекоча!», и только они с Сэмми его поддерживали. Говорил о чудесном спасении Глории Дженкинс, о загадочном инопланетянине, прилетевшем с другой планеты, чтобы спасти милую старушку Лизу Гудман, и сколько Джону пришлось вытерпеть, скрывая его у себя дома, но ничего не помогало. Кровавое Перо не слышало Майкла. Уже на подходе к деревне племени Акмехра у Бёртона из кармана выпала мистическая коробка, но индейцы этого не заметили.
 
25.
 
    Более суток прошло с тех пор, как Майк с переводчицей покинули землянку. Ребята начали беспокоиться за него, особенно переживал Сэмми. Он полагал, что с появлением Майка им удастся спасти Джона. Даже Джош с его каменным выражением лица не внушал такой уверенности. «Пора начинать шевелиться», - мысленно подталкивал он себя.
    С утра предводитель индейцев отправился на тайную встречу с другими братьями по крови, которым удалось уцелеть в страшной резне, но ещё не вернулся. Расположившись в дальнем углу землянки, индейцы раскуривали трубку, пытаясь густым дымом призвать на помощь древних духов. Трубкой мира её нельзя было назвать потому, что  аборигены не собирались ей делиться с ребятами.
    В команде назревала смена власти, и Джош это чувствовал. Он был уверен в том, что Майк назад не вернётся. Как бы Сэм не пытался из себя выдавить хоть одну путёвую идею, у него вряд ли это получится. Зато зеленоглазый парень уже обзавёлся парочкой идей, и страстно хотел ими поделиться с главным аборигеном.
    В землянку проник тонкий луч дневного света и скрылся за широкой спиной индейца. Вождь подошёл к индейцам  и что-то им сказал. После чего они быстро спрятали томагавки за пояс. Затем он направился к Джошу. В этот момент Холидей ощутил свою значимость и невольно улыбнулся.
- Вечером идёшь на разведку.
- Хорошо.
- Возьмёшь её с собой.
    Индеец указал на Таришу. Темнокожая девушка, убеждавшая подругу, что всё  образуется, и ребята скоро вернутся, подняла глаза. «Ты же сама хотела опасных приключений, вот и получишь их в полном объёме», - подумала про себя Тэрри. Она поняла, что впереди её ожидает какое-то испытание, но постаралась не накручивать себя раньше времени.
    После разговора с Адэхи Шёпот Ночи Джош обратился к Тарише:
- Вечером идём на разведку.
- Я готова.
    Она прекрасно понимала, что выбор не велик: или идёшь на разведку с этим психом, или отсиживаешься в землянке, где совсем скоро тебя обнаружат индейцы. Три дня будут издеваться, а потом кинут в костёр. Хотя нет, такая счастливая участь ожидала мужчин, а ей придётся каждый день с утра до позднего вечера загибаться на полях, а после ублажать грязных и вонючих краснокожих.
    Когда стемнело, они покинули землянку. Джош припустил с места в карьер, и Тариша за ним не поспевала. Они продирались сквозь джунгли к огням костров, стараясь не создавать лишнего шума. Это было сложно сделать, то ветка под ногами хрустнет, то пугливые птицы разлетятся в стороны.
- Вот чёрт!
- Что такое?
- Я думал, племя Акмехра представляет собой маленькое поселение, а тут около тринадцати хижин! Широта моей визуализации не в силах охватить такую площадь.
- И что теперь делать?
- Придётся на свой страх и риск двигаться вокруг деревни.
- Прикрывай меня сзади.
- Хорошо.
    Джош на несколько ярдов приблизится к высокому забору и замер. Закрыв глаза, он сосредоточился. Деревня разделилась на маленькие квадраты. Он увидел двух дозорных, три хижины справа от главных ворот и две слева. В каждой хижине по три индейца.
    «Идём дальше», - шепнул он Тарише. В ногах начала ощущаться слабость, но мозги работали отменно. Джош пошатнулся, прислонившись  к дереву, оплетённому плющом и эпифитами. Перед глазами возникла центральная часть деревни. Большая площадь с шестью высокими столбами, вбитыми в землю, окружённая пятью хижинами. К одному из столбов был привязан Майк. Джош вздрогнул и открыл глаза.
- Ты что-то увидел?
- Да, Майка. Они его поймали.
- Плохи дела, - вздохнула Тариша.
- Не время раскисать! Остался последний рубеж, - сказал Джош и подошёл к восточной стене деревни.
    Здесь практически не было домов. Из резных изваяний, служащих местом общения с духами, струился легкий дым, как напоминание о недавней связи с предками. Маски, высеченные из цельного камня, отдалённо напоминающие человеческие лица, больше подходили для жертвоприношений, чем для клеток, кишащих людьми. Семь клеток с ухмыляющимися из-под них страшными масками, бросали тень на Джоша. Едва переставляя ноги, зеленоглазый парень вернулся к Тэрри. «Я всё изучил, можем возвращаться назад», - еле ворочая языком, сказал он темнокожей девушке. Словно они ходили не на разведку, а в пивной бар, где Джош напился до поросячьего визга.
    Только они отошли от деревни племени Акмехра, как Тариша что-то заметила на узкой тропинке. Подойдя поближе, она увидела небольшой предмет, выдававший себя слабым свечением.
- О, так это же наша коробка! – воскликнула от радости Тэрри, - я нашла нашу коробку.
- Молодец.
    Джошу сейчас было абсолютно наплевать на то, что она нашла в темноте. Он был выжат как лимон и единственное, что хотел – отдохнуть. Когда они вернулись в землянку, начало рассветать.
 
26.
   
    Дженни плавно опустилась на землю. Из кармана она вытащила пентаграмму из посеребренной проволоки. Кулон, инкрустированный зелёными камнями – это был подарок отца на её десятилетие. Никогда раньше она его не надевала, а сейчас что-то подсказывало это сделать. Повесив пентаграмму на шею - зелёные камни вспыхнули, будто их включил некий невидимый механизм.
    От деревни племени Хвара остались одни головешки. Дженни видела чёрное от копоти небо. Как языки пламени, быстро распространившиеся на хижины, заставляли людей в панике выбегать на улицу, спасая собственные жизни. Она видела воинов племени Акмехра, жестоко убивавших, застигнутых врасплох, безоружных мужчин. Плач детей, счастливому детству которых пришёл конец. И всем этим безумием заправлял Джонни Ламберт, стеснявшийся пригласить её на свидание.
    Перед Дженни возник жрец племени Хвара, забравший у Майка мистическую коробку. Он радовался неожиданному появлению коробки в своей жизни. Только она ему никогда не принадлежала, и  создателем её он не был. Старческое слабоумие сыграло злую шутку с мудрецом.
    Девушке стало понятно, почему её отца забрала коробка. Мистер О‘Корнел во  время экспедиции к дельте Амазонки открыл портал в иное измерение. Таинственный и красивый мир, по которому гуляла Дженни, когда была совсем маленькой. Портал, частица за частицей забиравший память девочки, отделяя её от реальности. Потусторонний мир наподобие древнего демона, желавшего оставить малышку с собой навсегда. Смертельную опасность, умело прикрытую внешним великолепием, вовремя заметил мистер О’Корнел. Испугавшись за жизнь Дженни, он запретил ей пользоваться порталом. После чего с семьёй переехал в Розвелл. Только переезд не помог. Мистическая коробка настигла его.
    Дженни подошла к мёртвому животному. Ей стало жаль ягуара. Хищник хотел убить её брата, а после расправиться с переводчицей, но для девушки он значил больше, что просто ягуар. Верный слуга, сопровождавший её в утомительных прогулках по густым зарослям тропического леса.
 
27.
 
    Ребятам пришлось полдня ждать пробуждения Джоша. Ночная вылазка вытянула из него все силы. Особенно нервничал Шепот Ночи. Он хотел выяснить, что удалось узнать Джошу так, как на счету была каждая минута. Адэхи несколько раз толкал его в бок, но попытки разбудить не дали результата.
    Пока Холидей спал, Тариша поделилась своей находкой с друзьями. Она была зачарована предметом, найденным ночью на тропинке. Его тепло, нежное свечение сводило девушку с ума. На Лори магия коробки распространялась слабо. Прошлое девушки было связано с событием, которое чуть не стоило ей жизни, поэтому мистическая вещь решила оставить её в покое. Сэмми, ещё вчера думавший, что Майк вернётся, стал ловить себя на мысли, что, возможно, им придётся справляться без Бёртона. Именно поэтому он ждал не меньше других пробуждения Джоша.
    Едва продрав глаза, Холидей собрал всех вокруг себя, и на земле начал рисовать схему деревни племени Акмехра. «Главные ворота охраняют четыре индейца. Они сидят здесь и здесь. Он показал сначала на одну дозорную башню, а потом на вторую. Три хижины с правой стороны и две с левой. В каждой из них живёт по три индейца. Стены мешали обзору, поэтому цифра приблизительная. Далее он нарисовал большую площадь с шестью высокими столбами. А вот здесь, Джош показал на столб крайний справа, привязан Майк. На окраине деревни только две хижины. Семь больших клеток, в которых они держат пленных женщин и детей, расположены вдоль забора. Вот здесь и здесь находятся ритуальные алтари, провёл по земле пальцем Джош.
    Индейцев совершенно не интересовали Майк с Джоном. Они собиралась вызволить из плена своих жён и детей, поэтому, когда речь зашла о пленных, краснокожие затрепетали.
    Пытаться пройти через главные ворота, - продолжал Джош, - будет самоубийством, поэтому у меня есть другой способ попасть в деревню. Дело в том, что территория племени Акмехра частично обнесена высоким забором. Если обойти её со стороны, то мы окажемся в полях, которые тянутся вплоть до берегов Гангута. Днём там работают женщины и дети. Порядок обеспечивают шесть индейцев. Ночью же поля охраняют два индейца. Ещё один наматывает круги вокруг деревни. Мне кажется, что ещё несколько индейцев ночью бродят в окрестностях, выискивая в джунглях лазутчиков, но я в этом не уверен. Нужно прорываться через поля».
    Джош выдохнул, и закрыл глаза. Предводителя индейцев поразила точность, с которой он описывал деревню. В мельчайших подробностях рассказать о перемещениях племени Акмехра под силу только могущественным шаманам.
 
28.
 
    Через несколько часов после рассказа Джоша, индеец с тонкими белыми кругами вокруг глаз раздал всем оружие - неплохой арсенал, переданный аборигенами соседнего племени намедни.
    Лори и Сэмми дали лук. Для тех, у кого не хватит духа на ближний бой – это отличное оружие. Джош получил «хвост бобра». Нож с узкой рукояткой и широким лезвием с двумя зазубринами у основания. Узкая рукоятка удобно умещается в его маленькой ладони. Тарише достался обоюдоострый обсидиановый нож. Для девушки, поднаторевшей в уличных драках, нож – привычный помощник.
    Плавно перемещаясь по джунглям, впереди мелькали спины главного аборигена и двух индейцев с томагавками. За ними шли Джош с Таришей. Замыкали группу Лори с Сэмом. На подходе к деревне, в свете факелов, проступили очертания высокого забора. Спрятавшись за деревом, предводитель обратился к Холидею:
- Есть движение возле забора?
- Никого. Кроме одного справа, приближающегося к нам.
    Не успел он произнести фразу, как томагавк просвистел в ночном воздухе, раскроив череп индейца. Тот свалился замертво.
- Теперь чисто.
    Растянувшись нестройной колонной, они приближались к полям. Краснокожий, томагавком убивший караульного, забрал своё оружие. Проведя пальцем по лезвию, он прочертил по левой щеке длинную полосу. Через десять ярдов они пригнулись, затаившись среди высоких стеблей кукурузы. Ночные стражники о чём-то разговаривали. Один из них прочертил в воздухе круг, после чего они разошлись в разные стороны. Стрела пронзила сердце караульного, а томагавк пополам разрубил затылок другого.
    Перед ребятами расстилалась широкая площадь. Состоящая из высоких столбов, она охранялась бдительным аборигеном. Расхаживая взад вперёд, он посматривал на Майка, привязанного к столбу возле полей. Бёртон дремал, нервно подёргивая правой рукой. Джош не увидел караульного сразу, и теперь это выливалось в большую проблему. Надо было срочно что-то предпринимать. И тут, ко всеобщему удивлению, идею предложил рыжик:
- Я прошу Майка прикинуться больным, а когда индеец к нему подбежит, дело за вами.
    Идея была хорошая, поэтому все согласились. «Майк», - тихо прошептал Сэм, чтобы не привлекать внимание охранника, но друг его не слышал. «Майки, проснись», - подняв с земли камешек, Самменс бросил в Бёртона. Камешек угодил в правый локоть. Здоровяк вздрогнул и открыл глаза. Он увидел Сэма, смотревшего на него из зарослей кукурузы, и не мог в это поверить. Сэм сложил ладони вместе и наклонил их в правый бок. В школе они часто пользовались этим тайным знаком, означавшим «приступ эпилепсии», чтобы удрать с уроков. Здоровяк его понял. Закатив глаза, Майк стал симулировать приступ эпилепсии. Индеец, от удивления подскочил на месте и бросился к нему. Нагнувшись, он смотрел, как у парня тряслась голова, а изо рта пошла пена. Сзади к растерянному аборигену подкрался Джош, по самую рукоятку всадив ему нож между лопаток.
    В это время из джунглей возвращался воин племени Акмехра. Он был расстроен тем, что сегодняшние поиски лазутчиков не увенчались успехом. Возле забора он заметил чьё-то тело. Подойдя поближе, в мёртвом индейце, он признал своего родного брата. Пронзительный вопль прорезал тихую ночь. Дозорные подняли тревогу.
    Через несколько секунд деревню ослепил яркий свет сотен факелов. Ребята оказались в плотном кольце индейцев. Тариша подумала вырубить одного индейца, но решила не искушать судьбу.
 
 
29.
 
    Выйдя из высокой травы, Дженни оказалась в заброшенной деревне. В отличие от деревни племени Хвара, здесь пожар не оставил пепелища. Хижины не превратились в головешки, а воздух не был пропитан гарью. Девушка увидела горстку индейцев, которым удалось спастись от жестокости воинов племени Акмехра лишь потому, что они прятались в землянке неподалёку. Долговязый Джон не предал огню эту деревню по одной причине, чтобы в ближайшее время перебросить сюда часть своей армии.
    Кулон раскрывал Дженни все тайны этого мира. Ничего не могло ускользнуть от её взгляда. Мир, специально созданный для неё, превратился в море крови и хаоса. Девушка должна была привести его в гармонию. Только она знала, как это сделать.
    Пробиваясь сквозь непроходимые заросли джунглей, Дженни всё больше проникалась смыслом, скрытым в мистической коробке. Каждый расплатился за свои грехи в прошлом. Как бы она не любила своих родителей, но коробка забрала их неслучайно, тоже можно сказать и о Стейси Ламберт - матери Джона, соединившейся со своим мужем Кевина. Только Джонни выпадал из логической цепочки.
    Он оказался случайной мишенью, поэтому сейчас волшебный мир Дженни переполняют ужас и душераздирающие крики женщин и детей. Его не должно быть здесь. Не должно быть всепоглощающей жестокости, отравляющей своими мерзкими парами этот чудесное и прекрасное место. Вдали виднелись очертания деревни племени Акмехра.
    Погружённая в собственные мысли, Дженни не заметила, что путь ей преградил огромный мужчина, напоминающий гориллу. На мясистых бёдрах были изображены кресты ярко-белого цвета. От виска до челюсти растянулись толстые голубые полоски, говорящие о большом количестве битв, которые он провёл верхом на своем верном коне. Острое копьё упёрлось девушке в грудь. Она понимала, что в этом мире никто и ничто не сможет причинить ей вреда, поэтому она ласково улыбнулась индейцу. Проникнув в его прошлое, она узнала в нём отца двух прелестных девочек. Скрестив указательные и средние пальцы рук, она дунула в это маленькое окошко, добавив: «Адам ты устал. Возвращайся домой». От огромного индейца остался маленький зелёный огонёк, но и он вскоре исчез в небе.
    Подойдя вплотную к деревни, она посмотрела на дозорных. «Их пора отпустить, - подумала светловолосая девушка с большими голубыми глазами, - ведь в природе не должно быть дисбаланса».  В дозорном справа она узнала риэлтора Шона из Кентукки, к которому на днях приехала в гости мама. С её губ сорвался лёгкий ветерок и превратил грозного индейца в зелёный огонёк, растворившийся в воздухе. Дозорный слева понял, кто перед ним стоит и открыл ворота. Он тоже хотел вернуться к своей семье в Коннектикут и обещал больше не пить. Дженни одарила его белоснежной улыбкой и вошла в деревню. Кулон в форме пентаграммы блестел в лучах дневного солнца, а зелёные камешки, расположенные в форме перевёрнутого треугольника мигали бледным светом.
   
30.
 
    Рыжие волосы Сэма трепал лёгкий ветер. Полдня Саммерс извинялся перед Бёртоном, но Майки его совсем не слушал. Он хотел объяснить, что вышло всё не так, как планировалось. Больше всего он переживал за Таришу, которая сейчас томилась в одной из клеток на другом краю деревни. Рыжик хотел выглядеть героем в её глазах, но всех спасти не получилось. Не хватило смелости, а может, её никогда и не было. И это в тот самый момент, когда у них что-то начинало завязываться. Дёргаясь возле столба, как на электрическом стуле, он закричал: «Убей уже меня. Хватит тянуть время!»
    От истошных криков Саммерса проснулся Бёртон. «Не стоит рыжик. Криком делу не поможешь» - спокойным голосом обратился он к другу. Изначально вся эта история «пошла вскачь», мешая ему принимать взвешенные решения. В конечном счёте, это привело к позорному столбу. Зачем он только послушал эту всезнающую женщину? Ведь хождение на поклон к этому противному жрецу было вилами по воде писано. Естественно, что любой человек, не по собственному желанию расставшийся с любимым детищем, захочет его вернуть любой ценой. А когда оно само плывёт в руки, то тут и делать ничего не нужно. Он просто заберёт то, что ему принадлежит.
    Подняв глаза, Майки увидел Кровавое Перо. Возле него стояли два индейца. Долговязый Джон широко улыбнулся и начал праздничную речь:
- Дорогие друзья, как же я  рад всех вас видеть на последнем решающем матче этого сезона! Сегодня решится судьба кубка, за который мы кровью и потом боролись полгода.
- Насчёт крови, это ты правильно подметил, - прервал Джона, сидевший возле Сэма предводитель индейцев, видимо, близость смерти его совсем не пугала.
- Приятно слышать, что вы с таким энтузиазмом воспринимаете мои слова. Напомню, что это домашняя игра, а дома и стены помогают, даже против самого сильного соперника.
    Тариша подтянула ноги к груди. Из кармана выпала коробка. Девушка не растерялась, сопроводив её провокационными словами: «Джонни, подпиши, пожалуйста, мяч». Долговязый Джон подошёл и взял в руки коробку.
    Джош внимательно следил за происходящим. Он надеялся, что мистическая коробка хоть немного вправит тихоне-Ламберту мозги. К тому же это был последний реальный шанс выбраться живыми из этой передряги, но коробка не удосужилась даже сверкнуть зелёным светом. Видимо она желала, чтобы их всех поглотило пламя костра и чем скорее, тем лучше. Кровавое Перо продолжал вещать, как римский оратор:
- После нашей оглушительной победы никто не уйдёт из этого зала без автографов.
    «Сэм, смотри, кто это там идёт?» - Джош толкнул в бок рыжика. Он зачарованно следил за девушкой, которая не спеша приближалась к деревне. Голубоглазая блондинка прошла мимо хижин. В толпе индейцев поднялся шум. Деревня наполнилась громкими недовольствами и возмущениями. Никто не понимал – кто эта девушка? Как она здесь оказалась? Что ей нужно? Положа руку на левое плечо Долговязому Джонни, тихим вкрадчивым голосом Дженни произнесла:
- Джонни…
    Реальность, окружавшая Джона, неожиданно дрогнула. Словно девушка, произнесшая эти слова, пустила магическую волну. Джон узнал бы этот голос где угодно и когда угодно, из тысячи таких же женских голосов. Зрители, желавшие насладиться финальным матчем, исчезли, словно их никогда не существовало.
    Майкл Бёртон опешил. Он даже не смел предположить, что его любимая сестра сможет сюда добраться. Дженни, которая всегда нуждалась в его помощи и защите, сейчас спасала ему жизнь.
- Это я, Дженни…
    Очередная более мощная по силе волна сотрясла реальность, в которую так свято верил Джонни. Имя, которое ему никогда не суждено забыть, яркой вспышкой озарило разум. Огромный спортивный зал разваливался на глазах. Вместо него появились джунгли. Джонни увидел возле себя двух индейцев, которые совершенно не были похожи на его лучших друзей, а  Сэм и Майки каким-то загадочным образом оказались привязанными к столбам. Джона пришёл в ярость и приказал немедленно отпустить пленных. Никто не смел его ослушаться! Потом он посмотрел на свои руки, перепачканные кровью, на своё тело, расписанное непонятными рисунками и иероглифами, и ужаснулся. Ламберт не мог понять, как он превратился в аборигена.
    Когда пленные были освобождены, Дженни велела всем крепко взяться за руки и встать в круг. Подойдя к Джону в центр круга, она обняла его правой рукой, а в левой зажала коробку. «Я ведь так и не пригласил тебя на первое свидание» - посмотрев в её голубые глаза, прошептал прежний Ламберт. «Это легко исправить» - ответила счастливая девушка. Джонни нежно поцеловал Дженни в губы. Зелёная вспышка света озарила их счастливые лица, а мистическая коробка превратилась в пыль.

© Copyright: HitriyHit, 2015

Регистрационный номер №0273400

от 23 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273400 выдан для произведения: 1.
 
    Мелкие частицы льда гвоздями вонзались в тонкие деревянные стены домов, нервируя мирных жителей непрекращающимся ритмичным стуком. Вывеска "Запчасти Фрапса" сорвалась с ржавых петель и рухнула на пересечение третьей улицы и Медиа-стрит. Поднимаясь беспросветной алебастровой стеной к обескровленному небу, хлопья снега падали с высоты на улицы и одинокие машины, прижавшиеся к бордюру. Свирепая вьюга прорывалась в самое сердце Розвелла. Закручиваясь вихрями, по пути она забрасывала белым пометом узкие тротуары и аккуратные газоны. Мощные потоки ветра пытались сорвать крыши домов, но, обессилив, с пронзительным плачем водосточных труб отступали назад. Мороз вырезал на окнах ледяные узоры. Арктический циклон опустил столбик термометра до  -4 F.
    Больше всего не повезло дому ушедшего на пенсию, шерифа Хартигана. Вяз, радовавший глаз ещё деду престарелого шерифа, метель вырвала с корнем и обрушила на гараж. Проломив его крышу, толстые ветви дерева прорвались в гостиную, обрушив часть кровли возле телевизора. Хартиган вытащил из погреба два мешка сахара, наспех закрыв ими дыру в гостиной, после чего со скрипом погрузился в продавленное кресло и продолжил следить за баскетбольным матчем. На мгновение  в его лысую голову проникла мысль, что природа всё-таки нашла способ расплатиться с ним за два нераскрытых преступления, но тут же испарилась. Ведь «Быки» вели в третьей четверти, а это главное! Всё остальное подождёт.
    Погода начала бесчинствовать в семь часов вечера, именно в тот момент, когда основной поток машин возвращался с работы из Сильвер Лейк, создав затор на главной магистрали номер девять. Вой вьюги перемешивался с ревом клаксонов. Жители Розвелла наивно полагали, что нервно стуча кулаками по рулю и выкрикивая бранные слова, можно как-то разрешить проблему, граничившую с настоящей катастрофой. Дорожная пробка разделилась на два лагеря: лагерь буйных и неуравновешенных, у которых даже после напряженного рабочего дня остались силы на выяснение отношений, и лагерь мирных, предпочитавших отборной ругани и избиению салона своего автомобиля, лёгкий сон.
    Только в епископальной церкви святого Джорджа, где шла пятничная вечерняя служба, никто не ведал, какая непогода разыгралась на улице. Двенадцать рядов скамеек, симметрично разделённых пополам узкой дорожкой, ведущей от небольшого холла до трибуны, были усеяны африканцами. Они, широко раскрыв глаза, жадно вбирали каждое слово проповедника, с интервалом в десять минут повторяя: «Мы будем спасены». И лишь когда вьюга сорвала табличку с надписью «Приходите и молитесь. Иисус услышит вас» и подбросила её в воздух, звон разбитого стекла вернул собравшихся в церкви в реальность. Многие вскрикнули от неожиданности, предполагая, что Иисус, действительно, услышал их мольбы и спустился на землю, но это только метель возвестила, что сегодняшняя служба подошла к концу.
    За несколько часов река Роуч Крик, промерзла в глубину на добрых девять футов, преобразившись в обманчивую зеркальную поверхность. В некоторых местах эта глубина достигала десяти фунтов, а кое-где едва дотягивала до четырех. Сторож причала Аткинс вышел на улицу, прихватив с собой гарпун, который, как оказалось, не зря всё это время пылился в углу, чтобы выяснить на каких участках реки можно легко провалиться под лёд, а где безопасно отплясывать жигу. Сознавая, что завтра несколько сорванцов обязательно придут проверить лёд на прочность, а мозги - на собственную дурость, он решил подготовиться к их визиту заранее. 
 
2.
 
       Монотонный голос диктора, звучащий из глубины кафе «Grande Pizza», не заглушал методичное помешивание чайной ложкой уже давно остывшего чая, единственным посетителем. Его рассказ о неутешительных прогнозах на ближайшие дни, о теплых перчатках и больших лопатах, которыми необходимо запастись в первую очередь, совсем не интересовал официантку, прислонившуюся спиной к кассе, нервно сжимавшую блокнот с ручкой в правой руке. Её испепеляющий взгляд был направлен на несмолкающий источник раздражения. Громкий звук ложки, бьющейся о стенки кружки, изводил уже больше часа, и пора было заканчивать это представление. «Мег, ты должна что-то предпринять! Давно пора понять, что настоящие мужики остались в шестнадцатом веке, а им на смену пришли тряпки и нытики». Она с укоризной посмотрела на кассира и уверенным шагом направилась к посетителю.
    Злая вьюга всем своим весом вжималась в большие, почти до пола, окна «Grande Pizza», пытаясь просочиться внутрь кафе, где было светло и тепло. Сэм заворожено смотрел в одно из них, словно хотел уловить какой-то невидимый смысл в этой безумной свистопляске. Временами, когда ветер затихал, и белая пелена спадала, перед ним открывалась широкая равнина, нетронутая ни временем, ни людьми. Вдалеке, справа, над макушками елей возвышалась водонапорная башня, напоминавшая дирижабль, замерший в воздухе.
- Самменс! – хриплый голос официантки, в последнее время явно налегавшей на сигареты и холодное пиво по вечерам, прозвучавший прямо над ухом парня, вырвал его из размышлений. – Ты будешь ещё что-нибудь заказывать или обойдёшься одним холодным чаем?
    На мгновение лицо девушки просияло от собственного остроумия, но потом снова насупилось. Сэм совершенно забыл о чае, сахаре, который давно уже растворился. Ему хотелось что-то ещё заказать, но официантка своим неожиданным выпадом «зажала в угол», поэтому все идеи в панике разбежались «по норам».
- Обойдусь только холодным чаем, - натянутой улыбкой пытаясь сгладить нелепую ситуацию, ответил Сэм, отдавая ложку, как источник всех бед, официантке.
- Ну как знаешь, - уже собралась уходить девушка, но парень её остановил:
- Да и…
- Ну что ещё??? - расставив руки в боки, недовольно уставилась на него официантка.
- Мэг, не злись. Я задумался и потерял счет времени. И, похоже, это уже не в первый раз.
- Я, кстати, заметила это, Сэмми, - сделала вывод девушка и ушла.
    «Да какого хрена я вообще перед ней выстилаюсь. Стерва! – думал Сэм, - Разве она сможет когда-нибудь понять, что значит потерять двух лучших друзей в одночасье?! Ох, как же мне не хватает моих ребят! Майка, который всегда был высокомерен, заставляя чувствовать себя жалкой букашкой на его грозном фоне. Джонни тихого и робкого, но стоило что-то сказать наперекор его мнению, как он сразу злился и мог влепить хорошую оплеуху. Но разве эти мелкие недостатки можно сопоставить с настоящей, реально осязаемой потерей друзей? Конечно, нет!»  
    Протяжный стон двигателя автомобиля, доносившегося с парковки круглосуточного маркета «Apple Pie», привлек внимание Сэма. Натянув шапку посильнее и, застегнув кожаную куртку на меховой подстежке до упора, так и не притронувшись к остывшему чаю, парень вышел на улицу. Судя по вечерним новостям, которые только закончились, уже было около десяти вечера, метель стихла, а ветер завывал не так отчаянно. В бледных лучах света одинокого фонаря, озаряющего парковку, вокруг Крайслера тёмно-зелёного цвета суетилась какая-то женщина. Она, то смахивала щёткой толстый слой снега, прилипший к лобовому стеклу, то беспомощно пыталась сдвинуть с места двухтонную телегу, упираясь руками в багажник. Ей удавалось слегка сдвинуть машину вперёд, а потом она снова возвращался на своё прежнее место. «Да, одному тут явно не справиться», - прикинул Сэм. Подойдя поближе в несчастной женщине, он узнал в ней учительницу танцев мисс Паттерсон.
- Сэмми! Как я рада тебя видеть, - узнав в темноте своего ученика, обрадовалась женщина.
    Она уже и не надеялась, что ей кто-то поможет. Ведь в магазине работали одни женщины - какой от них может быть прок? А заглянуть в «Grande Pizza» у неё не хватило смекалки.
- Да мисс Паттерсон, я тоже рад, - притворился Сэм. Женщина на него смотрела таким умоляющим взглядом, что парню пришлось добавить, - сейчас мы что-нибудь обязательно придумаем.
    Он вернулся в «Grande Pizza» и попросил кассира Фрэнки, помочь вызволить машину училки из снежной ловушки.
- Правильно! Иди, принеси хоть какую-то пользу обществу, увалень!  - прокаркала Мэгги, протирая мокрым полотенцем стол, где ещё полчаса назад сидел Сэм, мечтая повернуть время вспять.
    Снегопад прекратился, но пронизывающий ветер продолжал пробирать до костей. К тому моменту, когда Саммерс вернулся с подмогой, которую пришлось уламывать минут пятнадцать, предприимчивая учительница танцев уже прогревала двигатель и дожидалась их в салоне.
- Значит так, мисс Паттерсон! – командовал Сэм. - Сейчас вы плавно начнёте давить на педаль газа. Понятно?
- Понятно, - доносился приглушенный голос училки из салона.
- Ну что ты готов? – обратился он к Фрэнки.
- Готов, - пробубнил кассир, положа руки на багажник.
- Давайте, - скомандовал Сэмми. И они, что есть сил, толкнули старую колымагу.
    Колеса недовольно прокрутились на месте, и крайслер выехал на ровную поверхность. Стекло со стороны водительского места плавно опустилось, и из него показалось счастливое лицо мисс Паттерсон. В последний раз он видел её такой счастливой после медленного танца с директором Фишманом на осеннем балу.
- Садись, подвезу до дома, - предложила мисс Паттерсон.
- Нет, спасибо. Я лучше прогуляюсь.
- Ну, как знаешь.
    Вот чего было не отнять у мисс Паттерсон, так это умения, в отличие от остальных учителей их чокнутой школы, быть ненавязчивой. Вся её жизнь была расписана по  минутам. Если спросить: «Мисс Паттерсон, а что было позавчера в шесть вечера?» Она без лишних колебаний ответит, дополнив подробной информацией о пяти и семи часах вечера. Вот и сейчас она не навязывалась, так как доставлять Самменса до дома не входило в её планы. Просто произошёл форс-мажор. И из чувства глубокой благодарности ей пришлось предложить свои услуги в качестве извозчика, от которых Сэм вежливо отказался.
 
3.
 
    Лори беспокойно ворочалась на кровати. Её веки слегка дрожали, будто глаза следили за напряжённым теннисным матчем. Иногда она слабо стонала, откидывая одеяло в сторону, а временами сильнее заворачивалась в него, чтобы защититься от холода. Черные волосы разметались по подушке, а на лбу выступили капельки пота. Девушка была погружена в тревожный сон.
    «Она медленно шла по длинному коридору. Какой-то неизвестный тип вёл с ней беседу. Его голос звучал так отчётливо, что она непроизвольно озиралась по сторонам, дабы узнать, кому он принадлежит, но рядом никого не было. Лори была совершенно одна.   Свет от факела едва освещал дорогу. Направление постоянно менялось, заставляя девушку курсировать то вправо, то влево. Вскоре сплошная узкая дорожка сменилась ступеньками, уводившими Лори глубже в темноту. Перила отсутствовали, поэтому, чтобы не свалиться в яму неведомых размеров, ей приходилось прижиматься к влажной глиняной стене, вызывавшей чувство омерзения. Мягкий мужской голос что-то бормотал на ухо, но девушка была полностью сосредоточена на ступеньках, поэтому не вникала в суть его слов. Факел, слабым пучком света озарявший мрак, теперь полностью осветил пространство у девушки под ногами. Сделав несколько уверенных шагов, Лори спрыгнула на бетонный пол.
    Впереди её ожидал ещё один коридор. Он был такой же тёмный и извилистый, как и предыдущий, правда, кое-что изменилось. На стенах появились непонятные иероглифы. Их было много, но некоторые Лори уже видела раньше. По глубине нанесения было трудно определить, какого они возраста. С каждым шагом их становилось всё больше. Девушка невольно засматривалась на эти произведения искусства, не теряя из вида дорогу. Отдельные рисунки обрастали новыми деталями и подробностями. Перед Лори открывались целые сцены сражений, своеобразные фрески с изображенными на них индейцами, стоящими на фоне высоких раскидистых деревьев. Люди с копьями в руках, большими буковыми бусами и в соломенных юбках, едва прикрывающих их достоинство, широко улыбались, обнажая свои острые зубы. Такие моменты радости приводили Лори в ужас, и она подсознательно не желала столкнуться с этими милыми людьми в ближайшем будущем.
    Изменились не только стены, помогавшие девушке отвлечься от дороги, уже начинавшей прилично надоедать, но и мягкий мужской голос, сопровождавший её на лестнице. Он сделался жёстче и грубее. Стали угадываться нотки принуждения. Словно голос требовал от девушки беспрекословного подчинения. Узкий коридор снова перешёл в винтовую лестницу. На ней появились боковые ограждения, закручивавшиеся в спираль слева направо. Больше не нужно было опасаться падения, поэтому девушка быстро спустилась вниз и оказалась на очередной площадке. От нескончаемых коридоров и лестниц у неё ныли ноги, и кололо в левом боку. «О неет, так не пойдёт. Пора сделать передышку» - решила Лори, массажируя рукой больной бок.
    Устроившись поудобнее на первой ступеньке, повесив факел в подставку на стене, она принялась осматривать помещение. Длинная витая лестница, стены цилиндрической формы без окон и дверей – ничего особенного. Только она произнесла про себя «ничего особенного», как сверху раздались тяжёлые шаги. Сначала девушка подумала, что просто разыгралась фантазия на фоне усталости, но вскоре шаги повторились. Они приближались, а вместе с ними нарастал шум, будто стая орангутангов неслась к ней навстречу. Пол задрожал, а со стен посыпался песок. Лори подскочила и, выхватив факел из подставки, направила его в сторону лестницы, откуда раздавался шум. Руки ходили ходуном, поэтому она мертвой хваткой вцепилась в факел, чтобы не выронить единственное оружие. «Кто здесь?!» - дрожащим голосом процедила девушка, но ей никто не ответил. Последняя струйка песка скользнула по стене вниз, и снова воцарилась тишина.
    Внимание Лори привлекла арка, где очередной узкий коридор ввёл в глубину подземелья. Подойдя поближе, она всмотрелась в темноту. Каменный пол уходил вперёд под углом. И если она всего лишь раз оступится, то вполне может попрощаться с жизнью. На лестнице послышалось странное шуршание. Девушка обернулась, но там никого не было. Шуршание повторилось и теперь к нему прибавилось обжигающе-ледяное дыхание прямо у неё на шее. Она только успела вскрикнуть, как что-то с неимоверной силой швырнуло её в коридор. Девушка хотела схватиться за края арки, но не успела».                 
    Лори подскочила на кровати, широко раскрыв глаза. Сердце билось в груди, как у загнанного зайца, а учащенное дыхание напоминало результат преодоления марафонской дистанции по пересечённой местности. Она хотела заорать, но вовремя прикрыла рот руками, издав только слабый писк. Прекрасно понимая, что рано или поздно её ночные крики добьют отца, у которого за последние два года появилось столько седых волос, сколько не было за двадцать лет, Лори по возможности старалась вести себя как можно тише. Это касалось не только кошмаров, но и всего остального. Никаких лестниц, бесконечных коридоров и противных стен, похожих на слизней, уже не было, только её любимая уютная комната. Сделав несколько глубоких вдохов, Лори вылезла из-под одеяла и подошла к окну.
    Снег большими хлопьями засыпал улицу. На три дюйма он уже опоясал городскую библиотеку, располагавшуюся напротив дома Дженкинсов. Начав с крыши, он залепил её окна и широкую вывеску, при этом продолжая сыпать, как из ведра. Снежинки, плавно кружащиеся в воздухе, приводили Лори в равновесие. Она вспомнила слова отца, которые он обычно произносил после ночной сказки, когда девочка не могла уснуть - «Твой огромный удивительный мир внутри моего маленького скромного мира». Она никогда не понимала смысла этих слов, наверно никогда и не поймёт, но они лучше всякого лекарства успокаивали нервы, словно ничего в этом мире не могло причинить ей вреда. С этой мыслью Лори вернулась в кровать и уснула.
 
4.
 
    За ночь в погоде не произошло особых перемен. Снег продолжал валить, как из рога изобилия, а ледяной ветер, сколько бы тёплых вещей не одеть, всё равно проникал под одежду, заставляя сходить с ума от холода. Местный муниципалитет выделил три снегоуборочные машины на борьбу со стихией только к утру. Две отправились очищать главную магистраль номер девять, где двигался основной поток машин, а третья расчищала вторую улицу, которая являлась деловым центром Розвелла. Именно здесь находились самые дорогие рестораны, множество магазинов, где можно было купить всё от мебельной стенки до крема для загара.  
    Всем же остальным жителям города пришлось самим позаботиться о дорогах и машинах, изрядно засыпанных первым снегом. В ответ на многочисленные жалобы местных жителей, власти только пожимали плечами и обещали заняться расчищением улиц по мере возможностей. «По мере возможностей» означило, что в первую очередь от назойливого снега избавятся основные улицы: Лонгтаун роуд, разрезавшую город с запада на восток, и девятую улицу, тянущуюся по всему городу от Лэйзи Бич до секонд-хенда «Little Susie». Только после этого снегоуборочные машины отправятся вглубь города.
    Накладывая тосты на тарелку, Сэм включил телевизор. Ведущий утренних новостей объявил, что из-за непогоды занятия в школе отменяются. «Странности в этом городишке продолжаются, - откусывая тост и запивая его молоком, возмутился Сэм, - раньше занятия отменяли при температуре -22 F. Сейчас же термометр едва дотягивает до отметки в 14 F». Позавтракав, Сэм вернулся в свою комнату и решил ещё поспать.
    В одиннадцать часов его растолкала мать, чтобы сказать, что уходит по делам, произнеся свою коронную фразу: «Сэмми, ты же знаешь какая у твоего отца тяжёлая работа, он уже с утра в банке, поэтому в доме ты остаёшься за главного!», не забыв при этом провести инструктаж по пользованию электроприборами. После ухода матери, Саммерс около часа провалялся на кровати, рассматривая деревянный потолок, а потом всё-таки решил выйти на улицу.
    «Ну, хоть сейчас этот дом не мозолит глаза, - пробурчал Сэм, закрывая входную дверь.
    Сэм не любил дом соседей по многим причинам, одной из главных был его броский белый цвет, совершенно не темнеющий со временем. Его это просто бесило потому, что не может дом быть таким чистым всегда! Второй причиной был большой, вместительный гараж на два автомобиля, и приличных размеров газон, раскинувшийся перед крыльцом дома. «Почему одним роскошный гараж и большой газон перед домом, а другим избушка, стоящая на обочине, без гаража и газона с маленькой площадкой, и то которую необходимо делить с соседями? – ругался подросток, - где справедливость?».   
    Едва он отошёл от дома, как ветер хлёстким ударом врезал ему по спине. Загребая ногами большие копны снега, Саммерс думал о школе. Ведь именно с закрытием школы можно было забыть и про тренировки, одна из которых уже через три часа должна начаться. Больше года Сэмми ходит на тренировки по баскетболу, и тренер Дженкинс им был пока доволен. Несмотря на невысокий рост и короткие руки, тренер нашёл место для Сэма в команде, поставив его на позицию разыгрывающего. На каждой тренировке он учился давать точные передачи партнёрам по команде и оттачивать трёхочковый бросок, иногда прорываясь в трёхсекундную зону, забивая из-под кольца. Как же он хотел посмотреть на рожи своих друзей, внезапно узнавших, что теперь он играет за школьную команду. У них бы точно челюсти отвисли. А ведь ещё два года назад он завидовал Джонни, приглашённому на тренировку Дженкинсом, и убеждал Майка, что Джон слишком медлительный для позиции центрового. Теперь парень сам в команде. В команде, которая сегодня не соберётся.
    Кроме баскетбола Сэм любил компьютерные игры, и сейчас он шёл в магазин «Puzzle», расположенный, как и многие другие магазины, на второй улице, чтобы купить новую часть НБА. «Любопытно посмотреть, как справилась снегоуборочная машина? Так ли чистенько на самом деле, как показывают по телевизору?» - интересовало Саммерса.
    Действительно, вторая улица была идеально расчищена, а на тротуаре образовались снежные стены. В магазин «Puzzle» Сэм заходил на прошлой неделе и ему сказали вернуться через неделю. Сегодня как раз был тот день, правда, к приходу подростка там уже было не протолкнуться, но его диск лежал на своём месте, абсолютно не тронутый. Решив прислушаться к советам синоптиков, настоятельно рекомендовавших обзавестись тёплыми перчатками, на обратном пути рыжеволосый парень заглянул в магазин одежды.   
 
5.
 
    По всей комнате были раскиданы вещи. Колготки висели на открытой двери платяного шкафа. Весь пол был усеян джинсами, юбками, брюками разных оттенков. На кровати лежали платья, блузки, тёплые свитера. В комнате Клэр царил настоящий хаос и не удивительно, что она не могла найти чемодан, куда всё это добро сложить. Наверняка, понадобится не один, а два чемодана, помимо летней одежды, оккупировавшей всю комнату, необходимо собрать обувь и зимнюю одежду.
- Дорогой, ты не помнишь, куда я засунула чемоданы? – крикнула женщина.
    Через пять минут в дверях появился невысокий, худой мальчик лет шестнадцати с выразительными зелёными глаза с двумя чемоданами в руках. Клэр хотела поблагодарить сына, но его уже и след простыл.
- Милый, ты собрался? – снова раздался голос из комнаты.
- Да! – отрезал парень. - Мам, не отвлекайся, а то мы никогда не съедем из этого дома!
    Он посмотрел в коридор, где стоял компактный чемодан и походная сумка с аккуратно сложенной его немногочисленной обувью и верхней одеждой. Закинув ногу на ногу, вытянувшись на диване, парень закатил глаза. Он не верил, что им сегодня удастся покинуть этот дом.
    Тем не менее, уже через пару часов они сидели в машине, а на заднем плане виднелась гора чемоданов и сумок. Поднеся руку к ключу зажигания, женщина остановилась, и посмотрела на сына:
- Дорогой, думаешь, нам стоит уезжать?
- Я в этом абсолютно уверен. Поехали уже, – без колебаний ответил парень.
    Клэр даже после убедительных слов сына продолжала сомневаться. Множество вопросов роилось у неё в голове: «А что если Ламберты вернутся?», «А вдруг через неделю сын попросится обратно, но возвращаться будет некуда?», и не на один из них она не знала точного ответа. Её также беспокоила абсолютная уверенность сына, в вопросах, не предполагающих точного ответа. Возможно, тот мужчина, с которым она познакомилась в баре и провела чудесную ночь, подарившую ей прекрасного сына, был инопланетянином. Может он участвовал в тайном эксперименте на выявление уникальных способностей у человека ради денег или чего-то другого, она не знала. Зато она была полностью уверена в том, что её сын уникальный ребёнок, не такой как все.
    Впереди угадывались очертания озера Сильвер Лэйк, следовательно, они подъезжали к Розвеллу. Парень всю дорогу молчал, взирая на проносящиеся мимо пейзажи. Его беспокоил Джонни. Он уговорил мать купить их дом, чтобы найти Джона, но хватит ли у него сил это сделать? Достаточно ли одной дружбы, чтобы разобраться в этой чертовщине и выйти сухим из воды? Да, поначалу у них не вязалось общения. Да, во время нечастых приездов он доводил Джона до белого каления, но потом всё изменилось. Джон увидел его с другой стороны и… пропал.
- Дорогой мы приехали, – прервала ход его мыслей Клэр. – Сделаем так. Ты иди в дом, а я заеду в банк и отдам все необходимые бумаги на покупку дома, чтобы нас не посадили за решетку за незаконное вторжение в частную собственность. 
- Хорошо, мам.
    Женщина потрепала его по волосам, отдав ключи от дома. Парень мягко улыбнулся в ответ и направился к высокому двухэтажному дому.
 
    Даже компьютерная игра не заглушала ностальгии Сэма по прошлой жизни. При первой же возможности она выскакивала, как чёрт из табакерки, показываясь перед ним во всей красе. Видимо поэтому Самменс за два года так и не обзавёлся новыми друзьями. Партнёры по команде оставались лишь партнёрами по команде. На паркете они были единым целым, но вне спортивного зала практически не общались. Сэм подсознательно продолжал хранить в своём сердце место для Майка и Джонни, надеясь, что однажды они обязательно к нему вернутся.
    Необходимо было развеяться. Выйдя на улицу, Сэм решил пройти тем маршрутом, которым они обычно ходили в школу. Это сейчас в семь часов утра он бежит сломя голову за школьным автобусом, с прилипшей к заднему стеклу противной рожей  Бена Козлински, а раньше они ходили пешком. Сначала он заходил за Джонни, а потом они шли к Майку, живущему возле школы.  
    Сэм прошёл мимо Т&М банка, в котором практически жил его отец. Домой он приходил только переночевать. Удивительно, почему от его трудолюбия они ещё не разбогатели. Саммерс свернул направо и краем глаза посмотрел на епископальную церковь святого Петра.
    Именно здесь Сэму предстояло пережить один из самых тяжёлых дней в своей жизни – прощание с Джоном Ламбертом и Стейси Ламберт. Тогда об их исчезновении трубили все местные газеты. Во многом такой шум раздут из-за Джона, нашедшего в лесу Лори Дженкинс. После этого события именно он, а не шериф Хартиган, стал местным героем. Вскоре расследование исчезновения Ламбертов зашло в тупик, а шериф подал в отставку. Собственного другого от этой бездарности никто и не ожидал. Все знали, что он даже собственные трусы найти не может, не говоря уже о живых людях.
    Сэм сам не заметил, как оказался на Мидл авеню. В глаза бросились дома пепельного цвета, напоминающие вымокшие изнутри, готовые расклеиться в любую минуту, картонные домики, окруженные густыми деревьями. Из-за бурно разросшихся деревьев, у некоторых домов была видна только входная дверь. Они казались заброшенными и пугали Сэма своим видом. Он бы никогда не подумал, что в них кто-то живет. Какой нормальный человек захочет всю жизнь провести в потёмках без луча солнечного света? Правда сейчас они выглядели безобидно, деревья сбросили листву и нарядили голые ветви снегом, открыв фасад домов дневному свету.
    На пересечении третьей улицы и Мидл авеню пейзаж изменился. На смену серым невзрачным домам пришли торжественно-белые, праздничные здания. Возле одного из них Сэм заметил странное движение. Ускорив шаг, он рассматривал дом, возле которого ковырялся какой-то парнишка. Высокий двухэтажный дом бледно-красного цвета. Дымовая труба, нелепо приделанная сбоку. Синий забор, сломанный в двух местах, вдоль которого бетонная дорога вела за дом, где располагался гараж. Это был дом Ламбертов! Вне всяких сомнений! Вот только что юный взломщик замков здесь забыл?
- Эй, ты что делаешь? – заорал Сэм незнакомцу.
- Не твоё дело! – грубо ответил взломщик, продолжая ковыряться в замке.
    От такой наглости Самменс растерялся, и несколько минут не знал, как вести себя дальше, но потом снова ринулся в нападение.
- Ну-ка быстро отвалил от двери моего друга, скотина!
- А то, что будет, Сэм Саммерс? – с чувством превосходства спросил незнакомец. – Ты сделаешь мне больно?
    Тишину пронзил громкий гортанный смех взломщика, который всё никак не мог совладать с дверным замком. Сэм был в полном замешательстве. Этот козёл знал, как его зовут, но откуда? Ведь они никогда не виделись, или у него просто память, как решето, через которое проскочило какое-то важное воспоминание, но это неважно, главное держать позицию:
- Я вызову копов!!!
- Никого ты не вызовешь, трусливая жопа, - парень продолжал подначивать Сэма, а его зелёные глаза сверкали, - ты даже собственной тени боишься!!!
    После этих слов Сэм с яростью набросился на незнакомца, но через какие-то доли секунды уже лежал с головой погружённый в снег. Незнакомец сделал молниеносную подсечку и теперь крепко сжимал пальцы на шее Сэма. Самменс начал задыхаться, а его лицо напоминало большой перезрелый помидор.
- Не дёргайся, а то будет хуже, - брызнув слюной в лицо Сэма, рявкнул незнакомец.
- Хорошо, хорошо, только руку отпусти, -  капитулировал Сэм.
- Так-то лучше.
    Взломщик отпустил руку, и Саммерс закашлялся. Полежав несколько секунд на холодном снегу, он встал и посмотрел на незнакомца. Ниже его на полголовы, щупленький с ярко зелёными глазами. На вид лет шестнадцати, то есть они ровесники. Закончив изучение, он спросил у парня, не обращавшего на него никакого внимания:
- Может уже пора представиться  и рассказать, откуда ты меня знаешь? Да и вообще кто ты такой и что здесь забыл? – Сэм сгорал от нетерпения услышать ответы на свои вопросы.
- Ладно, а то не отвяжешься, – проворчал взломщик. - Теперь я здесь живу, а зовут меня Джош Холидей, и тебе прекрасно знакомо моё имя!
    Тут Сэма как обухом ударило по голове, и он снова чуть не повалился на снег. Он сразу вспомнил того сумасшедшего друга Джона, который обычно приезжал к нему в гости ночь за полночь. Ламберт сам мечтал сбежать от него, но сделать этого не мог, так как Клэр, мать Джоша, была хорошей подругой миссис Ламберт.
- Вы с Майком, во время нашего приезда, всегда, - он ткнул пальцем в Саммерса, - всегда запирались в своих домишках, и тряслись от страха, боясь встретиться со мной, а Джону объясняли, что заболели.
    Ведь Джош был прав, они баррикадировались в своих домах, словно по улицам Розвелла бродит плотоядный монстр, а Джону приходилось расхлёбывать всё это дерьмо в одиночку. Сэму стало противно за самого себя. Ему хотелось от такой жёсткой правды  вырваться из собственного тела, сбросить порочную шкуру на дорогу, но он не мог.
    В это время к дому подъехала машина и из неё вышла Клэр Холидей. Увидев незнакомого мальчишку, она удивилась.
- Дорогой, вижу, ты уже нашёл новых друзей, - с радостью произнесла женщина.
- Типа того, - с трудом выдавил из себя Джош, - лучше помоги мне открыть эту идиотскую дверь!
- Конечно, - она засуетилась, достав из сумки другой ключ. – Местные власти сменили замок на двери, чтобы голые рокеры, живущие через дорогу, не вломились в дом среди ночи и не разнесли там всё вдребезги.
    Сэм со стороны следил за происходящим, но не мог в это поверить. Он уже несколько раз себя сильно ущипнул, дабы убедиться, что не спит. Он вправду не спал.
- Может, хочешь зайти внутрь, - радушно предложила Клэр, - кстати, как тебя зовут?
    Саммерс посмотрел на Джоша, чьё лицо выражало полное презрение, и глубоко сглотнул. Ему хотелось задать только один вопрос: «Почему они выбрали именно дом Ламбертов?» Но Сэм прекрасно понимал, что сейчас не самый подходящий момент. Всем нужно выпустить пар и ему, и Джошу, поэтому мягко ответил:
- Я Сэм. Нет спасибо, как-нибудь в другой раз.
- А я Клэр Холидей. Приятно познакомиться.
- И мне приятно. До свидания, миссис Холидей.
    Что ему ответила миссис Холидей, он уже не слышал. Погрузившись в собственные мысли, Сэм побрёл домой. Когда он повернулся, чтобы ещё раз взглянуть на дом Ламбертов, ставший неожиданно домом Холидей, на улице уже никого не было.
 
6.
 
    «Mister Burger», расположенный на окраине Розвелла, являлся одним из самых популярных заведений среди молодёжи. Консервативные цены и постоянные горячие предложения вечерами стягивали к себе толпы людей. Вот и сейчас, несмотря на четыре часа дня уже половина столов была занята. За одним из них сидела Лори со своей подругой Таришей.
- Тэрри, я вчера видела странный сон, - нахмурив брови, прошептала Лори. Она старалась говорить как можно тише, чтобы никто не услышал её откровений.
- С этого момента поподробнее, - отставив молочный коктейль на край стола, ответила Тариша.
- Сразу скажу, что это не одна из тех страшных историй, которые ты обожаешь, – девушка думала, что подруга перебьёт её фразой «ну я так не играю», но ничего подобного не произошло, и Лори продолжила:
    Бесконечные коридоры тянули меня вглубь подземелья. Я совсем не задумывалась о том, где нахожусь. Будто прекрасно знала это место, знала куда иду и что хочу найти, или кого хочу найти. В общем, жалкое подобие Лары Крофт с факелом в руке. Коридоры плавно переходили в винтовые лестницы, ведущие вниз. Некоторые из них были без перил, поэтому, чтобы не соскользнуть в пропасть, приходилось прижиматься к влажным стенам, напоминающим ползущих по коже улиток. Мерзкое ощущение! Лестницы снова переходили в коридоры. Правда, теперь стены коридора были исписаны замысловатыми иероглифами. Кроме иероглифов мне удалось различить фрески с изображением индейцев, сбившихся в кучку и широко улыбавшихся. Тэрри, тебе повезло, что ты не видела их зубы. Но Лори Дженкинс даже во сне остаётся Лори Дженкинс, поэтому вскоре я выдохлась. От долгой ходьбы ноги стали ныть и в боку закололо. Тут начинается самое интересное. Только я удобно устроилась отдохнуть, как раздались глухие удары. Они доносились сверху и явно принадлежали «толстяку», решившему соблазнить милашку Лори (Девушка улыбнулась). Я подумала, что у меня галюны начались, но потом шаги усилились, пол задрожал, а со стен посыпался песок, видимо «жирдяй» желал поскорей со мной познакомиться, поэтому перешёл на бег, но быстро запыхался и сделал остановку, чтобы перевести дыхание. Я решила осмотреть коридор, ожидающий меня впереди. Каменный пол уходил вдаль под острым углом. И вот только я задумалась о том, как могу там оступиться и покатиться кубарем, как что-то невидимое подняло меня в воздух и с силой швырнуло туда, и я проснулась!
- Ну, нихрена себе, подруга! – зачарованным голосом ответила обалдевшая Тариша. – Только тебе такое может присниться.
    Лори с Таришей познакомились случайно. После того случая, произошедшего с Лори, школа разделилась на учеников считавших, что она довела бедного парня до нервного срыва, и он в отчаяние наложил на себя руки. Их даже не интересовала, что безумный влюблённый называл девушку другим именем. Они постоянно придумывали разные подляны, чтобы испортить Лори жизнь. И тех, кто считал этого парня настоящим психом, решившим отыграться на беззащитной девушке, представившись новым школьным учителем и похитившим её. Им хотелось любой ценой заручиться её поддержкой. Ведь такая клёвая девчонка в школе одна. Ходить с ней рядом представлялось честью для этих ребят.
    Как-то в четверг, в столовой, когда Глория уже взяла поднос с едой и направлялась к своему столику, одна из её ненавистниц сделала подножку, и девушка с грохотом растянулась на полу. Тарелка с супом перевернулась в воздухе и разбилась, забрызгав ноги, сидящих рядом учеников, а макароны с соусом размазались по блузке девушки. Сквозь слёзы, льющие градом из глаз, Глория кричала, не слыша себя: «За что?», «За что?», «Что я тебе сделала?!», «Я же тебя даже не знаю!». Никто ей не отвечал, в столовой воцарилась гробовая тишина. И тут Тариша, молча, поднялась со своего места, схватила эту ненавистницу за длинные волосы и от всей души вмазала её морду об стол. Носовой хрящик превратился в тряпку, а из носа брызнула кровь. «Теперь триста раз подумаешь, прежде чем кому-то сделать подлость, тварь!» - зарычала Тариша, отпустив волосы обмякшей обидчицы. После этого родителям Тэрри пришлось долго убеждать директора школы Фишмана в том, что, на самом деле, их дочь добрый ребёнок, а в столовой сыграло свою роль обострённое чувство справедливости. С тех пор они дружили, и никто на пушечный выстрел больше не приближался к Лори.
- Конечно, твоя история впечатляет, подруга, - подытожила Тэрри, - но у меня тоже есть, что рассказать. И она рассказала свой сон.
    Мне снился Люк. Да, да тот самый квотербек красавчик Люк! Он устроил мне романтический вечер, заставил всю комнату ароматическими свечами, усыпал кровать лепестками роз, включил успокаивающую музыку.  Что-то наподобие слабозадого Джорджа Майкла, ну ты понимаешь. Одним словом подготовился на славу! Естественно я не смогла устоять. Ну, ни фига себе, мне никто никогда не делал таких сюрпризов, и ты бы на моём месте тоже не устояла. Мы с ним так лихо кувыркались, что в какой-то момент ножки кровати не выдержали, и кровать рухнула на пол. Прикинь? Кто бы мог подумать, что эти ножки окажутся такими хилыми. На громкий шум сразу прибежала его мамаша, и я проснулась.
- Это ты сейчас придумала?
- Нет, нет, - открещивалась Тэрри, - это чистейшая правда от первого до последнего слова!
- Ой, ну да, конечно, рассказывай мне сказки.
- Хорошо! Хорошо! – сдалась Тариша. - Ты меня раскусила, экстрасенс в пуховике. Я всё выдумала, а что нельзя помечтать?
- Конечно, можно. Ведь это же Люк квотербек красавчик, - гримасничала Лори.
- Какая ты всё-таки жопа, подруга, - надулась Тэрри, - но я всё равно тебя люблю. Иди к мамочке!
    После этого они долго смеялись, представляя себе романтический вечер с Люком красавчиком, а когда нужно было собираться домой, Лори кое-что вспомнила.
- Слушай, слушай, - снова зашептала она.
- Что? – Тариша наклонилась прямо к Лори, а её кучерявые длинные волосы заслонили собой недопитый коктейль.
- Этот сон мне приснился позавчера, - девушка насторожилась, её явно беспокоили внезапно появившиеся ночные кошмары, - а вчера я увидела другой сон, всё той же тематики.
- Давай рассказывай, - Тэрри опустила голову на руки и подняла чёрные глаза на подругу.
    Джунгли. Они были повсюду, насколько хватало глаз. Иногда из глубины доносились устрашающие звуки, не то рычание, не то шипение. Хищники чувствовали запах чужака и видимо ждали, когда я пойду посмотреть, что там происходит, чтобы быстро сцапать меня. В сердце джунглей находилась деревня. Хотя сложно назвать три соломенных сооружения деревней, но всё же. Сооружения, напоминавшие дома из сказки о трёх поросятах, стояли по кругу, а в центре догорали угли. Снова мягкий мужской голос обволакивал меня. Я прекрасно понимала, о чём он говорит, но не придавала его словам особого значение, а может, стоило? Тот же самый голос сопровождал меня в подземелье, вначале пути, ещё до странных иероглифов на стенах. Тот же самый голос я слышала много раз, но всё равно не могла вспомнить, кому он принадлежат, а потом из одного дома выскочил дед. Худой, весь в морщинах, наверно, лет под сто. Размахивая копьём  и непонятной травой, он плясал вокруг углей. Может просто обкурился, или совершал некий обряд, понятный ему одному, но рисунок на его впалой груди мне был до боли знаком. Гротеск на человеческие лица я точно где-то раньше видела! Намотав несколько кругов, он остановился и направился ко мне. Тут я проснулась.
- А знаешь, становится всё интересней, - прервала тишину, увлечённая рассказом Тариша, - держи меня в курсе своих снов, подруга. Может в скором времени что-то прояснятся.
-  Хорошо.
- О, нам пора. Твой отец приехал.
    Лори уже привыкла к тому, что отовсюду её забирает отец, даже в кафе он за ней приезжает, а ведь прошло уже два года. Хотя его тоже можно понять, после похищения единственной дочери любой нормальный папаша станет параноиком.
    Всю обратную дорогу девушка думала над странным голосом, звучащим в её снах. Кому бы он мог принадлежать? Проезжая мимо дома Ламбертов, Лори увидела слабый свет на втором этаже.
- Пап, ты это видел?
- Что именно, детка?
- У Ламбертов на втором этаже горит свет.
- Быть такого не может! Там уже два года никто не живёт, - для пущей убедительности тренер Дженкинс посмотрел в зеркало заднего вида, но увидел в нём только пустующий тёмный дом, - нет, не горит.
    Лори обернулась назад, чтобы убедить отца в своей правоте, но её ожидало разочарование, в доме Ламбертов было темно. Но ведь она видела собственными глазами слабый свет из окна, где находилась комната Джона.
 
7.
 
    Джош помог матери затащить чемоданы и сумки в дом. Поднявшись на второй этаж, он остановился возле комнаты, где обычно ночевал, когда они с Клэр приезжали к Ламбертам в гости. Её даже комнатой назвать то нельзя, скорее чулан, предназначенный для различного хлама, но никак не комната для гостей. Тем не менее, здесь стояла кровать и занимала собой практически всю площадь комнаты. Джош отвернулся и направился дальше по коридору, к комнате Джона, где теперь будет жить. Конечно, жить до тех пор, пока не разыщет длинныша.
    С последнего его визита в комнате Джона ничего не изменилось. Огромный шкаф также грозно нависал из дальнего тёмного угла. За его стеклянными дверцами висели три формы. Не просто формы, а счастливые формы команд «Майами хит», «Лос-Анджелес Лейкерс» и «Чикаго Буллс». Плакаты звёзд НБА, покрытие изрядным слоем пыли, висели на своих местах. Когда Джош зашёл в комнату по телу Коби Брайанта, чей плакат украшал дверь, пошла волна и сложилось обманчивое впечатление, что баскетболист ожил и поразил кольцо трёхочковым броском. Возле кровати, куда плюхнулся Джош, стоял компьютер, ему было всего три года, но на фоне новенького планшета, который парень привёз с собой, он выглядел настоящим динозавром.
    Ему необходимо было найти хоть какую-то незначительную зацепку, дающую дальнейшую почву для размышлений. Интуиция никогда не подводила Джоша, и он был на сто процентов уверен, что в комнате Джона есть вещь, как-то связанная с его исчезновением. Перерыв шкаф, выпотрошив все ящики комода, даже заглянув под кровать, он ничего не нашёл. Вещи, хоть как-то связанной с теми событиями, в комнате не было. Метаясь из угла в угол, Джош, пытался сосредоточиться, но ему мешало назойливое урчание в животе. Полдня парень и крошки во рту не держал. Нужно было срочно подкрепиться.
- Мам,  я схожу за замороженной пиццей.
    Спрашивать у матери «Что будет на ужин?», было пустой тратой времени, так как они только сегодня переехали в новый дом и никакой еды с собой не взяли, да и какая могла быть еда, если им с трудом удалось засунуть все сумки и чемоданы в машину.
- Хорошая идея, дорогой! Можешь взять ключи от моей машины, - прощебетала Клэр из гостиной, продолжая вытаскивать вещи из чемодана и аккуратно раскладывать на диване.
    Первоклассную замороженную еду продавали в магазине «Rotting Hill», и самый короткий путь к нему лежал через третью улицу, но там жил Сэм Саммерс, а с этим болваном Джошу совсем не хотелось пересекаться, и поэтому он решил пройти по второй улице, а потом по Маркет стрит чуть-чуть спуститься вниз. Пришлось сделать небольшой крюк, но зато безопасно. Джош не стал брать мамину машину, идти было недалеко, а проветрить мозги сейчас было просто необходимо. Вторая улица особо не обдувалась ветрами, а вот на Маркет стрит пришлось натянуть капюшон посильнее.
    Когда он вышел из магазина, стало смеркаться, но на второй улице было светлее, чем днём. Красивые неоновые вывески пестротой красок завлекали и манили посетителей, рождественские гирлянды висели на дверях, мигая разноцветными звёздочками, лампочками. В морозном воздухе чувствовалась атмосфера праздника. Местные жители позаботились о том, чтобы дух Рождества проник в их дома уже в начале декабря.
    Джош вернулся домой, когда совсем стемнело. Набив живот горячей пиццей, он решил ещё раз просканировать комнату. Может быть, он что-то упустил. Обшарив все углы, парень обессилено рухнул на кровать. «Возможно, я переоценил свои силы?», «Что, если мы зря тащились в Розвелл?» мысли комариным писком сверлили ему мозг. Перевернувшись на другой бок, он посмотрел в окно. На улице не прекращался снегопад, ветер завывал и просился в дом. Наслаждаться лёгким кружением снежинок парню помешало слабое свечение, исходившее от стены возле окна. Едва заметные лучи зелёного света мигали в темноте. Точно такие огоньки он нашёл за шкафом, под кроватью и на плакате, где Кармэло Энтони, совершая невероятный финт, обходит защитника. Скромняга Джон решил закатить фосфорную вечеринку у себя в комнате, когда матери не было дома? Едва Джош представил себе тихого и робкого длинныша, перемазанного фосфором, как его разобрал дикий смех. Разбрызганный по всей комнате фосфор как-то слабо вязался с исчезновением Джона, но идея о зелёном свечении заинтриговала парня, и он не стал её списывать со счетов.
 
8
 
    Сам того не ведая, своим появлением Джош вдохнул новую жизнь в депрессивные будни Сэма. Бесконечные рассуждения о прошлых годах прекратились. Теперь у рыжеволосого парня появилась конкретная цель – выяснить причину приезда семьи Холидей в Розвелл. По возможности узнать, что ему известно об исчезновении Джонни. Думать, что этот парень просто так поселился в доме своего друга, было верхом идиотизма. Но вся проблема заключалась в том, что Джош – крепкий орешек. Втереться к нему в доверие - задачка не из лёгких, но ради лучшего друга попытаться стоит.
    Дождавшись вечера, Саммерс направился к Джошу. Только после третьего звонка дверь открыли. На пороге стоял Джош. Он смотрел сквозь Сэма, словно у того была здоровенная дыра в голове.
- Привет, Джош! Нам нужно поговорить.
- С чего вдруг? – начал строить из себя дурачка зеленоглазый парень
- А с того, - настаивал Сэм, - что ты не случайно сюда приехал! Такие типы как ты просто так ничего не делают!
- Твои дедуктивные способности впечатляют, Сэмми, – поддевал его Джош, - оказывается не всё так запущено.
    Сэм понимал, что терпеть подколы Джоша по поводу его примитивного мышления и крошечного мозга, придётся ещё очень долго, но его это не волновало.
- Тогда я пройду? Здесь не лучшее место для разговора.
- Дело твоё, но хочу тебя сразу предупредить, что я не знаю, где находится Джонни.
- Но у тебя имеются предположения, ведь так?
- Может и так, а может, и нет, – продолжал раздражать Сэма Джош, - хотя прошлым вечером я на кое-что наткнулся в его комнате.
    Они поднялись в комнату Джона. По дороге Сэм окинул взглядом дом Ламбертов, и пришёл к выводу, что рокерам, жившим по соседству, не удалось устроить здесь пенную вечеринку, славившуюся на всю округу. Подойдя к плакату с Кармело Энтони, Джош спросил:
- Ты его видишь?
- Вижу, как Кармело Энтони делает финт.
- Да не Кармело! - Джош начинал терять самообладание. – Слабый зелёный огонёк? Я думаю, что кто-то недавно разбрызгал в комнате фосфор. Всё-таки в дом Ламбертов наведывали…
    Сэм прервал его на полуслове. Как гром среди ясного неба для него прозвучали слова Джоша. Подскочив с кровати, он подлетел к стене, чуть не сбив зеленоглазого парня с ног.
- Покажи пальцем, где именно этот  огонёк!
- Вот здесь, - Джош ошарашено смотрел на обезумевшего Саммерса.
- А теперь проверим твои предположения!
    Сэм поднёс руку к тому месту на плакате, куда показал Джош и начал ждать. Через некоторое время ладонь стала согреваться. Тепло окутывало кожу, плавно передаваясь кончикам пальцев. Сэма накрыло с головой то спокойствие, о котором он совершенно забыл. Чувство мимолётного блаженства, охватившегося его пару лет назад, стало постепенно возвращаться.
- Я и предположить не мог, что это возможно!
- Что? Что ты узнал?
- Это точно не фосфор, - ответил Сэм. - Думаю, ты мне не поверишь.
- Выкладывай.
- В общем-то, это частицы, - пытаясь подобрать нужные слова, замямлил Саммерс, - как бы помягче сказать… в общем, инородного тела.
- Чего? Чего? Инородного тела, - начал смеяться Джош. Схватившись за живот, он сполз по стене на пол, ещё громче смеясь, пока из глаз не потекли слёзы.
- Я же говорил, что ты мне не поверишь, -  развёл руками Сэм.
- Инородного тела, - стирая слёзы с лица, повторил зеленоглазый парень.
- Если ты успокоился, могу рассказать, какому именно предмету они принадлежат.
- Я весь во внимании, мой юный фантазёр, - улыбался Джош.
    Два года назад на школьном пустыре я нашёл странную коробку. Обычная, ничем не примечательная коробка. На её грани были нанесены какие-то иероглифы, а на одной из сторон - рисунок. Помню, мы тогда ещё спорили, что именно изображено на рисунке. Сошлись в едином мнении, что это древний шаманский посох, направленный к солнцу. Хоть я и нашёл эту вещицу, но долго её в руке не держал. Джонни попросил отдать её ему на время. Он, таким образом, хотел подкатить к одной девочке, дочери археолога, сильно нравившейся ему. Отличный способ завести знакомство с девушкой через отца. Но вот что мне запомнилось: пока я держал коробку в руке, она изменила форму, подстроившись под каждую линию моей ладони. Стала настолько приятной и удобной, что с ней не хотелось расставаться. Тонкое зелёное свечение, исходившее от её поверхности, наполняло теплом ладонь. К сожалению, дальнейшая судьба мистической коробки мне неизвестна. Я тогда уехал к бабушке в Огайо, а когда вернулся, мои лучшие друзья исчезли из моей жизни, а теперь можешь продолжать смеяться.
- Как ты догадался, что это не фосфор? – заинтересовался Джош.
- А ты прижми ладонь к огоньку и подожди несколько минут, сам всё поймёшь.
    Джош подошёл к плакату и прижал его рукой к стене. В таком положении он простоял около пяти минут, но ничего похожего на убаюкивающее тепло не ощутил.
- Я ничего не чувствую, - равнодушным голосом произнёс Джош.
- Значит, оно на тебя не действует!
- Допустим, ты прав, и что нам теперь делать?
- Из всех тех, кто знал о дальнейшей судьбе мистической коробке, остался только Майк! Надо найти Майка!
- Но мы не в курсе, где он живёт.
- К сожалению, да, - согласился Сэм.
 
9.
 
    Тэрри и Лори возвращались домой. В магазине одежды, где они провели перед зеркалом несколько часов подряд, им ничего не приглянулось. Свернув на Мидл авеню, Лори рассказала подруге, что её продолжают преследовать пугающие сны. Сегодня она видела Джона. Продираясь сквозь густые заросли бамбука и можжевельника, он уходил вглубь джунглей. Его бледное тело было исписано загадочными рисунками, на шее висели массивные бусы, а голову украшали большие перья неизвестной птицы. Сосредоточенный взгляд внимательно изучал сломанные ветви деревьев. Дав знак рукой двум индейцам, сопровождающим его, Джон остановился и принюхался к земле. Внезапно тишину прорезал душераздирающий крик, напоминающий улюлюканье, и парень, как торпеда, понёсся вперед. Индейцы, поддерживая его ответным улюлюканьем, ринулись вслед за вожаком, которым видимо был Джонни. Теперь она была абсолютно уверена в том, что голос, сопровождавший её во время путешествия по подземелью, принадлежал Джону.
    Проходя мимо дома Ламбертов, Лори снова увидела одинокий слабый свет на втором этаже. «Это уже становится совсем не смешно!» - подумала девушка.
- Тэрри, видишь, у Ламбертов свет горит? – изрядно нервничая, произнесла девушка.
- Хватит уже изводить себя, подруга, - сказала Тэрри, - сейчас я позвоню в дверь, и мы покончим с этой неразберихой.
    Год назад Тариша Эванс вместе с семьёй переехала из Бруклина. В школе, где училась Тэрри, все поголовно ходили с оружием, а после уроков толкали на улице наркоту.  Она привыкла выяснять отношения с помощью кулаков. Не редко приходя домой с синяками, девочка с гордостью рассказывала родителям, как они в очередной раз дали отпор соседнему гетто, показав кто здесь хозяин. Бывали случаи, что её отцу звонили из полицейского участка, и просили забрать Таришу. Родители понимали, что такой образ жизни может плачевно закончиться для их дочери. Так и произошло. Однажды в пылу местной разборки Тэрри получила пулевое ранение в ногу. Когда мистер и миссис Эванс узнали об этом, они чуть сознание не потеряли, а затем принялись подыскивать тихое спокойное место для дочери, где уличные драки являются редкостью, а в школу никто не ходит с оружием. Так они оказались в Розвелле.
- Да, чем могу помочь? – мило улыбаясь, спросила Клэр Холидей.
    Наступила немая пауза. У Лори отвисла челюсть, словно в дверях она увидела приведение. В каком-то смысле это было правдой, так как дом Ламбертов пустовал уже два года, и никто не думал, что однажды там кто-то поселится. Тэрри же наоборот не растерялась, а спросила:
- Собственно говоря, вы кто такая?!
- Ой, извините, забыла представиться. Я Клэр Холидей. Так чего мы стоим, проходите в дом, там тепло.
    Тэрри посмотрела на подругу. Лори продолжала стоять в оцепенении, где-то в глубине души она хотела отговорить подругу заходить в дом, но не смогла вымолвить и слова, поэтому невольно подчинилась.
    Пока миссис Холидей рассказывала девочкам, почему они переехали именно в этот дом, про своего сына, на которого благоприятно действует Розвелл, Джош с Сэмом ломали голову, как связаться с Майком.
- Может попробовать его поискать по телефонному справочнику? – предложил Сэм.
- Можно, но там будет тысяч тридцать Майклов Бёртонов, разбросанных по всем штатам.
-  Тогда надо поискать родственников. Может в Розвелле или Сильвер Лейке у него кто-то остался.
- Неплохая идея.
    Только они собрались взяться за поиски родственников Майка, как из гостиной раздался голос Клэр: «Джош, спустись вниз, у тебя гости!» «Какие ещё нахрен гости? У меня в Розвелле нет друзей!» - чертыхался про себя Джош.
    Тэрри внимательно слушала рассказ миссис Холидей, в то время, как Лори пыталась вспомнить откуда она знает сына Клэр. «Джош, Джош, Джош», - прокручивала в голове его имя девушка, но когда в гостиной появился Джош, все сомнения разом отпали. В маленьком, щупленьком парне она узнала мальчика, который однажды спас ей жизнь. Тогда все средства массовой информации трубили о Джоне Ламберте, а имя Джоша упоминали вскользь, однако это ничуть не приуменьшало  его заслуг в глазах Лори.
- Лори привет! Рад тебя видеть! – весь просиял Джош.
- Джош Холидей! Не может этого быть! Тот самый Джош Холидей!
    Лори подошла к невысокому зеленоглазому парню и крепко его обняла. Её длинные шелковистые волосы так приятно пахли жасмином, что парень не хотел выпускать девушку из своих объятий.
- Стоп, стоп, стоп! – вмешалась в их идиллию ничего не понимающая, Тэрри. – Что происходит, подруга?
- О, Тэрри, познакомься, это Джош – парень, спасший мне жизнь! - широко улыбаясь, ответила Лори. – Точнее один из них.
- Кстати, нам надо поговорить насчет второго спасителя, - предложил девушкам подняться в комнату Джона зеленоглазый парень. Сэм поплёлся, как хвостик, вслед за ними, на него так никто и не обратил внимания.
    Когда они поднялись наверх, Джош вкратце рассказал о том, как продвигается расследование, а Лори рассказала о своих странных снах и голосе, звучащем в них,  и, несомненно, принадлежащем Джону.
- Вот теперь думаем, как найти Майка, - сказали парни.
- А в фейсбук зайти не судьба, гении? – предложила Тэрри.
- Во блин, столько сложных вариантов перебрали, а о самом простом способе забыли!
    О том, что они собирались сейчас перевернуть верх дном весь Розвелл в поисках родственников Майка, парни промолчали, чтобы не выглядеть круглыми идиотами в глазах девушек.
- Забивай в поисковике, а я по фотографии быстро определю нашего Майка. Надеюсь, он не сильно изменился за два года.
    Джош включил планшет и быстро зашёл в сеть. Поиск выдал две тысячи Майклов Бёртонов. Сэм предложил ему ввести в графу «Родной город» - Розвелл, и результат показал трёх человек. Нажав на нужного парня, ребята оказались на его странице.
- Посмотри, если ли скайп? – сказала Лори.
- Бинго!
- Давай, звони уже, - торопил его  Сэм.
    На экране высветилась маленькая фотография, на которой Майк обнимал какую-то светловолосую девушку. Казалось, что гудки будут длиться вечно, но вскоре на экране показалось недовольное лицо Майка. Увидев Сэма, он сразу расплылся в широкой улыбке.
- Кого я вижу! Рыжик-пыжик!
- Привет, Майки! Сколько лет сколько зим.
- А это кто с тобой? – Майкл показал на три физиономии, любопытно заглядывающие в объектив.
- Это Лори со своей подругой Тэрри, - Сэм замялся, не зная как представить Джоша. К такому судьба его явно не подготовила, - а это Джош!
- Что??? Тот самый пс…
- Да, тот самый псих, которого вы боялись, как огня, - оборвал на полуслове Майкла зеленоглазый парень, - я тоже рад тебя видеть, Майк!
- Слушай, Майки, - срываясь на свист, затороторил Сэм. – А что это за девушка с тобой на фотографии?
- Узнаю прежнего Сэмми, - засмеялся Майк, - это моя сестра Дженни О’Корнел.
- Та самая Джейн… твоя сестра! Не может быть! - сильнее распалялся рыжик, а за частым свистом уже сложно было разобрать отдельные слова, - ты меня разводишь!
- Мы набрали тебя не ради пустой болтовни, - отодвинув на второй план потерявшего контроль над собственными чувствами Сэма, вмешался Джош.
- Тогда что вам от меня нужно?
- Мы знаем про мистическую коробку, и что последним кто её видел, был ты, Майкл! – звучал стальной голос Холидея, - нам нужно её найти!
    Слушая Джоша, Майк вспомнил бледное, как полотно, лицо Джейн. Как она шла по школьному коридору, едва перебирая ногами, ещё секунду и упадёт в обморок. Картинка сменилась, и они уже у Джейн дома. Она, еле сдерживая слёзы, рассказывает ему об исчезновении родителей: сначала отца, а потом матери. Коробка заполняет ослепительным зелёным светом гостиную, засасывая девушку в свою боковую грань. Стены содрогнулись, а на голову Майку падает приличных размеров балка, оторвавшаяся от потолка. Потом они закапывают коробку на пустыре, но, вероятно, от неё так и не удалось навсегда избавиться.
- Вы чё спятили? – изменился в лице Майк. – Вы себе хоть представляете куда лезете?
- Не горячись, Майк, - стараясь успокоить друга, мягко заговорил Сэм, - она не действует на Джоша! Мы проверяли!
- Это полная чушь! Такого быть не может! Эта дьявольская штука забрала жизни четырёх человек, мы едва смогли вырваться из её кровожадных когтей! Дженни до сих пор проходил курс реабилитации в здешней больнице!!! – Майк брызжил слюной, заливая экран монитора, руки дрожали, а глаза налились кровью. – Она расправится с вами также быстро и легко,  как с родителями Джейн в своё время, придумав для каждого свой персональный сюрприз!!!!
- Просто скажи, куда ты её спрятал, - совершенно не обращая внимания на свихнувшегося
Бёртона, гнул своё Джош.
- Мы закопали её на школьном пустыре, но не вздумайте её искать! Уж тем более раскапывать! Сэм, скажи им, чтобы они не делали этого!
- Майки, но она связана с исчезновением Джона… нашего Джонни, - опустил голову рыжик.
- СССЭЭЭЭЭМММММММ!
    Джош отключил скайп, не желая больше наблюдать обезумевшего в корень Майкла. «Да уж, зрелище не для слабонервных» -  сказала Лори. «Сэм, у твоего друга явные проблемы с головой», - заключила Тэрри.
- И что нам теперь делать? – спросил побледневший Сэм.
- Искать на пустыре, коробку, - отчеканил Джош. Он был непоколебим.
 
10.
 
    Майки целый вечер не мог успокоиться. Прошлое с тройной силой накрыло его. Только он начал строить новую счастливую жизнь, не спеша кирпичик за кирпичиком, как появился Сэм, желающий найти Джона. Всё, к чему он стал привыкать в Оклахоме, полетело в тартарары! Теперь он обязан защитить Сэма от опасности, как раньше защищал от жирной туши Бена Козлински, но по сравнению с этой дьявольской коробкой Козлински казался невинной угрозой. Необходимо  срочно возвращаться в Розвелл, и придумать, как соврать об этом родителям?
    Как утаить от Дженни, мирно спящей сейчас в соседней комнате, что мистическая коробка снова всплыла в его жизни? Уставившись в потолок, Майк ничего путного не мог придумать. Ему несказанно повезло, что когда он кричал по скайпу, Дженни находилась в больнице и ничего не слышала. Весь вечер Бёртон прорабатывал план действий, а ночью вытащил из шкафа рюкзак, и начал собирать вещи. Он точно не знал, насколько уезжает, если Сэм и его новые друзья окажутся разумными людьми, то день максимум, а если нет, то поездка точно затянется недели на две, а может и больше.
    Оклахому и Розвелл разделяло два штата, что тоже играло на руку Бёртону. Дня через два он уже будет в Розвелле. Он был серьёзно настроен, но мысли о том, что ребят не удастся переубедить, продолжали лезть в голову. На утру, ничего не сказав Дженни, Майк уехал.
 
11.
 
    Общая беда сплотила Джоша и Сэма. Они не стали хорошими друзьями, но хотя бы начали нормально общаться без обид и обвинений. Пришлось смириться, что неожиданно в их идеи  были посвящены Лори и Тэрри, но продолжать вместе с ними поиски Джона было невозможно. Джош не понаслышке знал, что рано или поздно девушки окажутся лишним балластом, который утащит их всех на дно. Взяв с собой лопату и ледоруб, принесённый Сэмом из дома, они вышли на улицу, где их поджидали Лори и Тэрри.
- А мы уже вас заждались, - улыбнулась Лори.
- Послушайте, - начал сложный разговор Холидей, - это не романтическая прогулка под звёздами. Здесь не будет поцелуев и глубоких вздохов - только опасность.
- А теперь послушай меня, сынок, - парировала Тэрри. – Уж не знаю, каких ты книжек начитался про опасность, но я до пятнадцати лет сталкивалась с ней постоянно, поэтому лучше не зли меня!
- Просто ещё раз подумайте, прежде чем принимать решение, – посоветовал Сэмми.
- Мы уже всё решили, - не смутилась Тэрри, - идём, подруга!
    Дальнейший путь по Мидл авеню они шли раздельно. Парни впереди, а девушки сзади. Лори сомневалась, а стоит ли действительно лезть туда, куда не следует? Судя по фильмам, которые она просмотрела в огромном количестве, поддавшись однажды соблазну прикоснуться к чему-то запретному главный герой, в конечном итоге всегда оказывался в полной жопе.
    Пустырь, находившийся за школой, задыхался под толстым слоем снега. Джош остановил всех и закрыл глаза. Своим умением сканировать территорию он пользовался редко так, как удобной возможности не подворачивалось. Один раз с помощью него он проник в сон Джона, показав ему, где Дэвид прятал Лори, и несколько раз вдоль и поперёк сканировал дом Ламбертов, скорее в качестве разминки. Вот и сейчас пустырь визуально разделился перед ним на маленькие квадраты, показав, где нужно искать коробку. Сделав жест рукой, он произнёс: «За мной». Он выглядел уставшим, а ярко-зелёным глаза поблекли. Слегка пошатываясь, Джош пошёл вперёд. Снег проваливался под ногами, мешая идти. Ребята буксовали, как старый крайслер мисс Паттерсон, с трудом продвигаясь к цели. Подойдя к дереву, куда направлял их Джош, они ощутили, что снег едва доставал до щиколоток. «Мы ещё не на месте», - прошептал Холидей. Дорога его явно измотала. Остановившись между двух сосен, росших прямо напротив школы, он плюхнулся на снег.
- С тобой всё в порядке? – заволновалась Лори.
- В полном, - прислонившись спиной к могучему стволу и подняв глаза к голубому морозному небу, выдохнул Джош. – Начинай, Сэм.
- Ты уверен, что здесь?
- Да! Бьюсь об заклад, что твой дражайший друг не случайно выбрал это место. Здесь коробку точно никто не найдёт, и бульдозеру, по несколько раз в неделю перепахивающему пустырь, до неё не дотянуться.
    Сэм с силой ударил ледорубом в промёрзшую землю, но, получив болезненную отдачу, не подал вида. Взявшись для надёжности двумя руками за ледоруб, он сделал второй удар, потом третий, пока толстая кромка льда не рассыпалась на кусочки.
- Дальше земля будет мягче. Уверен, что после твоего прикосновения к стене, эта дрянь пробудилась ото сна и с новой силой прогрела землю.
    И, действительно, ледоруб больше не понадобился, земля стала податливой, поэтому копать было одно удовольствие. Вскоре из земли показалась правая грань коробки, именно та, на которой отразилось изумление Джонни. «Эйй, идите все сюда!» - радостно закричал Сэмми. Пока он работал не покладая рук, Лори с Тэрри валялись в снегу, визжа от удовольствия, а Джош периодически отключался на несколько секунд. Все сгрудились возле ямы, пристально разглядывая мистическую коробку.
- Ну что? Кто первый хочет познакомиться с ней? – усмехнулся Джош.
- Дайте мне, - протянула руку Тэрри
    Конечно, Тэрри, а кто бы ещё осмелился. Зажав коробку в ладони, она почувствовала невероятный прилив сил. Словно появились крылья, которые с лёгкостью донесут её до родного Бруклина за пару секунд.
- Ваауууу. Какая она клёвая! – загорелись глаза у Тэрри.
- Так хватит, - обломал кайф зеленоглазый парень, - Теперь твоя очередь, Лори!
    Тариша нехотя отдала коробку любимой подруге. Ухватив кое-как дрожащей рукой, Лори едва не уронила её в снег, но потом дрожь прошла. Ей на мгновенье показалась, что сейчас она держит младенца, а вовсе не коробку, такой тёплой она была.
- Ну что насладилась? Давай её мне, - холодно сказал Джош, - Сэмми итак с ней знаком, поэтому обойдётся без дружеских рукопожатий.
    Все хором рассмеялись, тем самым разрядив напряжённую обстановку, возникшую между Таришей и Джошем. Тэрри явно не понравилось, что коробка останется у него. Ведь этот хлюпик совсем её не заслужил, но неожиданно у неё перед глазами возникло безумное лицо Майкла, и желание ругаться из-за какой-то коробки отпало.
 
12.
    Всю ночь Джош посвятил изучению мистической коробки, нагло сожравшей столько людей, а может вовсе не сожравшей? Возможно было что-то совершенно другое? Практически вся информация, услышанная от Сэмми, подтвердилась. Посох, направленный к солнцу, присутствовал на одной из сторон, но вместо иероглифов на гранях коробки были изображены маски людей, попавших в ловушку. Одна из них принадлежала Джонни.
    Вот только никакого тепла Джош не ощущал. Он вертел коробку со всех сторон, но даже намёка на зелёный свет не возникло. Словно он скукожился глубоко внутри и не желал выходить. Коробка в его руке оставалась просто коробкой, холодной, твёрдой и безжизненной.
    Отложив её в сторону, он включил планшет и начал искать хоть какую-то информацию в сети. По названию выскочило много ссылок, но большинство принадлежало питейным заведениям и ночным клубам. «Какой дебил придумал назвать ночной клуб коробкой да ещё в Нью-Йорке?» - плевался Джош. Некоторые сайты были посвящены поэтическим произведениям. Например, знаменитый поэт Джейк Хэммон приглашает всех поклонников его таланта на поэтический вечер, который состоится в пятницу вечером в кафе «У моря», среди популярных стихов прозвучит и его новое стихотворение «Коробка». Встречались сайты служб доставки, быстро и надёжно доставляющие коробки любых размеров.  «С вас коробки - с нас авто!» Рекламный слоган привёл Джоша в полный восторг. «С вас коробки - с нас авто!» - повторил он несколько раз, едва сдерживая смех, так как на часах уже было два часа ночи, а будить Клэр не хотелось.
    Отчаявшись найти хоть что-то путное, Джош уже собирался выходить из сети, но любопытство заглянуть на двенадцатую страницу взяло вверх. И первая же ссылка сразу привлекла внимание «Загадочная коробка найдена в нескольких штатах. Очевидцы утверждают, что она внеземного происхождения!», а ниже шли ссылки на разные новостные каналы. «Загадочная коробка найдена в Техасе. Рано утром шестого августа, фермер отправился доить коров и наступил на что-то странное. Ниже прилагалась картинка. К глубочайшему сожалению Джоша, коробка с картинки была абсолютно не похожа на ту, которая сейчас лежала у него на тумбочке. Тоже самое, ожидало коробку, найденную пожилой женщиной в Далласе, и коробку, найденную автослесарем в Детройте. Все они были то больше, то меньше, то шире мистической коробки, найденной на пустыре. Отложив планшет в сторону, Джош уснул. Часы показывали половину шестого.
 
    Не спалось этой ночью и Тарише. Ей очень хотелось увидеть коробку ещё раз, подержать в руке, почувствовать тепло, которого оно ни разу до этого в жизни не ощущала и не понимала. Ведь, по сути, вся её жизнь в Бруклине заключалась в ежедневном выживании в этих каменных джунглях, в бесконечных доказательствах своей силы и крутости, а порой так не хватало простого человеческого тепла. Безусловно, такая жизнь ей сильно нравилась, и она не задумывалась, что может быть иначе, пока не переехала в Розвелл.
    Здесь она подружилась с Лори - девушкой, слепленной совершенно из другого теста. Бруклинские подруги сказали бы про неё, что у этой куклы всё было с самого рождения, поэтому она всегда такая ухоженная и стильная. Ей не нужно выживать, как нам, что-то доказывая в этой жизни, но Тэрри знала, что Лори, несмотря на внешнее сходство, сильно отличается от кукол из богатых семей.
    Всё в её жизни переменилось, стало слишком тихо и спокойно, от такого спокойствия Тэрри просто выворачивало наизнанку. Даже, проводя с Лори время в «Mister Burger» или примеряя в «Two sisters Ltd» очередное платье, ей хотелось зевать. Не потому что с Лори скучно, наоборот очень даже весело, просто она привыкла к совершенно другому ритму жизни, и выбить из неё эту привычку будет не так просто.
    Поиски Джона оживили темнокожую девушку. Тэрри многое бы отдала, чтобы ещё разочек окунуться в авантюру, поэтому от путешествия она многого ждала, а чувство опасности только подогревало кровь. Ей хотелось познакомиться с Джонни, но больше всего ей сейчас не хватало, ни бруклинских подруг, ни Лори, а мистической коробки. Сильное желание просто обжигало руки.
 
13.
 
    Джоша разбудил звонок в дверь. На пороге стоял Сэмми. Зеленоглазый парень уже хотел прогнать Саммерса, пришедшего к нему в такую рань, но настенные часы, висевшие на кухне, пробили два часа дня. Они поднялись в комнату, ставшую командным штабом.
- Ты узнал что-то новое? – поинтересовался Сэм.
    Он не сводил глаз с коробки, лежавшей на тумбочке. Она ожила, отвечая на его внимание слабым зелёным свечением. Притягивала к себе, желая завладеть Сэмом до последней частицы, до последней капельки жизни.
- В сети ничего нет! Только дурацкие объявления и творческие вечера. Хотя я набрёл на несколько сайтов, утверждающих, что местные жители Далласа, Техаса и Детройта нашли вещи внеземного происхождения, но новость оказалась пустышкой.
- Почему?
- Коробки, найденные в этих штатах, не похожи на нашу.
    Их размышления прервал звонок в дверь. «Явились, не запылились!» - подумал Джош, глядя на девчонок, стоящих на улице. При других обстоятельствах он был бы несказанно рад появлению Лори в его доме, но не сейчас. И, тем не менее, они пришли.
- Нам нужна помощь эксперта, - прислонившись к большому шкафу, стоящему в углу, предложила Тэрри.
- Да, но единственный археолог Бен О’Корнел сгинул, или вы забыли?
- Сэм, ты видимо недостаточно хорошо знаешь жителей Розвелла, - снисходительно посмотрела на него Лори, - к нам недавно переехал один довольно известный археолог Дэйв Болл.
- Как его найти? – заинтересовался Джош
- На пересечении второй улицы с Мидл авеню.
    От слов Лори по телу Сэма побежали мурашки. Он вспомнил дом, окружённый со всех сторон деревьями. Из-под густой листвы была видна только входная дверь. Дом, не пропускающий в свои окна солнечный свет, казался заброшенным и мрачным. И меньше всего Саммерсу хотелось туда идти.
- Отличное предложение, девчонки, но нам также стоит заглянуть в библиотеку. Там всегда может подвернуться что-нибудь любопытное.
- Я пойду в библиотеку! – вскрикнул  рыжик.
    Ребята вздрогнули от неожиданности и озадаченно посмотрели на Саммерса. Рыжик был готов пройти полмили до ближайшей остановки, потом столько же проехать на автобусе, лишь бы не видеть дом археолога.
- Хорошо, тогда Сэм с Таришей наведаются в библиотеку, а мы с Лори навестим археолога.
 
14.
 
    К входной двери археолога был приклеен листок бумаги, на котором кривым почерком было написано «Вход со двора». Обойдя дом, они подошли к небольшому крыльцу. Джош нажал на кнопку звонка. Его пронзительная трель смешалась с шумом приближающихся шагов.
- Чем могу помочь?
    На крыльцо вышел коренастый мужчина в синем халате. Его загорелое лицо расплылось в улыбке, а за толстыми стёклами очков бегали маленькие хитрые глазки. Держа руки за спиной, археолог внимательно смотрел на нежданных гостей.
- Здравствуйте, меня зовут Джош, а это Лори, - слегка замялся Джош, - то есть Глория. Мы бы хотели проконсультироваться по поводу одной вещи.
- Значит, вы пришли по адресу, - улыбка археолога стала ещё шире. – Проходите в дом.
    Они оказалась в просторной гостиной. На полках стояли керамические сосуды, глиняные статуэтки, маски. Осколок неизвестного минерала, по внешнему виду напоминающий зелёный сланец, лежал на высокой тумбочке.
- Дайте взглянуть, что вы там принесли.
    Болл жадно протянул руки к  Джошу, предвкушая встречу с новым экспонатом. Холидей вытащил коробку из кармана и передал её археологу. Дэйв достал щётку и начал старательно смахивать пыль со стенок коробки. Включив настольную лампу, он вытащил из ящика стола лупу и поднёс коробку под её большую линзу. «Придётся пару минут подождать» - растягивая каждое слово, как мятную жвачку, сказал Дэйв, жестом пригласив посетителей присесть на диван.
    Посмотрев по сторонам, ребята пришли к выводу, что на восемьдесят процентов дом Болла состоит из археологических находок, которым самое место в музее. Сразу видно, что хозяин дома бывает в частых разъездах, и дом использует только в качестве временного перевалочного пункта.
- Ребятки, боюсь, мне нечего вам сказать, – покачал головой археолог, снимая очки.
- Как нечего? – раскрыл рот от удивления Джош.
    Он посмотрел на Лори, подскочившую с дивана и прибывавшую в таком же шоке, как и он. Вряд ли ребятам в библиотеке что-то удастся найти. Ему не хотелось верить, что единственная ниточка оборвалась и придётся всё начинать с нуля.
- Но Бен О’Корнел нам рассказывал, - опустилась на диван расстроенная Лори, - рассказывал, - её голос дрожал. – Что эта вещь являлась порталом в иной мир. Мир, где навеки поселились ушедшие из жизни мудрецы. С её помощью поддерживалась связь и многие секреты, становились доступными и понятными всем жителям племён.
- Бен, старый добрый Бен, - вздохнул археолог, протирая очки, - Он был хорошим археологом, но любил придумывать различные небылицы, убеждая в этом остальных, особенно если находка ему очень нравилась. Видимо, ваша коробка пришлась ему по душе.
    Джош и Лори поняли, что в доме археолога их больше ничего не держит и уже собиралась уходить, как Дэйв подозвал их к себе.
- Видите этот посох?
- Да, - с надеждой произнесли ребята.
- На нём имеется запись на древнегреческом языке, которую можно перевести, как «раскрой свои объятия заблудшим душам».
    Джош достал телефон и быстро записал фразу, произнесённую Дэйвом Боллом. Найдя в контактах номер Сэмми, он отправил ему сообщение.
 
15.
 
    Битый час Тариша и Сэм, зарывшись в книги об археологии, словари и научные труды светил науки, пытались найти хоть что-то указывающее на их коробку, но впустую. В истории встречались случаи, связанные с появлением волшебных коробок и в жизни простых бедняков, и даже царей.
    Тариша думала о том, как сейчас, на другом конце города, своими грязными грубыми руками ненаглядную коробку лапает археолог, пыхтя от удовольствия. Картинка была настолько яркой, что она не могла сосредоточиться на поисках, изредка поглядывая на Сэма, перелистывающего страницы очередного увесистого томика. «А он симпатичный - невольно улыбнувшись, подумала она, - мне ещё не доводилось встречаться с рыжеволосым бледнокожим парнем. В Бруклине, узнав об этом, все друзья приняли бы меня за сумасшедшую, но их сейчас нет рядом, поэтому к чёрту!».
- Как продвигаются поиски? – придвинувшись поближе к Сэму, спросила Тэрри, - что-нибудь нашёл?
- Нет, вообще ничего, - смущённо опустил глаза Сэмми.
     «Он не только милый, но ещё и стеснительный, - сделала вывод Тариша, продолжая ласково посматривать на рыжика, - надеюсь, эта скромность не помешает ему сделать ответный шаг навстречу своему счастью». Она тихо захихикала, и это заметил Сэм, он уже хотел спросить, что её так рассмешило, но помешало сообщение, пришедшее на телефон.
- Это от Джоша и Лори. Археолог нашёл некую надпись на коробке.
- Они молодцы, в отличие от нас.
- Так, где-то я уже видел эту надпись.
    Он открыл научный труд одного археолога и, перевернув три страницы, стал читать: «Данная надпись встречалась на древних магических предметах, принадлежащих племени Акмехра. Она помогала приоткрывать двери в потусторонний мир. Для совершения обряда необходимо стать вокруг магического предмета и, взявшись за руки, произнести следующие слова «раскрой свои объятия заблудшим душам». И как только мир накроет темнота, двери широко распахнутся, ярким зелёным светом приглашая в свои пленительные объятия, тогда вы познаете совершенно иное измерение чувств!».
- Мы им утёрли нос, - гордо произнёс Сэмми.
- Это точно! – поддержала его Тариша.
 
16.
 
    На втором этаже дома Ламбертов, а ныне дома Холидей, было шумно. Лори разговаривала по телефону с отцом. Тэрри увлечённо рассказывала Сэму какую-то историю из своей жизни. Она хотела, чтобы он наконец-то заметил её симпатию. Джош разглядывал посох, нарисованный на коробке, стараясь увидеть на нем древнегреческую надпись, но ничего не получалось. Видимо не хватало оптики, как у археолога. За окном начало смеркаться.
- Пора, – перед всеми собравшимися объявил Холидей. – Я не знаю, что нас ждёт впереди, но советую ещё раз подумать, прежде чем решиться на такой рискованный шаг.
    Но отступать никто не собирался. Он подошёл к Лори и Сэму. У Лори от волнения дрожала рука, в глубине души она явно сомневалась в правильности своего выбора. Когда собравшиеся взялись за руки и стали вокруг той самой злополучной коробки, комнату наполнил хор голосов, произнёсших «раскрой свои объятия заблудшим душам». Только коробка никак не отреагировала на произнесённую мантру. Они ещё пару минут постояли, а потом разомкнули круг.
- Мы сделали что-то не так, - нарушил тишину Сэм.
- Сэмми, ты просто гений, - подколол его Джош, - как же мы сразу не догадались!
- Стойте, стойте, - остудила пыл разгорячённых парней Лори. Она нахмурила брови, стараясь вспомнить вчерашний сон, - мы должны попробовать без Джоша.
- Кажется, я начинаю догонять, подруга, - раздался из темноты голос Тэрри, - коробка не воздействует на Джоша, то есть выходит, что цепь, по которой перемещается магическое тепло, не замкнута.
- Молодец! – воскликнула Лори.
- Ладно, попробуйте без меня, - отошёл в сторону расстроенный Джош.
    Только ребята взялись за руки, и произнесли нужные слова, как яркая вспышка озарила тёмную комнату, образовав большой зелёный шар, напоминающий мыльный пузырь, надутый великаном, и поглотила ребят.
 
17.
 
     Первые лучи солнца забрезжили на горизонте, освещая белоснежный Индианаполис. Сильный ветер гонял по дороге остатки снега. Майк мчался по трассе, как угорелый, крупинки льда разбивались о стёкла тёмно-коричневой Toyota Camry. Пять минут назад он покинул, ставшую родной за два года, Оклахому и завтра будет в Розвелле. «Только не опоздать, только не опоздать! – причитал Бёртон. – Угораздило же вляпаться ещё раз в это тёмное дело. Пришлось солгать родителям, утаить правду от любимой сестры, которая наверно сейчас не находит себе места от волнения. И всё ради друга детства Сэмми, пытающегося найти Джонни. Бессмыслица какая-то». Всю прошлую ночь он гонялся за Сэмом, но никак не мог его догнать. В последнюю секунду рыжик-пыжик ускользал. «Может этот сон в руку, - предположил Майкл, - кто уже разберёт. Вся моя жизнь пошла под откос. Чему верить? Куда стремиться? Спасти Сэма от беды, а что дальше? Может на этот раз мне удастся избавиться от этой проклятой коробки».
    В это время в Оклахоме Дженни пыталась понять, куда ни с того, ни с сего уехал Майк.
К чему нужна была такая спешка? Почему он ей ничего не сказал? Девушка чувствовала себя брошенной и одинокой. На все попытки выяснить подробности у родителей, она получала уклончивые ответы. Ведь он всегда был рядом. Только по понедельникам, средам и пятницам пропадал на тренировках, но это не в счёт.
    Дженни зашла в комнату Майка. В шкафу не хватало нескольких курток и пар джинсов. Исчез, лежавший возле компьютерного стола, походный рюкзак, который, наверно, весь зарос пылью, так как брат им совсем не пользовался. Не пользовался до вчерашнего дня, а теперь это место пустовало.
    Дженни чувствовала себя обманутой. Скорее всего, были веские причины для отъезда, но её раздражало, что он так с ней поступил. Ещё раз, осмотрев комнату, светловолосая девушка села за компьютер. Необходимо было срочно поделиться своим горем с Молли. Она всегда пользовалась скайпом брата, так как в его камере, она выглядела настоящей кинозвездой. Прежде чем звонить, она просмотрела последние звонки брата. На экране высветился входящий звонок от неизвестного отправителя, позавчера в семь вечера. Забыв про Молли, Дженни решила заглянуть на личную страничку Майка на фейсбуке. Конечно же, у неё был пароль. Тем же вечером, в шесть пятьдесят, к нему заходил некий Джош Холидей. Девушка вспомнила это имя, оно мелькало в газетах, когда Джонни нашёл на озере Сильвер Лэйк пропавшую девочку. «Да, Джош, - продолжала вспоминать Дженни, - Майк мне рассказывал про полоумного друга Джонни, который любил по ночам приезжать к нему в гости. Они тогда прятались дома, стараясь не пересекаться с этим парнем на улице. Майкл говорил, что если человек не дружит с головой, то от него можно ждать чего угодно. Получается, что это как-то связано с пропавшим Джонни. Может этот чокнутый его нашёл? Тогда я обязана увидеть Джона Ламберта!!!»
    Собрав наспех вещи, совершенно не думая, что будет на ней смотреться хорошо, а что не очень, девушка метеором вылетела из дома, по пути налетев на стол с посудой. Через десять минут она уже неслась по трассе. Дженни больше не думала о брате, все её мысли были заняты Джоном. Тем самым Джонни, который просил пакетик сахара, вместо того, чтобы пригласить её на свидание!
 
18.
 
    Ребята провалились в темноту. Пугливо озираясь по сторонам, возле себя Тэрри услышала недовольное бормотание Сэма. «Значит с ним всё в порядке, - облегченно вздохнула она.
- Лорииииии! – орала Тариша во всю глотку. – Ты где? Ты жива?
- Я в порядке, - успокоила подругу Лори.
- А где Джош? Псих!!! Ты где?
- Джош! Отзовись!
    Позади Тэрри, Сэма и Лори что-то начало шевелиться. В темноте раздался хруст коленных суставов, словно кто-то поднялся с холодного пола. Джош, это ты? – Ребята отступили назад. – Это я! Псих, с вами! – Джош, коробка у тебя? – У меня, но я тебе её не отдам. - Отдай! Ведь только я знаю, куда нам идти. Несколько минут он поколебался, а потом отдал коробку Лори. Тьму озарил яркий зелёный свет, исходящий от коробки. Проявились очертания длинного коридора и узких стен.
    Вытянув коробку вперёд, как Данко пылающее сердце, Лори двинулась в путь. В этом подземелье ей всё было знакомо, словно она вернулась в свой сон, но теперь могла управлять им по своему усмотрению. Сэм и Тэрри медленно шли за ней. Джош не обращал внимания на ребят, внимательно изучая мир, в котором оказался. Он был доволен, что переезд в Розвелл не был напрасным. И сейчас они с каждым шагом приближались к Джонни Ламберту.
- Впереди лестница без перил, будьте осторожны, - предупредила Лори.
    В лучах зелёного света черты её лица стали ещё прекраснее. Оставив в покое стены, Джош посмотрел на Лори и залюбовался ей. Конечно, ему хотелось взять инициативу на себя, стать путеводной звездой, к тому же коробка на него не действовала, но он не возражал, что их компанию возглавила Лори. В глубине души он гордился, что спас эту милую девушку. Возможно, когда-нибудь она обратит на него внимание, но не из чувства долга.
    Длинная витая лестница вела вниз, теряясь в темноте. Высокие ступени в некоторых местах рассыпались от времени, и можно было поскользнуться. Не послушав совета Лори, Тэрри подошла к краю лестницы. Посмотрев вниз, она увидела лишь непроглядную тьму. Голова слегка закружилась, и девушка пошатнулась на краю. Ещё мгновенье, и она бы летела в объятия бездны, но кто-то её крепко схватил за рубашку сзади, рванув на себя. Мерзкое ощущение влажных стен привело Таришу в чувства.
- Ты что рехнулась? – заорал на неё Саммерс. – Жить надоело?
- Сэмми, там так глубоко, что… - пыталась собраться с мыслями Тариша. Сердце, глухо бухающее в груди, выдавало её страх.
- Даже слушать не хочу!
    Спустившись с лестницы, они нырнули в арочный проход. Зелёный свет коробки освещал стены, на которых появились замысловатые иероглифы. Подойдя к одному из них, Джош остановился. Не было никаких сомнений, что на стене размашистым почерком кто-то написал фразу, означавшую «раскрой свои объятия заблудшим душам».
    Идя по узкому коридору, как по галерее живописи, ребята рассматривали каждую картинку. «А вот эта похожа на нашу Лори. Если она скинет одежду и наденет соломенную юбку, то будет просто не отличить» - засмеялась Тэрри. Она заметно успокоилась.
    Впервые за всё время блуждания по подземелью Лори отвлеклась от намеченного маршрута и посмотрела на стены. «А на этом рисунке изображены вы! Прямо семейная идиллия» - ехидно усмехнулась она. Сэм и Тэрри не спеша подошли к рисунку, о котором говорила  Лори. На нем были изображены два индейца. Левой рукой парень обнимал девушку, а правой прижимал копьё к груди. Их акульи улыбки светились счастьем. «Фу, какая мерзость» -  вздрогнула Тариша. «Хорошо же она нас себе представляет» - констатировал  Сэм.
    Следующая лестница представляла меньше угрозы. Как и во сне, Лори быстро по ней спустилась вниз, спрыгнув на бетонный пол. «Если всё происходит именно так, как мне снилось, значит, сейчас я должна услышать глухой шум, напоминающий топот сапог, сверху. Хотя… если факела не было, и мне пришлось идти в темноте, вытянув вперёд коробку, то может и здесь сюжет изменится» - погрузилась в размышления  Глория.
    В это время тишину и покой нарушил громкий шум, доносившийся сверху. Ребята отступили на несколько шагов назад и прижались к дальней стене.
 
19.
 
    За двадцать минут Майк пролетел Сильвер Лэйк и уже въезжал в Розвелл. Впереди показалось здание цвета лесного ореха с красивой оранжевой вывеской в форме пиццы «Grande Pizza». То самое кафе, которое так нравилось его друзьям. Переезжая зелёный мост, Майк сбавил скорость, помахав рукой старине Аткинсу, который стальным гарпуном продолжал проверять толщину образовавшегося льда.
    Свернув с девятой улицы налево, Бёртон оказался возле дома Сэма. Он не стал останавливаться, направляясь к дому Джонни. Майки не понимал, как один человек смог задурить головы троим. Каким надо быть идиотом, чтобы повестись на всю эту чушь про спасение Джонни. Ладно, не стоит тратить силы понапрасну, у него ещё будет время разобраться с этим Джошем лично.
    Оставив позади третью улицу, тёмно-коричневая Toyota Camry выехала на Мидл авеню. Окно на втором этаже бледно-красного деревянного дома вспыхнуло зелёным светом. Майк со всей силы ударил рукой по рулю, едва не потеряв управление, и заорал: «Твою бога душу мать! Нет! Я опоздал. Чтоб тебя разорвало гнусный червяк! Куда ты втянул моего друга, подонок!» Продолжая сыпать проклятиями, Бёртон кинул машину поперёк дороги и бросился с кулаками на дверь. Замок заскрипел, и на пороге показалась заспанная Клэр Холидей. «Что вам нужно? Я сейчас вызову полицию! – Пропусти! – Куда ты пошёл, стой!  Оттолкнув мисс Холидей, Майк взлетел на второй этаж. Закрыв дверь в комнату, чтобы надоедливая женщина не мешала ему, он огляделся по сторонам. Вся комната была пропитана зелёной субстанцией. Проекция мистической коробки, недолго думая, втянула Бёртона в себя.
    Майкл оказался в кромешной тьме, и про идею с убийством Джоша пришлось на некоторое время забыть. Прижимаясь всем телом к стене, он медленно продвигался вперёд.  Бёртона не покидало ощущение, что кто-то наблюдает за ним из темноты, оценивает каждый шаг, прикидывая его шансы на выживание. Обливаясь потом, он хотел поскорей выбраться из этого душного коридора. Мозг закипал от мысли, что впереди его ждёт тупик, что он останется здесь навсегда, похороненный заживо в этом глиняном гробу. Влажная рука соскользнула со стены. Как матрешка, он  качнулся в сторону и рухнул всем телом на ступеньку. Стараясь встать, Майк лишь усугубил ситуацию.
 
    Грохот, доносящийся откуда-то сверху, нарушил привычную тишину. Пол под ногами ребят пошёл волнами, а со стен посыпался песок. Сэм героически выступил вперёд навстречу опасности, пряча за спиной Таришу. Тэрри всегда умела постоять за себя, но сейчас ей безумно нравилось, что Сэм старается защитить её, поэтому она поддалась.
    Нечто большое и чёрное кубарем скатилось по лестнице, плашмя упав перед ребятами. Сэм внимательно рассмотрел чёрную куртку, обтягивающую мощное накаченное тело, короткую стрижку и узнал в лежащем человеке Бёртона.
- Майк! Это Майк! – радостно закричал Саммерс. – Чего стоите, помогите ему подняться!
    Лори и Тариша подошли к здоровяку, помогая ему встать на ноги. Джош стоял в стороне и даже не шевельнулся, чтобы помочь.
- Я тоже рад тебя видеть рыжик-пыжик, - держась за голову, ответил Майкл.
 
20.
 
    Оттолкнув девушек, Лори отлетела на несколько ярдов в бок, но Сэм вовремя поймал её, защитив от неминуемого удара об стенку, Майк направился к Джошу. Схватив его за горло, он пригвоздил парня к стене.
- Ну, теперь ты за всё ответишь, мерзкий ублюдок, - зашипел он.
- Скажи ему, Сэмми, - прохрипел покрасневший Джош.
    На фоне здоровяка он выглядел маленьким и беззащитным. Казалось, что одной руки Бёртона достаточно, чтобы стереть в порошок зеленоглазого парня. Майк обернулся. Посмотрев прямо в глаза Сэму, он ждал ответа.
- Майки, Джош меня не впутывал в эту историю. Я сам напросился к нему в друзья, чтобы найти способ спасти Джонни, – сказал рыжик.
    Руки так и чесались размазать Джоша об стенку, но Майку пришлось его отпустить. Продолжая нагнетать ситуацию, он «накинулся» на ребят:
- У кого эта долбаная коробка?
- У меня, - нашла в себе силы ответить Лори
- Давай её сюда.
    Тут перед Бёртоном возникла Тэрри. Он впервые заметил темнокожую девушку. Они не были знакомы, но от неё веяло опасностью, и Майки это почувствовал. «Хоть пальцем прикоснёшься к ней, и я сломаю тебе руку в трёх местах, здоровяк!» - не  шутила Тариша.
- Всё в порядке, Тэрри, - дотронувшись до её плеча, сказала Лори. – Пусть забирает, всё равно мой сон прерывается на этом месте.
    Она отдала коробку Майку и подошла к входу в следующий коридор. Покатый пол представлял угрозу, но деваться было некуда. Это единственный путь в деревню.
    «А ну, расступись ребятня! Малышка Тэрри, сейчас продемонстрирует, как нужно встречать опасность, - подзадоривая остальных, темнокожая девушка разбежалась от дальней стены и прыгнула в коридор. Профессионально прижав руки к телу, как в аквапарке, Тэрри исчезла в темноте. «Ты куда, сумасшедшая?» - бросился ей вдогонку Сэм. «А про меня забыли?» - пробормотала обиженно Лори, оставив парней одних. Джош и Майк последовали их примеру.   
    Ребята оказались в густых зарослях джунглей. В сотне ярдов от себя Джош увидел аборигенов, приближающихся  к ним. Сделав несколько шагов назад, ребята затаились за небольшой горкой, чтобы не привлекать к себе внимание и не стать очередной добычей грозных индейцев.
    Впереди шёл долговязый парень, одной рукой воин тащил за волосы женщину, а на другой держал младенца. Горизонтальные чёрные линии на его лице говорили о количестве жертв, убитых боевой дубиной, а длинные диагональные линии белого цвета на бёдрах отмечали превосходство в пешем бою. Его бледная кожа была забрызгана свежей кровью. Душераздирающий крик женщины, наполнил джунгли страхом и бессилием. Ребятам закрыли уши руками, чтобы не оглохнуть.  Женщина молила о пощаде, просила её отпустить, но воин не слышал. Он упивался очередной победой, красное большое перо на его голове двигалось в такт резким движениям.
- Чёрт возьми, это же Джонни! - подавив собственный крик, сказал Сэмми. – Он совсем озверел.
- Зато мы знаем, что он жив, - хмыкнул Майк.
    Разворачивающиеся на глазах ребят события, поразили их до глубины души. Даже невозмутимого Джоша передёрнуло.
- И что теперь будем делать? - поинтересовался у Майка рыжик.
- Пока не знаю, - покачал головой здоровяк.
    Он хотел ещё что-то добавить, но внезапно под ногами раздался треск, и они провалились в глубокую яму.
 
22.
 
    Первое, что увидел Сэм, когда открыл глаза – двух высоких индейцев. Томагавки с рукояткой из сыромятной кожи и необычной гравировкой на лезвии блестели в их руках. Голубые толстые волнистые линии украшали запястья. Индейцы активно перешёптывались между собой, показывая на него пальцем.  
    Растолкав двух аборигенов, к ребятам пробился третий. Тонкие белые круги вокруг глаз символизировали о магической возможности побеждать врага ночью, а длинные красные линии вдоль рук напоминали полоски застывшей крови. Наверно, он был главный. Подойдя вплотную к Майку, сухим, надтреснутым голосом он спросил:
- Что вам здесь нужно?
    Ребятам стало страшно. Они прекрасно понимали, что неправильный ответ Майка может стоить всем жизни. Коробка в кармане здоровяка пылала красным цветом. Чувствуя, как она обжигает кожу, Бёртон скривился. Коробка, видимо, мстила ему за прошлые грехи. За то, что он по-варварски с ней поступил, похоронив под землёй. Не подав вида, он начал переговоры.
- Мы пришли за Джоном! Он задолжал нам крупную сумму денег, - соврал Майки. – В лесу прятались, чтобы обдумать, как поближе к нему подойти.
- ЧТООО???? – не сдерживая эмоций, закричала женщина, сидевшая в стороне.
    Услышав имя Джона, маленькая девочка прижалась дрожащим телом к женщине и громко заплакала.
- Уже которую неделю Долговязый Джон Кровавое Перо держит в страхе весь материк. Каждый день, как только солнце высоко взойдёт над землёй, он совершает набеги на живущие рядом племена, сжигая дома. Женщин и детей он берёт в плен, а мужчин привязывает к высоким столбам, на три дня оставляя без еды, чтобы они подрумянились на солнце. Вволю поиздевавшись, он бросает их в огонь. Все считают его дьяволом во плоти! И никто не может его остановить, никто не знает, как с ним совладать.
    На несколько секунд она замолчала, вспоминая ужасы, которые им пришлось пережить за эти дни, а потом заорала, размахивая руками:
- Сжечь их всех! Сжечь до одного, чтобы они в аду дожидались своего Джона!
- Маргарет, права, - продолжил прерванный разговор абориген, - от нашей деревни ничего не осталось. Нам чудом удалось уцелеть, прячась в этой тесной землянке, хотя долго здесь оставаться нельзя. Вас давно надо было сжечь, но такие крепкие парни, как он, - индеец показал на Майкла, - нам нужны.
- Возможно, у вас есть предложения, как остановить это безумие?
- Да есть! С помощью этой штуки!
    Майк быстро достал из кармана коробку, излучающую ярко красный свет, высоко подняв её над головой, чтобы её все увидели.
    При виде непонятного предмета главный индеец сделал несколько шагов назад. Он медленно вытащил из-за спины лук и натянул тетиву, направляя стрелу на коробку. Двое индейцев замахнулись на странный предмет томагавками. 
- Опустите оружие, - сказала женщина, сидевшая в дальнем углу землянки, - дайте взглянуть.
- Присядьте, - крутя в руке коробку, произнесла женщина, - рассказ будет длинным.
    В прошлый сезон дождей по округе разнёсся слух, будто жрец племени Хвара создал некий предмет. Никто в глаза его не видел, но ходил слух, что этот предмет обладает магическими свойствами. Он открывает портал в мир умерших, с помощью которого жители племени Хвара могут общаться со своими предками. Пять лун спустя предмет похитил воин племени Акмехра, чтобы использовать его в своих грязных целях. Жрец их племени отправляет этот предмет в другое измерение, чтобы он мог порабощать людей, пополняя тем самым его многочисленную армию. Жертву в течение четырёх дней готовят к сражениям. Она не понимает, где оказалась и что должна делать, но этого и не нужно знать. Через четыре дня происходит полная подмена реальности. Жертва видит перед собой свой привычный мир с работой, развлечениями, семейными праздниками, не сознавая, что это простая галлюцинация, и сейчас она бегает по джунглям, уничтожая ни в чём не повинных аборигенов. Возможно, поэтому ваш знакомый часто выкрикивает фразы «давай под кольцо», «делай передачу на левый фланг», «трёхочковый залетел». У вас только четыре дня.
- Бред какой-то, - не выдержала Тариша. – Почему после перемещения вы не изменились?
- Я просто оказалась в другом племени.
- Хорошо, а как объяснить тот факт, что на некоторых людей магия не действует?
- Я не знаю, но чтобы больше узнать, вам необходимо встретиться со жрецом племени Хвара. У него есть ответы на многие вопросы.
- Вот что, - сказал индеец с тонкими белыми кругами вокруг глаз. Его плохой английский резал слух. - Этот и этот, - он показал на Сэма и Джоша, - отправятся с нами вечером на поиски пищи, а здоровяк со своей непонятной штуковиной пусть отправляется к жрецу.
- Ему нужен переводчик, - заметила женщина, рассказывавшая про коробку, - жрец не говорит по-американски. Я знаю местный язык.
- Хорошо, ты пойдёшь с ним.
- А нам что делать? – спросила Лори.
- Сидеть тихо и не высовываться, – шикнул предводитель.
 
23.
 
    Ночное небо усыпали звёзды. Папоротники, напоминающие опахало, щедро наполняли природу прохладой. Сочные  крупные плоды сахарного яблока, прогибаясь под тонкими стеблями, заманчиво выглядывали из темноты. Ржаво-коричневые побеги саподиллы, раскинув в стороны широкие листья, купались в лучах негаснущих небесных светил. Умиротворяющая тишина на время воцарилась вокруг. Джош глубоко вдохнул свежий воздух и зажмурился от удовольствия. Для него поиски пищи представлялись пустяковым делом. Он мог за несколько минут найти убитого кабана или раздавленную саламандру, находившуюся по близости, но решил не торопиться. Ему нравилось, как Сэм ползает в темноте по кустам, стараясь найти хоть что-то съестное.
    Сэм не мог забыть лица Джонни. Он просто не мог поверить в то, что тихий спокойный Ламберт, любивший мечтать в тишине, который даже мухи не обидит, превратился в такого монстра. Хотя, если женщина права со всей этой чепухой про подмену реальности, то ничего странного в его поведении нет. Сэмми постарался отбросить ненужные мысли и активнее стал искать добычу, чтобы произвести на Таришу впечатление.
    Наблюдая за тем, как его команда мучается, Джош решил применить свои способности. Тем более они уже достаточно далеко ушли от землянки, и впереди уже светились огни костров племени Акмехра. «Интересно, а чем там сейчас занимается Джонни? Наверно, развлекается с местными индеанками» - улыбнулся Джош. Выкинув Ламберта на время из головы, он закрыл глаза и сосредоточился. Окружавшие его джунгли визуально разделились на квадраты. В пятидесяти ярдах к западу от себя Джош увидел под кустом тушу мёртвого кабана и, слегка пошатываясь, направился туда.
- Я нашёл кабана! – воскликнул он.
- Неплохо, для бледнолицего, - ухмыльнулся предводитель. – Мы можем возвращаться обратно.
    Сэм с завистью посмотрел на Джоша, раньше него нашедшего кабана. И теперь ему придётся появиться на глаза Тарише с пустыми руками.
 
- Я тебя сразу предупреждаю, что времени у нас мало, - услышал Ма            йк от женщины, как только их землянка скрылась из виду.
- Тогда нужно ускориться.
- Около полумили напрямик, но если Долговязый Джон Кровавое Перо продолжит с такой же скоростью захватывать территорию, то уже завтра днём он окажется у ворот племени Хвара.
    Майк брёл по ночным джунглям, вполуха слушая нескончаемую болтовню переводчицы. Пробираясь сквозь широкие листья деревьев, он слышал крики обезьян, прыгающих по лианам у него прямо над головой. Иногда случайно задетые ветви тревожили спящих на них птиц, и те резко взлетали вверх, теряясь в ночном небе.
- Мы уже близко, - предупредила Майка женщина.
    Густые непроходимые заросли тропического леса сменились высокой, в пол человеческого роста, травой. Впереди уже были видны ворота с двумя дозорными башнями по бокам, на которых дежурило индейца. Внезапно справа от себя Майк услышал протяжное громкое рычание. Приказав переводчице прижаться к стене, он встал напротив дикой кошки и приготовился к смерти. Индейцы с любопытством наблюдали за развитием событий. Исход схватки был очевиден, но физическая мощь парня добавляла перчинки. В траве показались хищные глаза ягуара, они светились в темноте жёлтыми огоньками. За пару секунд вся жизнь понеслась у Майкла перед глазами, всё хорошее и плохое, что в ней было. Он мысленно попросил прощения у родителей, что сбежал из дома, обнял любимую сестру Дженни, извиняясь, что не сказал ей, куда едет и приготовился к смерти. Грозный рык прорезал ночную тишину и растворился в воздухе. Когда Майк раскрыл глаза, то увидел мёртвое животное, распростёртое на земле. Два копья попали ему в голову, и два других вонзились в правый бок.
    Пока Бёртон приходил в себя. Переводчица общалась с часовыми на непонятном языке, она жестикулировала, пытаясь что-то доказать, но индейцы в ответ лишь качали головой. Тогда она толкнула Майка в бок, намекая на коробку. Майки совсем о ней забыл. Коробка сразу напомнила о себе огненным горчичником под ребром. Он достал её из кармана и показал индейцам. Только после этого стражи открыли ворота, и они беспрепятственно прошли в деревню.
    Их привели к жрецу. Сгорбленный старик восседал на высоком деревянном кресле. Его лицо напоминало скорлупу грецкого ореха. Позади мудреца, гордо задрав головы, стояли два статных воина. Жрец поднял тяжёлые брови и туманным взглядом посмотрел на ночных гостей. Только после этого переводчица осмелилась заговорить. Она быстро рассказала, о том, кто такой  Майкл и что их привело в деревню Хвара. Увидев коробку, он широко улыбнулся. Улыбка ребёнка, которому вернули любимую игрушку, озарило старое морщинистое лицо.
    Держа коробку в руке, он приказал двух стражам вывести гостей из помещения и не мешать ему, наслаждаться своим неожиданно вернувшимся творением. Воины схватили женщину и Майка, без лишних слов бросив их в клетку.
- Вот и поговорили, - сжав в руках тонкие прутья клетки, прорычал Майк.
 
24.
 
    Майк проснулся от едкого запаха гари. Высокие ворота, защищавшие деревню от внешнего врага, были охвачены ярким пламенем. Огонь быстро распространялся, перекидываясь на соломенные крыши хижин. Люди толпами выскакивали на улицу. Женщины отчаянно кричали. Пронзительный детский плач наполнял чёрное от копоти небо отчаянием. Как звери, загнанные в клетки, люди носились по улице, не понимая, что нужно делать.
    Когда языки яркого пламени подожгли деревянные стены клетки, Майк, навалившись всем телом, толкнул одну из них и оказался на свободе. Переводчица следовала за ним по пятам. Главной задачей для Бёртона было найти коробку. Закрывая рот и нос курткой, чтобы угарный газ не проникал в лёгкие, он вошёл в дом, полыхавший, как большая бенгальская свеча. Жрец сидел неподвижно на своём прежнем месте. Голова была откинута назад, а стеклянные глаза уставились в потолок. Стрела, пронзившая сердце жреца, прошла насквозь, прошив плетёную спинку кресла. Коробка закатилась под заднюю ножку. Стараясь не смотреть на труп, ещё вчера бывший насмешливым жрецом племени Хвара, Майкл схватил коробку и спрятал её в карман.
    В это время воины племени Акмехра во главе с Долговязым Джоном Кровавое Перо разрушили ворота и оказались в деревне. Убивая мужчин, оказывающих сопротивление, Кровавое Перо хватал женщин и детей, передавая их своим подчинённым, крича при этом «отличная передача, Сэмми». Из хижины, где жил жрец племени Хвара, появился Майк. Встретившись лицом к лицу с Джоном, он был поражён переменами, произошедшими с его лучшим другом. Весь правый бок Джона покрывали красные пятна, свидетельствовавшие о ранениях в боях, а четыре чёрные дуги, направленные от груди к левому плечу, подтверждали количество убитых вождей других племён. Майки немного уступал Джону в росте, но его физическая мощь значительно превосходила друга. Кровавое Перо смерил Майка презрительным взглядом. Понимая, что если он сейчас окажет сопротивление, то из этой индейской бойни точно никто и никогда не выберется живым, поэтому он сдался. Два индейца, внешне напоминавшие Майка и Сэма, связали ему руки, а переводчицу отвели к остальным женщинам.
    Всю обратную дорогу Майки пытался привести в чувства Долговязового Джона. Он приводил много фактов из их жизни, о которых больше никто не знал. Рассказывал, как вся школа издевалась над ним, особенно Бен Козлински, выкрикивая: «Джонни-каланча дал стрекоча!», и только они с Сэмми его поддерживали. Говорил о чудесном спасении Глории Дженкинс, о загадочном инопланетянине, прилетевшем с другой планеты, чтобы спасти милую старушку Лизу Гудман, и сколько Джону пришлось вытерпеть, скрывая его у себя дома, но ничего не помогало. Кровавое Перо не слышало Майкла. Уже на подходе к деревне племени Акмехра у Бёртона из кармана выпала мистическая коробка, но индейцы этого не заметили.
 
25.
 
    Более суток прошло с тех пор, как Майк с переводчицей покинули землянку. Ребята начали беспокоиться за него, особенно переживал Сэмми. Он полагал, что с появлением Майка им удастся спасти Джона. Даже Джош с его каменным выражением лица не внушал такой уверенности. «Пора начинать шевелиться», - мысленно подталкивал он себя.
    С утра предводитель индейцев отправился на тайную встречу с другими братьями по крови, которым удалось уцелеть в страшной резне, но ещё не вернулся. Расположившись в дальнем углу землянки, индейцы раскуривали трубку, пытаясь густым дымом призвать на помощь древних духов. Трубкой мира её нельзя было назвать потому, что  аборигены не собирались ей делиться с ребятами.
    В команде назревала смена власти, и Джош это чувствовал. Он был уверен в том, что Майк назад не вернётся. Как бы Сэм не пытался из себя выдавить хоть одну путёвую идею, у него вряд ли это получится. Зато зеленоглазый парень уже обзавёлся парочкой идей, и страстно хотел ими поделиться с главным аборигеном.
    В землянку проник тонкий луч дневного света и скрылся за широкой спиной индейца. Вождь подошёл к индейцам  и что-то им сказал. После чего они быстро спрятали томагавки за пояс. Затем он направился к Джошу. В этот момент Холидей ощутил свою значимость и невольно улыбнулся.
- Вечером идёшь на разведку.
- Хорошо.
- Возьмёшь её с собой.
    Индеец указал на Таришу. Темнокожая девушка, убеждавшая подругу, что всё  образуется, и ребята скоро вернутся, подняла глаза. «Ты же сама хотела опасных приключений, вот и получишь их в полном объёме», - подумала про себя Тэрри. Она поняла, что впереди её ожидает какое-то испытание, но постаралась не накручивать себя раньше времени.
    После разговора с Адэхи Шёпот Ночи Джош обратился к Тарише:
- Вечером идём на разведку.
- Я готова.
    Она прекрасно понимала, что выбор не велик: или идёшь на разведку с этим психом, или отсиживаешься в землянке, где совсем скоро тебя обнаружат индейцы. Три дня будут издеваться, а потом кинут в костёр. Хотя нет, такая счастливая участь ожидала мужчин, а ей придётся каждый день с утра до позднего вечера загибаться на полях, а после ублажать грязных и вонючих краснокожих.
    Когда стемнело, они покинули землянку. Джош припустил с места в карьер, и Тариша за ним не поспевала. Они продирались сквозь джунгли к огням костров, стараясь не создавать лишнего шума. Это было сложно сделать, то ветка под ногами хрустнет, то пугливые птицы разлетятся в стороны.
- Вот чёрт!
- Что такое?
- Я думал, племя Акмехра представляет собой маленькое поселение, а тут около тринадцати хижин! Широта моей визуализации не в силах охватить такую площадь.
- И что теперь делать?
- Придётся на свой страх и риск двигаться вокруг деревни.
- Прикрывай меня сзади.
- Хорошо.
    Джош на несколько ярдов приблизится к высокому забору и замер. Закрыв глаза, он сосредоточился. Деревня разделилась на маленькие квадраты. Он увидел двух дозорных, три хижины справа от главных ворот и две слева. В каждой хижине по три индейца.
    «Идём дальше», - шепнул он Тарише. В ногах начала ощущаться слабость, но мозги работали отменно. Джош пошатнулся, прислонившись  к дереву, оплетённому плющом и эпифитами. Перед глазами возникла центральная часть деревни. Большая площадь с шестью высокими столбами, вбитыми в землю, окружённая пятью хижинами. К одному из столбов был привязан Майк. Джош вздрогнул и открыл глаза.
- Ты что-то увидел?
- Да, Майка. Они его поймали.
- Плохи дела, - вздохнула Тариша.
- Не время раскисать! Остался последний рубеж, - сказал Джош и подошёл к восточной стене деревни.
    Здесь практически не было домов. Из резных изваяний, служащих местом общения с духами, струился легкий дым, как напоминание о недавней связи с предками. Маски, высеченные из цельного камня, отдалённо напоминающие человеческие лица, больше подходили для жертвоприношений, чем для клеток, кишащих людьми. Семь клеток с ухмыляющимися из-под них страшными масками, бросали тень на Джоша. Едва переставляя ноги, зеленоглазый парень вернулся к Тэрри. «Я всё изучил, можем возвращаться назад», - еле ворочая языком, сказал он темнокожей девушке. Словно они ходили не на разведку, а в пивной бар, где Джош напился до поросячьего визга.
    Только они отошли от деревни племени Акмехра, как Тариша что-то заметила на узкой тропинке. Подойдя поближе, она увидела небольшой предмет, выдававший себя слабым свечением.
- О, так это же наша коробка! – воскликнула от радости Тэрри, - я нашла нашу коробку.
- Молодец.
    Джошу сейчас было абсолютно наплевать на то, что она нашла в темноте. Он был выжат как лимон и единственное, что хотел – отдохнуть. Когда они вернулись в землянку, начало рассветать.
 
26.
   
    Дженни плавно опустилась на землю. Из кармана она вытащила пентаграмму из посеребренной проволоки. Кулон, инкрустированный зелёными камнями – это был подарок отца на её десятилетие. Никогда раньше она его не надевала, а сейчас что-то подсказывало это сделать. Повесив пентаграмму на шею - зелёные камни вспыхнули, будто их включил некий невидимый механизм.
    От деревни племени Хвара остались одни головешки. Дженни видела чёрное от копоти небо. Как языки пламени, быстро распространившиеся на хижины, заставляли людей в панике выбегать на улицу, спасая собственные жизни. Она видела воинов племени Акмехра, жестоко убивавших, застигнутых врасплох, безоружных мужчин. Плач детей, счастливому детству которых пришёл конец. И всем этим безумием заправлял Джонни Ламберт, стеснявшийся пригласить её на свидание.
    Перед Дженни возник жрец племени Хвара, забравший у Майка мистическую коробку. Он радовался неожиданному появлению коробки в своей жизни. Только она ему никогда не принадлежала, и  создателем её он не был. Старческое слабоумие сыграло злую шутку с мудрецом.
    Девушке стало понятно, почему её отца забрала коробка. Мистер О‘Корнел во  время экспедиции к дельте Амазонки открыл портал в иное измерение. Таинственный и красивый мир, по которому гуляла Дженни, когда была совсем маленькой. Портал, частица за частицей забиравший память девочки, отделяя её от реальности. Потусторонний мир наподобие древнего демона, желавшего оставить малышку с собой навсегда. Смертельную опасность, умело прикрытую внешним великолепием, вовремя заметил мистер О’Корнел. Испугавшись за жизнь Дженни, он запретил ей пользоваться порталом. После чего с семьёй переехал в Розвелл. Только переезд не помог. Мистическая коробка настигла его.
    Дженни подошла к мёртвому животному. Ей стало жаль ягуара. Хищник хотел убить её брата, а после расправиться с переводчицей, но для девушки он значил больше, что просто ягуар. Верный слуга, сопровождавший её в утомительных прогулках по густым зарослям тропического леса.
 
27.
 
    Ребятам пришлось полдня ждать пробуждения Джоша. Ночная вылазка вытянула из него все силы. Особенно нервничал Шепот Ночи. Он хотел выяснить, что удалось узнать Джошу так, как на счету была каждая минута. Адэхи несколько раз толкал его в бок, но попытки разбудить не дали результата.
    Пока Холидей спал, Тариша поделилась своей находкой с друзьями. Она была зачарована предметом, найденным ночью на тропинке. Его тепло, нежное свечение сводило девушку с ума. На Лори магия коробки распространялась слабо. Прошлое девушки было связано с событием, которое чуть не стоило ей жизни, поэтому мистическая вещь решила оставить её в покое. Сэмми, ещё вчера думавший, что Майк вернётся, стал ловить себя на мысли, что, возможно, им придётся справляться без Бёртона. Именно поэтому он ждал не меньше других пробуждения Джоша.
    Едва продрав глаза, Холидей собрал всех вокруг себя, и на земле начал рисовать схему деревни племени Акмехра. «Главные ворота охраняют четыре индейца. Они сидят здесь и здесь. Он показал сначала на одну дозорную башню, а потом на вторую. Три хижины с правой стороны и две с левой. В каждой из них живёт по три индейца. Стены мешали обзору, поэтому цифра приблизительная. Далее он нарисовал большую площадь с шестью высокими столбами. А вот здесь, Джош показал на столб крайний справа, привязан Майк. На окраине деревни только две хижины. Семь больших клеток, в которых они держат пленных женщин и детей, расположены вдоль забора. Вот здесь и здесь находятся ритуальные алтари, провёл по земле пальцем Джош.
    Индейцев совершенно не интересовали Майк с Джоном. Они собиралась вызволить из плена своих жён и детей, поэтому, когда речь зашла о пленных, краснокожие затрепетали.
    Пытаться пройти через главные ворота, - продолжал Джош, - будет самоубийством, поэтому у меня есть другой способ попасть в деревню. Дело в том, что территория племени Акмехра частично обнесена высоким забором. Если обойти её со стороны, то мы окажемся в полях, которые тянутся вплоть до берегов Гангута. Днём там работают женщины и дети. Порядок обеспечивают шесть индейцев. Ночью же поля охраняют два индейца. Ещё один наматывает круги вокруг деревни. Мне кажется, что ещё несколько индейцев ночью бродят в окрестностях, выискивая в джунглях лазутчиков, но я в этом не уверен. Нужно прорываться через поля».
    Джош выдохнул, и закрыл глаза. Предводителя индейцев поразила точность, с которой он описывал деревню. В мельчайших подробностях рассказать о перемещениях племени Акмехра под силу только могущественным шаманам.
 
28.
 
    Через несколько часов после рассказа Джоша, индеец с тонкими белыми кругами вокруг глаз раздал всем оружие - неплохой арсенал, переданный аборигенами соседнего племени намедни.
    Лори и Сэмми дали лук. Для тех, у кого не хватит духа на ближний бой – это отличное оружие. Джош получил «хвост бобра». Нож с узкой рукояткой и широким лезвием с двумя зазубринами у основания. Узкая рукоятка удобно умещается в его маленькой ладони. Тарише достался обоюдоострый обсидиановый нож. Для девушки, поднаторевшей в уличных драках, нож – привычный помощник.
    Плавно перемещаясь по джунглям, впереди мелькали спины главного аборигена и двух индейцев с томагавками. За ними шли Джош с Таришей. Замыкали группу Лори с Сэмом. На подходе к деревне, в свете факелов, проступили очертания высокого забора. Спрятавшись за деревом, предводитель обратился к Холидею:
- Есть движение возле забора?
- Никого. Кроме одного справа, приближающегося к нам.
    Не успел он произнести фразу, как томагавк просвистел в ночном воздухе, раскроив череп индейца. Тот свалился замертво.
- Теперь чисто.
    Растянувшись нестройной колонной, они приближались к полям. Краснокожий, томагавком убивший караульного, забрал своё оружие. Проведя пальцем по лезвию, он прочертил по левой щеке длинную полосу. Через десять ярдов они пригнулись, затаившись среди высоких стеблей кукурузы. Ночные стражники о чём-то разговаривали. Один из них прочертил в воздухе круг, после чего они разошлись в разные стороны. Стрела пронзила сердце караульного, а томагавк пополам разрубил затылок другого.
    Перед ребятами расстилалась широкая площадь. Состоящая из высоких столбов, она охранялась бдительным аборигеном. Расхаживая взад вперёд, он посматривал на Майка, привязанного к столбу возле полей. Бёртон дремал, нервно подёргивая правой рукой. Джош не увидел караульного сразу, и теперь это выливалось в большую проблему. Надо было срочно что-то предпринимать. И тут, ко всеобщему удивлению, идею предложил рыжик:
- Я прошу Майка прикинуться больным, а когда индеец к нему подбежит, дело за вами.
    Идея была хорошая, поэтому все согласились. «Майк», - тихо прошептал Сэм, чтобы не привлекать внимание охранника, но друг его не слышал. «Майки, проснись», - подняв с земли камешек, Самменс бросил в Бёртона. Камешек угодил в правый локоть. Здоровяк вздрогнул и открыл глаза. Он увидел Сэма, смотревшего на него из зарослей кукурузы, и не мог в это поверить. Сэм сложил ладони вместе и наклонил их в правый бок. В школе они часто пользовались этим тайным знаком, означавшим «приступ эпилепсии», чтобы удрать с уроков. Здоровяк его понял. Закатив глаза, Майк стал симулировать приступ эпилепсии. Индеец, от удивления подскочил на месте и бросился к нему. Нагнувшись, он смотрел, как у парня тряслась голова, а изо рта пошла пена. Сзади к растерянному аборигену подкрался Джош, по самую рукоятку всадив ему нож между лопаток.
    В это время из джунглей возвращался воин племени Акмехра. Он был расстроен тем, что сегодняшние поиски лазутчиков не увенчались успехом. Возле забора он заметил чьё-то тело. Подойдя поближе, в мёртвом индейце, он признал своего родного брата. Пронзительный вопль прорезал тихую ночь. Дозорные подняли тревогу.
    Через несколько секунд деревню ослепил яркий свет сотен факелов. Ребята оказались в плотном кольце индейцев. Тариша подумала вырубить одного индейца, но решила не искушать судьбу.
 
 
29.
 
    Выйдя из высокой травы, Дженни оказалась в заброшенной деревне. В отличие от деревни племени Хвара, здесь пожар не оставил пепелища. Хижины не превратились в головешки, а воздух не был пропитан гарью. Девушка увидела горстку индейцев, которым удалось спастись от жестокости воинов племени Акмехра лишь потому, что они прятались в землянке неподалёку. Долговязый Джон не предал огню эту деревню по одной причине, чтобы в ближайшее время перебросить сюда часть своей армии.
    Кулон раскрывал Дженни все тайны этого мира. Ничего не могло ускользнуть от её взгляда. Мир, специально созданный для неё, превратился в море крови и хаоса. Девушка должна была привести его в гармонию. Только она знала, как это сделать.
    Пробиваясь сквозь непроходимые заросли джунглей, Дженни всё больше проникалась смыслом, скрытым в мистической коробке. Каждый расплатился за свои грехи в прошлом. Как бы она не любила своих родителей, но коробка забрала их неслучайно, тоже можно сказать и о Стейси Ламберт - матери Джона, соединившейся со своим мужем Кевина. Только Джонни выпадал из логической цепочки.
    Он оказался случайной мишенью, поэтому сейчас волшебный мир Дженни переполняют ужас и душераздирающие крики женщин и детей. Его не должно быть здесь. Не должно быть всепоглощающей жестокости, отравляющей своими мерзкими парами этот чудесное и прекрасное место. Вдали виднелись очертания деревни племени Акмехра.
    Погружённая в собственные мысли, Дженни не заметила, что путь ей преградил огромный мужчина, напоминающий гориллу. На мясистых бёдрах были изображены кресты ярко-белого цвета. От виска до челюсти растянулись толстые голубые полоски, говорящие о большом количестве битв, которые он провёл верхом на своем верном коне. Острое копьё упёрлось девушке в грудь. Она понимала, что в этом мире никто и ничто не сможет причинить ей вреда, поэтому она ласково улыбнулась индейцу. Проникнув в его прошлое, она узнала в нём отца двух прелестных девочек. Скрестив указательные и средние пальцы рук, она дунула в это маленькое окошко, добавив: «Адам ты устал. Возвращайся домой». От огромного индейца остался маленький зелёный огонёк, но и он вскоре исчез в небе.
    Подойдя вплотную к деревни, она посмотрела на дозорных. «Их пора отпустить, - подумала светловолосая девушка с большими голубыми глазами, - ведь в природе не должно быть дисбаланса».  В дозорном справа она узнала риэлтора Шона из Кентукки, к которому на днях приехала в гости мама. С её губ сорвался лёгкий ветерок и превратил грозного индейца в зелёный огонёк, растворившийся в воздухе. Дозорный слева понял, кто перед ним стоит и открыл ворота. Он тоже хотел вернуться к своей семье в Коннектикут и обещал больше не пить. Дженни одарила его белоснежной улыбкой и вошла в деревню. Кулон в форме пентаграммы блестел в лучах дневного солнца, а зелёные камешки, расположенные в форме перевёрнутого треугольника мигали бледным светом.
   
30.
 
    Рыжие волосы Сэма трепал лёгкий ветер. Полдня Саммерс извинялся перед Бёртоном, но Майки его совсем не слушал. Он хотел объяснить, что вышло всё не так, как планировалось. Больше всего он переживал за Таришу, которая сейчас томилась в одной из клеток на другом краю деревни. Рыжик хотел выглядеть героем в её глазах, но всех спасти не получилось. Не хватило смелости, а может, её никогда и не было. И это в тот самый момент, когда у них что-то начинало завязываться. Дёргаясь возле столба, как на электрическом стуле, он закричал: «Убей уже меня. Хватит тянуть время!»
    От истошных криков Саммерса проснулся Бёртон. «Не стоит рыжик. Криком делу не поможешь» - спокойным голосом обратился он к другу. Изначально вся эта история «пошла вскачь», мешая ему принимать взвешенные решения. В конечном счёте, это привело к позорному столбу. Зачем он только послушал эту всезнающую женщину? Ведь хождение на поклон к этому противному жрецу было вилами по воде писано. Естественно, что любой человек, не по собственному желанию расставшийся с любимым детищем, захочет его вернуть любой ценой. А когда оно само плывёт в руки, то тут и делать ничего не нужно. Он просто заберёт то, что ему принадлежит.
    Подняв глаза, Майки увидел Кровавое Перо. Возле него стояли два индейца. Долговязый Джон широко улыбнулся и начал праздничную речь:
- Дорогие друзья, как же я  рад всех вас видеть на последнем решающем матче этого сезона! Сегодня решится судьба кубка, за который мы кровью и потом боролись полгода.
- Насчёт крови, это ты правильно подметил, - прервал Джона, сидевший возле Сэма предводитель индейцев, видимо, близость смерти его совсем не пугала.
- Приятно слышать, что вы с таким энтузиазмом воспринимаете мои слова. Напомню, что это домашняя игра, а дома и стены помогают, даже против самого сильного соперника.
    Тариша подтянула ноги к груди. Из кармана выпала коробка. Девушка не растерялась, сопроводив её провокационными словами: «Джонни, подпиши, пожалуйста, мяч». Долговязый Джон подошёл и взял в руки коробку.
    Джош внимательно следил за происходящим. Он надеялся, что мистическая коробка хоть немного вправит тихоне-Ламберту мозги. К тому же это был последний реальный шанс выбраться живыми из этой передряги, но коробка не удосужилась даже сверкнуть зелёным светом. Видимо она желала, чтобы их всех поглотило пламя костра и чем скорее, тем лучше. Кровавое Перо продолжал вещать, как римский оратор:
- После нашей оглушительной победы никто не уйдёт из этого зала без автографов.
    «Сэм, смотри, кто это там идёт?» - Джош толкнул в бок рыжика. Он зачарованно следил за девушкой, которая не спеша приближалась к деревне. Голубоглазая блондинка прошла мимо хижин. В толпе индейцев поднялся шум. Деревня наполнилась громкими недовольствами и возмущениями. Никто не понимал – кто эта девушка? Как она здесь оказалась? Что ей нужно? Положа руку на левое плечо Долговязому Джонни, тихим вкрадчивым голосом Дженни произнесла:
- Джонни…
    Реальность, окружавшая Джона, неожиданно дрогнула. Словно девушка, произнесшая эти слова, пустила магическую волну. Джон узнал бы этот голос где угодно и когда угодно, из тысячи таких же женских голосов. Зрители, желавшие насладиться финальным матчем, исчезли, словно их никогда не существовало.
    Майкл Бёртон опешил. Он даже не смел предположить, что его любимая сестра сможет сюда добраться. Дженни, которая всегда нуждалась в его помощи и защите, сейчас спасала ему жизнь.
- Это я, Дженни…
    Очередная более мощная по силе волна сотрясла реальность, в которую так свято верил Джонни. Имя, которое ему никогда не суждено забыть, яркой вспышкой озарило разум. Огромный спортивный зал разваливался на глазах. Вместо него появились джунгли. Джонни увидел возле себя двух индейцев, которые совершенно не были похожи на его лучших друзей, а  Сэм и Майки каким-то загадочным образом оказались привязанными к столбам. Джона пришёл в ярость и приказал немедленно отпустить пленных. Никто не смел его ослушаться! Потом он посмотрел на свои руки, перепачканные кровью, на своё тело, расписанное непонятными рисунками и иероглифами, и ужаснулся. Ламберт не мог понять, как он превратился в аборигена.
    Когда пленные были освобождены, Дженни велела всем крепко взяться за руки и встать в круг. Подойдя к Джону в центр круга, она обняла его правой рукой, а в левой зажала коробку. «Я ведь так и не пригласил тебя на первое свидание» - посмотрев в её голубые глаза, прошептал прежний Ламберт. «Это легко исправить» - ответила счастливая девушка. Джонни нежно поцеловал Дженни в губы. Зелёная вспышка света озарила их счастливые лица, а мистическая коробка превратилась в пыль.
Рейтинг: 0 223 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!