ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → СПАСИ И СОХРАНИ!

СПАСИ И СОХРАНИ!

20 сентября 2014 - Алексей Ежов

СПАСИ И СОХРАНИ!

Деревня. И осень, конец сентября. И седина не только на висках. И вечер. И закат, раздробивший небо в кровь. И глинтвейн на террасе. И теплота старенького пледа. И треск иглы по пластинке. И джаз, джаз, джаз. Плетёное кресло. И берёзы, превратившие изумруд своих листьев в золото. А за ними поле, вспаханное заранее, перед зимой. А ещё дальше другое поле с жухлой травой и увядшими давно цветами. А перед террасой просёлочная дорога, не асфальтированная, нет, просто утрамбованная за века. А за ней как раз и стоят те берёзы, превратившие изумруд своих листьев в золото. И снова джаз. И ветер ещё не холодный гоняет упавшие листья по деревне. А я здесь один. Кто-то продал свой дом кому-то и уехал в город, а тому надоело ездить по разбитой дороге несколько часов, и он забросил своё хозяйство. Кто-то просто умер, а детям некогда ухаживать за усадьбой – работа, дети, бег по кругу. В итоге только мой дом и стоит, три окна по лицу, целый и невредимый. Здесь прошли мои детство, часть юности, и теперь здесь проходит моя старость. А взрослость по некоторым причинам провёл я в областном городе, где была и первая любовь, и приобретение профессии, и свадьба и дети. Семья осталась там, а я вернулся назад. Здесь хорошо. Здесь чувствуется присутствие Бога. Он тут во всём: и в небе, и в пении птиц, и в дожде, и в снеге, и в шуршании листьев – везде. И церковь, заброшенная вдалеке, приближает к Богу, почему-то, сильнее, чем действующие храмы. Я не хочу в город. Там материальные ценности преобладают над духовными. Там пластмассовые сердца замурованы в тела людей. И души там гниют в свинцовых гробах грудных клеток. Там мало осталось живых. Почти все забродили в стеклянных аквариумах бутиков. Деньги, деньги, деньги. И больше нет интересов. Серая масса, вот что осталось от многих некогда живых людей. Они перевариваются в желудках городов и тухнут между небоскрёбов в мегаполисах. Мне жаль их. И я не хочу также. Даже Богу там, мне кажется, нет места. Потому что тесно и не уютно среди бетона, разврата и денег. Там глохнут от гула машин и не слышат Его голос. И огромные торговые центры прессуют и отодвигают церкви в сторону. И поганые люди с утра идут не на службу, а за одеждой. Я видел всё, как построили большой магазин рядом с храмом, и теперь из-за рекламы, постоянно льющейся из стен этого отвратительного места, не слышно звона колоколов. Мне больно. Очень больно смотреть на потерянную молодёжь, для которой важнее тряпки и акции, а не иконы. А ради чего они живут? Они молятся на бренды. И им, почти всем, не важны Богородица и молитвы. Они поют и слушают мерзость, они не знают своей истории. Они потеряны. И я не хочу всё это видеть. И тянет блевать при виде того, что пропагандируют центральные телеканалы. Телевизор превратился в оружие, которое убивает остатки индивидуальности. И нет теперь у многих людей вкуса. Плохо мне от этого. От неверия и лжи. И меня страшно раздражают все эти политические интриги. Кругом одна грязь. И они все тонут в ней, а я не хочу. И поэтому новая осень. И я в деревне, где Бог. И мне хорошо и неважно, что сейчас скажет тот, кто читает эти строки. Да, я считаю, что нет ничего важнее любви и веры. И нет ничего прекраснее природы и искусства. Настоящего искусства, не того, которое сыплется из радио и телевизоров, а того, которое от сердца для души, а не для денег. Мне хочется жить и верить, и любить. Дождь. И глинтвейн остыл. И пластинка закончилась. Но всё также тепло в плену пледа в кресле с прекрасной книгой. И стемнело. И накрыло сном. И только голос Бога, и Его взгляд здесь. И мне тепло. И мне снова пять лет. И я счастлив. И руки бабушки, и строгий окрик дедушки, и мама вместе с, пока ещё живым, папой. И друзья. И так хорошо и беззаботно. И ночь. И звёзды. И луна на небе. Спасибо тебе Господи за жизнь. Спаси и сохрани!

20 сентября. 2014.

© Copyright: Алексей Ежов, 2014

Регистрационный номер №0240117

от 20 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0240117 выдан для произведения:

СПАСИ И СОХРАНИ!

Деревня. И осень, конец сентября. И седина не только на висках. И вечер. И закат, раздробивший небо в кровь. И глинтвейн на террасе. И теплота старенького пледа. И треск иглы по пластинке. И джаз, джаз, джаз. Плетёное кресло. И берёзы, превратившие изумруд своих листьев в золото. А за ними поле, вспаханное заранее, перед зимой. А ещё дальше другое поле с жухлой травой и увядшими давно цветами. А перед террасой просёлочная дорога, не асфальтированная, нет, просто утрамбованная за века. А за ней как раз и стоят те берёзы, превратившие изумруд своих листьев в золото. И снова джаз. И ветер ещё не холодный гоняет упавшие листья по деревне. А я здесь один. Кто-то продал свой дом кому-то и уехал в город, а тому надоело ездить по разбитой дороге несколько часов, и он забросил своё хозяйство. Кто-то просто умер, а детям некогда ухаживать за усадьбой – работа, дети, бег по кругу. В итоге только мой дом и стоит, три окна по лицу, целый и невредимый. Здесь прошли мои детство, часть юности, и теперь здесь проходит моя старость. А взрослость по некоторым причинам провёл я в областном городе, где была и первая любовь, и приобретение профессии, и свадьба и дети. Семья осталась там, а я вернулся назад. Здесь хорошо. Здесь чувствуется присутствие Бога. Он тут во всём: и в небе, и в пении птиц, и в дожде, и в снеге, и в шуршании листьев – везде. И церковь, заброшенная вдалеке, приближает к Богу, почему-то, сильнее, чем действующие храмы. Я не хочу в город. Там материальные ценности преобладают над духовными. Там пластмассовые сердца замурованы в тела людей. И души там гниют в свинцовых гробах грудных клеток. Там мало осталось живых. Почти все забродили в стеклянных аквариумах бутиков. Деньги, деньги, деньги. И больше нет интересов. Серая масса, вот что осталось от многих некогда живых людей. Они перевариваются в желудках городов и тухнут между небоскрёбов в мегаполисах. Мне жаль их. И я не хочу также. Даже Богу там, мне кажется, нет места. Потому что тесно и не уютно среди бетона, разврата и денег. Там глохнут от гула машин и не слышат Его голос. И огромные торговые центры прессуют и отодвигают церкви в сторону. И поганые люди с утра идут не на службу, а за одеждой. Я видел всё, как построили большой магазин рядом с храмом, и теперь из-за рекламы, постоянно льющейся из стен этого отвратительного места, не слышно звона колоколов. Мне больно. Очень больно смотреть на потерянную молодёжь, для которой важнее тряпки и акции, а не иконы. А ради чего они живут? Они молятся на бренды. И им, почти всем, не важны Богородица и молитвы. Они поют и слушают мерзость, они не знают своей истории. Они потеряны. И я не хочу всё это видеть. И тянет блевать при виде того, что пропагандируют центральные телеканалы. Телевизор превратился в оружие, которое убивает остатки индивидуальности. И нет теперь у многих людей вкуса. Плохо мне от этого. От неверия и лжи. И меня страшно раздражают все эти политические интриги. Кругом одна грязь. И они все тонут в ней, а я не хочу. И поэтому новая осень. И я в деревне, где Бог. И мне хорошо и неважно, что сейчас скажет тот, кто читает эти строки. Да, я считаю, что нет ничего важнее любви и веры. И нет ничего прекраснее природы и искусства. Настоящего искусства, не того, которое сыплется из радио и телевизоров, а того, которое от сердца для души, а не для денег. Мне хочется жить и верить, и любить. Дождь. И глинтвейн остыл. И пластинка закончилась. Но всё также тепло в плену пледа в кресле с прекрасной книгой. И стемнело. И накрыло сном. И только голос Бога, и Его взгляд здесь. И мне тепло. И мне снова пять лет. И я счастлив. И руки бабушки, и строгий окрик дедушки, и мама вместе с, пока ещё живым, папой. И друзья. И так хорошо и беззаботно. И ночь. И звёзды. И луна на небе. Спасибо тебе Господи за жизнь. Спаси и сохрани!

20 сентября. 2014.

Рейтинг: 0 244 просмотра
Комментарии (1)
Серов Владимир # 20 сентября 2014 в 17:43 0
Структурируйте текст! Этот "поток" никто читать не будет!

 

Популярная проза за месяц
103
81
79
75
70
69
68
62
61
58
56
55
54
54
54
54
53
51
49
49
49
48
48
47
47
46
45
44
43
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
39