ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Сотрясение мозга

 

Сотрясение мозга

20 февраля 2014 - Владимир Юрков
Сотрясение мозга

Во время одного из летних приездов в Минск, Сергей Иванович предложил мне съездить на денек-другой к его тетке, проживавшей почти на границе с Россией, под городом Оршей. Обремененый семьей, двумя малолетними детьми, он редко приезжал на свою историческую родину – в Белоруссию. Отчасти из-за того, что приезжать туда всем кагалом и стеснять семью сестры своего отца он не хотел, а одного его – жена не отпускала[1].

Позвонив на кафедру, Сергей Иванович, по-наглому, сослался на неизвестно откуда взявшуюся, в такой, в общем-то теплый сезон, температуру – быть может от выпитой с устатку холодной воды и попросил продлить командировку на два – максимум три денька, дабы не ехать больным и разбитым в Москву. Обратных билетов у нас действительно не было и, уезжая, нам пришлось бы весь вечер носиться по перрону в надежде на подсадку или тащиться на «перекладных». Не знаю поверил ли Владилен Иванович тому, что мы ему наплели или нет, но остаться на три дня разрешил без вопросов. Хороший был начальник – понимал, что мы, в СССР, живем ниже некуда и поэтому казенных денег на своих сотрудников не жалел. Какая ему разница – сколько заплатит государство за нашу поездку: на двадцать рублей больше или на двадцать рублей меньше – не его же деньги. Зато подобные случаи значительно усиливали нашу любовь и уважение к заведующему кафедрой. К тому же мы все чувствовали себя как бы обязанными Владилену Ивановичу и отказаться, например, от какой-то его просьбы, пусть даже личной, уже не имели никакого морального права. Рука – руку моет.

Обрадовавшись выпавшей нам удаче, мы кинулись на автовокзал, чтобы купить билеты на автобус до Орши. Нам повезло – ждать отправления оставалось совсем недолго – чуть больше часа и мы скоротали это время, прогуливаясь вокруг автовокзала.

Мы решили садится в автобус последними, поскольку практически все пассажиры были мешочники с огромными тюками-баулами. Точно так же как российская деревенщина за всем чем можно ездила в Москву, белорусская деревенщина ездила в Минск. Не хотелось находиться в салоне, когда они таскают взад-вперед свои мешки и закидывают их на полки, можно сказать, тыча ими тебе в лицо. Когда до отправления оставалось несколько минут мы отправились искать свой автобус и достаточно быстро нашли его, но, к сожалению, посадка еще не закончилась.

Рядом с дверью автобуса стояли три толстые пожилые бабы с кучей баулов, которые они никак не могли пропихнуть в узкую дверь Львовского автобуса. Не знаю, какая это была за модель, наверное очень старая, поскольку я очень редко видел автобус, где передние двери были не из одной и не из четырех, а из трех створок.

Увидев меня они заголосили, чтобы я, как самый молодой, помог им втащить поклажу в салон. Я согласился… и зря! Надо было послать их к черту, но что-то такое, глупо-интеллигентское, вдолбленное школой в образе Павлика Морозова, взяло надо мною верх. И как я жестоко поплатился за это!

Я встал на ступеньку, нагнулся, взял в руку первый тюк, поданный мне толстой теткой, и, не успев даже повернуться, выпрямился… почувствовав страшный удар по голове! Все загудело, закрутилось, замутилось, ноги мои ослабли…

Плохо помню, как Сергей Иванович усадил меня. Зато хорошо рассмотрел, поскольку мы сидели на третьем сидении от входа, как мешочницы преспокойно затащили свои узлы в автобус, бросив их прямо на проходе и главное – ни одна из них не поинтересовалась мною и не вызвалась мне помочь. Хотя, чем они могли помочь мне? Разве что добрым словом! Но даже этого я не услышал от жлобовок.

Возвращаться в гостиницу я не хотел – зачем валяться одному, к тому же мы сдали номер и меня могло ждать классически совковое «Мест нет». В больницу еще больше не хотелось. Поэтому мне оставалось только одно – ехать с Сергей Ивановичем в деревню.

Дорогу я не запомнил совсем, знаю, что несколько раз мы останавливались, когда меня рвало. Потом, доехав до Орши я где-то сидел, пока Сергей Иванович искал машину в свою деревню. Как-то меня везли и куда-то привезли. Какие-то обрывки в памяти…

Для деревенских сотрясение мозга не проблема – многим пришлось пережить его, да и порою не по одному разу. Меня уложили в темный угол, чем-то гадким поили, тетка Сергея Ивановича то приходила, то уходила, что-то мне приносила очень дурно пахнущее – все это было как в тумане, по-моему, я просто спал и спал… Но через три дня я был в совершенно нормальном состоянии, за исключением того, что ноги были какие-то не то, что слабые, а неустойчивые и голова, конечно, болела. Но боль изменилась, она перестала быть внутренней, а стала внешней – то есть болело, по идее, только место удара.

А на дорогу меня угостили таким квасом! Я закачался, зарыгал и почувствовал себя абсолютно здоровым. Вот только ничего не видел в Серегиной деревне. Мы собирались съездить туда еще раз, да так и не пришлось. А жаль!


[1] Удивительно, что жена преспокойно отпустила его в «последний путь» даже не почувствовав своим женским сердцем, что жить ему остается менее двух часов.

© Copyright: Владимир Юрков, 2014

Регистрационный номер №0193528

от 20 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0193528 выдан для произведения: Сотрясение мозга

Во время одного из летних приездов в Минск, Сергей Иванович предложил мне съездить на денек-другой к его тетке, проживавшей почти на границе с Россией, под городом Оршей. Обремененый семьей, двумя малолетними детьми, он редко приезжал на свою историческую родину – в Белоруссию. Отчасти из-за того, что приезжать туда всем кагалом и стеснять семью сестры своего отца он не хотел, а одного его – жена не отпускала[1].

Позвонив на кафедру, Сергей Иванович, по-наглому, сослался на неизвестно откуда взявшуюся, в такой, в общем-то теплый сезон, температуру – быть может от выпитой с устатку холодной воды и попросил продлить командировку на два – максимум три денька, дабы не ехать больным и разбитым в Москву. Обратных билетов у нас действительно не было и, уезжая, нам пришлось бы весь вечер носиться по перрону в надежде на подсадку или тащиться на «перекладных». Не знаю поверил ли Владилен Иванович тому, что мы ему наплели или нет, но остаться на три дня разрешил без вопросов. Хороший был начальник – понимал, что мы, в СССР, живем ниже некуда и поэтому казенных денег на своих сотрудников не жалел. Какая ему разница – сколько заплатит государство за нашу поездку: на двадцать рублей больше или на двадцать рублей меньше – не его же деньги. Зато подобные случаи значительно усиливали нашу любовь и уважение к заведующему кафедрой. К тому же мы все чувствовали себя как бы обязанными Владилену Ивановичу и отказаться, например, от какой-то его просьбы, пусть даже личной, уже не имели никакого морального права. Рука – руку моет.

Обрадовавшись выпавшей нам удаче, мы кинулись на автовокзал, чтобы купить билеты на автобус до Орши. Нам повезло – ждать отправления оставалось совсем недолго – чуть больше часа и мы скоротали это время, прогуливаясь вокруг автовокзала.

Мы решили садится в автобус последними, поскольку практически все пассажиры были мешочники с огромными тюками-баулами. Точно так же как российская деревенщина за всем чем можно ездила в Москву, белорусская деревенщина ездила в Минск. Не хотелось находиться в салоне, когда они таскают взад-вперед свои мешки и закидывают их на полки, можно сказать, тыча ими тебе в лицо. Когда до отправления оставалось несколько минут мы отправились искать свой автобус и достаточно быстро нашли его, но, к сожалению, посадка еще не закончилась.

Рядом с дверью автобуса стояли три толстые пожилые бабы с кучей баулов, которые они никак не могли пропихнуть в узкую дверь Львовского автобуса. Не знаю, какая это была за модель, наверное очень старая, поскольку я очень редко видел автобус, где передние двери были не из одной и не из четырех, а из трех створок.

Увидев меня они заголосили, чтобы я, как самый молодой, помог им втащить поклажу в салон. Я согласился… и зря! Надо было послать их к черту, но что-то такое, глупо-интеллигентское, вдолбленное школой в образе Павлика Морозова, взяло надо мною верх. И как я жестоко поплатился за это!

Я встал на ступеньку, нагнулся, взял в руку первый тюк, поданный мне толстой теткой, и, не успев даже повернуться, выпрямился… почувствовав страшный удар по голове! Все загудело, закрутилось, замутилось, ноги мои ослабли…

Плохо помню, как Сергей Иванович усадил меня. Зато хорошо рассмотрел, поскольку мы сидели на третьем сидении от входа, как мешочницы преспокойно затащили свои узлы в автобус, бросив их прямо на проходе и главное – ни одна из них не поинтересовалась мною и не вызвалась мне помочь. Хотя, чем они могли помочь мне? Разве что добрым словом! Но даже этого я не услышал от жлобовок.

Возвращаться в гостиницу я не хотел – зачем валяться одному, к тому же мы сдали номер и меня могло ждать классически совковое «Мест нет». В больницу еще больше не хотелось. Поэтому мне оставалось только одно – ехать с Сергей Ивановичем в деревню.

Дорогу я не запомнил совсем, знаю, что несколько раз мы останавливались, когда меня рвало. Потом, доехав до Орши я где-то сидел, пока Сергей Иванович искал машину в свою деревню. Как-то меня везли и куда-то привезли. Какие-то обрывки в памяти…

Для деревенских сотрясение мозга не проблема – многим пришлось пережить его, да и порою не по одному разу. Меня уложили в темный угол, чем-то гадким поили, тетка Сергея Ивановича то приходила, то уходила, что-то мне приносила очень дурно пахнущее – все это было как в тумане, по-моему, я просто спал и спал… Но через три дня я был в совершенно нормальном состоянии, за исключением того, что ноги были какие-то не то, что слабые, а неустойчивые и голова, конечно, болела. Но боль изменилась, она перестала быть внутренней, а стала внешней – то есть болело, по идее, только место удара.

А на дорогу меня угостили таким квасом! Я закачался, зарыгал и почувствовал себя абсолютно здоровым. Вот только ничего не видел в Серегиной деревне. Мы собирались съездить туда еще раз, да так и не пришлось. А жаль!


[1] Удивительно, что жена преспокойно отпустила его в «последний путь» даже не почувствовав своим женским сердцем, что жить ему остается менее двух часов.
Рейтинг: 0 171 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!