ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Сон в Новогоднюю ночь

 

Сон в Новогоднюю ночь

10 декабря 2014 - Юрий Вахтин

    Не каждый человек добровольно согласиться на суточное дежурство в последний день уходящего года.  Не ошибусь, утверждая, что Новый год любимый праздник в недалеком прошлом советских, а теперь и российских граждан. 1 Мая, 7 Ноября, казалось, тоже почитаемы народом, но они канули в лету, и общество даже не заметило этого. Тем более их быстренько заменили другими, дабы не лишать россиян повода для застолья. Русский человек любит праздники, это в нас заложено с молоком матери. Попробовал бы кто-нибудь подменить Новый год!

  Отказать главному редактору, а по совместительству хозяину издательства «Папирус» перенести дежурство с 30 на 31 декабря Геннадий Антонович Иванов не смог. Должность корректора не приносила Иванову планируемого дохода, и «хозяин», как называли главного за глаза сотрудники, пошел навстречу Геннадию Антоновичу: оформил отца жены, живущего в райцентре области охранником. То, что Иванов будет дежурить, вместо пенсионера тестя, оговорили сразу. Издательство «Папирус», как и весь книжный бизнес, переживало не лучшие времена. Работы было не много, разве перед выборами кандидаты в очередь заказывали плакаты и календарики с клятвенными обещаниями: «честно служить народу!».

   Геннадий Антонович был натурой творческой, даже можно сказать в меру талантливой: он пописывал стишки и рассказы, и вынашивал идею написать роман-трилогию о «лихих 90-х». Увы, быт перевешивал художественные порывы души сочинителя. Ипотека, кредит на новую машину, дамокловым мечем висели над головой «неизвестного гения»: приходилось много работать. На творчество оставались только «свободные ночные часы»  на дежурстве.

   Жена настояла поехать на все Новогодние и Рождественские праздники на свою малую родину к родителям: в квартире Ивановых четвертый месяц шел ремонт. Отсутствие «свободных денег», без сомнения, основная причина затянувшегося долгостроя. Как обычно не рассчитали свои потребности с возможностями, а отставать от других не хочется.

   - Поедим в Глебово: хотя две недели пожить без этих шпаклевок, не спать в обнимку с рулоном обоев, - отстаивала жена свое предложение, - Дети месяц живут без полноценного питания. Надеюсь, за это время строители закончат ремонт на кухне!?

   - Хозяйка, плитка давай: два-три дня все закончу, - приводил контраргументы неустойки сроков сдачи объекта старший троицы строителей - Ишим.

   - Плитка придет на базу только пятого января.

   - Тогда восьмого будешь варить плов на свой кухня! - улыбаясь белозубой улыбкой, клятвенно заверил бригадир.

                                 *   *   *

  Выслушав десятки поздравлений и соболезнований от коллег, в восемнадцать часов, Иванов закрыл дверь за спиной последних загулявших сотрудников. Вздохнул с облегчением: «Наконец разошлись!» Зашел в дежурку, проверил работу видеокамер, попил чаю. Геннадий Антонович любил ночную тишину высоких гулких коридоров издательства: никто не мешает, не достает расспросами и рассказами. В обычные дежурства он много работал: корректировал «левые» тексты, или писал новый рассказ. Иванов даже ждал очередную смену. Сегодня в голову ничего не шло. На столе лежал текст докторской диссертации, которую надо срочно проверить и отдать заказчику, так как вознаграждение давно истрачено на ремонт. Муза в Новогоднюю ночь тоже не захотела сидеть в скучной старой трехэтажке, наверное, ушла на какую-нибудь корпоративную вечеринку. Походив по пустым коридорам, Геннадий Антонович присел на диван, включил телевизор. Все как всегда: старые затертые до дыр фильмы или их серые одноразовые ремейки! Кто только сценарий пишет!? Корректор тоскливо посмотрел на стоявшую, на тумбочке бутылку коньяка, подарок «хозяина» на праздник. Утром ехать в Глебова, а инспектора тоже будут слушать поздравление президента, и захотят «жить еще лучше» уже с первого дня Нового года.

   - Эх, не везет, так не везет! – вслух проговорил Геннадий Антонович, и обреченно вытянулся на диване.

   Жизнь летит в бешеном ритме. Все решают деньги, вернее их количество, а так хочется творить для души! Не исправлять детские ошибки изворотливых докторов наук, а написать что-нибудь стоящее, оригинальное, свое! Но на это всегда чего-нибудь не хватает: вдохновения, времени, терпения. Иванов несколько раз подсовывал «хозяину» свои работы, тот конечно обещал посмотреть дать справедливую оценку, врал конечно. На следующий день главный редактор никогда не заводил разговор о прочитанном рассказе, а сам сочинитель спросить не решался. Что бы выжить надо делать ту работу, которая приносит заработок, кормит семью, а кому нужны его нетленки!? Это жизнь – приходилось смириться. Не заметив как, Геннадий Антонович задремал, под монотонную тихую музыку с экрана телевизора.

 

                                     *   *   *

   - Геннадий Антонович ответьте, пожалуйста, международный! – молодой голос секретарши Кристины в селекторе.

   - Да, Иванов, слушаю.

   - Добрый вечер! Хотя извините у вас сейчас утро, – незнакомый голос с явным иностранным акцентом. – Меня зовут, впрочем, вам мое имя ни о чем не говорит. Мы хотим купить права на экранизацию вашего романа «Облом». Поверьте это шедевр мировой литературы! Ни один писатель не смог так правдиво описать годы перестройки в России! Да, да расценки премиум писателей! Сумму оговорите с нашим адвокатом: он уже вылетел в Москву.

  Звонок по второму телефону:

   - Геннадий Антонович? Из издательства «Эксмо» вас беспокоят.  Мы хотим перевести ваши книги на португальский и гойдельский язык, надо встретиться обговорить детали.

  Робко постучав в дверь, заглянула Кристина, расцвела в милой улыбке:

   - Геннадий Антонович не забудьте в одиннадцать у вас встреча с молодыми писателями, а в тринадцать выступление на телевидение.

  Иванов поморщился, словно от зубной боли:

   - Спасибо, Кристина. Пустая трата времени: одни серые шаблонные сочинители.  Я не вижу среди молодых ни одного стоящего писателя!

   - Когда вы все успеваете?! – секретарша с восхищением смотрела на шефа, - Вы еще и начинающих читаете!

   - Вы о чем, детка моя? Я свое читать не успеваю! Я так знаю! Что еще у нас по плану?

   - Звонили из Стокгольма: вы вошли в пятерку претендентов на Нобелевскую премию по литературе, - Кристина снова расцвела в обворожительной улыбке.

   - Даже так! – Иванов встал из за стола, подошел к большому до пола окну, - Хотя к этому все и шло …. Я и смокинг заказал,  -немного смутившись добавил известный писатель.  

   - И еще! – зачастила секретарша, - Прораб сообщил, что ваш коттедж будет готов к Новому году

   - Прекрасно! Обмоем премию в новом доме!- Иванов довольно потер ладони. – Кристина, пожалуйста, будут звонить из наших издательств, отвечай им, что все права на мои книги изданные, и еще не написанные, уже проданы!

  - Утром звонили из АСТ: я так и сказала.

   - Чудесно, моя дорогая! – Геннадий Антонович лукаво улыбнулся, - На Рождество поедим на Южные острова: заслужила … .

  Снова зазвонил телефон на столе.

   - Бог мой! Когда это закончится!? Мне нужно несколько часов, чтобы дописать новый шедевр! Всего несколько часов тишины! Неужели это так много? Неужели это невозможно!

                                         *   *   *

Корректор открыл глаза.

   - Дорогие друзья! В наступающем году нам многое предстоит сделать для улучшения жизни … .

  

 

 

  

© Copyright: Юрий Вахтин, 2014

Регистрационный номер №0258400

от 10 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0258400 выдан для произведения:

    Не каждый человек добровольно согласиться на суточное дежурство в последний день уходящего года.  Не ошибусь, утверждая, что Новый год любимый праздник в недалеком прошлом советских, а теперь и российских граждан. 1 Мая, 7 Ноября, казалось, тоже почитаемы народом, но они канули в лету, и общество даже не заметило этого. Тем более их быстренько заменили другими, дабы не лишать россиян повода для застолья. Русский человек любит праздники, это в нас заложено с молоком матери. Попробовал бы кто-нибудь подменить Новый год!

  Отказать главному редактору, а по совместительству хозяину издательства «Папирус» перенести дежурство с 30 на 31 декабря Геннадий Антонович Иванов не смог. Должность корректора не приносила Иванову планируемого дохода, и «хозяин», как называли главного за глаза сотрудники, пошел навстречу Геннадию Антоновичу: оформил отца жены, живущего в райцентре области охранником. То, что Иванов будет дежурить, вместо пенсионера тестя, оговорили сразу. Издательство «Папирус», как и весь книжный бизнес, переживало не лучшие времена. Работы было не много, разве перед выборами кандидаты в очередь заказывали плакаты и календарики с клятвенными обещаниями: «честно служить народу!».

   Геннадий Антонович был натурой творческой, даже можно сказать в меру талантливой: он пописывал стишки и рассказы, и вынашивал идею написать роман-трилогию о «лихих 90-х». Увы, быт перевешивал художественные порывы души сочинителя. Ипотека, кредит на новую машину, дамокловым мечем висели над головой «неизвестного гения»: приходилось много работать. На творчество оставались только «свободные ночные часы»  на дежурстве.

   Жена настояла поехать на все Новогодние и Рождественские праздники на свою малую родину к родителям: в квартире Ивановых четвертый месяц шел ремонт. Отсутствие «свободных денег», без сомнения, основная причина затянувшегося долгостроя. Как обычно не рассчитали свои потребности с возможностями, а отставать от других не хочется.

   - Поедим в Глебово: хотя две недели пожить без этих шпаклевок, не спать в обнимку с рулоном обоев, - отстаивала жена свое предложение, - Дети месяц живут без полноценного питания. Надеюсь, за это время строители закончат ремонт на кухне!?

   - Хозяйка, плитка давай: два-три дня все закончу, - приводил контраргументы неустойки сроков сдачи объекта старший троицы строителей - Ишим.

   - Плитка придет на базу только пятого января.

   - Тогда восьмого будешь варить плов на свой кухня! - улыбаясь белозубой улыбкой, клятвенно заверил бригадир.

                                 *   *   *

  Выслушав десятки поздравлений и соболезнований от коллег, в восемнадцать часов, Иванов закрыл дверь за спиной последних загулявших сотрудников. Вздохнул с облегчением: «Наконец разошлись!» Зашел в дежурку, проверил работу видеокамер, попил чаю. Геннадий Антонович любил ночную тишину высоких гулких коридоров издательства: никто не мешает, не достает расспросами и рассказами. В обычные дежурства он много работал: корректировал «левые» тексты, или писал новый рассказ. Иванов даже ждал очередную смену. Сегодня в голову ничего не шло. На столе лежал текст докторской диссертации, которую надо срочно проверить и отдать заказчику, так как вознаграждение давно истрачено на ремонт. Муза в Новогоднюю ночь тоже не захотела сидеть в скучной старой трехэтажке, наверное, ушла на какую-нибудь корпоративную вечеринку. Походив по пустым коридорам, Геннадий Антонович присел на диван, включил телевизор. Все как всегда: старые затертые до дыр фильмы или их серые одноразовые ремейки! Кто только сценарий пишет!? Корректор тоскливо посмотрел на стоявшую, на тумбочке бутылку коньяка, подарок «хозяина» на праздник. Утром ехать в Глебова, а инспектора тоже будут слушать поздравление президента, и захотят «жить еще лучше» уже с первого дня Нового года.

   - Эх, не везет, так не везет! – вслух проговорил Геннадий Антонович, и обреченно вытянулся на диване.

   Жизнь летит в бешеном ритме. Все решают деньги, вернее их количество, а так хочется творить для души! Не исправлять детские ошибки изворотливых докторов наук, а написать что-нибудь стоящее, оригинальное, свое! Но на это всегда чего-нибудь не хватает: вдохновения, времени, терпения. Иванов несколько раз подсовывал «хозяину» свои работы, тот конечно обещал посмотреть дать справедливую оценку, врал конечно. На следующий день главный редактор никогда не заводил разговор о прочитанном рассказе, а сам сочинитель спросить не решался. Что бы выжить надо делать ту работу, которая приносит заработок, кормит семью, а кому нужны его нетленки!? Это жизнь – приходилось смириться. Не заметив как, Геннадий Антонович задремал, под монотонную тихую музыку с экрана телевизора.

 

                                     *   *   *

   - Геннадий Антонович ответьте, пожалуйста, международный! – молодой голос секретарши Кристины в селекторе.

   - Да, Иванов, слушаю.

   - Добрый вечер! Хотя извините у вас сейчас утро, – незнакомый голос с явным иностранным акцентом. – Меня зовут, впрочем, вам мое имя ни о чем не говорит. Мы хотим купить права на экранизацию вашего романа «Облом». Поверьте это шедевр мировой литературы! Ни один писатель не смог так правдиво описать годы перестройки в России! Да, да расценки премиум писателей! Сумму оговорите с нашим адвокатом: он уже вылетел в Москву.

  Звонок по второму телефону:

   - Геннадий Антонович? Из издательства «Эксмо» вас беспокоят.  Мы хотим перевести ваши книги на португальский и гойдельский язык, надо встретиться обговорить детали.

  Робко постучав в дверь, заглянула Кристина, расцвела в милой улыбке:

   - Геннадий Антонович не забудьте в одиннадцать у вас встреча с молодыми писателями, а в тринадцать выступление на телевидение.

  Иванов поморщился, словно от зубной боли:

   - Спасибо, Кристина. Пустая трата времени: одни серые шаблонные сочинители.  Я не вижу среди молодых ни одного стоящего писателя!

   - Когда вы все успеваете?! – секретарша с восхищением смотрела на шефа, - Вы еще и начинающих читаете!

   - Вы о чем, детка моя? Я свое читать не успеваю! Я так знаю! Что еще у нас по плану?

   - Звонили из Стокгольма: вы вошли в пятерку претендентов на Нобелевскую премию по литературе, - Кристина снова расцвела в обворожительной улыбке.

   - Даже так! – Иванов встал из за стола, подошел к большому до пола окну, - Хотя к этому все и шло …. Я и смокинг заказал,  -немного смутившись добавил известный писатель.  

   - И еще! – зачастила секретарша, - Прораб сообщил, что ваш коттедж будет готов к Новому году

   - Прекрасно! Обмоем премию в новом доме!- Иванов довольно потер ладони. – Кристина, пожалуйста, будут звонить из наших издательств, отвечай им, что все права на мои книги изданные, и еще не написанные, уже проданы!

  - Утром звонили из АСТ: я так и сказала.

   - Чудесно, моя дорогая! – Геннадий Антонович лукаво улыбнулся, - На Рождество поедим на Южные острова: заслужила … .

  Снова зазвонил телефон на столе.

   - Бог мой! Когда это закончится!? Мне нужно несколько часов, чтобы дописать новый шедевр! Всего несколько часов тишины! Неужели это так много? Неужели это невозможно!

                                         *   *   *

Корректор открыл глаза.

   - Дорогие друзья! В наступающем году нам многое предстоит сделать для улучшения жизни … .

  

 

 

  

Рейтинг: +1 196 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!