ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Скобарь и мода

 

Скобарь и мода

30 января 2012 - Александр Шипицын

До того как Джон Леннон сколотил своих «Битлов» в ансамбль, у нас очки от солнца имели только функциональное назначение – ослаблять световой поток. И никак не служили целям создания имиджа. Допустимыми для ношения считались круглые, как у крота в известном мультфильме, очки зеленого стекла. А черные очки, закрывающие половину лица, считались стиляжничеством, вызовом обществу и подлежали всяческому порицанию и осмеянию. 

            В славном городе Острове стояла дивизия морской авиации. А Остров, это в Псковской области, известной своими скобарями. Кто не знает, кто это – обратитесь в Интернет. Там вы узнаете, что это простые и скромные ребята, имеющие свою систему взглядов на общество, мораль и правила поведения. Так вот, в славном городе Острове, в полутемном баре, а точнее, в плохо освещенной закусочной, сидел, одетый в гражданскую, по моде, одежду, лейтенант морской авиации. Это на службе он был лейтенант морской авиации, а тут просто человек, решивший выпить немного коньяка, закусить шоколадкой и познакомиться с девушкой. Если таковая сюда зайдет.

            Лейтенант был одет в синие джинсы и такую же курточку. Он носил усы, как солисты, входящих тогда в моду, «Песняров», за которые уже настрадался в полку. В армии, а особенно в авиации, к усам и бородам относились крайне негативно. Даже от полетов отстраняли под тем предлогом, что усы мешают плотному прилеганию кислородной маски к лицу. Хотя, поглощать бортпаек, просовывая под маску его содержимое, не запрещалось. Так как полностью запретить ношение усов не могли, ввели ограничения, досаждающее свободолюбивым натурам. Можно было носить только такие усы, кончики которых не опускались ниже уголков губ. Почему именно так, а ни на миллиметр длиннее, никто объяснить не мог. Очевидно, идеалом считался Василий Иванович Чапаев, у которого усы хоть и были длиннее, но их кончики, лихо закрученные вверх, не опускались ниже уголков губ. Худо приходилось украинцам. Их национальная традиция предписывала носить усы как у Тараса Григорьевича, опущенные вниз. Как у модных «Песняров».

            Лейтенант имел вызывающую, с точки зрения советского военного командования, внешность и одежду. Но самым страшным было то, что он носил темные солнечные очки. На пол лица. Мало того, он не снял их даже в помещении, где, как говорилось, было и так не очень светло. А неподалеку от его столика, практически напротив, сидел скобарь. Перед ним на столе стояла бутылка водки, кружка пива, селедка с луком и другая закуска.

            Он сразу же, с неодобрением, посмотрел на лейтенанта. Редкий случай, когда взгляды скобаря и общества совпали. А, увидев, что тот заказал маленький графинчик коньяка и шоколадку, громко хмыкнул. Тем более, что лейтенант, не смотря на полумрак, царящий в маленьком зале, так и не снял свои очки.

            Когда официантка принесла коньяк и маленькую рюмочку, лейтенант, что бы не промахнуться и не вылить коньяк на скатерть, приподнял очки и, глядя из-под них, налил себе стопку. Скобарь хмыкнул второй раз, но лейтенант не обратил на это никакого внимания. А зря.

            Лейтенант выпил, закусил кубиком шоколадки и разгладил свои песнярские усы. Затем сел ровно и, посверкивая очками, погрузился в восприятие ощущений происходящих в его груди. Когда тепло вызванное первой рюмкой коньяка начало спадать, он опять приподнял, что бы лучше видеть, очки и налил себе вторую рюмку. Что в очередной раз вызвало раздражение его визави.

            Но когда лейтенант и в третий раз приподнял очки, скобарь не выдержал. С криком:

            - Ты чего вые…шься!? – Он подскочил к лейтенанту и заехал ему кулаком в глаз, прямо через очки.

            Лейтенант себя тоже, не на помойке нашел. Он кинулся на скобаря, и они сплелись в воющий клубок, сбивающий столы и стулья. Несмотря на поток и разорение, устроенные ими в буфете, физически, никто особенно и не пострадал. Подумаешь, пара синяков и несколько ссадин! Но несгибаемый скобарь, при появлении милиции незаметно скрылся, а несломленному лейтенанту пришлось серьезно пострадать по службе. На всех разборах и собраниях главным аргументом обвинения выступали, разбитые скобарем, очки и песнярские усы. Очередное воинское звание ему, разумеется, задержали. На полгода.

            Нелегко все новое пробивало и пробивает себе дорогу на Руси.

 

© Copyright: Александр Шипицын, 2012

Регистрационный номер №0020650

от 30 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0020650 выдан для произведения:

До того как Джон Леннон сколотил своих «Битлов» в ансамбль, у нас очки от солнца имели только функциональное назначение – ослаблять световой поток. И никак не служили целям создания имиджа. Допустимыми для ношения считались круглые, как у крота в известном мультфильме, очки зеленого стекла. А черные очки, закрывающие половину лица, считались стиляжничеством, вызовом обществу и подлежали всяческому порицанию и осмеянию. 

            В славном городе Острове стояла дивизия морской авиации. А Остров, это в Псковской области, известной своими скобарями. Кто не знает, кто это – обратитесь в Интернет. Там вы узнаете, что это простые и скромные ребята, имеющие свою систему взглядов на общество, мораль и правила поведения. Так вот, в славном городе Острове, в полутемном баре, а точнее, в плохо освещенной закусочной, сидел, одетый в гражданскую, по моде, одежду, лейтенант морской авиации. Это на службе он был лейтенант морской авиации, а тут просто человек, решивший выпить немного коньяка, закусить шоколадкой и познакомиться с девушкой. Если таковая сюда зайдет.

            Лейтенант был одет в синие джинсы и такую же курточку. Он носил усы, как солисты, входящих тогда в моду, «Песняров», за которые уже настрадался в полку. В армии, а особенно в авиации, к усам и бородам относились крайне негативно. Даже от полетов отстраняли под тем предлогом, что усы мешают плотному прилеганию кислородной маски к лицу. Хотя, поглощать бортпаек, просовывая под маску его содержимое, не запрещалось. Так как полностью запретить ношение усов не могли, ввели ограничения, досаждающее свободолюбивым натурам. Можно было носить только такие усы, кончики которых не опускались ниже уголков губ. Почему именно так, а ни на миллиметр длиннее, никто объяснить не мог. Очевидно, идеалом считался Василий Иванович Чапаев, у которого усы хоть и были длиннее, но их кончики, лихо закрученные вверх, не опускались ниже уголков губ. Худо приходилось украинцам. Их национальная традиция предписывала носить усы как у Тараса Григорьевича, опущенные вниз. Как у модных «Песняров».

            Лейтенант имел вызывающую, с точки зрения советского военного командования, внешность и одежду. Но самым страшным было то, что он носил темные солнечные очки. На пол лица. Мало того, он не снял их даже в помещении, где, как говорилось, было и так не очень светло. А неподалеку от его столика, практически напротив, сидел скобарь. Перед ним на столе стояла бутылка водки, кружка пива, селедка с луком и другая закуска.

            Он сразу же, с неодобрением, посмотрел на лейтенанта. Редкий случай, когда взгляды скобаря и общества совпали. А, увидев, что тот заказал маленький графинчик коньяка и шоколадку, громко хмыкнул. Тем более, что лейтенант, не смотря на полумрак, царящий в маленьком зале, так и не снял свои очки.

            Когда официантка принесла коньяк и маленькую рюмочку, лейтенант, что бы не промахнуться и не вылить коньяк на скатерть, приподнял очки и, глядя из-под них, налил себе стопку. Скобарь хмыкнул второй раз, но лейтенант не обратил на это никакого внимания. А зря.

            Лейтенант выпил, закусил кубиком шоколадки и разгладил свои песнярские усы. Затем сел ровно и, посверкивая очками, погрузился в восприятие ощущений происходящих в его груди. Когда тепло вызванное первой рюмкой коньяка начало спадать, он опять приподнял, что бы лучше видеть, очки и налил себе вторую рюмку. Что в очередной раз вызвало раздражение его визави.

            Но когда лейтенант и в третий раз приподнял очки, скобарь не выдержал. С криком:

            - Ты чего вые…шься!? – Он подскочил к лейтенанту и заехал ему кулаком в глаз, прямо через очки.

            Лейтенант себя тоже, не на помойке нашел. Он кинулся на скобаря, и они сплелись в воющий клубок, сбивающий столы и стулья. Несмотря на поток и разорение, устроенные ими в буфете, физически, никто особенно и не пострадал. Подумаешь, пара синяков и несколько ссадин! Но несгибаемый скобарь, при появлении милиции незаметно скрылся, а несломленному лейтенанту пришлось серьезно пострадать по службе. На всех разборах и собраниях главным аргументом обвинения выступали, разбитые скобарем, очки и песнярские усы. Очередное воинское звание ему, разумеется, задержали. На полгода.

            Нелегко все новое пробивало и пробивает себе дорогу на Руси.

 

Рейтинг: 0 253 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!