ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Сказка первая. Соприкасаясь с миром.

 

Сказка первая. Соприкасаясь с миром.

14 ноября 2013 - Кролик Роджер
Глава 1. Ссора. Одиночество - это свобода или ад?
Вместо эпиграфа:
Достаточно оказаться с кем-нибудь в лифте, чтобы убедиться,
как мало люди могут сказать друг другу. (Славомир Врублевский)
...То, что свобода марионетки не зависит от длины нитей, пожалуй, Он осознал окончательно только сегодня. А может, Он просто устал... Устал оттого, что его все время дергают окружающие люди... сделай то... скажи это... ты должен сидеть здесь... здесь не ходи... туда не летай... Задолбали!!! Он пытался утешить себя тем, что все будет хорошо, просто всему свое время. Есть время разбрасывать грабли, а есть время на них наступать. Просто надо не терять при этом чувство собственного достоинства, ну, а если вдруг и потеряешь, то надо сделать вид что это не твое.
Он снимал угол в этом любовном треугольнике, точнее клетку. Его не любила хозяйка, Она говорила, что попугаи страдают острой интеллектуальной недостаточностью. А хозяин любил его, правда, редко это говорил при ней, ее Он тоже ... любил...
Попугай, нахохлившись, сидел в своем углу. Он не понимал, зачем люди орут друг на друга, ведь именно поэтому часто они и бывают одиноки, что вместо мостов строят стены. Хотя, наверное, надо обладать железными нервами, чтобы быть приветливым каждый день с одним и тем же человеком. Но тут вроде все утихло, как будто люди прочли его мысли... но ...
Говорят человек, может многое вынести, если его вовремя не остановить. Хозяин этим и занялся, Он взял чемодан, подхватил клетку с попугаем и они вышли на улицу. А там... А там была весна, которая и показала, кто и где нагадил. На столбах мелькали объявления: "Лечу бесплодие методом тыка", "Эротический массаж. Тел.. 02"...
Да, в жизни каждого мужчины наступает такой период, когда чистые носки легче купить... Попугай вдруг подумал, что сейчас ему проще, чем хозяину, по крайней мере, ему есть, где жить! Да, проблема... Но говорят, что с проблемами приходит и жизненный опыт (хм, много они знают), ум он все равно не заменит, да и похож на счастливую лотерею купленную после тиража...
Вот оно ОДИНОЧЕСТВО, тут потерял, а там еще не нашел, и кто знает, где быстрей наладится, ТАМ или ТУТ... Любовь - главный способ бегства от одиночества, которое мучит большинство мужчин и женщин в течение почти всей их жизни, как сказал кто-то из великих. Человек не может быть одинок, как бы Он этого не хотел, как бы Он не отгораживался. Можно жить и В одиночестве, если кого-то ждешь, но не С одиночеством...
Зачем мы перешли на "ты"?
За это нам и перепало -
на грош любви и простоты,
а что-то главное пропало.
(Булат Окуджава)
Глава 2. Новая жизнь, или возвращение домой.
Он застыл перед дверью... Как Он давно здесь не был...
...Когда-то... Они были здесь счастливы... потом ей захотелось чего-то большего... но Он до сих пор так и не понял, зачем они переехали, здесь было уютно... здесь был ДОМ. Странно, что это Он осознал только сейчас. Хорошо, что Он не продал эту квартиру, а только сдавал...
Он захлопнул за собой дверь. Но потом, немного опомнившись от нахлынувших воспоминаний, открыл ее и подхватил клетку с попугаем, которую оставил около порога, по другую сторону двери.
Он обвел взглядом пустовавшую две недели без квартирантов квартиру, понял, что уборка неминуема. Первым делом определилось, конечно же, место для попугая. Потом последовала и вся остальная, к сожалению, большая часть, квартиры.
С уборкой, как в прочем и следовало ожидать, возникли проблемы, надо было что-то выкидывать, но каждая вещь навевала воспоминания, приходилось отмахиваться от них как от назойливых мух, что не всегда получалось.
....
Подкиньте, люди, до любви!
Но нет? Вам ближе? Вам до ада?
Да нам же с вами по пути!
Пройти всего лишь два квартала...
Дарите, люди, мне тепло,
свое отдал я... Вам смешно?
Нет, что Вы, вовсе не трепло! -
Я делал всё!.. давным-давно...
Подайте денег на любовь
без нежных чувств и лишних слов,
подайте, люди, на любовь
невинную! - из грешных снов...
Но нет? Вам жалко даже смеха?
Отказ коробит воздух вновь,
а, может, это просто эхо...
Опять блуждать промеж домов?...

Постойте, люди, мы не вхожи
в просторы рая; впрочем, в ад -
что без любви, что с ней, похоже...
дороги не найти назад!
Когда к вечеру Он закончил все-таки с уборкой - в квартире раздался звонок... Мужчина, открыв дверь, обнаружил там стоящего мальчика со щенком на руках:
- Дяденька, возьмите щенка, почти даром, - просвиристел мальчишка, подняв почти над головой щенка спаниеля, продолжил - последний остался. Нам его деть некуда, купите, а то папка придет - ругаться будет, что не пристроил я его. А Вы наш "новый старый" сосед? - не унимался мальчонка.
- Ну, что то вроде, - озадаченно ответил мужчина, и немного подумав, спросил, - и сколько ты за него хочешь?
- Хочу много, а прошу штуку, - улыбнулся мальчишка, - это же не кот, попугайчика не обидит, - и на озадаченный взгляд мужчина, не дожидаясь вопроса, сказал, - я Вас видел утром, Вы с клеткой в подъезд входили.
- А, так это ты меня чуть с ног не сбил? - улыбнулся мужчина - А, сколько ему уже?
Мальчик смущенно замешкался, но все-таки ответил:
- Уже четыре месяца... с половинкой. .... Возьмёте? - с умоляющим лицом спросил мальчик.
Мужчина посмотрел на мальчика и слегка улыбнулся (в последнее время Он не был сторонником в проявлении, каких либо эмоций, потому выражал их только по мере экстренной необходимости, и дети входили в экстренную ситуацию) и чуть заметно кивнул.
- Ну, что ж, давай, по рукам...

Глава 3. Странное восприятие мира...
Вместо эпиграфа:
Плесень размножается спорами,
так что не спорьте с плесенью.
Автор неизвестен.
Над зеркалом, перед которым обычно брились все кому не лень, красовалась надпись: "ДРУГИЕ НЕ ЛУЧШЕ". Иногда эта надпись помогала выжить. Особенно сейчас, когда кругом шла голова от жизни, работы и женщин. Трудно было понять, что последние в нем находили: немного лысый, немного в очках, но что-то их в нем привлекало (из этого Он извлёк только один урок, что боготворить ВСЕХ женщин - это донжуанство, а ОДНУ (или не одной, вообще) - донкихотство!)... Может, их привлекало то, что в каждой из них Он находил изюминку. Правда, сейчас Он понял, что одним изюмом жив не будешь. Было непривычно, что с кухни не доносилось приятного запаха еды, наверное, потому, что в этом доме больше не было ЕЁ... Вот и все… теперь все самим...
...Во время завтрака привычно работал телевизор, который как всегда нёс чушь:
"Правительство официально признало, что народ не роскошь, а средство обогащения. Криминальные новости. Беспредел в криминальном мире! Чеченский террорист захватил автобус с чеченскими террористами, в последствии Они объединились, и захватили террариум, вот их требования: "ВЫПУСТИТЕ НАС ОТСЮДА!!!!! SOS, SOS, SOS". Начинающая радистка милиции неправильно поняла SOS, и теперь ,после успешно проведенной операции по захвату террористов, они обвиняются в сексуальных домогательствах...".
На этом месте телевизор нервно мигнул и стух, потому, что слушать эту галиматью было больше невыносимо... Наверное, про журналистов правильно говорят, что лучше молчать и слыть идиотом, чем заговорить и развеять все сомнения! Оставшееся время завтрака прошло в тишине и в мыслях.И мысли вернулись к женщинам... Развод, наверное, тяжелая штука. Хотя и семейная жизнь не легче, Она чем-то напоминала ему работу, после увольнения, с которой в трудовой книжке (т.е. в паспорте) появляется запись: "Уволен к "такой-то" матери". Нет, одиноким Он ему точно не нравился. Может, есть кто-то ещё, кто ждет его, просто Он про это не помнит ... или не знает... или очень далеко, а может просто все достали. Ничего... Придет в себя. Сосредоточившись на этой своей мысли, пес рискнул поднять глаза на хозяина, и завилял хвостом, в надежде его хоть немного подбодрить. Но Он не знал, как объяснить хозяину, что любовь - это просто торжество воображения над интеллектом, а не сердечный приступ и уж точно не конец света. В конце концов, женщина не кошка и тоже (как и Он) может быть и другом. Хозяин посмотрел на пса и улыбнулся, почесывая ему за ухом, затем тоже самое Он изобразил на себе. Ну, ничего, сейчас пойдем прогуляемся, и может ему станет легче, хотя пес не понимал, зачем на улицу ходит сам хозяин....
Ты была огнем моей жизни, Я писал для тебя стихи. Но ты увязла в этой тризне. Не вспомнив, что были близки
От строчки- до пустоты, От точки - до петли. Прочь, потому что это не ты. И в ночь уходят огни.
...
Перед уходом хозяин, немного замешкался, попугая никуда не денешь, тоже кормить надо... при этом процессе, почему-то у спаниеля появлялась ревность, но Он уже начал привыкать к присутствию этого странного обитателя. Тем более вроде как завтра ему придется один на один остаться с этим обитателем в квартире, так как хозяин собирался на какую-то охоту, и не мог взять его с собой – маленький, мол... Тоже мне... Охота ... какое странное слово, интересно, что Оно обозначает... Спаниель почесал уже сам себе за ухом... Но Он скоро это узнает, так как хозяин говорил, что скоро возьмет его с собой, как только Он немного подрастет.
Глава 4 Охота.
Он проснулся от того, что его грудь пыталась найти вход для воздуха в легкие. Пустота сковала его грудь, не давая дышать, прошло несколько минут, прежде чем Он смог восстановить дыхание. Затем Он медленно открыл глаза, поднял голову и огляделся. Пещера, как и прежде, была пуста... так же, как и его грудь.
Он со вздохом встали пошатнувшись, вышел на предрассветный воздух, который все еще пах ночью. Или для него уже все пахло ночью? ... Белоснежный волк медленно втянул воздух, сырой безмятежный начинающий желтеть, от цвета осенних листьев, пахнущий, кроме ночи и осеннего холода, чем-то еще... У волка напряглось все тело, в попытках вспомнить, чем именно пах этот воздух... Задумавшись, Он незаметно для себя начал отходить от пещеры...
Через несколько десятков шагов Он очнулся от того, что мокрый осенний лист, падающий с дерева, прилип к носу, как раз в тот момент когда волк в очередной раз попытался втянуть воздух, не оставляя надежду вспомнить чем все таки тот пахнет. Попытки просто стряхнуть лист, тряся головой, не увенчались успехом, тогда Он лениво пригнул голову к земле и стряхнул лист лапой. Да-а-а....
"Осень наступила,
Падают листы,
Мне никто не надо,
Кроме - ты!"
После того, как война с листом была окончена, волк огляделся, прислушиваясь, по большей части к себе, чем к окружающему его лесу, пытаясь определить место, где Он находится.
Тут Он вспомнил, что уже несколько дней не охотился, и голод дал о себе знать. Вряд ли, конечно, в такое время Он сможет поймать себе что-то существенное, но попробовать чем-то утолить голод, до более подходящего времени, для охоты, наверняка, можно. Но Он не столько хотел есть, сколько ему просто надо было себя чем-то занять.
Теперь Он перешел на легкий бег трусцой, оглядывая местность уже с определенной целью, а, не просто озираясь по сторонам.
...
Через час окончательно рассвело. Одинокому белоснежному охотнику действительно удалось утолить свой так называемый "голод", правда, несущественно, но все же... Он, зевнув, нерешительно направился обратно. Но вдруг замер у кустов, за которыми услышал шорохи и легкое потявкивание...
Он, прижав уши, чуть припав к земле, осторожно подкрался, так что бы из-за кустов его не было заметно, и присмотрелся... То, что Он там увидел, заставило его вытянуться во весь рост, поставив уши торчком, на столько, насколько это вообще было возможно. Там за кустами, как за гранью реальности, молодая волчица, которая заставляла биться его сердце, терлась о морду волка... Так вот откуда была эта пустота, в которую Он так не хотел верить. Он закрыл глаза, в надежде, что открыв их, что-то изменится. Да изменилось, теперь то, что было, когда-то, за гранью реальности стало на грани его понимания. Он почувствовал, как пустота, внутри него, набухла и, лопнув, начала расползаться по его телу колючей горячей болью. Волк хотел рвануть вперед, но что-то его остановило. И заставил себя поднять голову и посмотреть на них. Он был уверен, что этот бой Он не проиграет ... перед ним, перед соперником, а перед ней? Именно эта мысль заставила его замереть. Сколько Он так мог простоять, не знал даже Он сам, но тут хрустнувшая ветка за спиной заставила его резко обернуться.
Человек среднего роста в очках, в охотничьем снаряжении и с парой уток на боку, с ружьем, нацеленным точно на волка, стоял, не зная, что предпринять. Волк, стоя к человеку в пол-оборота, повернул голову назад, еще раз посмотрел на нее, может быть в последний раз, принял решение. Развернулся к ружью, прижал уши, и принял позу более или менее удобную для прыжка. Человек успел поймать направление, куда посмотрел волк, и казалось, что растерялся еще больше. В этот момент взгляд зверя и мужчины встретились. Несколько секунд, которые показались для них обоих целой жизнью, прошли в тишине, две пары глаз, в которых было что-то колючее, сказали друг другу все, все что знали и помнили в этот момент, человек опустил ружье... и... отступил назад, волк же, неожиданно для себя, принял обычную позу. Буквально еще несколько секунд они стояли, смотрев, друг на друга, пытаясь найти для своих поступков хотя бы какое то слабое оправдание.
Волк, поняв, что выстрела не будет, отшатнулся назад. Человек начал пятиться, затем, развернувшись спиной к нему, медленно пошел, прислушиваясь к шороху сзади, в лагерь, где его ждали остальные. Но, скоро поняв, что в спину ему никто не вцепится, ускорил свой шаг... Когда что-то теряешь - начинаешь ценить это. Зато когда что-то находишь, начинаешь ценить потерявшего...
Белоснежный волк, простояв в недоумении, еще несколько минут, вдруг осознал, что именно произошло... Этот человек, как будто понял его, и даже хуже чем понял, как будто на своей шкуре испытал тот же взрыв пустоты, отразившейся в глазах обоих колючей, горячей, но леденящей болью... Как будто человек понял, что за что волк готов умереть. И всплыл вопрос: а может лучше, был бы это кто-то другой, тот кто, все-таки смог бы нажать на курок?! Он тряхнул головой, отогнав от себя эту мысль, понимая, что ответ на этот вопрос Он вряд ли сможет теперь когда-нибудь получить. Да Он, Он хотел бы узнать, почему человек не выстрелил... Ведь от знаний не умирают. Хотя в данном случае рисковать, наверное, все-таки не стоило. Он глубоко вздохнул, и развернул все свои четыре лапы в пещеру.
...
А воздух пах одиночеством и только... Но это уже было одиночество, а не уничтожающая пустота, которую волк уже отпустил...
...
И за осенью будет жизнь, Но холодная, белая и злая. Ты идешь в нее, как на казнь Себя уже не узнавая. Все, что хотел ты видеть впереди, Вьюги жизни у тебя отняли. А прошлое ты сам оставил позади, И смех, и счастье, и печали, И вот ты как беспомощный старик, Что не может перейти дорогу, Стоя на обочине, судьбу корит, Молясь прохожим, а заодно и Богу.

Глава 5 Пробуждение.
Вместо эпиграфа:
Никто кроме тебя, ничего кроме любви,
ЗАБИТЫЕ слова – ЗАБЫТЫХ обещаний.
А ты на прощанье скажешь лишь: «Увы»,
И кроме воздуха – никаких колебаний.
Автор.
Мужчина не мог заснуть от того, что закрывая глаза, перед ним вставал взгляд белоснежного волка, его уверенность, с которой Он повернулся к нему мордой, после того как оглянулся на ласкающуюся волчью пару... Как будто пытался защитить женщину, которую любит, и понимал, что эта женщина ДЛЯ него, но уже НЕ его, как будто волк понял, что человек испытывал тоже состояние, и потому сам не бросился... Он пытался отогнать от себя эту мысль, понимая, что, скорее всего Он ищет оправдания тому, что Он не выстрелил, ... но все же... почему волк не бросился?! В этот момент в квартире раздался звонок:
- Я тебя не разбудила? - спросил знакомый голос. Знакомый до дрожания сердца.
- Нет, - смущенно ответил мужчина.
- Слушай, ты кое-что забыл из своих вещей, забери завтра.
- Завтра не могу, я на работе, потом сразу на юбилей, давай послезавтра...
- Меня не волнует - забери их завтра.
- Слушай, ты не считалась со мной, когда жили вместе, давай хоть сейчас посчитаешься. - Попытался более или менее твердо ответить мужчина.
Она, фыркнув, на том конце провода раздраженно бросили трубку, зная ее, Он понял, что можно и послезавтра. Как Они умудрялись жить раньше вместе, если даже сейчас, когда их разделяла половина города, Они так и не смогли спокойно поговорить...
Мы так друг друга ненавидим, Как будто раньше умели любить, Мы уже утонули в этой акварели, И не тронуть уж чувств нужную нить.
Мы так красиво друг друга предали, Что вокруг все сказали: Так и должно! Зачем мы с тобой друг друга отдали, В чужие руки красивых глаз?!
Мы так друг друга ненавидим, Неужели нас не за что больше любить? Но мы уже друг друга не обидим, Этим чувством уже никогда...
Он с трудом взял себя в руки, и, закрыв глаза, еще раз сделал попытку заснуть. За окном пошел осенний дождь, Он всегда его успокаивал, мужчина сдернул с себя одеяло и, выйдя на лоджию, закурил...
И снова дождь? Дождь. И ты для него никто, Будь ты хоть трижды вождь, Ему просто все равно. Но ты растворяешься в нем – Так, наверное, легче понять, Что вся наша жизнь была огнем, Слабым, но который нельзя унять. И ведь когда идет ОН, Ты не вспомнишь о любви, Хотя и не скажешь «Вон», Ты видишь – лужи, пускают пузыри.
И снова дождь, дождь, дождь, И уже и тебе, и ему все равно, А я касаюсь мокрого стекла, мой вождь, И пытаюсь вспомнить, за что я любил тебя.
...
Он простоял около застекленной рамы на лоджии еще несколько минут, после того, как затушил сигарету. Закрыв глаза, и водя пальцем по стеклу, Он пытался хоть что то вспомнить из их с Ней отношений, но так и не смог, ни плохого, ни хорошего, как будто то что случилось, было просто фактом. Фактом без завязки и продолжения, словно это было заголовком из газетной статьи, которая дальше этого заголовка и не пропечаталась. В конце концов, Он все-таки заставил себя вернуться в постель и задремать. Под робкий шепот дождя ему это удалось.
Чуть-чуть скошена крыша,
От усталости и перемен,
Чуть-чуть надломлены крылья,
От обузы чужих измен.
Чуть-чуть нам осталось,
От любви - до беды,
Нас всех гонит усталость,
За чужие пороги весны.
Спустился ангел на небо,
Довольно быть человеком,
Игравшему с жизнью в вечность,
Романтиком - воспетым веком.
...
Он уже успел забыть, когда Он последний раз, появлялся на каких то праздниках один, особенно на семейных. Сорок лет (из которых больше 20 Они дружили)- юбилей, конечно, не большой, но все-таки юбилей, народу было много, и, казалось, что среди толпы Он единственный был без пары. Но вдруг среди толпы Он наткнулся на одинокие глаза, которые, встретившись с его глазами, вдруг просто ему улыбнулись. Нет, эти глаза не заигрывали, а просто улыбнулись, странно, но ему показалось, что ему давно просто не улыбались. Он им ответил тем же. Что то этот взгляд ему напомнил, как будто Он подобный взгляд встречал...нет, не этот же взгляд, а просто похожий, Он попытался вспомнить, но тут его хлопнули по плечу:
- Еще раз спасибо, что вырвался, - улыбнулся ему хозяин дома.
- Да не за что, - попытавшись улыбнуться, ответил ему мужчина.
- Как тебе наш спаниель?
- Вы тоже собаку купили, - недоуменно спросил мужчина.
Хозяин рассмеялся:
- Да нет, ты только что на него смотрел, - Он кивнул на девушку, с которой Они только что переглядывались. - Как тебе такой повод перевернуть мир? По-моему это ты недавно говорил, что тебе нужен такой повод.
И тут мужчина вспомнил, что действительно ее взгляд ему напомнил взгляд спаниеля, мол "не обижайте, я хороший, а еще и ласкаться умею", такой взгляд он уже где-то видел... совсем недавно ... у щенка, купленного у мальчишки. И, со вздохом, Он улыбнулся:
- Ничего, - неуверенно Он ответил - но ты же знаешь, я полных как-то не очень...
- А тонким бывает только намек... на толстые обстоятельства, а повод не может быть ни полным, ни тонким, - усмехнулся собеседник. - Тебе нужен был повод, чтобы перевернуть мир, так, чем тебе не повод глаза спаниеля? - И помолчав, добавил - И чтобы перевернуть мир, начни с себя! И кстати, дай я тебе телефон ее дам, а то потом забегаюсь и забуду... ну не сам телефон, конечно же, а дать... номер! - и сунул ему уже бумажку в карман. - А то ходишь как потерянное счастье… как это там было...
Ты как потерянное счастье, Что от несчастья отреклось. Ты как что-то светлое, Что было.… Было, но не сбылось.
Ты как оставленная кровля, Где было просто слишком много места. Ты как нафталиновая проза, Но при этом вдохновенна как невеста.
Ты словно отражение глупца, Ждущего от жизни красоты, Но помни, что у зеркала два лица, Оторвись от него, пока ты – это ты
- Вот вспомнил, пока еще не окончательно склероз замучил, значит!
- Слушай, - начал отпираться мужчина - ну как-то полные мне не нравятся, да и в себя я еще не очень то пришел после разрыва. Да и не знаю я ее совсем.
- Вот и узнаешь, тем более что тебя никто и не сватает. Ты не поверишь, Она может просто быть другом, а тебе один лишний друг не помешает. И хватит ныть, надо дальше жить, тем более взгляды у человека меняются со временем, да и вкусы тоже. И что ты зациклился, никто тебя, правда, никто ине сватает, иди и просто пообщайся. Ты что разучился с девушками общаться? Девочка неплохая, хоть и спаниель, но не укусит.
- Как ее хоть зовут то - со вздохом спросил мужчина, поняв, что не отвертеться.
- Спаниель... тьфу ты господи, уже привык ее так называть. Впрочем, ее все так зовут, Она это знает, и на другое имя уже почти не откликается. - Улыбнулся хозяин. - А так вообще то - "Воскресенье"[1] ее зовут. Ой,извини, я тебя временно брошу...
Она, как, оказалось, действительно умела быть просто другом, просто собеседником и просто слушателем. Она смеялась там, где надо, кивала головой там, где надо, и легко вступала в диалог, на темы, которые Он задавал. Ему впервые в жизни было легко общаться с женщиной, с которой был знаком только один вечер, да и вообще с женщиной. Он не заметил, как пролетел вечер, и заметил, что ее проводил, только тогда, когда Они остановились около ее подъезда, где Они распрощались,
...
Он выложил листок с ее номером телефона перед аппаратом, задумавшись, потрепал его сначала слегка в руке и улыбнулся. Затем, сняв плащ, Он подошел к окну, распахнул его настежь и впервые закурил в квартире.
Сегодня Он понял, что сказка закончилась, и Ему никакими усилиями Ее не вернуть. Но Он только сейчас вздохнул полной грудью, улыбнулся и ... принял то, что обычно и идет после сказок, Он принял жизнь, какой бы ОНА не была... Вот она настоящая жизнь, со всеми ее грехами и трудностями, но в этой жизни были глаза Спаниеля. И уже, не важно будут ли это глаза его собаки, или, чьи то еще... Но эти "чьи-то еще" глаза дали сегодня намного больше, чем вся прожитая им сказка...
А там... А там война план покажет...
Он прикрыл окно, подошел к столику, где стоял телефон, взял кусочек бумажки с номером телефона, и ему впервые захотелось пожелать спокойной ночи, почти незнакомому человеку. И, почему-то, ему показалось, что вряд ли стоит сдерживать свое желание.
...
После написанного
(лучше бы вместо...).

Зрелость от молодости отличается тем, что даже когда ты находишься рядом с женщиной, тебе в голову могут прийти умные мысли.
Приходи почаще к своему другу: тропа, по которой редко ступает нога человека, зарастает сорняками.

© Copyright: Кролик Роджер, 2013

Регистрационный номер №0169459

от 14 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0169459 выдан для произведения: Глава 1. Ссора. Одиночество - это свобода или ад?
Вместо эпиграфа:
Достаточно оказаться с кем-нибудь в лифте, чтобы убедиться,
как мало люди могут сказать друг другу. (Славомир Врублевский)
...То, что свобода марионетки не зависит от длины нитей, пожалуй, Он осознал окончательно только сегодня. А может, Он просто устал... Устал оттого, что его все время дергают окружающие люди... сделай то... скажи это... ты должен сидеть здесь... здесь не ходи... туда не летай... Задолбали!!! Он пытался утешить себя тем, что все будет хорошо, просто всему свое время. Есть время разбрасывать грабли, а есть время на них наступать. Просто надо не терять при этом чувство собственного достоинства, ну, а если вдруг и потеряешь, то надо сделать вид что это не твое.
Он снимал угол в этом любовном треугольнике, точнее клетку. Его не любила хозяйка, Она говорила, что попугаи страдают острой интеллектуальной недостаточностью. А хозяин любил его, правда, редко это говорил при ней, ее Он тоже ... любил...
Попугай, нахохлившись, сидел в своем углу. Он не понимал, зачем люди орут друг на друга, ведь именно поэтому часто они и бывают одиноки, что вместо мостов строят стены. Хотя, наверное, надо обладать железными нервами, чтобы быть приветливым каждый день с одним и тем же человеком. Но тут вроде все утихло, как будто люди прочли его мысли... но ...
Говорят человек, может многое вынести, если его вовремя не остановить. Хозяин этим и занялся, Он взял чемодан, подхватил клетку с попугаем и они вышли на улицу. А там... А там была весна, которая и показала, кто и где нагадил. На столбах мелькали объявления: "Лечу бесплодие методом тыка", "Эротический массаж. Тел.. 02"...
Да, в жизни каждого мужчины наступает такой период, когда чистые носки легче купить... Попугай вдруг подумал, что сейчас ему проще, чем хозяину, по крайней мере, ему есть, где жить! Да, проблема... Но говорят, что с проблемами приходит и жизненный опыт (хм, много они знают), ум он все равно не заменит, да и похож на счастливую лотерею купленную после тиража...
Вот оно ОДИНОЧЕСТВО, тут потерял, а там еще не нашел, и кто знает, где быстрей наладится, ТАМ или ТУТ... Любовь - главный способ бегства от одиночества, которое мучит большинство мужчин и женщин в течение почти всей их жизни, как сказал кто-то из великих. Человек не может быть одинок, как бы Он этого не хотел, как бы Он не отгораживался. Можно жить и В одиночестве, если кого-то ждешь, но не С одиночеством...
Зачем мы перешли на "ты"?
За это нам и перепало -
на грош любви и простоты,
а что-то главное пропало.
(Булат Окуджава)
Глава 2. Новая жизнь, или возвращение домой.
Он застыл перед дверью... Как Он давно здесь не был...
...Когда-то... Они были здесь счастливы... потом ей захотелось чего-то большего... но Он до сих пор так и не понял, зачем они переехали, здесь было уютно... здесь был ДОМ. Странно, что это Он осознал только сейчас. Хорошо, что Он не продал эту квартиру, а только сдавал...
Он захлопнул за собой дверь. Но потом, немного опомнившись от нахлынувших воспоминаний, открыл ее и подхватил клетку с попугаем, которую оставил около порога, по другую сторону двери.
Он обвел взглядом пустовавшую две недели без квартирантов квартиру, понял, что уборка неминуема. Первым делом определилось, конечно же, место для попугая. Потом последовала и вся остальная, к сожалению, большая часть, квартиры.
С уборкой, как в прочем и следовало ожидать, возникли проблемы, надо было что-то выкидывать, но каждая вещь навевала воспоминания, приходилось отмахиваться от них как от назойливых мух, что не всегда получалось.
....
Подкиньте, люди, до любви!
Но нет? Вам ближе? Вам до ада?
Да нам же с вами по пути!
Пройти всего лишь два квартала...
Дарите, люди, мне тепло,
свое отдал я... Вам смешно?
Нет, что Вы, вовсе не трепло! -
Я делал всё!.. давным-давно...
Подайте денег на любовь
без нежных чувств и лишних слов,
подайте, люди, на любовь
невинную! - из грешных снов...
Но нет? Вам жалко даже смеха?
Отказ коробит воздух вновь,
а, может, это просто эхо...
Опять блуждать промеж домов?...

Постойте, люди, мы не вхожи
в просторы рая; впрочем, в ад -
что без любви, что с ней, похоже...
дороги не найти назад!
Когда к вечеру Он закончил все-таки с уборкой - в квартире раздался звонок... Мужчина, открыв дверь, обнаружил там стоящего мальчика со щенком на руках:
- Дяденька, возьмите щенка, почти даром, - просвиристел мальчишка, подняв почти над головой щенка спаниеля, продолжил - последний остался. Нам его деть некуда, купите, а то папка придет - ругаться будет, что не пристроил я его. А Вы наш "новый старый" сосед? - не унимался мальчонка.
- Ну, что то вроде, - озадаченно ответил мужчина, и немного подумав, спросил, - и сколько ты за него хочешь?
- Хочу много, а прошу штуку, - улыбнулся мальчишка, - это же не кот, попугайчика не обидит, - и на озадаченный взгляд мужчина, не дожидаясь вопроса, сказал, - я Вас видел утром, Вы с клеткой в подъезд входили.
- А, так это ты меня чуть с ног не сбил? - улыбнулся мужчина - А, сколько ему уже?
Мальчик смущенно замешкался, но все-таки ответил:
- Уже четыре месяца... с половинкой. .... Возьмёте? - с умоляющим лицом спросил мальчик.
Мужчина посмотрел на мальчика и слегка улыбнулся (в последнее время Он не был сторонником в проявлении, каких либо эмоций, потому выражал их только по мере экстренной необходимости, и дети входили в экстренную ситуацию) и чуть заметно кивнул.
- Ну, что ж, давай, по рукам...

Глава 3. Странное восприятие мира...
Вместо эпиграфа:
Плесень размножается спорами,
так что не спорьте с плесенью.
Автор неизвестен.
Над зеркалом, перед которым обычно брились все кому не лень, красовалась надпись: "ДРУГИЕ НЕ ЛУЧШЕ". Иногда эта надпись помогала выжить. Особенно сейчас, когда кругом шла голова от жизни, работы и женщин. Трудно было понять, что последние в нем находили: немного лысый, немного в очках, но что-то их в нем привлекало (из этого Он извлёк только один урок, что боготворить ВСЕХ женщин - это донжуанство, а ОДНУ (или не одной, вообще) - донкихотство!)... Может, их привлекало то, что в каждой из них Он находил изюминку. Правда, сейчас Он понял, что одним изюмом жив не будешь. Было непривычно, что с кухни не доносилось приятного запаха еды, наверное, потому, что в этом доме больше не было ЕЁ... Вот и все… теперь все самим...
...Во время завтрака привычно работал телевизор, который как всегда нёс чушь:
"Правительство официально признало, что народ не роскошь, а средство обогащения. Криминальные новости. Беспредел в криминальном мире! Чеченский террорист захватил автобус с чеченскими террористами, в последствии Они объединились, и захватили террариум, вот их требования: "ВЫПУСТИТЕ НАС ОТСЮДА!!!!! SOS, SOS, SOS". Начинающая радистка милиции неправильно поняла SOS, и теперь ,после успешно проведенной операции по захвату террористов, они обвиняются в сексуальных домогательствах...".
На этом месте телевизор нервно мигнул и стух, потому, что слушать эту галиматью было больше невыносимо... Наверное, про журналистов правильно говорят, что лучше молчать и слыть идиотом, чем заговорить и развеять все сомнения! Оставшееся время завтрака прошло в тишине и в мыслях.И мысли вернулись к женщинам... Развод, наверное, тяжелая штука. Хотя и семейная жизнь не легче, Она чем-то напоминала ему работу, после увольнения, с которой в трудовой книжке (т.е. в паспорте) появляется запись: "Уволен к "такой-то" матери". Нет, одиноким Он ему точно не нравился. Может, есть кто-то ещё, кто ждет его, просто Он про это не помнит ... или не знает... или очень далеко, а может просто все достали. Ничего... Придет в себя. Сосредоточившись на этой своей мысли, пес рискнул поднять глаза на хозяина, и завилял хвостом, в надежде его хоть немного подбодрить. Но Он не знал, как объяснить хозяину, что любовь - это просто торжество воображения над интеллектом, а не сердечный приступ и уж точно не конец света. В конце концов, женщина не кошка и тоже (как и Он) может быть и другом. Хозяин посмотрел на пса и улыбнулся, почесывая ему за ухом, затем тоже самое Он изобразил на себе. Ну, ничего, сейчас пойдем прогуляемся, и может ему станет легче, хотя пес не понимал, зачем на улицу ходит сам хозяин....
Ты была огнем моей жизни, Я писал для тебя стихи. Но ты увязла в этой тризне. Не вспомнив, что были близки
От строчки- до пустоты, От точки - до петли. Прочь, потому что это не ты. И в ночь уходят огни.
...
Перед уходом хозяин, немного замешкался, попугая никуда не денешь, тоже кормить надо... при этом процессе, почему-то у спаниеля появлялась ревность, но Он уже начал привыкать к присутствию этого странного обитателя. Тем более вроде как завтра ему придется один на один остаться с этим обитателем в квартире, так как хозяин собирался на какую-то охоту, и не мог взять его с собой – маленький, мол... Тоже мне... Охота ... какое странное слово, интересно, что Оно обозначает... Спаниель почесал уже сам себе за ухом... Но Он скоро это узнает, так как хозяин говорил, что скоро возьмет его с собой, как только Он немного подрастет.
Глава 4 Охота.
Он проснулся от того, что его грудь пыталась найти вход для воздуха в легкие. Пустота сковала его грудь, не давая дышать, прошло несколько минут, прежде чем Он смог восстановить дыхание. Затем Он медленно открыл глаза, поднял голову и огляделся. Пещера, как и прежде, была пуста... так же, как и его грудь.
Он со вздохом встали пошатнувшись, вышел на предрассветный воздух, который все еще пах ночью. Или для него уже все пахло ночью? ... Белоснежный волк медленно втянул воздух, сырой безмятежный начинающий желтеть, от цвета осенних листьев, пахнущий, кроме ночи и осеннего холода, чем-то еще... У волка напряглось все тело, в попытках вспомнить, чем именно пах этот воздух... Задумавшись, Он незаметно для себя начал отходить от пещеры...
Через несколько десятков шагов Он очнулся от того, что мокрый осенний лист, падающий с дерева, прилип к носу, как раз в тот момент когда волк в очередной раз попытался втянуть воздух, не оставляя надежду вспомнить чем все таки тот пахнет. Попытки просто стряхнуть лист, тряся головой, не увенчались успехом, тогда Он лениво пригнул голову к земле и стряхнул лист лапой. Да-а-а....
"Осень наступила,
Падают листы,
Мне никто не надо,
Кроме - ты!"
После того, как война с листом была окончена, волк огляделся, прислушиваясь, по большей части к себе, чем к окружающему его лесу, пытаясь определить место, где Он находится.
Тут Он вспомнил, что уже несколько дней не охотился, и голод дал о себе знать. Вряд ли, конечно, в такое время Он сможет поймать себе что-то существенное, но попробовать чем-то утолить голод, до более подходящего времени, для охоты, наверняка, можно. Но Он не столько хотел есть, сколько ему просто надо было себя чем-то занять.
Теперь Он перешел на легкий бег трусцой, оглядывая местность уже с определенной целью, а, не просто озираясь по сторонам.
...
Через час окончательно рассвело. Одинокому белоснежному охотнику действительно удалось утолить свой так называемый "голод", правда, несущественно, но все же... Он, зевнув, нерешительно направился обратно. Но вдруг замер у кустов, за которыми услышал шорохи и легкое потявкивание...
Он, прижав уши, чуть припав к земле, осторожно подкрался, так что бы из-за кустов его не было заметно, и присмотрелся... То, что Он там увидел, заставило его вытянуться во весь рост, поставив уши торчком, на столько, насколько это вообще было возможно. Там за кустами, как за гранью реальности, молодая волчица, которая заставляла биться его сердце, терлась о морду волка... Так вот откуда была эта пустота, в которую Он так не хотел верить. Он закрыл глаза, в надежде, что открыв их, что-то изменится. Да изменилось, теперь то, что было, когда-то, за гранью реальности стало на грани его понимания. Он почувствовал, как пустота, внутри него, набухла и, лопнув, начала расползаться по его телу колючей горячей болью. Волк хотел рвануть вперед, но что-то его остановило. И заставил себя поднять голову и посмотреть на них. Он был уверен, что этот бой Он не проиграет ... перед ним, перед соперником, а перед ней? Именно эта мысль заставила его замереть. Сколько Он так мог простоять, не знал даже Он сам, но тут хрустнувшая ветка за спиной заставила его резко обернуться.
Человек среднего роста в очках, в охотничьем снаряжении и с парой уток на боку, с ружьем, нацеленным точно на волка, стоял, не зная, что предпринять. Волк, стоя к человеку в пол-оборота, повернул голову назад, еще раз посмотрел на нее, может быть в последний раз, принял решение. Развернулся к ружью, прижал уши, и принял позу более или менее удобную для прыжка. Человек успел поймать направление, куда посмотрел волк, и казалось, что растерялся еще больше. В этот момент взгляд зверя и мужчины встретились. Несколько секунд, которые показались для них обоих целой жизнью, прошли в тишине, две пары глаз, в которых было что-то колючее, сказали друг другу все, все что знали и помнили в этот момент, человек опустил ружье... и... отступил назад, волк же, неожиданно для себя, принял обычную позу. Буквально еще несколько секунд они стояли, смотрев, друг на друга, пытаясь найти для своих поступков хотя бы какое то слабое оправдание.
Волк, поняв, что выстрела не будет, отшатнулся назад. Человек начал пятиться, затем, развернувшись спиной к нему, медленно пошел, прислушиваясь к шороху сзади, в лагерь, где его ждали остальные. Но, скоро поняв, что в спину ему никто не вцепится, ускорил свой шаг... Когда что-то теряешь - начинаешь ценить это. Зато когда что-то находишь, начинаешь ценить потерявшего...
Белоснежный волк, простояв в недоумении, еще несколько минут, вдруг осознал, что именно произошло... Этот человек, как будто понял его, и даже хуже чем понял, как будто на своей шкуре испытал тот же взрыв пустоты, отразившейся в глазах обоих колючей, горячей, но леденящей болью... Как будто человек понял, что за что волк готов умереть. И всплыл вопрос: а может лучше, был бы это кто-то другой, тот кто, все-таки смог бы нажать на курок?! Он тряхнул головой, отогнав от себя эту мысль, понимая, что ответ на этот вопрос Он вряд ли сможет теперь когда-нибудь получить. Да Он, Он хотел бы узнать, почему человек не выстрелил... Ведь от знаний не умирают. Хотя в данном случае рисковать, наверное, все-таки не стоило. Он глубоко вздохнул, и развернул все свои четыре лапы в пещеру.
...
А воздух пах одиночеством и только... Но это уже было одиночество, а не уничтожающая пустота, которую волк уже отпустил...
...
И за осенью будет жизнь, Но холодная, белая и злая. Ты идешь в нее, как на казнь Себя уже не узнавая. Все, что хотел ты видеть впереди, Вьюги жизни у тебя отняли. А прошлое ты сам оставил позади, И смех, и счастье, и печали, И вот ты как беспомощный старик, Что не может перейти дорогу, Стоя на обочине, судьбу корит, Молясь прохожим, а заодно и Богу.

Глава 5 Пробуждение.
Вместо эпиграфа:
Никто кроме тебя, ничего кроме любви,
ЗАБИТЫЕ слова – ЗАБЫТЫХ обещаний.
А ты на прощанье скажешь лишь: «Увы»,
И кроме воздуха – никаких колебаний.
Автор.
Мужчина не мог заснуть от того, что закрывая глаза, перед ним вставал взгляд белоснежного волка, его уверенность, с которой Он повернулся к нему мордой, после того как оглянулся на ласкающуюся волчью пару... Как будто пытался защитить женщину, которую любит, и понимал, что эта женщина ДЛЯ него, но уже НЕ его, как будто волк понял, что человек испытывал тоже состояние, и потому сам не бросился... Он пытался отогнать от себя эту мысль, понимая, что, скорее всего Он ищет оправдания тому, что Он не выстрелил, ... но все же... почему волк не бросился?! В этот момент в квартире раздался звонок:
- Я тебя не разбудила? - спросил знакомый голос. Знакомый до дрожания сердца.
- Нет, - смущенно ответил мужчина.
- Слушай, ты кое-что забыл из своих вещей, забери завтра.
- Завтра не могу, я на работе, потом сразу на юбилей, давай послезавтра...
- Меня не волнует - забери их завтра.
- Слушай, ты не считалась со мной, когда жили вместе, давай хоть сейчас посчитаешься. - Попытался более или менее твердо ответить мужчина.
Она, фыркнув, на том конце провода раздраженно бросили трубку, зная ее, Он понял, что можно и послезавтра. Как Они умудрялись жить раньше вместе, если даже сейчас, когда их разделяла половина города, Они так и не смогли спокойно поговорить...
Мы так друг друга ненавидим, Как будто раньше умели любить, Мы уже утонули в этой акварели, И не тронуть уж чувств нужную нить.
Мы так красиво друг друга предали, Что вокруг все сказали: Так и должно! Зачем мы с тобой друг друга отдали, В чужие руки красивых глаз?!
Мы так друг друга ненавидим, Неужели нас не за что больше любить? Но мы уже друг друга не обидим, Этим чувством уже никогда...
Он с трудом взял себя в руки, и, закрыв глаза, еще раз сделал попытку заснуть. За окном пошел осенний дождь, Он всегда его успокаивал, мужчина сдернул с себя одеяло и, выйдя на лоджию, закурил...
И снова дождь? Дождь. И ты для него никто, Будь ты хоть трижды вождь, Ему просто все равно. Но ты растворяешься в нем – Так, наверное, легче понять, Что вся наша жизнь была огнем, Слабым, но который нельзя унять. И ведь когда идет ОН, Ты не вспомнишь о любви, Хотя и не скажешь «Вон», Ты видишь – лужи, пускают пузыри.
И снова дождь, дождь, дождь, И уже и тебе, и ему все равно, А я касаюсь мокрого стекла, мой вождь, И пытаюсь вспомнить, за что я любил тебя.
...
Он простоял около застекленной рамы на лоджии еще несколько минут, после того, как затушил сигарету. Закрыв глаза, и водя пальцем по стеклу, Он пытался хоть что то вспомнить из их с Ней отношений, но так и не смог, ни плохого, ни хорошего, как будто то что случилось, было просто фактом. Фактом без завязки и продолжения, словно это было заголовком из газетной статьи, которая дальше этого заголовка и не пропечаталась. В конце концов, Он все-таки заставил себя вернуться в постель и задремать. Под робкий шепот дождя ему это удалось.
Чуть-чуть скошена крыша,
От усталости и перемен,
Чуть-чуть надломлены крылья,
От обузы чужих измен.
Чуть-чуть нам осталось,
От любви - до беды,
Нас всех гонит усталость,
За чужие пороги весны.
Спустился ангел на небо,
Довольно быть человеком,
Игравшему с жизнью в вечность,
Романтиком - воспетым веком.
...
Он уже успел забыть, когда Он последний раз, появлялся на каких то праздниках один, особенно на семейных. Сорок лет (из которых больше 20 Они дружили)- юбилей, конечно, не большой, но все-таки юбилей, народу было много, и, казалось, что среди толпы Он единственный был без пары. Но вдруг среди толпы Он наткнулся на одинокие глаза, которые, встретившись с его глазами, вдруг просто ему улыбнулись. Нет, эти глаза не заигрывали, а просто улыбнулись, странно, но ему показалось, что ему давно просто не улыбались. Он им ответил тем же. Что то этот взгляд ему напомнил, как будто Он подобный взгляд встречал...нет, не этот же взгляд, а просто похожий, Он попытался вспомнить, но тут его хлопнули по плечу:
- Еще раз спасибо, что вырвался, - улыбнулся ему хозяин дома.
- Да не за что, - попытавшись улыбнуться, ответил ему мужчина.
- Как тебе наш спаниель?
- Вы тоже собаку купили, - недоуменно спросил мужчина.
Хозяин рассмеялся:
- Да нет, ты только что на него смотрел, - Он кивнул на девушку, с которой Они только что переглядывались. - Как тебе такой повод перевернуть мир? По-моему это ты недавно говорил, что тебе нужен такой повод.
И тут мужчина вспомнил, что действительно ее взгляд ему напомнил взгляд спаниеля, мол "не обижайте, я хороший, а еще и ласкаться умею", такой взгляд он уже где-то видел... совсем недавно ... у щенка, купленного у мальчишки. И, со вздохом, Он улыбнулся:
- Ничего, - неуверенно Он ответил - но ты же знаешь, я полных как-то не очень...
- А тонким бывает только намек... на толстые обстоятельства, а повод не может быть ни полным, ни тонким, - усмехнулся собеседник. - Тебе нужен был повод, чтобы перевернуть мир, так, чем тебе не повод глаза спаниеля? - И помолчав, добавил - И чтобы перевернуть мир, начни с себя! И кстати, дай я тебе телефон ее дам, а то потом забегаюсь и забуду... ну не сам телефон, конечно же, а дать... номер! - и сунул ему уже бумажку в карман. - А то ходишь как потерянное счастье… как это там было...
Ты как потерянное счастье, Что от несчастья отреклось. Ты как что-то светлое, Что было.… Было, но не сбылось.
Ты как оставленная кровля, Где было просто слишком много места. Ты как нафталиновая проза, Но при этом вдохновенна как невеста.
Ты словно отражение глупца, Ждущего от жизни красоты, Но помни, что у зеркала два лица, Оторвись от него, пока ты – это ты
- Вот вспомнил, пока еще не окончательно склероз замучил, значит!
- Слушай, - начал отпираться мужчина - ну как-то полные мне не нравятся, да и в себя я еще не очень то пришел после разрыва. Да и не знаю я ее совсем.
- Вот и узнаешь, тем более что тебя никто и не сватает. Ты не поверишь, Она может просто быть другом, а тебе один лишний друг не помешает. И хватит ныть, надо дальше жить, тем более взгляды у человека меняются со временем, да и вкусы тоже. И что ты зациклился, никто тебя, правда, никто ине сватает, иди и просто пообщайся. Ты что разучился с девушками общаться? Девочка неплохая, хоть и спаниель, но не укусит.
- Как ее хоть зовут то - со вздохом спросил мужчина, поняв, что не отвертеться.
- Спаниель... тьфу ты господи, уже привык ее так называть. Впрочем, ее все так зовут, Она это знает, и на другое имя уже почти не откликается. - Улыбнулся хозяин. - А так вообще то - "Воскресенье"[1] ее зовут. Ой,извини, я тебя временно брошу...
Она, как, оказалось, действительно умела быть просто другом, просто собеседником и просто слушателем. Она смеялась там, где надо, кивала головой там, где надо, и легко вступала в диалог, на темы, которые Он задавал. Ему впервые в жизни было легко общаться с женщиной, с которой был знаком только один вечер, да и вообще с женщиной. Он не заметил, как пролетел вечер, и заметил, что ее проводил, только тогда, когда Они остановились около ее подъезда, где Они распрощались,
...
Он выложил листок с ее номером телефона перед аппаратом, задумавшись, потрепал его сначала слегка в руке и улыбнулся. Затем, сняв плащ, Он подошел к окну, распахнул его настежь и впервые закурил в квартире.
Сегодня Он понял, что сказка закончилась, и Ему никакими усилиями Ее не вернуть. Но Он только сейчас вздохнул полной грудью, улыбнулся и ... принял то, что обычно и идет после сказок, Он принял жизнь, какой бы ОНА не была... Вот она настоящая жизнь, со всеми ее грехами и трудностями, но в этой жизни были глаза Спаниеля. И уже, не важно будут ли это глаза его собаки, или, чьи то еще... Но эти "чьи-то еще" глаза дали сегодня намного больше, чем вся прожитая им сказка...
А там... А там война план покажет...
Он прикрыл окно, подошел к столику, где стоял телефон, взял кусочек бумажки с номером телефона, и ему впервые захотелось пожелать спокойной ночи, почти незнакомому человеку. И, почему-то, ему показалось, что вряд ли стоит сдерживать свое желание.
...
После написанного
(лучше бы вместо...).

Зрелость от молодости отличается тем, что даже когда ты находишься рядом с женщиной, тебе в голову могут прийти умные мысли.
Приходи почаще к своему другу: тропа, по которой редко ступает нога человека, зарастает сорняками.
Рейтинг: +2 163 просмотра
Комментарии (3)
Александр Киселев # 15 ноября 2013 в 08:29 0
обещаный разбор.
во первых - лично я проредил бы местоимения. Есть места где их можно убрать совершенно безболезненно.

второе - Он и Она. Есть такое понятие - онаизм. Т е автор не знакомит читателя с героями. а обозначает их как Он и Она. Не описывая ни внешность ни характер, автор делает их ГГ. Это ошибка. Герои должны иметь имена, характерные черты внешности, определенные привычки. Тогда они оживают. Абстрактные Он и Она - удел неопытной молодежи, повествующей, как правило, о несчастной первой любви. Дайте читателю описания,ассоциации, пусть они полюбятне полюбят героев. Это сделает текст им ближе.

Многоточия - беда всех сказок. Фонетически, многоточия - длинная паузы. Их надо использовать крайне осторожно, и чем меньше - тем лучше. Тем более, что у Вас практически везде они безболезненно заменяются на точку. Проверял специально.
Капс - убираем все. Большие буквы посреди текста в таком количестве вызывают только отторжение.

Поэтизация и длинные предложения - стихов на мой взгляд слишком много, но это частное мнение. А вот длинные предложения напрягают... да, напрягают.Разбиваем и делаем их менее заковыристыми, динамика текста выиграет.

Еще - уберите 9 из 10 "белоснежный". Слишком часто повторение. Найдите синонимы.

Что понравилось - несмотря на вышеописанное, сюжет интересен. Хорошая интуитивная подача, все в порядке с грамотностью. Даже сырой, текст читается без особого труда. Но вычитка определенно нужна.
Это относится ко всем сказкам,мои замечания.
Надеюсь, чем-то смог помочь.
Кролик Роджер # 15 ноября 2013 в 12:01 0
возможно Вы правы и местоимений многовато - посмотрю, как можно уменьшить....
на счет заменить Он и Она на имена... и что это удел неопытных и молодых - ну я ж и не Толсто zst да и ни в коей мере на это не претендую.... да и на любовь к персонажем вряд ли это сильно влияет. да мне и хотелось немног отстраненности кстати говоря scratch
на счет пунктуации - простит , но это дело авторское и готова это отстаивать все точки с запятыми...
длинные предложения? 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd ну опять же я конечно посмотрю что и как разбить, но не на поллиста же они у меня чтоб так трудно было читаемо? но посмотрю...
на счет Белоснежного учту посмотрю обязательно синонимы...

С благодарностью Я kissfor
Татьяна Чанчибаева # 15 ноября 2013 в 15:33 0
big_smiles_138