ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Счастье мамы и малыша

 

Счастье мамы и малыша

10 февраля 2012 - Дядя Костя

 Сегодня я ехал в троллейбусе и видел счастье. Ко мне спиной сидел ребёнок лет трёх, в синей курточке и вязаной шапочке. Лица его я не видел, но зато слышал его громкие высказывание, которые он говорил маме, сидевшей напротив на поручне. Она держала в руках наклейки с разноцветными машинками трёх цветов – красного, жёлтого и зелёного, и их было довольно таки много. Особенно красных. Сначала я не обратил внимание на то, о чём лапочет это чадо. Я поймал взгляд семидесятилетней ажешки (бабушки). Привлекало её лицо, испещренное морщинами, которые не уродовали её, и глаза. Чёрные глаза. Она не стала изучать меня, просто пару раз посмотрела в мою сторону. Тогда я подумал, что привлекала меня в глазах мудрость человека, прожившего большую часть своей жизни. Эта умудренность, не спорящая, не пытающаяся показать опыт. Умиротворение. Однако, размышляя над их силой, до меня дошло понимание, что дело даже не в «мудрости». Я охарактеризовал бы это словосочетанием «человеческий взгляд». Трудно объяснить, до этого нужно дойти. Уловить момент, что ли? 
А уже потом я посмотрел на женщину, разговаривающую со своим ребёнком. И увидел счастье матери. Это тоже мне трудно передать, это нежность, умиление, лёгкая насмешка над детской логикой, понимание ребёнка, простота. Искра счастья, уголки рта образовывали приятную улыбку. 
- Хочу наклейку, - капризничал ребёнок. 
Несколько секунд разговора утрачено, ибо я был под впечатлением от маминого общения, приятным, разумеется. Позже мама: 
- …Да, разные машинки, - я не успел раздражиться, то что она сюсюкается с ребёнком, ибо понял, что ей виднее, а не мне, слышавшему по телевизору про то, что с детьми нужно разговаривать как со взрослыми. Представил, как ребенок меня не поймет, осуждающий взгляд мамы этого ребёнка, внутренне улыбнулся и отпустил злобу. Ведь она объясняет ему мир, который ему будет понятней открыть с помощью ключиков мамы, а не моих, ведь я не так и не понял мир. Женщина продолжала: 
- Скажи, а какого цвета эта машинка? 
Ребёнок вопросом на вопрос: 
- Какого? 
- Красного. А эта? – Да? (ну или что-то вроде, как услышал) – Зелёная. – (теперь уже ребенок:) – А эта? – Жёлтая (отвечала мама). – А эта? – Зелёная. – А эта? – Какая? – Какая? – Кра… Красная. – А эта? – Зи… - Зелёная!!! – ответил малыш. 
И вот тут я услышал детское счастье. Ребёнок понял, какого цвета машинка-наклейка! Ещё вчера я думал, увидев очередную грязную сторону жизни в передаче, как из здоровых вполне себе людей за несколько месяцев врачи психиатрических больниц делают из них растения, обитателей концлагерей, очевидцев голода 30-х годов… Их подлые оправдания… Это можно было исправить двумя способами. Первый, это сплочение людей, справедливость и понимание. Тогда единицы зла будут не так ощутимы, изживутся, не полностью, но достаточно для относительно ПРАВИЛЬНОЙ жизни. Второй – уничтожение людей. Бессердечное наказание виновных и невиновных. Полная уравниловка. Эмоциональная ненависть перерастала в холодный расчет психического расстройства. Справедливость. Полная и беспощадная. Сплочение людей, или их уничтожение. Одно и то же в результате. Моя правда… 
Сегодня я видел ребёнка, его маму, и их общее счастье. Понял, что не смогу уничтожить… Стать подлецом ради справедливости. Ведь мы живём в жестоком мире ради моментов, уничтожив которые, мы уничтожим смысл жизни, её вкус.

© Copyright: Дядя Костя, 2012

Регистрационный номер №0024659

от 10 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0024659 выдан для произведения:

 Сегодня я ехал в троллейбусе и видел счастье. Ко мне спиной сидел ребёнок лет трёх, в синей курточке и вязаной шапочке. Лица его я не видел, но зато слышал его громкие высказывание, которые он говорил маме, сидевшей напротив на поручне. Она держала в руках наклейки с разноцветными машинками трёх цветов – красного, жёлтого и зелёного, и их было довольно таки много. Особенно красных. Сначала я не обратил внимание на то, о чём лапочет это чадо. Я поймал взгляд семидесятилетней ажешки (бабушки). Привлекало её лицо, испещренное морщинами, которые не уродовали её, и глаза. Чёрные глаза. Она не стала изучать меня, просто пару раз посмотрела в мою сторону. Тогда я подумал, что привлекала меня в глазах мудрость человека, прожившего большую часть своей жизни. Эта умудренность, не спорящая, не пытающаяся показать опыт. Умиротворение. Однако, размышляя над их силой, до меня дошло понимание, что дело даже не в «мудрости». Я охарактеризовал бы это словосочетанием «человеческий взгляд». Трудно объяснить, до этого нужно дойти. Уловить момент, что ли? 
А уже потом я посмотрел на женщину, разговаривающую со своим ребёнком. И увидел счастье матери. Это тоже мне трудно передать, это нежность, умиление, лёгкая насмешка над детской логикой, понимание ребёнка, простота. Искра счастья, уголки рта образовывали приятную улыбку. 
- Хочу наклейку, - капризничал ребёнок. 
Несколько секунд разговора утрачено, ибо я был под впечатлением от маминого общения, приятным, разумеется. Позже мама: 
- …Да, разные машинки, - я не успел раздражиться, то что она сюсюкается с ребёнком, ибо понял, что ей виднее, а не мне, слышавшему по телевизору про то, что с детьми нужно разговаривать как со взрослыми. Представил, как ребенок меня не поймет, осуждающий взгляд мамы этого ребёнка, внутренне улыбнулся и отпустил злобу. Ведь она объясняет ему мир, который ему будет понятней открыть с помощью ключиков мамы, а не моих, ведь я не так и не понял мир. Женщина продолжала: 
- Скажи, а какого цвета эта машинка? 
Ребёнок вопросом на вопрос: 
- Какого? 
- Красного. А эта? – Да? (ну или что-то вроде, как услышал) – Зелёная. – (теперь уже ребенок:) – А эта? – Жёлтая (отвечала мама). – А эта? – Зелёная. – А эта? – Какая? – Какая? – Кра… Красная. – А эта? – Зи… - Зелёная!!! – ответил малыш. 
И вот тут я услышал детское счастье. Ребёнок понял, какого цвета машинка-наклейка! Ещё вчера я думал, увидев очередную грязную сторону жизни в передаче, как из здоровых вполне себе людей за несколько месяцев врачи психиатрических больниц делают из них растения, обитателей концлагерей, очевидцев голода 30-х годов… Их подлые оправдания… Это можно было исправить двумя способами. Первый, это сплочение людей, справедливость и понимание. Тогда единицы зла будут не так ощутимы, изживутся, не полностью, но достаточно для относительно ПРАВИЛЬНОЙ жизни. Второй – уничтожение людей. Бессердечное наказание виновных и невиновных. Полная уравниловка. Эмоциональная ненависть перерастала в холодный расчет психического расстройства. Справедливость. Полная и беспощадная. Сплочение людей, или их уничтожение. Одно и то же в результате. Моя правда… 
Сегодня я видел ребёнка, его маму, и их общее счастье. Понял, что не смогу уничтожить… Стать подлецом ради справедливости. Ведь мы живём в жестоком мире ради моментов, уничтожив которые, мы уничтожим смысл жизни, её вкус.

Рейтинг: +1 252 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!