Сценаристы

27 января 2013 - Владимир Гурьев
article112500.jpg

Черный глянец под ногами, удивительно чёткий и контрастный, как на умело отретушированной фотографии. Красиво, необычно, немного странно…

Короткий дождик закончился пару минут назад, и тонкая водяная пленка на асфальте, видимо, и явилась причиной такого оптического эффекта. Впрочем, для идеальной картинки этого недостаточно: даже начинающий фотохудожник вспомнит об освещенности. Именно сейчас, когда ветер порвал сплошную облачность, когда уже можно угадать, где на небосводе солнце, буржуазное дорожное покрытие выглядит, как рекламный разворот богатого журнала: на черном фоне не хватает лишь золота швейцарских часов. Дорога в …? Интересно, куда ведут эти дороги?

С набережной озера Фирвальдштеттер, “язык сломаешь”, хорошо видно гору Пилатус. Правда, добрая половина ее закрыта облаками, но при изрядном воображении можно представить извилистую “тропу драконов”, поднимающуюся к вершине.  По пути желательно заглянуть в уютный ресторанчик, а там есть такой, отведать пару-тройку блюд местной кухни, ну и благородные напитки совсем не будут лишними. Граммов сто, в крайнем случае – сто пятьдесят. Но не больше! “Руссо туристо – облико морале”.

“Ладно, не в этот раз. Будет праздник и на нашей улице. Рано или поздно. Уверен! А пока времени в обрез. Автобус отходит через два с половиной часа, а еще нужно купить какие-нибудь сувениры, да и вкуснейший швейцарский шоколад будет правильным подарком для друзей и коллег по работе. Плюс ко всему - для кошелька необременительно”.

Дюша Снегин исполнил поворот на 180 градусов и взял курс к месту парковки туристического автобуса. Неторопливым шагом прогулка займет минут тридцать, от силы - сорок, а по сему есть время внимательным прощальным взглядом запечатлеть достопримечательности Люцерна.

 В чистых водах реки Ройс курсировали жирные лебеди, “машины смерти”, сильные птицы внушительных габаритов. Недостаток продуктов питания  пернатые явно не испытывали.

“Умирающий лебедь”? Не в этой стране!

Вот и сейчас китайские молодожены, сопровождаемые десятком друзей и фотографом, кормили пышными булками позирующих птичек.

“А невеста очень даже ничего, - отметил Дюша, с ног до головы осмотрев хрупкую девушку в белых одеждах. – Вин Чунь – девушка-весна”.

Жениха Дюша проигнорировал, мужчина издавал гортанные, неприятные уху, возгласы, наверное, в предвкушении доселе неизведанной счастливой жизни. Это напоминало восточный базар и на картинку сонного Люцерна абсолютно не ложилось.

Снегин, стараясь не привлекать внимания, сфотографировал невесту: для этого пришлось немного поработать с zoom-ом. Остальных участников действа Дюша вывел “за скобки”, оставив лишь черного лебедя, к слову, единственного в пернатой стае. Птица и девушка в белом гармонично смотрелись на фоне прозрачной, чуть зеленоватой воды.

На скверном английском Дюша попросил благообразного пенсионера, нажать кнопку на Canon: декорации в этом месте были действительно очень живописными. Старец с задачей справился: с дисплея фотоаппарата белозубо улыбался Андрей Снегин, собственной персоной, привлекательный шатен с седеющей прядкой, начинающейся в районе безупречного пробора. Пернатые тоже не подвели: на заднем плане виднелся геометрически правильный косяк, возглавляемый черным фронтменом.

“Ну, как-то так! Исторический момент запечатлен. В свое время на благословенную швейцарскую землю ступала нога Чехова и Марка Твена – любимых авторов, а если вспомнить нелюбимых, то имя им – легион.
Теперь и Снегин А. В. отметился, и, так сказать, приобщился. Занял свое, достойное место среди исторических персонажей”, - Дюша засмеялся. Чуть-чуть самоиронии не помешает.

Через десять минут он свернул к мемориалу “Умирающий лев”. Приметный “Неоплан” запаркован неподалеку и еще есть время осмотреть аллегорическое изображение храбрости Швейцарских гвардейцев.

Экскурсию с собственной группой Дюша пропустил, решив, что более разумно распорядится и так ограниченным временем. И это было правильным решением, он ни о чем не жалеет. Теперь следовало наверстать упущенное. Дюша тотчас прибился к какой-то иностранной группе.

Снегин прислушался к рассказу гида. Мужчина, явно не носитель языка, по-английски говорил медленно и громко. Андрей почти все понял.

“Спасибо, очень кстати. А ведь думал, так и помру неучем”.

Он дослушал гида до конца и выбрался из многоязычной толпы. Достал сигарету и задумался, устроившись на свободном пятачке.

Прошлой осенью, гуляя в парижском саду Тюильри, разве мог он подумать, что вновь, так скоро, попробует на язык это труднопроизносимое название. Швейцарская гвардия, оказывается, защищала Людовика XVI, героически, до конца. Погибло почти восемьсот человек. Дворец Тюильри был разрушен, через какое-то время сожжен, а сад остался. Кстати, очень красивый и уютный садик.

“Какая же все-таки маленькая эта Европа! Исторические события, знакомые персонажи – все переплетено, связано в причудливые узелки. Расстояния  и годы совсем не ощущаются. А сейчас и планета кажется крошечной. Кого только не встретишь”, - Дюша вдруг вспомнил товарищей из Поднебесной.

Снегин степенно перешел улицу, покосившись на замерший перед “зеброй” красный кабриолет: правила дорожного движения здесь свято чтут. Вошел в примеченный утром сувенирный магазинчик с намерением “сбросить” последние франки, ведь в Германии они явно не понадобятся. И недовольно нахмурился.

Желающих “сбросить” в маленьком помещении оказалось предостаточно: Андрей с трудом протиснулся к ближайшей витрине. Прямо перед ним под толстым стеклом покоились на черном бархате три десятка швейцарских ножей, разных габаритов и исполнений. Диапазон цен был также весьма внушительным.

“Вот и готовое решение: подарю шефу ножик. Доверюсь судьбе, а ведь мог бы оказаться у прилавка с часами. Тогда бы никаких франков не хватило”.

Дюша произвел в уме нехитрые арифметические действия и удовлетворенно хмыкнул. В бюджет явно вписывался краснобокий красавец с крестом, говорящим о принадлежности к достойной фирме, и десять плиток горького шоколада.

Андрей достал деньги и уже, было, вознамерился подозвать продавца, как слева раздался тембрально-богатый уверенный голос:

- Не советую!

Снегин повернул голову и увидел невысокого хорошо одетого господина. Мужчина лет пятидесяти в черном приталенном пальто с множеством усложняющих элементов смотрел ему в глаза и доброжелательно улыбался.

- Очень не советую, - повторил он, коснувшись стекла над приглянувшимся Дюше ножиком.

- Да ладно? Это еще почему?

- Подделка, сталь некачественная, - мужчина сурово нахмурился. – Через месяц-другой будет заметно. Нож изготовлен где-нибудь в пригороде Хэйнань или Ухань, не к ночи будут помянуты. В качестве подарка не годится, одаряемого можно огорчить, а о последствиях лучше и не думать. Всякое может произойти, не так ли?

“Ну да, мой мудрый руководитель – человек непредсказуемый. Настроение меняется по сто раз на дню. Обидится еще! Лучше уж ничего не дарить, чем такую дешевку. А вдруг в руках развалится?” - согласился с незнакомцем Дюша Снегин.

Мужчина продолжил, указывая на нож с весьма приличным ценником:

- Вот то, что вам нужно. Стоит недешево, зато, как говорится, “натур продукт”.

Снегин пересчитал купюры: на нож хватало, но мечты о шоколаде пришлось бы оставить.

- Жизнь – это постоянный выбор, как минимум из двух вариантов, - Дюше показалось, что незнакомец прочел его мысли. – Вам решать.

- Беру, - Андрей подозвал продавца.

Снегин повертел в руках приобретение, изящное и тяжелое, и протянул его собеседнику.

- Точно настоящий?

- Отвечаю! – мужчина, улыбаясь, продемонстрировал знание лексики 90-х. – Тот, кому вы его подарите, будет счастлив.

Дюша отобрал ножик и с интересом еще раз осмотрел незнакомца: тот просто излучал спокойствие и уверенность. А затем взглянул на часы.

“До отправления автобуса еще сорок минут. Не пригласить ли моего консультанта в кафе, видел неподалеку. В конце концов, грамотный консалтинг денег стоит, - Дюша нащупал в кармане купюру в двадцать евро. - От двух чашек эспрессо не обеднею”.

- Спасибо вам. За помощь. Меня зовут Андрей, - Снегин протянул руку.

Незнакомец крепко сжал Дюшину кисть и улыбнулся уголками губ:

- Очень приятно.

- А мне приятно на чужбине получить помощь от земляка, - продолжил Снегин, отметив, что мужчина в ответ не назвал себя. – Могу я вас угостить кофе?

- Можете, Андрей. Можете. Почему нет?

В заведении было немноголюдно, и через пять минут на столике дымились две крошечные чашки с эспрессо.

- Извините, Андрей, не представился, - мужчина придвинул Снегину визитку.

На черном глянце карточки белым курсивом было вытеснено:

Радов Константин Сергеевич
СЦЕНАРИСТ
тел. XXX-XXX-XXX-XXX

“ О как! Сценарист – это интересно. Нужные связи, нужные люди.… А вдруг пригодится“.

- Еще раз спасибо, Константин Сергеевич. Главному редактору понравится подарок, теперь я не сомневаюсь. Мужчина он запасливый: в его кейсе чего только нет. На все случаи жизни. Есть и ножик, но…. Как говорится: “труба пониже и дым пожиже”. Со швейцарским офицерским – ни в какое сравнение…

- А вы я вижу, Андрюша, представитель творческой профессии. Слышал, и до вас докатилось модное словосочетание - креативный класс, – Радов явно ёрничал.

- Ну, можно и так сказать. Работаю в журнале “****”. Слышали, может быть? Ежемесячное издание для мужчин. Кроме того, в этом году вышел сборник рассказов, моя первая книжка. Так что, Константин Сергеевич, мы с вами коллеги.

- Читал я вашу книжку, Андрей. Увлекательные сюжеты, интересные герои. Мне понравилось.

- Вы серьезно?

- Абсолютно серьезно! Белая обложка, коллаж на лицевой стороне, фотография автора…. Андрей Снегин? Не так ли?

“Так вот она какая…. Слава!” – ухмыльнулся про себя А.В. Снегин.

- Как продается ваша книга?

- Неплохо, - слукавил Дюша, теребя в кармане двадцатку Евросоюза. – То есть вы, господин Радов…

- Да, Андрей, - подхватил сценарист. – Я вас еще в сувенирной лавке узнал. Память на лица у меня хорошая. Трудно поверить, не так ли? Наверное, есть в этом элемент случайности: из тысяч книг, выпускаемых на моей бывшей Родине, попалась в руки именно ваша. Может случайность, может судьба…. Это как посмотреть!

“Так…. Господин – эмигрант, очевидно. Случайность, судьба…. Вербует, наймит империализма, - ухмыльнулся Дюша. – Военную тайну хочет узнать. Сейчас вытащит толстую пачку долларов и …. Размечтался! Шиш тебе, а не доллары А.В. Снегин”.

- А как у вас дела? Приносит ли доход сценарный бизнес? – Андрей покосился на шикарные часы господина Радова.

- Грех жаловаться, - собеседник перехватил взгляд Дюши. – Мои сценарии всегда востребованы и превосходно оплачиваются.

- Окажите протекцию, - Снегин взял быка за рога, думая, что через двадцать минут он сядет в автобус, и они никогда больше не встретятся. – Словом русским я владею, от черновой работы нос не ворочу.

“Ну, пошлет и черт с ним. Пять минут позора, но ведь и не такое бывало”.

- То есть, Андрей, вы предложили себя в рабство. Литературное! – Радов громко рассмеялся. – Не обижайтесь, не смог удержаться. В этом качестве вы мне не нужны.

- В этом не нужен…, - Снегин почувствовал намек на продолжение разговора. – Но ведь в каком-то нужен. Мне кажется, наша встреча совсем не случайна.

- Угадали, Андрюшенька. Времени у нас осталось немного, но я успею. Послушайте и подумайте, я вас не тороплю. А надумаете – позвоните. Телефон включен круглосуточно, дня на размышления, полагаю, хватит.

- Итак, - собеседник немного помолчал, еле слышно барабаня пальцами по пластику столешницы. Это одновременно напоминало и фортепианное арпеджио и суету паучьих лапок, холеных и узловатых.

- Прежде всего, мне хотелось бы разобраться в ваших мотивациях, дорогой Андрей. Поскольку человек вы творческий, как сами только что сказали: “мой коллега”, думаю, что не ошибусь, если предположу… Успех, признание, достаток – вот такая логическая цепочка. Интересная, приносящая радость работа подразумевается сама собой.

Однако мы живем в век нездорового удовлетворения потребностей или, как говорят продвинутые соотечественники – консьюмеризма. Мое предположение может оказаться не соответствующим действительности. И я ничуть не огорчусь.

Радов спрятал руки под стол и продолжил:

- Жизнь коротка, а вокруг столько соблазнов. Достаточно посмотреть рекламу в вашем славном журнале для мужчин. А вы кроме как “двигать буквы” ничего не умеете. Это ваш хлеб, временами поднадоевший. К чему это я? Попробую объяснить.

Вообразите, живет на свете каменщик. Ходит на работу, любит это занятие, и к середине жизни приобретает необходимые навыки и, как следствие, максимально возможную зарплату. Но это не вольный каменщик, а скорее – подневольный. Предложи такому волю, другими словами достаток, и он выберет волю, не сомневаюсь.

- Счастья нет, а есть покой и воля, - зачем-то пошутил Дюша Снегин, скорчив трагическую мину. – Все – в масоны!

- Начитанный, - строго одернул его Радов. – Покоя не будет, придется потрудиться. И вам, да и мне.

Затем он немного помолчал, изучающе разглядывая собеседника.

- Вот и вы, Андрей, напоминаете мне такого подневольного каменщика.
Возможно, два первых звена цепочки лишние. Возможно, стоит перейти сразу к “достатку”. Путь к славе и известности долог и тернист, даже если я вам помогу – пройдет достаточно много времени. Писанина в стол, поэтапная и нудная работа на узнавание, а потом, в случае успеха, подневольный труд на издателя.

Есть и другой вариант развития событий. Сразу хочу сказать, что мне интересен только он. Именно в этом случае я получу свой гонорар быстро и в полном объеме. А результат я гарантирую.

- Заинтриговали, Константин Сергеевич, - Дюша, иронично улыбаясь, вставил реплику в образовавшуюся паузу. – Хотелось бы услышать, что я должен делать и чуть подробнее о вашем гонораре. Раз у меня нет выбора – пусть будет ваш вариант…. Как вариант! Хотя, положа руку на сердце, первые два звена цепочки меня тоже очень интересуют.

- Выбор есть всегда. Никто кроме вас, Андрей, его не сделает. Вот и сейчас вы сделали выбор, и я рад, что он получился именно таким. А могли бы встать и уйти, не поверив ни одному моему слову.

- Это буква V, виктория, вилка, - Радов продемонстрировал Дюше комбинацию из указательного и среднего пальцев. – Вот они наши два, зачастую взаимоисключающие, варианта развития событий. К вершинам вилки можно приставить еще по одной букве V и так до бесконечности. Упрощенно - это и есть наша жизнь, бесчисленное количество сакральных букв, очень напоминающее паутину, сеть, если угодно. Подавляющее большинство людей обречено барахтаться в ней всю свою жизнь. Но только не …. Пожалуй, удержусь от пафосных слов.

Наша совместная работа будет заключаться в следующем:
я предлагаю вам сценарий, вы старательно следуете ему. Сеть превратится в обычную ломаную линию с редкими прямыми участками, ведущая к исходной точке. В идеале она может быть и прямой, но человеку свойственно ошибаться. Это я о вас, Андрей, вам предстоит делать выбор. Пусть вас не пугают ошибки, опытный автор, это я о себе, внесет изменения в сценарий и результат все равно будет 100%-ным. Высокие гонорары нужно оправдывать. Ну а теперь самое время перейти к конкретным цифрам. Наши с вами доходы будут распределены так: 80% получаю я, остальные 20 – вы. Это не обсуждается, предупреждаю, чтобы не тратили мое время. Ну и последнее, цифры, с которыми я работаю, начинаются от пяти нулей после целого, так что ваша часть тоже будет весьма достойной.
Если вас действительно интересуют первые два звена цепочки, то вы без труда реализуете амбиции. Несколько минут славы можно просто купить.

Радов посмотрел на часы.

- Автобус, Андрей, отправляется через пять минут. Поспешите. Да, и перестаньте мусолить ваши двадцать евро. За кофе заплатит работодатель. Конечно, если вы согласитесь.

- Скажите, Константин Сергеевич, почему я? – Снегин резко выдернул руку из кармана и поднялся из-за стола. – Мне трудно будет принять решение, не зная причины.

- Есть у вас, Андрюшенька, очень импонирующая черта: вы не откладываете решения в долгий ящик. Быстро ориентироваться в ситуации не каждый может – это первое. Второе: способность к импровизации, помноженная на здоровый авантюризм. С одной стороны вы творец, с другой – хорошо подготовленный исполнитель. То, что мне и нужно. Только в этом случае наша совместная работа обречена на успех. Все, идите.

- И все-таки, Константин Сергеевич, я….

Радов опять продемонстрировал букву V и улыбнулся:

- Если вы опоздаете на автобус, мне придется менять сценарий. А это обойдется нам в кругленькую сумму. Надеюсь, что позвоните.

Дюша заскочил в салон, когда гид уже считал присутствующих по головам.

-Успел, - Андрей довольно засмеялся, разглядывая шикарное пальто, уходящего сценариста. – Неустойка отменяется, “дедушко”.

“Здорово тебя отмассировали, дружище. Творец, способность к импровизации, здоровый авантюризм…. Приятно! Радов дело знает”.

Через минуту автобус набрал скорость и, попетляв по узким улочкам, взял курс на Баварские Альпы.

Снегин опустил спинку кресла и задумался, глядя на мелькающие за стеклом буколические картинки. Луга становились все краше, коровы - все более упитанными. Вечерний удой и ежедневный привес обещают стать рекордными. Идиллия, страна обетованная!

“Верной дорогой идете, товарищи! – поощрил трудящихся А.В. Снегин. – Пожалуй, я с вами”.
 
В населенных пунктах ранним вечером поражала тишина и отсутствие прохожих. Никто не помашет рукой, не пожелает доброго пути усталым путникам. Правда, своеобразное напутствие от жителей одного славного городка Дюша все же получил. В аккуратно подстриженном кустарнике он разглядел несколько самодельных скульптур. Из окон проезжавшего транспорта это выглядело, как забавная нравоучительная мультипликация. Первый кадр – мужчина с бутылкой в руке, далее – тот же персонаж, припавший к горлышку, по нашему – “горнист”. Потом зрителям предлагалось несколько стадий морального падения, и, наконец, завершала клип выглядывающая из кустов жирная свинья.

“Забавно, – оценил творчество Снегин, нащупав в сумке бутылку вискаря. – Интересно, что пил этот персонаж”.

Солнце скрылось за горными вершинами, сизый сумрак повис за оконным стеклом, затих говорливый гид, откинули спинки сидений попутчики, наступила приятная успокаивающая тишина. Ничто не мешало поразмышлять над предложением сценариста.

“Давай, Снегин, соображай. Ты же автор, сам сюжеты придумываешь. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы представить, что может предложить дядя Радов. Прикинь, просчитай варианты. Он кто, Господь Бог или дьявол-искуситель? Обладает сверхъестественными возможностями? Ерунда!
А вот связями, похоже, обладает, видно невооруженным глазом. Я нужен ему, зачем-то. Он нужен мне. Взаимная заинтересованность налицо, это обнадеживает.

Итак, работа. Но вот какая? Преступник тоже называет свои деяния работой. Надеюсь, в мои обязанности не будет входить кража художественных ценностей, наркотрафик, грабеж запоздалых прохожих и другие нечестные способы отъема денег у трудящихся. Не мое – это, да и необучен.
В конце концов, всегда можно отработать назад, внести собственную правку в предложенный сценарий. За пару-тройку дней разберусь. Да и деньги скоро закончатся, а ведь нужно и домой как-то попасть. Утешает, что там никто не ждет: последний поход за семейным счастьем опять не увенчался успехом. А поскольку до конца отпуска еще две недели, можно посвятить оставшееся время трудоустройству”.

В мозгу засыпающего Дюши промелькнули несколько незамысловатых, отдающих Голливудом, вариантов обогащения, и он забылся. Приснилась ему черная глянцевая дорога, яркое зарево на горизонте и тиканье невидимого хронометра.

В начале десятого вечера автобус прибыл к мотелю. Гид в микрофон проинструктировал группу о порядке заселения и побежал к reception, предвкушая долгожданный человеческий отдых.
Дюша первым выбрался из салона и, закурив, осмотрел место ночлега.
Гостиница весьма напоминала затерянное в полях отечественное родовое гнездо, и представляла собой одноэтажное П-образное здание с высокой кровлей. Рядом находилась пара хозяйственных построек, красного кирпича, унылых и безликих. Вокруг комплекса были посажены несколько десятков деревьев, в полумраке очень напоминающих яблони. И все! Далее – только луга, уходящие к горным склонам.

Здание, судя по всему, построено давно. Хотя крыша перекрыта современной металлочерепицей, стены отделаны искусственным камнем, крыльцо и холл облицованы гранитом, что-то выдавало стилистику прошлого века. Сейчас так не строят.

- Интересно, что тут было раньше? – Дюша остановил, пробегавшего мимо гида. – Образцовый баварский хутор?

- Не угадали, Андрей. Это санаторий, построен где-то перед войной. Правда, несколько лет назад появились новые хозяева и теперь это обычный туристический мотель. Ничего особенного, зато кормят хорошо, завтра утром убедитесь.

Гид вручил Дюше ключи от номера и побежал дальше. Работа – есть работа.
Снегин справился с замком и вошел в квадратную комнату средних размеров. Внушительная кровать, вплотную к стене, рядом прикроватная тумбочка, напротив - узкий столик, над ним телевизор, по бокам - пара стульев, большое мягкое кресло. Вот, пожалуй, и весь интерьер. Скромно, но аккуратно и чисто.

Справа от кровати – дверь, там, судя по всему, санузел. Дюша потянул за ручку и проник в следующее помещение. Так и есть: он шагнул на выложенный красно-коричневым кафелем пол. Стены облицованы белой продолговатой плиткой: кабанчики, вроде бы их называют. На стене узкое и единственное окошко, почти под самым потолком.

Эта комната ничуть не уступала размерами гостиной, а, пожалуй, даже и превосходила. Слева – большая деревянная скамья, здесь вполне смог бы разместиться массажный стол, или другой инвентарь процедурного кабинета. Далее большая ванна за сдвижной ширмой, ну и в самом конце – кабинка с белоснежным унитазом.

“Действительно санаторий, весьма спартанского вида. Вполне вероятно здесь поправляли здоровье летчики Люфтваффе или мясники из тайной полиции. Может быть, на этой скамейке восседал какой-нибудь герой Крита и Нарвика. Стоп, иначе фантазия может вас далеко завести, господин Снегин. Сейчас думать надо о другом”.

Дюша быстро скинул одежду на “историческую” скамью и несколько минут простоял под упругими горячими струями. А теперь – ушат холодной. Хорошо!

Потом он вернулся в гостиную, достал бутылку виски и налил в казенный стакан на “три пальца”. Ну а долька швейцарского сыра, отрезанного швейцарским ножом, будет достойной закуской. Через пять минут захорошело, Дюша закрепил это прекрасное состояние еще одной проверенной дозой. Теперь, пожалуй, хватит. Как там у древних? “Вино вдохновляет поэтов”. Но если не остановиться к поэтам приходит жирная свинья из придорожных кустов.

“Пора звонить, решение принято еще в автобусе. Рискну, пожалуй. Кто не рискует, тот…”.

Снегин достал глянцевую визитку, вооружился телефоном и набрал номер.

-Добрый вечер. Это Андрей Снегин.

- А, Андрюшенька. Рад, что вы позвонили. Ответ – да? – судя по голосу, Радов ничуть не удивился.

- Я согласен, Константин Сергеевич. Что я должен сделать?

- Через час будьте на парковке. Там вы увидите микроавтобус, скажете пассажиру: “сценарий семнадцать”, ну а далее выполняйте его распоряжения. Пока это все.

Радов дал отбой.

- Константин Сергеевич, а…, - Дюша выдохнул последнюю фразу в уже безмолвную трубку.

“Немногословен мой сценарист. Как-то все это странно…. Да и вообще удивляет информированность Радова: знает, где я сейчас, знает, сколько денег у меня в кармане. Не удивлюсь, если он знает, чем эта авантюра закончится. А вот это мы еще посмотрим! Кое-что и от меня зависит”.

Андрей переоделся, уложил вещи в сумку, сунул в карман ножик, так на всякий случай, и вышел на улицу. После телефонного разговора прошло около пятидесяти минут. В черном небе горели звезды, Луна запуталась в ветвях высокого дерева, из приоткрытого окна доносился звук работающего телевизора. Как-то все очень обыденно, что-то будет дальше….
Дюша закурил и осмотрел ярко освещенную стоянку: кроме пары автобусов, да десятка легковушек иных транспортных средств не наблюдалось.

“А это не розыгрыш? “Легкий и остроумный”. Пожалуй, нет, Радов на шутника мало похож”.

Из темноты послышался звук приближающегося автомобиля. Через мгновение уже можно было рассмотреть приметную трехконечную звезду на крышке капота. Черный “Мерседес”, микроавтобус без единого пятнышка пыли, свернул с асфальта и бесшумно затормозил на середине стоянки.

Дюша выбросил окурок и, покачивая сумкой, направился к “Мерседесу”. Шел он медленно, отметив огонек сигареты на водительском месте, звуки работающего радио и немецкие номерные знаки. Дверь еле слышно скользнула по направляющим, и Снегин увидел силуэт человека, сидящего в неосвещенном салоне. Человек молча кивнул, как бы приглашая войти, а потом загорелся тусклый плафон на потолке.

Андрей сел напротив, затолкав сумку под сиденье.

- Ну? – спросил визави довольно бесцеремонно.

 “Баранки гну, - возмутился про себя Дюша. – Шпионские страсти, пароль ему подавай”.

- Сценарий семнадцать, - постарался не выдать раздражения Снегин.

- Семнадцать? Интересно.… А впрочем.… Семнадцать, так семнадцать! – комментарии были сделаны русским человеком. Возможно, долгое время живущим за границей. Еле заметный акцент говорил об этом.

- Радов сказал: “сценарий семнадцать”, - Андрей поднял глаза на собеседника. – Можете перезвонить.

Но толком рассмотреть визави, не успел. В салоне опять погас свет, а мужчина сказал что-то по-немецки водителю. Автобус плавно тронулся с места.

- Я не знаю никакого Радова, - равнодушно сообщил мужчина.

- Куда мы едем? Может, вы объясните, в чем будет заключаться моя работа? – возмутился Снегин.

Мужчина, как отечественный гаишник потянул носом воздух, обнаружил промилле и брезгливо отвернулся к окну.

- Не сегодня…. Утром вам все расскажут, - снизошел он через минуту. – Отдыхайте, ехать около двух часов.

Ехали быстро, ночные дороги – абсолютно пусты. Микроавтобус еле заметно раскачивался: в другой ситуации Снегин бы точно уснул, но сейчас его не покидало чувство тревоги. Чего не скажешь о его спутнике. Мужчина дремал, вытянув ноги под Дюшино сиденье.

“Гастарбайтер Снегин. Дожили! Моя платить – твоя работать. Мало говорить, много работать. Ладно, утро вечера мудренее. Надеюсь, настоящий работодатель окажется более цивилизованным. А этот, что напротив, просто сопровождающий. Гонора много, но явно не в теме”.

Через два с небольшим часа автобус подъехал к металлическим воротам: широкому решетчатому проему, уходящей в темноту основательной, на вскидку, трехметровой стены. Слева от ворот находился КПП, в ярко освещенном помещении можно было рассмотреть трех охранников в черных комбинезонах, очень напоминающих форму коммандос. На высоком столбе висела купольная видео камера кругового обзора.

“Серьезно, не по детски! – отметил Снегин. – Может это какой-нибудь иностранный легион, сейчас – бегом в казарму, на двухъярусные нары”.

К машине подошел охранник, и что-то сказал сопровождающему.

- Идите за ним, вам все покажут.

Дюша потянулся за сумкой, но его сосед покачал головой:

- Сумку принесут, для этого есть персонал.

Андрей встал в затылок охраннику и, миновав проходную, они очутились внутри огороженной территории. Прошли по дорожке, окруженной шарообразными фонариками, и остановились у небольшого одноэтажного дома, нарядного и современного. Охранник вставил карту в считыватель, толкнул дверь и пригласил Дюшу войти. Включил свет и, пожелав по-немецки спокойной ночи, удалился.

Снегин осмотрелся: убранство его нового жилища сильно отличалось от скромной обстановки мотеля. Кухня, оснащенная современной техникой, гостиная с дорогой мебелью, уютная спальня с гигантской кроватью – все это указывало на то, что гостям рады в этом доме. В противном случае ему бы предоставили нары в клетушке с решетчатым окном.
Дюша обнаружил бар с десятком разнокалиберных бутылок и плеснул немного “островного” виски в тяжелый стакан. Состояние неопределенности все же угнетало. Сердечко стучало быстрее, чем обычно.

“Ну, все! Хватит на сегодня. Завтра, чувствую, потребуется свежая голова”.

Андрей забрался под одеяло и на удивление быстро уснул.

В 10.00 его разбудил телефонный звонок. Негромко, как-то по-домашнему, трезвонил белый аппарат, стоящий на прикроватной тумбочке.

Дюша осторожно снял трубку:

- Да.

- Доброе утро, господин Снегин. Надеюсь, хорошо отдохнули? Через полчаса вас проводят ко мне, тогда и познакомимся. Завтракайте, приводите себя в порядок. До встречи, - неизвестный дал отбой.

Дюша быстро вскочил, побрился и почистил зубы. В ванной комнате он нашел все необходимое: зубную щетку и бритву в нераспечатанных упаковках, хорошо пахнущую пену для бритья. Холодильник также был укомплектован здоровыми продуктами питания. Пара чашек кофе с огромным бутербродом помогли Дюше утолить голод.

В 10.30 в дверь постучал охранник, знаком предложив следовать за собой. На улице было пасмурно, в воздухе повисли капельки влаги, за высоким забором сквозь туман угадывались горы. А вот что за оградой? Поселок таких же нуворишей, пустынные альпийские луга или что-то еще?
Дюша ступил на дорожку, мощенную серой плиткой и, стараясь не отстать, пошел за коммандос. По обе стороны от тропы зеленели фруктовые деревья с разноцветными бирками, на скошенной траве газонов краснели упавшие яблоки, меж крон виднелась какая-то скульптура. Дюша присмотрелся и опознал оленя, гигантских размеров. Судя по масштабам имения, хозяин мог себе позволить стадо живых четвероногих. Правда, ни один олень до таких размеров не вырос бы и за двести лет.

Дорожка закончилась у двухэтажных домиков, разделенных небольшой площадкой. У левого строения стоял белый “BMW” с открытым багажником. Красивая женщина лет тридцати громко руководила персоналом, укладывающим многочисленные чемоданы. Персонал всячески демонстрировал усердие.

Охранник повернул к правому зданию и нажал кнопку рядом с дверью.

“Нам, похоже, на мужскую половину, - хмыкнул про себя Снегин. – Приятно, когда это можно себе позволить”.

Щелкнул электронный замок и охранник, отступив в сторону, пригласил Дюшу войти. Снегин миновал полутемный холл и очутился в просторной комнате с большим письменным столом у окна. Из кресла поднялся мужчина, по всей видимости, Дюшин ровесник, и пошел навстречу. На середине комнаты они и обменялись рукопожатиями.

- Здравствуйте, Андрей. Меня зовут Игорь Сергеевич.

- Очень приятно, - Дюша с облегчением улыбнулся. Хозяин дома совсем не походил на людоеда.

- Как спалось на новом месте? Надеюсь, встретили вас хорошо? Может быть, есть какие-нибудь замечания? Вопросы? – Игорь жестом предложил сесть.

- Спасибо, спал замечательно. Единственное: мне не принесли вещи -  дорожную сумку. А ведь в ней все моя одежда, да и телефон, к сожалению, там оставил.

- Я в курсе. За вашей сумкой уже послали, она уехала в машине курьера. Виновные будут наказаны. Но вы не беспокойтесь, мой гардероб в вашем распоряжении. Одежда подойдет, мы одного роста. Да и разница в возрасте, вижу, небольшая. Вам ведь тридцать два? Ну а я - на три года старше. Надеюсь, вкусы у ровесников примерно одинаковы. Кстати, небольшая компенсация, вдруг деньги понадобятся, - Игорь Сергеевич вытащил из ящика письменного стола пятьсот евро, сотенными бумажками. – Еще раз прошу прощения. Новый телефон вам принесут в гостевой домик.

Ну, что же…. Давайте прямо к делу, времени в нашем распоряжении совсем немного. В понедельник я уезжаю, дела, ничего не поделаешь. Жена улетает прямо сейчас. Сегодня суббота и за оставшиеся дни нам необходимо решить все вопросы. Андрей, я хочу вам предложить работу в моем новом проекте. Кое-что мне о вас известно, остальные подробности, как говорится, в рабочем порядке.

Итак, в двух словах – сценарий таков….

“Еще один сценарист, - подумал Снегин. – А вот и  “вилка, где, наконец-то, потребуется мое решение”.

- В России я планирую открыть большой Интернет-магазин, аналог EBay, Amazon. Вы в курсе? Приходилось пользоваться?

- Да, конечно, - немного обиделся Дюша.

- Я и не сомневался. Кое-какие справки мы уже навели и знаем, что Интернет для вас – не загадочное пространство, а обычная рабочая площадка. Организацией такого портала вам и предстоит заняться. Российские реалии вам известны, навыки проведения рекламных компаний у вас есть – на первом этапе этого будет достаточно. Что думаете?

- Неожиданное предложение, этим я никогда не занимался. Но…., думаю, справлюсь.

“Слава богу, все чисто. Никакого криминала”, - расслабился Дюша.

- Отлично! Тогда поступим следующим образом: сейчас идите к себе, а во второй половине дня вам предстоит небольшой медосмотр.

- Медосмотр? А это еще зачем? – насторожился Снегин.

- Обычная процедура, таков порядок в моей фирме, - успокаивающе сказал Игорь Сергеевич. – Нам предстоит долгое сотрудничество, и я должен быть уверен, что вы абсолютно здоровы. Знаете, как у спортсменов…. Вы будете играть теперь в команде самого элитного дивизиона. Это первое. И второе: мои юристы за воскресение подготовят все необходимые документы, для этого нужен ваш паспорт. Надеюсь, он не уехал вместе с сумкой?

- Паспорт всегда со мной, - Дюша похлопал по нагрудному карману.

- Замечательно! Оставьте его мне. В понедельник утром, в офисе, в официальной обстановке мы подпишем необходимые бумаги, и я со спокойным сердцем могу улететь. А вы сразу приступите к делу, условия вас не разочаруют. Уверен!

Хозяин встал, показывая, что разговор закончен.

Дюша вышел на улицу, сияя, как медный пятак. Игорь Сергеевич произвел хорошее впечатление: манеры, правильная речь, отсутствие высокомерия. Конечно, первое впечатление бывает обманчивым…. Но, когда с первого взгляда понятно, что перед тобой жлоб, то ожидание неприятностей будет постоянно отравлять жизнь. Не дай бог!

Андрей немного побродил среди деревьев, обогнул участок – рядом со стеной шла мощеная дорожка, и направился к своему домику. Несколько удивляли меры безопасности: кроме видео камер на ограде присутствовали датчики, непонятного назначения, а через окошко КПП Дюша рассмотрел стену, увешенную многочисленными цветными мониторами. На четырех из них он увидел себя в разных ракурсах. И захочешь - не забалуешь! Большой брат отдыхает!

Войдя в дом, Снегин сразу заметил блок “Kent”, лежащий на столе: точно такой же остался в сумке и новый телефон Nokia.

“Позвонить что ли Радову? Может, что-нибудь удастся вытащить из хитреца. Любая информация не помешает”.

Дюша набирал номер трижды, но трубку почему-то не брали. Странно! Снегин отправил стандартную sms-ку:

“Я вам звонил. Снегин.”

Около пяти вечера за ним опять зашел охранник, но отвел в этот раз на “женскую половину”.

“Надеюсь, меня не разберут на органы. Не похоже: для этого не нужны такие сложности”.

В небольшой комнатке на первом этаже, здесь, видимо, проходила косметические процедуры хозяйская жена, его уже ждали. Друг напротив друга сидели и о чем-то говорили Игорь Сергеевич и представительный немец в белом халате.

- Проходите, Андрей. И приступим, пожалуй.

Затем последовала стандартная процедура: врач измерил давление, послушал легкие и, прибегнув к помощи нового работодателя, знающего немецкий, задал несколько вопросов. А вот потом была осуществлена непонятная Дюше технологическая операция: его усадили в кресло, зафиксировали череп специальными креплениями, и жужжащий прибор совершил полный оборот вокруг его головы. Что-то похожее он наблюдал в зубопротезном кабинете, панорамный снимок, вроде бы, называется.

Игорь Сергеевич и доктор, судя по всему, результатом остались довольны. Немец карандашом показывал что-то работодателю на мониторе, кивал на обездвиженного Дюшу и удовлетворенно улыбался.

- Поздравляю, Андрей. У нашего эскулапа больше нет никаких вопросов. Вы – в команде, ну а завтра продолжим, - Игорь Сергеевич скрылся за дверью.

Воскресение прошло в задушевных разговорах с работодателем. С десяти утра до восьми вечера Дюша рассказывал о своей работе, несущественных с его точки зрения фактах биографии, увлечениях и много еще о чем. Игоря Сергеевича интересовали самые разные подробности, например любимая музыка бывшей жены. Жена и музыка – две непересекающиеся прямые. И, тем не менее, дай ей бог здоровья. К чему все эти вопросы?
Ненавязчиво, в разных интерьерах (рабочий кабинет, обеденный стол в гостиной, бильярдная) хозяин узнал о нем, похоже, все, что хотел узнать.

Уже ночью, лежа в постели, Снегин еще прокрутил в голове события минувшего дня, но ответ на вопрос: “зачем?”, так и не нашел. Странное собеседование! А с другой стороны, каждый развлекается, как может, и Дюша определенно скрасил досуг скучающему по работе трудоголику.

В понедельник Андрея разбудили в семь утра. Сначала ему сообщили, что выезд через час, а потом мужчина с военной выправкой принес шикарный костюм, рубашку, галстук и даже туфли, мягкие и удобные, точно по ноге.
Дюша побрился и тут же примерил обновки. Из зеркала на него смотрел безупречно одетый мужчина: так и должен выглядеть руководитель крупного проекта. А он им станет в самое ближайшее время, остались небольшие формальности.

“Действительно, как все-таки одежда преображает человека. Чем я отличаюсь от Игоря Сергеевича? Да ничем! Поставь рядом и не отличишь”.

Снегин пришел на стоянку у домиков за пару минут до отправления. У “мужской половины” еле слышно тарахтел темно-синий “Фольксваген” с открытым багажником.

“Фольксваген? Вроде бы не по статусу. А впрочем, их – богатых не поймешь”.

Знавал Снегин одного бизнесмена, так тот очень любил кружить вокруг своего участка на разбитых “Жигулях”, в окружении двух “Гелентвагенов” с охраной. Большой любитель экстрима.

- Садитесь, Андрей. Сейчас поедем, - из дома быстрым шагом вышел Игорь Сергеевич. – Сегодня сам поведу, иногда так хочется посидеть за рулем.

Дюша устроился на месте пассажира и сразу пристегнулся. Так, на всякий случай. Со стилем вождения работодателя он еще знаком не был. Пока хозяин нарезал круги по площадке, отдавая распоряжения по телефону, в боковом зеркале появился охранник, несущий Дюшину черно-синюю сумку. Да, сумка тяжелая, но не на столько же. Мужчина дважды поменял руку перед тем, как загрузить ее в багажник.

- Все, я готов, - Игорь сел на водительское место, аккуратно повесив пиджак на плечики. – Кстати, вещи ваши доставили. В целости и сохранности. А мой костюм на вас – как влитой. Отлично смотритесь.

Хозяин нажал на акселератор, и машина бодро покатила к открывающимся воротам. На выезде к ним в хвост пристроился черный джип с хорошо одетыми секьюрити.

- Через полчаса будем в офисе, подпишем бумаги, юристы вернут ваши документы, и после этого мы расстанемся. Я – в аэропорт, вы - в гостиницу, ваш самолет вечером.

Потом Игорь замолчал, полностью сосредоточившись на управлении автомобилем. Дюша скосил глаза на спидометр и поежился: стрелка замерла около цифры 180. Лихач, однако. Какой русский не любит быстрой езды…. по немецким шоссе. Дорога свернула в лес, за стеклами стремительно проносились породистые деревья. Спустя пять минут Снегин успокоился: участок прямой, асфальт безупречен, автомобиль немецкий. Оснований для паники нет.

И вдруг машина “клюнула”, да так сильно, что пиджак вместе с плечиками упал на заднее сиденье. Загорелась подсветка на приборной панели, а Игорь, стараясь не войти в занос, остановил “Фольксваген”.

- Заглох, твою мать, - удивился водитель.

Джип тормознул неподалеку, и охранники быстро увели Игоря Сергеевича в свой автомобиль. Внедорожник проехал вперед пару сотен метров, из него вышел водитель, быстрым шагом подошел к “Фольксвагену”, а затем открыл капот.

“Бывает же такое, - Андрей немного успокоился после экстренного торможения. – И это хваленое немецкое качество”.

Он обернулся к заднему сиденью, намереваясь поднять хозяйский пиджак и замер в удивлении. Из внутреннего кармана выглядывала знакомая обложка с чуть потертым углом. Дюша протянул руку и достал собственный паспорт. Вот это номер! А как же юристы, бумаги на подпись, его новая работа. В кармане еще что-то лежало. Снегин осторожно, двумя пальцами вытащил небольшой конверт. Внутри находились пять банковских карточек и распечатки с пин-кодами.

“Ну и что это значит? Мне то, что делать?”

Внезапно пискнул телефон, сообщая, что пришла sms-ка. Дюша взглянул на дисплей:

“Быстро из машины. Радов”.

Водитель джипа  захлопнул капот и, подозрительно взглянув на Снегина, бегом направился к своему автомобилю.

“Охрана гневается, а я, кажется, попал. Время шуток закончилось, такого шанса больше не будет”, - он достиг деревьев одновременно с открывающим дверь шофером. Паспорт и конверт уже лежали в боковом кармане Дюшиного пиджака.
 
Внедорожник взревел и задним ходом помчался к “Фольсвагену”. И тут опять пришла sms-ка:

“Немедленно перезвони на свой телефон”.

Дюша трясущимися руками набрал знакомую комбинацию, нажав кнопку вызова.

В ту же секунду джип поравнялся с пустым автомобилем, а затем случилось то, что Снегин не мог бы представить и в страшном сне: одновременно с первым гудком ослепительная вспышка скрыла машины, а потом взрывная волна опрокинула его на землю. Заложило уши, в папоротник улетел телефон, во рту появился привкус крови. Через минуту Дюша пришел в себя и осторожно поднял голову. От Фольксвагена мало что осталось, а внедорожник лежал на боку: красно-черные языки облизывали мятый кузов с выбитыми стеклами. Стало очень страшно.

“Сука, Радов! Втравил…. И что теперь делать, сценарист Снегин?”

Андрей обшарил заросли папоротника, но телефон не нашел. Нужно уходить, вопрос куда…. Дюша углубился в лес - так, чтобы видеть просвет и
побежал параллельно дороге. В прежнем направлении, куда вез его бывший работодатель, а ныне покойник.

Через пару километров он услышал сирену: меж деревьев мелькнул бело-зеленый кузов полицейского “Опеля”, спустя пять минут промчалась пожарная машина. Вскоре лес закончился, и Снегин до наступления темноты просидел на поваленном дереве, не решаясь выйти на открытое пространство. Вечером он выбрался из придорожных кустов и полем, приседая при каждом проезжающем автомобиле, побрел в сторону еле заметного зарева. Впереди явно был какой-то населенный пункт.

Дюше повезло: на окраине маленького городка он сразу обнаружил мотель. Бродить по пустынным ночным улицам было бы подозрительно, да еще и с иностранным загранпаспортом. Дюша на пороге снял испачканный пиджак, перекинул его через руку, а, войдя, ошеломил сонного портье бумажкой в сто евро. Уже через минуту он отпирал дверь одноместного номера. Страшно хотелось есть, но в торговом автомате у стойки были только пиво и чипсы.

Андрей смыл засохшую грязь и, устроившись у телевизора, открыл пивную бутылку. Возможно, что-нибудь расскажут о сегодняшнем происшествии. Дюша пробежался по каналам, но кроме фильмов и викторин в вечерней сетке ничего не нашел. Странно!

Раздумья прервал настойчивый стук в дверь. Снегин щелкнул замком и в изумлении отступил на середину комнаты: через порог шагнул улыбающийся Радов, собственной персоной.

- Добрый вечер, Андрюшенька. Звоню вам, звоню, а вы трубку не берете. Я начал беспокоиться.

- Вы? На…

Снегин, дравшийся в последний с десяток лет назад, неловко бросил кулак, целя в холеную физию сценариста. Радов, похоже, был готов к такому сюжетному повороту. Он нырнул под руку Дюши, а потом сильно ударил в печень. Положение Снегина в пространстве спустя мгновение напоминала коленопреклоненную позу нокаутированного боксера: локти прижаты к бокам, рот широко открыт, в зажмуренных глазах слезы. Это больно, реально….

Отпустило не сразу, первое, что Снегин увидел – это черный глянец пижонского ботинка. Радов поставил стул перед неудачливым бойцом и теперь сидел, покачивая ступней у Дюшиного носа.

- Ну, что? Оклемался, забияка? Мог бы сначала спасибо сказать.

- За что это? – Андрей поднялся с колен и сел напротив. – За то, что моими руками людей на тот свет отправил?

Радов перестал раскачивать ботинком, с лица исчезла улыбка.

- Игорь сделал свой выбор, сейчас, наверное, с ангелами беседует. Хотя, вряд ли: горит в аду. А вот остальным просто не повезло. А вам, Андрюшенька, посчастливилось. За вас выбор сделал я, и здесь нет вашей вины. Поверьте! Ситуация немного изменилась, вы ей не владели, правильного решения принять бы не смогли. А я же обещал внести изменения в сценарий, если что…. Помните: “высокие гонорары нужно оправдывать”.

- Туманно излагаете, господин Радов, - Дюша немного успокоился.

- Ну, хорошо. Просто и доступно…. Специально для вас…. Ваш работодатель решил покинуть эту гостеприимную страну, не рассчитавшись с долгами, никого не предупредив, в соответствии с собственным сценарием. А вам в этом проекте была отведена главная роль, правда, трагическая. Зрители бы долго плакали. Вообразите: под прицелом телекамер погибает известный бизнесмен, меценат и прочая, наш дорогой Игорь Сергеевич. Страшный взрыв испепеляет автомобиль этого благородного человека, рвет на себе волосы начальник охраны – с таким клеймом ему никогда не найти работы, безутешно рыдает вдова. Новостные программы несколько дней показывают, как скромный, любимый народом “Фольксваген”, ведомый молодым человеком в стильном костюме подъезжает к художественной галерее. Кстати, существующей на его пожертвования. Ослепительная вспышка, капли расплавленного металла и столб дыма, поднимающийся в небеса. Как, эффектно? Вот только роль жертвы пришлось бы сыграть вам, Андрюшенька.
А где же настоящий Игорь Сергеевич? Несколько штрихов мастера, а точнее скальпельных надрезов, и персонаж превращается в Андрея Снегина. Пару месяцев он залечивает раны, а потом появляется где-нибудь в другом полушарии и счастливо доживает до глубокой старости. Но это не наш с вами сценарий, не так ли.

- А ведь вы все знали, Радов. Заранее, - Дюша попытался найти глаза сценариста. – Но что-то пошло не по-вашему…. В благородство я плохо верю….

- Всего я знать не мог, вы меня за кого-то другого принимаете, - тот поднял палец к потолку. – Да и вам всего знать не стоит, это секреты ремесла. Мои маленькие секреты. С их помощью я зарабатываю на жизнь.

- Давайте вернемся к нашим баранам, - Радов веером развернул банковские карточки. – Тащите любую, суммы на всех одинаковы. Остальные я оставлю себе – это и есть мой гонорар, те самые 80 процентов.

Сценарист аккуратно сложил четыре оставшиеся кредитки и убрал их портмоне.

- А наш сценарий еще не закончен, - Радов протягивал Дюше авиабилет. – Вам пора, собирайтесь. Свою группу догоните в Ростоке, поболтаетесь несколько часов в порту у Дьюти Фри, автобус обязательно туда заедет, расскажете слезную историю гиду, а через пару дней окажетесь дома. Приятно было с вами работать, Андрей. Вы стали настоящим профессионалом, человеком, способным зажечь….

- Шучу, шучу, - сценарист увидел исказившееся лицо Снегина. – Собирайтесь, ей богу. Сейчас приедет такси.

Андрей надел пиджак, похлопав по карманам.
 
- Послушайте, Радов. Заберите, видеть его не могу, - Дюша вытащил швейцарский нож. – Может, и вас поскорее забуду.

Сценарист охотно взял подарок:

- Как для себя выбирал, - вспомнил он события двухдневной давности. -  Спасибо, я очень счастлив. До свидания, Андрюшенька. Звоните.

Снегин обогнул улыбающегося Радова и вышел в коридор.

“Щас. Будем дружить семьями, поздравлять с праздниками. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся”.

- Кстати, Андрей, - услышал он за спиной. – Может статься, что вы теперь обеспеченный человек, усопший об этом позаботился. Мне потребуется время, чтобы навести справки и написать новый сценарий. Подумайте, вам решать. Полагаю, месяца хватит? Ну а я буду ждать звонка.

© Copyright: Владимир Гурьев, 2013

Регистрационный номер №0112500

от 27 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0112500 выдан для произведения:

Черный глянец под ногами, удивительно чёткий и контрастный, как на умело отретушированной фотографии. Красиво, необычно, немного странно…

Короткий дождик закончился пару минут назад, и тонкая водяная пленка на асфальте, видимо, и явилась причиной такого оптического эффекта. Впрочем, для идеальной картинки этого недостаточно: даже начинающий фотохудожник вспомнит об освещенности. Именно сейчас, когда ветер порвал сплошную облачность, когда уже можно угадать, где на небосводе солнце, буржуазное дорожное покрытие выглядит, как рекламный разворот богатого журнала: на черном фоне не хватает лишь золота швейцарских часов. Дорога в …? Интересно, куда ведут эти дороги?

С набережной озера Фирвальдштеттер, “язык сломаешь”, хорошо видно гору Пилатус. Правда, добрая половина ее закрыта облаками, но при изрядном воображении можно представить извилистую “тропу драконов”, поднимающуюся к вершине.  По пути желательно заглянуть в уютный ресторанчик, а там есть такой, отведать пару-тройку блюд местной кухни, ну и благородные напитки совсем не будут лишними. Граммов сто, в крайнем случае – сто пятьдесят. Но не больше! “Руссо туристо – облико морале”.

“Ладно, не в этот раз. Будет праздник и на нашей улице. Рано или поздно. Уверен! А пока времени в обрез. Автобус отходит через два с половиной часа, а еще нужно купить какие-нибудь сувениры, да и вкуснейший швейцарский шоколад будет правильным подарком для друзей и коллег по работе. Плюс ко всему - для кошелька необременительно”.

Дюша Снегин исполнил поворот на 180 градусов и взял курс к месту парковки туристического автобуса. Неторопливым шагом прогулка займет минут тридцать, от силы - сорок, а по сему есть время внимательным прощальным взглядом запечатлеть достопримечательности Люцерна.

 В чистых водах реки Ройс курсировали жирные лебеди, “машины смерти”, сильные птицы внушительных габаритов. Недостаток продуктов питания  пернатые явно не испытывали.

“Умирающий лебедь”? Не в этой стране!

Вот и сейчас китайские молодожены, сопровождаемые десятком друзей и фотографом, кормили пышными булками позирующих птичек.

“А невеста очень даже ничего, - отметил Дюша, с ног до головы осмотрев хрупкую девушку в белых одеждах. – Вин Чунь – девушка-весна”.

Жениха Дюша проигнорировал, мужчина издавал гортанные, неприятные уху, возгласы, наверное, в предвкушении доселе неизведанной счастливой жизни. Это напоминало восточный базар и на картинку сонного Люцерна абсолютно не ложилось.

Снегин, стараясь не привлекать внимания, сфотографировал невесту: для этого пришлось немного поработать с zoom-ом. Остальных участников действа Дюша вывел “за скобки”, оставив лишь черного лебедя, к слову, единственного в пернатой стае. Птица и девушка в белом гармонично смотрелись на фоне прозрачной, чуть зеленоватой воды.

На скверном английском Дюша попросил благообразного пенсионера, нажать кнопку на Canon: декорации в этом месте были действительно очень живописными. Старец с задачей справился: с дисплея фотоаппарата белозубо улыбался Андрей Снегин, собственной персоной, привлекательный шатен с седеющей прядкой, начинающейся в районе безупречного пробора. Пернатые тоже не подвели: на заднем плане виднелся геометрически правильный косяк, возглавляемый черным фронтменом.

“Ну, как-то так! Исторический момент запечатлен. В свое время на благословенную швейцарскую землю ступала нога Чехова и Марка Твена – любимых авторов, а если вспомнить нелюбимых, то имя им – легион.
Теперь и Снегин А. В. отметился, и, так сказать, приобщился. Занял свое, достойное место среди исторических персонажей”, - Дюша засмеялся. Чуть-чуть самоиронии не помешает.

Через десять минут он свернул к мемориалу “Умирающий лев”. Приметный “Неоплан” запаркован неподалеку и еще есть время осмотреть аллегорическое изображение храбрости Швейцарских гвардейцев.

Экскурсию с собственной группой Дюша пропустил, решив, что более разумно распорядится и так ограниченным временем. И это было правильным решением, он ни о чем не жалеет. Теперь следовало наверстать упущенное. Дюша тотчас прибился к какой-то иностранной группе.

Снегин прислушался к рассказу гида. Мужчина, явно не носитель языка, по-английски говорил медленно и громко. Андрей почти все понял.

“Спасибо, очень кстати. А ведь думал, так и помру неучем”.

Он дослушал гида до конца и выбрался из многоязычной толпы. Достал сигарету и задумался, устроившись на свободном пятачке.

Прошлой осенью, гуляя в парижском саду Тюильри, разве мог он подумать, что вновь, так скоро, попробует на язык это труднопроизносимое название. Швейцарская гвардия, оказывается, защищала Людовика XVI, героически, до конца. Погибло почти восемьсот человек. Дворец Тюильри был разрушен, через какое-то время сожжен, а сад остался. Кстати, очень красивый и уютный садик.

“Какая же все-таки маленькая эта Европа! Исторические события, знакомые персонажи – все переплетено, связано в причудливые узелки. Расстояния  и годы совсем не ощущаются. А сейчас и планета кажется крошечной. Кого только не встретишь”, - Дюша вдруг вспомнил товарищей из Поднебесной.

Снегин степенно перешел улицу, покосившись на замерший перед “зеброй” красный кабриолет: правила дорожного движения здесь свято чтут. Вошел в примеченный утром сувенирный магазинчик с намерением “сбросить” последние франки, ведь в Германии они явно не понадобятся. И недовольно нахмурился.

Желающих “сбросить” в маленьком помещении оказалось предостаточно: Андрей с трудом протиснулся к ближайшей витрине. Прямо перед ним под толстым стеклом покоились на черном бархате три десятка швейцарских ножей, разных габаритов и исполнений. Диапазон цен был также весьма внушительным.

“Вот и готовое решение: подарю шефу ножик. Доверюсь судьбе, а ведь мог бы оказаться у прилавка с часами. Тогда бы никаких франков не хватило”.

Дюша произвел в уме нехитрые арифметические действия и удовлетворенно хмыкнул. В бюджет явно вписывался краснобокий красавец с крестом, говорящим о принадлежности к достойной фирме, и десять плиток горького шоколада.

Андрей достал деньги и уже, было, вознамерился подозвать продавца, как слева раздался тембрально-богатый уверенный голос:

- Не советую!

Снегин повернул голову и увидел невысокого хорошо одетого господина. Мужчина лет пятидесяти в черном приталенном пальто с множеством усложняющих элементов смотрел ему в глаза и доброжелательно улыбался.

- Очень не советую, - повторил он, коснувшись стекла над приглянувшимся Дюше ножиком.

- Да ладно? Это еще почему?

- Подделка, сталь некачественная, - мужчина сурово нахмурился. – Через месяц-другой будет заметно. Нож изготовлен где-нибудь в пригороде Хэйнань или Ухань, не к ночи будут помянуты. В качестве подарка не годится, одаряемого можно огорчить, а о последствиях лучше и не думать. Всякое может произойти, не так ли?

“Ну да, мой мудрый руководитель – человек непредсказуемый. Настроение меняется по сто раз на дню. Обидится еще! Лучше уж ничего не дарить, чем такую дешевку. А вдруг в руках развалится?” - согласился с незнакомцем Дюша Снегин.

Мужчина продолжил, указывая на нож с весьма приличным ценником:

- Вот то, что вам нужно. Стоит недешево, зато, как говорится, “натур продукт”.

Снегин пересчитал купюры: на нож хватало, но мечты о шоколаде пришлось бы оставить.

- Жизнь – это постоянный выбор, как минимум из двух вариантов, - Дюше показалось, что незнакомец прочел его мысли. – Вам решать.

- Беру, - Андрей подозвал продавца.

Снегин повертел в руках приобретение, изящное и тяжелое, и протянул его собеседнику.

- Точно настоящий?

- Отвечаю! – мужчина, улыбаясь, продемонстрировал знание лексики 90-х. – Тот, кому вы его подарите, будет счастлив.

Дюша отобрал ножик и с интересом еще раз осмотрел незнакомца: тот просто излучал спокойствие и уверенность. А затем взглянул на часы.

“До отправления автобуса еще сорок минут. Не пригласить ли моего консультанта в кафе, видел неподалеку. В конце концов, грамотный консалтинг денег стоит, - Дюша нащупал в кармане купюру в двадцать евро. - От двух чашек эспрессо не обеднею”.

- Спасибо вам. За помощь. Меня зовут Андрей, - Снегин протянул руку.

Незнакомец крепко сжал Дюшину кисть и улыбнулся уголками губ:

- Очень приятно.

- А мне приятно на чужбине получить помощь от земляка, - продолжил Снегин, отметив, что мужчина в ответ не назвал себя. – Могу я вас угостить кофе?

- Можете, Андрей. Можете. Почему нет?

В заведении было немноголюдно, и через пять минут на столике дымились две крошечные чашки с эспрессо.

- Извините, Андрей, не представился, - мужчина придвинул Снегину визитку.

На черном глянце карточки белым курсивом было вытеснено:

Радов Константин Сергеевич
СЦЕНАРИСТ
тел. XXX-XXX-XXX-XXX

“ О как! Сценарист – это интересно. Нужные связи, нужные люди.… А вдруг пригодится“.

- Еще раз спасибо, Константин Сергеевич. Главному редактору понравится подарок, теперь я не сомневаюсь. Мужчина он запасливый: в его кейсе чего только нет. На все случаи жизни. Есть и ножик, но…. Как говорится: “труба пониже и дым пожиже”. Со швейцарским офицерским – ни в какое сравнение…

- А вы я вижу, Андрюша, представитель творческой профессии. Слышал, и до вас докатилось модное словосочетание - креативный класс, – Радов явно ёрничал.

- Ну, можно и так сказать. Работаю в журнале “****”. Слышали, может быть? Ежемесячное издание для мужчин. Кроме того, в этом году вышел сборник рассказов, моя первая книжка. Так что, Константин Сергеевич, мы с вами коллеги.

- Читал я вашу книжку, Андрей. Увлекательные сюжеты, интересные герои. Мне понравилось.

- Вы серьезно?

- Абсолютно серьезно! Белая обложка, коллаж на лицевой стороне, фотография автора…. Андрей Снегин? Не так ли?

“Так вот она какая…. Слава!” – ухмыльнулся про себя А.В. Снегин.

- Как продается ваша книга?

- Неплохо, - слукавил Дюша, теребя в кармане двадцатку Евросоюза. – То есть вы, господин Радов…

- Да, Андрей, - подхватил сценарист. – Я вас еще в сувенирной лавке узнал. Память на лица у меня хорошая. Трудно поверить, не так ли? Наверное, есть в этом элемент случайности: из тысяч книг, выпускаемых на моей бывшей Родине, попалась в руки именно ваша. Может случайность, может судьба…. Это как посмотреть!

“Так…. Господин – эмигрант, очевидно. Случайность, судьба…. Вербует, наймит империализма, - ухмыльнулся Дюша. – Военную тайну хочет узнать. Сейчас вытащит толстую пачку долларов и …. Размечтался! Шиш тебе, а не доллары А.В. Снегин”.

- А как у вас дела? Приносит ли доход сценарный бизнес? – Андрей покосился на шикарные часы господина Радова.

- Грех жаловаться, - собеседник перехватил взгляд Дюши. – Мои сценарии всегда востребованы и превосходно оплачиваются.

- Окажите протекцию, - Снегин взял быка за рога, думая, что через двадцать минут он сядет в автобус, и они никогда больше не встретятся. – Словом русским я владею, от черновой работы нос не ворочу.

“Ну, пошлет и черт с ним. Пять минут позора, но ведь и не такое бывало”.

- То есть, Андрей, вы предложили себя в рабство. Литературное! – Радов громко рассмеялся. – Не обижайтесь, не смог удержаться. В этом качестве вы мне не нужны.

- В этом не нужен…, - Снегин почувствовал намек на продолжение разговора. – Но ведь в каком-то нужен. Мне кажется, наша встреча совсем не случайна.

- Угадали, Андрюшенька. Времени у нас осталось немного, но я успею. Послушайте и подумайте, я вас не тороплю. А надумаете – позвоните. Телефон включен круглосуточно, дня на размышления, полагаю, хватит.

- Итак, - собеседник немного помолчал, еле слышно барабаня пальцами по пластику столешницы. Это одновременно напоминало и фортепианное арпеджио и суету паучьих лапок, холеных и узловатых.

- Прежде всего, мне хотелось бы разобраться в ваших мотивациях, дорогой Андрей. Поскольку человек вы творческий, как сами только что сказали: “мой коллега”, думаю, что не ошибусь, если предположу… Успех, признание, достаток – вот такая логическая цепочка. Интересная, приносящая радость работа подразумевается сама собой.

Однако мы живем в век нездорового удовлетворения потребностей или, как говорят продвинутые соотечественники – консьюмеризма. Мое предположение может оказаться не соответствующим действительности. И я ничуть не огорчусь.

Радов спрятал руки под стол и продолжил:

- Жизнь коротка, а вокруг столько соблазнов. Достаточно посмотреть рекламу в вашем славном журнале для мужчин. А вы кроме как “двигать буквы” ничего не умеете. Это ваш хлеб, временами поднадоевший. К чему это я? Попробую объяснить.

Вообразите, живет на свете каменщик. Ходит на работу, любит это занятие, и к середине жизни приобретает необходимые навыки и, как следствие, максимально возможную зарплату. Но это не вольный каменщик, а скорее – подневольный. Предложи такому волю, другими словами достаток, и он выберет волю, не сомневаюсь.

- Счастья нет, а есть покой и воля, - зачем-то пошутил Дюша Снегин, скорчив трагическую мину. – Все – в масоны!

- Начитанный, - строго одернул его Радов. – Покоя не будет, придется потрудиться. И вам, да и мне.

Затем он немного помолчал, изучающе разглядывая собеседника.

- Вот и вы, Андрей, напоминаете мне такого подневольного каменщика.
Возможно, два первых звена цепочки лишние. Возможно, стоит перейти сразу к “достатку”. Путь к славе и известности долог и тернист, даже если я вам помогу – пройдет достаточно много времени. Писанина в стол, поэтапная и нудная работа на узнавание, а потом, в случае успеха, подневольный труд на издателя.

Есть и другой вариант развития событий. Сразу хочу сказать, что мне интересен только он. Именно в этом случае я получу свой гонорар быстро и в полном объеме. А результат я гарантирую.

- Заинтриговали, Константин Сергеевич, - Дюша, иронично улыбаясь, вставил реплику в образовавшуюся паузу. – Хотелось бы услышать, что я должен делать и чуть подробнее о вашем гонораре. Раз у меня нет выбора – пусть будет ваш вариант…. Как вариант! Хотя, положа руку на сердце, первые два звена цепочки меня тоже очень интересуют.

- Выбор есть всегда. Никто кроме вас, Андрей, его не сделает. Вот и сейчас вы сделали выбор, и я рад, что он получился именно таким. А могли бы встать и уйти, не поверив ни одному моему слову.

- Это буква V, виктория, вилка, - Радов продемонстрировал Дюше комбинацию из указательного и среднего пальцев. – Вот они наши два, зачастую взаимоисключающие, варианта развития событий. К вершинам вилки можно приставить еще по одной букве V и так до бесконечности. Упрощенно - это и есть наша жизнь, бесчисленное количество сакральных букв, очень напоминающее паутину, сеть, если угодно. Подавляющее большинство людей обречено барахтаться в ней всю свою жизнь. Но только не …. Пожалуй, удержусь от пафосных слов.

Наша совместная работа будет заключаться в следующем:
я предлагаю вам сценарий, вы старательно следуете ему. Сеть превратится в обычную ломаную линию с редкими прямыми участками, ведущая к исходной точке. В идеале она может быть и прямой, но человеку свойственно ошибаться. Это я о вас, Андрей, вам предстоит делать выбор. Пусть вас не пугают ошибки, опытный автор, это я о себе, внесет изменения в сценарий и результат все равно будет 100%-ным. Высокие гонорары нужно оправдывать. Ну а теперь самое время перейти к конкретным цифрам. Наши с вами доходы будут распределены так: 80% получаю я, остальные 20 – вы. Это не обсуждается, предупреждаю, чтобы не тратили мое время. Ну и последнее, цифры, с которыми я работаю, начинаются от пяти нулей после целого, так что ваша часть тоже будет весьма достойной.
Если вас действительно интересуют первые два звена цепочки, то вы без труда реализуете амбиции. Несколько минут славы можно просто купить.

Радов посмотрел на часы.

- Автобус, Андрей, отправляется через пять минут. Поспешите. Да, и перестаньте мусолить ваши двадцать евро. За кофе заплатит работодатель. Конечно, если вы согласитесь.

- Скажите, Константин Сергеевич, почему я? – Снегин резко выдернул руку из кармана и поднялся из-за стола. – Мне трудно будет принять решение, не зная причины.

- Есть у вас, Андрюшенька, очень импонирующая черта: вы не откладываете решения в долгий ящик. Быстро ориентироваться в ситуации не каждый может – это первое. Второе: способность к импровизации, помноженная на здоровый авантюризм. С одной стороны вы творец, с другой – хорошо подготовленный исполнитель. То, что мне и нужно. Только в этом случае наша совместная работа обречена на успех. Все, идите.

- И все-таки, Константин Сергеевич, я….

Радов опять продемонстрировал букву V и улыбнулся:

- Если вы опоздаете на автобус, мне придется менять сценарий. А это обойдется нам в кругленькую сумму. Надеюсь, что позвоните.

Дюша заскочил в салон, когда гид уже считал присутствующих по головам.

-Успел, - Андрей довольно засмеялся, разглядывая шикарное пальто, уходящего сценариста. – Неустойка отменяется, “дедушко”.

“Здорово тебя отмассировали, дружище. Творец, способность к импровизации, здоровый авантюризм…. Приятно! Радов дело знает”.

Через минуту автобус набрал скорость и, попетляв по узким улочкам, взял курс на Баварские Альпы.

Снегин опустил спинку кресла и задумался, глядя на мелькающие за стеклом буколические картинки. Луга становились все краше, коровы - все более упитанными. Вечерний удой и ежедневный привес обещают стать рекордными. Идиллия, страна обетованная!

“Верной дорогой идете, товарищи! – поощрил трудящихся А.В. Снегин. – Пожалуй, я с вами”.
 
В населенных пунктах ранним вечером поражала тишина и отсутствие прохожих. Никто не помашет рукой, не пожелает доброго пути усталым путникам. Правда, своеобразное напутствие от жителей одного славного городка Дюша все же получил. В аккуратно подстриженном кустарнике он разглядел несколько самодельных скульптур. Из окон проезжавшего транспорта это выглядело, как забавная нравоучительная мультипликация. Первый кадр – мужчина с бутылкой в руке, далее – тот же персонаж, припавший к горлышку, по нашему – “горнист”. Потом зрителям предлагалось несколько стадий морального падения, и, наконец, завершала клип выглядывающая из кустов жирная свинья.

“Забавно, – оценил творчество Снегин, нащупав в сумке бутылку вискаря. – Интересно, что пил этот персонаж”.

Солнце скрылось за горными вершинами, сизый сумрак повис за оконным стеклом, затих говорливый гид, откинули спинки сидений попутчики, наступила приятная успокаивающая тишина. Ничто не мешало поразмышлять над предложением сценариста.

“Давай, Снегин, соображай. Ты же автор, сам сюжеты придумываешь. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы представить, что может предложить дядя Радов. Прикинь, просчитай варианты. Он кто, Господь Бог или дьявол-искуситель? Обладает сверхъестественными возможностями? Ерунда!
А вот связями, похоже, обладает, видно невооруженным глазом. Я нужен ему, зачем-то. Он нужен мне. Взаимная заинтересованность налицо, это обнадеживает.

Итак, работа. Но вот какая? Преступник тоже называет свои деяния работой. Надеюсь, в мои обязанности не будет входить кража художественных ценностей, наркотрафик, грабеж запоздалых прохожих и другие нечестные способы отъема денег у трудящихся. Не мое – это, да и необучен.
В конце концов, всегда можно отработать назад, внести собственную правку в предложенный сценарий. За пару-тройку дней разберусь. Да и деньги скоро закончатся, а ведь нужно и домой как-то попасть. Утешает, что там никто не ждет: последний поход за семейным счастьем опять не увенчался успехом. А поскольку до конца отпуска еще две недели, можно посвятить оставшееся время трудоустройству”.

В мозгу засыпающего Дюши промелькнули несколько незамысловатых, отдающих Голливудом, вариантов обогащения, и он забылся. Приснилась ему черная глянцевая дорога, яркое зарево на горизонте и тиканье невидимого хронометра.

В начале десятого вечера автобус прибыл к мотелю. Гид в микрофон проинструктировал группу о порядке заселения и побежал к reception, предвкушая долгожданный человеческий отдых.
Дюша первым выбрался из салона и, закурив, осмотрел место ночлега.
Гостиница весьма напоминала затерянное в полях отечественное родовое гнездо, и представляла собой одноэтажное П-образное здание с высокой кровлей. Рядом находилась пара хозяйственных построек, красного кирпича, унылых и безликих. Вокруг комплекса были посажены несколько десятков деревьев, в полумраке очень напоминающих яблони. И все! Далее – только луга, уходящие к горным склонам.

Здание, судя по всему, построено давно. Хотя крыша перекрыта современной металлочерепицей, стены отделаны искусственным камнем, крыльцо и холл облицованы гранитом, что-то выдавало стилистику прошлого века. Сейчас так не строят.

- Интересно, что тут было раньше? – Дюша остановил, пробегавшего мимо гида. – Образцовый баварский хутор?

- Не угадали, Андрей. Это санаторий, построен где-то перед войной. Правда, несколько лет назад появились новые хозяева и теперь это обычный туристический мотель. Ничего особенного, зато кормят хорошо, завтра утром убедитесь.

Гид вручил Дюше ключи от номера и побежал дальше. Работа – есть работа.
Снегин справился с замком и вошел в квадратную комнату средних размеров. Внушительная кровать, вплотную к стене, рядом прикроватная тумбочка, напротив - узкий столик, над ним телевизор, по бокам - пара стульев, большое мягкое кресло. Вот, пожалуй, и весь интерьер. Скромно, но аккуратно и чисто.

Справа от кровати – дверь, там, судя по всему, санузел. Дюша потянул за ручку и проник в следующее помещение. Так и есть: он шагнул на выложенный красно-коричневым кафелем пол. Стены облицованы белой продолговатой плиткой: кабанчики, вроде бы их называют. На стене узкое и единственное окошко, почти под самым потолком.

Эта комната ничуть не уступала размерами гостиной, а, пожалуй, даже и превосходила. Слева – большая деревянная скамья, здесь вполне смог бы разместиться массажный стол, или другой инвентарь процедурного кабинета. Далее большая ванна за сдвижной ширмой, ну и в самом конце – кабинка с белоснежным унитазом.

“Действительно санаторий, весьма спартанского вида. Вполне вероятно здесь поправляли здоровье летчики Люфтваффе или мясники из тайной полиции. Может быть, на этой скамейке восседал какой-нибудь герой Крита и Нарвика. Стоп, иначе фантазия может вас далеко завести, господин Снегин. Сейчас думать надо о другом”.

Дюша быстро скинул одежду на “историческую” скамью и несколько минут простоял под упругими горячими струями. А теперь – ушат холодной. Хорошо!

Потом он вернулся в гостиную, достал бутылку виски и налил в казенный стакан на “три пальца”. Ну а долька швейцарского сыра, отрезанного швейцарским ножом, будет достойной закуской. Через пять минут захорошело, Дюша закрепил это прекрасное состояние еще одной проверенной дозой. Теперь, пожалуй, хватит. Как там у древних? “Вино вдохновляет поэтов”. Но если не остановиться к поэтам приходит жирная свинья из придорожных кустов.

“Пора звонить, решение принято еще в автобусе. Рискну, пожалуй. Кто не рискует, тот…”.

Снегин достал глянцевую визитку, вооружился телефоном и набрал номер.

-Добрый вечер. Это Андрей Снегин.

- А, Андрюшенька. Рад, что вы позвонили. Ответ – да? – судя по голосу, Радов ничуть не удивился.

- Я согласен, Константин Сергеевич. Что я должен сделать?

- Через час будьте на парковке. Там вы увидите микроавтобус, скажете пассажиру: “сценарий семнадцать”, ну а далее выполняйте его распоряжения. Пока это все.

Радов дал отбой.

- Константин Сергеевич, а…, - Дюша выдохнул последнюю фразу в уже безмолвную трубку.

“Немногословен мой сценарист. Как-то все это странно…. Да и вообще удивляет информированность Радова: знает, где я сейчас, знает, сколько денег у меня в кармане. Не удивлюсь, если он знает, чем эта авантюра закончится. А вот это мы еще посмотрим! Кое-что и от меня зависит”.

Андрей переоделся, уложил вещи в сумку, сунул в карман ножик, так на всякий случай, и вышел на улицу. После телефонного разговора прошло около пятидесяти минут. В черном небе горели звезды, Луна запуталась в ветвях высокого дерева, из приоткрытого окна доносился звук работающего телевизора. Как-то все очень обыденно, что-то будет дальше….
Дюша закурил и осмотрел ярко освещенную стоянку: кроме пары автобусов, да десятка легковушек иных транспортных средств не наблюдалось.

“А это не розыгрыш? “Легкий и остроумный”. Пожалуй, нет, Радов на шутника мало похож”.

Из темноты послышался звук приближающегося автомобиля. Через мгновение уже можно было рассмотреть приметную трехконечную звезду на крышке капота. Черный “Мерседес”, микроавтобус без единого пятнышка пыли, свернул с асфальта и бесшумно затормозил на середине стоянки.

Дюша выбросил окурок и, покачивая сумкой, направился к “Мерседесу”. Шел он медленно, отметив огонек сигареты на водительском месте, звуки работающего радио и немецкие номерные знаки. Дверь еле слышно скользнула по направляющим, и Снегин увидел силуэт человека, сидящего в неосвещенном салоне. Человек молча кивнул, как бы приглашая войти, а потом загорелся тусклый плафон на потолке.

Андрей сел напротив, затолкав сумку под сиденье.

- Ну? – спросил визави довольно бесцеремонно.

 “Баранки гну, - возмутился про себя Дюша. – Шпионские страсти, пароль ему подавай”.

- Сценарий семнадцать, - постарался не выдать раздражения Снегин.

- Семнадцать? Интересно.… А впрочем.… Семнадцать, так семнадцать! – комментарии были сделаны русским человеком. Возможно, долгое время живущим за границей. Еле заметный акцент говорил об этом.

- Радов сказал: “сценарий семнадцать”, - Андрей поднял глаза на собеседника. – Можете перезвонить.

Но толком рассмотреть визави, не успел. В салоне опять погас свет, а мужчина сказал что-то по-немецки водителю. Автобус плавно тронулся с места.

- Я не знаю никакого Радова, - равнодушно сообщил мужчина.

- Куда мы едем? Может, вы объясните, в чем будет заключаться моя работа? – возмутился Снегин.

Мужчина, как отечественный гаишник потянул носом воздух, обнаружил промилле и брезгливо отвернулся к окну.

- Не сегодня…. Утром вам все расскажут, - снизошел он через минуту. – Отдыхайте, ехать около двух часов.

Ехали быстро, ночные дороги – абсолютно пусты. Микроавтобус еле заметно раскачивался: в другой ситуации Снегин бы точно уснул, но сейчас его не покидало чувство тревоги. Чего не скажешь о его спутнике. Мужчина дремал, вытянув ноги под Дюшино сиденье.

“Гастарбайтер Снегин. Дожили! Моя платить – твоя работать. Мало говорить, много работать. Ладно, утро вечера мудренее. Надеюсь, настоящий работодатель окажется более цивилизованным. А этот, что напротив, просто сопровождающий. Гонора много, но явно не в теме”.

Через два с небольшим часа автобус подъехал к металлическим воротам: широкому решетчатому проему, уходящей в темноту основательной, на вскидку, трехметровой стены. Слева от ворот находился КПП, в ярко освещенном помещении можно было рассмотреть трех охранников в черных комбинезонах, очень напоминающих форму коммандос. На высоком столбе висела купольная видео камера кругового обзора.

“Серьезно, не по детски! – отметил Снегин. – Может это какой-нибудь иностранный легион, сейчас – бегом в казарму, на двухъярусные нары”.

К машине подошел охранник, и что-то сказал сопровождающему.

- Идите за ним, вам все покажут.

Дюша потянулся за сумкой, но его сосед покачал головой:

- Сумку принесут, для этого есть персонал.

Андрей встал в затылок охраннику и, миновав проходную, они очутились внутри огороженной территории. Прошли по дорожке, окруженной шарообразными фонариками, и остановились у небольшого одноэтажного дома, нарядного и современного. Охранник вставил карту в считыватель, толкнул дверь и пригласил Дюшу войти. Включил свет и, пожелав по-немецки спокойной ночи, удалился.

Снегин осмотрелся: убранство его нового жилища сильно отличалось от скромной обстановки мотеля. Кухня, оснащенная современной техникой, гостиная с дорогой мебелью, уютная спальня с гигантской кроватью – все это указывало на то, что гостям рады в этом доме. В противном случае ему бы предоставили нары в клетушке с решетчатым окном.
Дюша обнаружил бар с десятком разнокалиберных бутылок и плеснул немного “островного” виски в тяжелый стакан. Состояние неопределенности все же угнетало. Сердечко стучало быстрее, чем обычно.

“Ну, все! Хватит на сегодня. Завтра, чувствую, потребуется свежая голова”.

Андрей забрался под одеяло и на удивление быстро уснул.

В 10.00 его разбудил телефонный звонок. Негромко, как-то по-домашнему, трезвонил белый аппарат, стоящий на прикроватной тумбочке.

Дюша осторожно снял трубку:

- Да.

- Доброе утро, господин Снегин. Надеюсь, хорошо отдохнули? Через полчаса вас проводят ко мне, тогда и познакомимся. Завтракайте, приводите себя в порядок. До встречи, - неизвестный дал отбой.

Дюша быстро вскочил, побрился и почистил зубы. В ванной комнате он нашел все необходимое: зубную щетку и бритву в нераспечатанных упаковках, хорошо пахнущую пену для бритья. Холодильник также был укомплектован здоровыми продуктами питания. Пара чашек кофе с огромным бутербродом помогли Дюше утолить голод.

В 10.30 в дверь постучал охранник, знаком предложив следовать за собой. На улице было пасмурно, в воздухе повисли капельки влаги, за высоким забором сквозь туман угадывались горы. А вот что за оградой? Поселок таких же нуворишей, пустынные альпийские луга или что-то еще?
Дюша ступил на дорожку, мощенную серой плиткой и, стараясь не отстать, пошел за коммандос. По обе стороны от тропы зеленели фруктовые деревья с разноцветными бирками, на скошенной траве газонов краснели упавшие яблоки, меж крон виднелась какая-то скульптура. Дюша присмотрелся и опознал оленя, гигантских размеров. Судя по масштабам имения, хозяин мог себе позволить стадо живых четвероногих. Правда, ни один олень до таких размеров не вырос бы и за двести лет.

Дорожка закончилась у двухэтажных домиков, разделенных небольшой площадкой. У левого строения стоял белый “BMW” с открытым багажником. Красивая женщина лет тридцати громко руководила персоналом, укладывающим многочисленные чемоданы. Персонал всячески демонстрировал усердие.

Охранник повернул к правому зданию и нажал кнопку рядом с дверью.

“Нам, похоже, на мужскую половину, - хмыкнул про себя Снегин. – Приятно, когда это можно себе позволить”.

Щелкнул электронный замок и охранник, отступив в сторону, пригласил Дюшу войти. Снегин миновал полутемный холл и очутился в просторной комнате с большим письменным столом у окна. Из кресла поднялся мужчина, по всей видимости, Дюшин ровесник, и пошел навстречу. На середине комнаты они и обменялись рукопожатиями.

- Здравствуйте, Андрей. Меня зовут Игорь Сергеевич.

- Очень приятно, - Дюша с облегчением улыбнулся. Хозяин дома совсем не походил на людоеда.

- Как спалось на новом месте? Надеюсь, встретили вас хорошо? Может быть, есть какие-нибудь замечания? Вопросы? – Игорь жестом предложил сесть.

- Спасибо, спал замечательно. Единственное: мне не принесли вещи -  дорожную сумку. А ведь в ней все моя одежда, да и телефон, к сожалению, там оставил.

- Я в курсе. За вашей сумкой уже послали, она уехала в машине курьера. Виновные будут наказаны. Но вы не беспокойтесь, мой гардероб в вашем распоряжении. Одежда подойдет, мы одного роста. Да и разница в возрасте, вижу, небольшая. Вам ведь тридцать два? Ну а я - на три года старше. Надеюсь, вкусы у ровесников примерно одинаковы. Кстати, небольшая компенсация, вдруг деньги понадобятся, - Игорь Сергеевич вытащил из ящика письменного стола пятьсот евро, сотенными бумажками. – Еще раз прошу прощения. Новый телефон вам принесут в гостевой домик.

Ну, что же…. Давайте прямо к делу, времени в нашем распоряжении совсем немного. В понедельник я уезжаю, дела, ничего не поделаешь. Жена улетает прямо сейчас. Сегодня суббота и за оставшиеся дни нам необходимо решить все вопросы. Андрей, я хочу вам предложить работу в моем новом проекте. Кое-что мне о вас известно, остальные подробности, как говорится, в рабочем порядке.

Итак, в двух словах – сценарий таков….

“Еще один сценарист, - подумал Снегин. – А вот и  “вилка, где, наконец-то, потребуется мое решение”.

- В России я планирую открыть большой Интернет-магазин, аналог EBay, Amazon. Вы в курсе? Приходилось пользоваться?

- Да, конечно, - немного обиделся Дюша.

- Я и не сомневался. Кое-какие справки мы уже навели и знаем, что Интернет для вас – не загадочное пространство, а обычная рабочая площадка. Организацией такого портала вам и предстоит заняться. Российские реалии вам известны, навыки проведения рекламных компаний у вас есть – на первом этапе этого будет достаточно. Что думаете?

- Неожиданное предложение, этим я никогда не занимался. Но…., думаю, справлюсь.

“Слава богу, все чисто. Никакого криминала”, - расслабился Дюша.

- Отлично! Тогда поступим следующим образом: сейчас идите к себе, а во второй половине дня вам предстоит небольшой медосмотр.

- Медосмотр? А это еще зачем? – насторожился Снегин.

- Обычная процедура, таков порядок в моей фирме, - успокаивающе сказал Игорь Сергеевич. – Нам предстоит долгое сотрудничество, и я должен быть уверен, что вы абсолютно здоровы. Знаете, как у спортсменов…. Вы будете играть теперь в команде самого элитного дивизиона. Это первое. И второе: мои юристы за воскресение подготовят все необходимые документы, для этого нужен ваш паспорт. Надеюсь, он не уехал вместе с сумкой?

- Паспорт всегда со мной, - Дюша похлопал по нагрудному карману.

- Замечательно! Оставьте его мне. В понедельник утром, в офисе, в официальной обстановке мы подпишем необходимые бумаги, и я со спокойным сердцем могу улететь. А вы сразу приступите к делу, условия вас не разочаруют. Уверен!

Хозяин встал, показывая, что разговор закончен.

Дюша вышел на улицу, сияя, как медный пятак. Игорь Сергеевич произвел хорошее впечатление: манеры, правильная речь, отсутствие высокомерия. Конечно, первое впечатление бывает обманчивым…. Но, когда с первого взгляда понятно, что перед тобой жлоб, то ожидание неприятностей будет постоянно отравлять жизнь. Не дай бог!

Андрей немного побродил среди деревьев, обогнул участок – рядом со стеной шла мощеная дорожка, и направился к своему домику. Несколько удивляли меры безопасности: кроме видео камер на ограде присутствовали датчики, непонятного назначения, а через окошко КПП Дюша рассмотрел стену, увешенную многочисленными цветными мониторами. На четырех из них он увидел себя в разных ракурсах. И захочешь - не забалуешь! Большой брат отдыхает!

Войдя в дом, Снегин сразу заметил блок “Kent”, лежащий на столе: точно такой же остался в сумке и новый телефон Nokia.

“Позвонить что ли Радову? Может, что-нибудь удастся вытащить из хитреца. Любая информация не помешает”.

Дюша набирал номер трижды, но трубку почему-то не брали. Странно! Снегин отправил стандартную sms-ку:

“Я вам звонил. Снегин.”

Около пяти вечера за ним опять зашел охранник, но отвел в этот раз на “женскую половину”.

“Надеюсь, меня не разберут на органы. Не похоже: для этого не нужны такие сложности”.

В небольшой комнатке на первом этаже, здесь, видимо, проходила косметические процедуры хозяйская жена, его уже ждали. Друг напротив друга сидели и о чем-то говорили Игорь Сергеевич и представительный немец в белом халате.

- Проходите, Андрей. И приступим, пожалуй.

Затем последовала стандартная процедура: врач измерил давление, послушал легкие и, прибегнув к помощи нового работодателя, знающего немецкий, задал несколько вопросов. А вот потом была осуществлена непонятная Дюше технологическая операция: его усадили в кресло, зафиксировали череп специальными креплениями, и жужжащий прибор совершил полный оборот вокруг его головы. Что-то похожее он наблюдал в зубопротезном кабинете, панорамный снимок, вроде бы, называется.

Игорь Сергеевич и доктор, судя по всему, результатом остались довольны. Немец карандашом показывал что-то работодателю на мониторе, кивал на обездвиженного Дюшу и удовлетворенно улыбался.

- Поздравляю, Андрей. У нашего эскулапа больше нет никаких вопросов. Вы – в команде, ну а завтра продолжим, - Игорь Сергеевич скрылся за дверью.

Воскресение прошло в задушевных разговорах с работодателем. С десяти утра до восьми вечера Дюша рассказывал о своей работе, несущественных с его точки зрения фактах биографии, увлечениях и много еще о чем. Игоря Сергеевича интересовали самые разные подробности, например любимая музыка бывшей жены. Жена и музыка – две непересекающиеся прямые. И, тем не менее, дай ей бог здоровья. К чему все эти вопросы?
Ненавязчиво, в разных интерьерах (рабочий кабинет, обеденный стол в гостиной, бильярдная) хозяин узнал о нем, похоже, все, что хотел узнать.

Уже ночью, лежа в постели, Снегин еще прокрутил в голове события минувшего дня, но ответ на вопрос: “зачем?”, так и не нашел. Странное собеседование! А с другой стороны, каждый развлекается, как может, и Дюша определенно скрасил досуг скучающему по работе трудоголику.

В понедельник Андрея разбудили в семь утра. Сначала ему сообщили, что выезд через час, а потом мужчина с военной выправкой принес шикарный костюм, рубашку, галстук и даже туфли, мягкие и удобные, точно по ноге.
Дюша побрился и тут же примерил обновки. Из зеркала на него смотрел безупречно одетый мужчина: так и должен выглядеть руководитель крупного проекта. А он им станет в самое ближайшее время, остались небольшие формальности.

“Действительно, как все-таки одежда преображает человека. Чем я отличаюсь от Игоря Сергеевича? Да ничем! Поставь рядом и не отличишь”.

Снегин пришел на стоянку у домиков за пару минут до отправления. У “мужской половины” еле слышно тарахтел темно-синий “Фольксваген” с открытым багажником.

“Фольксваген? Вроде бы не по статусу. А впрочем, их – богатых не поймешь”.

Знавал Снегин одного бизнесмена, так тот очень любил кружить вокруг своего участка на разбитых “Жигулях”, в окружении двух “Гелентвагенов” с охраной. Большой любитель экстрима.

- Садитесь, Андрей. Сейчас поедем, - из дома быстрым шагом вышел Игорь Сергеевич. – Сегодня сам поведу, иногда так хочется посидеть за рулем.

Дюша устроился на месте пассажира и сразу пристегнулся. Так, на всякий случай. Со стилем вождения работодателя он еще знаком не был. Пока хозяин нарезал круги по площадке, отдавая распоряжения по телефону, в боковом зеркале появился охранник, несущий Дюшину черно-синюю сумку. Да, сумка тяжелая, но не на столько же. Мужчина дважды поменял руку перед тем, как загрузить ее в багажник.

- Все, я готов, - Игорь сел на водительское место, аккуратно повесив пиджак на плечики. – Кстати, вещи ваши доставили. В целости и сохранности. А мой костюм на вас – как влитой. Отлично смотритесь.

Хозяин нажал на акселератор, и машина бодро покатила к открывающимся воротам. На выезде к ним в хвост пристроился черный джип с хорошо одетыми секьюрити.

- Через полчаса будем в офисе, подпишем бумаги, юристы вернут ваши документы, и после этого мы расстанемся. Я – в аэропорт, вы - в гостиницу, ваш самолет вечером.

Потом Игорь замолчал, полностью сосредоточившись на управлении автомобилем. Дюша скосил глаза на спидометр и поежился: стрелка замерла около цифры 180. Лихач, однако. Какой русский не любит быстрой езды…. по немецким шоссе. Дорога свернула в лес, за стеклами стремительно проносились породистые деревья. Спустя пять минут Снегин успокоился: участок прямой, асфальт безупречен, автомобиль немецкий. Оснований для паники нет.

И вдруг машина “клюнула”, да так сильно, что пиджак вместе с плечиками упал на заднее сиденье. Загорелась подсветка на приборной панели, а Игорь, стараясь не войти в занос, остановил “Фольксваген”.

- Заглох, твою мать, - удивился водитель.

Джип тормознул неподалеку, и охранники быстро увели Игоря Сергеевича в свой автомобиль. Внедорожник проехал вперед пару сотен метров, из него вышел водитель, быстрым шагом подошел к “Фольксвагену”, а затем открыл капот.

“Бывает же такое, - Андрей немного успокоился после экстренного торможения. – И это хваленое немецкое качество”.

Он обернулся к заднему сиденью, намереваясь поднять хозяйский пиджак и замер в удивлении. Из внутреннего кармана выглядывала знакомая обложка с чуть потертым углом. Дюша протянул руку и достал собственный паспорт. Вот это номер! А как же юристы, бумаги на подпись, его новая работа. В кармане еще что-то лежало. Снегин осторожно, двумя пальцами вытащил небольшой конверт. Внутри находились пять банковских карточек и распечатки с пин-кодами.

“Ну и что это значит? Мне то, что делать?”

Внезапно пискнул телефон, сообщая, что пришла sms-ка. Дюша взглянул на дисплей:

“Быстро из машины. Радов”.

Водитель джипа  захлопнул капот и, подозрительно взглянув на Снегина, бегом направился к своему автомобилю.

“Охрана гневается, а я, кажется, попал. Время шуток закончилось, такого шанса больше не будет”, - он достиг деревьев одновременно с открывающим дверь шофером. Паспорт и конверт уже лежали в боковом кармане Дюшиного пиджака.
 
Внедорожник взревел и задним ходом помчался к “Фольсвагену”. И тут опять пришла sms-ка:

“Немедленно перезвони на свой телефон”.

Дюша трясущимися руками набрал знакомую комбинацию, нажав кнопку вызова.

В ту же секунду джип поравнялся с пустым автомобилем, а затем случилось то, что Снегин не мог бы представить и в страшном сне: одновременно с первым гудком ослепительная вспышка скрыла машины, а потом взрывная волна опрокинула его на землю. Заложило уши, в папоротник улетел телефон, во рту появился привкус крови. Через минуту Дюша пришел в себя и осторожно поднял голову. От Фольксвагена мало что осталось, а внедорожник лежал на боку: красно-черные языки облизывали мятый кузов с выбитыми стеклами. Стало очень страшно.

“Сука, Радов! Втравил…. И что теперь делать, сценарист Снегин?”

Андрей обшарил заросли папоротника, но телефон не нашел. Нужно уходить, вопрос куда…. Дюша углубился в лес - так, чтобы видеть просвет и
побежал параллельно дороге. В прежнем направлении, куда вез его бывший работодатель, а ныне покойник.

Через пару километров он услышал сирену: меж деревьев мелькнул бело-зеленый кузов полицейского “Опеля”, спустя пять минут промчалась пожарная машина. Вскоре лес закончился, и Снегин до наступления темноты просидел на поваленном дереве, не решаясь выйти на открытое пространство. Вечером он выбрался из придорожных кустов и полем, приседая при каждом проезжающем автомобиле, побрел в сторону еле заметного зарева. Впереди явно был какой-то населенный пункт.

Дюше повезло: на окраине маленького городка он сразу обнаружил мотель. Бродить по пустынным ночным улицам было бы подозрительно, да еще и с иностранным загранпаспортом. Дюша на пороге снял испачканный пиджак, перекинул его через руку, а, войдя, ошеломил сонного портье бумажкой в сто евро. Уже через минуту он отпирал дверь одноместного номера. Страшно хотелось есть, но в торговом автомате у стойки были только пиво и чипсы.

Андрей смыл засохшую грязь и, устроившись у телевизора, открыл пивную бутылку. Возможно, что-нибудь расскажут о сегодняшнем происшествии. Дюша пробежался по каналам, но кроме фильмов и викторин в вечерней сетке ничего не нашел. Странно!

Раздумья прервал настойчивый стук в дверь. Снегин щелкнул замком и в изумлении отступил на середину комнаты: через порог шагнул улыбающийся Радов, собственной персоной.

- Добрый вечер, Андрюшенька. Звоню вам, звоню, а вы трубку не берете. Я начал беспокоиться.

- Вы? На…

Снегин, дравшийся в последний с десяток лет назад, неловко бросил кулак, целя в холеную физию сценариста. Радов, похоже, был готов к такому сюжетному повороту. Он нырнул под руку Дюши, а потом сильно ударил в печень. Положение Снегина в пространстве спустя мгновение напоминала коленопреклоненную позу нокаутированного боксера: локти прижаты к бокам, рот широко открыт, в зажмуренных глазах слезы. Это больно, реально….

Отпустило не сразу, первое, что Снегин увидел – это черный глянец пижонского ботинка. Радов поставил стул перед неудачливым бойцом и теперь сидел, покачивая ступней у Дюшиного носа.

- Ну, что? Оклемался, забияка? Мог бы сначала спасибо сказать.

- За что это? – Андрей поднялся с колен и сел напротив. – За то, что моими руками людей на тот свет отправил?

Радов перестал раскачивать ботинком, с лица исчезла улыбка.

- Игорь сделал свой выбор, сейчас, наверное, с ангелами беседует. Хотя, вряд ли: горит в аду. А вот остальным просто не повезло. А вам, Андрюшенька, посчастливилось. За вас выбор сделал я, и здесь нет вашей вины. Поверьте! Ситуация немного изменилась, вы ей не владели, правильного решения принять бы не смогли. А я же обещал внести изменения в сценарий, если что…. Помните: “высокие гонорары нужно оправдывать”.

- Туманно излагаете, господин Радов, - Дюша немного успокоился.

- Ну, хорошо. Просто и доступно…. Специально для вас…. Ваш работодатель решил покинуть эту гостеприимную страну, не рассчитавшись с долгами, никого не предупредив, в соответствии с собственным сценарием. А вам в этом проекте была отведена главная роль, правда, трагическая. Зрители бы долго плакали. Вообразите: под прицелом телекамер погибает известный бизнесмен, меценат и прочая, наш дорогой Игорь Сергеевич. Страшный взрыв испепеляет автомобиль этого благородного человека, рвет на себе волосы начальник охраны – с таким клеймом ему никогда не найти работы, безутешно рыдает вдова. Новостные программы несколько дней показывают, как скромный, любимый народом “Фольксваген”, ведомый молодым человеком в стильном костюме подъезжает к художественной галерее. Кстати, существующей на его пожертвования. Ослепительная вспышка, капли расплавленного металла и столб дыма, поднимающийся в небеса. Как, эффектно? Вот только роль жертвы пришлось бы сыграть вам, Андрюшенька.
А где же настоящий Игорь Сергеевич? Несколько штрихов мастера, а точнее скальпельных надрезов, и персонаж превращается в Андрея Снегина. Пару месяцев он залечивает раны, а потом появляется где-нибудь в другом полушарии и счастливо доживает до глубокой старости. Но это не наш с вами сценарий, не так ли.

- А ведь вы все знали, Радов. Заранее, - Дюша попытался найти глаза сценариста. – Но что-то пошло не по-вашему…. В благородство я плохо верю….

- Всего я знать не мог, вы меня за кого-то другого принимаете, - тот поднял палец к потолку. – Да и вам всего знать не стоит, это секреты ремесла. Мои маленькие секреты. С их помощью я зарабатываю на жизнь.

- Давайте вернемся к нашим баранам, - Радов веером развернул банковские карточки. – Тащите любую, суммы на всех одинаковы. Остальные я оставлю себе – это и есть мой гонорар, те самые 80 процентов.

Сценарист аккуратно сложил четыре оставшиеся кредитки и убрал их портмоне.

- А наш сценарий еще не закончен, - Радов протягивал Дюше авиабилет. – Вам пора, собирайтесь. Свою группу догоните в Ростоке, поболтаетесь несколько часов в порту у Дьюти Фри, автобус обязательно туда заедет, расскажете слезную историю гиду, а через пару дней окажетесь дома. Приятно было с вами работать, Андрей. Вы стали настоящим профессионалом, человеком, способным зажечь….

- Шучу, шучу, - сценарист увидел исказившееся лицо Снегина. – Собирайтесь, ей богу. Сейчас приедет такси.

Андрей надел пиджак, похлопав по карманам.
 
- Послушайте, Радов. Заберите, видеть его не могу, - Дюша вытащил швейцарский нож. – Может, и вас поскорее забуду.

Сценарист охотно взял подарок:

- Как для себя выбирал, - вспомнил он события двухдневной давности. -  Спасибо, я очень счастлив. До свидания, Андрюшенька. Звоните.

Снегин обогнул улыбающегося Радова и вышел в коридор.

“Щас. Будем дружить семьями, поздравлять с праздниками. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся”.

- Кстати, Андрей, - услышал он за спиной. – Может статься, что вы теперь обеспеченный человек, усопший об этом позаботился. Мне потребуется время, чтобы навести справки и написать новый сценарий. Подумайте, вам решать. Полагаю, месяца хватит? Ну а я буду ждать звонка.

Рейтинг: +1 476 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!