Русалка

23 июня 2014 - Филипп Магальник

За маленьким столиком сидят брат и сестра Ершовы, ужинают молча. Нина в траурной блузке, у Якова повязка черная на рукаве. Два дня, как маму похоронили, осиротевшими сидят. Яков Ершов прилетел вот, в солдатах сейчас служит. У девятнадцатилетней Нины глаза припухшие, постоянно плачет и брата обнимает, в комнату матери не заходит.

- Доконала я маму своим поведением, Яша. Знала же, что больна она, волновать не следовало… Вместо того, чтобы с ней бывать чаще, в общагу убегала, чтоб независимой быть, упреки не получать. Что? Третий курс заканчиваю. В заочный переведусь, работать пойду. К сентябрю демобилизуешься, через три месяца, значит, вдвоем жить будем… Это хорошо. Обещаю слушаться. Деньги есть еще. Мамочка моя, милая, прости меня. Хоть бы обругал или побил, что ли, молчишь все. Знаю, что рак доконал маму, мучилась она очень последние дни, смотреть жалко было. На глазах моих случилось...

- Все, Нина, умываться и в постель. Нет, со мной нельзя. То в детстве было. Кончили реветь. Утречком к тете Алины тебя повезу, до моего возвращения поживешь, поняла?

*

Якову повезло со службой – сразу попал по специальности работать к родным компьютерам, которые он с малолетства полюбил. Поэтому и после девятого класса в колледж учиться поступил по ним же, компьютерам. Более двух лет общения с капитаном Хайрутдиновым, человеком грамотным и целеустремлённым, сделали из нашего героя хорошего, самостоятельного специалиста. Даже капитан это отметил при демобилизации. Командир ему еще стопку технической литературы подарил на прощание, пожелав успехов по жизни, разрешил звонить при надобности и без. Парень сознавал свою ответственность со смертью матери, как в материальном плане, так и в судьбе сестры, поэтому серьезно готовился к жизни гражданской, с оглядкой.

Работать устроился на фирме по ремонту электронных приборов, в центре. Платили неплохо, заказов навалом было. Добросовестно трудился, гарантию приспособился оформлять, что привлекло заказчиков. Сестричка на заочный перевелась, работу в налоговой инспекции нашла, повзрослела как-то, наряжаться стала. Надо сказать, что Нина была очень эффектной девушкой, смотрелась хорошо, поэтому и кавалеры появились, домой заглядывали, да и она опять жизнерадостной стала рядом с «ее любимым братиком», как его величала. Бывали и размолвки в семейном кругу, когда Нина переходила границы приличия с показом привлекательных ножек во всей красе, от основания почти что. Да и вверх ее довольно обнажённым выглядел часто.

- Братик, не ругай меня, я, пожалуй, единственная в ВУЗе, кто так прячет прелести. Сегодня же зачет декану сдаю, поэтому так и нарядилась. Да этот старикашка лишь коленки и выше разглядывает, слюнки пускает, моя работа до лампочки ему, давно приметила. Не буду я переодеваться, зачет провалю тогда. Между прочим, хотела спросить тебя: как выгляжу? Вся, ноги тоже. Выросла же за три года… Ничего, говоришь?.. Не шибко, значит, нравлюсь... Знаю, что мужчины руками и головой по жизни пробиваются, как ты, например. Но я ведь женщина с притягательной силой, как Раневская говорила, поэтому и силу женскую подключаю. Помню, что заполнить черепную коробку знаниями обязана. Все, братик, зачет потом сдам, подготовлюсь когда. Я на кухню пошла, не мешаю более… Яша, слышь, Яша, дома-то можно в мини щеголять, как думаешь? Конечно, я у тебя дурочка, удобно пристроилась за твоей спиной… Звонят, это ко мне, подруга пришла...

Если, как считал Яков, технику компьютера он сносно освоил, то программирование пытался так же осилить при помощи учебников и компьютерных уроков. Он занимался подпрограммой, когда к нему сестричка с подругой вошли, извинившись. У подруги Тани ноутбук проглотил безвозвратно курсовую работу, которую девушка более двух месяцев выполняла с трудом. Повторить работу к сроку не успеет, поэтому Нина ее пригласила, чтобы брат разобрался, как она выразилась, может, сможет помочь. Через часик девушки радостными покинули комнату Якова с курсовой работой на трех флешках и ноутбуке. Перед уходом домой Таня еще раз поблагодарила Нину за брата и спросила, между прочим, о сердечных делах его. На что наша ответила, что у Якова есть девушка, и давно уже, поэтому, увы – занят он… Почему Нина так ляпнула? А про себя подумала: «Мой он, девочки, и только».

К Нине же настойчиво приходить стал и внимание повышенное оказывал некий Константин, бизнесмен по торговле недвижимостью, жилья, стало быть. Подарки богатые преподносил девушке по поводу и без, женихаться пытался неоднократно. Нет, его не отвергали, но просили подождать до женитьбы старшего, которая, она думает, вскорости состоится. Константин Якова уже пытал по этому вопросу, тот лишь улыбался в ответ. Им, брату и сестре, просто хорошо жилось вдвоём, и расстаться они не спешили. Так казалось со стороны.

За ужином как-то Яков поведал сестре, что к нему на работу Таня с отцом приходили, заманчивые перспективы обещали. Отец подруги работает, оказывается, руководителем нейрохирургического центра мозга, о чем Нина конечно знала. Так вот, им технарь нужен универсальный на всю автоматику. Таня же отцу о нем и наговорила, расхвалила. Договорились в субботу в Центре встретиться. С одной стороны Якова прельщала такая новизна в работе, но справиться ли он самостоятельно с незнакомой, солидной техникой – большой вопрос. Он сестре признался, что не знает как быть, скорее всего, отказаться следует, ее совета спрашивал. Участие Танюши в этом мероприятии Нину насторажило немного, но головкой понимала, что братик талантлив и мешать не следует ему, поэтому уверенно ответила, что на встречу идти надобно, а там разберемся. Еще предложила себя в попутчицы для поддержки.

Центр нейрохирургии был оснащен современнейшей техникой управления и контроля сложнейших операций на головном мозге подопытных животных и людей, и, естественно, требовал от технического персонала глубоких знаний и ответственности. Нет, Яков не заколебался, не испугался, а потребовал для себя лишь время и наличия технической документации. Еще попросил, если можно, прикрепить к нему специалиста, который пошагово сумел бы об операциях рассказать, или на компьютере в память заложил бы это. Таня с Ниной в сторонке, казалось бы, стояли, но по тону Кулешова и его одобрительным репликам поняли, что Ершов принят техническим руководителем Центра. Далее Якову посоветовали в политех поступить, дабы высшее образование получить заочно, притом обязательно. Так наш герой закрутился в коловороте с новой работой, изучением английского и всего прочего, что даже осунулся как-то, позабыв об отдыхе и развлечениях. Но духом он не падал, ибо постигал желаемое.

Вы думаете, что я затеял сей рассказ, чтобы вам о мозговых болячках поведать? Ничего подобного, вам это ни к чему. Из жизни же моих героев постараюсь лишь интересное извлекать, может и сумею…

Яков своим усердием и самоотдачей вскорости в Центре стал полноценным членом коллектива, несмотря на разницу в возрасте и образовательном цензе. С ним считаться стали, мнения спрашивали, на сложнейшие операции приглашали. За границу уже также ездил несколько раз на родственные клиники. Ему машину с работы выделили для оперативности. Надо сказать, что Нина гордилась братом, его успехами, трудолюбием, его местом работы. Может быть поэтому девушка незаметно весь дом с его заботами взвалила на себя, на свои плечи, освободив брата от домоводства.

Квартира была всегда убрана, готовкой пищи Нина занималась умеючи, покупку продуктов и вещей сама осуществляла, попросив лишь иногда брата на машине подвезти. Я уж не говорю о таком ритуале, что она завела, как ежедневная глаженая рубашка по утрам. Конечно, Яков все это видел и радовался жизни дома, с сестричкой. Забыл, простите: Нина еще устраивала два раза в месяц культпоходы в театр или на концерт. Ходили втроем с бизнесменом, который зачастую лишним себя ощущал в этой компании.

В октябре предстояла недельная поездка Якова в Копенгаген на выставку микроскопов современнейших, куда он отправлялся с руководителем Центра и спонсором «Программы-15». Все проходило, как обычно у наших: купили куртку непромокаемую, джинсы и туфли осенние. Долго в ноутбуках рассматривали достопримечательности Дании и столицы, договорились о времени связи между собой. Но когда Нина узрела Таню в компании отъезжающих, то мир померк мгновенно, дыхание перехватило, ей страшно обидно стало за... Но ручкой все же помахала ему. И все, на связь Ниночка с Яковом более не выходила уже четвертые сутки. Нина работу забросила, заперлась и умереть голодной смертью решила, вот девка!

Яков, естественно, заволновался от неведения, и на пятый день, отпросившись, домой полетел. Открыв своим ключом дверь в квартиру, он обнаружил Нину лежащей на диване. В комнате был полумрак от прикрытых штор. На приветствие сестра не откликнулась, а лишь что-то промямлила, отвернувшись к стенке. Яков ей головку погладил, ручки,и присел рядом с расспросами, пытаясь разобраться во всем, что случилось. На поцелуй брата она лишь заохала и попросила оставить ее и не беспокоить нежностями. Яков пытался показать Нине сувенир, что привез ей. Это была прекрасная фарфоровая русалочка – символ страны и Копенгагена, но больная даже не взглянула на нее, процедив, что пусть своей Танюше дарит куклу, она ближе ему, и рядом всегда. Братик от подобного упрека опешил, на мгновение задумался и сказал:

- Во-первых, Таню нашу лишь в самолете видел один раз, далее она с Митрохиным общалась, нашим спонсором. Более не встречал ее. А русалочка на тебя, дурочка, похожа, поэтому купил ее. Что? Такая же глупая, спрашиваешь? Наверное, но красивая очень.

- Думала, что умру, Яшка, от ревности, такое нафантазировала себе... Нет, прав не имею, лишь брат ты, помню, но вбила себе, что мой ты. Что? Знобит меня немного, укрой или прибей дуру чокнутую. Молчишь, не ругаешь… Ты разобраться должен, понять желаешь, правда? Шоколад буду, еще дай… Как в детстве полный рот напихал, чтоб молчала? Сейчас проглочу. Сбрасывай обувь и ко мне пристраивайся, теплый какой, но колючий очень…

Девушка, положив свою головку на его руку, глядя ему в глаза, пыталась высказаться, наболевшее излить. До ухода в солдаты она Якова воспринимала старшим братом, родным защитником, и умным, который все задачки ей решал. Вернулся же не мальчик с ёжиком-причёской, а... русоволосый парень с плечами во, бицепсами о-о-о, уверенный в себе молодой человек, такой родной, что мальчики вокруг сразу померкли. И, конечно, помимо своей воли, увлеклась Нина этим типом всерьез, невзирая на преграды родства между ними. В ней бурлит постоянная борьба между чувствами и разумом, чаще чувствами живет... отсюда и заскоки...

- Но головой, Яша, понимаю, что мне самой разрубить надобно мои чувства запретные к тебе, я это сделать обязана. А пока, дружок, получай за глупости мои. Конечно, в губы поцеловала, без колючек они, и вообще молчи, а то хуже сделаю. Как хорошо, что приехал! Все, все, я побежала завтрак готовить, пока подремать можешь. Что? Любишь меня очень, говоришь? Как, покажи! Вот так, что ли? Или... Не шлепай, больно же... С тебя не слезу, Яшенька, задушу насмерть в объятиях.

*

В воскресенье на обеде присутствовал «извечный жених» Константин, который радостно помогал Нине во всем по кухне и был счастлив, что о нем вспомнили. Обед прошел на высоте по блюдам, напиткам, но чуть напряжено по духу. После десерта Яков извинился и в свою комнату удалился, чтоб чуточку поработать, оставив молодых одних пообщаться. Вскорости и Ниночка постучалась, вошла, брату в глаза заглянула и, нарочито бодрым голосом, заговорила:

- Тебя, видимо, мой жених раздражает? Весь обед ни слова не вымолвил, сидел из приличия. Если настаиваешь, могу другого подыскать. Поняла, тебе все ровно. Слышал – телефон звонил? Это Таня тебя поздравляла с зачислением в Политех на третий курс с досдачей нескольких предметов. Я ей сказала, что отдыхаешь уже. Но мне-то почему ни слова об этом, а Таня знает?

- Оставь меня в покое с твоей Таней, не нравится и не нужна мне она, поняла? И никто, слышишь… в ближайшие годы мне не понадобиться. Скорее бы и ты насовсем с женихом ушла...

- Я не то что-то сделала, скажи, но кричать не смей на меня, слышишь, братик? Не обижаюсь на тебя, но что-то ведь случилось. Я, вот, пересилила себя, замуж собралась за Костика, чтоб сразу детей нарожать много и им жизнь посвятить. Может не то, считаешь, делаю? С Таней все поняла, другую найдем. И знай, Яша, ты всегда мне самым-самым будешь по жизни… Не плачу я... Еще нос утри. Я же к тебе по делу зашла. Слышал, наверное, про центр «Надежда», который у будущих родителей определяет болезненные гены наследственности, восстанавливает их. Они также анализами находят кровные связи, нежелательных у будущих мам и пап, обещая при этом здоровых детей у пациентов Центра... Конечно, тебе это ни к чему. Но вот себя и Костю решила проверить, поэтому обрезки ногтей, волосы наши отправляю. В этих конвертиках собрала… Яша, можно мне к тебе с просьбой, сейчас изложу. Хотела бы, чтобы тебя и меня на генном уровне посмотрели, родство наше. Не знаю зачем. Дурочка я у тебя, правда? Спасибо! Нет, сама ногти срежу… Так, терпи… И волос штук двадцать добавим. Все, меня нет! Улетаешь в Копенгаген? Я соберу тебя. Русалочку видел у меня в комнате? Вписалась, говоришь. Судьба моя на нее похожа... родной стала мне, Андерсена сказку прочла снова, сопоставила... Серьезно, Яша, предлагаешь мне с тобой слетать к Андерсену? С удовольствием поеду. Вот это да, мы к Андерсену едем!..

*

В Копенгагене Яков был загружен с утра до ночи со специалистами фирмы-изготовителя составлением подробнейшего технического задания на роботизированную установку нейрохирургии. Возвращался в гостиницу поздно, уставший и неразговорчивый. Нина это видела и не беспокоила брата, взяв лишь с Якова слово, что последний вечер он ей посвятит, вместе пообщаются.

По прекрасному городу наши герои недолго гуляли, ибо Таня к Русалке напоследок сходить захотела. Купили букет белых лилий и у подножия памятника прекрасной морской деве возложили. Нина ручкой лишь едва коснулась русалки и промолвила тихо со вздохом:

- Я также забронзовею от несостоявшейся любви вскорости, не судьба мне ее испытать. Прощай, подруга, может, еще свидимся когда. Яша, к Нему сейчас пошли. Мне надо кое-что у Андерсена попросить. Нормальная я, братик, потерпи чуток...

На Ратушной площади Нина к памятнику сказочника вплотную подсела, погладила осторожно руку Ганса, в лицо его доброе посмотрела и заговорила тихо и очень просительно, даже слезу утерла дважды. Яков приметил это, но не слышал, о чем она говорила. Девушка же, опустившись затем на колени, продолжала о чем-то умолять сказочника слезно, ручками сердечка своего касаясь, и разревелась во всю под конец. Яков поднял сестру, обнял, к скамейке повел, не расспрашивая ни о чем. Ее чуть трясло.

- Может и глупо, Яша, но я его о чуде попросила в жизни моей, скорее нашей. Должно же добро и в наше время торжествовать, сказала я, как в сказках его прекрасных? Чему улыбнулась, спрашиваешь? Я смешок Ганса слышала, честно, моргнул, кажется, еще…

*

Вернувшись из Копенгагена, Нина через несколько дней заявила решительно Якову, что участь свою она хорошо разглядела в образе русалочки, печально смотрящей на мир со скалы в одиночестве, поэтому никакой семьи и детей быть не должны без любви, это уж точно, определилась. Еще добавила, что Косте окончательно об этом сегодня сообщила, вернув ему пакет со всеми подарками... Костю даже немного жалко стало, он жертва обстоятельств. К новому же году, добавила Нина, собирается съехать на собственную квартиру, которую оформляет в рассрочку на пятнадцать лет. А вот братану, добавила наша русалочка, следует жениться, чтобы их род не угас, поэтому... Почему он опять молчит, голову опустив, непонятно ей, когда у нее душа кровью истекает?.. Откуда такая черствость к сестре родной? Зачем он ей конверт Центра «Надежда» подсовывает? Не нужны ей более данные по наследственности... в мусорку выбросить надо бумажки…

- Хватит надо мной издеваться с результатами. Незачем, Яша, мне подсовывать… Не буду, сказала и все! Я спать хочу. Опять конверт... Ну, ладно, давай.. Что? Что?.. Так, так... ты не брат мне совсем, выходит... еще раз прочту: «никаких кровных родственных связей между Яковом и Ниной Ершовыми не обнаружено». Ты просто чужой мне парень по ДНК, так что ли? С родителями потом разберемся, почему... Тебе что плохо, Яша? Яша, не молчи. Сейчас воду подам... так… так… Ой, мамочки, свершилось, чудо свершилось, говорю, счастливой русалкой стала. Я же поверила ему, еще там на Ратушной...

Выходит,уважаемые,что и в наши дни хорошим людям сказочник помогает счастья добиваться,как и в былые годы.В сущности, ничего в мире людей не изменилось,все те же проблемы решаются,только стрелять стали чаще.

© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0222708

от 23 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0222708 выдан для произведения:

За маленьким столиком сидят брат и сестра Ершовы, ужинают молча. Нина в траурной блузке, у Якова повязка черная на рукаве. Два дня, как маму похоронили, осиротевшими сидят. Яков Ершов прилетел вот, в солдатах сейчас служит. У девятнадцатилетней Нины глаза припухшие, постоянно плачет и брата обнимает, в комнату матери не заходит.

- Доконала я маму своим поведением, Яша. Знала же, что больна она, волновать не следовало… Вместо того, чтобы с ней бывать чаще, в общагу убегала, чтоб независимой быть, упреки не получать. Что? Третий курс заканчиваю. В заочный переведусь, работать пойду. К сентябрю демобилизуешься, через три месяца, значит, вдвоем жить будем… Это хорошо. Обещаю слушаться. Деньги есть еще. Мамочка моя, милая, прости меня. Хоть бы обругал или побил, что ли, молчишь все. Знаю, что рак доконал маму, мучилась она очень последние дни, смотреть жалко было. На глазах моих случилось...

- Все, Нина, умываться и в постель. Нет, со мной нельзя. То в детстве было. Кончили реветь. Утречком к тете Алины тебя повезу, до моего возвращения поживешь, поняла?

*

Якову повезло со службой – сразу попал по специальности работать к родным компьютерам, которые он с малолетства полюбил. Поэтому и после девятого класса в колледж учиться поступил по ним же, компьютерам. Более двух лет общения с капитаном Хайрутдиновым, человеком грамотным и целеустремлённым, сделали из нашего героя хорошего, самостоятельного специалиста. Даже капитан это отметил при демобилизации. Командир ему еще стопку технической литературы подарил на прощание, пожелав успехов по жизни, разрешил звонить при надобности и без. Парень сознавал свою ответственность со смертью матери, как в материальном плане, так и в судьбе сестры, поэтому серьезно готовился к жизни гражданской, с оглядкой.

Работать устроился на фирме по ремонту электронных приборов, в центре. Платили неплохо, заказов навалом было. Добросовестно трудился, гарантию приспособился оформлять, что привлекло заказчиков. Сестричка на заочный перевелась, работу в налоговой инспекции нашла, повзрослела как-то, наряжаться стала. Надо сказать, что Нина была очень эффектной девушкой, смотрелась хорошо, поэтому и кавалеры появились, домой заглядывали, да и она опять жизнерадостной стала рядом с «ее любимым братиком», как его величала. Бывали и размолвки в семейном кругу, когда Нина переходила границы приличия с показом привлекательных ножек во всей красе, от основания почти что. Да и вверх ее довольно обнажённым выглядел часто.

- Братик, не ругай меня, я, пожалуй, единственная в ВУЗе, кто так прячет прелести. Сегодня же зачет декану сдаю, поэтому так и нарядилась. Да этот старикашка лишь коленки и выше разглядывает, слюнки пускает, моя работа до лампочки ему, давно приметила. Не буду я переодеваться, зачет провалю тогда. Между прочим, хотела спросить тебя: как выгляжу? Вся, ноги тоже. Выросла же за три года… Ничего, говоришь?.. Не шибко, значит, нравлюсь... Знаю, что мужчины руками и головой по жизни пробиваются, как ты, например. Но я ведь женщина с притягательной силой, как Раневская говорила, поэтому и силу женскую подключаю. Помню, что заполнить черепную коробку знаниями обязана. Все, братик, зачет потом сдам, подготовлюсь когда. Я на кухню пошла, не мешаю более… Яша, слышь, Яша, дома-то можно в мини щеголять, как думаешь? Конечно, я у тебя дурочка, удобно пристроилась за твоей спиной… Звонят, это ко мне, подруга пришла...

Если, как считал Яков, технику компьютера он сносно освоил, то программирование пытался так же осилить при помощи учебников и компьютерных уроков. Он занимался подпрограммой, когда к нему сестричка с подругой вошли, извинившись. У подруги Тани ноутбук проглотил безвозвратно курсовую работу, которую девушка более двух месяцев выполняла с трудом. Повторить работу к сроку не успеет, поэтому Нина ее пригласила, чтобы брат разобрался, как она выразилась, может, сможет помочь. Через часик девушки радостными покинули комнату Якова с курсовой работой на трех флешках и ноутбуке. Перед уходом домой Таня еще раз поблагодарила Нину за брата и спросила, между прочим, о сердечных делах его. На что наша ответила, что у Якова есть девушка, и давно уже, поэтому, увы – занят он… Почему Нина так ляпнула? А про себя подумала: «Мой он, девочки, и только».

К Нине же настойчиво приходить стал и внимание повышенное оказывал некий Константин, бизнесмен по торговле недвижимостью, жилья, стало быть. Подарки богатые преподносил девушке по поводу и без, женихаться пытался неоднократно. Нет, его не отвергали, но просили подождать до женитьбы старшего, которая, она думает, вскорости состоится. Константин Якова уже пытал по этому вопросу, тот лишь улыбался в ответ. Им, брату и сестре, просто хорошо жилось вдвоём, и расстаться они не спешили. Так казалось со стороны.

За ужином как-то Яков поведал сестре, что к нему на работу Таня с отцом приходили, заманчивые перспективы обещали. Отец подруги работает, оказывается, руководителем нейрохирургического центра мозга, о чем Нина конечно знала. Так вот, им технарь нужен универсальный на всю автоматику. Таня же отцу о нем и наговорила, расхвалила. Договорились в субботу в Центре встретиться. С одной стороны Якова прельщала такая новизна в работе, но справиться ли он самостоятельно с незнакомой, солидной техникой – большой вопрос. Он сестре признался, что не знает как быть, скорее всего, отказаться следует, ее совета спрашивал. Участие Танюши в этом мероприятии Нину насторажило немного, но головкой понимала, что братик талантлив и мешать не следует ему, поэтому уверенно ответила, что на встречу идти надобно, а там разберемся. Еще предложила себя в попутчицы для поддержки.

Центр нейрохирургии был оснащен современнейшей техникой управления и контроля сложнейших операций на головном мозге подопытных животных и людей, и, естественно, требовал от технического персонала глубоких знаний и ответственности. Нет, Яков не заколебался, не испугался, а потребовал для себя лишь время и наличия технической документации. Еще попросил, если можно, прикрепить к нему специалиста, который пошагово сумел бы об операциях рассказать, или на компьютере в память заложил бы это. Таня с Ниной в сторонке, казалось бы, стояли, но по тону Кулешова и его одобрительным репликам поняли, что Ершов принят техническим руководителем Центра. Далее Якову посоветовали в политех поступить, дабы высшее образование получить заочно, притом обязательно. Так наш герой закрутился в коловороте с новой работой, изучением английского и всего прочего, что даже осунулся как-то, позабыв об отдыхе и развлечениях. Но духом он не падал, ибо постигал желаемое.

Вы думаете, что я затеял сей рассказ, чтобы вам о мозговых болячках поведать? Ничего подобного, вам это ни к чему. Из жизни же моих героев постараюсь лишь интересное извлекать, может и сумею…

Яков своим усердием и самоотдачей вскорости в Центре стал полноценным членом коллектива, несмотря на разницу в возрасте и образовательном цензе. С ним считаться стали, мнения спрашивали, на сложнейшие операции приглашали. За границу уже также ездил несколько раз на родственные клиники. Ему машину с работы выделили для оперативности. Надо сказать, что Нина гордилась братом, его успехами, трудолюбием, его местом работы. Может быть поэтому девушка незаметно весь дом с его заботами взвалила на себя, на свои плечи, освободив брата от домоводства.

Квартира была всегда убрана, готовкой пищи Нина занималась умеючи, покупку продуктов и вещей сама осуществляла, попросив лишь иногда брата на машине подвезти. Я уж не говорю о таком ритуале, что она завела, как ежедневная глаженая рубашка по утрам. Конечно, Яков все это видел и радовался жизни дома, с сестричкой. Забыл, простите: Нина еще устраивала два раза в месяц культпоходы в театр или на концерт. Ходили втроем с бизнесменом, который зачастую лишним себя ощущал в этой компании.

В октябре предстояла недельная поездка Якова в Копенгаген на выставку микроскопов современнейших, куда он отправлялся с руководителем Центра и спонсором «Программы-15». Все проходило, как обычно у наших: купили куртку непромокаемую, джинсы и туфли осенние. Долго в ноутбуках рассматривали достопримечательности Дании и столицы, договорились о времени связи между собой. Но когда Нина узрела Таню в компании отъезжающих, то мир померк мгновенно, дыхание перехватило, ей страшно обидно стало за... Но ручкой все же помахала ему. И все, на связь Ниночка с Яковом более не выходила уже четвертые сутки. Нина работу забросила, заперлась и умереть голодной смертью решила, вот девка!

Яков, естественно, заволновался от неведения, и на пятый день, отпросившись, домой полетел. Открыв своим ключом дверь в квартиру, он обнаружил Нину лежащей на диване. В комнате был полумрак от прикрытых штор. На приветствие сестра не откликнулась, а лишь что-то промямлила, отвернувшись к стенке. Яков ей головку погладил, ручки,и присел рядом с расспросами, пытаясь разобраться во всем, что случилось. На поцелуй брата она лишь заохала и попросила оставить ее и не беспокоить нежностями. Яков пытался показать Нине сувенир, что привез ей. Это была прекрасная фарфоровая русалочка – символ страны и Копенгагена, но больная даже не взглянула на нее, процедив, что пусть своей Танюше дарит куклу, она ближе ему, и рядом всегда. Братик от подобного упрека опешил, на мгновение задумался и сказал:

- Во-первых, Таню нашу лишь в самолете видел один раз, далее она с Митрохиным общалась, нашим спонсором. Более не встречал ее. А русалочка на тебя, дурочка, похожа, поэтому купил ее. Что? Такая же глупая, спрашиваешь? Наверное, но красивая очень.

- Думала, что умру, Яшка, от ревности, такое нафантазировала себе... Нет, прав не имею, лишь брат ты, помню, но вбила себе, что мой ты. Что? Знобит меня немного, укрой или прибей дуру чокнутую. Молчишь, не ругаешь… Ты разобраться должен, понять желаешь, правда? Шоколад буду, еще дай… Как в детстве полный рот напихал, чтоб молчала? Сейчас проглочу. Сбрасывай обувь и ко мне пристраивайся, теплый какой, но колючий очень…

Девушка, положив свою головку на его руку, глядя ему в глаза, пыталась высказаться, наболевшее излить. До ухода в солдаты она Якова воспринимала старшим братом, родным защитником, и умным, который все задачки ей решал. Вернулся же не мальчик с ёжиком-причёской, а... русоволосый парень с плечами во, бицепсами о-о-о, уверенный в себе молодой человек, такой родной, что мальчики вокруг сразу померкли. И, конечно, помимо своей воли, увлеклась Нина этим типом всерьез, невзирая на преграды родства между ними. В ней бурлит постоянная борьба между чувствами и разумом, чаще чувствами живет... отсюда и заскоки...

- Но головой, Яша, понимаю, что мне самой разрубить надобно мои чувства запретные к тебе, я это сделать обязана. А пока, дружок, получай за глупости мои. Конечно, в губы поцеловала, без колючек они, и вообще молчи, а то хуже сделаю. Как хорошо, что приехал! Все, все, я побежала завтрак готовить, пока подремать можешь. Что? Любишь меня очень, говоришь? Как, покажи! Вот так, что ли? Или... Не шлепай, больно же... С тебя не слезу, Яшенька, задушу насмерть в объятиях.

*

В воскресенье на обеде присутствовал «извечный жених» Константин, который радостно помогал Нине во всем по кухне и был счастлив, что о нем вспомнили. Обед прошел на высоте по блюдам, напиткам, но чуть напряжено по духу. После десерта Яков извинился и в свою комнату удалился, чтоб чуточку поработать, оставив молодых одних пообщаться. Вскорости и Ниночка постучалась, вошла, брату в глаза заглянула и, нарочито бодрым голосом, заговорила:

- Тебя, видимо, мой жених раздражает? Весь обед ни слова не вымолвил, сидел из приличия. Если настаиваешь, могу другого подыскать. Поняла, тебе все ровно. Слышал – телефон звонил? Это Таня тебя поздравляла с зачислением в Политех на третий курс с досдачей нескольких предметов. Я ей сказала, что отдыхаешь уже. Но мне-то почему ни слова об этом, а Таня знает?

- Оставь меня в покое с твоей Таней, не нравится и не нужна мне она, поняла? И никто, слышишь… в ближайшие годы мне не понадобиться. Скорее бы и ты насовсем с женихом ушла...

- Я не то что-то сделала, скажи, но кричать не смей на меня, слышишь, братик? Не обижаюсь на тебя, но что-то ведь случилось. Я, вот, пересилила себя, замуж собралась за Костика, чтоб сразу детей нарожать много и им жизнь посвятить. Может не то, считаешь, делаю? С Таней все поняла, другую найдем. И знай, Яша, ты всегда мне самым-самым будешь по жизни… Не плачу я... Еще нос утри. Я же к тебе по делу зашла. Слышал, наверное, про центр «Надежда», который у будущих родителей определяет болезненные гены наследственности, восстанавливает их. Они также анализами находят кровные связи, нежелательных у будущих мам и пап, обещая при этом здоровых детей у пациентов Центра... Конечно, тебе это ни к чему. Но вот себя и Костю решила проверить, поэтому обрезки ногтей, волосы наши отправляю. В этих конвертиках собрала… Яша, можно мне к тебе с просьбой, сейчас изложу. Хотела бы, чтобы тебя и меня на генном уровне посмотрели, родство наше. Не знаю зачем. Дурочка я у тебя, правда? Спасибо! Нет, сама ногти срежу… Так, терпи… И волос штук двадцать добавим. Все, меня нет! Улетаешь в Копенгаген? Я соберу тебя. Русалочку видел у меня в комнате? Вписалась, говоришь. Судьба моя на нее похожа... родной стала мне, Андерсена сказку прочла снова, сопоставила... Серьезно, Яша, предлагаешь мне с тобой слетать к Андерсену? С удовольствием поеду. Вот это да, мы к Андерсену едем!..

*

В Копенгагене Яков был загружен с утра до ночи со специалистами фирмы-изготовителя составлением подробнейшего технического задания на роботизированную установку нейрохирургии. Возвращался в гостиницу поздно, уставший и неразговорчивый. Нина это видела и не беспокоила брата, взяв лишь с Якова слово, что последний вечер он ей посвятит, вместе пообщаются.

По прекрасному городу наши герои недолго гуляли, ибо Таня к Русалке напоследок сходить захотела. Купили букет белых лилий и у подножия памятника прекрасной морской деве возложили. Нина ручкой лишь едва коснулась русалки и промолвила тихо со вздохом:

- Я также забронзовею от несостоявшейся любви вскорости, не судьба мне ее испытать. Прощай, подруга, может, еще свидимся когда. Яша, к Нему сейчас пошли. Мне надо кое-что у Андерсена попросить. Нормальная я, братик, потерпи чуток...

На Ратушной площади Нина к памятнику сказочника вплотную подсела, погладила осторожно руку Ганса, в лицо его доброе посмотрела и заговорила тихо и очень просительно, даже слезу утерла дважды. Яков приметил это, но не слышал, о чем она говорила. Девушка же, опустившись затем на колени, продолжала о чем-то умолять сказочника слезно, ручками сердечка своего касаясь, и разревелась во всю под конец. Яков поднял сестру, обнял, к скамейке повел, не расспрашивая ни о чем. Ее чуть трясло.

- Может и глупо, Яша, но я его о чуде попросила в жизни моей, скорее нашей. Должно же добро и в наше время торжествовать, сказала я, как в сказках его прекрасных? Чему улыбнулась, спрашиваешь? Я смешок Ганса слышала, честно, моргнул, кажется, еще…

*

Вернувшись из Копенгагена, Нина через несколько дней заявила решительно Якову, что участь свою она хорошо разглядела в образе русалочки, печально смотрящей на мир со скалы в одиночестве, поэтому никакой семьи и детей быть не должны без любви, это уж точно, определилась. Еще добавила, что Косте окончательно об этом сегодня сообщила, вернув ему пакет со всеми подарками... Костю даже немного жалко стало, он жертва обстоятельств. К новому же году, добавила Нина, собирается съехать на собственную квартиру, которую оформляет в рассрочку на пятнадцать лет. А вот братану, добавила наша русалочка, следует жениться, чтобы их род не угас, поэтому... Почему он опять молчит, голову опустив, непонятно ей, когда у нее душа кровью истекает?.. Откуда такая черствость к сестре родной? Зачем он ей конверт Центра «Надежда» подсовывает? Не нужны ей более данные по наследственности... в мусорку выбросить надо бумажки…

- Хватит надо мной издеваться с результатами. Незачем, Яша, мне подсовывать… Не буду, сказала и все! Я спать хочу. Опять конверт... Ну, ладно, давай.. Что? Что?.. Так, так... ты не брат мне совсем, выходит... еще раз прочту: «никаких кровных родственных связей между Яковом и Ниной Ершовыми не обнаружено». Ты просто чужой мне парень по ДНК, так что ли? С родителями потом разберемся, почему... Тебе что плохо, Яша? Яша, не молчи. Сейчас воду подам... так… так… Ой, мамочки, свершилось, чудо свершилось, говорю, счастливой русалкой стала. Я же поверила ему, еще там на Ратушной...

Выходит,уважаемые,что и в наши дни хорошим людям сказочник помогает счастья добиваться,как и в былые годы.В сущности, ничего в мире людей не изменилось,все те же проблемы решаются,только стрелять стали чаще.

Рейтинг: +1 172 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!