ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Разборки... но не в Бронксе!

 

Разборки... но не в Бронксе!

19 декабря 2014 - Владимир Ростов
Об этой истории, мне поведал Иваныч, когда мы с ним рыбачили на реке Хурингда, в его угодьях. Уж там то мы «отвели» душеньку, упражняясь в увлекательной спортивной борьбе с тайменем…Скажу вам, азартнее и интереснее такой рыбалки, как на Северах, вряд ли где ещё встретишь! Тишина вокруг, кроме всплеска вылетающих из воды тайменей и плеска воды на перекатах и порогах. Вдвоём, на сотню окружающих тебя километров тайги. Костёр, уха с дымком, чай с брусникой! Перепёлки подпускают к себе доверчиво. Зайди в лес – там и грибов море, и кедровых орех, и черники с брусникой. Богатый северный край. В конце августа уже нет, ни мошки, ни комара – благодать!!! А главное нет алчной рыбинспекции!!! Есть такое выражение – «Звенящая тишина». Я её там ощутил! Это действительно непередаваемо!!!

И вот, насытившись по горло рыбалкой на спиннинг, уже седьмой день подряд, ожидали вертолёт, чтобы вылететь домой. Но погода в горах была паршивенькая, из – за низкой облачности, которая окутала, как молоком, не только горные вершины, но и заполнила все распадки между ними. В общем – полный отстой… Короче говоря, горы для полётов были закрыты надолго.

Времени было предостаточно для дисскусий и воспоминаний. Я всегда, где бы ни был, брал с собой блокнот и шариковую ручку. Уже, который вечер подряд, сидели с Иванычем в базовом зимовье, при свете керосиновой лампы, которая стояла на самодельном столике, сооружённого из подрастающих стволов молоди лиственницы. Я только успевал кратко записывать всё то, о чём он старался мне поведать. А в этот раз поведал он мне одну, не очень приятную для него историю, произошедшую по вине человеческой глупости и ревности. В те, далёкие времена бурной юности, его ещё не называли Иваныч и был он просто Владимир, Володя, Вовка – кому как хотелось его называть. Рассказывал мне он долго о том случае, но иногда прерывал нить повествования и переходил на философствование
.
После окончания ГПТУ – речников г. Новосибирска, он два лета ходил рулевым - мотористом на грузовых самоходках. Одна из них, - сухогрузный теплоход – 238, была Тюменской постройки, а другая – СТ – 220 «немка». Зимой окончил школу комсостава и, уже, последнюю свою навигацию, работал третьим штурманом на пассажирском пароходе «Омск».
Работа, для такого романтика, как мой рассказчик, была увлекательная, непыльная, а главное – хорошо оплачиваемая. В его обязанности входили ночная, самая сложная, вахта с капитаном, начисление зарплаты команде, плюс к тому же проверка билетов у пассажиров.
Такие пароходы, как «Омск», «Томск», «Новосибирск», «Владивосток» были послевоенной постройки и их ласково называли «лаптёжниками». Так их называли, потому что у них были движителями, не современные винты, а колёса с плицами по обоим бортам судна. Видимо, шлёпанье по воде этими плицами, кому – то напомнило шлёпанье лаптями по лужам. Так и закрепилось за ними это прозвище.

Идущие по Енисею трёхпалубные красавцы, ослепляя своей белоснежной чистотой и начищенными до блеска медными корпусами иллюминаторов, привлекали и ласкали взгляд обывателя, находящегося на берегу. Подростки, с завистливой мечтательностью и восторгом, провожали взглядами их, представляя себя за штурвалами этих красавцев. Они, размахивая руками, бежали вслед по песчаному берегу до тех пор, пока пароход не исчезал за излучиной реки.
Пароходные котлы работали, превращая воду в пар, уже не на угле, а на жидком топливе – мазуте. Пар, попадая поочерёдно в громаднейшие цилиндры, толкал, ничуть не менее по величине поршни и, через шатуны передавал своё движение на коленчатый вал. Тот, в свою очередь передавал крутящий момент, через редуктор на валы колёсных движителей и таким образом пароход мог двигаться вперёд – назад, а также крутиться на месте для разворота.

Развитие цивилизации не стоит на месте и в скором будущем, в Обском пароходстве, появились комфортабельные красавцы – дизельэлектроходы, такие как «Мария Ульянова». «Михаил Калинин», «Патрис Лумумба», а паровые «лаптёжники» отслужив свой срок, вышли на «пенсию». Они были ещё вполне работоспособные, и не сказать, чтобы уж очень радостные, но ухоженные, стояли недалеко от пристаней г. Новосибирска, Томска, выполняя другие функции. Некоторые превратились в музеи, некоторые в рестораны, гостиницы и другие места развлечений… Затем они совсем исчезли с лица земли. А жаль….
Теперь, когда на освоенном севере Оби, выросли большие города, благодаря народу и большим нефтяным и газовым запасов в недрах, туда провели железную и шоссейную дорогу. У проживающего на севере народа, выбор стал больше – хочешь, плыви на теплоходе, хочешь, катись на поезде, а хочешь, то поезжай на автомобиле! Но это всё произойдёт в будущем, а пока….

Иногда Володя задумывался о своём будущем. Время не стояло на месте и, уже, через год – два, приближалась пора обзаводиться семьёй. Вот только перспектива в получении квартиры в г. Новосибирске, была так далеко, как небесная звёздочка. В селе у него была любимая девушка, которая училась последний год в медицинском училище. С ней они мечтали создать семью. Поэтому, отработав последнюю навигацию, он взял отпуск и отгулы с последующим увольнением. Получив неплохую зарплату и компенсацию за отгулы, он, на прощанье с друзьями, закатил пир на весь мир… Капитан – наставник – Альберт Михайлович, сказал ему на прощанье, обняв его по - отечески:

- Володя! Ты мне был как сын! С тобой бы я, как бывший военный разведчик, пошёл в разведку! Знай одно! Будет тебе плохо в жизни – вспомни обо мне и возвращайся! Всегда буду рад тебе! Твои родители воспитали в тебе достойного человека своей Родины! – сказав, отвернулся, чтобы не увидели слёзы расставания…
- Не знаю - сказал Иваныч, тяжело вздохнув – может и опрометчиво я принял тогда решение поменять путь своей жизни. Но что случилось, то случилось.

В ноябре месяце должен был демобилизоваться его старший брат, Анатолий. О уже дослуживал третий год на границе между Таджикистаном и Афганистаном, где – то в местечке Кала – Хумб. Перед отъездом из Новосибирска, Владимир решил ему сделать, дорогой для его души и сердца, подарок, купив шестиструнную гитару с адаптером. Анатолий писал в письмах, что научился играть на гитаре – до армии он неплохо играл на баяне. Научившись игре на гитаре, он совсем забросил баян.

И вот, наконец – то Володя приехал в своё село, находившееся на задворках цивилизации. В ноябре встретил брата из армии, и стало в деревне веселей. Они садились с ним в однокомнатной квартире, один играл на гитаре, а другой, быстро выучив мелодии привезённых братом песен, подыгрывал тому на баяне, упражняясь в пении.
Каждый вечер приходили к ним друзья детства – Шишигин Витя, Шишигин Ваня, Кадников Вася. У каждого из них, ещё с детства была приклеена кличка. 
Например, Витя был Глушка – предатель, потому что часто перебегал из одного лагеря в другой. В любой деревне шли стычки пацанов, проживающих на разных улицах, от мелких до крупных боёв.
Ваня был Карлик, за маленький рост, курил с трёхлетнего возраста. Так и не вырос более метра с шапкой…. Но из него получился бы отличный ударник. Он брал ложки и подстукивал ими по чём придётся. 
У Васи была мать пьянчужка, которая постоянно курила «самокрутки» из газетной бумаги, набитые рубленым и высушенным табаком. Напивалась до тех пор, пока не сваливалась на землю и непроизвольно мочилась под себя. Так и прозвали Василия – Фенька, по имени матери.
Анатолия дразнили «Чита – кангаур, обезьяна краснопопая». Если его ожидала экзекуция, то он убежать не пытался, а с ловкостью обезьяны вскарабкивался на любое дерево, телеграфный или электрический столб. И его никакие увещевания не могли заставить спуститься вниз, пока не уходил экзекутор.
Володю дразнили «Стри» и «книгоед». Он так быстро говорил, что у него получалось, вместо – смотри – стри. А уж книги прочитывал с упоением…. День – книга, день – книга. Все книги в деревне по два, а то и по три раза перечитал. Но, вот сейчас, уже повзрослев, клички стали забываться и уходить в прошлое.

Так, с песнями и анекдотами, проводили вечера, до тех пор, пока не подходило время, идти в клуб, смотреть кино. Своего киномеханика в селе не имелось, и фильмы привозил из центральной усадьбы на мотоцикле ИЖ – 49, (уж очень похожий на немецкий, военный мотоцикл), один на весь совхоз уважаемый специалист, по фамилии Иван Васильевич Медведев. Перед ним, как перед каждым уважаемым человеком в селе здороваясь, снимали головной убор. Детвора с восторгом обступала этот мотоцикл и каждый пытался потрогать, что – то покрутить… Но, получив незлобиво по «шапке» от Ивана Васильевича, отступали без обиды и всё же предлагали свою помощь в разгрузке и переноске в кинобудку металлических коробок с кинолентами. Каждому хотелось завоевать доверие этого волшебника, чтобы из кинобудки бесплатно смотреть фильм.

Молодёжи в деревнях, в те годы было много. Как только закончилась война, все оставшиеся в живых мужики вернулись, кто безногие, кто безрукие, но это не помешало произойти демографическому взрыву в СССР. Уж больно истосковались друг о друге и мужчины, и женщины. Даже и тех женщин, которые по вине войны остались вдовами не обижали, и они тоже гордо ходили с надутыми, как футбол животами. Их никто и не осуждал…. Погодки рождались, как грибы!!! Вот сейчас бы так!

Чем занималась молодёжь? Кто чем! Володин брательник устроился работать молотобойцем в совхоз. Вот уже несколько месяцев наращивал мускулы. Володя, окончив курсы шоферов от военкомата, тоже работал на доисторическом автомобиле ГАЗ – 51. Осенью ожидал повестку в армию. Ему мускулы наращивать было не обязательно, так как он их накачал неплохо, ещё учась в ГПТУ, вечерами «зажигая» в секции классической борьбы. Ещё, на первой тренировке, Саша Юсупов, их тренер по классической борьбе, решил проверить способности Володи и предложил побороться.. Тот отнекивался:
- Да я же не знаю ни одного приёма ещё!
- Ничего! Как сможешь, так и борись!
И вот выйдя на ковёр, Володя, через секунду уже был в воздухе, но перед ковром изловчился, перевернулся и придавил лопатками к ковру, этого чемпиона города Новосибирска в лёгком весе. Тот только ойкнул и пропищал:
- Да отпусти же ты меня, бык колхозный!
Да, какой же он был бык – вес, почти одинаковый. Хорошо хоть зла не затаил – спасибо ему! Вот и помогли деревенские вилы, топоры, ломики, лопаты, заслужить в затоне авторитет! Целый год ходил на эту секцию, наращивая мускулы. В дальнейшей жизни, ох, как пригодятся им железные мускулы…

Другие ребята, работали, кто трактористом, кто животноводом. Короче, все вместе, помогали строить социализм! Вечерами пропадали в клубе. Когда не было кинофильма, то Володя садился за баян и устраивал танцы. Играл до самого закрытия клуба. Самому тоже очень хотелось покружиться со своей любимой девочкой в вальсе, но так как он единственный кто играл в селе на баяне, то подменить его было не кому. А пока не начинались танцы, соревновались в игре в шашки, шахматы, бильярде, в специально отведённой большой комнате для досуга. По игре в шахматы Володе не было достойного соперника в районе. Ещё учась в школе, он, сделав уроки, заигрывался в шахматы до того, что ночью, во сне, разбирал сложные композиции. Потом, повзрослев, стал уже реже уделять внимания этой интересной игре.

А здесь, в клубе, ещё учась в седьмом классе, с ним произошла интересная история, связанная с этой интеллектуальной игрой. В селе был такой дядя Федя Беляев – Володин сосед по двухквартирному дому. Так вот он здесь считался шахматным королём. Однажды, когда Володя находился в клубе, он ему сказал:
- Садись, малец, сыграем! Я слышал, что тебе равных нет в Безменово. Давай – ка, попробуй, со мной сыграть!
Володя согласился и три партии подряд, еще не доходя, где - то до двадцатых ходов, легко, не напрягаясь, выиграл. То есть развеял миф о непобедимости дяди Феди, разгромив его, как когда то, разгромили шведов под Полтавой. Дядя Федя, закипел от злости, как самовар, покраснел и выдохнул:
- Да, чёрт возьми, этого не может быть, чтобы, какой – то сопляк, да меня обыграл! Это я просто тебе специально подыгрывал, проверяя твои способности. А в последней партиия я просто «зевнул» ферзь! Давай – ка, теперь я с тобой в полную силу сыграю!
Проиграв ещё несколько партий, он уже чуть не набрасывался на Володю с кулаками. Авторитет его был безнадежно подорван… Побелев, как мел, он уже не просил, а требовал сыграть с ним ещё и ещё. Володя взмолился:
- Дядя Федя! Ну, пожалуйста, хватит! Я уже устал – не могу! Давайте в другой раз!
Но тот не отставал от него. Тогда Володя изменил стратегию и решился на хитрый ход. Он схватился за живот и с криками:
- Ой, ой, ой! Как больно режет, что – то! - согнулся в три погибели, и выскочил из комнаты.

Через два дня, дядя Федя жестоко отомстил Володе. Володя с братом, как и все уважающие себя подростки, любили заниматься с голубями. Оборудовав голубятню под крышей, они правдами – неправдами, посещая других голубятников, во всех уголках района, доставали разнообразных породистых голубей. Каких только красавцев не было – и дутыши, и мохноногие, и вертуны, и павлины, и другие статные голуби. Часами могли братья наблюдать за ними, слушая, как они воркуют, а потом на свободе высоко летали в небе, кувыркаясь и делали всякие пируэты. Особенно нравился момент, когда они, пикируя с высоты, садились к ним на вытянутые руки, головы, плечи и пили водичку прямо изо рта детей. Завтра должны были вылупиться на свет Божий из яиц птенцы и Володя, горя от нетерпения увидеть их, рано утром залез на горище и о, ужас! Все голуби валялись мёртвыми, с оторванными головами. Вовка заревел от душевной боли так громко и больно, что переполошил всех своих родственников. Слезам не было предела. Что – то сразу оборвалось и опустело в душе… Догадались, что это мог сделать только сосед. Но как докажешь, ведь не пойман – не вор! Но какую душу и сердце надо было иметь, чтобы сотворить такое с этой красотой!!! Долго ещё братья плакали, тяжело вздыхая, при воспоминании о своих питомцах.
А ведь много на свете таких недочеловеков! Не только такую красоту, но и людей хладнокровно убивают, не жалея. Ещё не раз пожалеешь о том, что Пандора открыла тайный ларец, выпустив на свободу всю ту гадость в образе зла, которая награждает некоторых людишек. Хорошо, что не ко всем прилипает это зло и остальные напасти, что в нём находилось!

- Ну, ладно! Хватит себя бичевать этими грустными воспоминаниями! Если бы я нашёл этот ящик, я бы выпустил только Любовь, Веру и Надежду, которые в нём остались! – проговорил Иваныч и продолжил повествование.
- Ненадолго, после этого случая, задержался на белом свете этот экзекутор! Умер от рака желудка в сорокалетнем возрасте… Пусть земля ему будет пухом! 

Ну, так вот, я о чём? Извините, отвлёкся!
Однажды летом, Шишигин Витя пригласил друзей сходить в соседнюю деревню в Алтайском крае. Деревня Казанцево была очень большая и находилась всего в шести километрах от той, в которой проживал Володя. Там, у Виктора, проживали родственники, у которых была семнадцатилетняя красавица дочь Елена. Вот Виктор и предложил познакомить Анатолия с ней – кто знает, может, что и получится из этой затеи.
В те времена семьи создавали сразу после демобилизации. Прошедший армию молодой человек, считался уже вполне взрослым. Девушки тоже выходили замуж в шестнадцати – семнадцатилетнем возрасте. Тогда считался самым репродуктивным этот возраст. Не то что сейчас – нагуляются и после трёх абортов выходят замуж, а потом родить не могут. Что зря!!!

Анатолий, до армии встречался с одной девушкой в своём селе. Он её любил до самозабвения, даже стихи ей писал. Вот только она, не дождавшись его, всего один год, выскочила замуж за одного состоятельного тюфяка в соседнем селе и переехала к нему жить. Соблазнило богатство его родителей. Анатолий, узнав про эту измену, горько и долго переживал. Хотел руки на себя наложить, но находящийся с ним в наряде по караулу границы, напарник, успел выхватить из его рук автомат, направленный под подбородок. Автоматная очередь разрезала тишину границы, не задев своей жертвы… Но, хлёсткий треск этих выстрелов напомнил нарушителям о том, что границу зорко охраняют Советские пограничники. Анатолий, пролежав в госпитале, на реабилитации несколько дней, вышел и больше не стал думать о суициде. Долго думая, он всё же пришёл к выводу, что такая девушка не стоит его страданий. В любой подходящий момент она могла бы, и, находясь уже замужем, изменить. Вот и молодец! Вот и правильно!

Познакомился он с той девушкой – Еленой в Казанцево и стал с ней встречаться по выходным. Она была не против знакомства, так как Анатолий парень видный. Да вот, как часто бывает, их счастье подстерегала беда! Один местный парень, который увивался за ней, затаил злобу на Анатолия и ждал удобного случая, чтобы отомстить ему. И вот, однажды, этот случай представился…

В конце августа, перед уборкой зерновых, в выходной день друзья, нарвав цветов в домашних клумбах, как обычно впятером, пошли в Казанцево. Анатолий встретился с Еленой, преподнёс ей цветы, а остальные ребята, чтобы не смущать их, пошли на волейбольную площадку, которая находилась во дворе десятилетней школы. Наигравшись «до посинения», позвали Анатолия, и пошли обратно домой. И чёрт их дёрнул зайти в клуб, посмотреть художественный фильм про индейцев. Фильм ещё не начался – слышно было, как шёл документальный фильм. В фойе сидела кучка парней, которые увидев в руках Анатолия гитару, попросили поиграть. Тот, который попросил гитару, и был его соперник. Без всякой «задней» мысли Анатолий дал им гитару и со словами:
- После фильма отдадите! Так что играйте, только струны не порвите! – зашли в кинозал.

Когда фильм закончился, ребята обнаружили, что гитара, коим образом исчезла… На вопрос Анатолия:
- Где гитара? – ответили, недобро усмехаясь:
- В Караганде!
Толпа вызывающе посмеивалась над ними, провоцируя на драку. Видно было, как у них от нетерпения чесались кулаки. Володя, прошёл на сцену и, взяв баян, сказал:
- Короче, орлы! Не вернёте гитару, забираю баян. Пошли, ребята, домой!
Назревала драка…. Перевес был явно не в сторону нежелательных гостей, к коим относились ребята из Калиновки. Село Казанцево большое и молодёжи в летнее время тогда было прилично! Подошёл Анатолий и громко сказал Володе, чтобы разрядить напряжённость:
- Да, ладно! Поставь баян! Чёрт с ней, с этой гитарой! – а брату потихоньку шепнул – Ничего! Время у нас ещё есть. Разберёмся в будущем!
Володя поставил аккуратно баян на место, и они, беспрепятственно вышли из клуба, под недобро провожающие взгляды толпы, готовой растерзать чужаков, как свора собак. Но, слава Богу, на этот раз, всё обошлось без кровопролития! 

Ладно, то ладно, но мысль вернуть гитару не оставляла ребят, и эта мысль точила их подсознание, как червь. И вот, после уборки урожая, ребята выбрали подходящий день и отправились в Казанцево. Идя по деревне в одну шеренгу, одетых в модные светло – коричневые плащи «Болонья», они напоминали мушкетёров, которых они сами из себя воображали, остановившись в центре своего села и с криками:
- Один за всех, все за одного! - В едином порыве, положили по очереди одна ладонь на другую… Эти ребята были не на последнем счету в деревне!
Люди недоуменно поглядывали на них, уступая дорогу. И только один мужичонка знал куда идут ребята и зачем… Поравнявшись с калиткой Свешниковых, они увидели быстро выскочившего к ним из двора Володю Колесова.
- Ребята! Возьмите меня с собой! Я вам там очень пригожусь, ведь я там знаю очень многих!
Как он пронюхал про их поход, одному Богу известно… Володя не любил этого скользкого типа, который недавно вернулся из мест не столь отдалённых. Ему уже было за тридцать. Женат он был на матери семейства Свешниковых. Да вот только жил он не по правилам, не по законам. С подросткового возраста он уже скитался по лагерям, то за воровство, то за попытки изнасилования. Да и вообще он напоминал повадками «голубого». Работать нигде не хотел, а надоест ему быть на свободе – изобьёт свою жену и опять срок тянет. В Советское время таким идиотикам давали срок, за семейное насилие, а сейчас нет такого. Нет трупа – нет дела! Сотни тысяч женщин погибают из – за беззакония. А ведь издай такой закон в Думе вовремя и сколько бы смогли предупредить преступлений, совершаемые сатрапами. Сколько бы эти прекрасные создания детей наплодили, увеличивая демографию в России. Может, кто – то из тех, не родившихся детей родился бы гениальным, как Микола Тесла и приручил бы энергию космоса, чтобы человечество не рубило сук, на котором сидим. Ведь, высасывая кровь земную, мы уничтожаем, не только всё живое, но и эту красивейшую планету, по имени Земля.

Иваныч задал мне один интересный вопрос:
- А знаешь, почему в последние годы стало так много катаклизмов на планете? Я спрашивал, как – то у Синильги, и она мне, в глубокой задумчивости, объяснила причину всех наводнений и землетрясений:
- Да! Люди не понимают, что творят! Ведь выкачивая из недр земли газ и нефть, они производят разбалансировку между внутренним давлением Земли и космической гравитацией. Каждые сутки, в погоне за доходами, вы выкачиваете миллиарды кубов компонентов, без которых Земля просто не сможет выжить. Ваша планета сжимается с каждым годом всё больше и больше от уменьшения внутреннего давления. Всё это может привести к кувырку Земли и, к замене полюсов. Это приведёт к мгновенной гибели человечества и всего живого, что есть на планете. У вас уже однажды это произошло! Но, сейчас, мы этого не дадим вам допустить!

Про Синильгу это отдельный разговор… Действительно, доходили слухи от таёжников. Я со многими общался охотниками, и они мне отвечали утвердительно, что такая таинственная особь существует на самом деле и многие её видели, но не общались с нею так близко, как Иваныч. Ну, не знаю, не знаю! Спорить не буду! Иваныч, в доказательство того, что она была с ним, как – то показал мне несколько длинных, чёрных как смоль, волос, якобы вырванных нечаянно с её головы, когда она нечаянно зацепилась головой за небольшой сучёк в потолке зимовья. Он их бережно хранил в небольшой берестяной шкатулке. И когда её открывал, изнутри шкатулки исходил такой приятный, опьяняющий сознание запах. 
Иваныч, немного помолчал и, вздохнув с горечью, продолжил рассказ.

Так вот, Володя Колесов выскочил из калитки и, падая в ноги, загнусавил:
- Ну, возьмите меня, пожалуйста! Возьмите! 
Немного поразмыслив, всё же, согласились взять его с собой.
- Ладно! Бог с ним, пусть идёт – лишние кулаки не помешают - сказал Вася Кадников – Ведь он, всё же, хоть и далёкий, но родственник мне. Эх! Жаль, Вовка, что ты на ремонте. Сейчас бы на машине, как хорошо бы было. Надоело «пешкадралом» ходить!
Действительно, Володина машина находилась на ремонте. Во время последнего дня уборки, у него застучал двигун. Вчера отдал коленчатый вал на расточку, блок цилиндров уже расточил и отшлифовал. Завтра будет уже собирать двигатель, и ставить на стенд, где его будут прирабатывать. 
- Ничего! Неплохо для молодого организма и пешочком пройтись по свежему лесному воздуху! – Сказал Володя и первым тронулся в путь.

Шеренга их увеличилась на одного человека, заняв по ширине всю сельскую улицу. И они, распинывая сухие коровьи лепёшки, с песнями, бодро зашагали навстречу приключению! В километре от села, находился старенький, но добротно построенный, мост из лиственничных толстых брёвен. Его, ещё в гражданскую, строил Адмирал Колчак, со своим войском, для переправы орудий и всего остального скарба. Здесь, недалеко от этого моста, в чёрном логу произошла кровавая битва. 
- Не могли они, эти белогвардейцы, провалиться на этом мосту в тартарары! – сплюнул Иваныч – сколько народу погибло тогда и тех и наших!
Я знаю, что наши у Иваныча это те, кто бился за Советскую власть! 

Сейчас, по прошествии многих лет, ломают копья в спорах, кто был прав тогда, кто виноват и нужна ли была революция в 1917 году. Кто – как, а Иваныч, в силу своих убеждений, считал, что революция была нужна и что она принесла трудовому народу свободу от капиталистов. Вообще он говорил, что социализм это лучшая государственная система. Нард вытянули из глубокой темноты, дав ему всеобщее образование. Стали независимым государством. Вот только одно плохо, что на наши богатства природных ресурсов, постоянно «пускали слюну», чуть не давясь ею, западные господа капиталисты. Неоднократно они пытались овладеть ими, но получив по сопатке, а это происходило регулярно, каждые сто лет, они, как побитая собака, убирались восвояси. Ведь русский народ непобедим, как это не дойдёт до них! В Советское время, детей, начиная с детского сада и заканчивая ВУЗами, воспитывали в патриотизме к своей Родине. Нравственность была на порядок выше. И люди, работали с полной отдачей сил, помогая строить социализм, в нашей любимой Родине.

Опять отвлёкся! Извините.
Страна, страной, но и в личной жизни происходят такие передряги, что они помнятся всю оставшуюся жизнь. Вот и в этой ситуации с гитарой, ребята решили поставить жирную точку над и!
Остановились ребята на опушке берёзового леса, сквозь просветы которого, уже виднелся клуб, находящийся на краю села Казанцево. Достали складные ножи и из корневищ берёзы вырезали увесистые дубинки, похожие на палицы, которыми охотились древние люди. Но, чуть позже, трезво поразмыслив, решили не брать их с собой – так и до убийства недалеко дойти… А этого ни кому не хотелось! У каждого колхозника и так кулаки поболее бараньей головы. Получив удар такого кулака, любой неудачник мгновенно «засыпал», как под наркозом. Сложив под раскидистой берёзой это оружие, они уже было направились идти, как услышали гнусавое «пение» Колесова:
- Знаете что, ребята! Давайте сделаем так… Я сейчас пойду один в клуб и сделаю разведку. Если всё нормально, я помашу с крыльца вам одной рукой, чтобы шли, а если всё плохо, то двумя.
Кто знал, что этот подлец окажется стукачём и предателем?

Село было большое, и в клубе набилось очень много народу. Уже через пол – часа должен был состояться новый кинофильм. Раньше телевидения в сёлах не было и вечерами, почти все жители сёл, ходили в кино. 
Зашёл этот «стукачёк» в фойе и громко крикнул:
- Вы знаете, что к вам идут драться, хлопцы из Калиновки. Вот я и пришёл чтобы предупредить вас.

Ну, ясно! Народец в деревне «непьющий»… Кинофильм, сразу же, как только услышали слово драться, отошёл на второй план. А тут такой случай представился, почесать кулаки. Деревни часто враждовали друг с другом, тем более, к ним шли какие – то хлопчики из другой области! Где – то раздобыли самогону и для «дури» добавили ещё! Вот и представьте, что должно было произойти, если ребят из Калиновки было всего пять человек – Колесова уже не в счёт, а в фойе, крепких мужиков, парней и подростков, человек сто – не менее. А били раньше в этих сёлах до смертоубийства. Районы по площади в Сибири большие, сёл много, а участковый всего один на район. Так что в сёлах, на отшибе было полное безвластие. Убивали чужаков, закапывали и ни кто не мог найти – круговая порука…

Увидев, что Колесов машет одной рукой, смело выдвинулись из леса. Открывают ребята дверь и, заходят в фойе, оторопев от неожиданности. Народ уже ожидал их появления. Вот, подлец, обманул! Но что ни делается, всё делается к лучшему. Анатолий, выбра из толпы своего противника, который лишил его гитары и «прямоходом» к нему!
- Ты, гитару думаешь отдавать, или нет?
- Слушай! У тебя «нюхачка» давно не бита? Так получай! – с дерзостью ответил Михаил.
Он сделал резкий выпад правой рукой, чтобы нанести удар в челюсть. Но Анатолий ожидал этого и, отступив на шаг назад, резко поднырнул под руку Михаила и резко развернувшись, нанёс такой сокрушительный удар, ребром раскрытой левой ладони по кадыку, что этому удару могли бы позавидовать на ринге бойцы по боям без правил. 
Михаил, подпрыгнув, как молодой козёл, на полметра в воздух, всей плоскостью своего тела, обрушился на пол и мгновенно «уснул», получив «снотворное». Только глаза его смешно бегали, из стороны в сторону, как маятник настенных часов. И тут, понеслось….

Хорошо то, что ребята догадались сразу стать в кружок, спина к спине и стали отмахиваться от наседающего противника. Но пьяные, есть пьяные…Каждому, из них, хотелось ударить противника, но они только мешали друг – другу и ничего из их затеи не выходило. Зато ребята, чувствуя поддержку своих бойцов сзади, удачными ударами «отрубали» одного мужичка за другим. Но, даже в боях без правил даётся через пять минут передышка, а здесь уже прошло довольно длительное время и ребята стали уставать. 
- Хлопцы! Давай к двери отступаем – иначе нам конец! – предложил, задыхаясь, Володя.
Сердце билось так быстро, не менее сто двадцать ударов в минуту, и кислорода, видимо, уже не хватало. Где – то, ещё в фойе, слетел левый туфель у Вовки, оттого что кто – то, видимо, наступил на него. Не обращая на это внимания, все впятером выскочили из клуба живы и здоровы, не получив ни одного серьёзного удара. Володя подпёр дверь снаружи, заклинив её правой туфлей и ещё не отдышавшись, крикнул ребятам:
- Бегите, ребята! Я минуты через три догоню вас!
Анатолий стал было возражать, но Володя его быстро убедил в том, чтобы он не волновался, потому - что он быстро бегает и догонит их.

Когда друзья отбежали метров триста, Володя, скинув другой туфель, отпрянул от двери, чтобы бежать, но…. В тот момент, когда он освободил дверь от толкающей её толпы, то понял, что зацепился обшлагом рукава своего добротного пиджака за дверной крючок, и пиджак, треща по швам, задержал убегавшего на несколько секунд. Этих секунд хватило разъярённой толпе на то, чтобы выскочить из дверей и, окружив его, отрезать путь к отступлению.

Но судьба и тут спасла его! Володя вцепился в первого, попавшегося под руку противника и, прижав плотнее свою голову к его груди, бил сколько хватало сил, коленкой, между ног. Тот орал «дурниной» от боли (вряд – ли у него, после этой экзекуции, будут дети и внуки), но ничего серьёзного, чтобы оторваться от Володи он не мог предпринять. Толпа наседала сзади и каждый пытался ударить его, по плечам, по затылку. Но к Вовкиному счастью, они попадали только по рукам друг – друга и иногда по его плечам.

И тут, вдруг, Вовка почувствовал, что, какие - то крепкие руки, всё же оттянули его голову за волосы, вырывая их живьём с корнями. И в тот самый момент, когда они смогли оттянуть голову, Володя почувствовал резкую, усыпляющую сознание боль в виске. Это, как выяснилось позднее, один из парней, принёс тракторный шланг от трактора, с металлическим наконечником и изо всей силы нанёс этот роковой удар по голове.
В глазах, заливаемых от хлынувшей крови, потемнело, и он начал, медленно оседая, терять сознание.
- Неужели всё! – успел ещё подумать Володя…
В последний момент, когда он уже терял сознание, они схватили Володю за ноги, чем вернули его в реальность, и с криками:
- Сейчас, сучару, добьём! - перебросили через перила с высокого крыльца. 
- Если я сейчас упаду, то они меня добьют, и это будут последние секунды, моей расцветающей жизни!
И он, как тот борец из кинофильма «Гений Дзю – до», успел перевернуться в воздухе и, обретя твёрдую почву под ногами, кинулся к ближайшему плетню, чьего – то огорода, не оставляя последней надежды остаться в живых.
С ходу он перепрыгнул такой высоченный плетень, что думается, Валерий Брумель, даже позавидовал бы ему. А Вовка, пробежав ещё немного, насколько хватило дыхания, упал и, затаив с трудом дыхание, зарылся в картофельной ботве. Силы совсем покинули его, и он уже ждал, своих убийц, как избавления… Найди они его тогда и ему был бы копец! Но, судьба опять благосклонно отнеслась к нему, подарив сумерки, в которых, не так – то просто найти человека в высокой ботве. Да они и не «дошли» своими пьяными мозгами, что Володя рискнёт остаться, в тылу врагов, даже спрятавшись в огороде. 

Несколько человек пробежали мимо его, и ушли на улицу, по дороге, вслед убежавшим ребятам. Через некоторое время послышались звуки выхлопа и перегазовки мотоциклов, мопедов, цокот конских копыт. Но лес и сумерки уже поглотили беглецов и спасли их от неминуемой расправы.

Довольно долго лежал Володя в картофельной ботве, успев отдохнуть и отдышаться. Крики в деревне и суматоха стихли и уже успокоившись, он поднялся и стал искать выход, чтобы идти домой. Кровь из пробитого виска заливала лицо, и тогда, пошарив рукой под забором, он сорвал лист репейника и приложил его себе на рану. Знал, что у края огорода всегда можно найти лопух у нерадивого хозяина. На главную дорогу он не рискнул выходить, а увидев калитку, которая давала выход на параллельную улицу, ближе к лесу и реке, направился в темноте к ней. Лязгнула цепь и к Володе помчалась, невесть откуда взявшаяся овчарка. 
- Ну, собака это не разъярённый и не невменяемый, в пьяной злобе, человек! – подумал Володя и быстро шмыгнул за калитку, оставив в зубах щёлкнувшей пасти собаки, клок от подкладки пиджака.

Выскочив на улицу, огляделся, уже привыкнув к темноте. На улице ни кого… Постоял ещё некоторое время, пока не прошла дрожь в коленках. Слышно было лишь только равномерный выхлоп работающих дизелей на местной электростанции. Значит, ещё времени было менее двадцати трёх часов. После двадцати трёх вечера и до шести утра дизеля глушили, в целях экономии горюче – смазочных материалов. Несколько позднее проведут в сёла высоковольтные линии от ГЭС. 

Выйдя за край села, Володя припустил бежать по чуть заметной тропе и через некоторое время уже открывал двери родного дома. Мать всплеснула руками, и с криком: 
- О, Боженька! Что с тобой? – вытерла кровь с его лица и кинулась хлопотать над ужином. 
Анатолий, со слезами на глазах, держа в руках ружье тридцать второго калибра и несколько запасных патронов в запас, уже было хотел переступить порог, чтобы идти в Казанцево и на сколько человек хватило бы патронов, столько бы их и перерасстрелял. Вот так он любил своего младшего братишку.
- Слава Богу! Жив остался! Вот и хорошо!
- Ладно, Анатолий! Будем по - другому сценарию действовать!

Будучи на ремонте, в центральной усадьбе совхоза, Володя рассказал местным ребятам про этот случай, как подло с ними поступили алтайские соседи. Безменовские ребята тоже недолюбливали многих из Казанцево и они им устроили настоящий террор. Молодёжь, да и взрослые, часто ездили на поездах и электричках, то в Барнаул, то в Новосибирск. И местные устроили им своё правосудие, сказав:
- Пока не вернёте гитару ребятам из Калиновки и не извинитесь перед ними, мы с вас не "слезем"…

То перчатки заберут хорошие, то шапку, то шарфик…. А Вовка с друзьями, после ремонта машины, вечерами, всё так же впятером, в тесной кабине ГАЗончика, навещали Казанцевских ребят неоднократно. Ну, как сами понимаете, расчёт был с ними полный и жестокий!!! В конце – концов, они запросили пощады. Прислали к ребятам, в село, парламентёров с гитарой и полной авоськой, отменной, чистой самогонки. Простили ребята им, их вещи вернули, но больше в то село не ходили – мало ли что! Анатолий, так на той девушке и не женился.

- Можете судить, можете рядить - сказал Иваныч - но у кого в молодые годы не было таких ситуаций, бросьте в меня камнем. Давно это было, но помнится всю жизнь…
.
А Колесов, после неплохой профилактики, полученной от Вовкиных кулаков, со сломанным носом и вывихнутой челюстью, сбежал на длительное время из деревни. Так и не исполнилась мечта Володи – Иваныча научить Колесова работать. Бесполезно! Исчез он из его дальнейшей жизни. Что ж, Кесарево – Кесарю!

© Copyright: Владимир Ростов, 2014

Регистрационный номер №0259949

от 19 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0259949 выдан для произведения: Об этой истории, мне поведал Иваныч, когда мы с ним рыбачили на реке Хурингда, в его угодьях. Уж там то мы «отвели» душеньку, упражняясь в увлекательной спортивной борьбе с тайменем…Скажу вам, азартнее и интереснее такой рыбалки, как на Северах, вряд ли где ещё встретишь! Тишина вокруг, кроме всплеска вылетающих из воды тайменей и плеска воды на перекатах и порогах. Вдвоём, на сотню окружающих тебя километров тайги. Костёр, уха с дымком, чай с брусникой! Перепёлки подпускают к себе доверчиво. Зайди в лес – там и грибов море, и кедровых орех, и черники с брусникой. Богатый северный край. В конце августа уже нет, ни мошки, ни комара – благодать!!! А главное нет алчной рыбинспекции!!! Есть такое выражение – «Звенящая тишина». Я её там ощутил! Это действительно непередаваемо!!!

И вот, насытившись по горло рыбалкой на спиннинг, уже седьмой день подряд, ожидали вертолёт, чтобы вылететь домой. Но погода в горах была паршивенькая, из – за низкой облачности, которая окутала, как молоком, не только горные вершины, но и заполнила все распадки между ними. В общем – полный отстой… Короче говоря, горы для полётов были закрыты надолго.

Времени было предостаточно для дисскусий и воспоминаний. Я всегда, где бы ни был, брал с собой блокнот и шариковую ручку. Уже, который вечер подряд, сидели с Иванычем в базовом зимовье, при свете керосиновой лампы, которая стояла на самодельном столике, сооружённого из подрастающих стволов молоди лиственницы. Я только успевал кратко записывать всё то, о чём он старался мне поведать. А в этот раз поведал он мне одну, не очень приятную для него историю, произошедшую по вине человеческой глупости и ревности. В те, далёкие времена бурной юности, его ещё не называли Иваныч и был он просто Владимир, Володя, Вовка – кому как хотелось его называть. Рассказывал мне он долго о том случае, но иногда прерывал нить повествования и переходил на философствование
.
После окончания ГПТУ – речников г. Новосибирска, он два лета ходил рулевым - мотористом на грузовых самоходках. Одна из них, - сухогрузный теплоход – 238, была Тюменской постройки, а другая – СТ – 220 «немка». Зимой окончил школу комсостава и, уже, последнюю свою навигацию, работал третьим штурманом на пассажирском пароходе «Омск».
Работа, для такого романтика, как мой рассказчик, была увлекательная, непыльная, а главное – хорошо оплачиваемая. В его обязанности входили ночная, самая сложная, вахта с капитаном, начисление зарплаты команде, плюс к тому же проверка билетов у пассажиров.
Такие пароходы, как «Омск», «Томск», «Новосибирск», «Владивосток» были послевоенной постройки и их ласково называли «лаптёжниками». Так их называли, потому что у них были движителями, не современные винты, а колёса с плицами по обоим бортам судна. Видимо, шлёпанье по воде этими плицами, кому – то напомнило шлёпанье лаптями по лужам. Так и закрепилось за ними это прозвище.

Идущие по Енисею трёхпалубные красавцы, ослепляя своей белоснежной чистотой и начищенными до блеска медными корпусами иллюминаторов, привлекали и ласкали взгляд обывателя, находящегося на берегу. Подростки, с завистливой мечтательностью и восторгом, провожали взглядами их, представляя себя за штурвалами этих красавцев. Они, размахивая руками, бежали вслед по песчаному берегу до тех пор, пока пароход не исчезал за излучиной реки.
Пароходные котлы работали, превращая воду в пар, уже не на угле, а на жидком топливе – мазуте. Пар, попадая поочерёдно в громаднейшие цилиндры, толкал, ничуть не менее по величине поршни и, через шатуны передавал своё движение на коленчатый вал. Тот, в свою очередь передавал крутящий момент, через редуктор на валы колёсных движителей и таким образом пароход мог двигаться вперёд – назад, а также крутиться на месте для разворота.

Развитие цивилизации не стоит на месте и в скором будущем, в Обском пароходстве, появились комфортабельные красавцы – дизельэлектроходы, такие как «Мария Ульянова». «Михаил Калинин», «Патрис Лумумба», а паровые «лаптёжники» отслужив свой срок, вышли на «пенсию». Они были ещё вполне работоспособные, и не сказать, чтобы уж очень радостные, но ухоженные, стояли недалеко от пристаней г. Новосибирска, Томска, выполняя другие функции. Некоторые превратились в музеи, некоторые в рестораны, гостиницы и другие места развлечений… Затем они совсем исчезли с лица земли. А жаль….
Теперь, когда на освоенном севере Оби, выросли большие города, благодаря народу и большим нефтяным и газовым запасов в недрах, туда провели железную и шоссейную дорогу. У проживающего на севере народа, выбор стал больше – хочешь, плыви на теплоходе, хочешь, катись на поезде, а хочешь, то поезжай на автомобиле! Но это всё произойдёт в будущем, а пока….

Иногда Володя задумывался о своём будущем. Время не стояло на месте и, уже, через год – два, приближалась пора обзаводиться семьёй. Вот только перспектива в получении квартиры в г. Новосибирске, была так далеко, как небесная звёздочка. В селе у него была любимая девушка, которая училась последний год в медицинском училище. С ней они мечтали создать семью. Поэтому, отработав последнюю навигацию, он взял отпуск и отгулы с последующим увольнением. Получив неплохую зарплату и компенсацию за отгулы, он, на прощанье с друзьями, закатил пир на весь мир… Капитан – наставник – Альберт Михайлович, сказал ему на прощанье, обняв его по - отечески:

- Володя! Ты мне был как сын! С тобой бы я, как бывший военный разведчик, пошёл в разведку! Знай одно! Будет тебе плохо в жизни – вспомни обо мне и возвращайся! Всегда буду рад тебе! Твои родители воспитали в тебе достойного человека своей Родины! – сказав, отвернулся, чтобы не увидели слёзы расставания…
- Не знаю - сказал Иваныч, тяжело вздохнув – может и опрометчиво я принял тогда решение поменять путь своей жизни. Но что случилось, то случилось.

В ноябре месяце должен был демобилизоваться его старший брат, Анатолий. О уже дослуживал третий год на границе между Таджикистаном и Афганистаном, где – то в местечке Кала – Хумб. Перед отъездом из Новосибирска, Владимир решил ему сделать, дорогой для его души и сердца, подарок, купив шестиструнную гитару с адаптером. Анатолий писал в письмах, что научился играть на гитаре – до армии он неплохо играл на баяне. Научившись игре на гитаре, он совсем забросил баян.

И вот, наконец – то Володя приехал в своё село, находившееся на задворках цивилизации. В ноябре встретил брата из армии, и стало в деревне веселей. Они садились с ним в однокомнатной квартире, один играл на гитаре, а другой, быстро выучив мелодии привезённых братом песен, подыгрывал тому на баяне, упражняясь в пении.
Каждый вечер приходили к ним друзья детства – Шишигин Витя, Шишигин Ваня, Кадников Вася. У каждого из них, ещё с детства была приклеена кличка. 
Например, Витя был Глушка – предатель, потому что часто перебегал из одного лагеря в другой. В любой деревне шли стычки пацанов, проживающих на разных улицах, от мелких до крупных боёв.
Ваня был Карлик, за маленький рост, курил с трёхлетнего возраста. Так и не вырос более метра с шапкой…. Но из него получился бы отличный ударник. Он брал ложки и подстукивал ими по чём придётся. 
У Васи была мать пьянчужка, которая постоянно курила «самокрутки» из газетной бумаги, набитые рубленым и высушенным табаком. Напивалась до тех пор, пока не сваливалась на землю и непроизвольно мочилась под себя. Так и прозвали Василия – Фенька, по имени матери.
Анатолия дразнили «Чита – кангаур, обезьяна краснопопая». Если его ожидала экзекуция, то он убежать не пытался, а с ловкостью обезьяны вскарабкивался на любое дерево, телеграфный или электрический столб. И его никакие увещевания не могли заставить спуститься вниз, пока не уходил экзекутор.
Володю дразнили «Стри» и «книгоед». Он так быстро говорил, что у него получалось, вместо – смотри – стри. А уж книги прочитывал с упоением…. День – книга, день – книга. Все книги в деревне по два, а то и по три раза перечитал. Но, вот сейчас, уже повзрослев, клички стали забываться и уходить в прошлое.

Так, с песнями и анекдотами, проводили вечера, до тех пор, пока не подходило время, идти в клуб, смотреть кино. Своего киномеханика в селе не имелось, и фильмы привозил из центральной усадьбы на мотоцикле ИЖ – 49, (уж очень похожий на немецкий, военный мотоцикл), один на весь совхоз уважаемый специалист, по фамилии Иван Васильевич Медведев. Перед ним, как перед каждым уважаемым человеком в селе здороваясь, снимали головной убор. Детвора с восторгом обступала этот мотоцикл и каждый пытался потрогать, что – то покрутить… Но, получив незлобиво по «шапке» от Ивана Васильевича, отступали без обиды и всё же предлагали свою помощь в разгрузке и переноске в кинобудку металлических коробок с кинолентами. Каждому хотелось завоевать доверие этого волшебника, чтобы из кинобудки бесплатно смотреть фильм.

Молодёжи в деревнях, в те годы было много. Как только закончилась война, все оставшиеся в живых мужики вернулись, кто безногие, кто безрукие, но это не помешало произойти демографическому взрыву в СССР. Уж больно истосковались друг о друге и мужчины, и женщины. Даже и тех женщин, которые по вине войны остались вдовами не обижали, и они тоже гордо ходили с надутыми, как футбол животами. Их никто и не осуждал…. Погодки рождались, как грибы!!! Вот сейчас бы так!

Чем занималась молодёжь? Кто чем! Володин брательник устроился работать молотобойцем в совхоз. Вот уже несколько месяцев наращивал мускулы. Володя, окончив курсы шоферов от военкомата, тоже работал на доисторическом автомобиле ГАЗ – 51. Осенью ожидал повестку в армию. Ему мускулы наращивать было не обязательно, так как он их накачал неплохо, ещё учась в ГПТУ, вечерами «зажигая» в секции классической борьбы. Ещё, на первой тренировке, Саша Юсупов, их тренер по классической борьбе, решил проверить способности Володи и предложил побороться.. Тот отнекивался:
- Да я же не знаю ни одного приёма ещё!
- Ничего! Как сможешь, так и борись!
И вот выйдя на ковёр, Володя, через секунду уже был в воздухе, но перед ковром изловчился, перевернулся и придавил лопатками к ковру, этого чемпиона города Новосибирска в лёгком весе. Тот только ойкнул и пропищал:
- Да отпусти же ты меня, бык колхозный!
Да, какой же он был бык – вес, почти одинаковый. Хорошо хоть зла не затаил – спасибо ему! Вот и помогли деревенские вилы, топоры, ломики, лопаты, заслужить в затоне авторитет! Целый год ходил на эту секцию, наращивая мускулы. В дальнейшей жизни, ох, как пригодятся им железные мускулы…

Другие ребята, работали, кто трактористом, кто животноводом. Короче, все вместе, помогали строить социализм! Вечерами пропадали в клубе. Когда не было кинофильма, то Володя садился за баян и устраивал танцы. Играл до самого закрытия клуба. Самому тоже очень хотелось покружиться со своей любимой девочкой в вальсе, но так как он единственный кто играл в селе на баяне, то подменить его было не кому. А пока не начинались танцы, соревновались в игре в шашки, шахматы, бильярде, в специально отведённой большой комнате для досуга. По игре в шахматы Володе не было достойного соперника в районе. Ещё учась в школе, он, сделав уроки, заигрывался в шахматы до того, что ночью, во сне, разбирал сложные композиции. Потом, повзрослев, стал уже реже уделять внимания этой интересной игре.

А здесь, в клубе, ещё учась в седьмом классе, с ним произошла интересная история, связанная с этой интеллектуальной игрой. В селе был такой дядя Федя Беляев – Володин сосед по двухквартирному дому. Так вот он здесь считался шахматным королём. Однажды, когда Володя находился в клубе, он ему сказал:
- Садись, малец, сыграем! Я слышал, что тебе равных нет в Безменово. Давай – ка, попробуй, со мной сыграть!
Володя согласился и три партии подряд, еще не доходя, где - то до двадцатых ходов, легко, не напрягаясь, выиграл. То есть развеял миф о непобедимости дяди Феди, разгромив его, как когда то, разгромили шведов под Полтавой. Дядя Федя, закипел от злости, как самовар, покраснел и выдохнул:
- Да, чёрт возьми, этого не может быть, чтобы, какой – то сопляк, да меня обыграл! Это я просто тебе специально подыгрывал, проверяя твои способности. А в последней партиия я просто «зевнул» ферзь! Давай – ка, теперь я с тобой в полную силу сыграю!
Проиграв ещё несколько партий, он уже чуть не набрасывался на Володю с кулаками. Авторитет его был безнадежно подорван… Побелев, как мел, он уже не просил, а требовал сыграть с ним ещё и ещё. Володя взмолился:
- Дядя Федя! Ну, пожалуйста, хватит! Я уже устал – не могу! Давайте в другой раз!
Но тот не отставал от него. Тогда Володя изменил стратегию и решился на хитрый ход. Он схватился за живот и с криками:
- Ой, ой, ой! Как больно режет, что – то! - согнулся в три погибели, и выскочил из комнаты.

Через два дня, дядя Федя жестоко отомстил Володе. Володя с братом, как и все уважающие себя подростки, любили заниматься с голубями. Оборудовав голубятню под крышей, они правдами – неправдами, посещая других голубятников, во всех уголках района, доставали разнообразных породистых голубей. Каких только красавцев не было – и дутыши, и мохноногие, и вертуны, и павлины, и другие статные голуби. Часами могли братья наблюдать за ними, слушая, как они воркуют, а потом на свободе высоко летали в небе, кувыркаясь и делали всякие пируэты. Особенно нравился момент, когда они, пикируя с высоты, садились к ним на вытянутые руки, головы, плечи и пили водичку прямо изо рта детей. Завтра должны были вылупиться на свет Божий из яиц птенцы и Володя, горя от нетерпения увидеть их, рано утром залез на горище и о, ужас! Все голуби валялись мёртвыми, с оторванными головами. Вовка заревел от душевной боли так громко и больно, что переполошил всех своих родственников. Слезам не было предела. Что – то сразу оборвалось и опустело в душе… Догадались, что это мог сделать только сосед. Но как докажешь, ведь не пойман – не вор! Но какую душу и сердце надо было иметь, чтобы сотворить такое с этой красотой!!! Долго ещё братья плакали, тяжело вздыхая, при воспоминании о своих питомцах.
А ведь много на свете таких недочеловеков! Не только такую красоту, но и людей хладнокровно убивают, не жалея. Ещё не раз пожалеешь о том, что Пандора открыла тайный ларец, выпустив на свободу всю ту гадость в образе зла, которая награждает некоторых людишек. Хорошо, что не ко всем прилипает это зло и остальные напасти, что в нём находилось!

- Ну, ладно! Хватит себя бичевать этими грустными воспоминаниями! Если бы я нашёл этот ящик, я бы выпустил только Любовь, Веру и Надежду, которые в нём остались! – проговорил Иваныч и продолжил повествование.
- Ненадолго, после этого случая, задержался на белом свете этот экзекутор! Умер от рака желудка в сорокалетнем возрасте… Пусть земля ему будет пухом! 

Ну, так вот, я о чём? Извините, отвлёкся!
Однажды летом, Шишигин Витя пригласил друзей сходить в соседнюю деревню в Алтайском крае. Деревня Казанцево была очень большая и находилась всего в шести километрах от той, в которой проживал Володя. Там, у Виктора, проживали родственники, у которых была семнадцатилетняя красавица дочь Елена. Вот Виктор и предложил познакомить Анатолия с ней – кто знает, может, что и получится из этой затеи.
В те времена семьи создавали сразу после демобилизации. Прошедший армию молодой человек, считался уже вполне взрослым. Девушки тоже выходили замуж в шестнадцати – семнадцатилетнем возрасте. Тогда считался самым репродуктивным этот возраст. Не то что сейчас – нагуляются и после трёх абортов выходят замуж, а потом родить не могут. Что зря!!!

Анатолий, до армии встречался с одной девушкой в своём селе. Он её любил до самозабвения, даже стихи ей писал. Вот только она, не дождавшись его, всего один год, выскочила замуж за одного состоятельного тюфяка в соседнем селе и переехала к нему жить. Соблазнило богатство его родителей. Анатолий, узнав про эту измену, горько и долго переживал. Хотел руки на себя наложить, но находящийся с ним в наряде по караулу границы, напарник, успел выхватить из его рук автомат, направленный под подбородок. Автоматная очередь разрезала тишину границы, не задев своей жертвы… Но, хлёсткий треск этих выстрелов напомнил нарушителям о том, что границу зорко охраняют Советские пограничники. Анатолий, пролежав в госпитале, на реабилитации несколько дней, вышел и больше не стал думать о суициде. Долго думая, он всё же пришёл к выводу, что такая девушка не стоит его страданий. В любой подходящий момент она могла бы, и, находясь уже замужем, изменить. Вот и молодец! Вот и правильно!

Познакомился он с той девушкой – Еленой в Казанцево и стал с ней встречаться по выходным. Она была не против знакомства, так как Анатолий парень видный. Да вот, как часто бывает, их счастье подстерегала беда! Один местный парень, который увивался за ней, затаил злобу на Анатолия и ждал удобного случая, чтобы отомстить ему. И вот, однажды, этот случай представился…

В конце августа, перед уборкой зерновых, в выходной день друзья, нарвав цветов в домашних клумбах, как обычно впятером, пошли в Казанцево. Анатолий встретился с Еленой, преподнёс ей цветы, а остальные ребята, чтобы не смущать их, пошли на волейбольную площадку, которая находилась во дворе десятилетней школы. Наигравшись «до посинения», позвали Анатолия, и пошли обратно домой. И чёрт их дёрнул зайти в клуб, посмотреть художественный фильм про индейцев. Фильм ещё не начался – слышно было, как шёл документальный фильм. В фойе сидела кучка парней, которые увидев в руках Анатолия гитару, попросили поиграть. Тот, который попросил гитару, и был его соперник. Без всякой «задней» мысли Анатолий дал им гитару и со словами:
- После фильма отдадите! Так что играйте, только струны не порвите! – зашли в кинозал.

Когда фильм закончился, ребята обнаружили, что гитара, коим образом исчезла… На вопрос Анатолия:
- Где гитара? – ответили, недобро усмехаясь:
- В Караганде!
Толпа вызывающе посмеивалась над ними, провоцируя на драку. Видно было, как у них от нетерпения чесались кулаки. Володя, прошёл на сцену и, взяв баян, сказал:
- Короче, орлы! Не вернёте гитару, забираю баян. Пошли, ребята, домой!
Назревала драка…. Перевес был явно не в сторону нежелательных гостей, к коим относились ребята из Калиновки. Село Казанцево большое и молодёжи в летнее время тогда было прилично! Подошёл Анатолий и громко сказал Володе, чтобы разрядить напряжённость:
- Да, ладно! Поставь баян! Чёрт с ней, с этой гитарой! – а брату потихоньку шепнул – Ничего! Время у нас ещё есть. Разберёмся в будущем!
Володя поставил аккуратно баян на место, и они, беспрепятственно вышли из клуба, под недобро провожающие взгляды толпы, готовой растерзать чужаков, как свора собак. Но, слава Богу, на этот раз, всё обошлось без кровопролития! 

Ладно, то ладно, но мысль вернуть гитару не оставляла ребят, и эта мысль точила их подсознание, как червь. И вот, после уборки урожая, ребята выбрали подходящий день и отправились в Казанцево. Идя по деревне в одну шеренгу, одетых в модные светло – коричневые плащи «Болонья», они напоминали мушкетёров, которых они сами из себя воображали, остановившись в центре своего села и с криками:
- Один за всех, все за одного! - В едином порыве, положили по очереди одна ладонь на другую… Эти ребята были не на последнем счету в деревне!
Люди недоуменно поглядывали на них, уступая дорогу. И только один мужичонка знал куда идут ребята и зачем… Поравнявшись с калиткой Свешниковых, они увидели быстро выскочившего к ним из двора Володю Колесова.
- Ребята! Возьмите меня с собой! Я вам там очень пригожусь, ведь я там знаю очень многих!
Как он пронюхал про их поход, одному Богу известно… Володя не любил этого скользкого типа, который недавно вернулся из мест не столь отдалённых. Ему уже было за тридцать. Женат он был на матери семейства Свешниковых. Да вот только жил он не по правилам, не по законам. С подросткового возраста он уже скитался по лагерям, то за воровство, то за попытки изнасилования. Да и вообще он напоминал повадками «голубого». Работать нигде не хотел, а надоест ему быть на свободе – изобьёт свою жену и опять срок тянет. В Советское время таким идиотикам давали срок, за семейное насилие, а сейчас нет такого. Нет трупа – нет дела! Сотни тысяч женщин погибают из – за беззакония. А ведь издай такой закон в Думе вовремя и сколько бы смогли предупредить преступлений, совершаемые сатрапами. Сколько бы эти прекрасные создания детей наплодили, увеличивая демографию в России. Может, кто – то из тех, не родившихся детей родился бы гениальным, как Микола Тесла и приручил бы энергию космоса, чтобы человечество не рубило сук, на котором сидим. Ведь, высасывая кровь земную, мы уничтожаем, не только всё живое, но и эту красивейшую планету, по имени Земля.

Иваныч задал мне один интересный вопрос:
- А знаешь, почему в последние годы стало так много катаклизмов на планете? Я спрашивал, как – то у Синильги, и она мне, в глубокой задумчивости, объяснила причину всех наводнений и землетрясений:
- Да! Люди не понимают, что творят! Ведь выкачивая из недр земли газ и нефть, они производят разбалансировку между внутренним давлением Земли и космической гравитацией. Каждые сутки, в погоне за доходами, вы выкачиваете миллиарды кубов компонентов, без которых Земля просто не сможет выжить. Ваша планета сжимается с каждым годом всё больше и больше от уменьшения внутреннего давления. Всё это может привести к кувырку Земли и, к замене полюсов. Это приведёт к мгновенной гибели человечества и всего живого, что есть на планете. У вас уже однажды это произошло! Но, сейчас, мы этого не дадим вам допустить!

Про Синильгу это отдельный разговор… Действительно, доходили слухи от таёжников. Я со многими общался охотниками, и они мне отвечали утвердительно, что такая таинственная особь существует на самом деле и многие её видели, но не общались с нею так близко, как Иваныч. Ну, не знаю, не знаю! Спорить не буду! Иваныч, в доказательство того, что она была с ним, как – то показал мне несколько длинных, чёрных как смоль, волос, якобы вырванных нечаянно с её головы, когда она нечаянно зацепилась головой за небольшой сучёк в потолке зимовья. Он их бережно хранил в небольшой берестяной шкатулке. И когда её открывал, изнутри шкатулки исходил такой приятный, опьяняющий сознание запах. 
Иваныч, немного помолчал и, вздохнув с горечью, продолжил рассказ.

Так вот, Володя Колесов выскочил из калитки и, падая в ноги, загнусавил:
- Ну, возьмите меня, пожалуйста! Возьмите! 
Немного поразмыслив, всё же, согласились взять его с собой.
- Ладно! Бог с ним, пусть идёт – лишние кулаки не помешают - сказал Вася Кадников – Ведь он, всё же, хоть и далёкий, но родственник мне. Эх! Жаль, Вовка, что ты на ремонте. Сейчас бы на машине, как хорошо бы было. Надоело «пешкадралом» ходить!
Действительно, Володина машина находилась на ремонте. Во время последнего дня уборки, у него застучал двигун. Вчера отдал коленчатый вал на расточку, блок цилиндров уже расточил и отшлифовал. Завтра будет уже собирать двигатель, и ставить на стенд, где его будут прирабатывать. 
- Ничего! Неплохо для молодого организма и пешочком пройтись по свежему лесному воздуху! – Сказал Володя и первым тронулся в путь.

Шеренга их увеличилась на одного человека, заняв по ширине всю сельскую улицу. И они, распинывая сухие коровьи лепёшки, с песнями, бодро зашагали навстречу приключению! В километре от села, находился старенький, но добротно построенный, мост из лиственничных толстых брёвен. Его, ещё в гражданскую, строил Адмирал Колчак, со своим войском, для переправы орудий и всего остального скарба. Здесь, недалеко от этого моста, в чёрном логу произошла кровавая битва. 
- Не могли они, эти белогвардейцы, провалиться на этом мосту в тартарары! – сплюнул Иваныч – сколько народу погибло тогда и тех и наших!
Я знаю, что наши у Иваныча это те, кто бился за Советскую власть! 

Сейчас, по прошествии многих лет, ломают копья в спорах, кто был прав тогда, кто виноват и нужна ли была революция в 1917 году. Кто – как, а Иваныч, в силу своих убеждений, считал, что революция была нужна и что она принесла трудовому народу свободу от капиталистов. Вообще он говорил, что социализм это лучшая государственная система. Нард вытянули из глубокой темноты, дав ему всеобщее образование. Стали независимым государством. Вот только одно плохо, что на наши богатства природных ресурсов, постоянно «пускали слюну», чуть не давясь ею, западные господа капиталисты. Неоднократно они пытались овладеть ими, но получив по сопатке, а это происходило регулярно, каждые сто лет, они, как побитая собака, убирались восвояси. Ведь русский народ непобедим, как это не дойдёт до них! В Советское время, детей, начиная с детского сада и заканчивая ВУЗами, воспитывали в патриотизме к своей Родине. Нравственность была на порядок выше. И люди, работали с полной отдачей сил, помогая строить социализм, в нашей любимой Родине.

Опять отвлёкся! Извините.
Страна, страной, но и в личной жизни происходят такие передряги, что они помнятся всю оставшуюся жизнь. Вот и в этой ситуации с гитарой, ребята решили поставить жирную точку над и!
Остановились ребята на опушке берёзового леса, сквозь просветы которого, уже виднелся клуб, находящийся на краю села Казанцево. Достали складные ножи и из корневищ берёзы вырезали увесистые дубинки, похожие на палицы, которыми охотились древние люди. Но, чуть позже, трезво поразмыслив, решили не брать их с собой – так и до убийства недалеко дойти… А этого ни кому не хотелось! У каждого колхозника и так кулаки поболее бараньей головы. Получив удар такого кулака, любой неудачник мгновенно «засыпал», как под наркозом. Сложив под раскидистой берёзой это оружие, они уже было направились идти, как услышали гнусавое «пение» Колесова:
- Знаете что, ребята! Давайте сделаем так… Я сейчас пойду один в клуб и сделаю разведку. Если всё нормально, я помашу с крыльца вам одной рукой, чтобы шли, а если всё плохо, то двумя.
Кто знал, что этот подлец окажется стукачём и предателем?

Село было большое, и в клубе набилось очень много народу. Уже через пол – часа должен был состояться новый кинофильм. Раньше телевидения в сёлах не было и вечерами, почти все жители сёл, ходили в кино. 
Зашёл этот «стукачёк» в фойе и громко крикнул:
- Вы знаете, что к вам идут драться, хлопцы из Калиновки. Вот я и пришёл чтобы предупредить вас.

Ну, ясно! Народец в деревне «непьющий»… Кинофильм, сразу же, как только услышали слово драться, отошёл на второй план. А тут такой случай представился, почесать кулаки. Деревни часто враждовали друг с другом, тем более, к ним шли какие – то хлопчики из другой области! Где – то раздобыли самогону и для «дури» добавили ещё! Вот и представьте, что должно было произойти, если ребят из Калиновки было всего пять человек – Колесова уже не в счёт, а в фойе, крепких мужиков, парней и подростков, человек сто – не менее. А били раньше в этих сёлах до смертоубийства. Районы по площади в Сибири большие, сёл много, а участковый всего один на район. Так что в сёлах, на отшибе было полное безвластие. Убивали чужаков, закапывали и ни кто не мог найти – круговая порука…

Увидев, что Колесов машет одной рукой, смело выдвинулись из леса. Открывают ребята дверь и, заходят в фойе, оторопев от неожиданности. Народ уже ожидал их появления. Вот, подлец, обманул! Но что ни делается, всё делается к лучшему. Анатолий, выбра из толпы своего противника, который лишил его гитары и «прямоходом» к нему!
- Ты, гитару думаешь отдавать, или нет?
- Слушай! У тебя «нюхачка» давно не бита? Так получай! – с дерзостью ответил Михаил.
Он сделал резкий выпад правой рукой, чтобы нанести удар в челюсть. Но Анатолий ожидал этого и, отступив на шаг назад, резко поднырнул под руку Михаила и резко развернувшись, нанёс такой сокрушительный удар, ребром раскрытой левой ладони по кадыку, что этому удару могли бы позавидовать на ринге бойцы по боям без правил. 
Михаил, подпрыгнув, как молодой козёл, на полметра в воздух, всей плоскостью своего тела, обрушился на пол и мгновенно «уснул», получив «снотворное». Только глаза его смешно бегали, из стороны в сторону, как маятник настенных часов. И тут, понеслось….

Хорошо то, что ребята догадались сразу стать в кружок, спина к спине и стали отмахиваться от наседающего противника. Но пьяные, есть пьяные…Каждому, из них, хотелось ударить противника, но они только мешали друг – другу и ничего из их затеи не выходило. Зато ребята, чувствуя поддержку своих бойцов сзади, удачными ударами «отрубали» одного мужичка за другим. Но, даже в боях без правил даётся через пять минут передышка, а здесь уже прошло довольно длительное время и ребята стали уставать. 
- Хлопцы! Давай к двери отступаем – иначе нам конец! – предложил, задыхаясь, Володя.
Сердце билось так быстро, не менее сто двадцать ударов в минуту, и кислорода, видимо, уже не хватало. Где – то, ещё в фойе, слетел левый туфель у Вовки, оттого что кто – то, видимо, наступил на него. Не обращая на это внимания, все впятером выскочили из клуба живы и здоровы, не получив ни одного серьёзного удара. Володя подпёр дверь снаружи, заклинив её правой туфлей и ещё не отдышавшись, крикнул ребятам:
- Бегите, ребята! Я минуты через три догоню вас!
Анатолий стал было возражать, но Володя его быстро убедил в том, чтобы он не волновался, потому - что он быстро бегает и догонит их.

Когда друзья отбежали метров триста, Володя, скинув другой туфель, отпрянул от двери, чтобы бежать, но…. В тот момент, когда он освободил дверь от толкающей её толпы, то понял, что зацепился обшлагом рукава своего добротного пиджака за дверной крючок, и пиджак, треща по швам, задержал убегавшего на несколько секунд. Этих секунд хватило разъярённой толпе на то, чтобы выскочить из дверей и, окружив его, отрезать путь к отступлению.

Но судьба и тут спасла его! Володя вцепился в первого, попавшегося под руку противника и, прижав плотнее свою голову к его груди, бил сколько хватало сил, коленкой, между ног. Тот орал «дурниной» от боли (вряд – ли у него, после этой экзекуции, будут дети и внуки), но ничего серьёзного, чтобы оторваться от Володи он не мог предпринять. Толпа наседала сзади и каждый пытался ударить его, по плечам, по затылку. Но к Вовкиному счастью, они попадали только по рукам друг – друга и иногда по его плечам.

И тут, вдруг, Вовка почувствовал, что, какие - то крепкие руки, всё же оттянули его голову за волосы, вырывая их живьём с корнями. И в тот самый момент, когда они смогли оттянуть голову, Володя почувствовал резкую, усыпляющую сознание боль в виске. Это, как выяснилось позднее, один из парней, принёс тракторный шланг от трактора, с металлическим наконечником и изо всей силы нанёс этот роковой удар по голове.
В глазах, заливаемых от хлынувшей крови, потемнело, и он начал, медленно оседая, терять сознание.
- Неужели всё! – успел ещё подумать Володя…
В последний момент, когда он уже терял сознание, они схватили Володю за ноги, чем вернули его в реальность, и с криками:
- Сейчас, сучару, добьём! - перебросили через перила с высокого крыльца. 
- Если я сейчас упаду, то они меня добьют, и это будут последние секунды, моей расцветающей жизни!
И он, как тот борец из кинофильма «Гений Дзю – до», успел перевернуться в воздухе и, обретя твёрдую почву под ногами, кинулся к ближайшему плетню, чьего – то огорода, не оставляя последней надежды остаться в живых.
С ходу он перепрыгнул такой высоченный плетень, что думается, Валерий Брумель, даже позавидовал бы ему. А Вовка, пробежав ещё немного, насколько хватило дыхания, упал и, затаив с трудом дыхание, зарылся в картофельной ботве. Силы совсем покинули его, и он уже ждал, своих убийц, как избавления… Найди они его тогда и ему был бы копец! Но, судьба опять благосклонно отнеслась к нему, подарив сумерки, в которых, не так – то просто найти человека в высокой ботве. Да они и не «дошли» своими пьяными мозгами, что Володя рискнёт остаться, в тылу врагов, даже спрятавшись в огороде. 

Несколько человек пробежали мимо его, и ушли на улицу, по дороге, вслед убежавшим ребятам. Через некоторое время послышались звуки выхлопа и перегазовки мотоциклов, мопедов, цокот конских копыт. Но лес и сумерки уже поглотили беглецов и спасли их от неминуемой расправы.

Довольно долго лежал Володя в картофельной ботве, успев отдохнуть и отдышаться. Крики в деревне и суматоха стихли и уже успокоившись, он поднялся и стал искать выход, чтобы идти домой. Кровь из пробитого виска заливала лицо, и тогда, пошарив рукой под забором, он сорвал лист репейника и приложил его себе на рану. Знал, что у края огорода всегда можно найти лопух у нерадивого хозяина. На главную дорогу он не рискнул выходить, а увидев калитку, которая давала выход на параллельную улицу, ближе к лесу и реке, направился в темноте к ней. Лязгнула цепь и к Володе помчалась, невесть откуда взявшаяся овчарка. 
- Ну, собака это не разъярённый и не невменяемый, в пьяной злобе, человек! – подумал Володя и быстро шмыгнул за калитку, оставив в зубах щёлкнувшей пасти собаки, клок от подкладки пиджака.

Выскочив на улицу, огляделся, уже привыкнув к темноте. На улице ни кого… Постоял ещё некоторое время, пока не прошла дрожь в коленках. Слышно было лишь только равномерный выхлоп работающих дизелей на местной электростанции. Значит, ещё времени было менее двадцати трёх часов. После двадцати трёх вечера и до шести утра дизеля глушили, в целях экономии горюче – смазочных материалов. Несколько позднее проведут в сёла высоковольтные линии от ГЭС. 

Выйдя за край села, Володя припустил бежать по чуть заметной тропе и через некоторое время уже открывал двери родного дома. Мать всплеснула руками, и с криком: 
- О, Боженька! Что с тобой? – вытерла кровь с его лица и кинулась хлопотать над ужином. 
Анатолий, со слезами на глазах, держа в руках ружье тридцать второго калибра и несколько запасных патронов в запас, уже было хотел переступить порог, чтобы идти в Казанцево и на сколько человек хватило бы патронов, столько бы их и перерасстрелял. Вот так он любил своего младшего братишку.
- Слава Богу! Жив остался! Вот и хорошо!
- Ладно, Анатолий! Будем по - другому сценарию действовать!

Будучи на ремонте, в центральной усадьбе совхоза, Володя рассказал местным ребятам про этот случай, как подло с ними поступили алтайские соседи. Безменовские ребята тоже недолюбливали многих из Казанцево и они им устроили настоящий террор. Молодёжь, да и взрослые, часто ездили на поездах и электричках, то в Барнаул, то в Новосибирск. И местные устроили им своё правосудие, сказав:
- Пока не вернёте гитару ребятам из Калиновки и не извинитесь перед ними, мы с вас не "слезем"…

То перчатки заберут хорошие, то шапку, то шарфик…. А Вовка с друзьями, после ремонта машины, вечерами, всё так же впятером, в тесной кабине ГАЗончика, навещали Казанцевских ребят неоднократно. Ну, как сами понимаете, расчёт был с ними полный и жестокий!!! В конце – концов, они запросили пощады. Прислали к ребятам, в село, парламентёров с гитарой и полной авоськой, отменной, чистой самогонки. Простили ребята им, их вещи вернули, но больше в то село не ходили – мало ли что! Анатолий, так на той девушке и не женился.

- Можете судить, можете рядить - сказал Иваныч - но у кого в молодые годы не было таких ситуаций, бросьте в меня камнем. Давно это было, но помнится всю жизнь…
.
А Колесов, после неплохой профилактики, полученной от Вовкиных кулаков, со сломанным носом и вывихнутой челюстью, сбежал на длительное время из деревни. Так и не исполнилась мечта Володи – Иваныча научить Колесова работать. Бесполезно! Исчез он из его дальнейшей жизни. Что ж, Кесарево – Кесарю!

Рейтинг: 0 147 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!