Рассказ

11 августа 2012 - Таня Севастьянова
article69374.jpg

      Яков Семёнович Горлик был самым заурядным инженером. Он протирал единственные штаны (купленные его супругой Машенькой в комиссионном магазине) в учреждении с длинным, никому не понятным названием. 
      Выходные дни он, со своими домочадцами проводил на даче. Правда, дачей это было назвать трудно, приусадебный участок или огород, это кто как привык. Картошечка знаете, лучок, огурчики, если конечно созреют… 
      Всё - то у Якова Семёновича было как у людей: жена, квартира, машина, тёща… 
      Вот детей Бог не дал. Но жена со своей экстравагантной мамой и кошками Моськой и Палашей, точнее сказать, вся женская часть семейства Горлик - Некуденко, скучать единственному и неповторимому мужчине, прямо скажем, не давала. 
      По молодости лет он ещё сокрушался по поводу отсутствия продолжателей его древнейшего рода, но со временем мысли, относительно потомства стали приводить его в ужас! 
Нет, Марья Егоровна была женщиной приятной и в некоторых вопросах даже положительной. Но… Если бы он только мог прожить жизнь еще раз, то вряд ли женился бы вообще!!! 
      По природе своей Горлик был покладистым, бескорыстным, добрым и непритязательным человеком. 
      Такие мужики на дороге не валяются! Это сразу приметила Марья Егоровна Некуденко, которая до замужества с Яшенькой, так она называла Якова Семёновича при людях, в свои неполные двадцать пять, уже успела побывать не раз «за мужем»! 
      Трёх с половиной месяцев было достаточно, чтобы вечно голодный студент Яша Горлик, вскормленный пирогами будущей тёщи и согретый стенами трёхкомнатной малогабаритной квартиры (общежитие, в котором временно проживал Яша, почему-то, не отапливалось) сделал предложение, на которое естественно не получил отказа. Тем более, кто-то распустил слух о том, что Яша, самый скромный молодой человек в институте, скоро должен стать отцом ребёнка обманутой, честной девушки. Сокурсники поздравляли, друзья сочувствовали. Как будто весь город был в курсе его личной жизни. Один будущий «отец» ни сном ни духом… 
      Марья в слезах: Город маленький! Люди злые… 
      Как истинный джентльмен, как настоящий мужчина Яков Семёнович Горлик - женился! 
      Если б он только знал, что бурная молодость его молодой жены, в принципе, исключала возможность рождения какой бы то не было жизни… 

      Пойманный на крючок он всё глубже и глубже заглатывал наживку. Все попытки сорваться были тщетны, так как приносили всем окружающим, в том числе и ему самому, невыносимую боль и мучения. Каждое необдуманное слово, взгляд, поворот головы не в ту сторону, сопровождались уникальным музыкальным аккомпанементом и театрализованными представлениями. Мама с дочерью неплохо исполняли дуэтом истерические кантаты и обморочные арии… И «глава семейства» уступал, дабы не нарушать завета Божьего: если тебя ударили по одной щеке… 
      Из бледного, но жизнерадостного и весёлого юноши, наш герой постепенно превратился в краснощёкого, приземлённого гражданина. 
      
      Наверно трудно себе представить, что Елизавета Петровна, - тёща Якова Семёновича, отдала единственную, любимую дочь за бедного студентишку?! - Вы очень плохо о ней думаете, дорогие мои! Эта практичная, живая, умная женщина, посетила родительский дом потенциального зятя, конечно без ведома его самого, задолго до свадьбы. И после этого «визита вежливости» в голове у самой заботливой мамаши, созрел план мнимой беременности ненаглядного чада! 
      Оказалось, - новоиспечённый зятёк был из очень даже зажиточной семьи. К тому же интеллигентной и порядочной. Это и было последней каплей сомнений… 
      А дальше… Дальше жизнь била Горлика гаечным ключом преимущественно по голове… 
      Родители Якова, Семён Яковлевич и Белла Самуиловна так и не узнали, как сложилась жизнь единственного сына. Им было достаточно видеть, как она начиналась… Яша был поздним ребёнком. С детства он жил в атмосфере согласия, понимания, любви… 
      Семён Яковлевич умер от инфаркта. Жена его не в силах смириться с утратой, последовала за ним. Они не могли видеть, как их кровинушку затягивает трясина хамства, невоспитанности, непорядочности… 
      Наследство было приличным, оно позволяло всем членам семьи, кроме Якова Семёновича, заниматься любимым делом - не работать. 
      Денежки таяли в руках, как снег, если не быстрее… И вдруг... Закончились! 
      Глава семьи, физически не мог заработать столько, сколько его драгоценная супруга тратила… Можно себе представить, как «нехватка денег» могла расстроить женскую, добрую половину этого семейства. 
      На работу Яков Семёнович ходил отдыхать душой и телом. Какие там идеи, рационализаторские предложения, да и вообще… 
      
      Больше всего на свете Яша не любил нашествие саранчи. Саранчой он окрестил многочисленных друзей и подруг своей благоверной. То ли потому, что они съедали полугодовой запас продуктов за три дня, то ли за удивительную необразованность и невежество?! Он и не знал, что существуют люди, которые практически ничем не интересуются, с которыми вообще не о чем поговорить. Но человек ко всему привыкает. И Горлик привык!.. 
      
      Как-то Марья Егоровна собрала семейный совет. Все посовещались, и Марья Егоровна решила, что в связи с отъездом ее близких друзей в Израиль на постоянное место жительство, они все, немедленно должны ехать на его, Горлика, историческую родину! 
- "Что мы теряем"?! - с пеной у рта успокаивала себя Марья Егоровна. Билеты бесплатные, продукты дешёвые, море, пальмы! Более того, кто не мечтает в наше время жить за границей?! 
      Яков Семёнович, бессонными ночами, часто думал об отъезде. Вся родня его была уже там…. Письма от дорогих людей, «цензура» отправляла в корзину, за исключением поздравительных открыток, и исключительно тех, где было написано полное имя Марьи Егоровны! Она терпеть не могла родных мужа. И вообще к евреям относилась, прямо скажем, неважно… 
      
      Самолёт Екатеринбург - Тель-Авив. Нет ни одного свободного места. Руки Горлика ноют от чемоданов, сумок, авосек, сеток… 
- "Машенька! Зачем тебе этот старый, ржавый таз"?! - Красноречивей взгляда раздражённой женщины… 
      
      Неизвестность пугает и завораживает! За двадцать пять лет семейной жизни Яков Семёнович не испытывал ничего подобного! Откуда взялось волнение?! Значит он, всё ещё жив?! 
      Вот он, долгожданный, неведомый край! Горлик ущипнул себя за ухо, - нет, он не спит! «Новое место - новая жизнь» - мелькнуло в голове, но, поймав на своём довольном лице недоуменные взгляды родных, до боли, женщин нахмурился… 

      Встречать новых граждан, приехали все родственники Якова Семёновича. Такой встрече мог бы позавидовать любой министр… 
      Душа Горлика -пела! Он даже забыл, что прилетел не совсем один… Слёзы, как будто всю жизнь ждали этого мига, полились по щекам, мешая ему дышать. И в первый раз, за столько лет… Он - засмеялся, как когда-то, заразительно, по юношески … 
      
      Марья Егоровна мыть полы не пожелала, считала унизительным. Профессии у неё как таковой не было. В трудовой книжке, правда, была одна запись двадцатилетней давности, но разобрать, что именно было там написано, было практически не возможно… Пособие быстро кончилось. Пенсии уважаемой Елизаветы Петровны хватало только на мелкие расходы. Одна надежда была на кормильца. А кормилец, довольно таки быстро преодолел языковой барьер, нашёл хорошую работу… 

      Вдали от привычного окружения любимые женщины Якова Горлика, естественно, стали весь свой неиссякаемый темперамент вымещать на нём, виновнике всех бед! Но чаша терпения не резиновая! 
      Сын младшего брата мамы Якова Семёновича, Александр Горлик с женой, уговорили Горлика переехать к ним. Их дети, стали называть Якова Семёновича – дедушкой. Пятилетние Сонечка и Феликс полюбили его так, что без него даже не засыпали! Кто сказал, что в Израиле дети не могут жить вместе с родителями… 
      Что же стало с Марьей Егоровной и её драгоценной родительницей? Они разругались в пух и прах! 
      Елизавета Петровна добровольно, без принуждения, самолично сдалась в дом престарелых. Там хорошо кормят, тепло и почти бесплатно! Дочь свою она лишила всяческой поддержки. Существенную часть пенсии она тратила на всякие безделушки, а что оставалось, жертвовала в пользу всевозможных благотворительных организаций, об этом, естественно знали все… 
      Марья Егоровна, оставшись вообще без средств, хотела, было разжалобить своего бывшего супруга, но не было уже того артистизма и шарма. Она поместила объявление в газету. Сколько человек откликнулось на этот «крик души», не знаю, но одно могу сказать: Не прошло и пол года, Марья Егоровна вышла замуж за бывшего военнослужащего, который очень любил выпить и стукнуть кулаком по столу. И ещё… работает сейчас «домохозяюшка» аж на двух работах, надо же кормить, поить, одевать своего суженого. И его сына с женой, которым работать по религиозным соображениям нельзя! 
     

© Copyright: Таня Севастьянова, 2012

Регистрационный номер №0069374

от 11 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0069374 выдан для произведения:

      Яков Семёнович Горлик был самым заурядным инженером. Он протирал единственные штаны (купленные его супругой Машенькой в комиссионном магазине) в учреждении с длинным, никому не понятным названием. 
      Выходные дни он, со своими домочадцами проводил на даче. Правда, дачей это было назвать трудно, приусадебный участок или огород, это кто как привык. Картошечка знаете, лучок, огурчики, если конечно созреют… 
      Всё - то у Якова Семёновича было как у людей: жена, квартира, машина, тёща… 
      Вот детей Бог не дал. Но жена со своей экстравагантной мамой и кошками Моськой и Палашей, точнее сказать, вся женская часть семейства Горлик - Некуденко, скучать единственному и неповторимому мужчине, прямо скажем, не давала. 
      По молодости лет он ещё сокрушался по поводу отсутствия продолжателей его древнейшего рода, но со временем мысли, относительно потомства стали приводить его в ужас! 
Нет, Марья Егоровна была женщиной приятной и в некоторых вопросах даже положительной. Но… Если бы он только мог прожить жизнь еще раз, то вряд ли женился бы вообще!!! 
      По природе своей Горлик был покладистым, бескорыстным, добрым и непритязательным человеком. 
      Такие мужики на дороге не валяются! Это сразу приметила Марья Егоровна Некуденко, которая до замужества с Яшенькой, так она называла Якова Семёновича при людях, в свои неполные двадцать пять, уже успела побывать не раз «за мужем»! 
      Трёх с половиной месяцев было достаточно, чтобы вечно голодный студент Яша Горлик, вскормленный пирогами будущей тёщи и согретый стенами трёхкомнатной малогабаритной квартиры (общежитие, в котором временно проживал Яша, почему-то, не отапливалось) сделал предложение, на которое естественно не получил отказа. Тем более, кто-то распустил слух о том, что Яша, самый скромный молодой человек в институте, скоро должен стать отцом ребёнка обманутой, честной девушки. Сокурсники поздравляли, друзья сочувствовали. Как будто весь город был в курсе его личной жизни. Один будущий «отец» ни сном ни духом… 
      Марья в слезах: Город маленький! Люди злые… 
      Как истинный джентльмен, как настоящий мужчина Яков Семёнович Горлик - женился! 
      Если б он только знал, что бурная молодость его молодой жены, в принципе, исключала возможность рождения какой бы то не было жизни… 

      Пойманный на крючок он всё глубже и глубже заглатывал наживку. Все попытки сорваться были тщетны, так как приносили всем окружающим, в том числе и ему самому, невыносимую боль и мучения. Каждое необдуманное слово, взгляд, поворот головы не в ту сторону, сопровождались уникальным музыкальным аккомпанементом и театрализованными представлениями. Мама с дочерью неплохо исполняли дуэтом истерические кантаты и обморочные арии… И «глава семейства» уступал, дабы не нарушать завета Божьего: если тебя ударили по одной щеке… 
      Из бледного, но жизнерадостного и весёлого юноши, наш герой постепенно превратился в краснощёкого, приземлённого гражданина. 
      
      Наверно трудно себе представить, что Елизавета Петровна, - тёща Якова Семёновича, отдала единственную, любимую дочь за бедного студентишку?! - Вы очень плохо о ней думаете, дорогие мои! Эта практичная, живая, умная женщина, посетила родительский дом потенциального зятя, конечно без ведома его самого, задолго до свадьбы. И после этого «визита вежливости» в голове у самой заботливой мамаши, созрел план мнимой беременности ненаглядного чада! 
      Оказалось, - новоиспечённый зятёк был из очень даже зажиточной семьи. К тому же интеллигентной и порядочной. Это и было последней каплей сомнений… 
      А дальше… Дальше жизнь била Горлика гаечным ключом преимущественно по голове… 
      Родители Якова, Семён Яковлевич и Белла Самуиловна так и не узнали, как сложилась жизнь единственного сына. Им было достаточно видеть, как она начиналась… Яша был поздним ребёнком. С детства он жил в атмосфере согласия, понимания, любви… 
      Семён Яковлевич умер от инфаркта. Жена его не в силах смириться с утратой, последовала за ним. Они не могли видеть, как их кровинушку затягивает трясина хамства, невоспитанности, непорядочности… 
      Наследство было приличным, оно позволяло всем членам семьи, кроме Якова Семёновича, заниматься любимым делом - не работать. 
      Денежки таяли в руках, как снег, если не быстрее… И вдруг... Закончились! 
      Глава семьи, физически не мог заработать столько, сколько его драгоценная супруга тратила… Можно себе представить, как «нехватка денег» могла расстроить женскую, добрую половину этого семейства. 
      На работу Яков Семёнович ходил отдыхать душой и телом. Какие там идеи, рационализаторские предложения, да и вообще… 
      
      Больше всего на свете Яша не любил нашествие саранчи. Саранчой он окрестил многочисленных друзей и подруг своей благоверной. То ли потому, что они съедали полугодовой запас продуктов за три дня, то ли за удивительную необразованность и невежество?! Он и не знал, что существуют люди, которые практически ничем не интересуются, с которыми вообще не о чем поговорить. Но человек ко всему привыкает. И Горлик привык!.. 
      
      Как-то Марья Егоровна собрала семейный совет. Все посовещались, и Марья Егоровна решила, что в связи с отъездом ее близких друзей в Израиль на постоянное место жительство, они все, немедленно должны ехать на его, Горлика, историческую родину! 
- "Что мы теряем"?! - с пеной у рта успокаивала себя Марья Егоровна. Билеты бесплатные, продукты дешёвые, море, пальмы! Более того, кто не мечтает в наше время жить за границей?! 
      Яков Семёнович, бессонными ночами, часто думал об отъезде. Вся родня его была уже там…. Письма от дорогих людей, «цензура» отправляла в корзину, за исключением поздравительных открыток, и исключительно тех, где было написано полное имя Марьи Егоровны! Она терпеть не могла родных мужа. И вообще к евреям относилась, прямо скажем, неважно… 
      
      Самолёт Екатеринбург - Тель-Авив. Нет ни одного свободного места. Руки Горлика ноют от чемоданов, сумок, авосек, сеток… 
- "Машенька! Зачем тебе этот старый, ржавый таз"?! - Красноречивей взгляда раздражённой женщины… 
      
      Неизвестность пугает и завораживает! За двадцать пять лет семейной жизни Яков Семёнович не испытывал ничего подобного! Откуда взялось волнение?! Значит он, всё ещё жив?! 
      Вот он, долгожданный, неведомый край! Горлик ущипнул себя за ухо, - нет, он не спит! «Новое место - новая жизнь» - мелькнуло в голове, но, поймав на своём довольном лице недоуменные взгляды родных, до боли, женщин нахмурился… 

      Встречать новых граждан, приехали все родственники Якова Семёновича. Такой встрече мог бы позавидовать любой министр… 
      Душа Горлика -пела! Он даже забыл, что прилетел не совсем один… Слёзы, как будто всю жизнь ждали этого мига, полились по щекам, мешая ему дышать. И в первый раз, за столько лет… Он - засмеялся, как когда-то, заразительно, по юношески … 
      
      Марья Егоровна мыть полы не пожелала, считала унизительным. Профессии у неё как таковой не было. В трудовой книжке, правда, была одна запись двадцатилетней давности, но разобрать, что именно было там написано, было практически не возможно… Пособие быстро кончилось. Пенсии уважаемой Елизаветы Петровны хватало только на мелкие расходы. Одна надежда была на кормильца. А кормилец, довольно таки быстро преодолел языковой барьер, нашёл хорошую работу… 

      Вдали от привычного окружения любимые женщины Якова Горлика, естественно, стали весь свой неиссякаемый темперамент вымещать на нём, виновнике всех бед! Но чаша терпения не резиновая! 
      Сын младшего брата мамы Якова Семёновича, Александр Горлик с женой, уговорили Горлика переехать к ним. Их дети, стали называть Якова Семёновича – дедушкой. Пятилетние Сонечка и Феликс полюбили его так, что без него даже не засыпали! Кто сказал, что в Израиле дети не могут жить вместе с родителями… 
      Что же стало с Марьей Егоровной и её драгоценной родительницей? Они разругались в пух и прах! 
      Елизавета Петровна добровольно, без принуждения, самолично сдалась в дом престарелых. Там хорошо кормят, тепло и почти бесплатно! Дочь свою она лишила всяческой поддержки. Существенную часть пенсии она тратила на всякие безделушки, а что оставалось, жертвовала в пользу всевозможных благотворительных организаций, об этом, естественно знали все… 
      Марья Егоровна, оставшись вообще без средств, хотела, было разжалобить своего бывшего супруга, но не было уже того артистизма и шарма. Она поместила объявление в газету. Сколько человек откликнулось на этот «крик души», не знаю, но одно могу сказать: Не прошло и пол года, Марья Егоровна вышла замуж за бывшего военнослужащего, который очень любил выпить и стукнуть кулаком по столу. И ещё… работает сейчас «домохозяюшка» аж на двух работах, надо же кормить, поить, одевать своего суженого. И его сына с женой, которым работать по религиозным соображениям нельзя! 
     

Рейтинг: 0 777 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!