ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Раиса. Судьбы людские.

 

Раиса. Судьбы людские.

30 января 2015 - Галина Ключникова
article268359.jpg

***
                                 Много лет подряд Раису преследует один и тот же сон: в детском отделении родильного дома она обрабатывает трех младенцев – девочку и двух мальчишек. Дети кричат, она оглядывается на дверь и быстро меняет бирки на руках мальчиков. Сердце бешено колотится, руки трясутся.  Быстро пеленает детей, кладет на каталку и везёт мамочкам. Первое кормление. ..
Женщина просыпается от страшного крика: - Не мой сын, не мой!!!!
Пошатываясь,  идёт в ванную комнату. Она вспотела, волосы и рубашка  - мокрые, в висках стучит. Раиса умылась и переодела ночную рубашку. Всё, теперь до утра не уснуть. Успокоившись, женщина идёт в спальню. Муж спит, сегодня он не проснулся, значит,  Раиса не кричала во сне. Обычно  - кричит, пугает мужа. Заглянула в комнату дочери.  Спит её сокровище. Она вглядывается в личико девочки-подростка и радуется, что черты лица явно выражают похожесть дочери на отца.
На кухне женщина открывает форточку и закуривает. Холодный воздух освежает лицо, в сумраке раннего утра яркий фонарь выхватывает часть заснеженной дороги  и тропинку к подъезду дома. Возле машин одинокая фигурка автовладельца, счищающего снег со своей машины.
- Бедолага, в такую рань куда-то едет, - подумала Раиса.
Окурки один за другим наполняют пепельницу.
- Грех, страшный грех я совершила, ослепленная ревностью. Глупая влюблённая и уязвленная.
 
***
 
                              Тридцать лет прошло, а она помнит все события того года, будто это было вчера.  В Володьку-машиниста Раечка была влюблена ещё с десятого класса. Парень был старше на три года, жил в соседнем доме и, казалось, выделял её из всех местных девчонок. Он подшучивал над её рыжими волосами и веснушками, оберегал, не позволял мальчишкам обижать её.
- О, солнышко пришло, сразу светлее стало,- смеялся он, когда она приходила в их компанию.
Он учился в железнодорожном училище, но прозвище «Машинист» закрепилось за ним еще с шестого класса. Все знали, что мальчик хотел стать машинистом, как его погибший на войне дед.
Мечту свою он осуществил, получив диплом, поступил на работу в депо помощником машиниста в поезде дальнего следования. Через определённое время – стал машинистом.
Пропадал на несколько дней, возвращался, отдыхал -  и снова в рейс. Раечка между тем  поступила в  медицинское училище и ждала, когда же, наконец,  Володька увидит, что она выросла, стала красавицей, что её ценят на работе. А работать её определили в местную железнодорожную больницу, в родильное отделение пока нянечкой к младенцам.
-Володь, а что ты меня в кино не пригласишь, - как-то осмелилась она пококетничать. В клубе  «Любовь и голуби» крутят. Новый фильм, говорят хороший.
- А я его уже видел. Да и поздно мне женихаться, скоро отцом стану!
- Как отцом, ты же не женат?
- Да женат, женат. Жена в райцентре  живёт. Скоро рожать, сюда привезу!
Раечка, едва не потеряв сознание от такой новости, резко повернулась и убежала. Проревев весь вечер, стала пытать мать, почему та не сказала ей о свадьбе Володьки.
- Ой, доченька, да у них свадьба скромная была. Он в райцентре записался, а сюда жену привёз, соседей позвали, самогонки выпили, песен попели да разошлись. Ты как раз на каникулы к тетке в Киев уезжала. Я и забыла. А тебе то что. Вон вокруг тебя женихов сколько.
 А через месяц Володькина жена Лида и впрямь поселилась у свекрови. На Раечкин взгляд, была она обыкновенная, большой живот красоты ей не прибавлял, да и с соседями не очень общалась, готовилась к появлению ребёнка.  Володька затеял строительство дома, рядом с родительским.
- Ага, значит, здесь поселятся глаза мне мозолить.  Отомщу, ох, как отомщу!
Время шло, Володька совсем пропал для общества, в клуб и на гулянки не ходил, все свои выходные проводил на стройке, с женой носился, как с писаной торбой, шагу лишнего не давал ступить.
Рожала Лида, когда Володька был в рейсе. В тот день рожениц было трое. Для их маленького родильного отделения это было даже много. Обычно, один - два ребенка и то не каждый  день. Но в эти выходные поступила к ним еще и приезжая женщина, из райцентра. Рожала на две недели раньше. Пробежалась, боясь опоздать на автобус, редко они в те времена ходили из их поселка в райцентр, и задержалась на целую неделю. Лида и приезжая родили мальчишек. Володькин сын родился в рубашке, крепкий, на четыре килограмма, темненький, в мать и отца. А второй малыш – светленький, но тоже крепыш на три с половиной килограмма. Третей  в эту ночь была девочка.
И родился в глупой Райкиной голове коварный план, как развести Володьку с женой. Подменила она мальчишек и повезла на первое кормление. Приезжей она сначала девочку дала.
- Держите свою дочурку, - ласково проговорила она, отдавая матери девочку.
-Как дочурку? Сынок у меня! – заволновалась женщина. Раиса сделала вид, что смотрит на бирочки.
- Вы Рощина? 
- Я – Рощина, это моя дочка,- подала голос женщина с соседней кровати.
- А я Чернышева. Сынок мой где?
- Да вот он, вот. Чернышев.
Раиса взяла Володькиного сына и протянула женщине. Та удовлетворенно приложила ребенка к груди.
- Молоко еще не пришло, – посетовала она.
- Ничего, завтра прибудет. Мы малышей  подкармливаем. Пусть потянут чуть-чуть. Быстрее прибудет молоко. Вон соседки ваши уже не знают куда девать, - улыбнулась она, показывая на женщин, родивших одним-двумя днями раньше. В палате их было четверо.
Лида Бирюкова лежала в соседней палате, и это для Раисы было хорошо. Случайности тоже нужно было исключить.
Принимая ребенка, Лида удивилась.
- Ой, какой светленький. А вчера он мне темненьким показался.
-Он же у тебя в рубашке родился.  Вот темненьким и показался. А теперь вот – светленький! Счастливым будет.
Раиса изображала радушие и дружелюбие, Лида ничего не заподозрив, поблагодарила её, она была знакома с соседкой и надеялась, что они станут подругами. На новом месте нужно обрастать новыми знакомствами и друзьями.
  Через неделю все трое выписались. Приезжую Чернышеву муж увёз из поселка,   Рощина с дочкой отправилась на другой конец посёлка, а Лидочку Бирюкову с сыном Володя привез к матери. Через год молодая семья переселилась в новый дом.
 
***
 
                                     Раиса терпеливо ждала, когда же Володьке станут говорить, что сын совсем не похож на него, намекая на  Лидкину нечестность. Но на удивление, родители любили Сережу, баловали, души в нем не чаяли. Через три года Лидочка родила девочку. Жила семья мирно и дружно, а на появившиеся у соседей сомнения по поводу блондинистого Сережки в семье брюнетов Бирюковых Володька ссылался на свою сестру:
- Серега – вылитая  Валентина, сестренка моя. Не зря её в крестные позвал.
Раиса негодовала, злилась, всячески  настраивала подружек против Лиды.
- Вот Володька олух.  Ему жена чужого ребенка принесла, а он и рад. Оправдывает, защищает. Ведь ясно же – не похож на них совсем.
Но подружки её не поддерживали.
- Что тебе-то, Райка?  Мальчишка и правда, на Вальку похож. Не помнишь что ли Володькину сестру?  Она, конечно, сильно нас старше…
 Годы шли, Володька не разводился, Лиду свою любил, да и у неё, Раисы, чувства поостыли. Подрастали новые женихи и невесты, Раиса трудилась все в том же роддоме старшей медсестрой, а замуж так и не вышла.
С Лидой они подружились. Раиса даже удивлялась самой себе. Прибегала к Лиде похвастаться обновками, обсудить новый фильм, или позвать ту вместе сходить в субботу на рынок. Только на Сережу она не могла глядеть спокойно. Ей было стыдно за свой дурацкий поступок, но признаться она боялась.
- Ничего, они его любят и даже не сомневаются, что он чужой. Пусть растет. Да и их настоящему сыну, наверное, не плохо. В городе живет. И семья вроде неплохая…
 
***
 
                                       Так пролетели четырнадцать лет. Раиса смирилась со своим одиночеством. Никто в душу ей не запал, на курорты она не ездила, зарплата не позволяла, да и времена перестройки были очень тяжелыми. Ей удалось удержаться на своем месте, хотя рожать женщины почти перестали, родильное отделение  в их больничке закрыли, но оставалось лечебное отделение на  двадцать коек. 
Тяжелые времена никого не обошли стороной. Кто-то поднялся, кто-то сгинул, кто-то уехал за счастливой долей, но Владимир с женой дружно держались, сохраняя семью, детей и старушку мать. Трудились на приусадебном участке, выращивая овощи, когда было трудно, продавали излишки на рынке. Владимир продолжал работать машинистом поездов дальнего следования.  Мать и отец Раисы уже и не надеялись понянчить внуков.  Дочке за тридцать, поселок маленький. Где мужа взять?
- Роди для себя, мы поможем. Что ты одна, да одна. Жить полегче стало, пенсию платят, поднимем.
Но рожать было не от кого. Не то, чтобы мужчины не заглядывались на Раечку, но они были либо пьющими, либо женатыми, либо с бандитским прошлым…
Однажды Раиса решила переехать в райцентр. Открывалась новая районная больница с поликлиникой, роддомом и всеми отделениями. Требовался персонал,  и Раиса легко прошла собеседование.
И тут случилось чудо,  она встретила своего Женю. Врач гинеколог, разведен, бездетен, на пять лет старше. Через полгода они были уже женаты, Раиса забеременела и через положенные  девять месяцев родила дочку.
 Рожала она в своем отделении, а в палату попала  двухместную. Соседка, женщина тоже не юная, родила, как и Рая, девочку.  Она глядела на свою дочурку и радовалась. У неё уже росли два сына, и девочка   была долгожданной. Татьяна, так звали соседку, рассказывала Раисе о своей семье, муже, сыновьях. Поделилась и своими сомнениями о среднем сыне.
-  Не похож он ни на отца, ни на мать, ни на старшего брата. Все в семье светлые, а он темненький.  Свёкор  все эти годы глаза колет, что нагуляла сына.
Боюсь, подменили его в роддоме. Я ведь его рожала не дома, а в железнодорожном посёлке. Мы с мужем тогда в гости к его бабушке приехали, навещали, как оказалось, в последний раз. Она вскоре умерла. Пошли  перед отъездом в клуб кино посмотрели, потом к автобусу торопились, но так до него и не добежали, у меня схватки начались. Родила раньше времени на две недели.
Нас в тот день три роженицы были. Два мальчика родились и девочка. Вроде бы и перепутать невозможно…   Муж говорит, что прабабка у них брюнеткой была. А вообще все Чернышевы и мы – Дубовы  - блондины.
- Чернышевы?! 
Раиса запаниковала. Она почти забыла ту подлость, что сотворила с детьми Владимира и этой Чернышевой.
С тех пор  ей и стал сниться этот страшный сон. А ещё, она боялась, что и её девочку могли перепутать.
Жили с мужем они дружно и благополучно. Дочь росла умницей и красавицей, увлекалась химией и биологией, собиралась пойти в медицину, по стопам родителей.
 
***
 
                                  Очередной раз с  Татьяной Раиса встретилась случайно в музыкальной школе, куда определила свою дочь учиться игре на скрипке. Та тоже привела свою девочку, но в класс фортепиано. Женщины поговорили, пока ожидали дочерей. Татьяна сказала Рае, что теперь точно уверена, что  средний сын  не её биологический сын. Недавно он возвратился из армии и у него на бушлате нашивка – группа крови вторая! А у нас с мужем – первая! Ведь такое невозможно!
- А ты что, до сих пор не знала группы крови своего сына?!
- Да, вот так…  не знала…  Ни к чему было.
- И что будешь делать?
- А что я могу?  Я ездила в тот поселок, та больничка, где я рожала закрыта. Архивы куда-то передали. Где концы искать – не знаю. Да и сына я люблю. Несмотря ни на что, он же мне родной! Больше двадцати лет вместе.  Растила, лечила, учила. Он же мой! Хотя, душа болит за того, моего родного. Как он, где он?  Может быть, нуждается, может быть, плохо ему…
- Да хорошо ему, хорошо!     - хотелось закричать Раисе, но она сдержалась, лишь сочувственно покачала головой.
Потом муж Раисы купил новую квартиру в другом районе города и с Татьяной они больше не пересекались. Только сон, этот страшный сон продолжал тревожить её.
Никому не могла она доверить свою тайну, ни родителям, ни мужу, ни подругам. Была мысль сходить на исповедь в церковь, но Раиса не была верующей и доверить свой грех «чужому дядьке в странных одеждах» робела. А вдруг он в милицию пойдет. Конечно, она слышала о тайне исповеди, но мало ли…
Как-то по телевизору она посмотрела программу, как через много лет две подружки, учившиеся в одном классе, выяснили, что тридцать пять лет назад их перепутали в роддоме. Выяснили и рассорились навсегда. Слишком разные судьбы у них оказались. Воспитывались они в семьях разного социального статуса.  Девочка  богатых родителей попала в семью многодетную, малообеспеченную.  Трудное детство, плохое образование, неудачный брак. А вторая, получила все, что было положено ребёнку из обеспеченной семьи. Несмотря на то, что девочки учились в одном классе, дружили и, иногда, гостили друг у друга, родители не заметили подмены.
Лишь спустя много лет у одной из них обнаружилось генетическое заболевание, потянули за ниточку и распутали клубок…  Хорошего в этой истории оказалось мало, испорченные судьбы, разбитые надежды и горькое разочарование всех участников этой трагедии. Виноватых, как всегда, найти не удалось, да и срок давности…
Раиса немного успокоилась, незачем ворошить прошлое, сон тревожил её все реже и реже. А вот сегодня – опять…
- Всё, решено! Надо разыскать Татьяну и покаяться. Рассказать ей о её сыне, успокоить, что вырос в любящей семье, окончил институт, женился, что растит двух сыновей. Чтобы успокоилась и не мутила, не портила жизни ни сыновьям, ни Володькиной семье. Пусть будут счастливы.
 
***
 
                                          Позавтракав, семья разошлась по своим делам. Дочка в школу, муж  в здравотдел, а Раиса в свою больницу. Решившись на разговор с Татьяной, она наметила план действий. В архиве родильного отделения наверняка есть  домашний адрес Чернышевой.  Вечером после работы она заедет к ней, пригласит в кафе и все ей расскажет…
Но планам Раисы не суждено было сбыться. Судьба распорядилась по-своему.
Когда она раскрасневшаяся от мороза решительно вошла в сестринскую отделения, то услышала бурное обсуждение какой-то очередной теле сенсации.
- Да правильно она всё сделала. Мать ведь, душа болит…
- Ага, о себе она думала, а скольким людям жизнь испортила.
- Да кому она жизнь испортила? Они уже все взрослые. Разберутся, подружатся…
- Ну, не знаю. Я бы ни за сто не хотела бы оказаться на их месте.
- Я тоже… Раечка, а ты как думаешь?
- Да что случилось, что вы обсуждаете так бурно?
- А ты не смотрела вчера передачу «Пересуды»  Матвея Салахова?
- Нет, я вчера на собрании у дочки была.  Как-то некогда было телевизор смотреть. А что там случилось?
- Да представляешь, там женщина из нашего города сына искала. Тридцать лет чужого воспитывала, внуков от него нянчила, а теперь вот решила, что он подменен в роддоме был…
- Но ведь права оказалась…
Перебивая друг друга, сослуживицы рассказали Раисе … её историю с подменой мальчишек.
- Ой, а какие опрокинутые лица были у всех, особенно у второй семьи. Они до последнего не верили, что их сын им не родной. Хотя. Когда отец вышел, на нем лица не было, ведь сынок  той Чернышевой  вылитый  этот, как его. ..Бирюков…  он так ни слова и не сказал…
- А этот,  родной сын Чернышевой,  даже анализ на ДНК отказался сдавать…
- И что ДНК,- спросила Раечка, зная все ответы наперёд
- Да, а эта Бирюкова говорила, что ребенка ей её подруга-медсестра принесла, она была уверена, что он её биологический сын, несмотря на  то, что её сын – вылитая Чернышева, а сын Чернышевой – вылитый Бирюков.
- Да уж, а когда результаты экспертизы ДНК огласили, тут уж ничего не скажешь….
Обсуждение прервал звонок, вызывающий медсестёр к своим рабочим местам. Но целый день то тут, то там Раиса слышала обмен мнениями по поводу вчерашней программы Матвея Салахова.
- Ну вот и всё! Как теперь, когда всё открылось, смотреть Лиде и Володе в глаза? Догадаются или нет, что это моих рук дело?...
Что муж на это скажет, если к ней будут претензии?...  А вдруг кто-то из сослуживиц вспомнит, что я работала именно в этой больнице?...  Боже мой, что делать? Куда бежать? 
А мама? Слава Богу, отец не дожил до такого позора…
Не помня как, она отработала смену. Накинув шубку, выскочила на улицу. Она торопливо шла, не разбирая дороги, погрузившись в тяжелые мысли о своей жизни и о будущем…
Она не услышала   ни долгого сигнала, ни визга тормозов, не почувствовала удара. Её, словно пушинку, подбросило вверх и она полетела… полетела…    С высоты Раиса увидела себя на снегу, шубка и снег  испачкалась кровью, вокруг суетились какие-то люди, образовалась пробка. Тихо падал снег.
 
 
PS
 
                      Через неделю Раиса вышла из комы. Следующие полтора месяца до выписки домой родные не оставляли её ни на час. Муж, дочь, мама,  сменяя друг друга, пытались поднять ей настроение, рассказывали новости, делились своими успехами. Но Раиса  никак не могла отрешиться от событий тридцатилетней давности и все думала о Владимире, о Лиде, о Сергее. В очередной приезд матери она осмелилась спросить:
- Мам, как там соседи наши поживают?
- Бирюковы то? Хорошо поживают, что им сделается! Володька второй месяц именинником ходит. Как же, еще один сынок в семье появился. Взрослый, красивый. Вылитый Володька в молодости! Да ещё и две внучки в придачу!  Просто светится мужик. И Лида радуется. Только Сережка чудил неделю, пить начал. Но потом  родители мозги ему на место поставили. Стал общаться с той другой семьей. Сам к ним не ездит, но у Володьки в доме часто встречаются. Мамочка каждые выходные в поселок наведывается, и отец два раза приезжал. Ничего, подружатся, взрослые давно, сами родители. Да и что теперь делить, если ничего изменить нельзя, да и не надо!
- Мам, а это ведь я…
- Не надо дочь. Я догадалась…
- А Лида?
- Думаю, и Лида, и Владимир…  Ничего, ничего, простят…
                         Перед самой выпиской к Раисе в палату зашла Лида. Женщины долго молча смотрели друг на друга, а потом обнялись и долго плакали, смывая груз обиды, страха, недосказанности.
- Лид, простила?...
- Знаешь, Рай, ведь Сережка - мой родной сын, первенец, любимчик. Я ведь счастлива была все эти годы, ни  секунды не сомневалась, что он мне родной!  А теперь я обрела еще одного сына. Сначала растерялась, а потом просто приняла и полюбила. Он так на Володьку молодого похож…  Теперь вот знакомимся, узнаем друг друга.  Слава Богу, в хорошей семье вырос.
- А как Татьяна?
- Сергей упирается, конечно, не хочет других родителей. Но ничего, стал общаться.
Татьяна  счастлива, ведь она  все эти годы подозревала, что сын не её…  Теперь успокоилась…
Ну что, будем жить?
- Будем!
 
 

© Copyright: Галина Ключникова, 2015

Регистрационный номер №0268359

от 30 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0268359 выдан для произведения:
***
                                 Много лет подряд Раису преследует один и тот же сон: в детском отделении родильного дома она обрабатывает трех младенцев – девочку и двух мальчишек. Дети кричат, она оглядывается на дверь и быстро меняет бирки на руках мальчиков. Сердце бешено колотится, руки трясутся.  Быстро пеленает детей, кладет на каталку и везёт мамочкам. Первое кормление. ..
Женщина просыпается от страшного крика: - Не мой сын, не мой!!!!
Пошатываясь,  идёт в ванную комнату. Она вспотела, волосы и рубашка  - мокрые, в висках стучит. Раиса умылась и переодела ночную рубашку. Всё, теперь до утра не уснуть. Успокоившись, женщина идёт в спальню. Муж спит, сегодня он не проснулся, значит,  Раиса не кричала во сне. Обычно  - кричит, пугает мужа. Заглянула в комнату дочери.  Спит её сокровище. Она вглядывается в личико девочки-подростка и радуется, что черты лица явно выражают похожесть дочери на отца.
На кухне женщина открывает форточку и закуривает. Холодный воздух освежает лицо, в сумраке раннего утра яркий фонарь выхватывает часть заснеженной дороги  и тропинку к подъезду дома. Возле машин одинокая фигурка автовладельца, счищающего снег со своей машины.
- Бедолага, в такую рань куда-то едет, - подумала Раиса.
Окурки один за другим наполняют пепельницу.
- Грех, страшный грех я совершила, ослепленная ревностью. Глупая влюблённая и уязвленная.
 
***
 
                              Тридцать лет прошло, а она помнит все события того года, будто это было вчера.  В Володьку-машиниста Раечка была влюблена ещё с десятого класса. Парень был старше на три года, жил в соседнем доме и, казалось, выделял её из всех местных девчонок. Он подшучивал над её рыжими волосами и веснушками, оберегал, не позволял мальчишкам обижать её.
- О, солнышко пришло, сразу светлее стало,- смеялся он, когда она приходила в их компанию.
Он учился в железнодорожном училище, но прозвище «Машинист» закрепилось за ним еще с шестого класса. Все знали, что мальчик хотел стать машинистом, как его погибший на войне дед.
Мечту свою он осуществил, получив диплом, поступил на работу в депо помощником машиниста в поезде дальнего следования. Через определённое время – стал машинистом.
Пропадал на несколько дней, возвращался, отдыхал -  и снова в рейс. Раечка между тем  поступила в  медицинское училище и ждала, когда же, наконец,  Володька увидит, что она выросла, стала красавицей, что её ценят на работе. А работать её определили в местную железнодорожную больницу, в родильное отделение пока нянечкой к младенцам.
-Володь, а что ты меня в кино не пригласишь, - как-то осмелилась она пококетничать. В клубе  «Любовь и голуби» крутят. Новый фильм, говорят хороший.
- А я его уже видел. Да и поздно мне женихаться, скоро отцом стану!
- Как отцом, ты же не женат?
- Да женат, женат. Жена в райцентре  живёт. Скоро рожать, сюда привезу!
Раечка, едва не потеряв сознание от такой новости, резко повернулась и убежала. Проревев весь вечер, стала пытать мать, почему та не сказала ей о свадьбе Володьки.
- Ой, доченька, да у них свадьба скромная была. Он в райцентре записался, а сюда жену привёз, соседей позвали, самогонки выпили, песен попели да разошлись. Ты как раз на каникулы к тетке в Киев уезжала. Я и забыла. А тебе то что. Вон вокруг тебя женихов сколько.
 А через месяц Володькина жена Лида и впрямь поселилась у свекрови. На Раечкин взгляд, была она обыкновенная, большой живот красоты ей не прибавлял, да и с соседями не очень общалась, готовилась к появлению ребёнка.  Володька затеял строительство дома, рядом с родительским.
- Ага, значит, здесь поселятся глаза мне мозолить.  Отомщу, ох, как отомщу!
Время шло, Володька совсем пропал для общества, в клуб и на гулянки не ходил, все свои выходные проводил на стройке, с женой носился, как с писаной торбой, шагу лишнего не давал ступить.
Рожала Лида, когда Володька был в рейсе. В тот день рожениц было трое. Для их маленького родильного отделения это было даже много. Обычно, один - два ребенка и то не каждый  день. Но в эти выходные поступила к ним еще и приезжая женщина, из райцентра. Рожала на две недели раньше. Пробежалась, боясь опоздать на автобус, редко они в те времена ходили из их поселка в райцентр, и задержалась на целую неделю. Лида и приезжая родили мальчишек. Володькин сын родился в рубашке, крепкий, на четыре килограмма, темненький, в мать и отца. А второй малыш – светленький, но тоже крепыш на три с половиной килограмма. Третей  в эту ночь была девочка.
И родился в глупой Райкиной голове коварный план, как развести Володьку с женой. Подменила она мальчишек и повезла на первое кормление. Приезжей она сначала девочку дала.
- Держите свою дочурку, - ласково проговорила она, отдавая матери девочку.
-Как дочурку? Сынок у меня! – заволновалась женщина. Раиса сделала вид, что смотрит на бирочки.
- Вы Рощина? 
- Я – Рощина, это моя дочка,- подала голос женщина с соседней кровати.
- А я Чернышева. Сынок мой где?
- Да вот он, вот. Чернышев.
Раиса взяла Володькиного сына и протянула женщине. Та удовлетворенно приложила ребенка к груди.
- Молоко еще не пришло, – посетовала она.
- Ничего, завтра прибудет. Мы малышей  подкармливаем. Пусть потянут чуть-чуть. Быстрее прибудет молоко. Вон соседки ваши уже не знают куда девать, - улыбнулась она, показывая на женщин, родивших одним-двумя днями раньше. В палате их было четверо.
Лида Бирюкова лежала в соседней палате, и это для Раисы было хорошо. Случайности тоже нужно было исключить.
Принимая ребенка, Лида удивилась.
- Ой, какой светленький. А вчера он мне темненьким показался.
-Он же у тебя в рубашке родился.  Вот темненьким и показался. А теперь вот – светленький! Счастливым будет.
Раиса изображала радушие и дружелюбие, Лида ничего не заподозрив, поблагодарила её, она была знакома с соседкой и надеялась, что они станут подругами. На новом месте нужно обрастать новыми знакомствами и друзьями.
  Через неделю все трое выписались. Приезжую Чернышеву муж увёз из поселка,   Рощина с дочкой отправилась на другой конец посёлка, а Лидочку Бирюкову с сыном Володя привез к матери. Через год молодая семья переселилась в новый дом.
 
***
 
                                     Раиса терпеливо ждала, когда же Володьке станут говорить, что сын совсем не похож на него, намекая на  Лидкину нечестность. Но на удивление, родители любили Сережу, баловали, души в нем не чаяли. Через три года Лидочка родила девочку. Жила семья мирно и дружно, а на появившиеся у соседей сомнения по поводу блондинистого Сережки в семье брюнетов Бирюковых Володька ссылался на свою сестру:
- Серега – вылитая  Валентина, сестренка моя. Не зря её в крестные позвал.
Раиса негодовала, злилась, всячески  настраивала подружек против Лиды.
- Вот Володька олух.  Ему жена чужого ребенка принесла, а он и рад. Оправдывает, защищает. Ведь ясно же – не похож на них совсем.
Но подружки её не поддерживали.
- Что тебе-то, Райка?  Мальчишка и правда, на Вальку похож. Не помнишь что ли Володькину сестру?  Она, конечно, сильно нас старше…
 Годы шли, Володька не разводился, Лиду свою любил, да и у неё, Раисы, чувства поостыли. Подрастали новые женихи и невесты, Раиса трудилась все в том же роддоме старшей медсестрой, а замуж так и не вышла.
С Лидой они подружились. Раиса даже удивлялась самой себе. Прибегала к Лиде похвастаться обновками, обсудить новый фильм, или позвать ту вместе сходить в субботу на рынок. Только на Сережу она не могла глядеть спокойно. Ей было стыдно за свой дурацкий поступок, но признаться она боялась.
- Ничего, они его любят и даже не сомневаются, что он чужой. Пусть растет. Да и их настоящему сыну, наверное, не плохо. В городе живет. И семья вроде неплохая…
 
***
 
                                       Так пролетели четырнадцать лет. Раиса смирилась со своим одиночеством. Никто в душу ей не запал, на курорты она не ездила, зарплата не позволяла, да и времена перестройки были очень тяжелыми. Ей удалось удержаться на своем месте, хотя рожать женщины почти перестали, родильное отделение  в их больничке закрыли, но оставалось лечебное отделение на  двадцать коек. 
Тяжелые времена никого не обошли стороной. Кто-то поднялся, кто-то сгинул, кто-то уехал за счастливой долей, но Владимир с женой дружно держались, сохраняя семью, детей и старушку мать. Трудились на приусадебном участке, выращивая овощи, когда было трудно, продавали излишки на рынке. Владимир продолжал работать машинистом поездов дальнего следования.  Мать и отец Раисы уже и не надеялись понянчить внуков.  Дочке за тридцать, поселок маленький. Где мужа взять?
- Роди для себя, мы поможем. Что ты одна, да одна. Жить полегче стало, пенсию платят, поднимем.
Но рожать было не от кого. Не то, чтобы мужчины не заглядывались на Раечку, но они были либо пьющими, либо женатыми, либо с бандитским прошлым…
Однажды Раиса решила переехать в райцентр. Открывалась новая районная больница с поликлиникой, роддомом и всеми отделениями. Требовался персонал,  и Раиса легко прошла собеседование.
И тут случилось чудо,  она встретила своего Женю. Врач гинеколог, разведен, бездетен, на пять лет старше. Через полгода они были уже женаты, Раиса забеременела и через положенные  девять месяцев родила дочку.
 Рожала она в своем отделении, а в палату попала  двухместную. Соседка, женщина тоже не юная, родила, как и Рая, девочку.  Она глядела на свою дочурку и радовалась. У неё уже росли два сына, и девочка   была долгожданной. Татьяна, так звали соседку, рассказывала Раисе о своей семье, муже, сыновьях. Поделилась и своими сомнениями о среднем сыне.
-  Не похож он ни на отца, ни на мать, ни на старшего брата. Все в семье светлые, а он темненький.  Свёкор  все эти годы глаза колет, что нагуляла сына.
Боюсь, подменили его в роддоме. Я ведь его рожала не дома, а в железнодорожном посёлке. Мы с мужем тогда в гости к его бабушке приехали, навещали, как оказалось, в последний раз. Она вскоре умерла. Пошли  перед отъездом в клуб кино посмотрели, потом к автобусу торопились, но так до него и не добежали, у меня схватки начались. Родила раньше времени на две недели.
Нас в тот день три роженицы были. Два мальчика родились и девочка. Вроде бы и перепутать невозможно…   Муж говорит, что прабабка у них брюнеткой была. А вообще все Чернышевы и мы – Дубовы  - блондины.
- Чернышевы?! 
Раиса запаниковала. Она почти забыла ту подлость, что сотворила с детьми Владимира и этой Чернышевой.
С тех пор  ей и стал сниться этот страшный сон. А ещё, она боялась, что и её девочку могли перепутать.
Жили с мужем они дружно и благополучно. Дочь росла умницей и красавицей, увлекалась химией и биологией, собиралась пойти в медицину, по стопам родителей.
 
***
 
                                  Очередной раз с  Татьяной Раиса встретилась случайно в музыкальной школе, куда определила свою дочь учиться игре на скрипке. Та тоже привела свою девочку, но в класс фортепиано. Женщины поговорили, пока ожидали дочерей. Татьяна сказала Рае, что теперь точно уверена, что  средний сын  не её биологический сын. Недавно он возвратился из армии и у него на бушлате нашивка – группа крови вторая! А у нас с мужем – первая! Ведь такое невозможно!
- А ты что, до сих пор не знала группы крови своего сына?!
- Да, вот так…  не знала…  Ни к чему было.
- И что будешь делать?
- А что я могу?  Я ездила в тот поселок, та больничка, где я рожала закрыта. Архивы куда-то передали. Где концы искать – не знаю. Да и сына я люблю. Несмотря ни на что, он же мне родной! Больше двадцати лет вместе.  Растила, лечила, учила. Он же мой! Хотя, душа болит за того, моего родного. Как он, где он?  Может быть, нуждается, может быть, плохо ему…
- Да хорошо ему, хорошо!     - хотелось закричать Раисе, но она сдержалась, лишь сочувственно покачала головой.
Потом муж Раисы купил новую квартиру в другом районе города и с Татьяной они больше не пересекались. Только сон, этот страшный сон продолжал тревожить её.
Никому не могла она доверить свою тайну, ни родителям, ни мужу, ни подругам. Была мысль сходить на исповедь в церковь, но Раиса не была верующей и доверить свой грех «чужому дядьке в странных одеждах» робела. А вдруг он в милицию пойдет. Конечно, она слышала о тайне исповеди, но мало ли…
Как-то по телевизору она посмотрела программу, как через много лет две подружки, учившиеся в одном классе, выяснили, что тридцать пять лет назад их перепутали в роддоме. Выяснили и рассорились навсегда. Слишком разные судьбы у них оказались. Воспитывались они в семьях разного социального статуса.  Девочка  богатых родителей попала в семью многодетную, малообеспеченную.  Трудное детство, плохое образование, неудачный брак. А вторая, получила все, что было положено ребёнку из обеспеченной семьи. Несмотря на то, что девочки учились в одном классе, дружили и, иногда, гостили друг у друга, родители не заметили подмены.
Лишь спустя много лет у одной из них обнаружилось генетическое заболевание, потянули за ниточку и распутали клубок…  Хорошего в этой истории оказалось мало, испорченные судьбы, разбитые надежды и горькое разочарование всех участников этой трагедии. Виноватых, как всегда, найти не удалось, да и срок давности…
Раиса немного успокоилась, незачем ворошить прошлое, сон тревожил её все реже и реже. А вот сегодня – опять…
- Всё, решено! Надо разыскать Татьяну и покаяться. Рассказать ей о её сыне, успокоить, что вырос в любящей семье, окончил институт, женился, что растит двух сыновей. Чтобы успокоилась и не мутила, не портила жизни ни сыновьям, ни Володькиной семье. Пусть будут счастливы.
 
***
 
                                          Позавтракав, семья разошлась по своим делам. Дочка в школу, муж  в здравотдел, а Раиса в свою больницу. Решившись на разговор с Татьяной, она наметила план действий. В архиве родильного отделения наверняка есть  домашний адрес Чернышевой.  Вечером после работы она заедет к ней, пригласит в кафе и все ей расскажет…
Но планам Раисы не суждено было сбыться. Судьба распорядилась по-своему.
Когда она раскрасневшаяся от мороза решительно вошла в сестринскую отделения, то услышала бурное обсуждение какой-то очередной теле сенсации.
- Да правильно она всё сделала. Мать ведь, душа болит…
- Ага, о себе она думала, а скольким людям жизнь испортила.
- Да кому она жизнь испортила? Они уже все взрослые. Разберутся, подружатся…
- Ну, не знаю. Я бы ни за сто не хотела бы оказаться на их месте.
- Я тоже… Раечка, а ты как думаешь?
- Да что случилось, что вы обсуждаете так бурно?
- А ты не смотрела вчера передачу «Пересуды»  Матвея Салахова?
- Нет, я вчера на собрании у дочки была.  Как-то некогда было телевизор смотреть. А что там случилось?
- Да представляешь, там женщина из нашего города сына искала. Тридцать лет чужого воспитывала, внуков от него нянчила, а теперь вот решила, что он подменен в роддоме был…
- Но ведь права оказалась…
Перебивая друг друга, сослуживицы рассказали Раисе … её историю с подменой мальчишек.
- Ой, а какие опрокинутые лица были у всех, особенно у второй семьи. Они до последнего не верили, что их сын им не родной. Хотя. Когда отец вышел, на нем лица не было, ведь сынок  той Чернышевой  вылитый  этот, как его. ..Бирюков…  он так ни слова и не сказал…
- А этот,  родной сын Чернышевой,  даже анализ на ДНК отказался сдавать…
- И что ДНК,- спросила Раечка, зная все ответы наперёд
- Да, а эта Бирюкова говорила, что ребенка ей её подруга-медсестра принесла, она была уверена, что он её биологический сын, несмотря на  то, что её сын – вылитая Чернышева, а сын Чернышевой – вылитый Бирюков.
- Да уж, а когда результаты экспертизы ДНК огласили, тут уж ничего не скажешь….
Обсуждение прервал звонок, вызывающий медсестёр к своим рабочим местам. Но целый день то тут, то там Раиса слышала обмен мнениями по поводу вчерашней программы Матвея Салахова.
- Ну вот и всё! Как теперь, когда всё открылось, смотреть Лиде и Володе в глаза? Догадаются или нет, что это моих рук дело?...
Что муж на это скажет, если к ней будут претензии?...  А вдруг кто-то из сослуживиц вспомнит, что я работала именно в этой больнице?...  Боже мой, что делать? Куда бежать? 
А мама? Слава Богу, отец не дожил до такого позора…
Не помня как, она отработала смену. Накинув шубку, выскочила на улицу. Она торопливо шла, не разбирая дороги, погрузившись в тяжелые мысли о своей жизни и о будущем…
Она не услышала   ни долгого сигнала, ни визга тормозов, не почувствовала удара. Её, словно пушинку, подбросило вверх и она полетела… полетела…    С высоты Раиса увидела себя на снегу, шубка и снег  испачкалась кровью, вокруг суетились какие-то люди, образовалась пробка. Тихо падал снег.
 
 
PS
 
                      Через неделю Раиса вышла из комы. Следующие полтора месяца до выписки домой родные не оставляли её ни на час. Муж, дочь, мама,  сменяя друг друга, пытались поднять ей настроение, рассказывали новости, делились своими успехами. Но Раиса  никак не могла отрешиться от событий тридцатилетней давности и все думала о Владимире, о Лиде, о Сергее. В очередной приезд матери она осмелилась спросить:
- Мам, как там соседи наши поживают?
- Бирюковы то? Хорошо поживают, что им сделается! Володька второй месяц именинником ходит. Как же, еще один сынок в семье появился. Взрослый, красивый. Вылитый Володька в молодости! Да ещё и две внучки в придачу!  Просто светится мужик. И Лида радуется. Только Сережка чудил неделю, пить начал. Но потом  родители мозги ему на место поставили. Стал общаться с той другой семьей. Сам к ним не ездит, но у Володьки в доме часто встречаются. Мамочка каждые выходные в поселок наведывается, и отец два раза приезжал. Ничего, подружатся, взрослые давно, сами родители. Да и что теперь делить, если ничего изменить нельзя, да и не надо!
- Мам, а это ведь я…
- Не надо дочь. Я догадалась…
- А Лида?
- Думаю, и Лида, и Владимир…  Ничего, ничего, простят…
                         Перед самой выпиской к Раисе в палату зашла Лида. Женщины долго молча смотрели друг на друга, а потом обнялись и долго плакали, смывая груз обиды, страха, недосказанности.
- Лид, простила?...
- Знаешь, Рай, ведь Сережка - мой родной сын, первенец, любимчик. Я ведь счастлива была все эти годы, ни  секунды не сомневалась, что он мне родной!  А теперь я обрела еще одного сына. Сначала растерялась, а потом просто приняла и полюбила. Он так на Володьку молодого похож…  Теперь вот знакомимся, узнаем друг друга.  Слава Богу, в хорошей семье вырос.
- А как Татьяна?
- Сергей упирается, конечно, не хочет других родителей. Но ничего, стал общаться.
Татьяна  счастлива, ведь она  все эти годы подозревала, что сын не её…  Теперь успокоилась…
Ну что, будем жить?
- Будем!
 
 
Рейтинг: +1 186 просмотров
Комментарии (2)
Виктор Винниченко # 31 января 2015 в 13:46 0
live1 Если рассказ хороший и пробуждает в читателе добрые чувства, то не так важно: сюжет - это быль или авторский вымысел. live3
Галина Ключникова # 1 февраля 2015 в 23:22 0
Спасибо dance