ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Пусть выбирает выражения!

 

Пусть выбирает выражения!

10 марта 2012 - Владимир Винников

 


 

Секретарь судебного заседания, отметила в списке прибывших по делу свидетелей, они расселись на стульях в комнате для свидетелей.

В зал судебного заседания, конвой завел подсудимых, которых вошли в кабину, отгороженную от зала пластиковыми, прозрачными витражами. Один из конвоиров, снял с подсудимых наручники.

Секретарь судебного заседания, готова была пригласить федерального судью из совещательной комнаты, но громкий смех подсудимых, отвлек ее внимание.

Находящиеся в зале родственники, коллеги по работе убитого, его соседи, стали  возмущаться поведением подсудимых.

 

Пристав, обеспечивающий порядок в зале, выйдя на середину зала, громко сказал:

- Прошу тишину в зале, подсудимые, успокойтесь!

 

Секретарь судебного заседания, еще раз посмотрела на подсудимых, громко произнесла:

- Встать! Суд идет!

 

Дверь совещательной комнаты открылась, в зал вошел председательствующий по делу федеральный судья.

- Прошу садиться, - сказал он.

Подсудимые, перешептываясь и улыбаясь, сели на скамейку, привинченную болтами к полу.

Судья объявил:

- Слушается уголовное дело по обвинению несовершеннолетних Крылова, Степанова в преступлении, предусмотренным статьей сто пятой частью первой Уголовного кодекса Российской федерации, убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

 

После установления личности подсудимых, слово для оглашения обвинительного заключения, было представлено государственному обвинителю, помощнику прокурора района Николаеву.

Прокурор ровным, спокойным тоном, стал оглашать пять страниц печатного текста.

Когда об начал читать, как наносились удары потерпевшему по голове, представитель потерпевшего, его жена, громко всхлипнула и зарыдала.

Присутствующие в зале родители подсудимых, посмотрели на своих сыновей и  опустили головы.

Притихли и подсудимые.

 

«Заранее приготовив биты, Крылов и Степанов, неожиданно для потерпевшего, вышли из-за угла дома, стали наносить по голове потерпевшего удары. Потерпевший, упал на землю. После этого, Крылов и Степанов, битами, продолжили наносить удары потерпевшему по голове, в результате чего, причинили черепно-мозговую травму: открытый, вдавленный, оскольчатый перелом лобной, теменной, височной костей справа с повреждением головного мозга, что явилось непосредственной причиной смерти».

 

Мама Крылова, вытирая носовым платком слезы, невольно вспомнила, как ее сынок, год назад, обрезком железной трубы, в присутствии одноклассников, размозжил голову бездомной собачонке, прижившийся во дворе школы. Ее тогда вызвали к директору, а она так и не могла понять, откуда у сына, столько жестокости.

Не держали они у себя в квартире домашних животных, птичек, рыбок. Она, как могла, приучала сына, его старшую сестру, да и мужа, к чистоте. И действительно, в квартире у них, была стерильная чистота.

У сына не было свободного времени. Он занимался боксом, часами сидел у компьютера, правда…

Она задумалась.

Тренер по боксу, так и не рассказал ей, почему сына выгнали из секции. Только потом, приятель сына Степанов, проговорился, что Пашка, на переменках в школе, когда выбегал на улицу, показывал ему, как нужно наносить удар в «солнечное сплетение», «с левой в челюсть», демонстрируя это на школьниках, младших по возрасту.

Но, ведь на ее сына, так никто и не пожаловался!

В отношении ее сына, вначале избрали меру пресечения - домашний арест. Он не должен был встречаться со свидетелями по делу. Но жена потерпевшего и другие свидетели, сообщили в прокуратуру, что ее сын и Степанов, встречали их на улице и угрожали расправой.

Следователь, который вел дело сына, говорил ей, что она совершенно не знает сына, Да, как же не знает!

Он у нее вежливый, послушный, так уважительно относится к своей бабушке, даже иногда, моет после себя посуду!

 

После того, как сына взяли под стражу, она зашла в комнату сына, и увидела на столе десятки коробок с играми.

На картинках, были изображены солдаты, танки, какие-то монстры. Она никогда не думала, что игр у сына, так много. А он так любил свои «стрелялки».  Даже муж, часами, играл вместе с сыном.

На полке с ДВД дисками, стояли десятки коробок с фильмами, все детективы, да «ужастики». Других, она не заметила.

В разговоре у сына, стали проскакивать новые выражения:

- Жить надо по понятиям! Братва! Общак!

О своих одноклассниках, сын говорил как о «стаде», которому нужны пастухи.

Таким представителем «стада», по его словам, был его приятель Степанов, который во всем, копировал поведение ее сына.

 

В первый день слушания дела, были допрошены многочисленные свидетели преступления. Все они, были удивлены жестокостью и вызывающим поведением, наглостью и бравадой подсудимых.

Каждый подчеркивал, что все происходило на глазах прохожих, недалеко автобусная остановка. Избиение потерпевшего, видели дети, которые играли во дворе дома.

На второй деть судебного заседания, судья объявил:

- Слово предоставляется подсудимому Крылову.

 

Вот ее сын, ее кровиночка, подумала Крылова, неужели его посадят? Она уже не вспоминала, что он вежливый, спокойный, добрый…

 

- Мы с другом, зашли после школы в летнее кафе, взяли крепкого пива, каждый по двух литровой бутылки. Когда выходили, я наступил на ногу женщине, которая сидела вместе с потерпевшим.

Вот она, в зале, - он показал указательным пальцем на представителя потерпевшего.

- Женщина ойкнула. Я до этого уже выпил вместе со Степановым по большой бутылке. Она сказала: «Осторожнее»! А я ответил, чтобы не «расклячивалась».

 

Судья обратил внимание на выражение лица  матери подсудимого,  оно, вдруг, стало заметно бледнее, и, будто вытягивалось.

Отец Крылова, встал с места.

 

Судебный пристав, подошел к отцу Крылова. Тот, взглянув на пристава, сел в кресло.

 

Подсудимый, не глядя в сторону своих родителей, продолжил:

- Тогда этот мужик, потерпевший, встал и назвал нас «козлами».  Крылов вызывающе посмотрел на жену убитого и продолжил:

- А ведь это не по «понятиям». Это «опущенные», «женщины» в мужской зоне. За это на зоне, жизни лишают!

 

Жена потерпевшего, не выдержала, крикнула с места:

- Но мы ведь не в «зоне»! Да и ты ведь не был судим!

Плача, она уже тихим голосом, будто высказывая свои мысли вслух, закончила:

- И откуда набрался всего?

 

Подсудимый, словно поперхнулся, повернулся к своим родителям, посмотрел в лицо отца и вызывающе продолжил:

- Надо выбирать выражения!

 

После оглашения приговора, родители подсудимых, подошли к потерпевшей:

- Вы нас извините! Может, мы, чем поможем вашим детям? Мы ведь не этому их учили! Но ведь нашим детям дали по десять лет лишения свободы!

- В этом вы больше виноваты! - Ответила потерпевшая. - Кто мне вернет мужа, а детям отца? Много дали? У нас мягкие законы к убийцам, жал только семнадцать лет им…  Да их самих… - Она помолчала, потом продолжила:

- От вас, мне ничего не надо, вы уже все сделали, воспитали убийц! Да и они, уже достаточно взрослые, пусть отвечают за свои дела сами! А вы живите спокойно, если совесть позволяет!

 

Она оглянулась.

Из зала судебного заседания, вывели осужденных Крылова и Семенова. Наручники на руках, застегнуты сзади. Они уже не улыбались, не перешептывались. Лица бледные, губы плотно сжаты, головы опущены.

 

Родители, пытались побежать к своим детям, но судебный пристав, преградил им дорогу.

© Copyright: Владимир Винников, 2012

Регистрационный номер №0033736

от 10 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0033736 выдан для произведения:

 


 

Секретарь судебного заседания, отметила в списке прибывших по делу свидетелей, они расселись на стульях в комнате для свидетелей.

В зал судебного заседания, конвой завел подсудимых, которых вошли в кабину, отгороженную от зала пластиковыми, прозрачными витражами. Один из конвоиров, снял с подсудимых наручники.

Секретарь судебного заседания, готова была пригласить федерального судью из совещательной комнаты, но громкий смех подсудимых, отвлек ее внимание.

Находящиеся в зале родственники, коллеги по работе убитого, его соседи, стали  возмущаться поведением подсудимых.

 

Пристав, обеспечивающий порядок в зале, выйдя на середину зала, громко сказал:

- Прошу тишину в зале, подсудимые, успокойтесь!

 

Секретарь судебного заседания, еще раз посмотрела на подсудимых, громко произнесла:

- Встать! Суд идет!

 

Дверь совещательной комнаты открылась, в зал вошел председательствующий по делу федеральный судья.

- Прошу садиться, - сказал он.

Подсудимые, перешептываясь и улыбаясь, сели на скамейку, привинченную болтами к полу.

Судья объявил:

- Слушается уголовное дело по обвинению несовершеннолетних Крылова, Степанова в преступлении, предусмотренным статьей сто пятой частью первой Уголовного кодекса Российской федерации, убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

 

После установления личности подсудимых, слово для оглашения обвинительного заключения, было представлено государственному обвинителю, помощнику прокурора района Николаеву.

Прокурор ровным, спокойным тоном, стал оглашать пять страниц печатного текста.

Когда об начал читать, как наносились удары потерпевшему по голове, представитель потерпевшего, его жена, громко всхлипнула и зарыдала.

Присутствующие в зале родители подсудимых, посмотрели на своих сыновей и  опустили головы.

Притихли и подсудимые.

 

«Заранее приготовив биты, Крылов и Степанов, неожиданно для потерпевшего, вышли из-за угла дома, стали наносить по голове потерпевшего удары. Потерпевший, упал на землю. После этого, Крылов и Степанов, битами, продолжили наносить удары потерпевшему по голове, в результате чего, причинили черепно-мозговую травму: открытый, вдавленный, оскольчатый перелом лобной, теменной, височной костей справа с повреждением головного мозга, что явилось непосредственной причиной смерти».

 

Мама Крылова, вытирая носовым платком слезы, невольно вспомнила, как ее сынок, год назад, обрезком железной трубы, в присутствии одноклассников, размозжил голову бездомной собачонке, прижившийся во дворе школы. Ее тогда вызвали к директору, а она так и не могла понять, откуда у сына, столько жестокости.

Не держали они у себя в квартире домашних животных, птичек, рыбок. Она, как могла, приучала сына, его старшую сестру, да и мужа, к чистоте. И действительно, в квартире у них, была стерильная чистота.

У сына не было свободного времени. Он занимался боксом, часами сидел у компьютера, правда…

Она задумалась.

Тренер по боксу, так и не рассказал ей, почему сына выгнали из секции. Только потом, приятель сына Степанов, проговорился, что Пашка, на переменках в школе, когда выбегал на улицу, показывал ему, как нужно наносить удар в «солнечное сплетение», «с левой в челюсть», демонстрируя это на школьниках, младших по возрасту.

Но, ведь на ее сына, так никто и не пожаловался!

В отношении ее сына, вначале избрали меру пресечения - домашний арест. Он не должен был встречаться со свидетелями по делу. Но жена потерпевшего и другие свидетели, сообщили в прокуратуру, что ее сын и Степанов, встречали их на улице и угрожали расправой.

Следователь, который вел дело сына, говорил ей, что она совершенно не знает сына, Да, как же не знает!

Он у нее вежливый, послушный, так уважительно относится к своей бабушке, даже иногда, моет после себя посуду!

 

После того, как сына взяли под стражу, она зашла в комнату сына, и увидела на столе десятки коробок с играми.

На картинках, были изображены солдаты, танки, какие-то монстры. Она никогда не думала, что игр у сына, так много. А он так любил свои «стрелялки».  Даже муж, часами, играл вместе с сыном.

На полке с ДВД дисками, стояли десятки коробок с фильмами, все детективы, да «ужастики». Других, она не заметила.

В разговоре у сына, стали проскакивать новые выражения:

- Жить надо по понятиям! Братва! Общак!

О своих одноклассниках, сын говорил как о «стаде», которому нужны пастухи.

Таким представителем «стада», по его словам, был его приятель Степанов, который во всем, копировал поведение ее сына.

 

В первый день слушания дела, были допрошены многочисленные свидетели преступления. Все они, были удивлены жестокостью и вызывающим поведением, наглостью и бравадой подсудимых.

Каждый подчеркивал, что все происходило на глазах прохожих, недалеко автобусная остановка. Избиение потерпевшего, видели дети, которые играли во дворе дома.

На второй деть судебного заседания, судья объявил:

- Слово предоставляется подсудимому Крылову.

 

Вот ее сын, ее кровиночка, подумала Крылова, неужели его посадят? Она уже не вспоминала, что он вежливый, спокойный, добрый…

 

- Мы с другом, зашли после школы в летнее кафе, взяли крепкого пива, каждый по двух литровой бутылки. Когда выходили, я наступил на ногу женщине, которая сидела вместе с потерпевшим.

Вот она, в зале, - он показал указательным пальцем на представителя потерпевшего.

- Женщина ойкнула. Я до этого уже выпил вместе со Степановым по большой бутылке. Она сказала: «Осторожнее»! А я ответил, чтобы не «расклячивалась».

 

Судья обратил внимание на выражение лица  матери подсудимого,  оно, вдруг, стало заметно бледнее, и, будто вытягивалось.

Отец Крылова, встал с места.

 

Судебный пристав, подошел к отцу Крылова. Тот, взглянув на пристава, сел в кресло.

 

Подсудимый, не глядя в сторону своих родителей, продолжил:

- Тогда этот мужик, потерпевший, встал и назвал нас «козлами».  Крылов вызывающе посмотрел на жену убитого и продолжил:

- А ведь это не по «понятиям». Это «опущенные», «женщины» в мужской зоне. За это на зоне, жизни лишают!

 

Жена потерпевшего, не выдержала, крикнула с места:

- Но мы ведь не в «зоне»! Да и ты ведь не был судим!

Плача, она уже тихим голосом, будто высказывая свои мысли вслух, закончила:

- И откуда набрался всего?

 

Подсудимый, словно поперхнулся, повернулся к своим родителям, посмотрел в лицо отца и вызывающе продолжил:

- Надо выбирать выражения!

 

После оглашения приговора, родители подсудимых, подошли к потерпевшей:

- Вы нас извините! Может, мы, чем поможем вашим детям? Мы ведь не этому их учили! Но ведь нашим детям дали по десять лет лишения свободы!

- В этом вы больше виноваты! - Ответила потерпевшая. - Кто мне вернет мужа, а детям отца? Много дали? У нас мягкие законы к убийцам, жал только семнадцать лет им…  Да их самих… - Она помолчала, потом продолжила:

- От вас, мне ничего не надо, вы уже все сделали, воспитали убийц! Да и они, уже достаточно взрослые, пусть отвечают за свои дела сами! А вы живите спокойно, если совесть позволяет!

 

Она оглянулась.

Из зала судебного заседания, вывели осужденных Крылова и Семенова. Наручники на руках, застегнуты сзади. Они уже не улыбались, не перешептывались. Лица бледные, губы плотно сжаты, головы опущены.

 

Родители, пытались побежать к своим детям, но судебный пристав, преградил им дорогу.

Рейтинг: 0 783 просмотра
Комментарии (2)
Светлана Тен # 10 марта 2012 в 17:01 0
Сюжет отличный. Пересказ есть, а показа нет. И концовка, наверное,должна быть без выводов. Читатель сам задумается и сделает правильные выводы, автору надо лишь натолкнуть на них.
Владимир Винников # 11 марта 2012 в 02:59 0
Но не каждый делает правильные выводы...