прыжок

                       

Служил я в радиотехнических войсках ПВО в Алма-Ате, так раньше звучало название этого города. Это, кажется, было так давно: начало шестидесятых прошлого века. Звучит довольно-таки внушительно, а прошло каких-то сорок лет. Время было не то чтобы очень тревожное, но рота всегда находилась в готовности номер один. А людей в роте управления хватало только-только на две смены, да и на наряды. Вот и «пахали» в две смены – ночную и дневную.

  Однажды, после дневного дежурства, когда до отбоя оставалось часа два, и делать было нечего, мы лежали за казармой на траве в лучах заходящего солнца. Как всегда – трепались обо всём и ни о чём. Я уже два дня валял дурака: пристроился на хозработы. Надоело сидеть под землей, застегнутым на все пуговки, когда на улице лето. А на КП – духота, вентиляция гонит горячий воздух, из-под наушников течет пот, гимнастерка тоже влажная от пота. Фу! А тут третий год службы на исходе, скоро домой.… Приедешь – спросят: «Где служил?»

- В Алма-Ате!

- А что такой бледный?

- В подвале сидел…

Вот смеху-то будет; кто поверит, что служба такая.

Ну, так вот, лежим мы – ребята спрашивают:

- Ну, что, Влад, сильно загорел?

- Ха! Спрашиваешь! Купались пару раз, благо сегодня резали дёрн для строящегося стадиона в городке.

- Что за пруды?

-  Какого-то рыбхозяйства: карпов разводят.

- Ну, и как?

-                      Что как – разводят или отдыхать? Конечно, здорово – солнце, воздух и вода. Нарежешь машину дёрна, загрузишь, и-и в воду. Плывешь, а рядом маленькие катерки шныряют – змейки плавают. Красота!

-                      Врешь!

-                      Гад буду, я одну поймал.

-                      Фу, какая мерзость. Ты ври, ври, да не завирайся. Змею он поймал! Да, я, наверно, только увижу её и тут же кончусь, - Манзюк, детинушка под метр девяносто, весь передернулся.

-                      Что-то не спешишь кончаться.

-                      А чего бы мне…

-                      Да сам пригрел на своем животике гада ползучего.

Юрка приподнял голову и посмотрел на свой живот. А там лежит водяной ужик сантиметров тридцать длиной и толщиной чуть больше карандаша: это я его тихонько положил.

-                     Ух!!!

С положения - лежа, Юрка умудрился прыгнуть в сторону метра на три. Бедный ужик отлетел метров на десять.

-                      Га-га-га, гы-гы-гы, ха-ха-ха!

От хохота катались полтора десятка здоровых парней, казалось - листва с деревьев осыплется. Юрка стоял бледный, потом лицо его побагровело, пудовые кулаки сжались, он силился что-то сказать, но, видя хохочущие рожи своих друзей, не знал что предпринять – то ли набить мне морду, то ли…

-                      Ой, мамочки, не могу, - катался по траве Мишка Зайцев, - такого большого, такой маленький ужик напугал до смерти…

Я незаметно, поймав ужика, сунул Мишке под гимнастерку.

-                      А-а-а-а! – Мишка вскочил, расстегнул ремень и вытряхнул ужика, при этом совершая почище Юркиного.

Здесь уже Юрка расхохотался и повалился на траву. Я поднял ужа и засунул себе за пазуху.

-                      Иди, выкинь его сейчас же. Убить его надо.

-                      Что он вам сделал плохого; миленький, маленький. Хотите, я расскажу про свой прыжок?

-                      Давай, ври.

-                      Врать не буду, есть тому свидетель – спросите у Товменко. Помните, весной мы с ним всю смену ухой накормили первый раз?

А история была такова. Обед солдатский состоит не из деликатесов – щи, да каша. Надоело. Рядом с нашим КП был овраг, а по дну его текла речушка, шириной около метра. Она начиналась где-то в Заилийском Алатау. Вода чистая – с горных ледников. В ней водилась форелька и маринка. Рыба вкусная. Вот я и вспомнил, как в детстве ловили корзиной усачей в такой же небольшой речушке у себя на родине. Вместо корзины сделали большой сачок. Радиостанция ефрейтора Товменко была в полутора километрах от КП. Юрка позвонил оперативному дежурному, якобы ему требуется моя помощь.

-                      Так вот, взяли мы свой сачок, ведро и сегмент антенной штанги; он где-то, как вы знаете, около трех метров, но легкий – алюминиевый, и пошли в овраг. Юрка взялся работать с сачком, ну, а мне пришлось бухать сегментом, гоня рыбу в сачок. Я отошел метров на двадцать и погнал рыбу. Когда я был в метре от сачка, Юрка вытащил его. На дне сачка трепыхались десятка два серебристых рыбин. Так за несколько раз, спускаясь всё ниже по течению, мы наловили полное ведро отличнейшей рыбы.

-                      Ну, ты, любитель-рыболов, короче!

-                      Ну, вот, возвращаемся назад на станцию. Я решил перепрыгнуть речушку, опираясь на шест, «выдернуться» решил. Короче, лечу и в полёте уже вижу куда приземляюсь…

Я закурил: все, что произошло тогда, быстро пронеслось передо мной:

-                      О, ужас! – я приземлился в клубок змей. Мультики видели? – нет, скорее обратный кадр – так же спиной назад я оказался на обратной стороне речушки. Спина была мокрая от страха.

-                      Хорошо, что не штаны, - отомстил мне Мишка.

-                      Кстати об обратном кадре, - Сашка Рыков, мой земляк из Кустаная, приподнялся на локоть, - у меня был прыжок почище, правда, без змей, но смешней. В середине мая прошлого года, помните, нас пятерых послали приводить в порядок пионерский лагерь ТуркВО к сезону, жара стояла под сорок, а в горах без ветра - пекло. Рядом озеро. На той стороне «гражданские» купаются. Дети визжат. Ну, мы и упросили старлея разрешить искупаться и нам. Тот, улыбаясь, разрешил, ничего нам не сказав. Глубина у берега позволяла нырять. Ну, мы разделись и с разгону в воду…

Сашка сделал паузу:

-                      Видели, как пингвины выпрыгивают на льдину? Вот то же произошло и с нами – вода с тающего ледника, ледяная в прямом смысле. Это надо было видеть: пятеро пингвинов вылетели из воды как из кипятка. Вот так и показалось, что бросили в кипяток. Потом мы все-таки искупались. Зато хохотали до слез.

-                      Вот у меня…

-                      Рота связи, выходи строиться на вечернюю прогулку….

 

 

 

© Copyright: Владимир Труфакин, 2013

Регистрационный номер №0134305

от 1 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0134305 выдан для произведения:

                       

Служил я в радиотехнических войсках ПВО в Алма-Ате, так раньше звучало название этого города. Это, кажется, было так давно: начало шестидесятых прошлого века. Звучит довольно-таки внушительно, а прошло каких-то сорок лет. Время было не то чтобы очень тревожное, но рота всегда находилась в готовности номер один. А людей в роте управления хватало только-только на две смены, да и на наряды. Вот и «пахали» в две смены – ночную и дневную.

  Однажды, после дневного дежурства, когда до отбоя оставалось часа два, и делать было нечего, мы лежали за казармой на траве в лучах заходящего солнца. Как всегда – трепались обо всём и ни о чём. Я уже два дня валял дурака: пристроился на хозработы. Надоело сидеть под землей, застегнутым на все пуговки, когда на улице лето. А на КП – духота, вентиляция гонит горячий воздух, из-под наушников течет пот, гимнастерка тоже влажная от пота. Фу! А тут третий год службы на исходе, скоро домой.… Приедешь – спросят: «Где служил?»

- В Алма-Ате!

- А что такой бледный?

- В подвале сидел…

Вот смеху-то будет; кто поверит, что служба такая.

Ну, так вот, лежим мы – ребята спрашивают:

- Ну, что, Влад, сильно загорел?

- Ха! Спрашиваешь! Купались пару раз, благо сегодня резали дёрн для строящегося стадиона в городке.

- Что за пруды?

-  Какого-то рыбхозяйства: карпов разводят.

- Ну, и как?

-                      Что как – разводят или отдыхать? Конечно, здорово – солнце, воздух и вода. Нарежешь машину дёрна, загрузишь, и-и в воду. Плывешь, а рядом маленькие катерки шныряют – змейки плавают. Красота!

-                      Врешь!

-                      Гад буду, я одну поймал.

-                      Фу, какая мерзость. Ты ври, ври, да не завирайся. Змею он поймал! Да, я, наверно, только увижу её и тут же кончусь, - Манзюк, детинушка под метр девяносто, весь передернулся.

-                      Что-то не спешишь кончаться.

-                      А чего бы мне…

-                      Да сам пригрел на своем животике гада ползучего.

Юрка приподнял голову и посмотрел на свой живот. А там лежит водяной ужик сантиметров тридцать длиной и толщиной чуть больше карандаша: это я его тихонько положил.

-                     Ух!!!

С положения - лежа, Юрка умудрился прыгнуть в сторону метра на три. Бедный ужик отлетел метров на десять.

-                      Га-га-га, гы-гы-гы, ха-ха-ха!

От хохота катались полтора десятка здоровых парней, казалось - листва с деревьев осыплется. Юрка стоял бледный, потом лицо его побагровело, пудовые кулаки сжались, он силился что-то сказать, но, видя хохочущие рожи своих друзей, не знал что предпринять – то ли набить мне морду, то ли…

-                      Ой, мамочки, не могу, - катался по траве Мишка Зайцев, - такого большого, такой маленький ужик напугал до смерти…

Я незаметно, поймав ужика, сунул Мишке под гимнастерку.

-                      А-а-а-а! – Мишка вскочил, расстегнул ремень и вытряхнул ужика, при этом совершая почище Юркиного.

Здесь уже Юрка расхохотался и повалился на траву. Я поднял ужа и засунул себе за пазуху.

-                      Иди, выкинь его сейчас же. Убить его надо.

-                      Что он вам сделал плохого; миленький, маленький. Хотите, я расскажу про свой прыжок?

-                      Давай, ври.

-                      Врать не буду, есть тому свидетель – спросите у Товменко. Помните, весной мы с ним всю смену ухой накормили первый раз?

А история была такова. Обед солдатский состоит не из деликатесов – щи, да каша. Надоело. Рядом с нашим КП был овраг, а по дну его текла речушка, шириной около метра. Она начиналась где-то в Заилийском Алатау. Вода чистая – с горных ледников. В ней водилась форелька и маринка. Рыба вкусная. Вот я и вспомнил, как в детстве ловили корзиной усачей в такой же небольшой речушке у себя на родине. Вместо корзины сделали большой сачок. Радиостанция ефрейтора Товменко была в полутора километрах от КП. Юрка позвонил оперативному дежурному, якобы ему требуется моя помощь.

-                      Так вот, взяли мы свой сачок, ведро и сегмент антенной штанги; он где-то, как вы знаете, около трех метров, но легкий – алюминиевый, и пошли в овраг. Юрка взялся работать с сачком, ну, а мне пришлось бухать сегментом, гоня рыбу в сачок. Я отошел метров на двадцать и погнал рыбу. Когда я был в метре от сачка, Юрка вытащил его. На дне сачка трепыхались десятка два серебристых рыбин. Так за несколько раз, спускаясь всё ниже по течению, мы наловили полное ведро отличнейшей рыбы.

-                      Ну, ты, любитель-рыболов, короче!

-                      Ну, вот, возвращаемся назад на станцию. Я решил перепрыгнуть речушку, опираясь на шест, «выдернуться» решил. Короче, лечу и в полёте уже вижу куда приземляюсь…

Я закурил: все, что произошло тогда, быстро пронеслось передо мной:

-                      О, ужас! – я приземлился в клубок змей. Мультики видели? – нет, скорее обратный кадр – так же спиной назад я оказался на обратной стороне речушки. Спина была мокрая от страха.

-                      Хорошо, что не штаны, - отомстил мне Мишка.

-                      Кстати об обратном кадре, - Сашка Рыков, мой земляк из Кустаная, приподнялся на локоть, - у меня был прыжок почище, правда, без змей, но смешней. В середине мая прошлого года, помните, нас пятерых послали приводить в порядок пионерский лагерь ТуркВО к сезону, жара стояла под сорок, а в горах без ветра - пекло. Рядом озеро. На той стороне «гражданские» купаются. Дети визжат. Ну, мы и упросили старлея разрешить искупаться и нам. Тот, улыбаясь, разрешил, ничего нам не сказав. Глубина у берега позволяла нырять. Ну, мы разделись и с разгону в воду…

Сашка сделал паузу:

-                      Видели, как пингвины выпрыгивают на льдину? Вот то же произошло и с нами – вода с тающего ледника, ледяная в прямом смысле. Это надо было видеть: пятеро пингвинов вылетели из воды как из кипятка. Вот так и показалось, что бросили в кипяток. Потом мы все-таки искупались. Зато хохотали до слез.

-                      Вот у меня…

-                      Рота связи, выходи строиться на вечернюю прогулку….

 

 

 

Рейтинг: +1 176 просмотров
Комментарии (2)
mozarella (Элина Маркова) # 25 февраля 2014 в 23:58 0
Хорошо пишите, Владимир! Приятно читать размеренную грамотную речь. Солдатские байки - вещь увлекательная, а у вас они еще и хорошо обработаны. Буду рада, если заглянете ко мне. rose
Владимир Труфакин # 26 февраля 2014 в 12:07 0
Спасибо!
Популярная проза за месяц
145
126
123
102
98
97
97
94
93
91
91
90
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
80
80
79
77
77
75
74
74
74
73
70
70
46