ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Проклятая любовь

Проклятая любовь

24 сентября 2013 - митрофанов валерий
article161116.jpg

В тот   год   осень как будто  заблудилась   в  таёжных  буреломах  и чащобах, уснула   на широких  полях, утонула   в заводях  рек, хотя  её   все живущие  в  маленьком лесном  посёлке, притаившемся  на берегу тихой  реки ждали  с нетерпением. А лето  было жарким и всем хотелось долгожданной прохлады. На  календаре  был конец  сентября,  а дня  два  назад над  посёлком  бушевала гроза,    будто вернувшись  из  прошедшего  и  знойного лета.  После грозы   верующие  не того в Бога, не  то  в нечисть  местные  старушки шептались  между  собой, глядя на  чёрные  тучи:

-Не  к  добру!   К беде!

Беда не заставила  себя  ждать  -  через  несколько дней  после  грозы  повесился   в своём  доме молодой  мужик Серёга Ветошкин, а было ему от роду  всего  тридцать лет.  Казалось,   причин    ни каких  не было,  чтобы в петлю  лезть, жил  как  все, даже  лучше   некоторых. Хотя   и разведённый  был, дочку   от   первого брака   имел, но  после развода не  долго   думая, сошёлся  с   женщиной и жил  своим  домом, отдельно от матери.   Только на  кладбище,  прощаясь  серёгина мать – Анна Васильевна, не старая  ещё  женщина с чёрными, как   смоль волосами  и такими же  глазами, бросая   заплаканный носовой  платок, как   самое драгоценное  в могилу  причитала, захлёбываясь   от горя:

-Проклятая любовь….любовь   проклятая  его  погубила!

Оттащили  от края могилы  Анну Васильевну подруги, дали  нашатыря  понюхать, стопку   предложили. Но  не пила  она  вина, когда  уже  и  у  креста поминали и дома за  столом, она  всё вспоминала,  и пыталась  понять, что она просмотрела, почему  не уберегла  сына  от смертной  петли.

Он был нежданным ребёнком  и того хуже, беременность совпала  с трудностями  в  жизни, в тот год  Анна  сильно болела, в семье и так было  трое детей, а тут  четвёртый. Не сразу  поверила и осознала, что в ней  зародилась новая жизнь. А когда  поняла, то с мужем и советоваться не стала, отправилась  в райцентр  к  акушеру. А тот -  видавший  на своём веку  много  женщин, глядя усталыми глазами на Анну лишь  спросил:

-Сейчас  аборт или  подумаешь? – и,  поймав её  потухший  взгляд, распорядился -  готовься, тянуть не станем!

Но операция  прошла  неудачно и ничего не подозревавшая женщина, работая  на  стройке вдруг, неся  кирпичи,  повалилась на землю. Подруги подхватили её:

- Что сердце?

-Да, голова  чего - то зашумела  и не пила кажется! -  рассмеялась Анна   в ответ, а саму  как током  прошибло: «Беременна!» и   вправду, уже  у того же  акушера  она  услышала приговор:

-Рожать, красавица, надо! Рожать!

-А что  если урод какой? Ведь  после операции, что потом делать? Навозишься…- обратилась она  к врачу. Тот  только  развёл руками:

-Срок, голубушка, большой! Рожать надо!

Перед родами  сильно  волновалась. Кляла  себя за  то,  что согласилась на  операцию, что мужа  не спросилась. Пошла  было к бабушке  одной верующей  совета  попросить, да чего - то испугалась и  стала  покорно ждать исхода. Рожала  без  особых мук, слышала, что  ребёнок  сразу закричал.

-Мальчик, здоровый! Мамаша, вы меня  слышите? -  успокоил доктор. У  Анны  отлегло от сердца, но   грех остался, затаился  в сердце, как холодный камень  не давал любить  сына по- настоящему без  оглядки на прошлое. С  первых дней  берегла его больше  всех, потакая  без меры. Может  от того  и вырос он грубоватым, с  холодными глазами.  И когда  первый раз женился, то  жена  его Машенька через  три года  уехала к  своим  родителям, особо  не споря, не затевая ссор  и разборок, хотя  и прятала  под платком огромный  синяк  на виске:

-Чуть не убил, изверг!  - жаловалась  она  своим родителям.

После развода  мать решила принять сына  к  себе  в  свой дом:

-Живи, Серёженька! Всё  есть! Накормлю, постираю…ты  только не переживай, всё  утрясётся, ведь  со всеми  бывает…только потерпеть надо.

Сын на предложение матери согласился, и  казалось  тогда Анне, что  она  спасла сына  своей  заботой. Но через  полгода она  узнала, что сын  встречается  с Наташкой Свистуновой, женщиной недалёкой, распутной  и скандальной. Слава о ней   ходила и летала  по всему  району, многих  мужиков она  с панталыги  сбила. С ума  свела, несколько семей  разбила. И всё  своей  неуёмной красотой, как-то  просто  у ней это   получалось  окрутить мужика, чуть бровью  поведёт –  и мужик  у  её ног  как  собачонка вьётся. Только  хвостом не виляет, в глаза  ей  заглядывает, нежности  ждёт. А Наташка  то ногой его  пнёт, то пощёчину  влепит и всё  с  насмешками и издёвками. Была  она  стройной с  красивыми вьющимися  волосами, рассыпающимися как  золотые брызги по   покатым плечам. Носила  она  всегда  яркие   платья, облегающие  её крепкое  и  статное тело. Говорила  она  грубо и,  смеясь, показывала своим любовникам  ровные  и прямые белые   зубки. В  ярости она даже  кусала  ими своих  ухажёров, потому  многие её  мужчины  имели её  отметины, как напоминание  о наташкиной  любви. Со  временем привыкла  пить  вино  и курить, запрещая  своим любовникам  в её присутствии  делать то же  самое. И вообще, она  была  очень своеобразной  натурой, отвергавшей  многие моральные  принципы, казалось, она никогда не знала  таких  слов как  честность  и долг. Для неё  существовала  только всё  пожирающая  страсть. Многим виделось,  что  в этом  красивом  теле был  спрятан  ужасный и безжалостный  зверь, убивавший  всех без  разбору, вырывающий  сердце и душу. Вот  в  такой капкан, стальные  тиски  и попал Серёга, хотя  сам  был жестоким   и сильным, но  при Натахе терял  волю и был  похож на ребёнка,  отбившегося  от матери.

-Ты, Серёженька, чего не похвастаешь? Весь  посёлок  говорит. Только  я не  знала,  какую  ты себе  подругу  нашёл…и зачем  тебе  эта  мерёжа  нужна? Загубит  она тебя, погубит, сыночек! Брось ты её  пока  не поздно, ведь на  ней  и клейма  уже негде  ставить. - как - то не сдержалась Анна. Но сын  не  ушёл от разговора, а  побагровев и сжав  кулаки,   ответил матери, глядя  в  тёмное окно:

-Я люблю  её, мама! Люблю,  и жить с ней  буду! Буду, слышишь…и если не в  твоём доме, если  ты против, то я  уйду. Слышишь? Уйду! Не перечь  мне. А то, что другие  трёкают по деревне  -  меня не касается… Она тоже  меня любит, любит, понимаешь! И, баста!

Через неделю  сын, собрав  свои вещи,  ушёл от матери к  Наташке, что жила в  маленькой  и грязной квартирке  в  конце посёлка. Анна  ни разу  не ходила туда,  до  того самого страшного  дня.

Прожил Серёга  с Наташкой всего год, но какой! Как она измывалась над  ним, как  терзала его  сердце, устраивая  сцены ревности  и разыгрывая  целые пьесы  на  трагические темы:

-Да, ты  - скотина! Где деньги? Почему  мало? Ухожу от тебя!

В другой  раз она резко  менялась  в лице, расцветая  нежностью и лаской:

-Сергунчик, прелесть ты  моя! Кая я люблю  тебя! Как  сладко мне с  тобой, ты не представляешь, мордашка  ты не бритая…Я  хочу тебя.

И Серёга  таял, валялся  в ногах, просил со слезами  прощения  перед этой  падшей  женщиной, даже  не понимая, в чём состояла  его  вина. На работе  мужики  и товарищи наставляли  его, пытаясь открыть  влюблённому глаза:

-Да, крутит она  тобой, стерва! Сколько мужиков  сгубила. Врежь  ей хорошенько  или уйди и весь разговор!

Серёга на такие слова  сердился, отмалчивался  или  ругался  в ответ, сжимая  высохшие скулы:

-Нашлись учителя! А  сами- то как живёте? Против  баб и слова сказать не смеете. А что ваши? Так  квашни старые. А моя…залюбуешься! Наверное,  заглядывались, черти!

Однажды  Натаха пропала, пропала  совсем. Искали  всем  миром, даже в  полицию бегали. Да  зря суетились, через  неделю  она сама  приехала, да  не одна, а  с очередным ухажёром. Домой  она  к Серёге не пошла, а остановилась  пожить у  своей подруги. Эту  весть  быстро растрезвонили  по посёлку.

В тот же вечер  сверкала и гремела  гроза, заливая  улицы и огороды. И  с этой  грозы  Анна  не смогла  уснуть вторую ночь, ворочалась и чувствовала, как  болит сердце от обиды, от сыновьих  укоров. Она  включила  свет, потянулась  к комоду  за лекарством  и вдруг  услышала, как за  окном  кто-то заплакал, она  слышала всхлипывание  и даже  истошный крик.

-Может  гроза что  наделала? – подумала  она, и только успокоилась  как рядом, совсем почти  у плеча тихо   кто-то  позвал её:

-Мама!

«Сын – Серёженька!»- сорвалось  и покатилось на  пол  её сердечко, открылись   глаза, как будто  сбросив  пелену, душа скинула  страшный  камень  обиды,  чёрные  крылья беды затмили  разум. Анна  не одеваясь, босиком   выбежала на улицу, ещё  где-то  за лесом   краснел  закат, она бежала  и бежала   к дому сына,  сама себе не отдавая отчёта в  своём поступке. Пытаясь решить  самую главную проблему  своей  жизни – помочь  сыну. Что за беда, что за  несчастье  стряслось с  сыном,  она  не могла  представить, но  она была готова  теперь по-настоящему помочь  ему, простить  его  и покаяться  перед  ним за  свой  грех. Она подбежала  к калитке  его дома и увидела, что  дом  был открыт, она   вошла в тёмную  квартиру, пытаясь нащупать  выключатель на  стене кухни:

-Сынок, ты  дома? Серёжа… - позвала  она, но тишина  давила  уши, она не слышала  ни дыхания,  ни храпа  сына. Ещё  сильнее страх пронзил  её  тело и в этот момент её рука  нащупала  выключатель, свет загорелся  на  миг ослепив женщину. Она зажмурилась  и открыла  глаза, прямо  перед ней висело  обезображенное  смертью тело её  сына. Она  тронула его  руки, они были ещё  тёплыми. Схватив нож и взобравшись на табурет, она  отрезала  верёвку, труп упал  на  пол, разбросав  руки по сторонам. Анна  упала на  сына, не веря   в случившееся.

 

 

 

 

 

© Copyright: митрофанов валерий, 2013

Регистрационный номер №0161116

от 24 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0161116 выдан для произведения:

В тот   год   осень как будто  заблудилась   в  таёжных  буреломах  и чащобах, уснула   на широких  полях, утонула   в заводях  рек, хотя  её   все живущие  в  маленьком лесном  посёлке, притаившемся  на берегу тихой  реки ждали  с нетерпением. А лето  было жарким и всем хотелось долгожданной прохлады. На  календаре  был конец  сентября,  а дня  два  назад над  посёлком  бушевала гроза,    будто вернувшись  из  прошедшего  и  знойного лета.  После грозы   верующие  не того в Бога, не  то  в нечисть  местные  старушки шептались  между  собой, глядя на  чёрные  тучи:

-Не  к  добру!   К беде!

Беда не заставила  себя  ждать  -  через  несколько дней  после  грозы  повесился   в своём  доме молодой  мужик Серёга Ветошкин, а было ему от роду  всего  тридцать лет.  Казалось,   причин    ни каких  не было,  чтобы в петлю  лезть, жил  как  все, даже  лучше   некоторых. Хотя   и разведённый  был, дочку   от   первого брака   имел, но  после развода не  долго   думая, сошёлся  с   женщиной и жил  своим  домом, отдельно от матери.   Только на  кладбище,  прощаясь  серёгина мать – Анна Васильевна, не старая  ещё  женщина с чёрными, как   смоль волосами  и такими же  глазами, бросая   заплаканный носовой  платок, как   самое драгоценное  в могилу  причитала, захлёбываясь   от горя:

-Проклятая любовь….любовь   проклятая  его  погубила!

Оттащили  от края могилы  Анну Васильевну подруги, дали  нашатыря  понюхать, стопку   предложили. Но  не пила  она  вина, когда  уже  и  у  креста поминали и дома за  столом, она  всё вспоминала,  и пыталась  понять, что она просмотрела, почему  не уберегла  сына  от смертной  петли.

Он был нежданным ребёнком  и того хуже, беременность совпала  с трудностями  в  жизни, в тот год  Анна  сильно болела, в семье и так было  трое детей, а тут  четвёртый. Не сразу  поверила и осознала, что в ней  зародилась новая жизнь. А когда  поняла, то с мужем и советоваться не стала, отправилась  в райцентр  к  акушеру. А тот -  видавший  на своём веку  много  женщин, глядя усталыми глазами на Анну лишь  спросил:

-Сейчас  аборт или  подумаешь? – и,  поймав её  потухший  взгляд, распорядился -  готовься, тянуть не станем!

Но операция  прошла  неудачно и ничего не подозревавшая женщина, работая  на  стройке вдруг, неся  кирпичи,  повалилась на землю. Подруги подхватили её:

- Что сердце?

-Да, голова  чего - то зашумела  и не пила кажется! -  рассмеялась Анна   в ответ, а саму  как током  прошибло: «Беременна!» и   вправду, уже  у того же  акушера  она  услышала приговор:

-Рожать, красавица, надо! Рожать!

-А что  если урод какой? Ведь  после операции, что потом делать? Навозишься…- обратилась она  к врачу. Тот  только  развёл руками:

-Срок, голубушка, большой! Рожать надо!

Перед родами  сильно  волновалась. Кляла  себя за  то,  что согласилась на  операцию, что мужа  не спросилась. Пошла  было к бабушке  одной верующей  совета  попросить, да чего - то испугалась и  стала  покорно ждать исхода. Рожала  без  особых мук, слышала, что  ребёнок  сразу закричал.

-Мальчик, здоровый! Мамаша, вы меня  слышите? -  успокоил доктор. У  Анны  отлегло от сердца, но   грех остался, затаился  в сердце, как холодный камень  не давал любить  сына по- настоящему без  оглядки на прошлое. С  первых дней  берегла его больше  всех, потакая  без меры. Может  от того  и вырос он грубоватым, с  холодными глазами.  И когда  первый раз женился, то  жена  его Машенька через  три года  уехала к  своим  родителям, особо  не споря, не затевая ссор  и разборок, хотя  и прятала  под платком огромный  синяк  на виске:

-Чуть не убил, изверг!  - жаловалась  она  своим родителям.

После развода  мать решила принять сына  к  себе  в  свой дом:

-Живи, Серёженька! Всё  есть! Накормлю, постираю…ты  только не переживай, всё  утрясётся, ведь  со всеми  бывает…только потерпеть надо.

Сын на предложение матери согласился, и  казалось  тогда Анне, что  она  спасла сына  своей  заботой. Но через  полгода она  узнала, что сын  встречается  с Наташкой Свистуновой, женщиной недалёкой, распутной  и скандальной. Слава о ней   ходила и летала  по всему  району, многих  мужиков она  с панталыги  сбила. С ума  свела, несколько семей  разбила. И всё  своей  неуёмной красотой, как-то  просто  у ней это   получалось  окрутить мужика, чуть бровью  поведёт –  и мужик  у  её ног  как  собачонка вьётся. Только  хвостом не виляет, в глаза  ей  заглядывает, нежности  ждёт. А Наташка  то ногой его  пнёт, то пощёчину  влепит и всё  с  насмешками и издёвками. Была  она  стройной с  красивыми вьющимися  волосами, рассыпающимися как  золотые брызги по   покатым плечам. Носила  она  всегда  яркие   платья, облегающие  её крепкое  и  статное тело. Говорила  она  грубо и,  смеясь, показывала своим любовникам  ровные  и прямые белые   зубки. В  ярости она даже  кусала  ими своих  ухажёров, потому  многие её  мужчины  имели её  отметины, как напоминание  о наташкиной  любви. Со  временем привыкла  пить  вино  и курить, запрещая  своим любовникам  в её присутствии  делать то же  самое. И вообще, она  была  очень своеобразной  натурой, отвергавшей  многие моральные  принципы, казалось, она никогда не знала  таких  слов как  честность  и долг. Для неё  существовала  только всё  пожирающая  страсть. Многим виделось,  что  в этом  красивом  теле был  спрятан  ужасный и безжалостный  зверь, убивавший  всех без  разбору, вырывающий  сердце и душу. Вот  в  такой капкан, стальные  тиски  и попал Серёга, хотя  сам  был жестоким   и сильным, но  при Натахе терял  волю и был  похож на ребёнка,  отбившегося  от матери.

-Ты, Серёженька, чего не похвастаешь? Весь  посёлок  говорит. Только  я не  знала,  какую  ты себе  подругу  нашёл…и зачем  тебе  эта  мерёжа  нужна? Загубит  она тебя, погубит, сыночек! Брось ты её  пока  не поздно, ведь на  ней  и клейма  уже негде  ставить. - как - то не сдержалась Анна. Но сын  не  ушёл от разговора, а  побагровев и сжав  кулаки,   ответил матери, глядя  в  тёмное окно:

-Я люблю  её, мама! Люблю,  и жить с ней  буду! Буду, слышишь…и если не в  твоём доме, если  ты против, то я  уйду. Слышишь? Уйду! Не перечь  мне. А то, что другие  трёкают по деревне  -  меня не касается… Она тоже  меня любит, любит, понимаешь! И, баста!

Через неделю  сын, собрав  свои вещи,  ушёл от матери к  Наташке, что жила в  маленькой  и грязной квартирке  в  конце посёлка. Анна  ни разу  не ходила туда,  до  того самого страшного  дня.

Прожил Серёга  с Наташкой всего год, но какой! Как она измывалась над  ним, как  терзала его  сердце, устраивая  сцены ревности  и разыгрывая  целые пьесы  на  трагические темы:

-Да, ты  - скотина! Где деньги? Почему  мало? Ухожу от тебя!

В другой  раз она резко  менялась  в лице, расцветая  нежностью и лаской:

-Сергунчик, прелесть ты  моя! Кая я люблю  тебя! Как  сладко мне с  тобой, ты не представляешь, мордашка  ты не бритая…Я  хочу тебя.

И Серёга  таял, валялся  в ногах, просил со слезами  прощения  перед этой  падшей  женщиной, даже  не понимая, в чём состояла  его  вина. На работе  мужики  и товарищи наставляли  его, пытаясь открыть  влюблённому глаза:

-Да, крутит она  тобой, стерва! Сколько мужиков  сгубила. Врежь  ей хорошенько  или уйди и весь разговор!

Серёга на такие слова  сердился, отмалчивался  или  ругался  в ответ, сжимая  высохшие скулы:

-Нашлись учителя! А  сами- то как живёте? Против  баб и слова сказать не смеете. А что ваши? Так  квашни старые. А моя…залюбуешься! Наверное,  заглядывались, черти!

Однажды  Натаха пропала, пропала  совсем. Искали  всем  миром, даже в  полицию бегали. Да  зря суетились, через  неделю  она сама  приехала, да  не одна, а  с очередным ухажёром. Домой  она  к Серёге не пошла, а остановилась  пожить у  своей подруги. Эту  весть  быстро растрезвонили  по посёлку.

В тот же вечер  сверкала и гремела  гроза, заливая  улицы и огороды. И  с этой  грозы  Анна  не смогла  уснуть вторую ночь, ворочалась и чувствовала, как  болит сердце от обиды, от сыновьих  укоров. Она  включила  свет, потянулась  к комоду  за лекарством  и вдруг  услышала, как за  окном  кто-то заплакал, она  слышала всхлипывание  и даже  истошный крик.

-Может  гроза что  наделала? – подумала  она, и только успокоилась  как рядом, совсем почти  у плеча тихо   кто-то  позвал её:

-Мама!

«Сын – Серёженька!»- сорвалось  и покатилось на  пол  её сердечко, открылись   глаза, как будто  сбросив  пелену, душа скинула  страшный  камень  обиды,  чёрные  крылья беды  разум. Анна  не одеваясь, босиком   выбежала на улицу, ещё  где-то  за лесом   краснел  закат, она бежала  и бежала   к дому сына,  сама себе не отдавая отчёта в  своём поступке. Пытаясь решить  самую главную проблему  своей  жизни – помочь  сыну. Что за беда, что за  несчастье  стряслось с  сыном,  она  не могла  представить, но  она была готова  теперь по-настоящему помочь  ему, простить  его  и покаяться  перед  ним за  свой  грех. Она подбежала  к калитке  его дома и увидела, что  дом  был открыт, она   вошла в тёмную  квартиру, пытаясь нащупать  выключатель на  стене кухни:

-Сынок, ты  дома? Серёжа… - позвала  она, но тишина  давила  уши, она не слышала  ни дыхания,  ни храпа  сына. Ещё  сильнее страх пронзил  её  тело и в этот момент её рука  нащупала  выключатель, свет загорелся  на  миг ослепив женщину. Она зажмурилась  и открыла  глаза, прямо  перед ней висело  обезображенное  смертью тело её  сына. Она  тронула его  руки, они были ещё  тёплыми. Схватив нож и взобравшись на табурет, она  отрезала  верёвку, труп упал  на  пол, разбросав  руки по сторонам. Анна  упала на  сына, не веря   в случившееся.

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 237 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 25 сентября 2013 в 22:10 0
Да, печальная и трагическая история. t7304 В жизни такое, увы, бывает.
митрофанов валерий # 26 сентября 2013 в 10:05 0
увы, согласен..... 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
92
91
91
90
86
82
79
78
73
72
70
69
66
66
66
64
63
61
60
58
58
56
54