ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → продолжение "зверьёв ..."

 

продолжение "зверьёв ..."

11 февраля 2014 - Vitall
   3. А звери это: 
   Волчищи. Это два кобеля. Блоковые отморозки. Туманище и Верный.
  Туманище – крупный и высокий на ногах восточник с неожиданно мягкой шерсткой, свалявшейся на спине в валенок. Неделю состригали. Почему неделю? Кусается, гад, потому что. В конце концов, отправил на заставу. В поисковых группах очень ловок был. Мог братвы китайской собрать штук несколько за раз. Очень азартно их обкусывал. 
   Верный. Громадный серый кавказец. Какой балбес ему такое имя выдал – покрыто мраком. На дреску не шел в принципе. Только на живчика. Постановка на блок – это шоу. Норовил каждого встречного прикусить. А если не успевал – то вожатого за гудок. Чтоб адреналин не зря пропадал. Вожатый ему за это пендаля. Кобель его уже адресно за гудок. Вожатый опять пендаля. Так и идут. Два кислых друга. На блоке развлекался тем, что выворачивал пеньки, на которые трос прикручен. Больше недели пеньки не жили. Этого никуда не дел. Хоть один отморозок, но нужен быть. И надо ж случиться – бомжик воровать щенов залез. Ростом не мелкий и с черенком от лопаты. Не помог ему дрын. Поломался об башку. Придурок не догадывался, что Верному дрын только азарту придаёт. А хавальника в аккурат на всю задницу хватило. Громко и жалостно кричал, зайка. Аж часовой с артскладов услышал и по телефону инструктора вызвонил. Спасли паршивца. Не всего только. Задницу зашили. Гипсу на руку приладили. Если еще раз на Верного не попадёт – то жить будет. Хороший был кобель. Как учебное пособие. Технику безопасности с вожатыми на нём отрабатывали. Не прощал ни одного неловкого движения. Зато если Верного смог покормить, потом забрать тарелку, выгулять и почистить вольер – тогда с любой другой собакой справится.
 
   4. Ирек (В общении Ирка). 
  Восточник 10 лет. Зонарно -рыжий. С бочкообразным тельцем. Высокий. С еле заметным бельмом на правом глазу и обкусанным кончиком левого уха. Сидел в будке под деревом. Когда-то был розыскным. После списания с заставы обиделся на всех и, как считали поколения три сержантов, искать и кусаться перестал. Первая встреча была неожиданной: передними лапами ко мне на плечи, лицом к щеке прижался и замер. Только хвостом по сторонам потихоньку. 
   После недельного торчания на питомнике и в кабинете надоело всё. Вышел на улочку. Посмотрел по сторонам. Нет. Не любят меня в этом городе. Некуда идти. Пошел на питомник, Ирку на верёвочку и поплелись мы в парк. Присели на лавочку. Я пью, Ирка закусывает. Выпили водочки. Съели хлеб и колбасу. Дедкам подходившим налили. Некоторые помоложе пытались хамить: братан, мол, зелёный с облезлым кабыздохом. Ирка смотрел с интересом, хвостиком по обыкновению повиливая. Ну, раз не кусается кобель – то мы и не хамили. Допили, что осталось, пивком шлифанули – и домой. Вернулись в общагу, лень было до питомника идти. Продрыхлись хорошо. Ирка со скуки сгрыз носок. Стираный причём. Вредитель. 
   В воскресенье подались на питомник. Сержанты уже следы кинули. Динка, бабуська престарелая, отказалась следить. Жарко, видать. Пришлось заправить Ирку с сержантом. Начали по прямой хорошо. Потом, на повороте, Ирка носом мотнул правильно, но побёг по тропинке. Лень в кусты было. Пришлось всех остановить. Сержант всё понял, но наябедничал, что Ирка всегда так. Не будет он. Пришлось взять дедка за ухо и строго так спросить. Ирка рот до ушей – ну ё маё, ведь помню: парк, пивы-водки-колбасы. Подскочил, хвостом мотнул – пошли мол, для друга – любой каприз. Побежали потихоньку. Без поискового зигзага. Нос вверх. Выше ушей. Углы по ниточке. Добежали до спрятанного сержанта. По команде «стой» - побежал диверсант. Ирка на ускорение. Намекаю – «фас», мол. На бегу обернулся, хвостом мотнул – яволь, сделаю, раз надо. Бросаю поводок. Ирка бьёт всем телом в плечи. Жалко сержанта. Маленький он, и дреска старая. Кто же ожидал такого? Я только в кино видел. Да в ДОСААФе, в детстве далёком, когда-то наблюдать приходилось. Сержант полетал и упал. Ирка его за шею зафиксировал и замер, а когда я добежал до обоих, отпустил и сел рядышком. Хвостом виляет и улыбается во весь рот. У сержантов ступор. Тот, которого уронили, пытается шевелиться. Кобель фиксирует за задницу – команды шевелиться не было. Беру на поводок. Уходим. Зверем оказывается зайка. 
   И тут вспомнил я вечер. Парк. Гулянье вчерашнее и местных хулиганов. А ведь мог бы сдуру направить Ирку на разборки. Испарина пробила. Поломал бы народ. Улыбаясь и виляя хвостиком. Ничего личного ведь. А для хорошего человека блеснуть талантом – всегда за радость. 

© Copyright: Vitall, 2014

Регистрационный номер №0189175

от 11 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0189175 выдан для произведения:    3. А звери это: 
   Волчищи. Это два кобеля. Блоковые отморозки. Туманище и Верный.
  Туманище – крупный и высокий на ногах восточник с неожиданно мягкой шерсткой, свалявшейся на спине в валенок. Неделю состригали. Почему неделю? Кусается, гад, потому что. В конце концов, отправил на заставу. В поисковых группах очень ловок был. Мог братвы китайской собрать штук несколько за раз. Очень азартно их обкусывал. 
   Верный. Громадный серый кавказец. Какой балбес ему такое имя выдал – покрыто мраком. На дреску не шел в принципе. Только на живчика. Постановка на блок – это шоу. Норовил каждого встречного прикусить. А если не успевал – то вожатого за гудок. Чтоб адреналин не зря пропадал. Вожатый ему за это пендаля. Кобель его уже адресно за гудок. Вожатый опять пендаля. Так и идут. Два кислых друга. На блоке развлекался тем, что выворачивал пеньки, на которые трос прикручен. Больше недели пеньки не жили. Этого никуда не дел. Хоть один отморозок, но нужен быть. И надо ж случиться – бомжик воровать щенов залез. Ростом не мелкий и с черенком от лопаты. Не помог ему дрын. Поломался об башку. Придурок не догадывался, что Верному дрын только азарту придаёт. А хавальника в аккурат на всю задницу хватило. Громко и жалостно кричал, зайка. Аж часовой с артскладов услышал и по телефону инструктора вызвонил. Спасли паршивца. Не всего только. Задницу зашили. Гипсу на руку приладили. Если еще раз на Верного не попадёт – то жить будет. Хороший был кобель. Как учебное пособие. Технику безопасности с вожатыми на нём отрабатывали. Не прощал ни одного неловкого движения. Зато если Верного смог покормить, потом забрать тарелку, выгулять и почистить вольер – тогда с любой другой собакой справится.
 
   4. Ирек (В общении Ирка). 
  Восточник 10 лет. Зонарно -рыжий. С бочкообразным тельцем. Высокий. С еле заметным бельмом на правом глазу и обкусанным кончиком левого уха. Сидел в будке под деревом. Когда-то был розыскным. После списания с заставы обиделся на всех и, как считали поколения три сержантов, искать и кусаться перестал. Первая встреча была неожиданной: передними лапами ко мне на плечи, лицом к щеке прижался и замер. Только хвостом по сторонам потихоньку. 
   После недельного торчания на питомнике и в кабинете надоело всё. Вышел на улочку. Посмотрел по сторонам. Нет. Не любят меня в этом городе. Некуда идти. Пошел на питомник, Ирку на верёвочку и поплелись мы в парк. Присели на лавочку. Я пью, Ирка закусывает. Выпили водочки. Съели хлеб и колбасу. Дедкам подходившим налили. Некоторые помоложе пытались хамить: братан, мол, зелёный с облезлым кабыздохом. Ирка смотрел с интересом, хвостиком по обыкновению повиливая. Ну, раз не кусается кобель – то мы и не хамили. Допили, что осталось, пивком шлифанули – и домой. Вернулись в общагу, лень было до питомника идти. Продрыхлись хорошо. Ирка со скуки сгрыз носок. Стираный причём. Вредитель. 
   В воскресенье подались на питомник. Сержанты уже следы кинули. Динка, бабуська престарелая, отказалась следить. Жарко, видать. Пришлось заправить Ирку с сержантом. Начали по прямой хорошо. Потом, на повороте, Ирка носом мотнул правильно, но побёг по тропинке. Лень в кусты было. Пришлось всех остановить. Сержант всё понял, но наябедничал, что Ирка всегда так. Не будет он. Пришлось взять дедка за ухо и строго так спросить. Ирка рот до ушей – ну ё маё, ведь помню: парк, пивы-водки-колбасы. Подскочил, хвостом мотнул – пошли мол, для друга – любой каприз. Побежали потихоньку. Без поискового зигзага. Нос вверх. Выше ушей. Углы по ниточке. Добежали до спрятанного сержанта. По команде «стой» - побежал диверсант. Ирка на ускорение. Намекаю – «фас», мол. На бегу обернулся, хвостом мотнул – яволь, сделаю, раз надо. Бросаю поводок. Ирка бьёт всем телом в плечи. Жалко сержанта. Маленький он, и дреска старая. Кто же ожидал такого? Я только в кино видел. Да в ДОСААФе, в детстве далёком, когда-то наблюдать приходилось. Сержант полетал и упал. Ирка его за шею зафиксировал и замер, а когда я добежал до обоих, отпустил и сел рядышком. Хвостом виляет и улыбается во весь рот. У сержантов ступор. Тот, которого уронили, пытается шевелиться. Кобель фиксирует за задницу – команды шевелиться не было. Беру на поводок. Уходим. Зверем оказывается зайка. 
   И тут вспомнил я вечер. Парк. Гулянье вчерашнее и местных хулиганов. А ведь мог бы сдуру направить Ирку на разборки. Испарина пробила. Поломал бы народ. Улыбаясь и виляя хвостиком. Ничего личного ведь. А для хорошего человека блеснуть талантом – всегда за радость. 
Рейтинг: 0 130 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!