ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Праздничная панихида по Домострою

 

Праздничная панихида по Домострою

21 апреля 2013 - Юрий Алексеенко

 

Квартира Семиокиных тесновата для шумных компаний. Но в ней есть все условия для празднования Новых годов, Дней Защитника, Влюблённых и Восьмых мартов.   Особенно привлекательные условия пришлись по душе супругам Широкохлоповым - Марии и Алексею. Они прямо-таки рвались в их узкие апартаменты.

 

 Семиокины - Виктор и Ольга -  трепетно относились к визитам Широкохлоповым. Им страсть, как нравилось вместе с любимой парой пить литрами водку, петь в пьяном беспамятстве караоке и танцевать, безобразничать, прыгать кузнечиками, скакать белочкой, реветь оленем, покуда  тела не обмякнут, а ноги не подкосятся от бессилия и изнеможения у диванов, кресел, либо у белоснежных, пахнущих лавандой кроватей.

 

В День празднования Работника торговли Широкохлоповы, не предупредив, завалились к Семеокиным ранёхонько, с утрица. На пороге их встретил глава Семьи -  Виктор, краснючий как рак, с просящими глазами и его жена - не менее красная, но очень красивая с французским бюстом и заманчивой талией.

 

- Опачки, кто  к нам пришел ! Привет, дорогие вы наши! - радуется он визиту и первым, боясь как бы  его кто-то  не опередил, целует жену Алексея - Марию -  в щёчку, потом ешё раз в другую, и уж затем с длительной затяжкой, смачно, в губы.   Мария не сопротивляется, наоборот льнет к его объятиям,  слегка прикладывает нежно руку на влажную волосатую грудь Семиокина.

 

Широкохлопов не видит их радости. Снимая китайскую пальто, он смотрит на жену Семиокина, в её блестяшие глаза, которые тоже ничего не видят кроме родного и близкого сердцу лица Широкохлопова с мушкой у правого глаза. Она даже помогает ему  снять туфли и накинуть на вешалку пальто, тесно прижавшись пышной грудью к дрожащей руке милого человека.

 

 - Здорово вы этак придумали – неожиданно, красиво, по холодку, - продолжает говорить радостный, похмельного вида Семеокин, украдкой поглаживая по спине Машеньку, снимающую красные туфельки и поправляющей сбившееся жабо на платье.

 

- А че дома делать-то... Детей по бабушкам рассовали. Сидим, скучно, стены сжирают, вот и решились на поступок, - говорит жена Широкохлопова -  Мария.

- Мы тоже ребятню вчерася сплавили. Отдыхаем. Суббота же. Уже выпили полторашечку «Очаковского». Полегчало после вчерашнего. И вы тут к месту - с водкой и шампанским.

 

Супруги Широкохлоповы улыбаются, одаривая любимую семейную пару искристыми и загадочными взглядами.

 

На кухне, женщины  быстренько прибрали пустые бутылки, залапанные  стопки, рыбные очистки, головы, куски хлеба, тряпки. Выставили на стол из пакетов Ширкохлоповых полторашку пива «Сан Саныч», четыре бутылки водки, шампанское. Семиокин крутится возле ноутбука, подключая его к домашнему кинотеатру.

 

- Щась и музычка будет, оторвемся. - Приговаривает он и уголками глаз стреляет по мясисто- аппетитным ножкам жены Широкохлопова.

 

Слушать музыку Широкохлопову -  всегда в удовольствие, особенно  ему по душе  петь караоке  после четвертой стопки водки.

 

Широкохлопов еще раз расплыл в улыбке свой рот. Ему нравится настроение Семиокина и внутренне  прощает товарищу сивушный  перегар, который настолько силен, что трудно дышать.

 

- Вот ты чудик у меня, Витюша! - всплескивает руками супруга Семеокина. - Ты же в трусах стоишь перед людьми.

 

Вздрогнув, Семеокин смотрит вниз на свои голые ноги, потом - на жену:

 

- О-от черт ! – робко вскрикивает он, как бы боясь кого-то вспугнуть. - А ты чё в лифчике и стрингах ? !

 

Опомнившаяся жена охает и, как девственница, прикрывая руками грудь и бесстыдное место, с длительной паузой крутится на белоснежных ножках. Потом лишь только  сконфужено выпархивает из кухни. Следом за ней резво, подмигнув жене Широкохлопова, удаляется улыбающийся глава семейства.  Домашний кинотеатр взрывается музыкой. Жена Широкохлопова, закатив глаза от удовольствия молвит:

 

-А я как-то не заметила их голости.

 

- И я тоже. Да и чё они убежали? Черт с ним ! Что я голых женшин не видел ! Ходили бы так! Подумаешь  - новость !   -  С притворным налетом возмушения говорит Широкохлопов.

 

С легкой руки Широкохлопова, пшикает открываемая полторашка «Сан Саныча». Булькатит, пенится разливаемое пиво  по пол-литровым бокалам. Супруги быстрыми глотками опорожняют коричневою густоту и, щелкая зажигалками, закуривают.

 

- Хорошо-то как ! - умилительно говорит жена Машенька. - Ты знаешь, Витюсик, они мне как родные. Будто живем одной семьей.   Ухожу отсюда с мощной энергетикой,  зарядки хватает на целую неделю.

 

-Верно говоришь, Машутка. Оленька мне как сестра родная. Не в жизнь бы не променял !

 

Супруги счастливы. Тем не менее Широкохлопов, превозмогая приливы  радости, просит жену:

 

-  Машутка, ты там шепни Олечке, что у нас стол будет вскладчину. Мы половину стола обставляем, другую они. Спиртное тоже  - пополам. Расчёт опосля.

 

Проходит минута, другая. Полторашка, опорожняясь, легчает. Вторые бокалы с пивом уже бродят в желудках супругов. Кухня наполняется запахом курева. В красном углу, над головами Широкохлоповых горит лампадка, озаряя светлый лик иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость». Она, лампадка, каждый день гаснет, но ее усердно зажигает бабушка Наташа, которая  приходит присмотреть за внуками, покуда родители работают на местной хлебопекарне.

 

- Алеша, не пора ли водочки нам с тобой по полстаканчика. Выходной же...... - нетерпеливо волнуется Мария.

 

В коридоре, за кухонной дверью слышится шум, топот. Открывается дверь и -  веселый голос Семиокина глушит бардовскую песню Судоплатова, ревущую хрипотой из домашнего кинотеатра:

 

- А вот и мы !

 

По глазам Широкохлоповых бьют красками узорчатая майка, разноцветные шорты Семиокина и легкое, почти что прозрачное платье его жены.

 

Широкохлоповы  -  в  восторге.

 

-Дайте мне микрофон караоке! я буду петь в честь прекрасных дам ! -Кричит громко растроганный Широкохлопов.

 

- Боже мой, какое блаженство ! - снова всплескивает руками Оленька.

 

......Утро следующего дня. Первыми поднялись со скрипучего дивана Широкохлопов и жена Семиокина. Быстро оделись и - на кухню. Два бокала вчерашнего пива освежили их больные головы.

 

Со спальни подтянулись Семиокин и Машенька - верная жена Широкохлопова.  На их лицах - застенчивость и скромные улыбки.

 

- Леша, а где ты вчера был ? Я так и заснула на кровати Витюнчика. А он бедный на половичке маялся. - Держа в дрожащей руке стакан с пивом лукаво спрашивает мужа искорками удовлетворенного счастья Машенька.

 

- Дык, я  на балконе сначала был потом на кухне сидел. - солгал без остатков совести Широкохлопов, вспомнив как он хорошо провел время в ванной вместе с женой Семиокина. Купались они вместе под душем минут пятнадцать-двадцать, резвились брызгаясь, визжали, поливали друг друга водичкой. А потом завалились на кровать в спальне. Долго возюкались телами по чистой простыни, смеялись, потом глухо стонали. Измучившись, сладко заснули в крепких объятиях.

 

- Бедный Леша, - смотрит она - Машенька - томными глазами на Широкохлопова,- Калачиком свернулся у батареи и заснул возле моих ног. До чего мы, Машенька, довели мужиков наших ! Мы -в постелях, а они - на полу !

 

-Девчонки, видите, как нам трудно пришлось. Надо бы облегчиться. Оленька, достань из загашника бутылку самогона.... Не жмотись....

 

- Разуйся глазами! Да она уже на столе ! Наливай по полстакана ! -  нежно приказывает Оленька любимому мужу.  

 

....Лампадка давно уже потухла, зажечь ее некому. Да и зачем. Людям Святой лик в выходные дни не к чему. У них праздник.

 

 

© Copyright: Юрий Алексеенко, 2013

Регистрационный номер №0132175

от 21 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0132175 выдан для произведения:

 

Квартира Семиокиных тесновата для шумных компаний. Но в ней есть все условия для празднования Новых годов, Дней Защитника, Влюблённых и Восьмых мартов.   Особенно привлекательные условия пришлись по душе супругам Широкохлоповым - Марии и Алексею. Они прямо-таки рвались в их узкие апартаменты.

 

 Семиокины - Виктор и Ольга -  трепетно относились к визитам Широкохлоповым. Им страсть, как нравилось вместе с любимой парой пить литрами водку, петь в пьяном беспамятстве караоке и танцевать, безобразничать, прыгать кузнечиками, скакать белочкой, реветь оленем, покуда  тела не обмякнут, а ноги не подкосятся от бессилия и изнеможения у диванов, кресел, либо у белоснежных, пахнущих лавандой кроватей.

 

В День празднования Работника торговли Широкохлоповы, не предупредив, завалились к Семеокиным ранёхонько, с утрица. На пороге их встретил глава Семьи -  Виктор, краснючий как рак, с просящими глазами и его жена - не менее красная, но очень красивая с французским бюстом и заманчивой талией.

 

- Опачки, кто  к нам пришел ! Привет, дорогие вы наши! - радуется он визиту и первым, боясь как бы  его кто-то  не опередил, целует жену Алексея - Марию -  в щёчку, потом ешё раз в другую, и уж затем с длительной затяжкой, смачно, в губы.   Мария не сопротивляется, наоборот льнет к его объятиям,  слегка прикладывает нежно руку на влажную волосатую грудь Семиокина.

 

Широкохлопов не видит их радости. Снимая китайскую пальто, он смотрит на жену Семиокина, в её блестяшие глаза, которые тоже ничего не видят кроме родного и близкого сердцу лица Широкохлопова с мушкой у правого глаза. Она даже помогает ему  снять туфли и накинуть на вешалку пальто, тесно прижавшись пышной грудью к дрожащей руке милого человека.

 

 - Здорово вы этак придумали – неожиданно, красиво, по холодку, - продолжает говорить радостный, похмельного вида Семеокин, украдкой поглаживая по спине Машеньку, снимающую красные туфельки и поправляющей сбившееся жабо на платье.

 

- А че дома делать-то... Детей по бабушкам рассовали. Сидим, скучно, стены сжирают, вот и решились на поступок, - говорит жена Широкохлопова -  Мария.

- Мы тоже ребятню вчерася сплавили. Отдыхаем. Суббота же. Уже выпили полторашечку «Очаковского». Полегчало после вчерашнего. И вы тут к месту - с водкой и шампанским.

 

Супруги Шестопаловы улыбаются, одаривая любимую семейную пару искристыми и загадочными взглядами.

 

На кухне, женщины  быстренько прибрали пустые бутылки, залапанные  стопки, рыбные очистки, головы, куски хлеба, тряпки. Выставили на стол из пакетов Ширкохлоповых полторашку пива «Сан Саныч», четыре бутылки водки, шампанское. Семиокин крутится возле ноутбука, подключая его к домашнему кинотеатру.

 

- Щась и музычка будет, оторвемся. - Приговаривает он и уголками глаз стреляет по мясисто- аппетитным ножкам жены Широкохлопова.

 

Слушать музыку Широкохлопову -  всегда в удовольствие, особенно  ему по душе  петь караоке  после четвертой стопки водки.

 

Широкохлопов еще раз расплыл в улыбке свой рот. Ему нравится настроение Семиокина и внутренне  прощает товарищу сивушный  перегар, который настолько силен, что трудно дышать.

 

- Вот ты чудик у меня, Витюша! - всплескивает руками супруга Семеокина. - Ты же в трусах стоишь перед людьми.

 

Вздрогнув, Семеокин смотрит вниз на свои голые ноги, потом - на жену:

 

- О-от черт ! – робко вскрикивает он, как бы боясь кого-то вспугнуть. - А ты чё в лифчике и стрингах ? !

 

Опомнившаяся жена охает и, как девственница, прикрывая руками грудь и бесстыдное место, с длительной паузой крутится на белоснежных ножках. Потом лишь только  сконфужено выпархивает из кухни. Следом за ней резво, подмигнув жене Широкохлопова, удаляется улыбающийся глава семейства.  Домашний кинотеатр взрывается музыкой. Жена Широкохлопова, закатив глаза от удовольствия молвит:

 

-А я как-то не заметила их голости.

 

- И я тоже. Да и чё они убежали? Черт с ним ! Что я голых женшин не видел ! Ходили бы так! Подумаешь  - новость !   -  С притворным налетом возмушения говорит Широкохлопов.

 

С легкой руки Широкохлопова, пшикает открываемая полторашка «Сан Саныча». Булькатит, пенится разливаемое пиво  по пол-литровым бокалам. Супруги быстрыми глотками опорожняют коричневою густоту и, щелкая зажигалками, закуривают.

 

- Хорошо-то как ! - умилительно говорит жена Машенька. - Ты знаешь, Витюсик, они мне как родные. Будто живем одной семьей.   Ухожу отсюда с мощной энергетикой,  зарядки хватает на целую неделю.

 

-Верно говоришь, Машутка. Оленька мне как сестра родная. Не в жизнь бы не променял !

 

Супруги счастливы. Тем не менее Широкохлопов, превозмогая приливы  радости, просит жену:

 

-  Машутка, ты там шепни Олечке, что у нас стол будет вскладчину. Мы половину стола обставляем, другую они. Спиртное тоже  - пополам. Расчёт опосля.

 

Проходит минута, другая. Полторашка, опорожняясь, легчает. Вторые бокалы с пивом уже бродят в желудках супругов. Кухня наполняется запахом курева. В красном углу, над головами Широкохлоповых горит лампадка, озаряя светлый лик иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость». Она, лампадка, каждый день гаснет, но ее усердно зажигает бабушка Наташа, которая  приходит присмотреть за внуками, покуда родители работают на местной хлебопекарне.

 

- Алеша, не пора ли водочки нам с тобой по полстаканчика. Выходной же...... - нетерпеливо волнуется Мария.

 

В коридоре, за кухонной дверью слышится шум, топот. Открывается дверь и -  веселый голос Семиокина глушит бардовскую песню Судоплатова, ревущую хрипотой из домашнего кинотеатра:

 

- А вот и мы !

 

По глазам Широкохлоповых бьют красками узорчатая майка, разноцветные шорты Семиокина и легкое, почти что прозрачное платье его жены.

 

Широкохлоповы  -  в  восторге.

 

-Дайте мне микрофон караоке! я буду петь в честь прекрасных дам ! -Кричит громко растроганный Широкохлопов.

 

- Боже мой, какое блаженство ! - снова всплескивает руками Оленька.

 

......Утро следующего дня. Первыми поднялись со скрипучего дивана Широкохлопов и жена Семиокина. Быстро оделись и - на кухню. Два бокала вчерашнего пива освежили их больные головы.

 

Со спальни подтянулись Семиокин и Машенька - верная жена Широкохлопова.  На их лицах - застенчивость и скромные улыбки.

 

- Леша, а где ты вчера был ? Я так и заснула на кровати Витюнчика. А он бедный на половичке маялся. - Держа в дрожащей руке стакан с пивом лукаво спрашивает мужа искорками удовлетворенного счастья Машенька.

 

- Дык, я  на балконе сначала был потом на кухне сидел. - солгал без остатков совести Широкохлопов, вспомнив как он хорошо провел время в ванной вместе с женой Семиокина. Купались они вместе под душем минут пятнадцать-двадцать, резвились брызгаясь, визжали, поливали друг друга водичкой. А потом завалились на кровать в спальне. Долго возюкались телами по чистой простыни, смеялись, потом глухо стонали. Измучившись, сладко заснули в крепких объятиях.

 

- Бедный Леша, - смотрит она - Машенька - томными глазами на Широкохлопова,- Калачиком свернулся у батареи и заснул возле моих ног. До чего мы, Машенька, довели мужиков наших ! Мы -в постелях, а они - на полу !

 

-Девчонки, видите, как нам трудно пришлось. Надо бы облегчиться. Оленька, достань из загашника бутылку самогона.... Не жмотись....

 

- Разуйся глазами! Да она уже на столе ! Наливай по полстакана ! -  нежно приказывает Оленька любимому мужу.  

 

....Лампадка давно уже потухла, зажечь ее некому. Да и зачем. Людям Святой лик в выходные дни не к чему. У них праздник.

 

 

Рейтинг: +4 251 просмотр
Комментарии (5)
чудо Света # 21 апреля 2013 в 16:03 +1
Чудо просто!
Ох, Жизнь! Коммунизма не дождались! Когда все общее! Кто что принес, тот с тем и танцует. Так повеселилась у вас, ЮРИЙ! Полдня со страницы не могла выйти! То свет отключили, то дела в саду. Вот сподобилась! Слезы на глазах от радости за народную смекалку и единство противоположностей!
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e hihi apl
Юрий Алексеенко # 22 апреля 2013 в 17:39 +1
Света, это вам 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Надежда Рыжих # 22 апреля 2013 в 10:06 +1
Это все великая дружба между семьями ! Неважно уже, кто есть кто ... Жизнь прекрасна в таком угаре... Пьется столько, сколько наливается. И все , вроде, верят своим женам, мужьям... Видала подобные примеры по соседям, когда все выяснялось и разводы следовали. А эти умеют ! laugh
Юрий Алексеенко # 22 апреля 2013 в 17:40 +1
Надя, большое спасибо за комментарий.
Бен-Иойлик # 23 апреля 2013 в 17:18 0