ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Портрет(отрывок из романа"Улыбка умирающего солнца).

 

Портрет(отрывок из романа"Улыбка умирающего солнца).

25 апреля 2012 - владимир попов
article44865.jpg

Однажды, на одном пафосном мероприятии, куда она явилась без Бориса, Марина познакомилась с модным столичным художником Олегом Шугриным. Многие считали за честь позировать ему. Хотя его работы стоили баснословно дорого. Художник был своенравен, даже капризен. Он писал портреты, но не парадные, не льстящие. Иногда. - о, ужас! – даже далекие от сходства с заказчиком


Но, его рукой водил Ангел или Муза. Кто там направляет художников, вдохновляет их. Часто он надолго пропадал из виду, и рисовал где-то в глубинке простенькие пейзажи. Что-нибудь такое, с неширокой рекой, нехитрой природой, стожком сена на берегу, церковью вдали.

Марине он сразу понравился. Тем хотя бы, что стоял особняком в этой модной тусовке. Он подошел к ней с веселыми глазами, нет, не от алкоголя, от душевной радости, и завел с ней простой разговор. Именно светлые глаза были у него, не масляно оценивающие, не льстивые. Разговор сложился. Стал интересным, профессиональным. Марина была изрядным художником, а уж в живописи она разбиралась основательно. Он предложил ей поехать к нему в мастерскую, посмотреть работы, сказав при этом, что не будет возражать, если Марина возьмет с собой подругу. От лишних разговоров. И Марина согласилась.

Мастерская Шурина была в центре города. Понятно, модный художник, богач. В мастерской царил образцовый порядок. Похоже, было, хозяин готовился к приезду гостей. Картины были расставлены на подрамниках. Сокровенные, любимые им, которые он показывал только близким друзьям. А иные и от них скрывал. Марина сразу же оценила руку мастера, его скорый мазок, немного при этом тяжеловатый. Сочные краски, не везде в ладу с реальностью. Какую-то проникновенность, правду письма.

– Да, Вы действительно Мастер – сказала она ему свою королевскую похвалу. Ну, что же. Вижу, Вы хотите написать мой портрет, уже и холст загрунтовали. Я согласна, дерзайте.

И Шугрин начал работать. Оживленный разговор как-то затих, сошел на нет. Веселая подруга поскучнела. Олег делал наброски, пытался найти лучшую позу для гостьи-натурщицы. Но что-то не складывалось. Он хмурился, молчал. Они решили продолжить работу на следующий день. Она позировала ему несколько раз в его мастерской. Потом он приезжал и делал наброски в Маринином загородном коттедже. Борис не был в восторге, понимая, что опасный соперник этот молодой художник с горящим взглядом. Какой-то странный, немного не от мира сего, он и взаправду был интересен Марине. С Борисом Марина была нежна и успокаивала его.

– Не злись, это талантливый мальчик. Чувствую, он видит меня так, как даже ты не видишь. Да я и сама себя такой не знаю. Что тут сказать, признаться и самому Борису было интересно – как получится Марина на полотне.

А портрет не получался. Художник злился, ломал дорогие кисти. Делал десятки набросков. Не спал ночами. Чувствовал, что облик ее где-то близко. Знал, что найдет, нарисует.

Явилась ему она – дама с будущей картины, во сне. Уходящая. В шелковом платье, с обнаженной спиной с прощальной, манящей улыбкой. Улыбка как бы говорила – не отчаивайся, я вернусь.

Проснувшись, он стал к мольберту. И – пошло! Краски мешал автоматически, руки сами делали. Вот он образ, перед глазами, только облечь в форму. И рисовал по памяти, в горячке.

Проявлялась Марина на холсте, волшебная, интересная,загадочная. Казалось бы, все просто – женщина в пол-оборота, с обнаженной спиной, улыбается. Обыденно, без особых изысков. А картина состоялась! Ожила Марина на холсте, задышала, даже боязно стало. Глаза живые – как в известном рассказе Гоголя. И тело в живой плоти, даже не верится, что краски это. Замешаны густо краски – на вдохновении, на чувстве, на таланте.

Стоял он перед почти готовым портретом и не верил, что его это рук дело. Единственное понимал. Больше ему такое чудо не сотворить. Кто-то звонил постоянно - какой-то высокопоставленный, или высокобогатый клиент. Кто-то приходил к нему, смотрел на картину, что-то говорил. А он работал, никого особо не замечая. А приходящие удивлялись, смотрели на картину по большей части молча. Ангел ли это, куртизанка или женщина-идеал? Одетая в платье, а мнилось, что обнажена. Но обнаженная, не возбуждала, а удивляла своей возвышенной и одновременно земной плотской красотой.

Богат русский язык, да не дано мне описать ту картину. Смотреть надобно. Отринула картина всю пошлость нашей жизни, мелкость, сиюминутность нашего искусства. Вышла и сказала – Смотрите, как надо писать, как в искусстве работать надо! Дотошно дописывал Шугрин все детали портрета. Раз уж шедевр, то и делать надо все как следует!

И, вот, однажды привез художник в загородный поселок к нашим героям готовую картину. Марины дома не было. Борис пригласил гостя в дом, напоил кофе. – Посмотрите? - Тихо спросил Олег, взглядом показывая на завернутую в бумагу картину.

– Может быть, подождем героиню вашего портрета? – с улыбкой предложил Борис. – Нет, ответил художник – Я знаю, что ей понравится. Я хочу услышать Ваше мнение – он доверительно посмотрел на Бориса. Шугрин развернул картину и поставил ее на простой стул, к свету.

– Да, - сказал Борис после нескольких минут молчания.- Ждать Марину резона, действительно, нет. Она здесь, на картине! Художник. Он долго тряс руку хозяину.- Спасибо Вам! Я очень доволен, я, пожалуй, пойду. Он зачем-то стал свертывать снятую с картины бумагу. – Я пойду. Устал я с этим портретом. Правда, получилось? – он с надеждой, тревожно посмотрел на Бориса.

– Знаете – ответил Борис вполне серьезно – Вы приоткрыли какую-то тайну этой женщины. Женщины, которую я пока не постиг. Я Вам благодарен. Но куда же Вы? Он остановил уходящего художника у двери. Мы хотели бы купить эту картину. Назовите ее цену. Он непонимающе смотрел на Олега.

– Картина Ваша – ответил Олег просто – В этом нет никакого сомнения. Признаться, я сделал с нее копию для себя. Этот второй вариант – если Вы с Мариной не будете возражать, останется у меня. Они продолжали молча смотреть на портрет и даже не услышали, как подъехала машина, а через некоторое время в комнату вошла Марина. – Получилось, все-таки получилось – сказала она шепотом и поцеловала художника. – Спасибо, тебе Олег! Ты настоящий художник! И наш друг – добавила она.

Она живая, стояла рядом с живой на картине, и спрашивала у мужчин, не слишком ли она на картине соблазнительна? – Пожалуй – сказал в раздумье Борис – этой картиной ты шагнул – парень – немного за грань. Почему-то обращаясь к нему на этот раз, на «ты». Как бы признавая его своим, постигшим часть тайны Марины.

- Да - сказал довольный автор – Помучился я с полотном. По-моему вышло неплохо!- Он улыбался открыто, заразительно, просто. – Сегодня, пожалуй, выпью с устатку. – Ну, выпить-то мы можем и здесь – поразмышлял вслух Борис. А машину я завтра тебе пригоню. Оставь только документы и доверенность - Уговорили – согласился Олег, хотя никто его особо не уговаривал.

Они выпили шампанского, потом Борис с Олегом еще и коньяку. И говорили о живописи, только о живописи. Эта тема была всем интересна. И были очень довольны, когда выяснилось, что именно Сислей и Поль Синьяк любимые импрессионисты и у Олега и у Бориса. А Марина продолжала изредка поглядывать на картину, изучая свой портрет.

- По-моему, я здесь как-то вызывающе красива. Немного нескромно, отвлекала она мужчин от беседы. – Да, скромности здесь ни на грош - соглашался Борис. Олег подглядел здесь еще и твою неизбывную чувственность. -Этой красивой ведьмакой, пожалуй, мечтал бы обладать любой мужчина, сказала она будто о ком-то постороннем. Ну, я не имею в виду только… - она не договорила.- Неужели я такая…. – Вы лучше, вы интереснее – с жаром ответил художник, и добавил – Но портрет все равно хорош!

Позвонила подруга художника. Сообщила, что обиделась на него, на этот раз окончательно, и просила больше не звонить. Олег не оправдывался. Он просто и вежливо попросил приехать за ним, объяснил, как добраться до поселка и найти дом. Когда подъехала машина, Марина улыбнулась Олегу. - Ну, идите, встречайте, а я, пожалуй, откланяюсь. Она пожала Олегу на прощанье руку.

Девушка вышла из машины и поздоровалась. Я жду тебя – сказала она и опять села в машину. Она была вызывающе красива. Даже шикарна! Красивое лицо, натуральные светлые волосы, высокий рост, идеальная фигура. Вот моя Психея – сказал Олег. Мой идеал красоты. Теперь уже бывший – он усмехнулся. Они уехали, а Борис несколько мгновений стоял у калитки, бормоча себе под нос - Мона Лиза - да Винчи! – звучит. Марина – Шугрина! – тоже неплохо!

Вот, дорогие мои скептики, кто не верит еще в правдивость нашей истории. Этот портрет написан и для Вас. Теперь вы можете, посмотрев картину, убедиться, что наша героиня существует на самом деле. Картина на квартире у Шугрина, попросите его показать ее Вам. Вы поймете, что неправы...( Примечание -Роман- невероятная фантастическая история о влиятельной тайной организации, созданной при участии пришельцев)
 

© Copyright: владимир попов, 2012

Регистрационный номер №0044865

от 25 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0044865 выдан для произведения:

Однажды, на одном пафосном мероприятии, куда она явилась без Бориса, Марина познакомилась с модным столичным художником Олегом Шугриным. Многие считали за честь позировать ему. Хотя его работы стоили баснословно дорого. Художник был своенравен, даже капризен. Он писал портреты, но не парадные, не льстящие. Иногда. - о, ужас! – даже далекие от сходства с заказчиком


Но, его рукой водил Ангел или Муза. Кто там направляет художников, вдохновляет их. Часто он надолго пропадал из виду, и рисовал где-то в глубинке простенькие пейзажи. Что-нибудь такое, с неширокой рекой, нехитрой природой, стожком сена на берегу, церковью вдали.

Марине он сразу понравился. Тем хотя бы, что стоял особняком в этой модной тусовке. Он подошел к ней с веселыми глазами, нет, не от алкоголя, от душевной радости, и завел с ней простой разговор. Именно светлые глаза были у него, не масляно оценивающие, не льстивые. Разговор сложился. Стал интересным, профессиональным. Марина была изрядным художником, а уж в живописи она разбиралась основательно. Он предложил ей поехать к нему в мастерскую, посмотреть работы, сказав при этом, что не будет возражать, если Марина возьмет с собой подругу. От лишних разговоров. И Марина согласилась.

Мастерская Шурина была в центре города. Понятно, модный художник, богач. В мастерской царил образцовый порядок. Похоже, было, хозяин готовился к приезду гостей. Картины были расставлены на подрамниках. Сокровенные, любимые им, которые он показывал только близким друзьям. А иные и от них скрывал. Марина сразу же оценила руку мастера, его скорый мазок, немного при этом тяжеловатый. Сочные краски, не везде в ладу с реальностью. Какую-то проникновенность, правду письма.

– Да, Вы действительно Мастер – сказала она ему свою королевскую похвалу. Ну, что же. Вижу, Вы хотите написать мой портрет, уже и холст загрунтовали. Я согласна, дерзайте.

И Шугрин начал работать. Оживленный разговор как-то затих, сошел на нет. Веселая подруга поскучнела. Олег делал наброски, пытался найти лучшую позу для гостьи-натурщицы. Но что-то не складывалось. Он хмурился, молчал. Они решили продолжить работу на следующий день. Она позировала ему несколько раз в его мастерской. Потом он приезжал и делал наброски в Маринином загородном коттедже. Борис не был в восторге, понимая, что опасный соперник этот молодой художник с горящим взглядом. Какой-то странный, немного не от мира сего, он и взаправду был интересен Марине. С Борисом Марина была нежна и успокаивала его.

– Не злись, это талантливый мальчик. Чувствую, он видит меня так, как даже ты не видишь. Да я и сама себя такой не знаю. Что тут сказать, признаться и самому Борису было интересно – как получится Марина на полотне.

А портрет не получался. Художник злился, ломал дорогие кисти. Делал десятки набросков. Не спал ночами. Чувствовал, что облик ее где-то близко. Знал, что найдет, нарисует.

Явилась ему она – дама с будущей картины, во сне. Уходящая. В шелковом платье, с обнаженной спиной с прощальной, манящей улыбкой. Улыбка как бы говорила – не отчаивайся, я вернусь.

Проснувшись, он стал к мольберту. И – пошло! Краски мешал автоматически, руки сами делали. Вот он образ, перед глазами, только облечь в форму. И рисовал по памяти, в горячке.

Проявлялась Марина на холсте, волшебная, интересная,загадочная. Казалось бы, все просто – женщина в пол-оборота, с обнаженной спиной, улыбается. Обыденно, без особых изысков. А картина состоялась! Ожила Марина на холсте, задышала, даже боязно стало. Глаза живые – как в известном рассказе Гоголя. И тело в живой плоти, даже не верится, что краски это. Замешаны густо краски – на вдохновении, на чувстве, на таланте.

Стоял он перед почти готовым портретом и не верил, что его это рук дело. Единственное понимал. Больше ему такое чудо не сотворить. Кто-то звонил постоянно - какой-то высокопоставленный, или высокобогатый клиент. Кто-то приходил к нему, смотрел на картину, что-то говорил. А он работал, никого особо не замечая. А приходящие удивлялись, смотрели на картину по большей части молча. Ангел ли это, куртизанка или женщина-идеал? Одетая в платье, а мнилось, что обнажена. Но обнаженная, не возбуждала, а удивляла своей возвышенной и одновременно земной плотской красотой.

Богат русский язык, да не дано мне описать ту картину. Смотреть надобно. Отринула картина всю пошлость нашей жизни, мелкость, сиюминутность нашего искусства. Вышла и сказала – Смотрите, как надо писать, как в искусстве работать надо! Дотошно дописывал Шугрин все детали портрета. Раз уж шедевр, то и делать надо все как следует!

И, вот, однажды привез художник в загородный поселок к нашим героям готовую картину. Марины дома не было. Борис пригласил гостя в дом, напоил кофе. – Посмотрите? - Тихо спросил Олег, взглядом показывая на завернутую в бумагу картину.

– Может быть, подождем героиню вашего портрета? – с улыбкой предложил Борис. – Нет, ответил художник – Я знаю, что ей понравится. Я хочу услышать Ваше мнение – он доверительно посмотрел на Бориса. Шугрин развернул картину и поставил ее на простой стул, к свету.

– Да, - сказал Борис после нескольких минут молчания.- Ждать Марину резона, действительно, нет. Она здесь, на картине! Художник. Он долго тряс руку хозяину.- Спасибо Вам! Я очень доволен, я, пожалуй, пойду. Он зачем-то стал свертывать снятую с картины бумагу. – Я пойду. Устал я с этим портретом. Правда, получилось? – он с надеждой, тревожно посмотрел на Бориса.

– Знаете – ответил Борис вполне серьезно – Вы приоткрыли какую-то тайну этой женщины. Женщины, которую я пока не постиг. Я Вам благодарен. Но куда же Вы? Он остановил уходящего художника у двери. Мы хотели бы купить эту картину. Назовите ее цену. Он непонимающе смотрел на Олега.

– Картина Ваша – ответил Олег просто – В этом нет никакого сомнения. Признаться, я сделал с нее копию для себя. Этот второй вариант – если Вы с Мариной не будете возражать, останется у меня. Они продолжали молча смотреть на портрет и даже не услышали, как подъехала машина, а через некоторое время в комнату вошла Марина. – Получилось, все-таки получилось – сказала она шепотом и поцеловала художника. – Спасибо, тебе Олег! Ты настоящий художник! И наш друг – добавила она.

Она живая, стояла рядом с живой на картине, и спрашивала у мужчин, не слишком ли она на картине соблазнительна? – Пожалуй – сказал в раздумье Борис – этой картиной ты шагнул – парень – немного за грань. Почему-то обращаясь к нему на этот раз, на «ты». Как бы признавая его своим, постигшим часть тайны Марины.

- Да - сказал довольный автор – Помучился я с полотном. По-моему вышло неплохо!- Он улыбался открыто, заразительно, просто. – Сегодня, пожалуй, выпью с устатку. – Ну, выпить-то мы можем и здесь – поразмышлял вслух Борис. А машину я завтра тебе пригоню. Оставь только документы и доверенность - Уговорили – согласился Олег, хотя никто его особо не уговаривал.

Они выпили шампанского, потом Борис с Олегом еще и коньяку. И говорили о живописи, только о живописи. Эта тема была всем интересна. И были очень довольны, когда выяснилось, что именно Сислей и Поль Синьяк любимые импрессионисты и у Олега и у Бориса. А Марина продолжала изредка поглядывать на картину, изучая свой портрет.

- По-моему, я здесь как-то вызывающе красива. Немного нескромно, отвлекала она мужчин от беседы. – Да, скромности здесь ни на грош - соглашался Борис. Олег подглядел здесь еще и твою неизбывную чувственность. -Этой красивой ведьмакой, пожалуй, мечтал бы обладать любой мужчина, сказала она будто о ком-то постороннем. Ну, я не имею в виду только… - она не договорила.- Неужели я такая…. – Вы лучше, вы интереснее – с жаром ответил художник, и добавил – Но портрет все равно хорош!

Позвонила подруга художника. Сообщила, что обиделась на него, на этот раз окончательно, и просила больше не звонить. Олег не оправдывался. Он просто и вежливо попросил приехать за ним, объяснил, как добраться до поселка и найти дом. Когда подъехала машина, Марина улыбнулась Олегу. - Ну, идите, встречайте, а я, пожалуй, откланяюсь. Она пожала Олегу на прощанье руку.

Девушка вышла из машины и поздоровалась. Я жду тебя – сказала она и опять села в машину. Она была вызывающе красива. Даже шикарна! Красивое лицо, натуральные светлые волосы, высокий рост, идеальная фигура. Вот моя Психея – сказал Олег. Мой идеал красоты. Теперь уже бывший – он усмехнулся. Они уехали, а Борис несколько мгновений стоял у калитки, бормоча себе под нос - Мона Лиза - да Винчи! – звучит. Марина – Шугрина! – тоже неплохо!

Вот, дорогие мои скептики, кто не верит еще в правдивость нашей истории. Этот портрет написан и для Вас. Теперь вы можете, посмотрев картину, убедиться, что наша героиня существует на самом деле. Картина на квартире у Шугрина, попросите его показать ее Вам. Вы поймете, что неправы...( Примечание -Роман- невероятная фантастическая история о влиятельной тайной организации, созданной при участии пришельцев)
 

Рейтинг: +4 728 просмотров
Комментарии (5)
Татьяна Лаптева # 26 мая 2012 в 07:44 0
Владимир, очень понравился отрывок. Художник показал то - что было скрыто в женщине.
smileded
Владимир Зайченко # 28 мая 2012 в 00:30 0
Замечательный фрагмент, художник открывает зрителю то, что увидел только он и никто больше. Очень понравилось, тёзка! 39
владимир попов # 8 июля 2012 в 21:12 0
Спасибо, Владимир. Тебе,как специалисту виднее.
Елена Нацаренус # 8 июля 2012 в 21:04 0
Спасибо за замечательный фрагмент! Мне очень понравилось!
владимир попов # 8 июля 2012 в 21:13 0
Спасибо, Лена. Ты мне как маститому автору такой букет!)) 38 Пока танк в ремонте- буду романтиком!