Полнолуние

article127972.jpg

 

 Александр Сороковик

 

Полнолуние

 

 

О

н сердито присел на скамейку недалеко от входа в пансионат. Зря его занесло сюда, в места своей юности - слишком много было здесь радостно орущей молодёжи, слишком шумно. Его весёлая юность давно прошла, теперь это был спокойный, солидный человек: высокий, с прямой осанкой; крупный, но не обрюзгший; с благородной сединой в густых тёмных волосах без признаков лысины. Всегда гладко выбритый, хорошо одетый – ну, «настоящий полковник»! Или даже генерал… И имя у него было солидное - Громов Алексей Николаевич.

Недовольно завозился на скамейке и вдруг его осенило: надо выпить! Причём не водки или пива, а сухого красного вина, лучше всего -  домашнего. Как в молодости! Вышел на центральную площадь, к магазинам, работающим всю ночь. Крякнул на цены, взял «полторашку» разливного – в меньшую тару не наливали -  побрёл обратно. Сел, отвинтил пробку, спохватился, что не догадался купить стаканчик, махнул рукой и стал пить из горлышка.

Винишко было так себе, однако приложившись ещё пару раз к бутылке, Громов почувствовал лёгкое приятное головокружение, и, действительно, гремящая музыка стала казаться ему вполне терпимой, а молодёжь – даже симпатичной.

 Вскоре он заметил, что его одиночество нарушено. На другом конце скамейки сидела девушка и открыто, немного насмешливо смотрела на него. Поймав его взгляд, она улыбнулась и весело сказала:

- Добрый вечер!

- Добрый вечер, - немного смутился Громов, повертел в руках бутылку, усмехнулся, – хорошая картинка!

Девушка звонко расхохоталась:

- Вы, наверное, только приехали?

- С чего вы взяли?

- Да вид у вас … ну, городской, что ли. Офисный! Не расслабились ещё. Вино пьёте так, словно опасаетесь, что зайдёт начальник. Или коллеги осудят!

- Верно, - Громов улыбнулся, - не расслабился. Отвык. Я ведь в вашем возрасте здесь каждый год расслаблялся.

- Да? – девушка оживилась, - Наверное, всё побережье тут знаете?

- Как Вам сказать,  когда-то знал, лет двадцать назад, - Алексей подсознательно занизил годы, правильнее было бы сказать – тридцать.

- А Грот Королевы знаете? Сможете показать? – девушка подсела ближе, - меня зовут Наташа.

- А меня – Алексей Николаевич. Я давненько тут не был, но, думаю, вспомню, найду.

Она протянула руку к его бутылке, оправдывающе улыбнулась:

- Давайте, Алексей, за знакомство! – Наташа подчёркнуто проигнорировала отчество.

- Да у меня стаканов нет, - слегка растерялся Алексей.

- Ой, да ладно! Я же говорю – здесь не офис, расслабьтесь… - она запрокинула голову, сделала несколько глотков, - кислятина! На площади брали?

Алексей кивнул, взял у неё бутылку, отпил:

- Действительно, кислятина.

- Слушайте, Алексей, - Наташа посмотрела на него испытующе, - у меня к вам предложение. Давайте пойдем  погуляем, искупаемся; вы покажете Грот Королевы - никто не может мне его показать!  Возьмём хорошего вина -  я знаю, где. Ведь полнолуние! Мои друзья только и знают, что скакать под музыку, да зажиматься по углам, зачем тогда на море приезжать?

Она поднялась, приглашая его, не ожидая ответа. На вид ей 20-22, не больше. Обычная городская девушка в потёртых джинсах и маечке, лёгкой куртке – стройная, длинноногая, с русыми волосами чуть ниже плеч.

 Громов пожал плечами: «Почему бы и нет?». На романтическое приключение не похоже – он ей в поздние отцы годится; на афёру с шантажом – тем более: соблазняла бы откровенно, в номер тащила. Ограбление на пустынном берегу – вообще, чушь собачья! Что ж, посмотрим.  Самому интересно, найдёт ли он через столько лет этот грот?

- Ну, что, пошли? – весело спросила Наташа, легко взяв его под руку, - расскажите мне про «Грот Королевы» -  правда, что там можно услышать ответ на любой вопрос?

- Как вам сказать…

- Ой, только не «вам», я же не дама в годах!

- Хорошо, тебе… Была в наше время такая легенда, будто давным-давно здесь разбился пиратский корабль, на котором везли пленную Королеву из далёкой страны…

- И спаслась только она и главарь пиратов! – подхватила Наташа. - Их выбросило на пустынный берег, и главарь стал требовать, чтобы она стала его женой…

- А Королева спряталась в этом гроте и большая рыба охраняла её, не давая главарю пиратов приблизиться к ней…

- Так она и осталась там, и теперь в полнолуние любая девушка может прийти в этот грот и спросить у Королевы о чём угодно, она на любой вопрос ответит…

- А мужчину, дерзнувшего зайти в грот, тут же съест большая страшная рыба! – закончил Алексей, и они весело засмеялись. – Так ты не хуже меня знаешь эту легенду!

- Хуже, - улыбнулась девушка, - я так и не поняла, о чём можно спрашивать? Только о том, что связано с опасностью, с навязчивыми женихами, или обо всём?

- В моё время считалось, что девушка может спрашивать исключительно про женихов. Потом стали говорить, что Королева отвечает на любые вопросы, но лишь молоденьким девушкам, исключительно в день полнолуния и только после полуночи. А потом я уехал отсюда и не знаю, какая нынче там ситуация…

-А сейчас как раз полнолуние, скоро полночь, мы с вами на побережье, вы знаете, где найти грот. Алексей, давайте возьмём вон в той хате вина, у них оно действительно хорошее. У меня есть немного еды, посидим на берегу, поедим, искупаемся, а после полуночи вы проводите меня к гроту. Мне очень хочется туда попасть, но одной страшно…

- Хорошо, Наташа, только давай так: сначала найдём этот грот, мне надо напрячься, чтобы вспомнить. А потом уже посидим и искупаемся!

Алексей зашёл во двор, спросил у хозяев вина, попробовал. Вино действительно было отменным. Купил большую бутылку, и не удержался, выпил ещё стаканчик. Они с Наташей стали спускаться  по узенькой тропинке с довольно крутого обрыва. Вышли на берег, осмотрелись. Неожиданно близко Алексей увидел высокую скалу, похожую на голову в короне.

- Вот и пришли! – сказал он, - Грот под этой скалой.

- Так быстро? – удивилась Наташа, - Вы же говорили…

- Ну, это просто повезло. Случайность… Смотри, сейчас начало двенадцатого, ещё целый час. Тут берег вроде ровный, посидим, поговорим за жизнь; потом пойдешь в свой грот, а я здесь подожду…

- Хорошо, - девушка улыбнулась, - тогда давайте искупаемся, ладно? Только вместе, я одна боюсь…

Она отошла в сторонку, скинула одежду, под которой оказался оранжевый купальник, подошла к воде. Громов тоже снял брюки и футболку, остался в плавках. Подошёл к морю, зашёл по колени – вода, несмотря на ночной час, была удивительно тёплой.

- Эй, эй,  подождите, - Наташа схватила его за руку, - я плаваю плохо, Вы уж меня не отпускайте!

- Ну, тогда держись за меня, и поплыли!

Алексей плавал отлично;  девушка, держащаяся за него, нисколько ему не мешала – они заплыли довольно далеко.  Вдруг Наташа слегка сжала его плечо:

- Давайте вернёмся, Алексей, глубоко уже…

Они поплыли назад, вышли на берег; девушка держалась за него двумя руками, слегка побледнела:

- Я никогда так далеко не заплывала. - Она растерянно улыбнулась, - Зайду за камень переодеться, вы не смотрите…

Громов присел возле своих вещей, усмехнулся. Такая непосредственность его удивляла. Пойти ночью на пустынное побережье с незнакомым мужчиной, переодеваться в двух шагах от него… И нельзя было сказать, что она воспринимает его как ни на что не годного старика – взгляды её были в меру кокетливыми, прикосновения мягкими, подсознательно женственными. Или это полудетская естественность, когда ещё никто не обижал, или наоборот: в свое время  обидели так, что теперь уже всё равно. Почему-то даже не пришло в голову, что это может быть простым доверием юной девушки к сильному, благородному рыцарю…

Наташа подошла незаметно, села рядышком, курточка на ней была застёгнута, она слегка дрожала.

- Дайте скорее вина глотнуть, согреться! И доставайте пирожки из сумки, тут одна тётенька печет и продаёт – вкусные!

Они с аппетитом набросились на пирожки – Алексей почувствовал внезапный голод – запивая их превосходным вином. Девушка раскраснелась, перестала дрожать, даже курточку слегка расстегнула. Удивительно светлое южное полнолуние было ярким, звёздным, не синим или чёрным, а каким-то прозрачно-зелёным; лёгкие тени словно растворялись, таяли, не хотели закрывать даже мелкие камни или кусты. Они сидели молча, поддавшись очарованию дивного ночного света, не желая разрушать неуклюжими словами нежную песню сверчков под тихий аккомпанемент невесомого прибоя…

Одна за другой на берег выкатились три-четыре волны покрупнее – где-то прошёл катер или небольшое судно – перебили ритм, нарушили мелодию. Наташа слегка встряхнула головой, словно просыпаясь, взяла Алексея за руку, посмотрела на его часы.

- Ого, почти час, мне пора. Вы меня обязательно проводите, ладно?

Подошли к гроту и Наташа двинулась дальше, слегка медля, оглядываясь на него.

- Смелее, я тут недалеко!

Она благодарно улыбнулась, пошла дальше, скрылась в темноте грота.  Появилась минут через десять, подбежала к нему, улыбаясь немного смущённо: взрослая девочка, а в сказки верит!

- Ну как, ответила тебе Королева? Всё выяснила?

- А, ладно, - она тряхнула головой, - вина хочу, есть хочу!

Быстро доели пирожки, выпили немного вина.

- Ну что, домой? – спросил Громов.

- Нет-нет, давайте ещё погуляем, ну пожалуйста! В такую ночь нельзя спать, нельзя плясать на дискотеках, надо гулять у моря, купаться, читать стихи!

- Ну, давай, читай, - Алексей откровенно любовался девушкой. После грота её словно отпустило, она весело смеялась, пританцовывала, стройно изгибаясь; начала читать какие-то стихи, запуталась, от души расхохоталась. Это было искреннее, совсем не хмельное веселье, он тоже смеялся, словно сбросив лет двадцать.

Они пошли по берегу, весело болтая вроде бы о пустяках, перебивая друг друга; но слова вдруг становились значительными, приобретали потаённый смысл… Уходя от этой значительности, бежали купаться, не переодеваясь после этого, сохли на ходу. Ярко-зелёная, таинственная ночь полнолуния таяла, звёзды уплывали в глубину неба, луна тускнела, уступая место тяжёлому, литому оранжевому диску, вальяжно поднимавшемуся с востока. Медленно прошли через просыпающийся посёлок, зашли на рынок, где Алексей купил мёд в сотах, и они допивали вино, заедая его восковой терпковатой сладостью.  А коричневый от солнца  старик, продававший мёд, улыбался им одними глазами на непроницаемом лице…

Алексей с Наташей подошли к воротам пансионата, прошли по дорожке; как по команде остановились возле скамейки, где познакомились вчера.

- Мне уезжать через два часа, - тихо сказала девушка. Она непроизвольно подалась к нему, он приобнял её одной рукой, - Спасибо Вам огромное, я не помню, когда мне было так хорошо… Вы настоящий, Алексей - как жаль, что я поздно родилась и не встретила вас лет двадцать назад!

Наташа порывисто обняла его, поцеловала возле губ.

- Счастья Вам… - она двинулась вперёд, всё ещё держа его за руку.

 - Будь счастлива, девочка, - эхом повторил он, пока её рука выскальзывала из его руки…

Громов зашёл к себе в номер, сел на кровать. Невинная прогулка, целомудренный поцелуй, обычные слова. Но не оставляло чувство, что сегодня он встретил свою давнюю покинутую любовь, о которой напрочь забыл в суете. Встретил и опять потерял…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Сороковик, 2013

Регистрационный номер №0127972

от 3 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0127972 выдан для произведения:

 

 Александр Сороковик

 

Полнолуние

 

 

О

н сердито присел на скамейку недалеко от входа в пансионат. Зря его занесло сюда, в места своей юности - слишком много было здесь радостно орущей молодёжи, слишком шумно. Его весёлая юность давно прошла, теперь это был спокойный, солидный человек: высокий, с прямой осанкой; крупный, но не обрюзгший; с благородной сединой в густых тёмных волосах без признаков лысины. Всегда гладко выбритый, хорошо одетый – ну, «настоящий полковник»! Или даже генерал… И имя у него было солидное - Громов Алексей Николаевич.

Недовольно завозился на скамейке и вдруг его осенило: надо выпить! Причём не водки или пива, а сухого красного вина, лучше всего -  домашнего. Как в молодости! Вышел на центральную площадь, к магазинам, работающим всю ночь. Крякнул на цены, взял «полторашку» разливного – в меньшую тару не наливали -  побрёл обратно. Сел, отвинтил пробку, спохватился, что не догадался купить стаканчик, махнул рукой и стал пить из горлышка.

Винишко было так себе, однако приложившись ещё пару раз к бутылке, Громов почувствовал лёгкое приятное головокружение, и, действительно, гремящая музыка стала казаться ему вполне терпимой, а молодёжь – даже симпатичной.

 Вскоре он заметил, что его одиночество нарушено. На другом конце скамейки сидела девушка и открыто, немного насмешливо смотрела на него. Поймав его взгляд, она улыбнулась и весело сказала:

- Добрый вечер!

- Добрый вечер, - немного смутился Громов, повертел в руках бутылку, усмехнулся, – хорошая картинка!

Девушка звонко расхохоталась:

- Вы, наверное, только приехали?

- С чего вы взяли?

- Да вид у вас … ну, городской, что ли. Офисный! Не расслабились ещё. Вино пьёте так, словно опасаетесь, что зайдёт начальник. Или коллеги осудят!

- Верно, - Громов улыбнулся, - не расслабился. Отвык. Я ведь в вашем возрасте здесь каждый год расслаблялся.

- Да? – девушка оживилась, - Наверное, всё побережье тут знаете?

- Как Вам сказать,  когда-то знал, лет двадцать назад, - Алексей подсознательно занизил годы, правильнее было бы сказать – тридцать.

- А Грот Королевы знаете? Сможете показать? – девушка подсела ближе, - меня зовут Наташа.

- А меня – Алексей Николаевич. Я давненько тут не был, но, думаю, вспомню, найду.

Она протянула руку к его бутылке, оправдывающе улыбнулась:

- Давайте, Алексей, за знакомство! – Наташа подчёркнуто проигнорировала отчество.

- Да у меня стаканов нет, - слегка растерялся Алексей.

- Ой, да ладно! Я же говорю – здесь не офис, расслабьтесь… - она запрокинула голову, сделала несколько глотков, - кислятина! На площади брали?

Алексей кивнул, взял у неё бутылку, отпил:

- Действительно, кислятина.

- Слушайте, Алексей, - Наташа посмотрела на него испытующе, - у меня к вам предложение. Давайте пойдем  погуляем, искупаемся; вы покажете Грот Королевы - никто не может мне его показать!  Возьмём хорошего вина -  я знаю, где. Ведь полнолуние! Мои друзья только и знают, что скакать под музыку, да зажиматься по углам, зачем тогда на море приезжать?

Она поднялась, приглашая его, не ожидая ответа. На вид ей 20-22, не больше. Обычная городская девушка в потёртых джинсах и маечке, лёгкой куртке – стройная, длинноногая, с русыми волосами чуть ниже плеч.

 Громов пожал плечами: «Почему бы и нет?». На романтическое приключение не похоже – он ей в поздние отцы годится; на афёру с шантажом – тем более: соблазняла бы откровенно, в номер тащила. Ограбление на пустынном берегу – вообще, чушь собачья! Что ж, посмотрим.  Самому интересно, найдёт ли он через столько лет этот грот?

- Ну, что, пошли? – весело спросила Наташа, легко взяв его под руку, - расскажите мне про «Грот Королевы» -  правда, что там можно услышать ответ на любой вопрос?

- Как вам сказать…

- Ой, только не «вам», я же не дама в годах!

- Хорошо, тебе… Была в наше время такая легенда, будто давным-давно здесь разбился пиратский корабль, на котором везли пленную Королеву из далёкой страны…

- И спаслась только она и главарь пиратов! – подхватила Наташа. - Их выбросило на пустынный берег, и главарь стал требовать, чтобы она стала его женой…

- А Королева спряталась в этом гроте и большая рыба охраняла её, не давая главарю пиратов приблизиться к ней…

- Так она и осталась там, и теперь в полнолуние любая девушка может прийти в этот грот и спросить у Королевы о чём угодно, она на любой вопрос ответит…

- А мужчину, дерзнувшего зайти в грот, тут же съест большая страшная рыба! – закончил Алексей, и они весело засмеялись. – Так ты не хуже меня знаешь эту легенду!

- Хуже, - улыбнулась девушка, - я так и не поняла, о чём можно спрашивать? Только о том, что связано с опасностью, с навязчивыми женихами, или обо всём?

- В моё время считалось, что девушка может спрашивать исключительно про женихов. Потом стали говорить, что Королева отвечает на любые вопросы, но лишь молоденьким девушкам, исключительно в день полнолуния и только после полуночи. А потом я уехал отсюда и не знаю, какая нынче там ситуация…

-А сейчас как раз полнолуние, скоро полночь, мы с вами на побережье, вы знаете, где найти грот. Алексей, давайте возьмём вон в той хате вина, у них оно действительно хорошее. У меня есть немного еды, посидим на берегу, поедим, искупаемся, а после полуночи вы проводите меня к гроту. Мне очень хочется туда попасть, но одной страшно…

- Хорошо, Наташа, только давай так: сначала найдём этот грот, мне надо напрячься, чтобы вспомнить. А потом уже посидим и искупаемся!

Алексей зашёл во двор, спросил у хозяев вина, попробовал. Вино действительно было отменным. Купил большую бутылку, и не удержался, выпил ещё стаканчик. Они с Наташей стали спускаться  по узенькой тропинке с довольно крутого обрыва. Вышли на берег, осмотрелись. Неожиданно близко Алексей увидел высокую скалу, похожую на голову в короне.

- Вот и пришли! – сказал он, - Грот под этой скалой.

- Так быстро? – удивилась Наташа, - Вы же говорили…

- Ну, это просто повезло. Случайность… Смотри, сейчас начало двенадцатого, ещё целый час. Тут берег вроде ровный, посидим, поговорим за жизнь; потом пойдешь в свой грот, а я здесь подожду…

- Хорошо, - девушка улыбнулась, - тогда давайте искупаемся, ладно? Только вместе, я одна боюсь…

Она отошла в сторонку, скинула одежду, под которой оказался оранжевый купальник, подошла к воде. Громов тоже снял брюки и футболку, остался в плавках. Подошёл к морю, зашёл по колени – вода, несмотря на ночной час, была удивительно тёплой.

- Эй, эй,  подождите, - Наташа схватила его за руку, - я плаваю плохо, Вы уж меня не отпускайте!

- Ну, тогда держись за меня, и поплыли!

Алексей плавал отлично;  девушка, держащаяся за него, нисколько ему не мешала – они заплыли довольно далеко.  Вдруг Наташа слегка сжала его плечо:

- Давайте вернёмся, Алексей, глубоко уже…

Они поплыли назад, вышли на берег; девушка держалась за него двумя руками, слегка побледнела:

- Я никогда так далеко не заплывала. - Она растерянно улыбнулась, - Зайду за камень переодеться, вы не смотрите…

Громов присел возле своих вещей, усмехнулся. Такая непосредственность его удивляла. Пойти ночью на пустынное побережье с незнакомым мужчиной, переодеваться в двух шагах от него… И нельзя было сказать, что она воспринимает его как ни на что не годного старика – взгляды её были в меру кокетливыми, прикосновения мягкими, подсознательно женственными. Или это полудетская естественность, когда ещё никто не обижал, или наоборот: в свое время  обидели так, что теперь уже всё равно. Почему-то даже не пришло в голову, что это может быть простым доверием юной девушки к сильному, благородному рыцарю…

Наташа подошла незаметно, села рядышком, курточка на ней была застёгнута, она слегка дрожала.

- Дайте скорее вина глотнуть, согреться! И доставайте пирожки из сумки, тут одна тётенька печет и продаёт – вкусные!

Они с аппетитом набросились на пирожки – Алексей почувствовал внезапный голод – запивая их превосходным вином. Девушка раскраснелась, перестала дрожать, даже курточку слегка расстегнула. Удивительно светлое южное полнолуние было ярким, звёздным, не синим или чёрным, а каким-то прозрачно-зелёным; лёгкие тени словно растворялись, таяли, не хотели закрывать даже мелкие камни или кусты. Они сидели молча, поддавшись очарованию дивного ночного света, не желая разрушать неуклюжими словами нежную песню сверчков под тихий аккомпанемент невесомого прибоя…

Одна за другой на берег выкатились три-четыре волны покрупнее – где-то прошёл катер или небольшое судно – перебили ритм, нарушили мелодию. Наташа слегка встряхнула головой, словно просыпаясь, взяла Алексея за руку, посмотрела на его часы.

- Ого, почти час, мне пора. Вы меня обязательно проводите, ладно?

Подошли к гроту и Наташа двинулась дальше, слегка медля, оглядываясь на него.

- Смелее, я тут недалеко!

Она благодарно улыбнулась, пошла дальше, скрылась в темноте грота.  Появилась минут через десять, подбежала к нему, улыбаясь немного смущённо: взрослая девочка, а в сказки верит!

- Ну как, ответила тебе Королева? Всё выяснила?

- А, ладно, - она тряхнула головой, - вина хочу, есть хочу!

Быстро доели пирожки, выпили немного вина.

- Ну что, домой? – спросил Громов.

- Нет-нет, давайте ещё погуляем, ну пожалуйста! В такую ночь нельзя спать, нельзя плясать на дискотеках, надо гулять у моря, купаться, читать стихи!

- Ну, давай, читай, - Алексей откровенно любовался девушкой. После грота её словно отпустило, она весело смеялась, пританцовывала, стройно изгибаясь; начала читать какие-то стихи, запуталась, от души расхохоталась. Это было искреннее, совсем не хмельное веселье, он тоже смеялся, словно сбросив лет двадцать.

Они пошли по берегу, весело болтая вроде бы о пустяках, перебивая друг друга; но слова вдруг становились значительными, приобретали потаённый смысл… Уходя от этой значительности, бежали купаться, не переодеваясь после этого, сохли на ходу. Ярко-зелёная, таинственная ночь полнолуния таяла, звёзды уплывали в глубину неба, луна тускнела, уступая место тяжёлому, литому оранжевому диску, вальяжно поднимавшемуся с востока. Медленно прошли через просыпающийся посёлок, зашли на рынок, где Алексей купил мёд в сотах, и они допивали вино, заедая его восковой терпковатой сладостью.  А коричневый от солнца  старик, продававший мёд, улыбался им одними глазами на непроницаемом лице…

Алексей с Наташей подошли к воротам пансионата, прошли по дорожке; как по команде остановились возле скамейки, где познакомились вчера.

- Мне уезжать через два часа, - тихо сказала девушка. Она непроизвольно подалась к нему, он приобнял её одной рукой, - Спасибо Вам огромное, я не помню, когда мне было так хорошо… Вы настоящий, Алексей - как жаль, что я поздно родилась и не встретила вас лет двадцать назад!

Наташа порывисто обняла его, поцеловала возле губ.

- Счастья Вам… - она двинулась вперёд, всё ещё держа его за руку.

 - Будь счастлива, девочка, - эхом повторил он, пока её рука выскальзывала из его руки…

Громов зашёл к себе в номер, сел на кровать. Невинная прогулка, целомудренный поцелуй, обычные слова. Но не оставляло чувство, что сегодня он встретил свою давнюю покинутую любовь, о которой напрочь забыл в суете. Встретил и опять потерял…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +12 306 просмотров
Комментарии (11)
Анна Магасумова # 16 апреля 2013 в 00:44 +2
Такой хороший, жизненный рассказ! Браво!
Владимир Проскуров # 6 июня 2013 в 12:23 +1
Любовь зародится в любом человеке,
Она никогда не окончится в нем,
Ее обнимают, встречают вдвоем,
Любовь остается в куплетах навеки …

СПАСИБО!!!
Александр Сороковик # 6 июня 2013 в 17:50 +1
Благодарю вас, Владимир! Всегда рад вашим стихам-комментам, точным и мудрым!
Тая Кузмина # 18 июня 2013 в 19:46 +2
Жизненно, очень люблю такие рассказы читать! Спасибо!
Новых вам творческих побед!!!

Александр Сороковик # 18 июня 2013 в 22:01 +1
И вам спасибо! Буду стараться!!!
Наталья Бугаре # 25 июня 2013 в 07:03 +1
Дважды в одну реку не войдешь... Великолепный рассказ. Столько в нем чистоты, сказки...И послевкусие как после домашней "Изабеллы"... Счастья Вашей Лг, Саша. Пусть у девочки еще все сбудется... А ГГ встретить свою зиму в тепле понимания. ( http://parnasse.ru/poetry/lyrics/love/tebe-36060.html - оказывается, у нас есть работы на одну тему..) 38
Александр Сороковик # 25 июня 2013 в 16:19 0
Спасибо! ответил в комменте к стиху.
Антонина Тесленко # 23 января 2014 в 00:20 0
Так и бывает. А потом жалеем.. Эх... hurtrazb
Александр Сороковик # 23 января 2014 в 15:11 0
Спасибо, Антонина! Похожая история описана в моём рассказе "Обычная командировка", там было продолжение подобной истории. Почитайте, если хотите. scratch
Галина Софронова # 13 июня 2014 в 16:26 +1
Александр,с интересом читала ваш рассказ,он замечательный:теплый ,светлый и ...обнадеживающий!
Александр Сороковик # 14 июня 2014 в 00:01 0
Спасибо, Галина! Рад Вашему пониманию. Рискну предложить к прочтению другой свой рассказ на подобную тему: http://parnasse.ru/konkurs/chempionat3kon/etap12chemp3/obychnaja-komandirovka.html