ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Под дождичек об инновациях

 

Под дождичек об инновациях

6 июля 2013 - Юрий Алексеенко

 

Вечер был душным, безветренным. Со стороны моря к городу, увеличиваясь, ползли тёмно-синие тучи. Они обволокли небо над портовыми складами, пирсами, портальными кранами, яхт-клубом, накрыли свинцовостью Чеховскую набережную, завод «Прессмаш» и приближалась к центру города, догоняя убегающее к Западу жаркое солнце..... Рубашки Петрова и Викторова покрылись тёмными пятнами от пота, волосы – жирными капельками. На измученных жарой лицах – тоже горячие капельки, они, чертят по коже прозрачные ломанные линии, щекочут лоб, щёки.

Оба они, Петров и Викторов, - большие противники дневной жары и ненавистники душных ночей, тем не менее, они, как и все служащие, - законопослушные граждане, а по роду деятельности - мелкие портовые работники; если говорить правильно - компьютерные бездельники, зависающие на службе в компиграх. В нагрудном кармане рубашки Викторова влажнеют слипшиеся пять сотенных бумажек, взятых взаймы у хорошего человека до завтрашнего утра. А у Петрова в левом кармане брюк, затасканных и застиранных, – одна помятая сторублёвка,  две синеньких по 50 рублей и мелочь – «медью и серебром» - всё, что осталось от зарплаты.

С постными минами на ликах молодые люди идут по Александровской, смахивают с лица назойливые струйки и с надеждой в глазах читают уличные вывески.

- Хм….Ресторан «Услужливый». Откуда он тут взялся ? Неделю назад здесь был магазин «Покрышки и колёса». – удивляется Викторов.

-Накрылись покрышки, наверно, а хозяин сбежал от кредитов, прячется у любовниц или на даче бомжует….- делает вывод Петров.

- Гля, гля… на той стороне - шантан-кафе «Ибрагим». Знаешь, Лёшик, дуриловка там полная, шашлык с запашком, салаты кислые, водка – палёная, певцы – фанеру рубят.. Мутное заведеньице. – Продолжает Викторов.

- И не скажи. Бывал там. Посмотри лучше туда, на дом с колоннами. Видишь, наверху, под барельефом, надпись ресторан  «У Светы». Там, кстати, натуральное мяско водится, - с хутора Щаровского. Щаровский, говорят, сволочь, кидаловом занимается, но свиней честно ячменём кормит, куски барбекю жжжирные получаются! Однако водка здесь паршивая, с привкусом негрола. Зато пиво здесь стожковское, свежее. Заглянем ? – предлагает Петров. – Там есть кондиционер. Посидим, Охладеем. Дождь переждём. А там поглядим.

- Та нет, не пойду туда, вчера там был с Игорьком и носатой Веркой.

-Что за Верка ? Не знаю…..

 - Из отдела портальных переработок. Нажрались с ней до одури. Плохо всё сложилось. Всю ночь потом блевал…. Душно «У Светы» в залах. Кондёры сломались ещё позавчера. Спеклись от уличной жаровни. Пойдём-ка лучше во-он в ту пивную, - указывает пальцем Викторов в плывущую жарой уличную далёкость. – Рыбка там свежо солёная, два кондёра, посидим, поквакаем с краснодарского пивка.

-Там что ли ? – смотрит, вытянув потную шею, Петров в сторону ребристого навеса со ступеньками вниз, прилепленного с боку большого кирпичного домика исторической постройки 19 века, времён царского градоначальника Покгауза, за парикмахерской «Салон причёсок».

…Заглянули. Осмотрелись. Полуподвальчик оказался прохладным и полупустым. В левой стенке – три пивные бочки с жёлтыми кранчиками. В углу - бар стойка. В кабинках, за столиками, томятся несколько пар и одна  компания из трёх человек. Петров, довольный выбором заведения,  веселея умом, зашёл в угловую кабинку и плюхнулся за стол. Следом шумно, двигая стульями, уронив бокал с салфетками, тяжело опустился в мягкое кресло толстый, тяжело вздыхающий  Викторов.

- О-от благодать…., – облегчённо  утерев ладошкой лоб, упокоено выдохнул остатки уличной духоты в прохладу пивной Викторов.

-Ну, да, замечательно, будто рай…. Чёрт возьми, как заманчиво, прохлада влечёт к пиву, щас наши тела отдыхнут, помлеют и взбодрятся…. Ну, что заказываем для закваски настроения по литровой кружечке, парочке средних чабаков, овощных салатиков и мисочку кириешек…. А потом – посмотрим…..

Молодой человек, работник бара, со стрижеными висками и  щепотью рыже-крашеных волос на подбородке, видимо, подрабатывающий студент, принёс им всё, что они запросили, и пенка от свежего пива уже зависла на чёрных, неухоженных усах Викторова.

- Со словами «какое облегчение » он выпил сразу полкружки.

Петров, наоборот, пьёт ледяное пиво осторожно. Сделав пару затяжных глотков, обвёл повеселевшими глазами интерьер Пив-бара. Взгляд его остановился на соседней кабинке, где сидела чудоковатая пара: девушка с жиденькими и слипшимися волосиками, широкоскулая, с глазами на выкат, немного хмельная, докуривающая истлевающий бэчик и сморщенный лицом, пожилой седой интеллигент с белой бородкой, лет шестидесяти пяти, клюющий носом в тарелку. В голове у Петрова закрутился крамольный вопрос. Он, естественно, спрашивает:

- Скажи, Лёшик, ежели дедушка, не древний, допустим 65-лет, влюбиться в 20-летнюю, как можно назвать эту любовь ?

Викторов оглядел гламурную пару, наморщил лоб и говорит:

-Чёрт его знает… Возможно, это ярко выраженная педофилия…, деда сажать надо….

- Ну, ты загнул… Жестоко как-то... – поморщился Викторов и в продолжении добавил.- Фу, ты, смотрю на бабью пьяную рожу - и аж до блевотины….

-Дело вкуса….. Многие сейчас любят экстрим ….

Хлопнула входная дверь. На пороге, сворачивая зонты и шоркая мокрые подошвы о резиновый коврик, у входа суетится пожилая пара. В открытое окно ветерок занёс запах прибитой дождём пыли

Викторов оглядывает попавших под дождь, и говорит вполголоса:

- Артефактный возраст сейчас – на подьёме, к пиву тянется…-делает вывод Викторов, потом, как бы встряхнувшись от сонливости, спрашивает.- А вот, Лёша, как ты думаешь насчёт такого расклада: если молодая втюриться в семидесятилетнего.. Это как? А?

Викторов поднял кружку, сделал ещё пару глотков, кинул в рот щепотку кириешек , и, зажмурив глаза, хрумкает. На лице его витает эйфория. Сделав на лице некую бутафорию задумчивости, выдаёт в глаза Петрова:

- Здесь одно вырисовывается – бизнес, точнее - коммерческий интерес. Сам знаешь, если баба попала на пятаки, то будет с этого артефакта рубить бабло на одном вздохе, покуда прибыль не забьёт ей все карманы.

- Как у тебя интересно получается… заковыристо, Хотя может ты прав, Давай усложним задачу. Например, ежели шестидесятилетняя влюбиться в семидесятилетнего….. Чё думаешь по этому поводу ?

- Э-э-э, не бывал в этом возрасте влюблённым, не знаю, что и сказать….  Жуть какая-то…… Не вижу условий для семейного торжества.. . Пиво и то не подтолкнёт. Да и фантазий никаких не слепишь…

- Эх, Лёшик, А может это  и есть любовь !

- Ахахаха… расхохотал … Тут тоже одно видится – напрасные взбрыки шустрых дедков пред лицом надвигающейся опасности…Они либо одурели, либо пытаются  убечь от возрастной преисподней или фатального исхода. Одним словом, тута тоже непонятно… думаю, выиграет тот, кто первый из молодожёнов успеет во время оформить наследство супруга… В общем ихняя любовь – это полнейший обман, кидалово…. Дети их потом судиться будут, адвокаты, взятки мытарства по заседаниям, нутьга одна….Так вот….

-Выходит эта пожилая любовь – самая коварная, жуткая и до чёртиков небезопасная….

- Да уж, да уж…

- Слушай, а чё на нас так косятся во-о-он те три разноцветных мужика … - говорит Петров и кивком головы указывает на компанию в дальней полуоткрытой кабинке.

- Наверное, что-то увидели в нашей одежде…. Оставь их…

- Сидят лыбятся…. Пойти им морды поотбивать что ли? Скучно как-то, давай по водочке опрокинем, повеселимся… Тем не менее у меня есть ещё вопрос.

-  Говори, Лёшик.

- А вот если, голубой влюбиться в нормальную бабу. Это чё?

-  Гм… Ни больше, ни меньше - сексуальная революция, инновация, так сказать. Щас этого инновационного дерьма – на каждом углу… Общество экспериментирует на либеральных подходах к общим проблемам….Что ни голубой, то и инноватор, сколковец. Модернизируется молодость.

- А мне кажется,  это новый наскок на общественную сексмораль, чудят люди……

- Охохохо… сидишь иногда с человеком в кабаке и не знаешь, нормальный он или с новой придурью в голове, инноватор или просто огрубевший работяга. Легко зашкварится…. Поздороваешься с таким вот социумом и сам себя перестаёшь уважать. Слушай, а вот те, хлопчики, которые лыбятся, тоже, наверное, в сколковских проектах запутались……

Викторов ещё раз осмотрел смеющихся и говорит:

- Я бы их к сексинжинирингу записал, по морде видно - в модернизациях они тоже преуспели. Чубчики у пацанов как у голубых завитые. Точно – это новые управленцы инновационными проектами, по нашему если говорить – придурки, бабло из воздуха качают. Щас таких на Селигерах выращивают.

По лицу Петрова пробежала тень. Видимо он чего-то испугался. Допив бокал и утерев двумя пальцами усы, шепчет:

-Лёшка, бегим отсюда. Тут голубизна собирается.

-Та не может быть, глупости. Дед с бабкой – тоже по-твоему голубые? – не соглашается Петров и кивком головы тычет в сторону вошедшей пожилой пары.

- Да глянь на их морды. Дед – припудрен, баба – будто мужик. Точно – придурки. Эй, парниша, нам расчёт !

Из-за барной стойки выскакивает тот же студентик с замысловатой бородкой и с улыбкой на лице говорит:

- С вас 451 рупь и 40 копеек. Вот счёт ! – Кладёт на стол чёрную книжечку.

- Скажи мне, братиш, ваше заведенье никак того… меньшивиков у себя собирает…

- И не только. Тут всякие бывают – мужики крашенные, бабы с клееными усами, без лифчиков и в мужских брюках, замороченные студенты с айпадами, солдаты в вонючих носках,  спивающиеся спортсмены, боксёры с приплюснутыми носами, одухотворённая полиция.. Все отвисают…. Никому не отказываем..

- Я ж и говорю – инновации тут во всю разыгрались, федеральные целевые программы в ресторанах отмываются, полнеют и множатся…

-Простите, что вы сказали? – не расслышал студент.

-Грю, разные социальные группы у вас здеся, практикуются за кружкой  пива… Бабки, детки, педофилы, голубые, просто нормальные…. Они тут все как в зеркале сексуальной революции… Ваш зал будто копию общества сканировал.

- Извините, бизнес…. Прибыля извлекаем, Сами понимаете, мораль и коммерция – это два антипода.. Мне хозяин инструктирует каждый день, что бы я помогал людям с лёгкостью отдавать деньги, с улыбкой на лице вовлекал клиентов во всеобщее действо….

- Разврата – дополняет Викторов.

- Ну зачем так грубо.. навязчиво, - смущается студент. Не разврата, скорее отдыха, культурного времяпровождения…. Кстати, уважаемые, слово мораль в Конституции не прописана…, а вот свобода личности есть…так что, извините… человек должен быть свободен…

Петров, слушая упёртую речь молодого студента, хотел добавить к его словам свой словесный хвостик к слову свободен: «от морали и порядочности», но промолчал.

 

А что толку, - подумал он. – Мои слова Конституцию не перепишут. Да и кому это нужно. Если люди хотят быть инноваторами и социумоми, то зачем им мешать. Придёт время, у каждого в жизни будет свой охлаждающий дождик….

 

© Copyright: Юрий Алексеенко, 2013

Регистрационный номер №0145698

от 6 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0145698 выдан для произведения:

 

Вечер был душным, безветренным. Со стороны моря к городу, увеличиваясь, ползли тёмно-синие тучи. Они обволокли небо над портовыми складами, пирсами, портальными кранами, яхт-клубом, накрыли свинцовостью Чеховскую набережную, завод «Прессмаш» и приближалась к центру города, догоняя убегающее к Западу жаркое солнце. Рубашки Петрова и Викторова покрылись тёмными пятнами от пота, волосы – жирными капельками. На измученных жарой лицах – тоже горячие капельки, они, чертят по коже прозрачные ломанные линии, щекочут лоб, щёки.

Оба они, Петров и Викторов, - большие противники дневной жары и ненавистники душных ночей, тем не менее, они, как и все служащие, - законопослушные граждане, а по роду деятельности - мелкие портовые работники; если говорить правильно - компьютерные бездельники, зависающие на службе в компиграх. В нагрудном кармане рубашки Викторова влажнеют слипшиеся пять сотенных бумажек, взятых взаймы у хорошего человека до завтрашнего утра. А у Петрова в левом кармане брюк, затасканных и застиранных, – одна помятая сторублёвка,  две синеньких по 50 рублей и мелочь – «медью и серебром» - всё, что осталось от зарплаты.

С постными минами на ликах молодые люди идут по Александровской, смахивают с лица назойливые струйки и с надеждой в глазах читают уличные вывески.

- Хм….Ресторан «Услужливый». Откуда он тут взялся ? Неделю назад здесь был магазин «Покрышки и колёса». – удивляется Викторов.

-Накрылись покрышки, наверно, а хозяин сбежал от кредитов, прячется у любовниц или на даче бомжует….- делает вывод Петров.

- Гля, гля… на той стороне - шантан-кафе «Ибрагим». Знаешь, Лёшик, дуриловка там полная, шашлык с запашком, салаты кислые, водка – палёная, певцы – фанеру рубят.. Мутное заведеньице. – Продолжает Викторов.

- И не скажи. Бывал там. Посмотри лучше туда, на дом с колоннами. Видишь, наверху, под барельефом, надпись ресторан  «У Светы». Там, кстати, натуральное мяско водится, - с хутора Щаровского. Щаровский, говорят, сволочь, кидаловом занимается, но свиней честно ячменём кормит, куски барбекю жжжирные получаются! Однако водка здесь паршивая, с привкусом негрола. Зато пиво здесь стожковское, свежее. Заглянем ? – предлагает Петров. – Там есть кондиционер. Посидим, Охладеем. Дождь переждём. А там поглядим.

- Та нет, не пойду туда, вчера там был с Игорьком и носатой Веркой.

-Что за Верка ? Не знаю…..

 - Из отдела портальных переработок. Нажрались с ней до одури. Плохо всё сложилось. Всю ночь потом блевал…. Душно «У Светы» в залах. Кондёры сломались ещё позавчера. Спеклись от уличной жаровни. Пойдём-ка лучше во-он в ту пивную, - указывает пальцем Викторов в плывущую жарой уличную далёкость. – Рыбка там свежо солёная, два кондёра, посидим, поквакаем с краснодарского пивка.

-Там что ли ? – смотрит, вытянув потную шею, Петров в сторону ребристого навеса со ступеньками вниз, прилепленного с боку большого кирпичного домика исторической постройки 19 века, времён царского градоначальника Покгауза, за парикмахерской «Салон причёсок».

…Заглянули. Осмотрелись. Полуподвальчик оказался прохладным и полупустым. В левой стенке – три пивные бочки с жёлтыми кранчиками. В углу - бар стойка. В кабинках, за столиками, томятся несколько пар и одна  компания из трёх человек. Петров, довольный выбором заведения,  веселея умом, зашёл в угловую кабинку и плюхнулся за стол. Следом шумно, двигая стульями, уронив бокал с салфетками, тяжело опустился в мягкое кресло толстый, тяжело вздыхающий  Викторов.

- О-от благодать…., – облегчённо  утерев ладошкой лоб, упокоено выдохнул остатки уличной духоты в прохладу пивной Викторов.

-Ну, да, замечательно, будто рай…. Чёрт возьми, как заманчиво, прохлада влечёт к пиву, щас наши тела отдыхнут, помлеют и взбодрятся…. Ну, что заказываем для закваски настроения по литровой кружечке, парочке средних чабаков, овощных салатиков и мисочку кириешек…. А потом – посмотрим…..

Молодой человек, работник бара, со стрижеными висками и  щепотью рыже-крашеных волос на подбородке, видимо, подрабатывающий студент, принёс им всё, что они запросили, и пенка от свежего пива уже зависла на чёрных, неухоженных усах Викторова.

- Со словами «какое облегчение » он выпил сразу полкружки.

Петров, наоборот, пьёт ледяное пиво осторожно. Сделав пару затяжных глотков, обвёл повеселевшими глазами интерьер Пив-бара. Взгляд его остановился на соседней кабинке, где сидела чудоковатая пара: девушка с жиденькими и слипшимися волосиками, широкоскулая, с глазами на выкат, немного хмельная, докуривающая истлевающий бэчик и сморщенный лицом, пожилой седой интеллигент с белой бородкой, лет шестидесяти пяти, клюющий носом в тарелку. В голове у Петрова закрутился крамольный вопрос. Он, естественно, спрашивает:

- Скажи, Лёшик, ежели дедушка, не древний, допустим 65-лет, влюбиться в 20-летнюю, как можно назвать эту любовь ?

Викторов оглядел гламурную пару, наморщил лоб и говорит:

-Чёрт его знает… Возможно, это ярко выраженная педофилия…, деда сажать надо….

- Ну, ты загнул… Жестоко как-то... – поморщился Викторов и в продолжении добавил.- Фу, ты, смотрю на бабью пьяную рожу - и аж до блевотины….

-Дело вкуса….. Многие сейчас любят экстрим ….

Хлопнула входная дверь. На пороге, сворачивая зонты и шоркая мокрые подошвы о резиновый коврик, у входа суетится пожилая пара. В открытое окно ветерок занёс запах прибитой дождём пыли

Викторов оглядывает попавших под дождь, и говорит вполголоса:

- Артефактный возраст сейчас – на подьёме, к пиву тянется…-делает вывод Викторов, потом, как бы встряхнувшись от сонливости, спрашивает.- А вот, Лёша, как ты думаешь насчёт такого расклада: если молодая втюриться в семидесятилетнего.. Это как? А?

Викторов поднял кружку, сделал ещё пару глотков, кинул в рот щепотку кириешек , и, зажмурив глаза, хрумкает. На лице его витает эйфория. Сделав на лице некую бутафорию задумчивости, выдаёт в глаза Петрова:

- Здесь одно вырисовывается – бизнес, точнее - коммерческий интерес. Сам знаешь, если баба попала на пятаки, то будет с этого артефакта рубить бабло на одном вздохе, покуда прибыль не забьёт ей все карманы.

- Как у тебя интересно получается… заковыристо, Хотя может ты прав, Давай усложним задачу. Например, ежели шестидесятилетняя влюбиться в семидесятилетнего….. Чё думаешь по этому поводу ?

- Э-э-э, не бывал в этом возрасте влюблённым, не знаю, что и сказать….  Жуть какая-то…… Не вижу условий для семейного торжества.. . Пиво и то не подтолкнёт. Да и фантазий никаких не слепишь…

- Эх, Лёшик, А может это  и есть любовь !

- Ахахаха… расхохотал … Тут тоже одно видится – напрасные взбрыки шустрых дедков пред лицом надвигающейся опасности…Они либо одурели, либо пытаются  убечь от возрастной преисподней или фатального исхода. Одним словом, тута тоже непонятно… думаю, выиграет тот, кто первый из молодожёнов успеет во время оформить наследство супруга… В общем ихняя любовь – это полнейший обман, кидалово…. Дети их потом судиться будут, адвокаты, взятки мытарства по заседаниям, нутьга одна….Так вот….

-Выходит эта пожилая любовь – самая коварная, жуткая и до чёртиков небезопасная….

- Да уж, да уж…

- Слушай, а чё на нас так косятся во-о-он те три разноцветных мужика … - говорит Петров и кивком головы указывает на компанию в дальней полуоткрытой кабинке.

- Наверное, что-то увидели в нашей одежде…. Оставь их…

- Сидят лыбятся…. Пойти им морды поотбивать что ли? Скучно как-то, давай по водочке опрокинем, повеселимся… Тем не менее у меня есть ещё вопрос.

-  Говори, Лёшик.

- А вот если, голубой влюбиться в нормальную бабу. Это чё?

-  Гм… Ни больше, ни меньше - сексуальная революция, инновация, так сказать. Щас этого инновационного дерьма – на каждом углу… Общество экспериментирует на либеральных подходах к общим проблемам….Что ни голубой, то и инноватор, сколковец. Модернизируется молодость.

- А мне кажется,  это новый наскок на общественную сексмораль, чудят люди……

- Охохохо… сидишь иногда с человеком в кабаке и не знаешь, нормальный он или с новой придурью в голове, инноватор или просто огрубевший работяга. Легко зашкварится…. Поздороваешься с таким вот социумом и сам себя перестаёшь уважать. Слушай, а вот те, хлопчики, которые лыбятся, тоже, наверное, в сколковских проектах запутались……

Викторов ещё раз осмотрел смеющихся и говорит:

- Я бы их к сексинжинирингу записал, по морде видно - в модернизациях они тоже преуспели. Чубчики у пацанов как у голубых завитые. Точно – это новые управленцы инновационными проектами, по нашему если говорить – придурки, бабло из воздуха качают. Щас таких на Селигерах выращивают.

По лицу Петрова пробежала тень. Видимо он чего-то испугался. Допив бокал и утерев двумя пальцами усы, шепчет:

-Лёшка, бегим отсюда. Тут голубизна собирается.

-Та не может быть, глупости. Дед с бабкой – тоже по-твоему голубые? – не соглашается Петров и кивком головы тычет в сторону вошедшей пожилой пары.

- Да глянь на их морды. Дед – припудрен, баба – будто мужик. Точно – придурки. Эй, парниша, нам расчёт !

Из-за барной стойки выскакивает тот же студентик с замысловатой бородкой и с улыбкой на лице говорит:

- С вас 451 рупь и 40 копеек. Вот счёт ! – Кладёт на стол чёрную книжечку.

- Скажи мне, братиш, ваше заведенье никак того… меньшивиков у себя собирает…

- И не только. Тут всякие бывают – мужики крашенные, бабы с клееными усами, без лифчиков и в мужских брюках, замороченные студенты с айпадами, солдаты в вонючих носках,  спивающиеся спортсмены, боксёры с приплюснутыми носами, одухотворённая полиция.. Все отвисают…. Никому не отказываем..

- Я ж и говорю – инновации тут во всю разыгрались, федеральные целевые программы в ресторанах отмываются, полнеют и множатся…

-Простите, что вы сказали? – не расслышал студент.

-Грю, разные социальные группы у вас здеся, практикуются за кружкой  пива… Бабки, детки, педофилы, голубые, просто нормальные…. Они тут все как в зеркале сексуальной революции… Ваш зал будто копию общества сканировал.

- Извините, бизнес…. Прибыля извлекаем, Сами понимаете, мораль и коммерция – это два антипода.. Мне хозяин инструктирует каждый день, что бы я помогал людям с лёгкостью отдавать деньги, с улыбкой на лице вовлекал клиентов во всеобщее действо….

- Разврата – дополняет Викторов.

- Ну зачем так грубо.. навязчиво, - смущается студент. Не разврата, скорее отдыха, культурного времяпровождения…. Кстати, уважаемые, слово мораль в Конституции не прописана…, а вот свобода личности есть…так что, извините… человек должен быть свободен…

Петров, слушая упёртую речь молодого студента, хотел добавить к его словам свой словесный хвостик к слову свободен: «от морали и порядочности», но промолчал.

 

А что толку, - подумал он. – Мои слова Конституцию не перепишут. Да и кому это нужно. Если люди хотят быть инноваторами и социумоми, то зачем им мешать. Придёт время, у каждого в жизни будет свой охлаждающий дождик….

Рейтинг: +1 188 просмотров
Комментарии (1)
Надежда Рыжих # 7 июля 2013 в 17:54 +1
laugh super Ухохотаться ! Зашли, спрятались от жары, а тут такие страсти-мордасти , что и не снилось... Мир наш терпим , думается, уже ко всему.. Мораль отодвинута, стыд теряется, никто не боится себя показать, как есть.. Раньше всё в себе держали ,в рамках, по крайней мере , боялись лишним обнаружить свое присутствие.. Почему-то стыдно было перед соседями и просто людьми...А сейчас и живут напоказ ! Время такое !