ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → По стойке смирно

 

По стойке смирно

14 декабря 2014 - Юрий Алексеенко
На кухне душно и противно от кислого запаха. Шипят и синеют под кастрюлями сразу четыре газовые конфорки. Бледно мигает над потолком закопчёный светильник. За столом сидит плечистая баба, лет 35, в позе встревоженной ехидны и со взглядом голодной ящерицы. Перед ней кучкой лежат мятые рубли, а чуть поодаль, под навесными полками топчется мужик, в засаленной куртке-аляске, сняв шапку. Ему некомфортно от духоты, и он   тяжело вздыхает, нервно моргает, будто ожидая страшной картины собственного расстрела.

- Ну и что ты тут принес ? Деньги, да? - Спрашивает баба у насупившегося мужика. - Три тыщи - это насмешка над женой. Куда я с ними пойду? В магазин за продуктами ? Опозорюсь же ! Представь себе, я прусь по утру с Иркой, свояченицей, в магазин и покупаю всякое. Она в корзину кладет, что подороже: рыбу-тунца, мясо по восемьсот, устрицы, крабы, дикую утку, а я колбасу-обманку, броллерные ляжки, картошку-горох, лошадиные косточки и прочую социальность. Как я буду перед Иркой с таким товаром выглядеть? 

Сказала она это быстро, впопыхах, подергивая головой и вислыми грудями, и не дождавшись ответа, сама себе отвечает:

- Позорощем и стыдобой! Да Ирка меня смешками и подкавырками забьёт !

- Люсь, остынь, - пытается успокоить её мужик. - Сегодня не заработки, а одни издержки. Я уже месяц таксую, кручу баранку, в прежнее время по 7-8 имел за сутки, а тут как корова пошептала… А все почему. Доллар озверел, прёт и прёт, бычится перед рублем. Люди теперь все больше на транвайчике, а то и пешком....
Помявшись, покрутив шапку в руках, он добавляет:

-Гибэдэдэшнику две штуки на карман отдал, пристебался, сволочь, что транваю дорогу не уступил. За бензин пол штуки вывалил, триста рублей - на подтяжку тормозов, в автомойке Ваське Сушейкину долг вернул.... И всякое разное.... еще по мелочам.... Навару получилось всего три тысячи.... Смешные деньги, конечно..... А что делать ?

- Жизненно.... Если не была твоей женой, поверила бы....

Баба хотела еще что-то сказать, нехорошее, в адрес мужика, но её оборвал одиночный дребезжащий звяк, будто пустые жбаны одновременно ударились о стену. Это несчастный мужик, попятившись, стукнулся головой о навесную полку, забитую впритык друг к другу пустыми кастрюлями.

Она помедлила секунду, почесала потные икры ног и с тем же наскоком продолжила свирепствовать над нервной системой мужика:

- Ты думаешь легко мне тащить на себе семейный скарб? Когда я в магАзин прихожу, кассир не спрашивает про гаишника и Ваську Сушейкина, он требует деньги, расплату. Как ты этого не поймешь!? Зачем мотаешь мне сейчас нервы!?

Сверкнувшие глаза бабы молнией пронзили мужика. Ему стало страшно и срочно захотелось в туалет. Но взгляд бабы держал его цепко, не выпуская на другую, не подконтрольную территорию.

- Вот вчера, допустим, - продолжала она утоптывать и утюжить волю мужика. - Поднявшись одиноко в одиннадцать, сделав зарядку на тренажере, покушав на завтрак буженины и икорочки с маслом, отправилась по магАзам, одежу подыскивать. В столешенском универе решила примерить норковую шубку, Висит шуба, искрится, манит к себе. Я, сраженная ее красотой, рванула к стойке, а продавщица, шклявая дура, эхидосно лыбится и говорит: "женщина, здесь товары на цену свыше ста тысяч рублей, вам нужно спуститься ниже, в подвальное помещение, там вы подберете и по две, и по четыре с половиной хорошенькие телогреечки, комфортные, по вашим деньгам." Нет, ну, не унижение ли это? Твою жену по полной в магАзе опустили, а он три тыщи на стол кладет. Да подавись ты ими !

Деньги веером разлетаются по кухне, одна из них, тысячная копюра, шмыгнула под пыхтящую паром кастрюлю и замерла возле горящей конфорки. Мужик, вытаращив глаза, уперся взглядом в шевелящуюся от тепла, усыхающую бумажку и судорожно двигает кадыком.

- Да пусть пропадом сгорит ! - Верещит баба. - Пусть будет лучше так, чем унижаться в магАзе перед Иркой и этими обнаглевшими дурами ! 

Мужик, ошарашенный женским визгом, медленно пятится к выходу, судорожно натягивает на голову потрепанную шапку.

- Ты куда намылился? - Перестав верещать, обрадовано спрашивает баба мужика.

- Да так.... в ночную смену.... подработаю чуток....

- А че у тебя мотня мокрая ?

- Да так..... облился на мойке, под струю попал...Ну, ладно, пошел я..... Буду к утру.

- И не позорь меня так больше ! Имей совесть! - Несётся ему вслед.

© Copyright: Юрий Алексеенко, 2014

Регистрационный номер №0259070

от 14 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0259070 выдан для произведения: На кухне душно и противно от кислого запаха. Шипят и синеют под кастрюлями сразу четыре газовые конфорки. Бледно мигает над потолком закопчёный светильник. За столом сидит плечистая баба, лет 35, в позе встревоженной ехидны и со взглядом голодной ящерицы. Перед ней кучкой лежат мятые рубли, а чуть поодаль, под навесными полками топчется мужик, в засаленной куртке-аляске, сняв шапку. Ему некомфортно от духоты, и он   тяжело вздыхает, нервно моргает, будто ожидая страшной картины собственного расстрела.

- Ну и что ты тут принес ? Деньги, да? - Спрашивает баба у насупившегося мужика. - Три тыщи - это насмешка над женой. Куда я с ними пойду? В магазин за продуктами ? Опозорюсь же ! Представь себе, я прусь по утру с Иркой, свояченицей, в магазин и покупаю всякое. Она в корзину кладет, что подороже: рыбу-тунца, мясо по восемьсот, устрицы, крабы, дикую утку, а я колбасу-обманку, броллерные ляжки, картошку-горох, лошадиные косточки и прочую социальность. Как я буду перед Иркой с таким товаром выглядеть? 

Сказала она это быстро, впопыхах, подергивая головой и вислыми грудями, и не дождавшись ответа, сама себе отвечает:

- Позорощем и стыдобой! Да Ирка меня смешками и подкавырками забьёт !

- Люсь, остынь, - пытается успокоить её мужик. - Сегодня не заработки, а одни издержки. Я уже месяц таксую, кручу баранку, в прежнее время по 7-8 имел за сутки, а тут как корова пошептала… А все почему. Доллар озверел, прёт и прёт, бычится перед рублем. Люди теперь все больше на транвайчике, а то и пешком....
Помявшись, покрутив шапку в руках, он добавляет:

-Гибэдэдэшнику две штуки на карман отдал, пристебался, сволочь, что транваю дорогу не уступил. За бензин пол штуки вывалил, триста рублей - на подтяжку тормозов, в автомойке Ваське Сушейкину долг вернул.... И всякое разное.... еще по мелочам.... Навару получилось всего три тысячи.... Смешные деньги, конечно..... А что делать ?

- Жизненно.... Если не была твоей женой, поверила бы....

Баба хотела еще что-то сказать, нехорошее, в адрес мужика, но её оборвал одиночный дребезжащий звяк, будто пустые жбаны одновременно ударились о стену. Это несчастный мужик, попятившись, стукнулся головой о навесную полку, забитую впритык друг к другу пустыми кастрюлями.

Она помедлила секунду, почесала потные икры ног и с тем же наскоком продолжила свирепствовать над нервной системой мужика:

- Ты думаешь легко мне тащить на себе семейный скарб? Когда я в магАзин прихожу, кассир не спрашивает про гаишника и Ваську Сушейкина, он требует деньги, расплату. Как ты этого не поймешь!? Зачем мотаешь мне сейчас нервы!?

Сверкнувшие глаза бабы молнией пронзили мужика. Ему стало страшно и срочно захотелось в туалет. Но взгляд бабы держал его цепко, не выпуская на другую, не подконтрольную территорию.

- Вот вчера, допустим, - продолжала она утоптывать и утюжить волю мужика. - Поднявшись одиноко в одиннадцать, сделав зарядку на тренажере, покушав на завтрак буженины и икорочки с маслом, отправилась по магАзам, одежу подыскивать. В столешенском универе решила примерить норковую шубку, Висит шуба, искрится, манит к себе. Я, сраженная ее красотой, рванула к стойке, а продавщица, шклявая дура, эхидосно лыбится и говорит: "женщина, здесь товары на цену свыше ста тысяч рублей, вам нужно спуститься ниже, в подвальное помещение, там вы подберете и по две, и по четыре с половиной хорошенькие телогреечки, комфортные, по вашим деньгам." Нет, ну, не унижение ли это? Твою жену по полной в магАзе опустили, а он три тыщи на стол кладет. Да подавись ты ими !

Деньги веером разлетаются по кухне, одна из них, тысячная копюра, шмыгнула под пыхтящую паром кастрюлю и замерла возле горящей конфорки. Мужик, вытаращив глаза, уперся взглядом в шевелящуюся от тепла, усыхающую бумажку и судорожно двигает кадыком.

- Да пусть пропадом сгорит ! - Верещит баба. - Пусть будет лучше так, чем унижаться в магАзе перед Иркой и этими обнаглевшими дурами ! 

Мужик, ошарашенный женским визгом, медленно пятится к выходу, судорожно натягивает на голову потрепанную шапку.

- Ты куда намылился? - Перестав верещать, обрадовано спрашивает баба мужика.

- Да так.... в ночную смену.... подработаю чуток....

- А че у тебя мотня мокрая ?

- Да так..... облился на мойке, под струю попал...Ну, ладно, пошел я..... Буду к утру.

- И не позорь меня так больше ! Имей совесть! - Несётся ему вслед.
Рейтинг: +1 175 просмотров
Комментарии (1)
Влад Устимов # 26 января 2015 в 09:51 0
Cherchez la femme.