ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Пьяная Роща

Пьяная Роща

article143921.jpg
Огромный лесовоз остановился, тяжело отфыркиваясь дымом, на краю дороги у длинного и почерневшего барака. Через некоторое время цепкая стрела манипулятора   начала выгружать   белые и ровные берёзовые брёвна, укладывая их на нескошенную у забора ярко зелёную траву. Лязгало железо, грохотал двигатель. Сбросив у забора с десяток кубометров дров, водитель лесовоза было, полез в кабину, но подошедшая    старушка, которой и были привезены по списку дрова, только и спросила:
-Дрова хорошие...откуда   привёз?
-С Пьяной Рощи, срубили вчистую, на дрова! - рассмеялся водитель, берясь за руль.
-Что ж   теперь разделывать надо, а то заветриют...- засеменила   домой пенсионерка.
 
Недалеко от нового посёлка лесозаготовителей, что вырос буквально за несколько лет на месте дремучей тайги, белоснежным островком среди   изумрудном - чёрных   капюшонов   елей, радовала глаз берёзовая Роща. Берёзы как огромные великаны,  закидывали свои зелёные головы в небо, как на праздник, одев свои белые сорочки,    вышли на лесной бугор, встав на цыпочки, чтобы ещё лучше рассмотреть сине-голубые дали бескрайних лесов, потерявшуюся среди    этой изумительной зелени   реку, слившуюся с   бескрайним и высокими небесами. Как будто там, куда старались смотреть        красавицы, таилось что-то необыкновенное и чудное, что могло бы порадовать белоликие деревья. Но с каждым годом та далёкая и необозримая даль превращалась в чёрные   проплешины делянок, измятых и искорёженных чадящими дымом тракторами, а лесной массив, когда то бывший   целым безбрежным лесным морем, теперь был пронизан десятками просек и лесовозных   дорог - усов, по которым,   грохоча,  выбрасывая чёрный угар несгоревшей соляры, тащили   на своих спинах спиленные огромные хлысты, лупатые    лесовозы, сверкая на солнце фарами и запылёнными   стёклами кабин. Посёлок с каждым годом расширялся, белели, ещё не опалённые солнцем новостройки и теперь   окна   домов уже глядели на   берёзовую Рощу и на дорогу, что как ножом разрезала берёзовый благодатный островок на две части, навсегда разъединённые бетонными серыми дорожными плитами. Но по- прежнему весной на заре, в час, когда   ещё деревья спят, опустив свои длинные ветви, пели    в роще соловьи, наполняя лес   мелодией любви. Туман блудился и спал между стволов, растворяясь с утренним нежным ветром. Уже в середине   июня на берёзовой полянке показывала   свои красные ягоды, затерянная в траве   земляника. А чуть позже пробивали своими   шляпками   землю грибы. То - то было радости у ребятни, что первая налетала как воробьи на крошки, собирая в корзинки   и белые, и подосиновики, уходя из рощицы с благодарностью и с хорошим настроением.
Но не знаю когда   точно, с какого времени, но рощицу облюбовали местные жители, не для радости, а для других непристойных дел, что хотели скрыть от лишних глаз, стыдясь или боясь   огласки. И чем дольше люди жили в этом посёлке, тем чаще и чаще они стали называть Рощу - Пьяной. Нет не от того, что зайдя в её хоромы, кружилась голова от красоты, от шелеста листьев, и прохлады. А мужчины и даже женщины захаживали сюда, чтобы просто выпить вина, в такой природный   бар или ресторан на свежем воздухе они превратили укромный уголок леса. Пришёл, выбрал радостное местечко, облитое солнцем в прохладную погоду, или    расположился в спасительной тени в жаркий день, достал вино или водку, разложил закуску на пенёчке или коврике из душистой   лесной травы и пей, сколько тебе угодно, можно одному, а   ещё лучше прийти сюда с друзьями, что также желают отдохнуть душой и телом. И главное, ни милиции, ни жён, ни посторонних глаз нет. Ну, а если и перебрал — не беда, лёг под деревце, полежал, проспался и всё в порядке, трезвый и довольный дойдёшь до дому. Но в столовой и в магазинах уже тараторили старушки, знающие всё и обо всех:
                   Вчера трое мужиков поселковских на дороге у Пьяной Рощи лежало, подняться не могли, чуть лесовоз не задавил.
                   Хмы, мужики то ладно, а я слышала...- прыснула смехом Авдотья Петрова, пенсионерка с двадцатилетним стажем - в роще   Нюрка Иванова и Борькой Смирновым встречаются, а ведь у обеих   семьи, в лесу, а не скроешься. Какая то берёзовая любовь. И чем кончится?
В магазин, стуча подошвами кирзовых сапог, зашёл   шофер Игоряха Смирнов, и,  увидав собравшихся в сайку старушек, грозно рявкнул:
                   А ну, домой, старые! Опять трёп разводите?! Небось, и про меня чего болтаете - и направился к прилавку.
                   Две беленьких! - он протянул смятые деньги продавщице Надьке Чусовой, та пыталась было пререкаться с ним:
                   Ведь рабочий  день! Не дам, распоряжение начальника, только после четырёх!
Но Смирнов знал,  как надавить на больное место зарвавшейся продавщице и нагло глядя ей в глаза прорычал:
                   А своему так   в любое время даёшь?
Надька, насупившись, протянула шофёру две бутылки   водки:
                   За магазином не пить идите лучше в Пьяную Рощу, рож ваших пьяных видеть не могу, забулдыги!
                   Спок, Наденька, все в ажуре, пьём на природе! - закривлялся Игоряха.
Через полчаса в Роще слышались пьяные голоса мужиков:
                   Не надо печалится,
вся жизнь впереди,
надейся, надейся, надейся и жди!
А недавно, в конце июля в Роще   пропала целая бригада строителей, что строили новые мастерские.   Вывозили их от туда по домам, ползающих среди деревьев на автобусе. И редкая хозяйка, не застав своего мужа дома, не отправлялась искать его в проклятую Рощу. И если приезжал   милицейский уазик из района, то его сразу направляли в Рощу:
                   У нас это самое злачное место в посёлке!
И правда, улов всегда был хороший, и летели налево и направо протоколы, отсчитывающие   рабочие   рубли   государству. Может в то время подвыпившие   сезонники разодрались   с местными и резанули ножом местного атамана Витьку Антонова, кровью окрасились   мраморные   стволы, но обошлось,   лезвие ножа рассадило лишь кожу на груди у парня. Одно время у Рощи дежурил участковый, поставленный туда по распоряжению начальства, жалобы поступали в Райком, местные женщины в сердцах писали:
                   Где Советская власть? До чего дошли наши мужики, теперь и домой не ходят. Получку получили и в магазин, водки наберут и на природу! В Пьяной Роще живут, с берёзами обнимаются и целуются! Про нас забыли, детей забросили.
Но участковый, занятый другими делами, не мог дежурить   круглосуточно и вскоре закинул этот пост. А скоро и он был замечен пьющий с мужиками   в один из осенних вечеров, поющий что-то про соловья в обнимку   с молодой розовокожей берёзкой. А в самый зной, в сенокос – на Петров день Роща загорелась, то ли кто окурок бросил по пьянке, а может и костерок подпалили, кто теперь узнает? Только пока спешила пожарный расчёт, огонь выхватил   и повалил с десяток берёз, что стояли ближе к посёлку. Ближние к Роще дома   спасло чудо - погода была безветренной, потому огонь быстро сбили, и только обугленные стволы  корчились   на земле.
 Начальник Рейда сбился с ног, план горит, сплотка срывается, а зима на носу, в сентябре рапортовать об окончании работ нужно. На планерке, собрав мастеров, начальник рейда Иван Степанович Кошкин зачитал приказ:
                   Мастеру леса Зайцеву в двухдневный срок организовать работу по вырубке Пьяной Рощи. Все спиленные деревья раскряжевать. И не пить... Мастеру Богданову, что руководит вывозкой леса, отправить лесовозы для вывозки сортиментов на нужды населению, и не пить! Продать берёзу как дрова, расценки узнать в бухгалтерии, и не пить! Хоть одно доброе дело сделаем - дровами людей обеспечим, да лавочку, - осёкся начальник,- притон   этот прикроем, пусть бабы теперь не плачут!
С неохотой пришли в Рощу   лесорубы, покурили, повспоминали, кто и где когда «отдыхал» здесь, кто-то нашёл и пустые, оставленные ими пустые бутылки:
                   А Роща чего виновата? Ну, спилим, а пить то не кончим?!
Но повинуясь грозному приказу начальника, резали визгливыми пилами белые, пахнущие берёзовым соком стволы. И падали под ноги рабочим, раскинув как руки огромные ветви берёзы, оголяя    лесной бугор. К концу второго рабочего дня работа дело было завершено, пригнали трелёвочник ТДТ -75,    стальными чёкерами обхватывали деревья, вывозили к дороге и рубили сучья. У дороги стояли лесовозы, готовые принять   лес. Радовались женщины и старухи, разнося радостную весть:
                   Пьяную Рощу спили, спилили проклятую!
Кричали и радовались, как будто спилив берёзовый лес, вырвали с корнем пьянство. И поначалу, так оно и казалось, мужики после получки прятались по кочегаркам или за магазином, празднуя очередной   свой маленький праздник. Но в один момент, все пьяные с улиц исчезли. И лишь   через некоторое время, под напором жены,    у одного пьянчужки развязался язык:
                   Мы теперь на Ивашем Бору пьём! Да это чуть подальше, чем пьяная Роща, но Бор этот заказник, его пилить нельзя! Государством охраняется! Понимать надо!

© Copyright: митрофанов валерий, 2013

Регистрационный номер №0143921

от 25 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0143921 выдан для произведения:
Огромный лесовоз остановился, тяжело отфыркиваясь дымом, на краю дороги у длинного и почерневшего барака. Через некоторое время цепкая стрела манипулятора   начала выгружать   белые и ровные берёзовые брёвна, укладывая их на нескошенную у забора ярко зелёную траву. Лязгало железо, грохотал двигатель. Сбросив у забора с десяток кубометров дров, водитель лесовоза было, полез в кабину, но подошедшая    старушка, которой и были привезены по списку дрова, только и спросила:
-Дрова хорошие...откуда   привёз?
-С Пьяной Рощи, срубили вчистую, на дрова! - рассмеялся водитель, берясь за руль.
-Что ж   теперь разделывать надо, а то заветриют...- засеменила   домой пенсионерка.
 
Недалеко от нового посёлка лесозаготовителей, что вырос буквально за несколько лет на месте дремучей тайги, белоснежным островком среди   изумрудном - чёрных   капюшонов   елей, радовала глаз берёзовая Роща. Берёзы как огромные великаны,  закидывали свои зелёные головы в небо, как на праздник, одев свои белые сорочки,    вышли на лесной бугор, встав на цыпочки, чтобы ещё лучше рассмотреть сине-голубые дали бескрайних лесов, потерявшуюся среди    этой изумительной зелени   реку, слившуюся с   бескрайним и высокими небесами. Как будто там, куда старались смотреть        красавицы, таилось что-то необыкновенное и чудное, что могло бы порадовать белоликие деревья. Но с каждым годом та далёкая и необозримая даль превращалась в чёрные   проплешины делянок, измятых и искорёженных чадящими дымом тракторами, а лесной массив, когда то бывший   целым безбрежным лесным морем, теперь был пронизан десятками просек и лесовозных   дорог - усов, по которым,   грохоча,  выбрасывая чёрный угар несгоревшей соляры, тащили   на своих спинах спиленные огромные хлысты, лупатые    лесовозы, сверкая на солнце фарами и запылёнными   стёклами кабин. Посёлок с каждым годом расширялся, белели, ещё не опалённые солнцем новостройки и теперь   окна   домов уже глядели на   берёзовую Рощу и на дорогу, что как ножом разрезала берёзовый благодатный островок на две части, навсегда разъединённые бетонными серыми дорожными плитами. Но по- прежнему весной на заре, в час, когда   ещё деревья спят, опустив свои длинные ветви, пели    в роще соловьи, наполняя лес   мелодией любви. Туман блудился и спал между стволов, растворяясь с утренним нежным ветром. Уже в середине   июня на берёзовой полянке показывала   свои красные ягоды, затерянная в траве   земляника. А чуть позже пробивали своими   шляпками   землю грибы. То - то было радости у ребятни, что первая налетала как воробьи на крошки, собирая в корзинки   и белые, и подосиновики, уходя из рощицы с благодарностью и с хорошим настроением.
Но не знаю когда   точно, с какого времени, но рощицу облюбовали местные жители, не для радости, а для других непристойных дел, что хотели скрыть от лишних глаз, стыдясь или боясь   огласки. И чем дольше люди жили в этом посёлке, тем чаще и чаще они стали называть Рощу - Пьяной. Нет не от того, что зайдя в её хоромы, кружилась голова от красоты, от шелеста листьев, и прохлады. А мужчины и даже женщины захаживали сюда, чтобы просто выпить вина, в такой природный   бар или ресторан на свежем воздухе они превратили укромный уголок леса. Пришёл, выбрал радостное местечко, облитое солнцем в прохладную погоду, или    расположился в спасительной тени в жаркий день, достал вино или водку, разложил закуску на пенёчке или коврике из душистой   лесной травы и пей, сколько тебе угодно, можно одному, а   ещё лучше прийти сюда с друзьями, что также желают отдохнуть душой и телом. И главное, ни милиции, ни жён, ни посторонних глаз нет. Ну, а если и перебрал — не беда, лёг под деревце, полежал, проспался и всё в порядке, трезвый и довольный дойдёшь до дому. Но в столовой и в магазинах уже тараторили старушки, знающие всё и обо всех:
                   Вчера трое мужиков поселковских на дороге у Пьяной Рощи лежало, подняться не могли, чуть лесовоз не задавил.
                   Хмы, мужики то ладно, а я слышала...- прыснула смехом Авдотья Петрова, пенсионерка с двадцатилетним стажем - в роще   Нюрка Иванова и Борькой Смирновым встречаются, а ведь у обеих   семьи, в лесу, а не скроешься. Какая то берёзовая любовь. И чем кончится?
В магазин, стуча подошвами кирзовых сапог, зашёл   шофер Игоряха Смирнов, и,  увидав собравшихся в сайку старушек, грозно рявкнул:
                   А ну, домой, старые! Опять трёп разводите?! Небось, и про меня чего болтаете - и направился к прилавку.
                   Две беленьких! - он протянул смятые деньги продавщице Надьке Чусовой, та пыталась было пререкаться с ним:
                   Ведь рабочий  день! Не дам, распоряжение начальника, только после четырёх!
Но Смирнов знал,  как надавить на больное место зарвавшейся продавщице и нагло глядя ей в глаза прорычал:
                   А своему так   в любое время даёшь?
Надька, насупившись, протянула шофёру две бутылки   водки:
                   За магазином не пить идите лучше в Пьяную Рощу, рож ваших пьяных видеть не могу, забулдыги!
                   Спок, Наденька, все в ажуре, пьём на природе! - закривлялся Игоряха.
Через полчаса в Роще слышались пьяные голоса мужиков:
                   Не надо печалится,
вся жизнь впереди,
надейся, надейся, надейся и жди!
А недавно, в конце июля в Роще   пропала целая бригада строителей, что строили новые мастерские.   Вывозили их от туда по домам, ползающих среди деревьев на автобусе. И редкая хозяйка, не застав своего мужа дома, не отправлялась искать его в проклятую Рощу. И если приезжал   милицейский уазик из района, то его сразу направляли в Рощу:
                   У нас это самое злачное место в посёлке!
И правда, улов всегда был хороший, и летели налево и направо протоколы, отсчитывающие   рабочие   рубли   государству. Может в то время подвыпившие   сезонники разодрались   с местными и резанули ножом местного атамана Витьку Антонова, кровью окрасились   мраморные   стволы, но обошлось,   лезвие ножа рассадило лишь кожу на груди у парня. Одно время у Рощи дежурил участковый, поставленный туда по распоряжению начальства, жалобы поступали в Райком, местные женщины в сердцах писали:
                   Где Советская власть? До чего дошли наши мужики, теперь и домой не ходят. Получку получили и в магазин, водки наберут и на природу! В Пьяной Роще живут, с берёзами обнимаются и целуются! Про нас забыли, детей забросили.
Но участковый, занятый другими делами, не мог дежурить   круглосуточно и вскоре закинул этот пост. А скоро и он был замечен пьющий с мужиками   в один из осенних вечеров, поющий что-то про соловья в обнимку   с молодой розовокожей берёзкой. А в самый зной, в сенокос – на Петров день Роща загорелась, то ли кто окурок бросил по пьянке, а может и костерок подпалили, кто теперь узнает? Только пока спешила пожарный расчёт, огонь выхватил   и повалил с десяток берёз, что стояли ближе к посёлку. Ближние к Роще дома   спасло чудо - погода была безветренной, потому огонь быстро сбили, и только обугленные стволы  корчились   на земле.
 Начальник Рейда сбился с ног, план горит, сплотка срывается, а зима на носу, в сентябре рапортовать об окончании работ нужно. На планерке, собрав мастеров, начальник рейда Иван Степанович Кошкин зачитал приказ:
                   Мастеру леса Зайцеву в двухдневный срок организовать работу по вырубке Пьяной Рощи. Все спиленные деревья раскряжевать. И не пить... Мастеру Богданову, что руководит вывозкой леса, отправить лесовозы для вывозки сортиментов на нужды населению, и не пить! Продать берёзу как дрова, расценки узнать в бухгалтерии, и не пить! Хоть одно доброе дело сделаем - дровами людей обеспечим, да лавочку, - осёкся начальник,- притон   этот прикроем, пусть бабы теперь не плачут!
С неохотой пришли в Рощу   лесорубы, покурили, повспоминали, кто и где когда «отдыхал» здесь, кто-то нашёл и пустые, оставленные ими пустые бутылки:
                   А Роща чего виновата? Ну, спилим, а пить то не кончим?!
Но повинуясь грозному приказу начальника, резали визгливыми пилами белые, пахнущие берёзовым соком стволы. И падали под ноги рабочим, раскинув как руки огромные ветви берёзы, оголяя    лесной бугор. К концу второго рабочего дня работа дело было завершено, пригнали трелёвочник ТДТ -75,    стальными чёкерами обхватывали деревья, вывозили к дороге и рубили сучья. У дороги стояли лесовозы, готовые принять   лес. Радовались женщины и старухи, разнося радостную весть:
                   Пьяную Рощу спили, спилили проклятую!
Кричали и радовались, как будто спилив берёзовый лес, вырвали с корнем пьянство. И поначалу, так оно и казалось, мужики после получки прятались по кочегаркам или за магазином, празднуя очередной   свой маленький праздник. Но в один момент, все пьяные с улиц исчезли. И лишь   через некоторое время, под напором жены,    у одного пьянчужки развязался язык:
                   Мы теперь на Ивашем Бору пьём! Да это чуть подальше, чем пьяная Роща, но Бор этот заказник, его пилить нельзя! Государством охраняется! Понимать надо!
Рейтинг: +2 1187 просмотров
Комментарии (5)
Анна Магасумова # 25 июня 2013 в 22:49 0
Берёзовую рощу жалко, она -то в чём виновата?
митрофанов валерий # 26 июня 2013 в 08:40 0
ни в чём...спасибо, Анна. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Денис Маркелов # 26 июня 2013 в 15:26 0

Люди похабят своими грехами Божью красоту. Печально. А рассказ сочный и вкусный, как пирожок с ливером

митрофанов валерий # 26 июня 2013 в 21:04 0
так и есть, но природу погубить сложно...спасибо. choir
Елена Билюк # 10 июля 2013 в 02:11 0
Хороший рассказ. А пьянство не искоренить, наверное, никогда - мозги еще не те у народа. 0719b25b574c0631eab8790339963c6a
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
125
120
106
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
93
93
Повар Света 22 октября 2017 (Тая Кузмина)
92
91
89
87
86
86
83
79
79
77
76
73
71
70
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
63
63
62
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
56
37