Пикник

19 ноября 2012 - Валерий Соколов
article94642.jpg

Как-то в мае, в разлив реки Оки 2002 года, личный состав нашего опорного пункта предпринял попытку провести массовое мероприятие и выехать на природу.
Местом мероприятия, было выбрано в окрестности посёлка Желнино, выбор был не случайным, так как у меня в посёлке был дом, где проживала моя мать, и в случае непогоды всегда возможно было, остановится у неё. Пикник решили устроить в живописнейшем месте на берегу лесного озера под названием Плотинка. Местные жители поселка данную местность называли Пчельник, это название возникло ещё в дореволюционный период, когда купцы Марков и Солин держали здесь пчёл и по буграм смешенного леса стояли пасеки. Воды в разлив было достаточно много, и она поднялась высоко на столько, что можно свободно проехать через трубу на баркасе и попасть в озеро. Я и Хрестовский стали первопроходцами, нашей задачей было организовать рыбалку и подготовить место бедующего пикника. Я сидел в веслах, и мы медленно продвигались в глубь озера, воды было столько, что озером Платинку, называть было бы не правильно, течение было сильное и грести приходилось, прикладывая достаточное усилие. Бугры Пчельника были перетоплены в двух местах, поэтому решили остановится у первого, это было связано с удобным подъездом к нам, остальной группы, которая в это время работала на пункте в усиленном режиме. Выгрузив вещи из баркаса, на живописной поляне, которую окружали старые вековые дубы, мы поехали расставить снасти для ловли рыбы. По завершении этого процесса, занялись окультуриванием места стоянки. Притащили несколько бревен и разложили их вокруг будущего костра в качестве лавок.
За этим нехитрым занятием время летело быстро, закончив благоустройство места, развели костер и повесили котелок с водой. Картошка к ухе, была взята уже чищенной, и тратить на нее драгоценное время не пришлось. Санька поглядывал на часы и нервничал. – « Пора бы и снасти посмотреть, а то приедут, а рыбы нет», сказал он, я согласился и мы отчалили от берега. Улов был небольшой два карася и небольшой щуренок. – «Не густо!», заметил Хрестовский. – « Но и не пусто!» отпарировал я. – « Сосиски есть и яйца куриные, накрошим, и будет рыбный суп» сказал я подбадривающим тоном. – « Точно, уха из петуха» буркнул Хрестовский и подчалил к берегу. Вода в котелке кипела, и картошка практически сварилась, я быстро почистил рыбу и закинул её в котелок, добавив к ней целый веник укропа и лаврового листа. Аромат ухи заполнил поляну, Санек ложкой помешивая уху, сетовал на то, что она слишком жидковата и рыбы нет, и картошки надо было больше. Я не раздумывая, добавил в уху морковь, порезав её ровными кружочками, и покромсал сосиски с куриными яйцами. Бульон сразу помутнел и содержимого супа видно не было. Звонок по сотовому телефону отвлек меня от стряпни. – « Едут!», громко сказал Хрестовский и добавил - «Уже на мост въехали». Я не успел снять с огня котелок, как на пригорке появился старенький жигулёнок Борисыча. Мастерски подкатив, к поляне, он остановил свою семерку, двери распахнулись, и из салона первой выбралась девушка. Девушку звали Надежда, она встречалась уже более года с Сергеем Арефьевым. Затем по очереди на полене появились Стрижиков, Арефьев и Новосельцев. Борисыч открыл багажник, коллеги сразу приступали к опустошению его содержимого. Стрижиков вытащил канистру с пивом и скороговоркой проговорил: - « И в жару и холода пиво лучше, чем вода». – «А если водочки со льда, то и пиво ерунда» поддержал его Стас, вытаскивая картонную коробку со спиртным. Наша поляна быстро стала преображаться, появился импровизированный стол, который сервировался быстро, что можно было сравнить его со скатертью самобранкой. Поверх, скатерти, в считанные секунды появились всевозможные салатики и прочие закуски, из овощей, огурцы и помидоры, не забыли и о фруктах. Гусев предусмотрел практически всё, не списывая со счетов, то, что в сугубо мужской компании могут появиться и представительница слабого пола.
Гусев, первым делом справился, сварилось ли уха и убедившись, что все в полном порядке торжественно приступил к намеченному застолью. Первый тост был, как обычно за выезд и сказав попутно напутствие: - «Чтоб не последнюю», Борисыч опустошил свою стопку, мы все последовали его примеру. Не выдерживая ни какой паузы Борисыч, налил ещё стопку и подняв её над головой сказал следующий тост, - « За присутствующую даму!» все сразу его подержали. После короткой паузы, слово взял Стрижиков, он, как всегда говорил шутками или скороговорками, - «После первой и второй, промежуток не большой!», пробормотал он, и налив стопку вытянув руку, вперёд изрёк – « Ну, что бы всё!» И все тут же его поддержали. Наша компания уже находилась на пике веселья, когда на стол поставили чашки с ухой, Борисыч, взяв деревянную ложку и вращая ей в чашке, делал тщетные попытки отыскать в ней рыбу. Наконец, когда он поймал ложкой, кусок сосиски он в недоумении сказал: - « Странно, а пахнет рыбой, где рыба?», с раздражением в голосе спросил он Хрестовского. – « Где, где, в реке конечно!» я длинной деревянной поварешкой отыскал на дне котелка карасика и положил в чашку Борисыча.
- «Во, рыба!» и он сразу же налил себе очередную стопку и призвал всех выпить за уху, все не возражая подчинились. Поле этого тоста наступило, небольшое затишье и Стрижиков удобно разлегшись, на бревне затянул: - « У дома стояла карета, там пышная свадьба была, все гости нарядно одеты, невеста всех краше была», сразу, как по команде не ожидая для себя все подхватили эту песню я взял свою гитару и на ходу подбирая аккорды, принялся подыгрывать. Песня эхом прокатилась по озеру, постепенно затихая в сумерках. На воде со стороны болота, послышался, громки всплеск и с кряканьем взлетели две большие серые утки. Игорь прекратил петь и следил за ними, в его взгляде проглядывался инстинкт охотника. – « Эх, сейчас бы ружьё!» - « Запрет, зелёная зона!», сказал ему я и он, перестав следить за птицами, опустился на своё бревно. – «Валерыч, сыграй нашу, а то, что-то не весело», обратился он ко мне. Я ударил по струнам и запел: - « Ты помнишь, как все начиналось, всё было впервые и вновь. Как строились лодки и лодки назвались Вера, Надежда, Любовь!» Вся компания подхватила:- « Я пью до дна, за тех кто в море, за тех кого любит волна» и Борисыч словно получивший новый заряд бодрости, сразу предложил тост: - « За Надежду и любовь!», я поставил к дубу свою гитару и отошел к воде убедиться, что она не прибыла и баркас находится на месте. Подойдя к берегу, я заметил, что вода убывает, это было хорошо заметно по заплёсу на стволе векового дуба. Я обернулся и посмотрел на нашу поляну со стороны. Гусев, жестикулируя руками, рассказывал очередную хохму, Стрижиков, не обращая на него никакого внимания, мирно дремал на бревне. Надежда с Сергеем облюбовали мою телегу, на которой я вожу баркас, они забрались в короб телеги и о чём-то говорили, это было хорошо заметно по артикуляции их губ. У них, похоже, намечаются серьезные отношения, подумал я про себя и разница в возрасте им не помеха. Надежду, я знал давно, даже раньше Николаеча, она работала когда-то на ранке, который охраняла вневедомственная охрана, в которой я проработал несколько лет. Я и познакомил Арефьева с ней, пригласив их в 1998 году на рыбалку так же в разлив на озеро Дедово. Ей тогда было 25, а ему уже под сорок, странно одно, как два абсолютно разных человека нашли общие точки соприкосновения. Я перевел взгляд к столу, Стас и Санька продолжали наливать и закусывать, пытаясь истребить все запасы копчёной колбасы. Я сел на нос баркаса и опять погрузился в раздумье, мои мысли прервал Хрестовский внезапно подошедший ко мне.
- « Поедим, снасти посмотрим, может, что и попало», сказал он. – « Поедим» и я, пропустив его на корму, оттолкнул баркас от берега. Майская ночь была теплая, на небе мерцали звезды и большая круглая луна светила как уличный фонарь. – « Рыбы сегодня не будет», - «Почему?» спросил Санька. – « Да потому, смотри, какая балда светит» ответил ему я. Рыбы действительно было мало, опять попалось два карася и два щурёнка. Подчалив к берегу я вылез и потащил баркас на берег, рывком дёрнул его за нос и сразу услышал всплеск со стороны кормы. Глубина в этом месте была не большая около метра, но вода в озере еще была холодная. Вынырнув из-под воды и твердо встав на ноги первое, что сказал Санька, было: - « Ну, ни фига себе, порыбачили, я всю рыбу выпустил из рук»
С поляны донёсся весёлый хохот Новосельцева и Борисыча, и только Стрижиков продолжал похрапывать на облюбованном им бревне. – « Иди к костру и переоденься», сказал я Христовскому и он поплелся к поляне. Естественно его встретили там, как родного и Гусев налил ему штрафную. – « Ну, за не пойманных, и неощипанных!», сказал Борисыч. И влил штрафную стопку прямо в рот Саньки. Надо сказать, что тот, дрожа, от холода и держа обеими руками свой бушлат, не сопротивлялся. Я, взял гитару, сел на канистру с пивом поставив, её поближе к костру и запел. Репертуар у меня был огромный, и я мог петь и играть несколько часов подряд. Компания, утомившись от праздника, стала потихоньку укладываться спать. Я поставил гитару к дубу и подложив под себя широкий кусок коры дуба лег по ближе к затухающему костру. Пикник входил в свою завершающую стадию. Утром, собрав снасти и убрав за собой мусор с поляны уставшие, но довольные мы все направились в город. Ехать пришлось в два этапа, так как жигулёнок Борисыча не мог вместить в себя семь человек. Пока он отвозил первых счастливчиков, мы с Хрестовским оттащили баркас домой, и налегке дожидались приезда Гусева.
Вроде всё прошло неплохо, думал я про себя, компания дружная и сплочённая. Я даже не подозревал, что в недалёком бедующем, наш сплочённый коллектив, по независимых от нас обстоятельствах распадется на части. Гусева переведут на пункт№4, я уйду на повышение, на пункт № 9 и буду работать в другом отделе города. Сергей и Надежда поженятся, родят симпатичную дочку, но их счастье продлится не долго из-за автокатастрофы, в которой погибнет, Надежда и Сергей, будет воспитывать дочь и её сына от первого брака, в одиночку. Новосельцев, уйдет работать в кадры УВД, и видится с ним, я буду очень редко. А пока, мы все едем в машине, и Борисыч уже планирует новую вылазку на природу, которая на сей раз будет чисто семейная.

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Валерий Соколов, 2012

Регистрационный номер №0094642

от 19 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0094642 выдан для произведения:

Как-то в мае, в разлив реки Оки 2002 года, личный состав нашего опорного пункта предпринял попытку провести массовое мероприятие и выехать на природу.

Местом мероприятия, было выбрано в окрестности посёлка Желнино, выбор был не случайным, так как у меня в посёлке был дом, где проживала моя мать, и в случае непогоды всегда возможно было, остановится у неё. Пикник решили устроить в живописнейшем месте на берегу лесного озера под названием Плотинка. Местные жители поселка данную местность называли Пчельник, это название возникло ещё в дореволюционный период, когда купцы Марков и Солин держали здесь пчёл и по буграм смешенного леса стояли пасеки. Воды в разлив было достаточно много, и она поднялась высоко на столько, что можно свободно проехать  через трубу на баркасе и попасть в озеро. Я и Хрестовский стали первопроходцами, нашей задачей было организовать рыбалку и подготовить место бедующего пикника. Я сидел в веслах, и мы медленно продвигались в глубь озера, воды было столько, что озером Платинку, называть было бы не правильно, течение было сильное и грести приходилось, прикладывая достаточное усилие.  Бугры Пчельника были перетоплены в двух местах, поэтому решили остановится у первого, это было связано с удобным подъездом к нам, остальной группы, которая в это время работала на пункте в усиленном режиме. Выгрузив вещи из баркаса, на живописной поляне, которую окружали старые вековые дубы, мы поехали расставить снасти для ловли рыбы. По завершении этого процесса, занялись окультуриванием места стоянки. Притащили несколько бревен и разложили их вокруг будущего костра в качестве лавок.

За этим нехитрым занятием время летело быстро, закончив благоустройство места, развели костер и повесили котелок с водой. Картошка к ухе, была взята уже чищенной, и тратить на нее драгоценное время не пришлось. Санька  поглядывал на часы и нервничал. – « Пора бы и снасти посмотреть, а то приедут, а рыбы нет», сказал он, я согласился и мы отчалили от берега. Улов был небольшой два карася и небольшой щуренок. – «Не густо!», заметил Хрестовский. – « Но и не пусто!» отпарировал я. – « Сосиски есть и яйца куриные, накрошим, и будет рыбный суп» сказал я подбадривающим тоном. – « Точно, уха из петуха» буркнул Хрестовский и подчалил к берегу. Вода в котелке кипела, и картошка практически сварилась, я быстро почистил рыбу и закинул её в котелок, добавив к ней целый веник укропа и лаврового листа. Аромат ухи заполнил поляну, Санек ложкой помешивая уху, сетовал на то, что она слишком жидковата и рыбы нет, и картошки надо было  больше. Я  не раздумывая, добавил в уху морковь, порезав её ровными кружочками, и покромсал сосиски с куриными яйцами. Бульон сразу помутнел и содержимого супа видно не было. Звонок по сотовому телефону отвлек меня от стряпни. – « Едут!», громко сказал Хрестовский и добавил - «Уже на мост въехали». Я не успел  снять с огня котелок, как на пригорке появился старенький жигулёнок Борисыча. Мастерски подкатив,  к поляне, он остановил свою семерку, двери распахнулись,  и из салона первой выбралась девушка. Девушку звали Надежда, она встречалась уже более года с Сергеем Арефьевым. Затем по очереди на полене появились Стрижиков, Арефьев и Новосельцев. Борисыч открыл багажник,  коллеги сразу приступали к опустошению его содержимого.  Стрижиков вытащил канистру с пивом и скороговоркой проговорил: - « И в жару и холода пиво лучше, чем вода». – «А если водочки со льда, то и пиво ерунда» поддержал его Стас, вытаскивая картонную коробку со спиртным. Наша поляна быстро стала преображаться, появился импровизированный стол, который сервировался быстро, что можно было сравнить его со скатертью самобранкой. Поверх, скатерти, в считанные секунды появились всевозможные салатики и прочие закуски, из овощей, огурцы и помидоры, не забыли и о фруктах. Гусев предусмотрел практически всё, не списывая со счетов, то, что в сугубо мужской компании могут появиться и представительница слабого пола.

Гусев, первым делом справился, сварилось ли уха и убедившись, что все в полном порядке торжественно приступил к намеченному застолью. Первый тост был, как обычно за выезд и сказав  попутно напутствие: - «Чтоб не последнюю», Борисыч опустошил свою стопку, мы все последовали его примеру. Не выдерживая ни какой паузы Борисыч, налил ещё стопку и подняв её над головой сказал следующий тост, - « За присутствующую даму!» все сразу его подержали. После короткой паузы, слово взял Стрижиков, он, как всегда говорил шутками или скороговорками, - «После первой и второй, промежуток не большой!», пробормотал он, и налив стопку вытянув руку, вперёд изрёк – « Ну, что бы всё!»  И все тут же его поддержали. Наша компания уже находилась на пике веселья, когда на стол поставили чашки с ухой, Борисыч, взяв деревянную ложку и вращая ей в чашке, делал тщетные попытки отыскать в ней рыбу. Наконец, когда он поймал ложкой, кусок сосиски он в недоумении сказал: - « Странно, а пахнет рыбой, где рыба?», с раздражением в голосе спросил он Хрестовского. – « Где, где, в реке конечно!» я длинной деревянной поварешкой отыскал на дне котелка карасика и положил в чашку Борисыча.

- «Во, рыба!» и он сразу же налил себе очередную стопку и призвал всех выпить за уху, все не возражая подчинились. Поле этого тоста наступило, небольшое затишье  и Стрижиков удобно разлегшись, на бревне затянул: - « У дома стояла карета, там пышная свадьба была, все гости нарядно одеты, невеста всех краше была», сразу, как по команде не ожидая для себя все подхватили эту песню я взял свою гитару и на ходу подбирая аккорды, принялся подыгрывать. Песня эхом прокатилась по озеру,  постепенно затихая в сумерках. На воде со стороны болота, послышался, громки всплеск и с кряканьем взлетели две большие серые утки. Игорь прекратил петь и следил  за ними,  в его взгляде проглядывался инстинкт охотника. – « Эх, сейчас бы ружьё!» - « Запрет, зелёная зона!», сказал ему я и он, перестав следить за птицами, опустился на своё бревно. – «Валерыч, сыграй нашу, а то, что-то не весело», обратился он ко мне. Я ударил по струнам и запел:   - « Ты помнишь, как все начиналось, всё было впервые и вновь. Как строились лодки и лодки назвались Вера, Надежда, Любовь!» Вся компания подхватила:- « Я пью до дна, за тех кто в море, за тех кого любит волна» и Борисыч словно получивший новый заряд бодрости, сразу предложил тост: - « За Надежду и любовь!», я поставил к дубу свою гитару и отошел к воде убедиться, что она не прибыла и баркас находится на месте. Подойдя к берегу, я заметил, что вода убывает, это было хорошо заметно по заплёсу на стволе векового дуба. Я обернулся и посмотрел на нашу поляну со стороны. Гусев, жестикулируя руками, рассказывал очередную хохму, Стрижиков, не обращая на него никакого внимания, мирно дремал на бревне. Надежда с Сергеем облюбовали мою телегу, на которой я вожу баркас, они забрались в короб телеги и о чём-то говорили, это было хорошо заметно по артикуляции их губ. У них, похоже, намечаются серьезные отношения, подумал я про себя и разница в возрасте им не помеха. Надежду, я знал давно, даже раньше Николаеча, она работала когда-то на ранке, который охраняла вневедомственная охрана, в которой я проработал несколько лет. Я и познакомил Арефьева с ней, пригласив их в 1998 году на рыбалку так же в разлив на озеро Дедово. Ей тогда было 25, а ему уже по сорок, странно одно как эти абсолютно разных человека нашли общие точки соприкосновения. Я перевел взгляд к столу, Стас и Санька продолжали наливать и закусывать, пытаясь истребить все запасы копчёной колбасы. Я сел на нос баркаса и опять погрузился в раздумье, мои мысли прервал Хрестовский внезапно подошедший ко мне.

- « Поедим, снасти посмотрим, может, что и попало», сказал он. – « Поедим» и я, пропустив его на корму, оттолкнул баркас от берега. Майская ночь была теплая, на небе мерцали звезды и большая круглая луна светила как уличный фонарь. – « Рыбы сегодня не будет», - «Почему?» спросил Санька. – « Да потому, смотри, какая балда светит» ответил ему я. Рыбы действительно было мало, опять попалось два карася и два щурёнка. Почалив к берегу я вылез и потащил баркас на берег, рывком дёрнул его за нос и сразу услышал всплеск со стороны кормы. Глубина в этом месте была не большая около метра, но вода в озере еще была холодная. Вынырнув из-под воды и твердо встав на ноги первое, что сказал Санька, было: - « Ну, ни фига себе, порыбачили, я всю рыбу выпустил из рук»

С поляны донёсся весёлый хохот Новосельцева и Борисыча, и только Стрижиков продолжал похрапывать на облюбованном им бревне. – « Иди к костру и переоденься», сказал я Христовскому и он поплелся к поляне. Естественно его встретили там, как родного и Гусев налил ему штрафную. – « Ну, за не пойманных, и неощипанных!», сказал Борисыч. И влил штрафную стопку прямо в рот Саньки.  Надо сказать, что тот, дрожа, от холода и держа обеими руками свой бушлат, не сопротивлялся. Я, взял гитару, сел на канистру с пивом поставив, её поближе к костру и запел. Репертуар у меня был огромный, и я мог петь и играть несколько часов подряд.  Компания, утомившись от праздника, стала потихоньку укладываться спать. Я поставил гитару к дубу и подложив под себя широкий кусок коры дуба лег по ближе к затухающему костру. Пикник входил в свою завершающую стадию. Утром, собрав снасти и убрав за собой мусор с поляны уставшие, но довольные мы все направились в город. Ехать пришлось в два этапа, так как жигулёнок Борисыча не мог вместить в себя семь человек. Пока он отвозил первых счастливчиков, мы с Хрестовским оттащили баркас домой, и налегке дожидались приезда Гусева.

Вроде всё прошло неплохо, думал я про себя, компания дружная и сплочённая. Я даже не подозревал, что в недалёком бедующем, наш сплочённый коллектив, по независимых от нас обстоятельствах распадется на части. Гусева переведут на пункт№4, я уйду на повышение, на пункт № 9 и буду работать в другом отделе города. Сергей и Надежда поженятся, родят симпатичную дочку, но их счастье продлится не долго из-за автокатастрофы, в которой погибнет, Надежда и Сергей, будет воспитывать дочь и её сына от первого брака, в одиночку. Новосельцев, уйдет работать в кадры УВД, и видится с ним, я буду очень редко. А пока, мы все едем в машине, и Борисыч уже планирует новую вылазку на природу, которая на сей раз будет чисто семейная.

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +3 237 просмотров
Комментарии (1)
Алекс Нури # 19 ноября 2012 в 22:41 0
Как в детство вернулась. Отец мой был ракетчиком, и наша часть всегда стояла в лесу: на Урале в березовом, под Йошкар Ола, в еловом...даже в тундре...Так что, все, что касается костров, пикников и т.д. мне очень близко. Спасибо, Валера! И правда, хорошо получилось! prezent